WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи РАЗУМОВ ПАВЕЛ ВЛАДИМИРОВИЧ КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ГЕРОНТОЛОГИЧЕСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ И МЕРЫ ЕЕ ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ 12.00.08 – ...»

-- [ Страница 3 ] --

в) установлено, что, несмотря на достижение определенного возраста, у субъекта отсутствует утрата способности к виновной ответственности, и он не повлиял на управление поведением в конкретном случае с учетом обстоятельств места, времени, мотивов, ситуации в целом, прогнозирования последствий, выбора и реализации варианта действий и пр. Отдельного внимания заслуживает вопрос об исключении уголовной ответственности для исследуемой категории лиц. Закон не предусматривает зависимости: достижение возраста - отсутствие ответственности. По этому поводу еще в свое время Н. С. Таганцев отмечал что, одряхление есть ненормальное состояние организма, влияющее на душевную деятельность, что, в конечном счете, по его мнению, является обстоятельством, вообще уничтожающим приобретенную способность к вменению228. Однако тут же он делал оговорку: “поскольку не сама старость, а приходящее от нее умственное бессилие устраняет ответственность, то определение этого момента может быть делаемо в каждом отдельном случае”229. Получается, что вопрос о возможности освобождения лица от уголовной ответственности должен решать суд в каждом отдельном случае применительно к каждому 228 Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права. Ч. Общая, кн. 1-я. СПб., 1874. С.122. Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 144.

отдельному лицу, основываясь на обоснованных заключениях проведенных экспертиз. В настоящий момент данная проблема уровне вменяемости-невменяемости. ее В может решаться только на литературе уменьшенной психиатрической к проблеме делались попытки сведения поставленной нами проблемы (но в более узкой психиатрической интерпретации) вменяемости230. Бесспорно, что такая постановка вопроса проблему верхнего возрастного порога уголовной ответственности целиком не охватывает. Ведь речь может идти и о полной утрате способности к управлению поведением в конкретном случае. Тем не менее, проблема уменьшенной вменяемости только недавно нашла свое отражение в современном российском уголовном праве, хотя она уже давно была закреплена в уголовных кодексах германских государств: Саксен-Альтенбургском 1841 г. (пар. 41), Гессенском 1841 г. (пар. 114), Баденском 1945 г. (пар. 153). Причем, в числе фактов, которые обуславливали уменьшенную вменяемость, наряду со слабоумием, недостаточным развитием, опьянением, одним из основных выделялась старческая дряхлость, которая влияла как на определение уголовной ответственности, так и на уменьшение наказания231. На современном этапе эта проблема исследуется с позиции возрастного развития, сохранения, частичной или полной утраты способности управлять уголовно значимым поведением. Оценка этой способности связана с анализом процесса психофизиологического одряхления, как такового, безотносительно к наличию психиатрического заболевания в точном смысле этого слова. Если же говорить о сосудистых заболеваниях головного мозга, отметим, что есть мнение об отнесении их к психическим аномалиям232. Так, атеросклероз, гипертоническая болезнь, которые встречаются в основном в Разумовская С. П. Указ. соч. С. 26. См: Рейтца Г.В. Патологическая преступность и уменьшенная вменяемость// Современная психиатрия. 1912. Июнь. С. 457. 232 См.: Михеев Р.И., Михеева А. И. Значение психических аномалий для совершенствования уголовноправовых мер борьбы с преступностью: Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1997. С. 48.

231 пожилом возрасте, относятся к расстройствам психической деятельности, не достигшим психотического уровня и не исключающим вменяемости, но приводящим к личностным изменениям, а отсюда - к отклоняющемуся поведению. Такие аномалии затрудняют социальную адаптацию индивидуума и снижают его способность отдавать себе отчет в своих действиях и руководить ими233. В своих исследованиях В.П. Петков отмечает, что многие рецидивисты старших возрастов имеют различные психические аномалии, оказывающие существенное влияние на их личность и поведение, многие осужденные имеют какие-либо болезни и чаще всего психические аномалии. Среди молодых таких лиц было 37,7%, среди старших – 75,9%234. Предлагаемые головного мозга” в или психиатрической о “характерных между нормой литературе для и формулировки о “пограничных формах психической патологии при сосудистых заболеваниях старческого патологией”235 возраста имеют промежуточных состояниях рациональное зерно: они сигнализируют о целесообразности комплексных психолого-психиатрических экспертиз старческого одряхления, когда есть вероятность сопутствующих психических заболеваний. Если такая экспертиза установит невменяемость в традиционном смысле, то будет избыточен вопрос о способности к виновной ответственности из-за физиологического одряхления. Но с позиции юридической психологии эти формулировки В связи явно с не полны, об т.к. не учитывают возможность интерес “психологической патологии” при отсутствии психиатрической ее основы. вопросом ограниченной вменяемости представляет проблема старости и вменяемости. В свое время Э. Крэпелин сделал попытку определения старости, которая в то время с восторгом была принята другими исследователями. Он говорил, что «сама старость становиться болезнью, которой, в конце концов, до некоторой степени, не 233 Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии. М., 1998. С.8. Петков В.П. Личность рецидивистов старших возрастов и особенности карательно-воспитательного воздействия на них в ИТУ. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1992. С. 22. 235 Разумовская С.П. Указ. соч. С. 98;

Штернберг Э.Я. Указ. соч. С. 36.

минует никто. Способность восприятия и психическая подвижность в старческом возрасте падают, старик начинает постепенно терять интерес к своей обстановке и распределению своего времени. Память его становится ненадежною, в особенности для более недавнего прошлого, круг его воззрений суживается вследствие недопустимости новых восприятий, богатство представлений не восполняется уже новыми приобретениями. В области душевных эмоций дело идет так же к оскудению, к ограничению чувственных возбуждений лишь ближайшими и наиболее непосредственными возбуждениями» 236. Данное мнение представляется не сосем верным. Нельзя сводить проблему старости лишь к вопросу одряхления и упадка сил умственных. Ведь теряя физические силы, индивид может сохранить способность прогрессивно развиваться как личность. Как справедливо отметил В. Франкл: «Человек, ведущий плодотворную жизнь, не становиться дряхлым стариком, напротив, умственные и эмоциональные качества, развитые им в процессе жизни, сохраняются, хотя физическая сила слабеет»237. Интерес представляет мнение Д.В. Сирожидинова, что «психические аномалии …вряд ли требуют своего отражения в уголовном законе, поскольку было бы ошибочным вводить в законодательство список психических расстройств, являющихся медицинским критерием при решении …вопроса об уменьшенной вменяемости»238. По его мнению, законодательного закрепления в уголовном законе требует концепция уменьшенной вменяемости, чтобы обеспечить возможность применения к аномальному преступнику наряду с наказанием принудительных мер медицинского характера. Такое положение полностью охватывается положением ст. 22 УК РФ.

Цитата приведена по работе Анцыферовой Л.И. Поздний период жизни человека: типы старения и возможности поступательного развития личности // Психологический журнал, 1996. Том 17. № 6. С. 31. 237 Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990. С. 308-320. 238 Сирожидинов Д.В. Уменьшенная (ограниченная) вменяемость: история вопроса и его современное понимание // Российский юридический журнал. 1997. № 2 (14). С. 96.

Тем не менее, проведенный диссертантом опрос 384 жителей города Ставрополя показал, что 61 респондент (15, 89%) придерживался позиции об обязательном освобождении пожилых лиц от наказания вне зависимости от каких-либо объективных или субъективных обстоятельств (смотрите Приложение № 6 к диссертации). Следует согласиться с Р.И. Михеевым в том, что «нет оснований искусственно (невменяемости) конструировать для стариков, «особые» пьяниц… критерии лиц, о Вопрос вменяемости например вменяемости различных категорий несовершеннолетних, (невменяемости) указанных лиц может (и должен) быть решен на общих основаниях и на основе принципов, предусмотренных в уголовном законе»239. Следовательно, субъект преступления как физическое лицо, обладающее возрастом, предусмотренным в законе, и вменяемостью, даже в свои преклонные годы не освобождается от уголовной ответственности. Однако суд, назначая и индивидуализируя наказание в соответствии с требованиями ст. 61 УК РФ, в каждом конкретном случае не должен игнорировать, а, наоборот, обязан учитывать пожилой возраст лица, совершившего преступление. Как справедливо отмечает Б.А. Спасенников, в законе не может быть установлена верхняя возрастная граница уголовной ответственности. Поэтому лица, совершившие преступление в преклонном возрасте, также должны рассматриваться в качестве субъектов преступления, но в отношении этих лиц в уголовном законе существуют определенные рамки применения отдельных видов наказания, кроме того, их возраст может быть учтен судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание240. В современном российском уголовном законодательстве нет нормы, которая бы четко указывала на пожилой (престарелый) возраст лица, как на обстоятельство, смягчающее наказание;

в тоже время в п. «в» ст. 61 УК РФ Цитата приведена по работе Барсуковой О.В. Старческая преступность и преступления против лиц пожилого возраста. Дисс.… канд. юрид. наук. Владивосток, 2003, С. 145. 240 Спасенников Б.А. Правовая антропология. Архангельск, 2001. С. 69.

четко указанно, что обстоятельством, смягчающим наказание, признается несовершеннолетие виновного. Как показал обзор судебной практики суды в Российской федерации при назначении наказания по 21 % дел учитывали смягчающие обстоятельства, указанные в законе, и по 65 % дел - в законе не указанные241. При изучении материалов судебной практики о назначении наказания за период 1918-1941 годов Г.И. Чечель указывает, что в отношении 132 осужденных судами была сделана 261 ссылка на смягчающие ответственность обстоятельства, из которых 61,5 % ссылок на смягчающие обстоятельства, в законе не указанные. Из них на преклонный возраст приходилось 3 %, когда как на молодой возраст (граничащий с несовершеннолетием) 1,5 %242. При изучении вышеназванным исследователем уголовных дел за 1941-1946 годы, оказалось, что на преклонный возраст, как смягчающее обстоятельство, не указанное в законе, было сделано уже 5,4% ссылок243. Еще позже, в середине 70-х годов суды г. Казани только за должностные преступления из всех смягчающих обстоятельств, не указанных в законе, учитывали преклонный возраст в 6,8 % случаев244. Таким образом, обстоятельства, не учтенные в законе в значительной степени превалируют над учтенными в реальной жизни. Это объясняется большим спектром данных, которые характеризуют личность с положительной стороны, но не обладают достаточной важностью, чтобы их включили в закон. Или все же сам закон не успевает реагировать на происходящие в преступной среде изменения? Ведь население земли, как мы уже указывали, неуклонно стареет, следовательно, увеличивается и вероятность совершения преступлений лицами преклонного и старческого возраста, что не остается не замеченным на практике.

См.: Мясников О. О смягчающих наказание обстоятельствах, не указанных в законе // Российская юстиция. 2001. № 4. С. 51. 242 Чечель Г.И. Смягчающие ответственность обстоятельства и их значение в индивидуализации наказания. Саратов, 1979. С. 51. 243 Чечель Г.И. Там же. С. 53. 244 См.: Личность преступника и применение наказания. Казань, 1980. С. 27.

Проведенные диссертантом эмпирические исследования материалов уголовных дел в архивах районных судов г. Ставрополя показало, что среди 211 обвинительных приговоров в отношении пожилых лиц 93 учитывали преклонный (пожилой) возраст преступника как обстоятельство, смягчающее наказание, что составило около 44,08% от общего количества приговоров в отношении лиц, достигших пенсионного возраста. (см. Приложение № 7 к диссертации). При назначении наказания пожилым лицам в остальных случаях суды оперировали лишь общей фразой «… учитывая личность подсудимого…». Полагаем, что как перед российским законодателем, так и в судебной практике наказание. Проведенный диссертантом опрос лиц различных возрастных групп выявил интересный факт: за необходимость смягчения наказания пожилым преступникам высказались 206 респондентов из 384 (53,65%), что свидетельствует о позитивном настрое общества в решении данного вопроса (смотрите подробней в Приложении к диссертации № 6). Безусловно, для того, чтобы признать в уголовном праве какое-либо обстоятельство смягчающим наказание, необходимо указать на те характерные черты, которые должны быть ему присущи. В этой связи представляет интерес мнение Л.Л. Кругликова, который таковыми называет: значительность, типичность, безусловность и строго определенную направленность влияния245. Соглашаясь в принципе с такой постановкой вопроса, можно предположить, что некоторые из названных автором характерных черт распространяются вообще на все смягчающие обстоятельства, как необходимо однозначно поставить вопрос о включении преклонного (пожилого) возраста в перечень обстоятельств, смягчающих Кругликов Л.Л. Особенности перечисленных в уголовном законе смягчающих и отягчающих обстоятельств. / Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР. Ярославль, 1975. Вып. I. С. 58-61.

предусмотренные законом, так и учитываемые в следственно-судебной практике. Таким образом, чтобы преклонный возраст преступника претендовал на его включение в перечень обстоятельств, смягчающих наказание, необходимо, чтобы данное обстоятельство было значительным, типичным, безусловным и должно иметь строго определенную направленность влияния. Как уже было указано ранее, достижение пожилого возраста является существенным этапом в жизни. Связанные с атеросклерозом и другими компонентами физиологического старения грубые нарушения памяти, внимания (что особо значимо для механизма неосторожного преступления);

замедление восприятия и обработки информации;

ослабление и нарушение баланса процессов возбуждения и торможения;

диссоциацию между нарушенной способностью понимать ситуацию и достаточной сохранностью привычных навыков поведения;

затруднительность или невозможность найти оптимальное разрешение ситуации, в которой требуется быстрая ориентация246 - все это должно учитываться при определении степени вины преступника и, более того, являться смягчающим обстоятельством при назначении наказания, отвечающим всем требованиям, необходимым для включения пожилого возраста в перечень ст. 61 УК РФ. Представляется, что безусловность или обязательность влияния наличия пожилого возраста у преступника следует понимать не только как влияние этого обстоятельства на уровень общественной опасности во всех случаях, когда оно имеется в наличии, но и как влияние его именно в сторону уменьшения общественной опасности личности. Иными словами, учитываемое смягчающее обстоятельство должно действовать и безусловно смягчать ответственность и наказание. Это характерная черта, на наш взгляд, совершенно необходима, поскольку в судебной практике подчас признаются См.: Блейхер В.М. Клиническая патопсихология. Ташкент.1976. С. 277-303;

Грановская Р.М. Элементы практической психологии. М.,1988. С. 380- 38;

Криворучко Ю.Д. Церебральный атеросклероз и его судебнопсихиатрическое значение. М., 1967. С. 783-789;

Разумовская С.П. Вопросы судебно-психиатрической оценки сосудистых заболеваний головного мозга // В кн.: Проблемы вменяемости и судебной психиатрии. М., 1983. С. 98 и др.

смягчающими такие обстоятельства, которые в действительности нельзя признать смягчающими ни при каких условиях. Более того, при назначении наказания суды иногда злоупотребляют данным обстоятельством, по-видимому, это все из-за того, что судьи не знают (да это и не закреплено в законе) четкого определения возрастного порога подсудимого, который будет выступать самостоятельным смягчающим обстоятельством. Так, приговором Октябрьского районного суда города Ставрополя грка Г. 18.04.1949 г. рождения была признана виновной в совершении насильственных действий, причинившей физическую боль потерпевшей Б. (ст. 116 УК РФ) и в угрозе убийством потерпевшей Б. (ст. 119 УК РФ), за что при частичном сложении назначенных наказаний подсудимой было назначено наказание в виде одного года лишения свободы. Более того, данное наказание на основании ст. 73 УК РФ признал условным с испытательным сроком на один год. Мотивируя назначение такого лояльного наказания, суд сослался на «… возраст подсудимой»247. Таким образом, судом в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, был признан 52-летний возраст подсудимой. С другой стороны, суды, при вынесении приговора, иногда вообще не учитывают возраст подсудимого лица, когда его следовало бы учесть. Например, приговором Октябрьского районного суда от 29 декабря 2001 года пенсионер Ч. 16.04.1936 года рождения был приговорен по ч.1. ст. 158 УК РФ к 1 году и 6-ти месяцам лишения свободы. Обсуждая вопрос о мере наказания, суд «…учел общественную опасность совершенного преступления и отношение виновного к содеянному, а как смягчающие наказания обстоятельства, суд учел признание вины и раскаяние в содеянном, первую судимость.»248. Таким образом, суд никак не оценил 65летний возраст пожилого гр-на Ч.

247 См.: Архив Октябрьского районного суда г. Ставрополя. Дело № 1-234/2002. См.: Архив Октябрьского районного суда г. Ставрополя. Дело № 1-76/2001.

В этом отношении заслуживает внимания предложение О.В.

Барсуковой о закреплении «такого смягчающего обстоятельства, как пожилой возраст виновного, с указанием, с какого именно возраста считать человека пожилым»249. Полагаем, данное позиция требует уточнения. Следует заметить, что проблема формального закрепления пожилого возраста виновного в качестве смягчающего обстоятельства в законодательстве некоторых зарубежных стран уже решена. Так, в УК Республики Беларусь от 9 июля 1999 года уже закреплено, что совершение преступления престарелым лицом, есть смягчающее обстоятельство (п. 11 ст. 63), а совершение преступления в отношении заведомо малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии, равно как и совершение преступления с использованием заведомо малолетнего или лица, заведомо для виновного страдающего психическим заболеванием или слабоумием (п. п. 1, 2, 14 ст. 64), признается отягчающим наказание. В этой связи обратим внимание на одну неточность, допущенную в ст. 76 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам стран-участниц СНГ от 22 января 1993 года250. В данной статье сказано: “каждая из Договаривающихся Сторон при расследовании и рассмотрении уголовных дел судом учитывает Сторон предусмотренные законодательством Договаривающихся смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства независимо, от того, на территории какой Договаривающейся стороны они возникли”251. Полагаем, следует согласиться с Л. Кругликовым, что в Конвенции имеется в виду не только предусмотренные Уголовным кодексом обстоятельства, но очевидно, и те, которые могут учитываться судами в качестве смягчающих Барсукова О.В. Старческая преступность и преступления против лиц пожилого возраста (криминологические и уголовно-правовые проблемы). Дисс. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2003. С. 146. 250 СЗ РФ РФ. 24 апреля 1995 г. N 17. Ст. 1472. 251 СЗ РФ 1995. № 17 СТ. 1472.

или отягчающих там, где законодательство предоставляет суду признать таковыми и иные обстоятельства252. Таким образом, в условиях унификации применения уголовного права странами СНГ в ст.ст. 61 УК РФ следует внести некоторые дополнения, касающиеся как смягчения наказания престарелым лицам, так и его ужесточение, при совершении преступлений в отношении последних. Давая оценку предложению О.В. Барсуковой253, полагаем, что внесение в ст. 61 УК РФ положения о совершении преступления в пожилом возрасте, как смягчающем наказание обстоятельстве, следует признать целесообразным. Наибольшую трудность может вызвать определение собственно возраста преступника, с которого он может рассчитывать на смягчение ему наказания254. В этом отношении, заслуживает внимания пп. 9 п. 5. ст. 4 УК Республики Беларусь, в котором дано разъяснение термина «престарелого лица» как лица, достигшего на день совершения преступления возраста 70 лет. Полагаем, учитывая положения вышеуказанной Конвенции, российские суды имеют все основания для учета престарелого возраста преступника в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, а статья 61 УК РФ – дополненной соответствующим пунктом. Подведем итог вышесказанному. В развитии правовой основы деятельности преступности правоохранительных пожилых лиц органов по предупреждению камнем» является «краеугольным законодательное определение мер индивидуальной профилактики, а также оснований их применения и отмены. В основе такого подхода должен лежать судебный акт, опирающийся исключительно на правовые основания, характеризующие в полной мере личность пожилого подсудимого, что невозможно сделать без уголовно-правовых норм, учитывающих все особенности реализации ответственности в отношении пожилых лиц.

Кругликов Л. Правовая природа отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств.// Уголовное право. 1999. № 4. С. 16. 253 Барсукова О.В. Указан соч. С. 146. 254 См. подр.: Хатуев В. Б. Уголовно-правовая охрана беременных женщин, малолетних, беззащитных и беспомощных лиц и лиц, находящихся в зависимости от виновного. Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 14-17.

§ 3. Проблемы эффективности уголовного наказания как меры предупреждения геронтологической преступности Особое место в системе мер профилактики геронтологической преступности Эффективность современной занимает такой совершенствование борьбы напрямую правовой зависит от базы в целях достижения целей неотвратимости наказания, назначаемого пожилым лицам. действенности и качества российской пенитенциарной системы законодательной базы, регулирующей ее. Отметим, что проблемы назначения и отбывания наказания пожилыми лицами является одной из слабо разработанных в российской правовой доктрине. Согласно ст. 60 УК РФ назначенное подсудимому наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Индивидуализация наказания при его назначении заключается в применении согласно положениям Общей и Особенной частей УК меры наказания лицу с учетом степени общественной опасности совершенного им деяния и личности преступника, с учетом всех обстоятельств, характеризующих это деяние и данную личность в конкретных условиях совершения преступления255. Как указано в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 июля 1999 года “О назначении судами уголовного наказания”, данные о личности подсудимого, с учетом конкретных обстоятельств дела, характера и степени общественной опасности преступления, требуют от суда обсуждения вопроса как о назначении предусмотренного законом более строгого наказания, так и о назначении менее строгого. Так как возраст является неотъемлемым признаком субъекта преступления и, в конечном счете, самой личности, то он, несомненно, будет учитываться при назначении наказания.

См.: Карпец И.И. Индивидуализация наказания. М., 1961. С. 12.

Полагаем, что вопрос об определении эффективных видов наказания для пожилых лиц в целях предупреждения геронтологической преступности обретает все большую актуальность. По данным выборочного исследования, проведенного В.В. Тирским и Н.В. Войтиным, лица старше 60 лет в России среди осужденных других возрастов составляют примерно 6%256. По данным Судебного департамента в Ставропольском крае число ежегодно осуждаемых пожилых лиц с 1997 по 2004 гг. возросло с 285 человек до 398, несмотря на то, что общее количество осуждаемых в данном регионе лиц всех возрастов сократилось почти на 3 тысячи257. Так, в 1997 году количество осужденных пожилых лиц по отношению к лицам других возрастных групп, осужденных судами Ставропольского края, составило 1,72%, а в 2004 году их доля составила 3,06%, т.е. прирост осужденных исследуемой нами возрастной когорты за 7 лет составил 1,34% относительно других возрастов или 77% относительно собственных показателей. Данные цифры выглядят куда убедительней, если учесть, что доля несовершеннолетних в исследуемом регионе в 1997 году составила 9,36%, а в 2004 году – 9,95%, т.е. прирост доли несовершеннолетних составил всего лишь 0,59% или 6,3%. Таким образом, вопрос о назначении наказания пожилым лицам не менее важен, чем вопрос о назначении наказания несовершеннолетним, что не должно оставаться незамеченным в криминологии и уголовно правовой науке. Выше уже было сказано, что престарелый возраст довольно часто учитывается судами как смягчающее обстоятельство. Еще с эпохи императора Павла I, по Указу 1798 года от 15 ноября, лица старше 70-ти лет, не подлежали телесному наказанию258. Но уменьшить или облегчить наказание – не значит сделать его эффективным или гуманным. Проблема состоит в том, чтобы выбрать Тирский В.В., Войтин Н.В. Криминологическое и уголовно-правовое значение пожилого возраста // Правовые вопросы борьбы с преступностью. Томск: Изд-во Томского ГУ, 1984. С. 20-24. 257 Данные приведены Судебным департаментом Ставропольского края за 1997-2004 гг. (форма № 11) 258 См. подр.: Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVIII вв. М., 1995. С. 110.

необходимые вид и меру наказания, сделать его более приближенным, применимым и реальным для лиц престарелого возраста с максимальным сохранением для них прав и законных инетерсов. Нельзя не согласиться с И.В. Шмаровым, который указывал, что: «В законодательстве должны быть не только закреплены принципы гарантирующие соблюдение основных прав человека, которые сходятся в сфере функционирования правоохранительных органов, но и определен механизм их реализации»259. В свое время Н.С. Таганцев указывал, что “...престарелость хотя и не может служить основанием для снисхождения в строгом смысле этого слова, но может быть причиною изменения наказания, т.к. карательные меры, употребляемые в государстве, оказываются не соответственными с физическими силами наказываемых. Сроком такой престарелости полагает, например, наше право достижение 70, в некоторых случаях 60 лет”260. В ст. 44 УК РФ закреплены следующие виды наказаний: а) штраф;

б) лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;

в) лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;

г) обязательные работы;

д) исправительные работы;

е) ограничение по военной службе;

з) ограничение свободы;

и) арест;

к) содержание в дисциплинарной воинской части;

л) лишение свободы на определенный срок;

м) пожизненное лишение свободы;

н) смертная казнь. Отметим, что среди всех видов наказаний в действующем российском уголовном законодательстве лишь положения об ограничении свободы, пожизненном лишении свободы и смертной казни имеют половозрастные ограничения. Так, женщинам, достигшим пятидесятилетнего возраста и мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, не применяются ограничение свободы;

пожизненное лишение свободы и смертная казнь не назначается женщинам (независимо от Шмаров И.В. Разработка уголовно-исполнительного законодательства в системе международных соглашений о защите прав человека и документов ООН, определяющих принципы обращения с осужденными // Советское государство и право. 1990. № 11. С. 40. 260 Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права. Часть Общая. кн.1-я. СПб., 1874. С. 145.

возраста), а также мужчинам, достигшим к моменту вынесения судом приговора шестидесятипятилетнего возраста. Полагаем, что для более полного анализа целесообразности назначения и эффективности применения наказания пожилым лицам, необходимо сначала исследовать отдельные виды наказаний в ретроспективе последних изменений в уголовном законе. Начнем, пожалуй, с самого мягкого наказания, применяемого к пожилым лицам – штрафа. В этом отношении заслуживает признания новая редакция ст. 46 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ), существенно смягчающая условия назначения штрафа лицам, находящимся в затруднительном имущественном положении, коими являются пожилые лица. Так, ранее закон допускал отсрочку или рассрочку уплаты штрафа, которая могла быть предоставлена только на срок до одного года. Более того, основания для такой рассрочки не были жестко регламентированы, и поэтому названная льгота могла быть предоставлена осужденному, только если немедленная уплата штрафа невозможна. При этом просьба осужденного могла быть удовлетворена лишь при доказанности факта его тяжелого имущественного положения. Получалось, что осуждаемые лица пожилого возраста должны были обязательно каждый раз доказывать свое тяжелое материальное положение, чтобы добиться отсрочки или рассрочки выплаты штрафа. Следовательно, обоснованность доводов осужденного оценивал суд. Однако это было право, но не обязанность суда, что в судебной практике вызывало немало противоречий261. В данных ситуациях тяжелое материальное положение пожилых и престарелых осужденных часто обусловливало невозможность уплатить самостоятельно штраф вовсе, что приводило к обращению взыскания на имущество пожилого преступника путем наложения ареста и продажи его имущества с торгов. В силу того, что указанный в приложении к См.: Архив Октябрьского районного суда г. Ставрополя. УД № 1-697/00;

Архив Октябрьского районного суда г. Ставрополя. УД № 1-433/01;

Архив Октябрьского районного суда г. Ставрополя. УД № 1-697/00;

1569/00.

Уголовно-исполнительному кодексу перечень имущества, на которое не может быть обращено взыскание, существенно расширен и изложен в более общей форме, чем ранее действовавший Перечень, который был дан в приложении к Уголовному кодексу РСФСР, то постановление приставаисполнителя «О невозможности взыскании имущества» становилось чуть ли не единственным актом, завершающим исполнительное производство. Таким образом, единственным шансом исполнения наказания в виде штрафа было обращение положению взыскания пожилых на скудные у пенсии пожилого пенсионное осужденного, что нередко приводило к еще более затруднительному материальному лиц, которых обеспечение является основным источником средств существования. Теперь, в соответствии с новой редакцией ст. 46 УК РФ размер штрафа, как денежного взыскания, «определяется в зависимости от тяжести совершенного преступления с учетом имущественного положения виновного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода». Также законодатель определил поновому срок рассрочки уплаты, увеличив его с одного года до трех лет. Более того, суд при определении рассрочки выплаты штрафа должен теперь учитывать не только имущественное положение осужденного, но и вышеперечисленные обстоятельства. Изменилась ситуация в случае злостного уклонения от уплаты штрафа пожилыми осужденными. Ранее штраф мог быть заменен только на обязательные работы, исправительные работы или арест, соответственно размеру назначенного штрафа. Это существенно затрудняло процедуру замены наказания пенсионерам по возрасту, т.к. в соответствии с ч. 4 ст. 49 УК РФ обязательные работы не назначались женщинам, достигшим пятидесятипятилетнего возраста и мужчинам, достигшим шестидесятилетнего возраста, исправительные работы хоть и могли формально назначаться пожилым, но только в случае, если пенсионер до замены наказания работал по трудовому договору и получал заработную плату. Получается, что оставался только один арест как наказание, связанное с содержанием осужденного в строгой изоляции от общества262. Тем не менее, льготные условия отбывания ареста установлены только для несовершеннолетних (16-18 лет), для лиц пожилого возраста каких-либо привилегий не предусмотрено. Учитывая данное положение, актуализируются слова Н.С. Лейкиной, что «…непомерно строгое наказание, не соответствующее тяжести содеянного и личности виновного, порождает неверие в гуманность и справедливость…263». Таким образом, до введения в действие изменений в УК РФ (ФЗ от 08.12.2003 № 162-ФЗ) самый легкий вид наказания в отношении пожилых осужденных, содержащийся в ст. 46 УК РФ, заменялся на самый строгий вид изоляции от общества. Полагаем, что данная позиция не соответствовала требованиям гуманности и реальности наказания для пожилых осужденных, что препятствовало достижению цели частной превенции в предупреждении геронтологической преступности. Однако, прогрессивные веяния гуманности и рациональности, воплощенные законодателем при редактировании статьи 46 УК РФ о штрафе, почему-то, не нашли своего подтверждения в изменениях статьи 49 УК РФ об обязательных работах. Полагаем, неоспоримым достоинством Уголовного кодекса РФ 1996 года являлось включение в статью 49 перечня категорий лиц, к которым не могли применяться обязательные работы. Закон особо выделял категорию граждан, которым не может быть назначено наказание в виде обязательных работ по признаку трудоспособности, в том числе в связи с наступлением определенного возраста. Вместе с тем, данное положение порождало ряд проблемных моментов.

На данный момент, замена штрафа арестом реально невозможна, ввиду того, что данный вид наказания до сих пор не применяется. 263 Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Дис. … док. юрид. наук. Л., 1969. С. 39.

Так, Закон о Государственных пенсиях 1995 года предусматривает для некоторых категорий граждан (проработавших в условиях Крайнего Севера, на вредных производствах) снижение пенсионного возраста. Это обусловлено тем, что в связи с неблагоприятными условиями работы эти лица теряют трудоспособность раньше, чем остальные граждане. Известно, что для пенсионеров труд не может быть обязательным, работать они могут только по своему собственному желанию. Вместе с тем, лица, не достигшие указанного в ч. 4 ст. 49. УК возраста, но получившие льготную пенсию, не были упомянуты в Кодексе. В связи с этим возникал вопрос о возможности назначения этим лицам обязательных работ. По мнению Н. Г. Осадчей, этой категории граждан не могли быть назначены обязательные работы, поскольку иное противоречило бы конституционным принципам равенства и справедливости, которые являются и принципами уголовного законодательства, закрепленными в Главе 2 УК РФ, а также трудовому законодательству264. Однако у проблемы назначения (вернее неназначения) обязательных работ лицам пенсионного возраста был и другой аспект. В Уголовном кодексе есть целый ряд преступлений, санкции которых наряду с обязательными работами предусматривают альтернативно исправительные работы или штраф: незаконное производство аборта (ст. 123), клевета (ст. 129), оскорбление (ст. 130), воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательной комиссии (ст. 141) и др. Исправительные работы (хотя это прямо не установлено в законе, но вытекает из сущности этого вида наказания) не могут быть назначены лицам пенсионного возраста по той причине, что и обязательные работы: никто не может обязать пенсионера работать, тем более иметь постоянное место работы. Таким образом, рассматриваемой категории граждан суд может назначить только наказание в виде штрафа. Но, как уже было сказано выше, в Осадчая Н.Г. Обязательные работы как новый вид наказания в Российском уголовном законодательстве. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1997. С. 18.

Российском государстве материальный достаток пенсионеров всегда был более чем скромным, а в настоящее время невыплата на протяжении месяцев мизерных пенсий не просто отбрасывает многих из них далеко за черту бедности, а превращает их жизнь в нелегкую борьбу за выживание. Взыскать в таких условиях с этих лиц указанную в приговоре сумму штрафа будет весьма затруднительно. Выход из такого положения нам видится в предоставлении возможности судам заменять рассматриваемой категории лиц назначенный в приговоре штраф обязательными работами по желанию осужденного. Кроме того, в ч. 2 ст. 106 УИК РФ разрешается привлекать к работам без оплаты труда осужденных к лишению свободы инвалидов первой или второй группы, мужчин старше 60 лет, женщин старше 55 лет, беременных женщин при наличии их желания. Следовательно, было бы логично предусмотреть такую возможность и в отношении обязательных работ. Тем более, что зарубежный опыт свидетельствует об эффективности такой меры265. Причем, сущность и интенсивность обязательных работ, назначаемых пожилым лицам, должна кардинально отличаться от работ, выполняемых осужденными среднего возраста. Поскольку, как уже было сказано выше, с возрастом снижается физические возможности человека. Во-первых, при старении существенным образом изменяются нейродинамические параметры активности мозга и режим работы центральной нервной системы, что выражается в ограничении внешнего и внутреннего перцептивного пространства когнитивных процессов и определяется как сужение объема психической деятельности. Во-вторых, если мы условно примем здоровье молодого человека 17-20 лет за 100 %, то к 65 годам уровень здоровья снижается до 69%, к 75 – до 60%. Поэтому для того, чтобы обязательные работы выполнялись пожилым качественно и не ухудшали их физического здоровья, им рекомендуется однотипная привычная деятельность в тех См. подр.: Осадчая Н.Г. Обязательные работы как новый вид наказания в Российском уголовном законодательстве. Автореф. дис. … канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 1997. С. 19.

сферах, в которых они работали наиболее длительное время, где ими накоплен большой опыт. В связи с этим заслуживает критики мнение Н.Г. Осадчей о том, что «обязательные работы должны иметь характер тяжкого физического труда, зачастую неприятного266». Согласимся с мнением О.В. Красновой и А.Г. Лидерсом о том, что пожилые осужденные могут сохранять свое социальное функционирование в низкопродуктивных и примитивных технологиях267. Исследования показывают, что при выполнении работ в условиях небольших нагрузок в организме пожилого человека развивается целый ряд приспособительных механизмов, направленных на сохранение возможности регуляторного влияния на энергетику тканей, повышенные же нагрузки, требующие максимальной мобилизации потенциальных возможностей пожилого, приводят к обратному эффекту – вызывают чрезмерную усталость, причиняют травмы268. Полагаем, назначение обязательных работ пожилым лицам может быть эффективным, если учесть вышеуказанные обстоятельства. Более того, выполнение данных работ пожилым осужденным должно носить добровольный характер, и свое согласие на их назначение он должен давать непосредственно до вынесения приговора, в противном случае суд должен назначить ему иной вид наказания. Таким образом, в случае назначения обязательных работ пожилому лицу по его согласию, последний понесет реальное наказание, которое для него не будет носить мучительный характер и не ухудшит существенно его здоровье, а государство получит экономическую выгоду. Для этого органам местного самоуправления совместно с уголовно-исполнительными инспекциями при определении вида обязательных работ, назначенных осужденным, достигшим пенсионного возраста, необходимо персонально Осадчая Н.Г. Обязательные работы как новый вид наказания в Российском уголовном законодательстве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1997. С. 14. 267 Краснова О.В., Лидерс А.Г. Социальная психология старения: Учеб. пособие для студ. высш. учебн. заведений. М., 2002. С. 77. 268 См. подр.: Марковкина С.Г. Дифференциация факторов и условий адаптации лиц пожилого возраста в стационарных учреждениях социального обеспечения. Дисс… канд. соц. наук. Барнаул, 1995. С. 81.

определять трудовую квалификацию пожилых, опираясь на изучение трудовых книжек осужденных. Завершая анализ вопроса об особенностях назначения пожилым лицам обязательных работ, хотелось бы обсудить еще одну проблему, которая существовала до внесения изменений в ст. 49 УК РФ от 08.12.2003 г. Как уже было отмечено ранее, обязательные работы не могли назначаться лицам, достигшим пенсионного возраста. Однако, как следовало быть в ситуации, когда лицо достигло пенсионного возраста во время отбытия наказания? Считаем, что здесь должен был ставиться вопрос о замене наказания. Однако, до внесения изменений в УК РФ, как теория, так и практика стояли на том, что исполнение наказания осужденным следовало продолжать до его завершения. Данная позиция основывалась на следующем: срок обязательных работ незначителен, а освобождение от них в период отбывания наказания подлежат только лица, потерявшие работоспособность весьма в значительной степени (ставшие инвалидами первой группы)269. Полагаем, что это противоречило закону, фактически лицо претерпело ограничения, которые юридически на него возложены быть не могло. Поэтому в каждом таком случае должен был решаться вопрос о замене наказания. Причем эта замена не должна была ухудшать положение престарелого осужденного или менять характер самого ограничения. Несомненно, данный вопрос требовал своего законодательного закрепления, которое на наш взгляд должно было выразиться в изменении формулировки в ч.4 ст. 49 УК РФ о назначении обязательных работ «…лицам, достигшим пенсионного возраста, только в случае их добровольного согласия…». Пожилое лицо, отбывающее наказание в виде обязательных работ, достигая пенсионного возраста, по своему собственному согласию могло дальше выполнять обязательные работы либо требовать замены наказания на иной вид. Полагаем, в данной ситуации конституционные права пожилого лица сохранялись бы в полной мере.

См.: Уголовно-исполнительное право России. М., 2000. С. 235.

Однако, законодатель, пошел по иному пути, исключив вообще из ст. 49 УК РФ какие-либо возрастные ограничения применения обязательных работ. Полагаем, применение судом пункта 4 ст. 49 УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) породит немало дискуссий в науке и коллизий в практике. Интересен вопрос и по поводу применения к престарелым лицам исправительных работ. До введения изменений (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) в статье 50 УК РФ не содержалось сведений о том, кому не может назначаться данный вид наказания. Поэтому как в науке, так и в правоприменительной практике существовало множество различных позиций по поводу круга лиц, которым не могут быть применены исправительные работы. Согласимся с мнением некоторых исследователей, что, поскольку данное наказание связано с трудом осужденного, то следует признать нецелесообразным применение этой меры наказания в отношении пожилых людей270. Данной позиции придерживается и белорусский законодатель, который в своем УК от 9 июля 1999 года закрепил, что общественные и исправительные работы не применяются к женщинам 55летнего и мужчинам 60-летнего возраста (ст.ст. 52, 53)271. Однако, в силу исключения возрастных ограничений в ст. 49 УК РФ и незакрепления их в ст. 50 УК РФ, дискуссия о возможности назначения исправительных работ пожилым лицам остается открытой. Так, если исходить из буквы закона, то пожилым лицам можно назначать данный вид наказания, т.к. в п.5. ст. 50 УК РФ четко определен перечень лиц, к которым не могут быть применены исправительные работы. С другой стороны, поскольку это наказание неразрывно связано с трудом осужденного, то оно не может быть назначено нетрудоспособным по возрасту. Полагаем на вопрос о возможности назначения наказания в виде исправительных работ пенсионерам по возрасту, следует ответить 270 См.: Цветинович А.Л. Преступления и наказания в РФ. М., 1997. С. 102. Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 2000 г.

отрицательно. Считаем, что данные позиции правильны и соответствуют требованиям гуманности, справедливости и реальности наказания. Однако, несмотря ни на что, на практике данный вид наказания в отношении пожилых лиц находит свое применение. Так, приговором Промышленного районного суда г. Ставрополя от 8 октября 1999 года был осужден по ч.1 ст. 116 УК РФ гр-н Б. 03.06.38 г. рождения к 6 мес. исправительных работ с удержанием в доход государства 10% из заработной платы272. В возрасте 56 лет была осуждена гр-ка К. по ч. 1 ст. 307 УК РФ к 1 году исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработной платы273. Основными мотивами при выборе вида наказания были наличие трудового договора и фактическая трудоспособность. На основании вышеизложенного, предлагаем нововведенный пункт 5 ст. 50 УК РФ после слов «…женщинам, имеющим детей до трех лет,…» дополнить фразой «…женщинам, достигшим к моменту вынесения приговора, пятидесятилетнего возраста, мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора шестидесятилетнего возраста». Иную позицию в решении данной проблемы занимает Н.Г. Осадчая. Она предлагает исправительные работы в будущем сохранить в качестве разновидности штрафа, однако в отличие от штрафа, предусмотренного ст. 46 УК РФ, который является одноактным наказанием, исправительные работы станут штрафом в «рассрочку». Причем последний следует назначать лицам, которые не в состоянии заплатить указанную в приговоре сумму сразу274. Думаем, что нельзя уравнивать исправительные работы, как вид наказания, непосредственно связанный с трудом осужденного, со штрафом, как видом наказания, исполнение которого может производиться в независимости от вида получаемых доходов.

272 См.: Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя. Уголовное дело № 1 - 682/00. См.: Архив Промышленного районного суда г. Ставрополя. Уголовное дело № 1 - 694/00. 274 Осадчая Н.Г. Обязательные работы как новый вид наказания в Российском уголовном законодательстве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1997. С. 16.

Теперь перейдем к особенностям назначения и отбывания пожилыми и престарелыми лицами такого вида наказания как лишение свободы. Для данной категории лиц современное российское законодательство не выделяет каких-либо льгот и привилегий, которые имеются у женщин или несовершеннолетних. Привилегии имеются лишь при привлечении их к труду. Согласно п.2 ст. 103 УИК РФ осужденные мужчины старше 60 лет и осужденные женщины старше 55 лет привлекаются к труду по их желанию. Условия содержания и режим в местах лишения свободы одинаковы для всех совершеннолетних заключенных. Это представляется не гуманным по отношению к престарелым, потому что им куда более тяжело приспособиться к грубым и резким изменениям ритма деятельности, ибо такие ритмы лишения свободы, особенно быстрые, требуют высокой подвижности нервных процессов, значительного напряжения нервных и гуморальных регуляторных механизмов. Все это требует создания качественно новых видов мест заключения, приспособленных именно для пожилых и престарелых осужденных, а их в местах лишения свободы около 6,2%275. Изучение личности и поведения рецидивистов старших возрастов показывает, что само место отбывания наказания в виде лишения свободы существенно влияет на степень его тяжести. По мнению И.Я. Фойницкого, помещение престарелых осужденных вместе с лицами среднего возраста вредит как правильному ходу тюремной деятельности, так и интересам исследуемой категории лиц, потому что, занятое другими текущими вопросами, тюремное начальство обыкновенно совсем забрасывает их и не обращает на них должного внимания. Эти именно соображения привели к устройству особых мест заключения для лиц дряхлых и слабых (invalidenge fangnisze)276.

275 См.: Уголовно-исполнительное право России. М., 2000. С. 100. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 2000. С. 402.

В XIX в. такое значение для Франции имел бельгийский дом близ Марено, на одном из маленьких островов Средиземного моря, скала которого служила до революции местом заточения политических арестантов. Подобные же места существовали в Англии и Италии277. В то же время и в русском законодательстве имелись мысли об особых помещениях для дряхлых, с одной стороны, - в Уставе о ссыльных 1822 года, ст.ст. 251, 593597 которого постановляли, что каторжные, оказавшиеся не способными ни к какой работе, помещаются в сибирских тюрьмах, с другой - в Уставах о содержании под стражей, которым известны были места заключения, куда дряхлые и неспособные к работам вовсе не принимались, например, исправительные арестантские отделения278. Полагаем что, в современном российском законодательстве также необходимо предусмотреть либо особые условия для содержания в местах свободы престарелых лиц, либо создать новый вид исправительного учреждения, допустим, арестные дома для осужденных, достигших возраста 60 лет для мужского пола и 55 лет - для женского. Это становится необходимым еще и по причине нарастающего насилия (в основном сексуального) в местах лишения свободы, направленного на категорию “опущенных”, в которую зачастую входят престарелые осужденные. Плюс ко всему, добавим высокий процент туберкулезных заболеваний у исследуемых нами лиц279. Очевидно, что совместное содержание их со здоровыми не безопасно. Так, на вопрос: Как Вы считаете, следует ли содержать в местах лишения свободы пожилых лиц совместно с осужденными более молодого возраста? 347 из 384 жителей города Ставрополя дали отрицательный ответ (90,36%). (смотрите Приложение № 6 к диссертации).

См.: Фойницкий И.Я. Указ. соч. С. 403. См. Подр.: Герцензон А.А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. М., 1947. С. 31. 279 Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт, проблемы. М., 2001. С. 445.

Все это должно требовать хотя бы отдельного камерного содержания престарелых осужденных в местах лишения свободы. Согласимся с мнением В.П. Петкова о том, что принцип определения места отбывания наказания должен быть более гибким и криминологически обоснованным, то есть учитывать наличие семейных, родственных и иных положительных связей, возможности регулярного посещения при предоставлении свиданий преступникам пожилого возраста280. Отдельное содержание лиц пожилого возраста необходимо не только для блага старшего поколения, но и в профилактических целях, для пресечения рецидива со стороны молодого поколения. Совместное содержание рецидивистов пожилого возраста с преступниками молодого поколения приводит к передаче криминального опыта и культуры. Американские исследователи отмечают, что лица, которые подвергаются наказанию в виде лишения свободы, не становятся от этого лучше, происходит взаимовлияние различных поколений в результате того, что и «насильник и убежавший из дома» находятся вместе. Причем чаще происходит воздействие более опасных преступников на молодых. Таким образом, тюрьмы США вносят свою лепту в рост рецидивной преступности281. Считаем, что данные исследования полностью подходят и для российской действительности. По этому поводу справедливо отмечает Ю.М. Антонян: «…мы не можем отрицать криминального влияния социальной среды в местах лишения свободы, поскольку влияние на личность осужденного других преступников в ИТУ является несравненно более сильным, чем в условиях свободы, тем более, что общение с ними иногда протекает в течение многих лет»282. Анализируя вопрос о назначении престарелым лицам наказания в виде лишения свободы, хотелось поднять также вопрос об условно-досрочном освобождении лиц данной категории.

К сожалению, российское Петков В.П. Личность рецидивистов старших возрастов и особенности карательно-воспитательного воздействия на них в ИТУ. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1992. С. 11. 281 Орешкина Т.Ю. Рецидивная преступность в США (аналитический обзор). М., С. 152. 282 См. подр.: Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника. М., 1975. С. 72, 112.

законодательство не содержит каких-либо льгот для досрочного освобождения лица, достигшего в местах лишения свободы определенного возраста. Однако, зарубежное законодательство уже давно прибегает к такой практике. УК Испании 1995 года283 предусматривает возможность назначения условно-досрочного освобождения осужденным, которым в течение срока наказания исполняется семьдесят лет, в случае если имеются все основания, даже если не отбыты или срока наказания (ст. 92). Характерно, что в соответствии со Сводом законов США, по заявлению Директора Бюро тюрем суд может сократить срок тюремного, заключения, если он установит, что: осужденному по меньшей мере 70 лет, 30 из которых последним проведены в тюрьме, при этом Директор Бюро тюрем должен сделать определение, что осужденный не опасен для общества или какоголибо лица, как предусмотрено в статье 3142 (g) и что такое сокращение согласуется с соответствующим политико-определяющим постановлением Комиссии по назначению наказаний284. Полагаем, что современное российское законодательство обязательно должно предусмотреть возможность условно-досрочного освобождения пожилых лиц, отбывающих наказания в местах лишения свободы. В этом отношении заслуживает внимания позиция О.В. Барсуковой, которая рекомендует ввести самостоятельное основание для условно-досрочного освобождения пожилого лица. В связи с этим, часть 2 статьи 79 УК РФ она предлагает дополнить пунктом «г» следующего содержания: «г) лицо, достигшее во время отбывания наказания 75 лет может быть условнодосрочно освобождено, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом Уголовный кодекс Испании [1995 г. Перевод] // Под ред. док. юрид. наук, проф. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова;

Пер. с исп. В.П. Зыряновой, Л.Г. Шнайдер. М., 1998. С. 64. 284 См.: Свод законов США / Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии). Сборник законодательных материалов // Под ред. И.Д. Козочкина. М., 1998.

наказания, даже если не выполнено условие о фактическом отбытии наказания285». Тем не менее, предложение О.В. Барсуковой о дополнении новым пунктом «г» ч. 2 ст. 79 УК РФ, с позиции юридической техники требует некоторых доработок. Вместо указанного автором пункта диссертант предлагает часть 4 статьи 79 УК РФ дополнить предложением, следующего содержания: «Осужденный, достигший во время отбывания наказания возраста семидесяти пяти лет, подлежит условно-досрочному освобождению в соответствии с ч. 1 статьи 79 настоящего Кодекса вне зависимости от фактически отбытого срока лишения свободы». Отметим, что ранее Основы уголовного законодательства Союза ССР 1958 года предусматривали такой вид освобождения от наказания как условное осуждение к лишению свободы с обязательным привлечением к труду, которое не могло применяться к женщинам в возрасте свыше 55 лет и мужчинам свыше 60 лет. Так, в судебной практике возникал вопрос о возможности применения наказания к лицам, которые к моменту вынесения приговора хотя и не достигают возраста, исключающего возможность применения ст. 23 прим.2 Основ, но этот возраст наступает несколько ранее окончания назначенного судом срока обязательного привлечения к труду. В литературе этот вопрос решался в положительную сторону, хотя практика того времени шла по другому пути. В отношении подобной категории осужденных суды вместо условного осуждения с обязательным привлечением к труду, как правило, применяли другие меры наказания, не связанные с лишением свободы. Этим собственно и объясняется, что среди условно осужденных с обязательным привлечением к труду лица от 50 лет и старше по данным исследований составляли лишь 0,8 %286. В дореволюционной России вопрос об условно-досрочном освобождении пожилых лиц лежал в несколько иной плоскости и решался Барсукова О.В. Старческая преступность и преступления против лиц пожилого возраста. Дис… канд. юрид. наук. Владивосток, 2003. С. 179. 286 Личность преступника и применение наказания. Казань, 1980. С. путем замены наказания.

Так, для отбывающих лишение свободы престарелых Уложение 1845 года предусматривало следующие льготы: а) каторжная работа всех степеней, по ст. 74 Уложения, для лиц старше 70 лет заменялась на поселение в отдаленные места Сибири;

б) дряхлые поселенцы помещались, на основании ст.ст. 251, 717, 723 Устава о ссыльных от 1863 года, в особых благотворительных заведениях или отпускались по волостям на вольное пропитание. (Дряхлыми на основании ст. 252 того же устава, считались лица, имевшие возраст более 60 лет, а идущие на выдворение более 57 лет)287;

в) все лица, которые по старости или дряхлости неспособны к работам в арестантских отделениях присуждались по ст. 77 Уложения к отдаче в рабочие дома без увеличения сроков (под престарелыми здесь надо понимать, согласно ст. 1005 Устава о содержании под стражею (Т.XIV), лиц, старше 60 лет);

г) те лица, которые, уже находясь в арестантском отделении, достигли старости, лишающей сил, необходимых для производящихся там работ, переводились или в заведения приказа общественного призрения, или помещались в тюрьмы до истечения срока, затем или возвращались в общество, или ссылались в Сибирь на выдворение (ст.1090 и ст. 1094 Устава о содержании под стражею). Однако о применении всех этих положений к престарелым Н.С. Таганцев делал все же несколько общих замечаний288. Во-первых. Основания замены наказания престарелым заключаются не в характере преступления, как, например, у малолетних и несовершеннолетних, а только в тяжести наказания. Поэтому юность преступника тогда только проявляет свое юридическое влияние на ответственность, когда она относится ко времени совершения преступления;

а старость влияет во всякий момент процесса и применения наказания, т.е. наказание заменяется и тогда, когда обвиняемый был 60- летним или 70летним в момент преступления, и тогда, когда он достиг этого возраста в 287 Льготы для каторжных старше 60 лет указаны в ст. 953 Устава о ссыльных по прод. 1871 года. Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 147.

момент постановки вопроса о приговоре или даже во время отбытия наказания. Во-вторых. Так как здесь речь идет о замене наказания, то подлежит замене то наказание, которое должно быть назначено престарелому в данном случае, а не наказание, указанное в санкции. В отличие от дореволюционного отечественного законодательства зарубежные законы не уделяли данному вопросу особого внимания. Отметим, что ни один из немецких кодексов XIX в. не содержал специальных правил о замене наказаний для престарелых, делая указания об этом только в тюремных регламентах. Но Code Penal ст. 70-72 в редакции 1854 года, прямо говорил, что для лиц старше 60 лет каторжные работы и transportation (досл. пер. с англ. – транспортирование) заменяется reclution (досл. пер. с англ. – затворение) на те же сроки, а вместо deportation (пер. с англ. - высылка) назначается пожизненное detention (пер. с англ. – задержание, содержание под стражей). Прочие наказания остаются без изменения. Уже Code Penal 1791 постановлял, что лица старше 75 лет не могут быть присуждены более чем на 5 лет заключения, а все достигшие 80 лет должны быть вообще освобождены от тюрем. На современном этапе вопрос о досрочном освобождении российским законодателем решается путем издания постановлений “Об объявлении амнистии”. Например, Государственная Дума в актах об амнистии от 24 декабря 1997 года и от 18 июня 1999 года, руководствуясь принципом гуманизма в соответствии с пунктом “е” части 1 ст. 103 Конституции РФ, постановляет судам освобождать от наказания в виде лишения свободы независимо от назначенного срока, а так же от наказаний, не связанных с лишением свободы, осужденных мужчин, старше 60 лет, и женщин, старше 55 лет289. Дифференцировано законодатель подходит и к определению возраста, на который распространяется тот или иной акт амнистии.

Так, С / З 1997. № 52 ст.5907;

С / З 1999. № 26 ст.3180.

постановлением от 26 мая 2000 г. № 398-III ГД освободил от наказания в виде лишения свободы (на срок до 3 лет включительно) мужчин старше 55 лет и женщин старше 50 лет290. Данное постановление является исключением из общего правила, т.к. обычно освобождению от наказания подлежат лица, достигшие пенсионного возраста в общем порядке. В постановлении от 20 апреля 2005 года № 1761-VI ГД «Об объявлении амнистии в связи с 60летием победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» законодатель вообще не указал каких-либо возрастных критериев. Полагаем, что российскому законодателю необходимо более детально разобраться в вопросах замены наказания и условно-досрочного освобождения пожилых лиц. Более того, что общественное мнение о справедливости освобождения от уголовной ответственности лиц, достигших пенсионного возраста на основании Актов амнистии, довольно противоречиво (смотрите Приложение № 6 к диссертации). По этому поводу в литературе появляются предложения об отказе от амнистий в целом. Так, С.Н. Сабанин основывает свой вывод на фактах нарушения принципа справедливости при издании актов об амнистии, которые заключаются в невозможности администрирования осужденных, совершивших преступления сопоставимой тяжести291. Кроме того, единственным основанием для применения досрочного освобождения любого вида, по мнению С.Н. Сабанина, должна быть степень исправления осужденного или снижение его общественной опасности, акты амнистии же не позволяют тщательно изучать личность каждого отдельного лица, поскольку распространяется на целые категории осужденных292. В обоснование ответа на предложение С.Н Сабанина представляется оправданным сослаться на мнение М.М. Бабаева, полагающего, что амнистия не только способствует решению задач уголовной политики и достижению цели правосудия, но и освобождает от уголовной ответственности и Данное постановление применяется с изменениями, внесенными Постановлением Конституционного суда РФ от 05.07.2001 № 11-П. 291 Сабанин С.Н. Справедливость освобождения от уголовного наказания. Екатеринбург, 1993. С. 141. 292 Сабанин С.Н. Там же. С.141.

наказания, смягчая положение тех, кто этого не заслуживает, оптимизируя обстановку в местах лишения свободы293. Думаем вопрос о рациональности и регламентированности актов амнистии может быть решен на уровне той же законодательной власти, путем принятия Федерального закона «Об амнистии». В этом отношении следует обратиться к опыту соседнего государства Украины, Верховная Рада которой еще в 1996 году приняла закон «О применении амнистии в Украине»294. Весьма актуальным и дискуссионным является вопрос о применении смертной казни к престарелым лицам. Международные организации не раз высказывались за отказ от смертной казни пожилых людей. В августе 1988 года Комитет ООН и по предупреждению Совету преступности ООН предложил тем Экономическому Социальному рекомендовать государствам - членам ООН, где смертная казнь сохраняется, установить “максимальный возраст, по достижении которого лицо не может быть приговорено к смерти и казнено”295. Подобного рода нормы существуют в некоторых странах. Так, в Монголии смертная казнь не распространяется на лиц старше 60 лет, в Гватемале и Судане - на тех, кому исполнилось 70 лет296. Напомним, что Уголовное уложение России 1903 года тоже не допускало применение смертной казни к лицам старше 70 лет. До недавнего времени в уголовном законодательстве РФ не было установлено предельного возраста, по достижении которого виновный не мог быть подвергнут смертной казни. Это вопрос обсуждался при разработке проектов уголовного законодательства. Так, в проекте Основ уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик (1991 г.) говорилось, что смертная казнь не может быть применена к лицам, достигшим к моменту См. подр.: Выступление М.М. Бабаева на конференции в Великом Новгороде 25-26 октября 2000 г. // Всероссийская конференция по проблемам помилования. М., 2001. С. 121. 294 Ведомости Верховной Рады (ВВР). 2003. № 36, ст. 283. 295 Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. М., 2000. С. 42. 296 См.: Смертная казнь. Анализ мировых тенденций. М., 1995. С. 31.

вынесения приговора 60-летнего возраста297. Однако в принятых Основах эта норма не сохранилась. Оказаться от применения смертной казни к лицам пожилого возраста предлагал И.И. Карпец298. Он считал возможным не применять смертную казнь к тем, кто старше 65-70 лет, сделав исключение лишь для совершивших преступления против мира и человечества. По этому поводу Таганцев Н.С. приводит замечания F. Helie: “Казалось бы, можно выказать пощаду к сединам осужденного;

есть нечто отталкивающее в этом сокращении и без того отходящей жизни, в этом захвате дней, и без того уже отмеренных и на половину угасших. А с другой стороны, что такое смерть, как наказание в эту эпоху, когда природа уже раскрыла могилу перед обвиненным”299. Закон РФ от 29 апреля 1993 года № 4901 -1 “ О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РСФСР, Уголовно - процессуальный кодекс РСФСР и Исправительно-трудовой кодекс РСФСР” принял соответствующее решение и установил, что к смертной казни не могут быть приговорены женщины в независимости от возраста и мужчины старше 65 лет. УК РФ 1996 года сохранил эту норму без изменений. Несмотря на явную прогрессивность этой нормы, она все же вызывает замечания. В ст. 59 УК РФ речь идет о неприменении смертной казни к лицам, достигшим к моменту вынесения приговора 65-летнего возраста. Вместе с тем известно, что когда в России применялась смертная казнь (ведь формально она не отменена), ее приводили в исполнение спустя несколько лет после провозглашения приговора. А как быть, если она назначена за несколько месяцев до достижения 65-летнего возраста? Ведь норма, предусмотренная ст. 59, позволяет казнить даже лиц в возрасте 70 лет, а может быть и старше. Если смертная казнь не будет отменена, законодательство, по-видимому, будет нуждаться в дополнении.

297 См.: Социалистическая законность. 1988. № 12. С. 10. Карпец И.И. Польза или зло // Смертная казнь: за или против. М., 1989. С. 365. 299 Таганцев Н.С. Указ. соч. С. 146.

На наш взгляд статью 59 УК РФ следует дополнить пунктом 4, следующего содержания «Лицам, приговоренным к смертной казни и достигшим фактического шестидесятипятилетнего исполнения, смертная возраста казнь к моменту ее заменяется другим наказанием в соответствии ч. 3 ст. 59 УК РФ». Исследование данных о распределении осужденных по возрасту показало, что средний возраст лиц, приговоренных к смертной казни, и всех осужденных, почти одинаков, но в разных возрастных группах имеются различия. Так в возрастной группе 18-24 года доля лиц, осужденных к смертной казни, почти в 2 раза выше, чем у всех осужденных (соответственно 27,5% и 15,3%). Иная картина у тех, кто старше 30 лет: у осужденных в возрасте 30-49 лет такого различия почти нет (37,9 и 38,5%), наиболее пестрая картина выглядит у тех, кому за 50 лет. Отмечена разница в пять с лишним раз: 0,9 и 4,8%300. Таким образом, среди молодых осужденных доля приговоренных к смертной казни превалирует, среди осужденных старшей группы картина обратная301. Данные особенности с точки зрения исследователей главным образом объясняются характером совершенных преступлений. Даже в те годы, когда смертная казнь применялась весьма широко, подавляющее большинство осужденных составляли лица, совершившие убийства при отягчающих обстоятельствах. Как уже было выше сказано в нашей работе, процент убийств, совершаемых престарелыми лицами, ничтожно мал по отношению к количеству аналогичных преступлений среди лиц более молодого возраста. В американских тюрьмах количество осужденных к смертной казни лиц в возрасте 60 лет и старше по состоянию на 1 января 1996 года составило более 1,5%, самому старому было 80 лет. По мнению исследователей, данные Исчислено нами на основе данных, приведенных в кн. Смертная казнь: за или против. М., 1989. С. 327. Для сравнения здесь приведены данные специальной переписи осужденных, проведенной во всех местах лишения свободы в конце 1999 года. В некоторых случаях дается ссылка на данные переписи осужденных 1994 г. [См.: А.С. Михлин. Осужденные. Кто они ? (Характеристика осужденных по материалам переписи 1994 г.) М., 1997.] 301 цифры с каждым годом возрастают302. В России по состоянию на 1998 г. число осужденных к смертной казни в возрасте 60 лет и старше составило 1,4%, по отношению к другим возрастным группам. Но эта цифра будет значительней, если учесть, что престарелых лиц в 2 раза чаще казнят, чем помилуют, так как в самой молодой группе (до 19 лет) удельный вес помилованных почти в 6 раз больше, чем среди тех, кому в помиловании отказано303. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что и впредь средний возраст осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы, будет возрастать за счет постепенного старения лиц в колониях этого вида, поскольку никто из них практически не освобождается. При этом некоторые исследователи замечают некоторую негуманность и нерациональность предпосылок для условно-досрочного освобождения от пожизненного лишения свободы применительно к престарелым осужденным. Условнодосрочное освобождение допускается только после отбытия не менее 25 лет наказания. Неудивительно, что большинство осужденных (кому за 60 лет) не видят для себя никаких перспектив. Гуманизация правовых оснований назначения наказания и процесса его отбывания пожилыми осужденными занимает важное место в системе профилактического воздействия геронтологической преступности. В литературе прочно укрепилось положение, согласно которому принципы права представляют собой систему основополагающих идей построенных на научной основе и отражающих объективные закономерности общественного развития304. Поэтому от того, как принцип гуманизма отражается в законодательстве и реализуется на практике, во многом зависит достижение целей наказания.

См.: Михлин А.С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее. М., 2000. С. 35. См. подр.: Джеймс К. Гэлбрейт. Какова американская модель на самом деле? // Логос. 2003. № 2 // http://magazines.russ.ru/logos/2003/2/gelb.ru 304 Кашанина Т.В. Кашанин А.В. Основы российского права. М., 2001. С. 138;

Хропанюк В.Н. Теория государства и права / Под ред. проф. В.Г. Стрекалова. М., 2000. С. 213.

Анализ последних изменений в Уголовном кодексе РФ, касающихся вопросов назначения наказаний пожилым лицам, позволяет сделать ряд выводов: 1. Современное законодательство не в полной мере отвечает требованиям и не создает условий для отбытия наказаний пожилыми и престарелыми осужденными. Анализируя отдельные виды наказаний с учетом последних изменений в уголовном кодексе, можно с уверенностью утверждать, что наиболее реальным и эффективным наказанием является штраф. 2. Механизм назначения таких видов наказаний, как обязательные и исполнительные работы, в отношении пожилых лиц должен включать положения о неприменении принудительного труда в отношении пожилых лиц. При отсутствии согласия на выполнение осужденным в пожилом возрасте данных работ, непременно должен ставиться вопрос о замене данных видов наказания на другие. 3. Жесткие условия содержания заключенных в местах лишения свободы являются пагубными для неприспособленного организма пожилых лиц. Высокий процент заболеваний туберкулезом среди пожилых лиц, безграничные возможности обмена преступным опытом среди лиц разных возрастных групп, насилие, направленное на пожилых лиц, все это толкает на решение вопроса о раздельном содержании в местах лишения свободы осужденных пожилого возраста от лиц других возрастных групп. Совместное же содержание в местах лишения свободы престарелых с осужденными других возрастных групп является опасным как для первых, так и для последних. Таким образом, справедливое наказание как мера государственного принуждения была, есть и будет мощным средством решительного воздействия на геронтологическую преступность в сответсвии с его целями;

одним из важных государственных рычагов локализации и нейтрализации как преступности в целом, так и преступности пожилых лиц в стране.

Заключение В данной работе был проведен криминологический анализ геронтологической преступности, изучена эффективность действующего законодательства в части определения оснований и реализации уголовной ответственности пожилых лиц и выработаны предложения по совершенствованию общей, специальной и индивидуальной профилактики совершаемых ими преступлений. Несмотря на то, что наши исследования касались только некоторых преступности пожилых лиц, все же можно с уверенностью сделать некоторые выводы. Во-первых, преступность лиц старше 60-ти лет (для женщин 55-лет и старше) следует признать геронтологической. Несмотря на то, что провести исследование старческой преступности на территории всей страны не представляется возможным, так как в России отсутствует какая-либо статистика, фиксирующая как преступность пожилых лиц, так и преступления против лиц пожилого возраста, все же диссертант на основании анализа преступности в отдельных регионах определил, что указанная преступность характеризуется наименьшей активностью по сравнению с преступностью несовершеннолетних и лиц среднего возраста. Однако намечается ее неуклонный рост. Во-вторых, совершение уголовно-наказуемых деяний исследуемой категорией лиц имеет свою специфику: 1. В основном пожилые и престарелые совершают преступления, возникающие на почве семейно-бытовых конфликтов из-за жилищных проблем, состояния удрученности и потери прежнего положения в семье. 2. Лица пожилого и престарелого возраста отличаются раздражительностью, неумением объективно оценить обстановку, что характеризует ситуативный характер большинства их противоправных деяний. С другой, стороны вышеуказанные социально-демографические изменения привели к появлению категории «новых преступников», пожилых лиц, совершающих преступления интеллектуального характера (в экономической сфере, должностные преступления и др.). 3. Чем старше возраст лица в пожилом возрасте, тем ниже его преступная активность. В-третьих, динамика геронтологической преступности не зависит существенным образом от демографических изменений, выражающихся в увеличении удельного веса пожилых в обществе. В этом отношении причинный комплекс преступности пожилых лиц имеет свою специфику: основной детерминантой в росте криминогенной активности лиц пожилого возраста играют факторы социального и социально-психологического характера. В-четвертых, установить верхний возрастной порог, как основание освобождения от уголовной ответственности (или непривлечения к ней вовсе) в настоящее время не представляется возможным, что объясняется следующим: 1. Нельзя точно установить конкретный порог старости для всех лиц. Развитие человека индивидуально и зависит от физиологических, психологических, социальных и др. факторов, поэтому процесс старения у каждого лица будет индивидуален. 2. Достижение преклонного возраста лицом еще не означает неспособность осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. Некоторые лица и в 80 лет сохраняют, светлую память и способность хорошо ориентироваться в даже самых сложных ситуациях. 3. Социально-демографические изменения в обществе ведут к постарению населения. Относительная доля пожилых лиц среди других групп населения становится все больше и больше. Поэтому введение верхних возрастных границ уголовной ответственности, может привести к массовому злоупотреблению данным положением. Гуманное отношение к престарелым преступникам может быть далеко не гуманным по отношению к потерпевшим.

4. Вопрос о привлечении или непривлечении по поводу этом к уголовной или из ответственности может быть решен на основе проведенных комплексных психолого-психиатрических невменяемости престарелого экспертиз лица. вменяемости исходить При следует установления как медицинского (установление престарелого возраста), так и юридического (способности осознавать характер и общественную опасность своего деяния) критериев. В-пятых, совершение преступления в престарелом возрасте, должно признаваться обстоятельством, влияющим на размер наказания, в силу чего в ст. 61 УК РФ предлагается ввести формулировку, указывающую на престарелый 70 лет. В-шестых, анализ изменений в УК РФ (в ред. Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ) показал несостоятельность применения к пожилым лицам таких видов наказаний как обязательные и исправительные работы. В случае достижения осужденным пенсионного возраста необходимо ставить вопрос о замене наказания на иной вид, не связанный с принудительным трудом или получать добровольное согласие осужденного на продолжение применения к нему указанных видов наказаний. В-седьмых, современная российская уголовно-исполнительная система не в состоянии обеспечить надлежащих условий для отбытия престарелыми лицами наказаний, связанных с лишением свободы. Это требует создания учреждений для отдельного содержания данной категории лиц (например, арестные дома для престарелых). В-восьмых, эффективность мер предупреждения геронтологической преступности может быть обеспечена лишь при координации деятельности правоохранительных органов с органами здравоохранения и социальной защиты. Основой объединения специалистов для изучения и предупреждения преступности пожилых лиц является комплексное социально возраст обвиняемого, как обстоятельства, смягчающего наказание. При этом престарелым следует считать лицо, достигшее возраста демографическое и экономическое планирование, учитывающее взаимосвязь всех протекающих в территориальной общности демографических, экономических, социально-психологических, биологических процессов и явлений. В-девятых, выявленные особенности преступности пожилых лиц в теоретическом и практическом плане позволяют поставить вопрос о новом направлении в науке криминологии – криминальной геронтологии или «криминогеронтологии». Сформированная на стыке геронтологии и криминологии, криминогеронтология должна рассматриваться как одно из перспективных частнонаучных направлений криминологического знания, т.к. она позволяет значительно расширить предмет исследовательского поиска проблем возрастной преступности. Автор осознает, что определенный круг проблем, связанный с формированием личности пожилого преступника, психологическими особенностями, понятийным аппаратом, прогностическими особенностями анализа геронтологической преступности, с разработкой конкретных методик применения способов и форм профилактики геронтологической преступности, еще остается до конца не разработанным, что объясняется ограниченными рамками, а также целями диссертационного исследования. Тем не менее, выводы диссертационного исследования достаточно полно отражают современное состояние учения о геронтологической преступности, дают возможность развития широкого использования профилактических мер, а их учет в законодательном и прикладном уровнях должен способствовать развитию криминологической теории и практики наиболее эффективного применения мер борьбы с геронтологической преступностью.

Список использованной литературы 1. Нормативно-правовой материал 1. Декларация ООН «О преступности и общественной безопасности» (принята 12.12.1996 резолюцией 51/60 на 82-ом пленарном заседании Генеральной ассамблеи ООН) // http://www.un.org/russian/documen/declarat/crime.pdf. 2. Декларация ООН «По проблемам старения» (принята 16.10.1992 резолюцией 47/5 на 42-ом пленарном заседании Генеральной ассамблеи ООН) // http://www.un.org/russian/topics/socdev/elderly/declold.htm. 3. Международный (Венский) план действий по проблемам старения (Утвержден всемирной ассамблеей по проблемам старения, Вена, 26 июля-6 августа 1982 г. (А/CONF.113/31, глава VI)) // http://www.un.org/russian/documen/declarat/ageing_progr.pdf. 4. Принципы ООН в отношении пожилых людей (Приняты резолюцией 46/91 Генеральной Ассамблеи от 16.12.1991 г.) // http://dobroedelo.ru/vrc/pravo/1.asp. 5. Рекомендация МОТ № 162 «О пожилых трудящихся» (Принята в г. Женеве 23.06.1980 на 66-ой сессии Генеральной конференции МОТ) // http://www.hro.org/docs/ilex/un/recom162.php. 6. Конституция РФ// Российская газета, N 237, 25.12.1993. 7. Уголовный кодекс РФ (с изм. и доп., вступающими в силу с 30.01.2005)// СЗ РФ, 17.06.1996, N 25, ст. 2954. 8. Постановление ГД ФС РФ от 23.02.1994 № 63-1 ГД «Об объявлении амнистии в связи с принятием Конституции Российской Федерации» // Российская газета, N 86, 26.04.2005. 9. Постановление ГД ФС РФ от 19.04.1995 № 713-1 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 50-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» // Ведомости ФС РФ, 11.05.1995, N 14, ст. 562. 10. Постановление ГД ФС РФ от 24.12.1997 № 2038-II ГД «Об объявлении амнистии» // Российская газета, N 248, от 27.12.1997. 11. Постановление ГД ФС РФ от 18.06.1999 № 4147-II ГД «Об объявлении амнистии» // Российская газета, N 116, 22.06.1999.

12. Постановление ГД ФС РФ от 26.05.2000 № 398-III ГД (ред. от 28.06.2000, с изм. от 05.07.2001) «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» // Парламентская газета, N 98, 27.05.2000. 13. Постановление ГД ФС РФ от 30.11.2001 № 2172-III ГД «Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин» // Российская газета, N 237-238, 04.12.2001. 14. Постановление ГД ФС РФ от 20.04.2005 № 1761-IV ГД «Об объявлении амнистии в связи с 60-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» // Российская газета, N 86, 26.04.2005. 15. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 года. СПб., 1845. 16. Уголовный кодекс Республики Беларусь. Минск, 2000 г. 17. Закон Украины «О применении амнистии в Украине» // Ведомости Верховной Рады (ВВР). 2003. № 36, ст. 283. 18. Свод законов США / Уголовное законодательство зарубежных стран (Англии, США, Франции, Германии, Японии). Сборник законодательных материалов // Под ред. И.Д. Козочкина. М., 1998. 19. Уголовный кодекс Испании [1995 г. Перевод] // Под ред. док. юрид. наук, проф. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова;

Пер. с исп. В.П. Зыряновой, Л.Г. Шнайдер. М., 1998. 2. Монографии, книги, пособия 20. Абельцев С. Н. Профилактика преступлений и защита личности от криминальных посягательств. Тамбов, 2000. 21. Абрамова Г.С. Возрастная психология. Екатеринбург, 1999. 22. Аванесов Г.А. Теория и методология криминологического прогнозирования. М., 1972. 23. Алексеев А.И., Герасимов С.И., Сухарев А.Я. Криминологическая профилактика: теория, опыт проблемы. М., 2001. 24. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. М., 1968. 25. Ананьев Б.Г. О проблемах современного человекознания. М., 1997.

26. Андреева Л.А. Квалификация убийств. М., 1999. 27. Антонян Ю.М. Социальная среда и формирование личности преступника. М., 1975. 28. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступления и наказания. М., 2000. 29. Антонян Ю.М., Бородин С.В. Преступное поведение и психические аномалии. М., 1998. 30. Антонян Ю.М., Шостакович Б.В., Ткаченко А.А. Криминальная сексология. М., 1999. 31. Бабаев М.М., Кузнецова Э.В., Урланис Е.Б. Влияние демографических процессов на преступность. М., 1976. 32. Беннет Дж. Криминальные смещения. Будущее преступности в Америке. М., 1989. 33. Блейхер В.М. Клиническая патопсихология. Ташкент, 1976. 34. Боровых Л.В. Проблемы возраста в механизме уголовно-правового регулирования. Екатеринбург, 1993 35. Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. 36. Болгов В.И. Внебрачное время и уровень жизни. Новосибирск, 1964. С. 74. 37. Бытько О.И. Личность преступника и уголовная ответственность. Саратов, 1980. С. 86. 38. Бурлаков В.Н. Криминогенная личность и индивидуальное предупреждение преступлений: проблемы моделирования: Монография. – СПб., 1998. 39. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 1990. 40. Гусев М., 1971. 41. Гернет М.Н. Социальные факторы преступности. 1905 // Allpravo.ru – 2004 // allpravo.ru/library/doc101p0/print3482.html. 42. Горелик И.И. Наказание и его назначение Минск, 1978. 43. Грановская Р.М. Элементы практической психологии. Л., 1988. 44. Давыдовский. Геронтология. М., 1966.

С.И.

О роли судебно-психиатрической экспертизы // Вопросы организации и проведения судебно- психиатрических экспертиз в уголовном праве.

45. Дагель П.С. Учение о личности преступника в советском уголовном праве. Владивосток, 1970. 46. Дедов И.И. Дедов В.И. Биоритмы гормонов. М, 1992. 47. Дильман В.М. Старение, климакс и рак. Л., 1966. 48. Дубинин Н.П., О Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. и Поведение. путях их Ответственность. природе антиобщественных поступков предупреждения. М., 1982. 49. Дупленко Ю.К. Старение. Л., 1985. 50. Дьяков С.В. Государственные преступления (против основ конституционного строя и безопасности государства) и государственная преступность. М., 1999. 51. Заменгоф М.Ф. Преступность стариков. СПб, 1915. 52. Зейгарник Б.В., Братусь Б.С. Очерки по психологии аномального развития личности. М., 1988. 53. Игошев К.Е. Типология личности и мотивация преступного поведения. Горький, 1974. 54. Карпец И.И. Индивидуализация наказания. М., 1961. 55. Карпец И.И. Польза или зло // Смертная казнь: за или против. М., 1989. 56. Карсаевская Т.В. Образ жизни и здоровье пожилых людей в развитом социалистическом обществе / Здоровье пожилых людей. М., 1978. 57. Квашис В.Е. Основы виктимологии. М., 1999. 58. Кемпер И. Легко ли стареть? М., 1996. 59. Кикнадзе Д.А. Потребность, поведение, воспитание. М., 1968. 60. Кистяковский А.Ф. Исследование о смертной казни. М., 2000. 61. Ковалев А.Г. Психология личности. М., 1970. 62. Кондрашков Н.Н. Количественные Методы в криминологии. М., 1971. 63. Котик М.А. Психология и безопасность. Таллинн, 1981. 64. Ковалев М.И. Основы криминологии. М., 1970. 65. Криворучко Ю.Д. Дифференциальная оценка признаков юридического критерия невменяемости в некоторых случаях органического поражения головного мозга у лиц позднего возраста // Проблемы вменяемости судебной психиатрии / Под ред. Г.В. Морозова М., 1983.

66. Коченов М.М. Теоретические основы судебно-психиатрической экспертизы. Екатеринбург, 1993. 67. Краснова О.В., Лидерс А.Г. Социальная психология старения: Учеб. пособие для студ. высш. учебн. заведений. М., 2002. 68. Кудрявцев В.Н. Причинность в криминологии (О структуре индивидуального преступного поведения). М., 1968. 69. Кудрявцев. И.А. Судебная психолого-психиатрическая экспертиза. М., 1998. 70. Кудрявцев И.А., Ратинова М.А. Криминальная агрессия (экспертно типологическая и судебно - психологическая оценка). М., 2000. 71. Кузнецова Н.Ф. Проблемы криминологической детерминации. / Под. ред. В.Н. Кудрявцева. М., 1984. 72. Лебединский М.С., Мясищев В.Н. Введение в медицинскую психологию. М., 1966. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Л., 1968. 73. Литвинов А.Н., Гавриш Т.С. Профилактика преступлений. От теории к практике. М., 2004. 74. Личность преступника и применение наказания. Казань, 1980. 75. Миньковский Г.М., Ратинов А.Р. О роли биологического в личности преступника и преступном поведении. // В кн.: Соотношение биологического и социального в человеке. М., 1975. 76. Михеев Р.И., Михеева А. И. Значение психических аномалий для совершенствования уголовно-правовых мер борьбы с преступностью: Проблемы правового регулирования вопросов борьбы с преступностью. Владивосток, 1997. 77. Михлин А.С. Роль социальных и демографических свойств личности осужденного. М., 1970. 78. Михлин А.С. Высшая мера наказания: история, современность, будущее. М., 2000. Мечников И.И. Этюды о процессе старения человека. 1908. Собр. соч. М., 1966. 79. Неклюдов Н. Статистический опыт исследования различных возрастов человеческого организма по отношению к преступлению. СПб., 1865. 80. Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов, 1975. 81. Орешкина Т.Ю. Рецидивная преступность в США (аналитический обзор). М., 1995.

82. Ожегов С.И. Словарь русского зыка. М., 1990. 83. Павлов В.Г. Субъект преступления и уголовная ответственность. СПб., 2000. 84. Пинкевич Т.В., Эльканов А.И. Экономическая организованная преступность: криминологический аспект. Ставрополь, 2001. 85. Платонов К.К. Психологическая структура личности. Личность при социализме. М., 1968. 86. Побегайло Э.Ф. Криминологическая характеристика лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления. М., 2002. 87. Позднякова С.П. Клиника, дифференциальная диагностика и судебнопсихологическое знание алкогольных параноидов. М., 1978. 88. Разумовская С.П. Вопросы судебно-психиатрической оценки сосудистых заболеваний головного мозга // В кн.: Проблемы вменяемости и судебной психиатрии. М., 1983. 89. Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVIII вв. М., 1995. 90. Романов А.К. Характеристика осужденных, отбывающих наказание в тюрьмах. М., 1991. 91. Сабанин С.Н. Справедливость освобождения от уголовного наказания. Екатеринбург, 1993. 92. Сергиевский Н.Д. Русский уголовный процесс. СПб., 1908. 93. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М., 1998. 94. Ситковская О.Д., Конышева Л.П., Коченов М.М. Новые направления судебнопсихологической экспертизы. М., 2000. 95. Смертная казнь. Анализ мировых тенденций. М., 1995. 96. Соловьев А.Д. Вопросы применения наказания по советскому уголовному праву. М., 1958. 97. Сонин М.Я., Дыскин А.А. Пожилой человек в семье и в обществе. М., 1984. 98. Социальная геронтология. / Под общей редакцией Р.С. Яцемирской. М., 1998. 99. Спасенников Б.А. Правовая антропология. М., 2001. 100. Судебная психиатрия. М., 1978. 101. Тульчинский М.М. Психология позднего возраста. М., 1993. 102. Фойницкий И.Я. Учение о наказании в связи с тюрьмоведением. М., 103. Фрейеров О.Е. Олигофрения. М., 1977. 104. Характеристика подозреваемых и обвиняемых, содержащихся в следственных изоляторах: по материалам специальной переписи. / Под. ред. д. ю. н. проф. А.С. Михлина. М., 2000. 105. Шарапов Р.Д. Физическое насилие в уголовном праве. СПб., 2001. 106. Шестаков Д.А. Семейная криминология: Криминофамилистика. СПб., 2003. 107. 108. 109. 110. Шестаков Д.А. Введение в криминологию семейных отношений. Л., 1980. Чечель Г.И. Жестокий способ совершения преступлений против личности. Чечель Г.И. Смягчающие ответственность обстоятельства и их значение в Чибисов Ю.Н., Аглар-Заде А.З, Акопян В.Ф. Эпидемиологическое изучение Ставрополь, 1992. индивидуализации наказания. Саратов, 1979. пограничных состояний и антиобщественных деяний в возрастной группе от 50 лет и старше. – В кн.: Проблемы судебной и социальной психиатрии. М., 1976. 111. 112. 113. 114. 115. Чучаев А.И. Личность преступника и виды наказания. М., 1999. Цветинович А.Л. Преступления и наказания в РФ. М., 1997. Ценгров Е.Е. Криминалистическое учение о потерпевшем. М., 1988. Яковлев А.М. Борьба с рецидивной преступностью. М., 1964. Яхимов Л.А. Судебно-психиатрическое значение атеросклеротического слабоумия (вопросы дееспособности) // В кн.: Теоретические и организационные вопросы судебной психиатрии. / Под ред. Г.В. Морозова М., 1997. 3. Учебники, курсы лекций, комментарии 116. Алексеев А.И. Криминология. Курс Лекций. М., 1999. 117. Антонян Ю.М. Социально-демографические признаки. / Криминология. Курс лекций. М., 2004. 118. Богомолец А.А. Задачи экспериментальной медицины в борьбе с преждевременным старением// Старость (труды конференции по проблемам генезиса старости и профилактики преждевременного старения организма). Киев, 1939.

119. Герцензон А.А., Грингауз Ш.С., Дурманов Н.Д., Исаев М.М., Утевский Б.С. История советского уголовного права. М., 1947. 120. Кашанина Т.В. Кашанин А.В. Основы российского права. М., 2001. 121. Комментарий к Уголовному кодексу Российской федерации с постатейными материалами и судебной практикой / Под общ. ред. С.И. Никулина. М., 2000. 122. Криминология: Учебник для вузов / Под. общ. ред. д. ю. н. проф. А. И. Долговой. М., 2002. 123. Криминология / Под ред. проф. Н.Ф. Нузнецовой, проф. Г.М. Миньковского. М.., 1998. 124. Криминология / Пер. с чешского под ред. док. юр. наук Н.А. Стручкова. М., 1982. 125. Криминология. Словарь-справочник. М., 1998. 126. Курс советской криминологии. Предмет. Методология. Преступность и ее причины. Преступник. М., 1985. 127. Михеев Р.И. Старческая преступность (В порядке обсуждения проблемы) / «Актуальные проблемы борьбы с преступностью в Сибирском регионе // Мат. научн-практич. конф. Красноярск: СибЮИ МВД РФ, 2000. 128. Платонов К.К., Голубев Г.Г. Психология. М., 1977. 129. Руководство по геронтологии / Под. ред. Академика АМН СССР Д.Ф. Чеботарева. М., 1978. 130. Старость: популярный справочник // пер. с польского. М., 1996. 131. Сердюк Л. В. Общие вопросы криминологии: Курс лекций. Уфа, 1999. 132. Таганцев Н.С. Курс русского уголовного права. Часть Общая. Кн. 1-я. СПб., 1874 133. Теоретические основы предупреждения преступности / Отв. ред. В.К. Звирбуль, В.В. Клочков, Г.М. Миньковский. М., 1977. 134. Тимофеев В.Г. Уголовно-исполнительная система России: цифры, факты и события. Чебоксары, 1999. 135. Тощенко Ж.Т. Социология. Общий курс. М.: Прометей, 1994. 136. Уголовно-исполнительное право России. М., 2000.

4. Статьи 137. Антонян Ю.М. Системный подход к изучению личности преступников // Советское государство и право. 1974. № 3. 138. Антонян Ю.М. Преступность пожилых людей // Советское государство и право. 1991. № 11. 139. Антонян Ю.М. Преступления, совершаемые с особой жестокостью // Государство и право. 1992, № 9. 140. Васин. С. Демографические проблемы повышения пенсионного возраста. // Современные проблемы пенсионной реформы. М., 1997. 141. Джеймс К. Гэлбрейт. Какова американская модель на самом деле? // Логос. 2003. № 2 // http://magazines.russ.ru/logos/2003/2/gelb.ru. 142. Елютина М.Э. Социальная геронтология в структуре профессиональной подготовки социальных работников // Российский журнал социальной работы. 1996. № 2. 143. Капица С. Сколько людей жило, живет и будет жить на земле // Очерк теории роста человеческого. (Материал опубликован на сервере московской сети по организованному развитию по адресу http://www.odn.ru/kapiza/6_10.htm#10). 144. Каариинен К. Моральный кризис или безнравственное общество? Система ценностей в России после падения коммунизма // Россия и современный мир. Вып. 3 (20), 1998. / http://www.inion.ru/product/russia/kaarnien.htm. 145. Короткова Т.И. Народовластие и право // Советское государство и право. 1969. №1. 146. Кругликов Л.Л. Особенности перечисленных в уголовном законе смягчающих и отягчающих обстоятельств. / Юридические гарантии применения права и режим социалистической законности в СССР. Ярославль, 1975. Вып. I. 147. Кругликов Л. Правовая природа отягчающих и смягчающих наказание обстоятельств.// Уголовное право. 1999. № 4. 148. Кузьминский Е., Михайловская И. Преступность и информация о ее состоянии. // http://www.hrigts.ru/text/b2/Charpter3.htm. 149. Марцинковская Т.Д. Особенности психического развития позднем возрасте // Психология зрелости и старения. 1999. № 3.

150. Молотков И.А., Усов А.Г. Об изменении высшей нервной деятельности при физиологической и патологической старости. / Вопросы геронтологии и гериатрии. Л., 1962. 151. Мясников О. О смягчающих наказание обстоятельствах, не указанных в законе // Российская юстиция. 2001. № 4. 152. Немчин Т.А. Специфика социально-психологических факторов генезиса эмоций и их проявление в позднем возрасте // Вестн. ЛГУ. Сер. 6. Вып. 4. 1987. 153. Орешкина Т.Ю. Актуальные проблемы буржуазной криминологии // Проблемы государства и права за рубежом. Выпуск 3. М., 1997. 154. Остроумов С.С. Статистика преступности и проблемы демографии // Вестник Московского ун-та. Право. 1970. № 4. 155. Плешаков А.М., Щерба С.П. Правовая оценка беспомощного состояния потерпевшего по уголовному делу// Соц. законность. 1982. № 17. 156. Пудовочкин Ю., Разумов П. Некоторые особенности геронтологической преступности. // Уголовное право. М., 2003. № 4. 157. Рейтца Г.В. Патологическая преступность и уменьшенная вменяемость// Современная психиатрия. 1912. Июнь. 158. Сахаров А.Б. Об антисоциальных чертах личности преступника // Советское государство и право. 1970. № 10. 159. Серебрякова В.А. Социологические аспекты изучения женской преступности. – В кн.: Вопросы борьбы с преступностью, вып. 30. М., 1979. 160. Сирожидинов Д.В. Уменьшенная (ограниченная) вменяемость: история вопроса и его современное понимание // Российский юридический журнал. 1997. № 2 (14). 161. Тирский В.В., Войтин Н.В. Криминологическое и уголовно-правовое значение пожилого возраста // Правовые вопросы борьбы с преступностью. Томск: Изд-во Томского ГУ, 1984. 162. Уорнер Шай К. Интеллектуальное развитие взрослых // Психологический журнал. Т. 19. 1998. № 6. 163. Фролькис В. Геронтология// Наука и жизнь. 1998. № 11. 164. Харламов В.С. Роль службы участковых уполномоченных в профилактике внутрисемейных насильственных преступлений // Криминология: вчера, сегодня, завтра. Труды Санкт-Петербургского криминологического клуба. № 1(2). СПб. 2002. 165. Шмаров И.В. Разработка уголовно-исполнительного законодательства в системе международных соглашений о защите прав человека и документов ООН, определяющих принципы обращения с осужденными // Советское государство и право. 1990. № 11. 166. Штернберг Э.Я. Сосудистые заболевания головного мозга // Руководство по психиатрии. Т. 2 М., 1983. 167. Штернберг Э.Я. Расстройство психической деятельности и процессы старения // Вестник Академии медицинских наук СССР. 1980. № 3. 5. Диссертации 168. Акутаев Р.М. Криминологический анализ латентной преступности. Дисс. … док. юрид. наук. СПб., 1999. 169. Барсукова О.В. Старческая преступность и преступления против лиц пожилого возраста (Криминологические и уголовно-правовые проблемы). Дисс. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2003. 170. Бутуева З.А. Роль ценностных ориентаций в социализации пожилых и старых людей (социально-филосовский аспект). Дис. … канд. филос. наук. М., 1999. 171. Ильясов А.З. Уголовно-правовые и криминологические проблемы массовых беспорядков. Дисс. … канд. юрид. наук. Махачкала, 1999. 172. Ковалева Н.Г. Стратификация старшей возрастной группы на основе различий в образе жизни. Дис. … канд. соц. наук. Самара, 2002. 173. Костюк М.Ф. Уголовно-правовые и криминологические проблемы с преступностью в исправительных учреждениях. Дис.... док. юрид. наук. М., 2000. 174. Курганов С.И. Основания криминологической теории. Дис. …док. юрид. наук. МВД РФ. Всерос. НИИ М., 1999. 175. Лейкина Н.С. Личность преступника и уголовная ответственность. Дис. … док. юрид. наук. Л., 1969.

176. Марковкина С.Г. Дифференциация факторов и условий адаптации лиц пожилого и старческого возраста в стационарных учреждениях социального обеспечения. Дисс. … канд. соц. наук. Барнаул, 1995. 177. Петков В.П. Личность рецидивистов старших возрастов и особенности карательно-воспитательного воздействия на них в ИТУ. Дисс… канд. юрид. наук. М., 1992. 6.

Авторефераты диссертаций 178. Аникиец С.Т. Обман потребителей: уголовно-правовые и криминологические аспекты. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2001. 179. Иванова А.Т. Смягчающие ответственность обстоятельства в советском уголовном праве. Автореф. дис… канд. юрид. наук. М., 1972. 180. Кургузкина Е.Б. Личность преступника. Автореф. дис… док. юрид. наук. М., 2003;

181. Михеев Р.И. Проблемы вменяемости, вины и уголовной ответственности. Теория и практика. Автореф. дис... док. юрид. наук. М., 1995;

182. Осадчая Н.Г. Обязательные работы как новый вид наказания в Российском уголовном законодательстве. Автореф. дис… канд. юр. наук. Ростов-на-Дону, 1997;

183. Панина Н.В. Проблемы социальной адаптации к статусу пенсионера: Автореф. дис. …канд. филос. наук. М., 1980;

184. Рассказов М.Ю. Уголовная ответственность за вымогательство. Автореф. дис... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2002;

185. Рощак К. Психологические особенности личности в пожилом возрасте: Автореф. дис… док. психол. наук. М, 1994. 186. Устаева Н.Х. Преступления в сфере пенсионного законодательства. Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Махачкала, 2002. 187. Хатуев В. Б. Уголовно-правовая охрана беременных женщин, малолетних, беззащитных и беспомощных лиц и лиц, находящихся в зависимости от виновного. Автореф. … канд. юрид. наук. М., 2004.

7.

Работы иностранных авторов 188. Брунон Холыст. Криминология. Основные проблемы. / Пер. с польского В.М. Когана. М., 1980. 189. Крафт-Эбинг Р. Судебная психопатология. СПб., 1895. 190. Криминология / Под ред. Дж. Ф. Шели / пер. с английского. СПб., 2003. 191. Ломброзо Ч. Преступление. Новейшие успехи науки о преступнике. Анархисты // сост. и предислов. В.С. Овчинского. М., 2004. 192. Миклош Вермеш. Основные проблемы криминологии / Пер. с венгерского док. юрид. наук. С.Г. Келиной. М., 1978. 193. Мольнар Э. Философские основы исторического материализма. Брест, 1965. 194. Россет Э. Процесс старения населения. М., 1968. 195. Фокс В. Введение в криминологию / Пер. с англ. М., 1980. 196. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.