WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на правах рукописи УДК 167/168.001.8 Разумов Владимир Ильич Методология подготовки и ...»

-- [ Страница 6 ] --

221. Ладенко И.С. Развитие интеллектуальных инноваций в современном обществе. Комплексная программа исследований. - Препринт. - Новосибирск: Изд-во ИИФФ СО АН СССР, 1993. - 61 с. 222. Ладенко И.С. Социализация идей генетической логики и становление интеллектики. - Препринт докл. на юбилейном сем. авт. 16 сентября 1993 г. Новосибирск: Ин-т Философии и Права, 1993. - 38 с. 223. Ладенко И.С. Интеллектуальные системы и обучение. - Новосибирск, 1993. - 150 с. 224. Лазарев С.Н. Диагностика кармы. Книга первая. Система полевой саморегуляции. - Санкт-Петербург: АО ”Сфера”, 1993. - 160 с. 225. Ланге О. Введение в экономическую кибернетику: Пер. с польск./ Под общ. ред. Е.З.Майминаса. - М.: Прогресс, 1968. - 208 с. 226. Ланге О. Целое и развитие в свете кибернетики // Исследования по общей теории систем. -М.: Прогресс, 1969. - С. 181 - 251. 227. Ландау Л.Д., Лифшиц Е.М. Статистическая физика. Ч. 1. Изд. 3-е доп. Е.М.Лифшицем и Л.П.Питаевским. - М.: Наука, 1976. - 584 с. 228. Леви-Строс К. Первобытне мышление / Пер., вступ. ст. и прим. А.Б.Островского. М.: Республика, 1994. - 384 с. 229. Левин Г.Д. К проблеме формального и содержательного обобщений // Филос. науки - 1987. - № 8. - С. 50 - 58. 230. Левич А.П. Метаболическое время естественных систем // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник. - М.: Наука, 1988. - С. 304 - 325. 231. Левич А.П. Научное постижение времени//Вопр. Филос. -1993. № 4. - С. 115 - 124. 232. Ледли, Роберт Стивен. Программирование и использование цифровых вычислительных машин. / Пер. с англ. А.Д.Горбунова. / Под ред. А.И.Китова. М.: Мир, 1966. - 644 с. 233. Ледников Е.Е. Критический анализ номиналистических и платонических тенденций в современной логике. - Киев: Наукова думка, 1973. - 223 с. 234. Лейбин В.М. Системные исследования и символическая концепция человека//Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1985. - М.: Наука, 1986. - С. 64 - 82. 235. Лейбин В.М. Дилеммы глобального моделирования // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1986. - М.: Наука, 1987. - С. 58 - 73.

236. Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. - М.: Наука, 1980. - 359 с. 237. Лекторский В.А. Логика понятий и исследование реальности (Вместо заключительного слова) // Диалектика отрицания отрицания. - М.: Политиздат, 1983. - С. 327 - 339. 238. Ленин В.И. Удержат ли большевики государственную власть // Полн. собр. соч. изд. 5-е Т. 34. С. 287 - 339. 239. Лефевр В.А. Из кн. ”Конфликтующие структуры” ВВЕДЕНИЕ // Кентавр - 1990. № 2. - С. 34 - 40. 240. Лефевр В.А. От психофизики к моделированию души // Вопр. Филос. - 1990. - № 7. - С. 25 - 31. 241. Лефевр В.А. О самоорганизующихся и саморефлексивных системах и их исследовании // Прикладная эргономика. - 1994. - № 1. - С. 6 - 9. 242. Лефевр В.А. Сознание человека и дельфина // Там же. - С. 17 - 19. 243. Ли Т.Х. Взаимодействие решения // между системными аналитиками и лицами принимающими Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1987. - М.: Наука, 1988. - С. 62 - 75. 244. Логико-гносеологический анализ науки / [Ж.М.Абдильдин, А.Н.Нысанбаев];

АН КазССР, ин-т философии и права. - Алма-Ата: Гылым, 1990. - 491 с. 245. Лойт Т.В. Проблема теоретического единства многоуровневого биологического знания // Единство и многообразие мира, дифференциация и интеграция научного знания. - М., 1983. - С. 362 - 365. 246. Лооне Э.Н. Современная философия истории. - Таллин: Изд-во "Ээсти раамат", 1980. - 293 с. 247. Лосев А.Ф. История античной эстетики: Последние века (III - IY века). - М.: Искусство, 1988. - 447 с. 248. Лосев А.Ф. Диалектика мифа // Из ранних произведений - М.: Правда, 1990. - С. 393 - 599. 249. Лосев А.Ф. Музыка как предмет логики // Там же. - С. 195 - 390. 250. Лосев А.Ф. Философия имени // Там же. - С. 11 - 192. 251. Лосский Н.О. Обоснование интуитивизма // Избранное. - М.: Правда, 1991. - С. 13 - 334. 252. Лосский Н.О. Идея конкретности в русской философии // Вопр. Филос. - 1991. - № 2. - С. 127 - 135. 253. Лосский Н.О. История русской философии. - М.: Высш. шк., 1991. - 559.

254. Лотман Ю.М. Культура и взрыв. - М.: Гнозис;

Изд. группа "Прогресс", 1992. 272с. 255. Лукьянов А.Е. Становление философии на Востоке (Древний Китай и Индия): Монография. - М.: Изд-во УДН, 1989. - 188 с. 256. Лукьянов А. В лабиринтах Дао//Проблемы Дальнего Востока. -1990. - № 6. - С. 187 - 198. 257. Маврин С.А. Целостный процесс воспитания в оценочной деятельности: Монография. - Омск: Изд-во ОмГПУ, 1995. - 100 с. 258. Мазуров В.Д. Формальное и неформальное в математическом моделировании задач планирования и диагностики // Число и мысль. Вып. 10. - М.: Знание, 1987. С. 54 - 74. 259. Майминас Е.З. Социально-экономический генотип общества // Постижение: Социология. Социальная политика. Экономическая реформа. - М.: Прогресс, 1989. - С. 93 - 113. 260. Макаров М.Г. Развитие понятий и предмета философии в истории ее учений. - Л.: Наука, 1982. - 269 с. 261. Макс Гендель. Космогоническая концепция розенкрейцеров Основной курс по прошлой эволюции человека, его нынешней конституции и будущему развитию: Пер. с англ. изд. 1911 г. Кн. 1. - 160 с. Кн. 2. - 170 с. Серия “Четвертый путь”, 1993. 262. Мамардашвили М.К. Сознание как философская проблема // Вопр. филос. - 1990. № 10. - С. 3 - 18. 263. Мамардашвили М.К. К пространственно-временной феноменологии событий знания (послесловие Ю.П.Сенокосова)//Вопр.филос. -1994. - №1. - С.73-84. 264. Манин Ю.И. Доказуемое и недоказуемое. - М.: Сов. радио, 1979. - 168 с. (Кибернетика). 265. Маркс К. Экономические рукописи 1857 - 1859 годов. Введение. // Маркс К. Энгельс Ф. - Соч. - 2-е изд. - Т. 46. - Ч. 1. - С. 17 - 48. 266. Маркс К. Капитал//Маркс К. Энгельс Ф. - Соч. -2-е изд. -Т. 23. - С.5-784. 267. Мартынов А.В. Исповедимый путь. - М.: Прометей, 1990. - 164 с. 268. Марутаев М. А. О гармонии мира//Вопр. филос. - 1994. - № 9. - С. 71 - 81. 269. Масленников В.Г. Обломки древней правды // Наука и религия, 1989, № 9. - С. 36 - 39. Он же. Загадки “Книги перемен”// Наука и религия, 1990, № 4. С. 52 - 54, № 5. - С. 55 - 57.

270. Масленников Е.В.

Концептуализация теоретической социологии:

методологический подход и задача//Освоение и концептуальное проектирование интеллектуальных систем: Тез. докл. научн. конф. - М.,1990. - Ч.1. - С.124-129. 271. Матерна П. Истинность и формальная непротиворечивость эмпирической теории и понятие смысла // Философия в современном мире. Философия и логика. - М.: Наука, 1974. - С. 147 - 155. 272. Мейен С.В., Шрейдер Ю.А. Методологические аспекты теории классификации // Вопр. Филос. - 1976. - №. 12. - С. 67 - 79. 273. Мейтув П.Л., Буторин В.И. Схематизация в методологической работе // Кентавр. 1994. - № 1. - С. 9 - 17. 274. Меклер Л.Б., Идлис Р.Г. Общий стереохимический генетический код - путь к биотехнологии и универсальной медицине XXI в. уже сегодня // Природа. - 1993. № 5. - С. 29 - 63. 275. Минто В. Дедуктивная и индуктивная логика: Пер. с англ. С.А.Котлярев-ского. Под ред. В.Н.Ивановского. Изд. 6-е. - М., 1909. - 549 с. 276. Миркин Б.Г. Анализ качественных признаков (Математические модели и методы). - М.: “Статистика”, 1976. - 166 с. 277. Мирский Э.М., Юдин Э.Г. Концептуальная схема и эмпирический материал в изучении научного творчества // Семинар по методологическим проблемам творчества. - Симферополь: Симферопольский ун-т, 1974. - С. 14 - 18. 278. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития. - М.: Наука, 1987. - 240 с. 279. Моисеева Н.И. Закономерности гомеостатической регуляции в живых системах // Гомеостатика живых, технических, социальных и экологических систем. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1990. - С. 123 - 141. 280. Моисеева Н.И., Евсюкова И.И. Влияние гелиогеофизических факторов на эмбриональное развитие человека // Экология, планетарный человек, творчество: Материалы крымских международных семинаров, Симферополь 1992 г. Новосибирск, 1993. - С. 144 - 152. 281. Мо Вэньдань. Цигун и учение о ”восьми триграммах” // Цигун и спорт. - 1993. - № 4. - С. 9 - 14. - № 5. - С. 13 - 17. 282. Назаретян А.П. Интеллект во вселенной. Истоки, становление, перспективы (очерк междисциплинарной теории прогресса). - М.: Недра. - 223 с. 283. Налимов В.В. Теория эксперимента. - М.: Наука, 1971. - 208 с.

284. Налимов В.В. Спонтанность сознания личности. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника. - М: Изд-во ”Прометей” МГПИ им. Ленина, 1989. - 287 с. 285. Налимов В.В. Вездесуще ли сознание?//Человек. - 1991. - № 6. -С. 15 - 22. 286. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. - М.: Изд. группа ”Прогресс”, 1993. - 280 с. 287. Наппельбаум Э.Л. Системный анализ как программа научных исследований структура и ключевые понятия // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1979. - М.: Наука, 1980. - С. 55 - 77. 288. Наппельбаум Э.Л. Решение задач, принятие решений, искусственный интеллект и системная организация знаний // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1991. - М.: Наука, 1991. - С. 7 - 36. 289. Наумов С.В. Представление о программах и программировании в контексте методологической работы // Кентавр. - 1991. - No 1. С. 31 - 46. 290. Научная мысль как планетное явление/В.И.Вернадский. -М.: Наука,1991.-271с. 291. Национальная 292. Неговский конференция Некоторые с международным методологические участием ”Искусственный современной интеллект-94”: Сборник научных трудов в 2-х т. Т.1. - Рыбинск,1994. С.89-131. В.А. проблемы реаниматологии // Вопр. Филос. - 1978. - № 8. - С. 66 - 73. 293. Неговский В.А., Гурвич А.М., Золотокрылина Е.С. Постреанимационная болезнь. - М.: Медицина, 1987. - 446 с. 294. Никаноров С.П. Характеристика и область применения метода концептуального проектирования систем организационного управления (КП СОУ) // Освоение и концептуальное проектирование интеллектуальных систем: Тез. докл. научн. конф. - М., 1990. - Ч. 1. - С. 8 - 29. 295. Никаноров С.П., Никитина Н.К., Теслинов А.Г.Введение в концептуальное проектирование АСУ: анализ и синтез структур - М.: Ракетные войска стратегического назначения, 1995. - 234 с. 296. Никаноров С.П. Социальные формы постижения бытия // Вопр. филос. - 1994. - № 6. - С. 64 - 70. 297. Никифоров А.Л. От формальной логики к истории науки. Критический анализ буржуазной методологии науки. - М.: Наука, 1983. - 174 с. 298. Никифоров А.Л. Научный факт и научная теория // Творческая природа научного познания /Отв. ред. Д.П.Горский. - М.: Наука, 1984. - С. 150 - 172.

299. Николис Г., Пригожин И. Познание сложного. Введение: Пер. с англ. - М.: Мир, 1990. - 334. 300. Обухов В.Л. Системность элементов диалектики. - Л.: ЛГУ, 1985. - 183. 301. Овечкин А.М. Основы чжень-цзю терапии. Саранский филиал СП “Норд”, изд-во “Голос”, 1991. - 417. 302. Одум Ю. Экология: В 2-х т. Т. 1. Пер. с англ. - М.: Мир, 1986. - 328 с. 303. Оптнер Ст. Системный анализ для решения деловых и промышленных проблем: Пер. с англ. - М.: Сов. радио, 1969. - 216 с. 304. Очерки восточной рефлексотерапии /Гаваа Лувсан. - 3-е изд., перераб и доп. Новосибирск: Наука, 1991. - 431 с. 305. Ошанина Ж.Г. Употребление артикля во французском языке. - М.: Наука, 1973. 112 с. 306. Панин А.В. Диалектический материализм и постпозитивизм. (Критический анализ некоторых современных буржуазных концепций науки). - М.: Изд-во МГУ, 1981. - 240 с. 307. Перлс Ф., Хефферлин Р., Гудмэн П. Опыты психологии самопознания (практикум по гештальттерапии): Пер. с англ. М.Папуш. - М.: ”Гиль-Эстель”. - 240 с. 308. Пермяков Н.К. Основы реанимационной патологии. - М.: Медицина, 1979. - 280 с. 309. Петров Ю.А., Никифоров А.Л. Логика и методология научного познания. - М.: Изд-во МГУ, 1982. - 249 с. 310. Петров Ю.А. Теория познания: научно-практическое значение. - М.: Мысль, 1988. - 142 с. 311. Петров Ю. А. Культура мышления: Методологические проблемы научнопедагогической работы. - М.: Изд-во МГУ, 1990. - 118 с. 312. Пиаже Ж. Генетическая эпистемология//Вопр. филос.-1993. -№ 5. -С.54-63. 313. Пивоваров Д.В. Об одном механизме возникновения антиномий-противо-речий в научном познании // Филос. науки. - 1984 - № 2. - С. 146 - 150. 314. Пивоваров Д.В. Проблема носителя идеального образа: операционный аспект. Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1986. - 130 с. 315. Платон. Менон // Соч. в 4-х т. Т. 1. - М.: Мысль, 1990. - C. 575 - 612. 316. Платон. Теэтет // Соч. в 3-х т. Т. 2. - Мысль, 1970. - С. 223 - 317. 317. Платон. Тимей//Соч. в 3-х т./Ред.В.Ф.Асмус. -М.:1971. Т.3, Ч.1.-С.455-541. 318. Платон. Диалоги: Пер. с древнегреч.;

сост., ред. и автор. вступит статьи А.Ф.Лосев. Авт. примечания А.А.Тахо-Годи. - М.: Мысль, 1986. - 607 с.

319. Платонов С.Ф. Лекции по русской истории /Вступит ст. А.Н. Фукса. - М.: Высш. школа. 1993. - 736 с. 320. Плесский Б.В., Уемов А.И. Бюрократизм: теоретико-системные аспекты // Филос. науки - 1989. - № 5. - С. 3 - 10. 321. Плотин. Избранные трактаты в 2-х т.: Пер. с древнегреч. под ред. проф. Г.В.Милованского. - Т. 1. - М.: Изд-во ”РМ”, 1994. - 128 с. 322. Пойя Д. Как решать задачу: Пер. с англ. Пособие для учителей /Под ред. Ю.М.Гайдука. - М.: Учпедгиз, 1959. - 207 с. 323. Полляк Ю.Г., Филимонов В.А. Статистическое машинное моделирование средств связи. М.: Радио и связь, 1988. -175 с 324. Помпанацци Пьетро. Трактатыы "О бессмертии души", "О причинах естественных явлений". - М.: Главн. ред. АОН при ЦК КПСС, 1990. - 312 с. 325. Попов С.В. Идут по России реформы... (размышления невольного участника) // Кентавр. - 1992 - № 2. С. 27 - 45. 326. Попов С.В. Неизбежность странного мира // - 1994. - № 1. - С. 5 - 7. 327. Попович М.В., Садовский В.Н. Теория // Философская энциклопедия: В 5 т. - М.: М., 1970. - Т. 5. - С. 205 - 207. 328. Поппер К. Нищета историцизма (Продолжение) // Вопр. Филос. - 1992. - № 9. - С. 22 - 48. 329. Поппер К. Логика социальных наук//Вопр. Филос. - 1992. - №10. - С. 65-75. 330. Поспелов Д.А. Серые и/или черно-белые//Прикладная эргономика. - 1994. - № 1. С. 29 - 33. 331. Пригожин И. От существующего к возникающему: Время и сложность в физических науках: Пер. с англ./ Под ред. Ю.Л.Климонтовича. - М.: Наука, 1985. 327 с. 332. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: пер с англ. - М.: Прогресс, 1986. - 432 с. 333. Пригожин И. Переоткрытие времени//Вопр. Филос. 1989. - № 8. С. 3 - 19. 334. Пригожин И. Философия нестабильности//Вопр. Филос.1991.-№ 6. С.46-57. 335. Пригожин И., Стенгерс И. Время, хаос, квант.: Пер. с англ. - М.: Издательская группа “Прогресс”, 1994. - 272 с. 336. Природа моделей и модели природы / Под ред. Д.М.Гвишиани, И.Б.Новика, С.А.Пегова. - М.: Мысль, 1986. - 270 с.

337. Пронин Н.Н. Соотношение эмпирического и теоретического знания в науках о земле // Философские науки. - 1980. - № 2. - С. 45 - 52. 338. Пружинин Б.И. “Звезды не лгут”, или астрология глазами методолога // Заблуждающийся разум? Многообразие вненауч. знания /Отв. ред. и сост. И.Т.Касавин - М.: Политиздат, 1990. - С. 117 - 151. 339. Пружинин Б.И. Астрология: наука, псевдонаука, идеология? // Вопр. филос. 1994. - № 2. - С. 13 - 24. 340. Пуанкаре А. О науке: Пер. с франц. - М.: Наука: Гл. ред. физ. мат. литературы, 1983. - 560 - С. 341. Пурани А.Б. Вечерние беседы со Шри Ауробиндо. - С. - Петербург: Изд-во АО ”Комплект”, 1994. Т. 1. - 329 с. Т. 2. - 367 с. 342. Раджабов У.А. Эволюция гипотетико-дедуктивного подхода к научному знанию // Вопр. филос. - 1985. - № 11. - С. 61 - 70. 343. Радовель М.Р. Категориальная структура исследовательского мышления. - Ростов н/Д.: Изд-во Рост. ун-та, 1993. - 113 с. 344. Разумовский О.С. Закономерности оптимизации в науке и практике. Новосибирск: Наука, 1990. - 174 с. 345. Разумовский О.С. Экстремальные закономерности: категории наибольшего и наименьшего. - Новосибирск: Наука, 1988. - 133 с. 346. Рапопорт А. Различные подходы к построению общей теории систем: элементаристский и организмический // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1983. - М.: Наука, 1983. - С. 42 - 60. 347. Рассел Б. Человеческое познание. Его сферы и границы: Пер. Н.В.Воробьева. - М.: Изд-во иностр. лит., 1957. - 555 с. 348. Раушенбах Б.В. Логика троичности//Вопр. Филос. -1993. -№ 3. - С. 62 - 70. 349. Рейхенбах Г. Философия пространства и времени: Пер. с англ./ Общ. ред. А.А.Логунова;

Послесл. А.А.Логунова и И.А.Акчурина. - М.: Прогресс, 1985. - 344 с. 350. Рерих Н.К. Избранное. - М.: Сов. Россия, 1979. - 384 с. 351. Рерих Е.И. (Яровская Н.). Преподобный Сергий Радонежский // Знамя Преподобного Сергий Радонежского (сост. Е.И.Рерих). Рига, Латвийское об-во Рерих, 1990. - 128 с. 352. Рефлексивная психология и педагогика творческого мышления/И.Н.Семе-нов, С.Ю.Степанов. - Запорожье: ЗГУ, 1992. - 224 с.

353. Розенблют А., Винер Н., Бигелоу Дж. Поведение, целенаправленность и телеология // Винер Н. Кибернетика или управление и связь в животном и машине. 2-е изд. М.: Сов. радио, 1968. - С. 285 - 294. 354. Розин В.М. Этапы генезиса математических знаний (до “Начал” Евклида)// Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1986. - М.: Наука, 1987. - С. 426 - 440. 355. Розов H.С. Концептуальные и семиотические средства в интеллектуальных системах // Интеллектуальные системы и методология. - Новосибирск: ИФиП СО РАН, 1992. - С. 15 - 33. 356. Розоноэр Л.И. О семантике противоречивых формальных теорий // Семиотика и информатика. - 1993. Вып. 33. - С. 71 - 100. 357. Рой О.М. Социальная экология: Опыт системно-аналитического исследования. Омск: Изд-во ОмГТУ, 1994. - 140 с. 358. Романовская Т.Б. Рациональное обоснование вненаучного // Вопр. филос. - 1994. № 9. - С. 23 - 36. 359. Романовский Ю.М. Проблема избранных степеней свободы в самоорганизующихся системах // Термодинамика необратимых процессов и ее применение. - Черновцы, 1984. С. 327. 360. Ротенфельд Ю.А. Проблема тождества и различия в античной и современной философии // Филос. науки - 1989. - № 5. - С. 22 - 31. 361. Ротенфельд Ю.А. Неклассическая диалектика. - М.: Луч, 1991. - 184 с. 362. Рубашкин В.Ш. Представление и анализ смысла в интеллектуальных информационных системах. - М.: Наука. Гл. ред. физ. -мат. лит., 1989. - 192 с. 363. Рьюз М. Наука и религия: по прежнему война? // Вопр. филос. - 1991. - № 2. - С. 36 - 57. 364. Сагатовский В.Н. Основы систематизации всеобщих категорий. - Томск: Изд-во ТГУ, 1973. - 431 с. 365. Сагатовский В.Н. Понятие системы // Основы системного подхода и их приложение к разработке территориальных автоматизированных систем управления. - Томск: ТГУ, 1976. - С. 5 - 16. 366. Сагатовский В.Н. Системная деятельность и ее философское осмысление // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1980. - М.: Наука, 1981. - С. 52 - 68.

367. Cадовский В.Н. Системный подход и общая теория систем: статус, основные проблемы и перспективы развития // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1979. - М.: Наука, 1980. - С. 29 - 54. 368. Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Задачи, методы и приложения общей теории систем//Исследования по общей теории систем - М.: Прогресс, 1969. - С. 3-23. 369. Самбуров Э.А. Взаимосвязь категорий диалектики: Анализ общ. структуры и тенденции развития. -М.: Наука, 1987. - 89 с. 370. Сараева И.Н. Язык тернарного описания как основа логического программирования: проблемы и возможности // Интеллектуальные системы и методология: Материалы научно-практич. симпозиума ”Интеллектуальная поддержка деятельности в сложных предметных областях” (Новосибирск, 7 - 9 апреля 1992 г.). Вып. 4. - С. 33 - 42. 371. Саркисов Д.С. Об антагонистической регуляции функций как важнейшем механизме поддержания гомеостаза//Клиническая медицина. - 1990. - № 8. - С. 7 12. 372. Сатпрем. Шри Ауробиндо или путешествие сознания: Пер. с франц. А.А.Шевченко, В.Г.Баранова. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. - 334 с. 373. Сатпрем Разум клеток: Пер. с франц. - Спб: Изд-во МИРРА, 1995. - 224 с. 374. Свами Вивекананда. Философия Йога: Пер. со 2-го Калькутского изд. Я.К.Попова. - Магнитогорск: Изд-во “Амрита”, 1992. - 512 с. 375. Cведенборг Э. Тайны неба. - К.: “Пресса Украiни”, “Пор-Рояль”. -1993. -256с. 376. Светличная Г.Н. Количественная характеристика функциональных систем, обеспечивающих метаболизм и работоспособность у лиц, работающих в условиях крайнего севера. Автореф. на соиск. уч. степени д.м.н. - М., 1995. - 44с. 377. Светлов В.А. Практическая логика. - С.-Петербург: Изд-во РХГИ,1995. -472с. 378. Светлов П.Г. Теория критических периодов развития и ее значение для понимания действия среды на организм // Вопр. цитологии и общей физиологии. М., 1960. - С. 263 - 285. 379. Свидерский В.И., Зобов Р.А. Проблема синтезирующих категорий и структур в философии и науке. // Общенаучные понятия и материалистическая диалектика: Межвуз сб. - Л., 1982. - Вып. ХI. - С. 139 - 145. 380. Селье Г. От мечты к открытию: Как стать ученым: Пер. с англ. - М.: Прогресс, 1987. - 368 с.

381. Семенов И.Н.

Опыт деятельностного подхода к экспериментально психологическому исследованию мышления на материале решения творческих задач// Методологические проблемы исследования деятельности. - М.: ВНИИТЭ, 1976. - С. 148 - 188. 382. Семенов И.Н. Методологические проблемы системного изучения организации мыслительной деятельности // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1982. - М.: Наука, 1982. - С. 301 - 319. 383. Семенов И.Н. Развитие теоретико-экспериментальных исследований рефлексивной организации мышления // Рефлексия в науке и обучении. Новосибирск: Изд-во ИИФФ СО АН СССР, 1989. - С. 20 - 31. 384. Семенов И.Н. Проблемы рефлексивной психологии решения творческих задач. М., 1990. - 215 с. 385. Семенов И.Н. Психология рефлексии в организации творческого процесса мышления. Автореф.диссерт. на соиск.уч.степени д.психол.н. - М.,1992. -51с. 386. Семиодинамика: Труды семинара / Под ред. Р.Г.Баранцева. - Спб: Изд-во Общества Ведической культуры, 1994. - 192 с. 387. Семушкин А.В. Эмпедокл. - М.: Мысль,1985. -191с. - (Мыслители прошлого). 388. Сергеев К.А., Слинин Я.А. Диалектика категориальных форм познания {Космос Аристотеля и наука нового времени}. - Л.: ЛГУ, 1987. - 169 с. 389. Сетров М.Н. Принцип системности и его основные понятия // Проблемы методологии системного исследования. - М.: Мысль, 1970. - С. 7 - 48 390. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга. - М.: Изд-во АН СССР,1961. -100 с. 391. Сизиков В.П. Стабилизация положения космического аппарата с помощью двух гиросиловых стабилизаторов // Космические исследования, 1996, том 34, № 1. - С. 66 - 72. 392. Симонов П.В. Мозг и творчество // Вопр. филос. - 1992. - № 11. - С. 3 - 24. 393. Скупченко В.В. Фазотонный мозг. - Хабаровск: ДВО АН СССР. 1991. - 144 с. 394. Смирнова Е.Д. Непротиворечивость и элиминируемость в теории доказательств // Философия в современном мире. Философия и логика. - М.: Наука, 1974. - С. 84 101. 395. Соколова Е.Е. Этапы построения общепсихологической теории в критической психологии // Освоение и концептуальное проектирование интеллектуальных систем: Тез. докл. научн. конф. - М., 1990. - Ч. 1. - С. 154 - 157.

396. Соловьев В.С. Философские начала цельного знания // Соч. в 2-х т. Т. 2 - М: Мысль, 1988. С. 139 - 288. 397. Соловьев В.С. Гегель [Статья из энциклопедического словаря] // Там же - С. 419 441. 398. Соловьев В.С. Кризис западной философии (против позитивистов) // Там же - С. 3 - 138. 399. Соловьев В.С. Лекции по истории философии // Вопр. филос. - 1989. - № 6. - С. 76 - 131. 400. Соловьев В.С. Чтения о богочеловечестве // Соч. в 2-х т. Т. 2. - М.: Правда, 1989. С. 5 - 172. 401. Солопов Е.Ф. Введение в диалектическую логику. - Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1979. - 212 с. 402. Стацинский В.М. Усилитель переменного тока. Заявка № 4142715/09. Положительное решение от 29.12.87. 403. Стацинский В.М. Способ электронной защиты ГТД от аварийных ситуаций. Заявка - N 4685892. Положительное решение от 17.11.89 г. 404. Степанов А.М. Основы медицинской гомеостатики. (Лекции по теории и практике биоинформационных коррекций.) - Воронеж: НПО ”МОДЭК”, 1994. 272 с. 405. Степанов С.Ю., Семенов И.Н. Проблема формирования типов рефлексии в решении творческих задач//Вопр. психологии. - - 1982 - № 1. - С. 99 - 104. 406. Степин В.С. Становление научной теории: Содержательные аспекты строения и генезиса теоретических знаний физики.-Минск: Изд-во БГУ,1976.-319с. 407. Степин В.С. Идеалы и нормы в динамике научного поиска // Идеалы и нормы научного исследования. - Минск: Изд-во БГУ, 1981. - С. 10 - 64. 408. Струков А.И.,Серов В.В. Патологическая анатомия.-М.: Медицина,1979.-С.57. 409. Субботин А.Л. Органон содержательного мышления // Вопр. филос. - 1988. - № 2. - С. 85 - 88. 410. Субботин М.М. Теория и практика нелинейного письма // Вопр. Филос. - 1993. -№ 3. - С. 36 - 45. 411. Судаков К.В. Функциональные системы организма // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1986. - М.: Наука,1987. - С. 300 - 318. 412. Сухотин А.К. Гносеологический анализ емкости знания. - Томск: Изд-во ТГУ, 1968. - 203 с.

413. Сучков Л.Н., Богуцкий В.П. Метод дуального отслеживания в экспертных системах // Разработка внедрение и использование баз данных и баз знаний ЭВМ машиностроительного комплекса СССР: Тез. докл. межотрасл. конф. - Ростов-наДону, 1988. - С. 150 - 153. 414. Сучков Л.Н. Способ представления знаний об эмерджентных преобразованиях системных объектов // Интеллектуальные системы и творчество: Тез. докл. и сообщ. к 5. Всесоюзн. конф. по проблемам интеллектуальных систем 2 - 4 октября 1990 г. - Новосибирск, 1990. Ч. 1. - С. 146 - 149. 415. Сучков Л.Н., Препелица Г.П. Категориальная эвристика рефлексивного управления // Проблемы интеллектуального развития организационных систем: Тез. докл. и сообщ. к УII Всесоюзн. конф. 1 - 3 октября 1991 г. - Новосибирск, 1991. - С. 127 - 129. 416. Сых М. Ресусцитация (теория и практика оживления). Варшава. Медицина, 1979. - 358 с. 417. Таранов П.С. Управление без тайн. - Симферополь: “Таврида”, 1993, - 480 с. 418. Тейяр де Шарден П. Феномен человека: Пер. с франц. Н.А.Садовского. - М.: Наука, 1987. - 240 с. 419. Тейяр де Шарден П. Божественная Среда: Пер. с франц. А.П.Козырев и др. - М.: “Гнозис”, 1994. - 220 с. 420. Типухин В.Н. Тотальность логического: Монография / Научн. ред. д.ф.н., профессор О.С.Разумовский. - Омск: Изд-во ОМГУ, 1991. - 260 с. 421. Тойнби А. Дж. Постижение истории: Пер. с англ. /Сост. Огурцов А.П.;

вст. ст. Уколовой В.И.;

закл. ст. Рашковского Е.Б. - М.: Прогресс, 1991. - 736 с. 422. Тофлер О. Наука и изменение//Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: Новый диалог человека с природой: пер с англ. - М.: Прогресс, 1986.- С.11-33. 423. Трубецкой Е.Н. Свет Фаворский и преображение ума // Вопр. Филос. - 1989. № 12. - С. 112 - 129. 424. Трубецкой Е.Н. Старый и новый национальный мессианизм // Новый Мир. - 1990. - № 7. - С. 208 - 220. 425. Тугаринов В.П. Соотношение категорий исторического материализма. - Л.: ЛГУ, 1958. - 118 с. 426. Тулмин Ст. Человеческое понимание / Пер. с англ. З.В.Кагановой;

Общ. ред. и вступит. ст. П.Е.Сивоконя. - М.: Прогресс, 1984. - 327 с.

427. Уайт Л. Исторические корни нашего экологического кризиса. Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности: Пер. с англ. и франц. - М.: Прогресс. - С. 188 - 202. 428. Уайтхед А. Процесс и реальность // Избранные работы по философии: Пер. с англ. - М.: Прогресс, 1990. С. 272- 303. 429. Умрихин В.В. Развитие советской школы дифференциальной психофизиологии / Отв. ред. М.Г.Ярошевский: АН СССР, ин.т истории естествознания и техники. М.: Наука, 1987. - 203 с. 430. Урманцев Ю.А. Симметрия природы и природа симметрии. - М.: Мысль, 1974. 229 с. 431. Урманцев Ю.А. Заметки системонома об экологических модификациях // Экологические модификации и критерии экологического нормирования. - Л.: Гидрометеоиздат, 1991. - С. 61 - 75. 432. Урманцев Ю.А. О формах постижения бытия // Вопр. филос. - 1993. - № 4. - С. 89 - 105. 433. Успенский П.Д. Психология возможной эволюции человека // Заблуждающийся разум ? Многообразие вненаучного знания / Отв. ред. и составит. И.Т.Касавин М.: Политиздат, 1990. - С. 383 - 447. 434. Успенский П.Д. Tertium organum. Ключ к загадкам мира. - Спб.: Изд-во ”Андреев и сыновья”, 1992. - 241 с. 435. Успенский П.Д. В поисках чудесного: Пер. с англ. - Спб.: Изд-во Чернышева, 1992. - 523 с. 436. Файдыш Е.А. К принципам построения искусственного интеллекта на диссипативных системах // Гомеостатика живых и технических систем: Материалы докладов. - Иркутск, 1991. Ч. 2 - С. 188 - 191. 437. Файдыш Е.А. Духовная трансформация и цигун // Цигун и спорт. - 1992. - № 2. С. 45 - 47, 60. - № 4. - С. 33 - 38. 438. Файдыш Е.А. Измененные состояния сознания и цигун: Секреты могущества даосских магов//Цигун и спорт. -1992. - № 5. - С. 39-44. - № 6. - С. 34-41. 439. Фейрабенд П. Избранные труды по методологии науки: Пер. с англ. и нем./Общ. ред. И.С. Нарского. - М.: Прогресс, 1986. - 542 с. 440. Филатов В.П. Живой космос: человек между силами земли и неба // Вопр. филос. 1994. - № 2. - С. 3 - 13. 441. Филимонов Владимир. Образ порядка//Наука и религия,1992, №10. -С.9-15.

442. Философия и развитие естественно-научной картины мира: Межвуз. сб. / М-во высш. и средн. специального образования РСФСР;

Отв. ред. А.М.Мостепаненко. Л.: Изд-во ЛГУ, 1981. - 222 с. 443. Финн В.К. Аксиоматизация некоторых трехзначных исчислений высказываний и их алгебра // Философия в современном мире. Философия и логика. - М.: Наука, 1974. - С. 398 - 438. 444. Фишзон-Рысс Ю.И., Рысс Е.С. Гастро-дуоденальные язвы. - Л.: Медицина, Ленингр. отд., 1978. - 231 с. 445. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины // Соч. в 2-х Т. Т. 1 (II). - М.: Правда, 1990. - 839 с. 446. Формы представления знаний и творческое мышление: Тез. докл. и сообщ. к Всесоюзн. сем. 3 - 5 октября 1989 года. - Новосибирск, 1989. - Ч. 1. - 257 с. Ч 2. 222 с. 447. Форрестер Дж. Антиинтуитивное поведение сложных систем // Cовременные проблемы кибернетики. - М.: Знание, 1976. - С. 9 - 25. 448. Фрейд З. Психология бессознательного / Сб. произведений / Сост., науч. ред., авт. вступ. ст. М.Г.Ярошевский. - М.: Просвещение, 1989. - 448 с. 449. Фридландер Джоэл. Типы тела: Пер. а англ. - СПб.: Изд-во “Петербург - XXI век”, 1995. - 224 с. 450. Фритьоф Капра. Дао и физика. - С-Пб., "Орис" * "Яна Принт". 1994. - 304 с. 451. Хайдеггер М. Основные понятия метафизики // Вопр. филос. - 1989. - № 9. - С. 116 - 163. 452. Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Время и бытие: Статьи и выступления: Пер. с нем. - М.: Республика, 1993. - С. 63 - 177. 453. Хайдеггер М. Из диалога о языке. Между японцем и спрашивающим // Там же. С. 273 - 302. 454. Хакен Г. Синергетика: Пер. с англ. - М.: Мир, 1980. - 404 с. 455. Хакен Г. Синергетика: иерархия неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах: Пер. с англ. - М.: Мир, 1985. - 419 с. 456. Хейл Дж. Необычайная психотерапия. Психотерапевтические техники Милтона Эриксона: Пер. с англ. С. Горин. - Нью - Йорк - Лондон, 1986. Ч. 1. - 171 с. Ч. 2. 129 с.

457. Хиггинс Р. Седьмой враг. Человеческий фактор в глобальном кризисе (главы из кн.) // Заблуждающийся разум? Многообразие вненауч. знания /Отв. ред. и сост. И.Т.Касавин - М.: Политиздат, 1990. - С. 26 - 75. 458. Холл М.П. Энциклопедическое и изложение масонской, герметической, философии. каббалистической розенкрейцеровской символической Новосибирск: ВО ”Наука”, 1992. - Т. 1. - 368 с. - Т. 2. - 440 с. 459. Хоружий С.С. - София - Космос - Материя: устои философской мысли отца Сергея Булгакова // Вопр. филос. - 1989. - № 12. - С. 73 - 89. 460. Целищев В.В., Карпович В.Н., Поляков И.В. Логика и язык научной теории. Новосибирск: Наука. Сиб. отд-ние, 1982. - 182 с. 461. Цибуляк Г.Н. Реаниматология. - М.: Медицина, 1976. - 392 с. 462. Циолковский К.Э. Научно-фантастические произведения. - Тула: Приокское кн. изд-во, 1986. - 448 с. 463. Циолковский К.Э. Утописты. Живая Вселенная//Вопр. филос. -1992. - № 6. - С. 132 - 158. 464. Чанышев А.Н. Курс лекций по древней философии: Учеб. пособие для философских факультетов и отделений университетов. - М.: Высш. шк., 1981. 374 с. 465. Чанышев А.Н. Аристотель. - 2-е изд., доп. - М.: Мысль, 1987. - 221 с. (Мыслители прошлого). 466. Чекулаев А.А. Мандала (Шри Янтра)//Цигун и спорт. -1993. -№ 2.-С.35-40. - № 3. С. 32 - 39. 467. Челпанов Г.И. Учебник логики. - М.: Прогресс, 1994. - 241 с. 468. Черепанова И.Ю. Дом колдуньи. Начала суггестивной лингвистики. Часть 1. - 213 с. Часть 2. Приложения, таблицы. - 107 с. - Пермь: Изд-во Пермского ун-та, 1995. 469. Черкесов В.И. Материалистическая диалектика как логика и теория познания / Под ред. П.И.Никитина. - М.: Изд-во МГУ, 1962. - 478 с. 470. Чернышов С.Б. Смысл. Периодическая система его элементов. - М., 1993. - 184 с. 471. Черняков А.Г. Трансцендентное и трансцендентальное (Проблема синтеза в философии Канта и Гуссерля) // Логос. Ленингр. Межд. чтения по философии культуры. КН. 1. Разум. Духовность. Традиции. - Л.: ЛГУ, 1991. - С. 161 - 177. 472. Чешев В.В. Методология науки и методологические проблемы естествознания // Особенности современного естествознания / Ред. А.К.Сухотин. - Томск, 1981. - С. 6 - 26.

473. Чуев Ю.В. О некоторых проблемах развития исследования операций // Исследования по кибернетике. - М.: Сов. радио, 1970. - С. 4 - 10. 474. Швырев В.С. Теоретическое и эмпирическое в научном познании. - М.: Наука, 1978. - 382 с. 475. Швырев В.С. Анализ научного познания: основные направления, формы. - М.: Наука, 1988. - 175 с. 476. Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма // Соч. в 2 т. - Т. 1. - М.: Мысль, 1987. - С. 227 - 489. 477. Шеллинг Ф.В.Й. Ведение к наброску системы натурфилософии, или о понятии умозрительной физики и о внутренней организации системы этой науки//Соч. в 2х т.: Пер. с нем. Т. 1. - М.: Мысль, 1987. - С. 182 - 226. 478. Шеллинг Ф.В.Й. Об отношении изобразительных искусств к природе//Соч. в 2-х т.: Пер. с нем. Т. 2. - М.: Мысль, 1989. - С. 52 -85. 479. Шеллинг Ф.В.Й. Введение в философию мифологии // Соч. в 2-х т.: Пер. с нем. Т. 2. - М.: Мысль, 1989. - С. 159 - 374. 480. Шестов Л. Памяти великого философа (Эдмунд Гуссерль) // Вопр. филос. - 1989. № 1. - С. 144 - 160. 481. Шпенглер О. Закат Европы. Из раздела “Города и народы”. Т. 2.: Пер. С.А.Аверинцева // Самосознание европейской культуры XX века. - М.: Политиздат, 1991. - С. 23 - 68. 482. Шредингер Э. Мое мировоззрение//Вопр. Филос. - 1994. - № 9. - С. 70 - 94. 483. Шредингер Э. Мое мировоззрение//Вопр. Филос. - 1994. - №10. - С. 68- 89. 484. Шрейдер Ю.А. Препятствие - логика // Природа. - 1992. - № 1. - С. 75 - 81. 485. Штейнер Р. Какую пользу может извлечь медицина из применения духовнонаучного метода // АУМ Синтез мистических учений Запада и Востока. - 1987. № 1. С. 118 - 169. 486. Штейнер Р. Оккультная наука самоисцеления // Там же. С. 170 - 189. 487. Щедровицкий Г.П., Ладенко И.С. О некоторых принципах генетического исследования мышления // Тез. докл. на 1-м съезде Общества Психологов. Вып. 1. АПН СССР. - М., 1959. - С. 100 - 103. 488. Щедровицкий Г.П. Принципы и общая схема методологической организации системно-структурных исследований и разработок//Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1981. - М.: Наука, 1981. - С. 193 - 227.

489. Щедровицкий Г.П. Схема мыследеятельности - системно-структурное строение, смысл и содержание // Системные исследования. Методологические проблемы. Ежегодник, 1986. - М.: Наука, 1987. - С. 124 - 146. 490. Щедровицкий Г.П. Мышление по схемам многих знаний//Вопросы методологии. 1991. - № 3. - С. 3 - 6. 491. Щедровицкий Г.П. Рефлексия и ее проблемы // Прикладная эргономика. - 1994. № 1. - С. 10 - 16. 492. Щедровицкий П.Г. Три сознания // Кентавр. - 1991. - № 2. - С. 17 - 20. 493. Щербатской Ф.И. Избранные труды по буддизму. - М.: Наука, Гл. ред. вост. лит., 1988. - 426 с. 494. Щуцкий Ю.К. Китайская классическая книга перемен ИЦЗИН. - м.: ”Русское книготорговое товарищество”. - 382 с. 495. Эпштейн М.Н. Парадоксы новизны: О литературном развитии XIX - XX веков. М.: Сов. писатель, 1988. - 416 с. 496. Эфрос А.Л. Физика и геометрия беспорядка. - М.: Наука. Гл. ред. физ. мат. литературы, 1982. - 176 с. -(Библиотечка "Квант". Вып. 19). 497. Эшби У.Р. Конструкция мозга. Происхождение адаптивного поведения: Пер. с англ. Ю.И.Лашкевича/Под ред. П.К.Анохина, В.А.Шидловского. - М.: Мир, 1964. - 411 с. 498. Эшби У.Р. Введение в кибернетику: Пер. с англ. - М.: Изд-во Иностр. литры, 1959. - 432 с. 499. Юдин Б.Г. Единство и многообразие биологического познания // Вопр. филос. 1983. № 6. - С. 69 - 79. 500. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности: Методологические проблемы. - М.: Наука, 1978. - 391 с. 501. Юнг К.Г. Архетипы коллективного бессознательного // Cтруктура психики и процесс индивидуации. - М.: Наука, 1996. - С. 139 - 155. 502. Яковенко С.И. Об организующем и разрушающем (стохастизующем) воздействиях в природе // Вопр. филос. -1992. - № 2. - С. 141 - 144. 503. Яковенко С.И. Проблема качества энергии // Вопр. Филос. - 1994. - № 9. - С. 95 103. 504. Яковлев А.А. Модель мистического познания и рефлексия//Заблуждающий-ся разум? Многообразие вненауч. знания/Отв. ред. и сост. И.Т.Касавин - М.: Политиздат, 1990. - C. 82 - 96.

505. Ян Хин Шун. Древнекитайский философ Лао-Цзы и его учение. - М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1950. - 160 с. 506. Akishige Y. The Principles of psychology of zen // Meditation Сlassiс and contemporary perspective. - New York, 1984. p. 686 - 690. 507. Arruda A.I. A survey of paraconsistent logic. - In.: Mathematical logic in latin America;

Amsterdam;

N. Y.: Nort - Holland pub. Сo., 1980.p. 1 - 41. 508. Astafyev V.I., Gorski Yu.M., Pospelov D.A. Homeostatics // - Сybernetics and Applied Systems. - New York, 1992.p. 7 - 22. 509. Buhl M.R. Purine metabolism in ishemic kidney tissue // Don. Med. Bull. - 1982. - V. 29. № 1. p. 1 - 26. 510. Dobzhansky T. On Some Fundamental Сonceps of Darwinian Biologi // Evolutionary Biology. - New York: University Press of America, 1968. - Vol. 2. - 452 p. 511. Edmund Husserl. Formale und transzendentale logik. - Halle, 1929. S. 139, 146. 512. Fraassen van B. On the Extension of Beth`s Semantics of Physical Theories// Philosophy of Science. - 1970. - 37. p. 325 - 339. 513. Gumpel L. Metaphor Reexamined: A non - Aristotelian Perspective. Bloomington: Indian Univ. Press, 1984. - 319 p. 514. Holcik J., Fojt O. A mathematical description of the structured five-element system // MOSIS’96. April 23 - 25, 1996, Krnov, Czech Republic. - p. 25 - 29. 515. Jas Kowski S. Rachunek sdan dla systemow. dedukcyjnych sprezecznych // Studia Soc. Scient. Torunens is, Sect. A. - 1948. - Vol. 1. № 2. -p. 57 - 77 (Англ. перев.: Studia Logica. - 1969. - Vol. 24. p. 143 - 160). 516. Kerr S.F., Сhernigoy F. J. Biol. Сhem. - 1953. - V. 200. p. 887. 517. Li D. Xu, Ling X. Li. Сomplementary Opposition as a Systems Сoncept // Systems Researсh - 1989. - Vol. 6. - № 2. p. 91 - 101. 518. Lohnberg P., Franke B. Model qualiti and optimal identification for control // Homeostatics and its Appliсations. Proceedings of the International seminar “Homeostatics of living, natural, technical and social systems”. Issue 1. Publishing house of Siberian Institute of Energy RAS. p. 53 - 66. 519. Masani P.R. The Scientific Methodology in the Light of Сybernetics // Kybernetes. Vol. 23. - № 4. - 1994. p. 5 - 132. 520. Masani P.R. The Ecology of the Noosphere (IX International-Сonference WOSС Hyderabad,1992)//Homeostatics and its Appliсations. Proceedings of the International seminar “Homeostatics of living, natural, technical and social systems”.Issue 1. Publishing house of Siberian Institute of Energy RAS.p.75-102. 521. Moiseeva N.I. Perception of Time by Human Сonsciousness // - Сhronobiologia - 1988. - № 15. p. 301 - 318. 522. Nguyen V.N. Pathologie et patogenie energetigues en medicine - Сhinoise. - Paris: Maloine, 1977. - 763 p. 523. Popper K.R. Сonjectures and Refutations. - London, 1963. - 273 p. 524. Semenov I.N. An emperical psychological study of thought processes in Сreative problem-solving from the perspective of the theory of activity // Soviet Psychology 1978, 16. № 4. p. 3 - 46. (USA, N.Y) 525. Setlov B., Burger R., Lovenstein J.M. // J. Biol. Сhem., 1966. - Vol. 241. -№ 5. p. 1244 - 1245. 526. Setlov B., Lovenstein J.M. Adenylate deaminase. IY Nuсleotide speсifiсity of the enzyme from Сalf brain with speсial referenсe to guanosine triphosphate // J. Biol. Сhem. - 1968. - Vol. 243. p. 3409 - 3415. 527. Sneed J.D. The Logikal Strukture of Mathematiсal Phyiсs. - Dordreсht, Reidel,1971. 145 s. 528. Stafford Beer. The Viable System Model: its provenanсe, development, methodology and pathology 40 p. In books "The Viable System Model: Interpretations and Appliсations of Stafford Beer's VSM". New York: John Willey & Sons Ltd. 1989. - 400 p. 529. Stafford Beer. World in Torment: A Time Whose Idea Must Сome // Kybernetes. The international Jornal of Systems - Сybernetics. - Vol. 22. - № 6. - 1993. p. 15 - 43. 530. Supe F. The Searсh for philosophiсal undertanding of Sсientifik theories. - Urbana, 1974. p. 1-241. 531. Valle R. Plato’s cave revisisited // Homeostatics and its Appliсations. Proceedings of the International seminar “Homeostatics of living, natural, technical and social systems”. Issue 1. Publishing house of Siberian Institute of Energy RAS. p. 14 - 18. 532. Van den Berghe G., Broufman M., Vanneste R., Hers H -G. The meсhanism of adenosine triphosphate depletion in the liver after a load of fruсtose. A Kinetiс study of liver adenylate deaminase // Biol. Сhem. J., 1977, Vol. 162. № 3. p. 601 - 609. 533. Webster’s New International Diсtionary of the Englisсh Language. 2 nd. ed. - Springfild (Mass): Merrium, 1957. - Vol. 2. - 3194 p.

534. Zeleznikar A.P. Verbal and Formal Deduсtion of informational Axioms // - Сybernetica. - Vol. XXXVII. - № 1. - 1994. p. 5 - 32.

Приложение Приложение Категориальные схемы систем и опыт разработки логического аппарата работы с категориями Введение Теория знаний занимается связями между изучающим субъектом и изучаемым объектом. Представление знаний - одна из задач этой теории. В работе [1, с. 141] дается следующее определение: “Представление знаний - формализация истинных убеждений посредством фигур, записей или языков”. Здесь нас будет интересовать такая формализация, которая распознается ЭВМ. Междисциплинарное изучение системного объекта предполагает, что между ним и познающим субъектом выстраивается несколько особенных представлений объекта, различающихся, например, степенью формализации, и связующие их ме-жду собой операции перепредставления данных, информации, знаний. Тема пред-ставления и перепредставления занимающихся составляет особую область интересов систем для [2]. специа-листов, Математизация освоением интеллектуальных познавательных процессов и использование ее результатов в эксплуатации ЭВМ сопровождается редукцией исходных содержательно-словесных, чувственно-образ-ных представлений объекта, что компенсируется отчасти самостоятельностью математических методов относительно предметики, поскольку математика обладает особой онтологией. Для того, чтобы избежать редукции содержательного, вслед-ствие которой утрачиваются знания о качестве, сущности, мы предлагаем рассмотреть процедуру объективизации знания. В философской системе Шеллинга широко используется понятие объективация, оно обозначает акт творческого создания трансцендентальным субъектом трансцендентального объекта [3]. Ис-пользуемое нами понятие объективизация обозначает процесс, где достигается связь между представлением и той предметной областью, относительно которой оно построено.

Составлено по материалам совместных работ, выполненных коллективом авторов (И.С.Ладенко, В.И.Разумов, Л.Н.Сучков, А.О.Тимофеев). В скобках здесь и в последующих примечаниях указаны Категориальная схема процесса объективизации В ряду представлений знания о некоторой предметной области ограничим рассмотрение процессов операциями построения категориальных схем, как это проделано в [4]. Р.Декарт предполагал, что “должна существовать некая общая наука, которая, не будучи зависимой ни от какого частного предмета, объясняла бы все то, что может быть обнаружено в связи с порядком и мерой, и эта самая наука должна называться... именем всеобщей математики” [5, с.89-90]. По мнению Декарта именно такую математику знали первые создатели философии. Объективизация знания в категориальных схемах систем приносит содержательное, культурологическое обоснование в формальные конструкции, образует особое категориальное основание математизации знаний [6]. Понимание существа процессов объективизации знания, представленное в виде определенных категориальных схем, может быть использовано для разработки технических систем [7]. Итак, следуя введенному Мнение 4 2 1 2 Убеждение 2 2 1 Вера 1 1 Знание выше определению представления знаний, мы связываем “зна-ние” и “убеждение” в категориальный агрегат [8]. Рассмотрим, каким образом структура связи названных категорий в категориальном агрегате, он изображен на рис.

Рис. п.1.1.

Категориальный агрегат. Обозначения: 1 - “сильная” связь;

2 - “слабая” связь.

п.1.1., обеспечивает процесс объективизации. В графе и надписях на рис. п.1.1. показано, что между категориями агрегата имеются относительно “сильные” и относительно “слабые” связи. Эти связи могут быть продолжены по другим аспектам, что приведет к расширению агрегата и “подключению” новых полюсов (категорий). Например, можно рассмотреть вопрос о “подключению” категории “истина” и т.д. Напомним, что в определении из работы [1] речь идет об “истинных” убеждениях. Рассмотрим подробнее вопрос о связи категорий внутри категориального агрегата. В работе [8] была введена операция наложения агрегатов. Для выполнения этой операции агрегаты должны быть представлены в развернутой форме. Чтобы номера обозначающие публикации по этой тематике в соответствии со списком, данным во введении (22, 73, 82 - 84, 87, 89 - 91). получить представление о развернутой форме агрегата, следует сосредоточить свое внимание на каждой отдельной категории и убедиться, что на рис. п.1.1. не представлены “сверхсильные” связи. Например, категория № 2 “убежденность” имеет “сверхсильную” связь с отсутствующей на рисунке категорией “не убежденность”. Точно также категория “вера” переходит в пару категорий (вера/неве-рие), называемую категориальной оппозицией. Оппозиция, подобно агрегату, состоит из полюсов. Каждый из полюсов категориальной оппозиции называется также оппозитом. Категориальная оппозиция (или просто оппозиция) имеет два оппозита, агрегат же может иметь произвольное их количество. Термин оппозиция будет использоваться нами в двух смыслах. С одной стороны, оппозиция - это элементарный агрегат, число оппозитов которого равно двум, с другой стороны, оппозиция - это два коррелятивных оппозита внутри произвольного агрегата. В последнем смысле оппозиция представляет собой некоторую “атомарную” сущность в категориальном микромире. Рассмотрим пару атомарных сущностей категориального мира: 1) оппозит и 2) оппозиция. Выявление такой двойственности и послужило основанием для названия метода дуального отслеживания в работе [8]. В работе [9] внимание читателя концентрируется на некоторой иерархии категориального мира, ее образуют: Константа, Оппозит, Оппозиция, Агрегат (аспектный), Агрегат (коррелятивный), Агрегат (управляющий), Парадигма (категориальная), Синтагма (категориальная). Располагая данными теоретическими средствами, рассмотрим процесс объективизации знания, связанным с задачами построения категориальных схем систем и теорий. При этом мы постараемся ярко продемонстрировать преимущества предлагаемого подхода. Понятия категориального агрегата и категориальной синтагмы Схема категориального агрегата была впервые рассмотрена в работе [8], затем она анализировалась в [10]. Построим двумерный агрегат на основе двух одномерных агрегатов с помощью операции наложения агрегатов. Пусть первый агрегат (оппозиция)- А1 (убежденность/не убежденность), а второй агрегат - А2 (ве-ра/неверие). Управляющий агрегат определим в виде: Т= (определяемое/опреде-ляющее). Тогда операция наложения агрегатов А1 и А2 под управлением агрегата Т с получением двумерного агрегата А2 формально будет выглядеть так:

А2 = А1 Т А2 = (убежденность/не убежденность) (определяемое/определяющее) (вера/неверие) = (уверенная убежденность/неуверенная убежденность/уверен-ная не убежденность/неуверенная не убежденность). Анализ формулы в ее заключительном виде показывает, что управляющего агрегата Т недостаточно для фиксации смысла компонент агрегата А2. Мы можем сужать смысловое значение агрегата, используя операцию ветвления управляющего агрегата [11], по схеме Т Т1, где Т1 = (вещь/свойство). Однако полной смысловой однозначности можно добиться только после введения категориальной парадигмы (что и будет сделано далее). А сейчас мы можем зафиксировать следующие квазиалгебраические возможности агрегатного описания. Пусть: 1 = a1 1 тогда:

1 a2, = a12 2 2 a2, = t1 t2, ( ) 2 a2. Указанная схема может быть легко обобщена на случай размерности (“размер-ность” 2 = 1 1 2 = a1 a (( ) (t t2 ) (a 2 2 a ) ) = a 1 1 a12 / a 2 a2 / a численно равна числу агрегатов, участвующих в операции наложения). Кроме того каждый агрегат - операнд, участвующий в операции наложения, может иметь произвольную длину. Длиной агрегата - L считается число его оппозитов или полюсов. Рассмотрим теперь более сложный пример. Пусть задана предметная область = {друг, враг, любить, ненавидеть, должно, не должно, воздействие, объект}. И пусть внутри нее действуют оппозиции = {,,, } = {(друг/враг), (лю1 2 3 бить/ненавидеть), (должно/не должно), (воздействие/объект)}. Для простоты будем считать, что наши агрегаты, определяющие предметику, имеют длину L=2. Тогда “провозглашаются” аспектные агрегаты = {}, управляющий агрегат = {} и коррелятивный агрегат 2 = {}. Множество 1 содержит всего два агрегата, остальные по одному, так, что имеющейся у нас информации 1 = 2 ;

2 = 1 ;

= 4 ;

= 3. На основании может быть построен синтагматический и коррелятивный агрегаты. Синтагматический агрегат: c = 1 2 = 2 4 1 = (любить друга/любить врага/ненавидеть друга/нена-видеть врага).

Коррелятивный агрегат:

0 = = 3 = (должно/не должно). Теперь построим функцию F, отображающую элементы множества Ас в элементы множества В0. Строго говоря, эту агрегатную функцию можно построить только после декларации парадигмы. Мы же пойдем другим путем: сначала построим произвольную функцию, а затем укажем для нее парадигму. Зададим нашу функцию F с помощью пар соотнесения (функция F двузначна, т.к. коррелятивный агрегат имеет только два оппозита). Пары соотнесения агрегатной функции F представлены в таблице п.1.1.

Таблица п.1.1. Идентификатор Пары соотнесения агрегатной функции F. Значение функции Значение аргумента любить друга должно не должно не должно должно F:

Ас В любить врага ненавидеть друга ненавидеть врага Для указанной функции F парадигма ПАР1 может быть сформулирована в виде:

“Любить друга и ненавидеть врага”. Однако возможны и другие парадигмы. Например, парадигма ПАР2 требует:

“Любить врага (своего)”.

Синтагма S это квазикатегориальное образование, задаваемое с помощью следующей совокупности абстрактных объектов:

S = = { P}, = {}, 1 = {}, = {}, = {}, 2 = {}, F, где:

,, 1,,, соответственно множество категорий, категориальных оппозиций, агрегатов (аспектных), управляющих агрегатов, парадигм, агрегатов (коррелятивных), парадигм. F - многозначная агрегатная функция, область задания которой совпадает с множеством компонент коррелятивного агрегата 0. Пример с функцией заимствован из [12]. Сопоставление “агрегатного” и “логического” подходов Для сопоставления этих двух подходов мы опишем здесь одну специальную теорию (частного порядка). Мы хотим определить теорию, модели которой в точности упорядоченные множества. Сигнатура нашей теории содержит единственную двуместную предикатную константу “”. Мы будем использовать как префиксное ( (x, y)), так и инфиксное (x y) обозначения. Термы только переменные, атомов два вида:

предикатные формы (x, y) и равенства = (x, y). Отношения порядка описываются тремя аксиомами:

y ( Y Y ) =, (*) y Z ( Y Y ). Теперь сопоставим “логический” и “агрегатный” подходы следующим образом. В ( ), [ [ ] ] случае “агрегатного” подхода предикатная константа “” интерпретируется как отношение “оппозиции” в некотором агрегате. Мы уже говорили, отношение оппозиции существует между каждыми двумя оппозитами внутри данного агрегата. Пусть мы рассматриваем агрегат А = (.../.../ X / Y /.../...), тогда оппозиты этого агрегата образуют между собой “внутриагрегатное” отношение, определяемое аксиомами (*). Управляющий агрегат бинарный: T=(t1/t2), где ti =(i - й операнд операции умножения множеств);

i = 1, 2. Если А - конкретный агрегат, то в агрегатном представлении предикатная константа “” интерпретируется как функция F:(Aс В0), где Ас =АТА, В0 = В = (истина/ложь). Конкретный агрегат А (в терминах логики) будет моделью, если для него три указанные (*) аксиомы истинны. Примерами таких агрегатов являются числовые множества N, Z, Q, R (т.е. соответственно, множества натуральных, целых, рациональных и действительных чисел). Однако наиболее ярко специфика агрегатного подхода проявляется в вопросе о парадигме. Сейчас, выполняя наше описание, мы исчерпали все подробности и детали “логического” подхода, связанного с нашей теорией. Однако “агре-гатный” подход только вступает в свои права. Здесь мы должны показать отличие друг от друга таких абстрактных объектов, как парадигма и функция F, работающих в рамках категориальной синтагмы S. В третьем разделе работы мы рассматривали пример, в котором была введена Парадигма Управляющий агрегат Аспектный агрегат Оппозиция функция F. Парадигма является в отличии от функции не объектом-кор-релятором, но объектом-детектором (смысла). Парадигма провозглашает: “Должно любить друга и ненавидеть врага”. В ней указывается направление передачи потока смысла, функция F только фиксирует распределение этого потока между компонентами. Сообразно с этим реализуется схема “протекания” смысла в категориальной синтагме. Смысл в категориальную синтагму приходит “сверху” по цепочке, изображенной на рис. п.1.2.

Рис. п.1.2. Цепочка “протекания” смысла в категориальной синтагме.

Дальнейший анализ свойств схемы категориальной синтагмы Гносеологическое различие свойств и отношений не обладает абсолютностью и реализуется в основном текстуально [13]. В схеме категориальной синтагмы эта идея нашла была развита в различении видов смысловых потоков [12]. Все объекты категориальной синтагмы находятся в одном из двух смысловых режимов (или в “ждущем”, или в “разрешенном”) [9]. В ждущем режиме, каждый объект категориальной синтагмы реализует “номинальный” смысл, в разрешенном режиме смысл определяет парадигма. Механизм транспозиции, вводимый методом дуального отслеживания [8] обеспечивает принципиальную возможность превращения любого оппозита в обозначение всякого компонента ситуации. Это реализуется с помощью механизмов управляющих агрегатов, множество оппозиций которых T, обеспечивает смысловую “сшивку“ всех аспектных результатов из множества = {А}. Только в частном случае действие механизма управляющего агрегата можно ассоциировать с разделением на части речи по семантическому критерию, применяемому в лингвистике. Объекты и синтагмы S являются “входами”, объекты 1 и - “выходами” (контур разрешенного режима). Существует также и “обратный” поток смысла от объектов 1 и к объектам и в контуре ждущего режима. Теперь мы можем перейти к рассмотрению вопроса о категориальных основаниях для процесса математизации знания. Н.Бор в работе “Единство знаний” пишет: “Всякое новое знание является нам в оболочке старых понятий, приспособленной для объяснения прежнего опыта и всякая такая оболочка может оказаться слишком узкой для того, чтобы включить в себя новый опыт... Действительно, расширение системы понятий не только восстанавливает порядок внутри соответствующей области знаний, но еще и раскрывает аналогии в других областях” [14] (Цит. по [15, с. 23]). Бор пришел к выводу о необходимости явного учета системы понятий, вне которых не может быть сформулирован ни один опытный факт и никакие соотношения между ними. Этот вывод получает развитие в методологии и логике [16, 17]. Предыдущий материал показывает, что схема категориальной синтагмы и служит этим целям, выступая в качестве теоретического инструментария объективизации знаний. Теперь вернемся к рассмотрению графа на рис. п.1.1., и обратим внимание на тот факт, что этот граф не может быть доработан следующим образом. Вершина этого графа, обозначенная идентификатором “знание”, должна быть связана с вершинами “понимание”, и “бытие”. Рассмотрим триаду “знание - понимание - бытие”, граф которой представлен на рис. п.1.3. Мы уже знаем, что гносеологическое различение вещей, свойств и отношений не обладает абсолютностью и реализуется в основном текстуально. Точно также для Х Знание Отношение 1 Понимание Свойство Х 1 Бытие Вещь Х целого ряда триад, связанных сильными связями, имеет место аналогичная ситуация. Поэтому мы склонны считать, что категориальная эвристика [18] и аппарат категориальных синтагм позволяет по новому взглянуть на соотношения различных категориальных образований и построенных на их основе систем и теорий. В частности, такой подход позволит осуществлять явный учет всех категорий и понятий, на основе которых строится система или теория и производится описание фактов. Все это может быть выполнено на основе схемы категориальной синтагмы в рамках модификации соотношений между синтагматическим и коррелятивными агрегатами [12].

Рис. п.1.3. Триада “знание - понимание - бытие”. Обозначения: единица в кружке - сильная связь;

“x” в кружке - неопределенная связь.

Несколько замечаний по поводу коррелятивного агрегата Когда мы говорим: “Все люди смертны”, то любой из N слушателей воспринимает смысл этой фразы совершенно по своему. Для того, чтобы язык был более точен, он должен обладать большей выразительностью. Назовем такой язык квазиобъективным или просто объективным. Теперь опишем эту же фразу на объективном языке дуального отслеживания, предложенном в для экспертных систем [8] машиностроительного назначения. Для передачи смысла фразы на этом языке введем категориальные агрегаты:

А1 = (люди/боги), А2 = (смерть/бессмертие);

Т = (определяемое/определяющее);

B0 = (истина/ложь/неопределенное);

А3 = (все/некоторые/никто). Теперь запишем формулу:

c = где: Т-1 - агрегат обратный агрегату Т.

2, Т = (определяющее/определяемое) = (определяемое/определяющее)-1. Теперь построим такую функцию, где имеет место отображение:

Aс В0 (В0 = В): Все люди смертны истинно, и т.д. Ясность возрастает потому, что явно указывается агрегат, из которого берется рассматриваемый оппозит. Этот оппозит фигурирует уже в двух системах связей одновременно: 1). Агрегатной. 2). Парадигматической (контекстной). Происходит слияние потоков двух режимов, о которых мы уже писали. Это потоки ждущего и разрешающего режимов. Однако в практических случаях представление знаний, моделирование рассуждений не всегда отвечает абсолютным критериям корректности. Основанные на изменяющейся в реальном масштабе времени информации наши рассуждения должны подвергаться пересмотру и модификации. Эти возможности для схемы синтагмы привносит коррелятивный агрегат. Если перейти на терминологию “логического” подхода, то в простейшем случае категориальная синтагма с помощью своих выразительных средств (соотне-сение через функцию F синтагматического и коррелятивного агрегатов, парадигма) моделирует представления типичные для модальной логики. Фраза “необхо-димо, чтобы W” снабжена модальным оператором, который предшествует логической формуле W. Значение истинности суперформулы вида “XW” зависит в общем виде уже не только от значения истинности формулы W, которую она включает, но и от подробностей, приносимых компонентой X - время, вера, возможность и т.д. Все необходимые аспектные агрегаты указанных подробностей ситуации содержатся в коррелятивном агрегате B0, полученным с помощью операции наложения этих аспектных агрегатов. Заключение Методологическая эвристика [19], частью которой является категориальная эвристика [18], способны пролить свет на существо таких процессов, как познание и понимание2. В настоящей работе рассмотрен только один аспект методологической эвристики, связанный с логической экспликацией категориального мышления. Уже сейчас ясно, что целям объективизации знания хорошую службу могут сослужить различные категориальные схемы и, в частности, схема категориальной синтагмы. Хотя эта теория еще далека от завершения можно говорить о некоторых успехах “агрегатного подхода”. Практический пример приложения развиваемых здесь идей можно найти в работе [23]. В ней изложение материала осуществлено на уровне ее предметной специализации. Литература 1.

А. Тей, П.Грибомон, Ж.Луи, Д.Снийерс и соавт. Логический подход к искусственному интеллекту: Пер. с англ. - Мир, 1990. - 432 с. Формы представления знаний и творческое мышление: Тез. докл. и сообщ. к Всесоюзн. сем. Новосибирск 3-5 октября 1989 г. -Новосибирск, 1989. -Ч.1, 2. Шеллинг Ф.В.Й. Система трансцендентального идеализма //Соч. в 2 т. -Т.1. - М.: Мысль, 1987. - С. 227 - 489. Разумов В.И., Стацинский В.М.) Объективизация знания и категориальные схемы интеллектуальных систем//Тез. Докл. Всесоюзн. конф.: Проблемы интеллектуального развития организационных систем. - Новосибирск, 1991. - С.

2.

3.

4.

86 - 88. 5.

Декарт Р. Правила для руководства ума//Соч. в 2-х т. - Т.1. - М. Мысль, 1989. - С.

77 - 153. 6.

Зуев Ю.И., Ершов И.М., Сучков Л.Н. Категориальные основы математизации знания // Психологическая наука и практика: Тез. докл. Всесоюзн. конф. Новосибирск, 1987. - С. 98 - 99. Разумов В.И., Стацинский В.М. Содержательное исследование в разработке технических интеллектуальных систем // Методология и социология развития техники. - Новосибирск, 1990. - С. 19 - 29. Сучков Л.Н., Богуцкий В.П. Метод дуального отслеживания в экспертных системах // Разработка, внедрение и использование баз данных и баз знаний ЭВМ машиностроительного комплекса СССР: Тез. докл. - Ростов-на-Дону, 1988. - С.

7.

8.

150 - 153.

В этом направлении нами был разработан “октоплан квазикатегориальных процессов подготовки понимания” [20], а сам подход был реализован в решении задач интеллектики [21], и экологии [22]. 9.

Сучков Л.Н., Разумова И.А., Разумов В.И. Метод формализации категориальных структур // Тез. Докл. Всесоюзн. конф.: Проблемы интеллектуального развития организационных систем. - Новосибирск, 1991. - С. 97 - 99. Сучков Л.Н. Способ представления знаний об эмерджентных преобразованиях системных объектов // Интеллектуальные системы и творчество: Тез. докл. Всесоюзн. конф. - Новосибирск, 1990. - С. 98 - 100. Разумов В.И., Сучков Л.Н. Категориальные синтагмы в генерации и передаче смысла // Тез. Докл. Всесоюзн. конф.: Проблемы интеллектуального развития организационных систем. - Новосибирск, 1991. - С. 299 - 302. Сучков Л.Н., Препелица Г.П. Категориальная эвристика рефлексивного 10.

11.

12.

управления // Тез. Докл. Всесоюзн. конф.: Проблемы интеллектуального развития организационных систем. - Новосибирск, 1991. - С. 127 - 129. Уемов А.И. К проблеме определения понятия системы // Промышленная кибернетика. - Киев: Изд-во ИК АН УССР, 1971. - С. 246 - 255. Бор Н. Избранные труды, т. 1, т. 2. - М., 1971. Меськов В.С. Очерки по логике квантовой механики. - М.: Изд-во МГУ, 1986. 13.

14. 15.

141 с. 16. 17.

Елсуков А.Н. Эмпирическое познание и факты науки. -М.: Высш. шк., 1981. -88 с. Никифоров А.Л. Научный факт и научная теория // Творческая природа научного познания. - М.: Наука, 1984. - С. 150 - 172. Ладенко И.С., Зуев Ю.И. Концепция дидактических возможностей 18.

категориальной эвристики: Метод. указ. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1988. - 32 с.

19. 20.

Ладенко И.С. Интеллект и логика. - Красноярск: Изд-во КГУ, 1985. - 144 с. Сучков Л.Н., Разумов В.И., Тимофеев А.О. Опыт квазикатегориальной интерпретации подготовки понимания//Тез. Докл. Международн. научн. конф.: Индустриальные тенденции современной эпохи и гуманитарное образование. Омск, 1992. - С. 58 - 61. Ладенко И.С., Разумов В.И., Сучков Л.Н., Тимофеев А.О. Онтологический базис интеллектики и конверсия структур подготовки понимания // XIX Всемирный философский конгресс: Тез. Секция № 21. Разумов В.И., Сучковым Л.Н., Тимофеев А.О. О некоторых категориальнотелеологических схемах ноосферологии // Там же. Секция № 24. Москва.

21.

22.

23.

Корчинский В.А., Сучков Л.Н.

Об одном подходе к созданию автоматизированной системы доведения информации о состоянии природной Среды // Метеорология и Гидрология. - 1986. - № 9. - С. 112 - 114.

Приложение 2a.

Семья и ее противоречия в гомеостазе популяции Семья есть гомеостатическая ячейка человеческого сообщества, и ее изучение имеет принципиальное значение для диагностики состояния общества и управления его развитием. Эволюционная цель семьи воспитание и сохранение потомства. Поэтому в широком смысле семья есть всякое элементарное обьединение особей в популяции, преследующее названную цель. Гомеостат семьи основан на внутреннем противоречии между противоположными полами, мужчиной и жен-щиной, которые созданы природой во многом не похожими друг на друга и преследуют в продолжении жизни разные цели. В пределах человеческого вида (впро-чем, как и в пределах видов животных) существует две зависимые от пола формы, различающиеся анатомически, физиологически, иммунологически, биохимически [1] и, конечно, психологически. Как считают В.Б.Розен и соавторы, половой диморфизм мозга обнаружен не только по отношению к процессам размножения, но и функциям иного плана - такого, как рост тела, аппетит, жажда, агрессия [2]. Указанные противоречия подчиняются механизму, имеющему следующую природу. Все отдельные объекты мироздания обладают свойством отличаться один от другого, т.е. быть различными. Противоречие есть отношение между различающимися объектами, но такое, которое существенно влияет на их взаимодействие, значимое для системы или хотя бы для наблюдателя. В статье обратим внимание только на две особенности противоречия: 1. Движение любого противоречия между двумя противоположностями обусловлено согласованными изменениями, протекающими в каждой из них (по своей природе эти изменения также связаны с действием противоречия, но противоречия внутри противоположностей). 2. Производя ”дробление” ее противоречия в системе до уровня элементов, конфигурация внутреннего противоречия оказывается дополнительной структуре взаимодействий этой системы, больше или меньше соответствует ей и может рассматриваться как самостоятельный объект. Преимущества полового размножения перед бесполым принято связывать с обеспечением генетического разнообразия, подавлением вредных мутаций, препятствием для близкородственного скрещивания - инбридинга. Однако все это Данный материал подготовлен совместно с Н.И.Моисеевой и опубликован в [30, 42]. результат оплодотворения, которое есть и у гермафродитов, а не дифференциации на два пола. В современной эволюционной теории пола его возникновению дается следующее объяснение [3]. Идея эволюции включает две непременные противоположные тенденции - сохранение и изменение. От среды идет деградирующая информация (мороз, жара, хищники, паразиты), система, чтобы лучше сохраниться, должна быть "подальше" (в информационном смысле) от среды. Но от среды же идет и полезная информация о том, как нужно меняться, для получения которой системе надо быть "поближе" к среде, т.е. чувствительной, лабильной. Для системы возможно или быть на некотором оптимальном "расстоянии" от среды или разделиться на две сопряженные подсистемы - консервативную и оперативную, первую "убрать" подальше от среды, чтобы сохранить имеющуюся информацию, а вторую "приблизить" к среде для получения новой. Именно в этом эволюционная логика дифференциации полов, которые по разному участвуют в двух потоках информации: генеративном (передача генетической информации от поколения к поколению, из прошлого в будущее) и экологическом (информация от среды, из настоящего в будущее). В эволюции пола на разных стадиях и уровнях организации появился целый ряд механизмов, которые последовательно обеспечивали более тесную связь женского пола с генеративным (консервативным) потоком, а мужского - с экологическим (оперативным). Так, у мужского пола по сравнению с женским выше частота мутаций, меньше аддитивность наследования родительских признаков, уже норма реакции, активное поисковое, рискованное поведение и другие качества, "прибли-жающие" к среде и обеспечивающие мужскому полу преимущественное получение экологической информации, широкое распространение которой обеспечивается ог-ромной избыточностью мужских гамет. Малое число мужских особей передает по-томству столько же информации, сколько и большее число женских, иными словами, канал связи с потомством у мужского пола, шире, чем у женского. Значит, генетическая информация, переданная по женской линии, репрезентативнее, а по мужской селективнее, т.е. в женской линии полнее сохраняется прошлое разнообразие генотипов, в мужской - сильнее меняется средний генотип. Таким образом, мать является для ребенка как бы представителем всего рода, сосредоточенным в фиксированном Доме, а мужчина - представителем изменчивой внешней среды - всего мира. Смысл существования женщины (биологический, эволюционный) вынашивание, выхаживание, воспитание детей. Ее чувства к детям не имеют отношения к ее чувству к мужу. Назначение мужчины - оплодотворить как можно большее число женских особей и разнести жизнь как можно шире по ареалу. В схеме, показанной на рис. п2а.1., рассмотрены противоречия Дома и Мира, как символов тенденций центростремительны и центробежных, Оригинальности (новаций) и консерватизма (традиций). Средний элемент в схеме - Семья, причем в этой роли ее значение двойственно, с одной стороны, она есть не дифференцированное единство полов, с другой стороны, это идеал гармоничных отношений между мужчиной и женщиной, опирающихся на различия в целеполагании. Цель деятельности женщины (и в этом ее творчество) - дети, создание маленького мира (миров), для чего нужен Дом, а к окружающему она приспособится. Цель мужчины - построение (преобразование) внешнего мира. Ради этого он покидает Дом фи-зически или духовно, находясь вне его. И чем дальше он уходит в Мир, тем боль-ше нуждается в Доме и в женщине, как в якоре. Движение и устойчивость гомеостата "семья" обеспечивается наличием противоположностей в самих противоположностях. Дом может строиться в виде мещанского идеала семейного гнездышка (минимум) или истинного семейного микрокосма (максимум). Оригинальность простирается от бездумного нарушения традиций до творческих новаций. Обращение к Миру - от простого ухода из Дома, бродяжничества до стремления быть первопроходцем в области Дела и Разума. Консерватизм простирается от охранения устоев до создания ритуала. В любой семье всегда преобладает мужское и женское начало, что не всегда совпадает с полом его носителя.

Пренебрежение традициями Творение домашнего микрокосмоса Будущее Оригинальность Творчество Бродяжничество Дом Семья Прошлое Мир Создание семейного гнездышка Разработка ритуалов Поиск цели Охранение устоев Консерватизм Рис. п2а.1.

Схематическое изображение противоречий Дома Оригинальности и Консерватизма в гомеостате семьи.

и Мира, Пользуясь этой схемой, можно выделить типы семей домоседов, оригиналов, путешественников, консерваторов. Семья всегда поляризована и является носителем асимметрии полов. Чем напряженнее противоречие в семье между Домом и Миром, Оригинальностью и Консерватизмом, тем большими приспособительными возможностями она обладает и тем больше она отдает популяции через родителей сейчас и воспитанных ею детей в будущем. Однако это напряжение не должно превысить предел, за которым семья распадается, ни его резко снизить, в результате чего воцарится тирания одного из начал. Важным механизмом поддержания существования семьи оказывается взаимопомощь, которая является одним из гомеостатических механизмов существования популяции как людей, так и животных. Но эффективная взаимопомощь требует ролевого распределения. Такое распределение четко существует по возрастам и, как мы теперь видим, - по полам. Механизм включения в структуру популяционных взаимоотношений взаимопомощи, Помощь Участие семьи в жизни популяции Альтруизм Самопожертвование Творчество новых форм семьи Будущее Активное поддержание отношений Я не Я Равновесие значимости Я не Я Прошлое Активный поиск изменения отношений Я не Я Создание семейного гнездышка Использование популяции в своих интересах Отказ от брака Эгоизм Изоляция семьи развивающейся на уровне гомеостаза семьи, улавливается уже первой схемой, но отчетливо его можно представить с помощью схемы, изображенной на рис.п2а.2.

Рис. п2а.2. Схематическое изображение противоречий значимости Я не Я в гомеостате семьи, являющейся частью популяции.

В схемах 1 и 2 время представлено в виде тенденций "Прошлое", "Будущее" сцепленных с мужским и женским началами следующим образом: корни женщины, ее устремленность в прошлое, мужчины - в будущее. Но он поддерживает прошлое, ибо структура Мира быстро меняется, хотя в нее и вносят новации, а она создает будущее, формируя личность детей, ибо каждый из них живет полностью заново. Проблема устойчивости семьи, решается с помощью 6-ти мерной модели на рис. п2а.3., где на 2-х гранях куба спроецированы противоречия, характерные для мужчины, на 2-х противоречия, свойственные женщине, и еще на 2-х противоречия, в целом обеспечивающие динамику, свойственную обоим полам. Совершая "проекцию" любой семьи в пространство куба, по степени выраженности в ней тех или других противоречий, мы можем оценить семью как устойчивую или неустойчивую. Так, устойчивой является семья, где мужчина стремится к высоким целям и творческому изменению мира, женщина творит микрокосм в доме и охраняет традиции, и оба поддерживают отношения "я - не я" и альтруистичны. Но семья сохраняет устойчивость и в тех случаях, когда мужчина стремится к высоким целям и изменяет мир, а женщина разрабатывает ритуал и создает "уютное гнездышко”. Оказывается не важным отношение эгоизм-альтру-изм (чаще всего альтруистом оказывается кто-то один), лишь бы не шло активное изменение Охранение устоев Поддержание отношений “Я - не Я” Творение Дома как микрокосма М+Ж Активное изменение отношений “Я - не Я” Творческое изменение мира, новации, оригинальность Ж Ж М Альтруизм Разработка ритуалов М+Ж Формирование “замкнутого гнездышка” Эгоизм М Бесцельное бродяжничество Анархия, разрушение Поиск высоких целей отношений "я - не я". Неустойчивая семья возникает тогда, когда эгоизм, стремление к анархии к бесцельному бродяжничеству мужчины сталкивается с эгоизмом и активным изменением отношения "я - не я" у женщины или, когда эгоизм женщины и стремление к замкнутому “гнездышку” сталкивается с поиском высокой цели у мужчины (см. рис. п2а.3.).

Рис. п2а.3. Проекция противоречий семьи на грани куба.

Литература 1. 2. Уильямс Р. Биохимическая индивидуальность.-Л.:Иностр.литер.,1965.-295 с. Розен Б.В., Матарадзе Г.Д., Смирнова О.В., Смирнов А.Н. Половая дизфункция печени. - М.:Медицина, 1991. - 336 с. 3. Геодокян В.А. Эволюционная теория пола//Природа, 1991.- № 8. - С.60-69. Приложение 2в.

Гомеостатические механизмы протекания биохимических реакций (на примерах регуляции пуриновой и пиримидиновой метаболических систем) Введение Вся биологическая жизнь на планете основана на упорядоченном взаимодействии химических элементов. Специфические соединения, образующиеся в основном только в живом, называются биохимическими веществами. Несомненно, что высокая упорядоченность биохимических реакций формируется за счет определенных механизмов регуляции протекания этих процессов, причем носителями информации в управлении потоками биохимических веществ являются сами же химические агенты. Весь комплекс реакций в целом работает против энтропии и в результате длительно поддерживается высокая пространственно-временная динамическая упорядоченность, создаются высокоактивные, энергоемкие соединения;

все это дает основу видового разнообразия жизни - биосферы, которая формирует мощную геологическую силу, активно преобразующую косную природу.

Материал подготовлен совместно с Ю.М.Горским, П.П.Золиным, а также при участиии А.М.Степанова. Материал был доложен и обсужден на VI, VII Всероссийских симпозиумах по гомеостазу, 8-м и 10-м Международных семинарах “Гомеостатика живых, природных, технических и социальных систем” (Красноярск, 1995, 1996 г. Ин-т Биофизики СО РАН). Материал опубликован [97 по списку литературы Введения]. Настоящий текст представляет собой извлечение из материалов:

- Горский Ю.М., Золин П.П., Разумов В.И. Гомеостатические механизмы регуляции в метаболизме пуринов//Рукопись деп. в ВИНИТИ 1996 г. - 35 с. (№ 2740 В-96. 19.07.1996г.). - Горский Ю.М., Золин П.П., Разумов В.И. Перекрестный гомеостат как механизм интеграции пуриновой и пиримидиновой метаболических систем//Рукопись деп. в ВИНИТИ 1996 г.- 27с. (№ 2741 В-96. 19.07.1996г.). К концу ХХ века накоплен колоссальный материал о биохимическом субстрате живого: открыты носители наследственности, способы развертки архивированной биологической информации и передачи ее во времени (ДНК), коды переноса информации на промежуточные носители и коды формирования на основе носителей информации кирпичиков структуры, а из кирпичиков структуры структурных форм, которые, в конечном итоге, определяют функцию. В целом, накопленный огромный материал требует осмысления с единых позиций механизма управления информационно-вещественными потоками на биохимическом уровне рассмотрения живого. В данной статье авторы предлагают взглянуть на эту проблему с точки зрения новой ветви науки об управлении - гомеостатики, рассмотреть некоторые примеры биохимических взаимодействий и оценить следствия такого подхода. Гомеостатика является новым направлением кибернетики, изучающем механизмы поддержания динамического постоянства жизненно важных параметров, функций и трендов развития систем. Базируется она на раскрытии сущности проявлений закона единства и борьбы противоположностей. Основным отличием моделей гомеостатики от моделей других наук, исследующих механизмы управления, является присутствие в них управляемого противоречия (в системах любого уровня сложности) и ориентированность на анализ этого противоречия. В вышедших за последние годы в "Природе" публикациях одни авторы акцентируют внимание на конкурентных [Бялко, 1993;

Трубников, 1993], другие - на кооперативных ("антирыночных") отношениях в естественных системах [Заварзин, 1995], то есть отношениях, которые как раз и обобщает гомеостатика. Настоящая статья является продолжением дискуссии в этом направлении. Более подробно с позиций гомеостатики анализируются механизмы биологического узнавания и кодирования информации в живых системах, изложенные на страницах "Природы" в работе Л.Б Меклер и Р.Г. Идлис [Меклер, Идлис, 1993]. Основная функциональная единица управления - гомеостат представляет собой два встречных информационных потока, регулируемых блоком-руководителем. Объект управления воспринимает суммарную информацию, которая возникает при взаимодействии встречных информационных потоков управления, и отрабатывает при ненулевом результате взаимодействия. Такая функциональная схема модели гомеостата называется компенсационной моделью, основанной на сравнении.

Наиболее простыми аналогами такой модели являются внутриклеточные химические и биохимические реакции, где носителями информации и объектом управления являются молекулы химических веществ, атомы, ионы и электроны. Средой переноса информации является вода. Регулятором реакций являются конечные продукты реакции, вещества их каталитического распада, изменения рН среды и т.д. Несколько сложнее организованы гомеостаты внутриклеточных процессов, обеспечивающих поддержание и передачу наследственной информации (реплика-ция, транскрипция и трансляция). Здесь мы видим как в процессе управления при передаче информации происходит регулярная смена ее носителей, что обеспечивает большую защищенность от помех и ошибок. Принцип этого механизма природа совершенствует по мере усложнения организации. О взаимодействии противоположностей в гомеостатических системах Гомеостат, как механизм реализации гомеостаза, в простейшем случае представляет собой объединение двух цепей обработки информации, находящихся в определенных отношениях между собой [4]. Существует всего четыре основных типа отношений (союзничество, партнерство, конкуренция, нейтральность), которые определяют в нормальных ситуациях характер взаимодействия между системами или внутри них. Кроме нормального взаимодействия между системами возможны еще и патологические, вызываемые конфликтными отношениями. В свою очередь эти отношения основываются на особом понимании механизмов противоречия, развиваемом в гомеостатике. В множестве объектов универсума выделим два подмножества: тождественные объекты, различающиеся объекты. Дефинируем эти подмножества следующим образом. Тождественные объекты - это объекты совпадающие, совмещенные один с другим, среди них выделить отдельные объекты невозможно, поскольку между ними отсутствуют границы. Различные объекты - это объекты отграниченные один от другого и от среды. Оба эти подмножества не являются строго отграниченными одно от другого, т.к. только на уровне абстракции имеет смысл говорить об абсолютно тождественных или об абсолютно различных объектах. Соотнесение любого конкретного объекта с одной из этих категорий означает только то, что в этом объекте преобладают свойства первой или второй. Так для любой пары произвольно взятых объектов универсума оба ее члена - различные объекты, тогда как весь универсум выступает для наблюдателя как тождественный объект. Говоря иначе во всяком объекте окружающего нас мира проявляется в то, что А.Ф.Лосев называл “самотождественным различием”. Противоположные объекты локализованы пространстве, ограниченном категориями “тождество” и “различие”. К классу противоположных объектов отнесем такие, которые обязательно взаимодействуют между собой, причем это взаимодействие имеет системный характер, т.е. всегда разворачивается внутри какой-нибудь системы и имеет значение для ее функционирования и развития. Противоречие - отношение между противоположными объектами обменного характера, когда у противоположных объектов имеется хотя бы один общий показатель, по которому между ними осуществляется обмен и веществом, образование энергией, противоречий информацией. протекают Выделение совместно с противоположностей образованием или с реконструкцией системы. В простейшем виде противоречие принято представлять в виде дуады противоположностей взаимно превращающихся одна в другую, что было достаточно подробно исследовано Гегелем, а затем Марксом, но это только частный случай противоречия. Такой механизм действительно имеет место, к примеру, в случае, если обменные отношения устанавливаются между богатым и бедным. Но это только частный случай того, что в гомеостатике названо отношениями конкурентного типа, но не общее правило. В других случаях ситуация будет иная. Возьмем взаимодействие вокалиста и аккомпаниатора. В этом случае речь идет об умножении эффектов на слушателей, оказываемых каждым из них. Здесь мы имеем дело с партнерскими отношениями. Во взаимоотношениях умного и глупого, при условии, что они выполняют общую задачу и первый обучает второго можно проиллюстрировать отношения союзнического типа. Наконец, война и всякая ситуации вообще, когда одна сторона стремится уничтожить другую, есть проявление конфликтных отношений. С целью построить общую модель противоречия напомним, что уже Платон, а вслед за ним Аристотель вводят в отношение двух противоположностей третий член, уравновешивающий взаимодействие крайностей. Причем между каждым из крайних членов и средним также образуются противоречия. В силлогистике Аристотеля, к примеру, роль этого третьего члена играет средний термин простого категорического силлогизма (ПКС). Благодаря открытию роли среднего термина стало возможным связать больший и меньший термины и сформулировать модусы и фигуры (ПКС).

Тернарная схема противоречия позволяет перейти к разработке его простейшей динамической модели. Построим ее следующим образом. Преобразование противоречия в системе, образованной тремя компонентами, протекает по мере того как в каждом из них осуществляется изменение своего внутреннего противоречия. В самом общем виде это внутреннее противоречие выражает движение противоположности в пределе, заданном ее максимальным и минимально возможным для данной системы значениями. Собственно говоря согласование этих внутренних противоречий объектов и есть функция противоречия этой системы, установленного между ними. Т.о. динамическая модель противоречия включает как минимум шесть компонентов, т.е. по три максимума и по три минимума значений для каждого из элементов тернарной схемы противоречия. Скажем, во взаимоотношении богатого и бедного, где роль среднего члена играют деньги, есть пределы роста и уменьшения для всех этих трех объектов. Система такого рода является гомеостатической ячейкой противоречия, где два регулятора исполнителя, а "местный шеф" играет роль среднего члена противоречия. Для систем с произвольным числом элементов противоречие оказывается более сложным отношением, распределенным между элементами системы. Характер этого распределения и его результат, а его можно назвать конфигурацией противоречия, зависит от правил, которыми в данной системе разрешаются и запрещаются комбинации объектов определенных типов. К примеру, из возможного набора комбинаций четырех типов суждений ПКС (64), допустимыми, т.е. теми где вывод следует с необходимостью, являются только 19 - это правильные модусы ПКС, где вывод следует с необходимостью. Собственно говоря все известные науке законы и принципы есть выражения правил разрешающих и запрещающих определенные комбинации в системах. В этом смысле уловленная еще Гегелем связь между законом и сущностью приобретает четкое эвристическое и методологическое значение, открывая путь к пониманию законов, управляющих системой, через изучение ее противоречий. Теперь, пользуясь данной моделью, рассмотрим основные типы гомеостатических отношений в системах. В соответствии с указанными пятью характерами отношений требуется и соответствующая организация их структур и способов управления их деятельностью. Если мы рассмотрим, например, взаимодействие между двумя частями А и В, образующими систему С, то:

1) при союзнических отношениях выходные эффекты А и В будут складываться, т.е. УС = Ка (УА + УВ ), где Ка - коэффициент аддитивности (согласованности союзнических взаимодействий 0 К м УА УВ, где К Км 1);

коэффициент мультипликативности партнерского 2) при партнерских отношениях выходные эффекты А и В будут умножаться, т.е. УС = взаимодействия (при усилении Км > 1, а при ослаблении Км < 1);

3) при конкурентных отношениях выходные эффекты А и В будут полностью или частично вычитаться, т.е. УС = УА - Кж УВ при УС > УГ, где Кж - коэффициент жесткости конкуренции (Кж=1 - жесткая конкуренция, чем меньше Кж, тем конкуренция будет более мягкой, с другой стороны, = УА + УВ - УС является "платой" за действующее противоречие, характеризующей прямые потери, которые несет система в результате конкурентных отношений между частями А и В), а У предельное значение УС, при котором происходит нарушение системного гомеостаза;

4) при конфликтных отношениях выходные эффекты А и В также вычитаются, но при этом могут происходить нарушения как внутренних гомеостазов А и В, так и системного гомеостаза УС < УГ (здесь также имеют место прямые потери = УА + УВ - УС, где УС - полезный эффект, но эти потери, как правило, будут существенно меньше опосредованных потерь, вызванных нарушением гомеостазов, которые могут приводить к разрушению и даже гибели системы)3;

5) при нейтральных отношениях А и В никак не взаимодействуют между собой. В последнем случае А и В не образуют единую систему обработки информации и для их взаимодействия необходим объединяющий контур. Будем считать потенциальных антагонистов структурно устойчивыми, если изначально, за счет отрицательной обратной связи, они находятся в устойчивом состоянии и, соответственно, неустойчивыми, если изначально, из-за наличия положительной обратной связи, они не могут находиться в устойчивом состоянии. Два антагониста, как устойчивые, так и неустойчивые, а также их комбинация (один устойчивый, второй неустойчивый) могут быть объединены в устойчивую систему, если выполняются необходимые и достаточные условия их "склеи-вания". В качестве необходимого условия такого "склеивания" является "зеркальное" объединение антагонистов, причем с такими знаками, чтобы для каждого антагониста Отметим, что в общем случае нарушение гомеостаза может быть не только по нижней границе (УС < УГ ), но и по верхней (УС > УГ ). его “зеркальный" оппонент образовывал цепь обратной связи (в результате получается структура, обладающая как бы двойной отрицательной обратной связью;

возможно всего восемь способов "склеивания" антагонистов, удовлетворяющих таким условиям. Достаточными условиями "склеивания" является выполнение трех требований:

• несимметрия параметров антагонистов не должна превышать определенного предела несимметрии n;

• несимметрия заданий, прикладываемых к потенциальным антагонистам, не должна превышать определенного предела несимметрии з4;

• степень неустойчивости потенциальных антагонистов не должна превышать определенного критического значения кр. "Склеивание" на материальном уровне возможно тремя основными способами:

последовательным, параллельным и через третьи системы. Более сложные способы информационного "склеивания", непосредственно связывающие механизмы управления, уже требуют образования иерархических структур. Компенсационный гомеостат, образованный путем "склеивания" антагонистов по примитивной форме (вещественные и информационные связи не разделяются), обладает следующими свойствами:

• при полной симметрии антагонистов по заданию и по параметрам не полностью обеспечивается симметрия его выходов, т.е. у1 -у2 ;

• границы допустимой несимметрии количественно различны при вариации параметров у антагониста 1 и у антагониста 2;

• границы живучести гомеостата находятся в зависимости потолков ограничения выходного сигнала.

от соотношений антагонистов по мощности сигналов входа, временных параметров, величин Гомеостатические механизмы взаимодействий полинуклеотидов и полипептидов Можно выделить структурные и функциональные противоположности (антагонисты). В данном разделе статьи разбирается пример со структурными противоположностями, в целом же он посвящен структурной организации молекулярного субстрата, а именно, такому взаимодействию отдельных частей внутри Значения n и з резко снижаются по величине от случая, когда оба антагониста устойчивы до случая, когда они неустойчивы. Кроме того, n и з могут иметь разные значения при изменении их знака.

полипептидной молекулы, которое приводит к стерическим эффектам, определяющим их функциональную активность во взаимодействиях с другим субстратом. Меклер и Идлис [11] в общем стереохимическом генетическом коде (ОСГК) живого выделяют шесть частных кодов: 1. H -код определяет построение трехмерных молекул любых РНК и ДНК по их нуклеотидным последовательностям, в том числе - двойной спирали ДНК;

2. Т-код детерминирует переписывание генетической информации, записанной в РНК, в аминокислотную последовательность полипептида;

3. A -код детерминирует построение (самоорганизацию) молекул полипептидов и белков по ходу их синтеза рибосомами, и при их ренатурации в водно-солевых растворах типа цитозоля;

4. П-К-код детерминирует появление и -спиралей при кристаллизации полипептидов из растворов;

5. H - код определяет специфическое взаимное узнавание и связывание друг с другом полипептидов и полинуклеотидов;

6. H и П-К-код определяет распознавание аминокислотными остатками полипептидов полинуклеотиды и при их взаимодействии образуются нуклеопротеиды. В данном разделе статьи мы будем рассматривать механизмы взаимодействия, формирующие 3 и 4 ОСГК коды. Меклер и Идлис в каждом выделенном коде констатируют наличие взаимодействующих противоположностей. Этими противоположностями являются определенные детерминанты - части молекулярных структур,- участвующих в донорноакцепторных связях и/или силовых зарядовых взаимодействиях, по типу ван-дерваальсовых сил. Аминокислотные остатки биополимера узнают и связываются друг с другом согласно А- A -коду. При этом, первый из них расположен на аминокислоте, которая определяется кодоном, а второй - на аминокислоте, определяемой соответствующим антикодоном. Все аминокислоты классифицированы в три группы связности графа А- A -кода. Обязательным компонентом любой А- A -связи является водородная связь, образующаяся между полярной группой боковой цепи одного аминокислотного остатка и карбонилом остова полипептидной цепи партнера. В результате образования такой водородной связи снимается препятствие образованию гидрофобных контактов между остальными атомами боковых цепей этих аминокислотных остатков, что создает возможность образования третичной структуры. Совокупность таких гидрофобных взаимодействий приводит к образованию индивидуальных гидрофобных рубашек каждой из этих водородных связей, защищающих их от атаки молекулами растворителя, в первую очередь воды. В образовании А- A -связи важную роль по теории Меклера играют ионы К+ и Са2+, а образовании П-К-связи Na+ и Mg2+. Антагонистическое действие этих ионов хорошо известно [15,17-19,21-23,25,27]. Сами гомеостатические механизмы были нами рассмотрены ранее [12], где показано, что на всех этапах (репликация, транскрипция, трансляция) соблюдается гомеостатический принцип регуляции этих процессов. Механизмы, приведенные в теории Меклера и Идлис подтверждает действие на биохимическом уровне закона единства и борьбы противоположностей, сущность которого изложена в гомеостатике, где раскрываются новых стороны организации и функционирования живого [4,12]. Генетический аппарат обслуживается метаболической системой, состоящей из двух подсистем - пуриновой и пиримидиновой. В свою очередь пуриновая и пиримидиновая системы, являясь подсистемами системы более высокого иерархического уровня, сами состоят из подсистем. Так, внутри пуриновой системы адениновые и гуаниновые производные образуют две ее подсистемы. В двух следующих разделах статьи обсудим гомеостатические механизмы взаимной координации компонентов перечисленных метаболических систем. Рассматривая современные знания о биохимических процессах в организме с позиций гомеостатики, мы часто можем обнаружить некоторые, предсказываемые теорией, механизмы взаимодействий. Регуляция взаимоотношений адениновой и гуаниновой систем метаболизма пуринов. Функции пуриновых производных в живых организмах многообразны. Они, в частности, играют важную роль в хранении и реализации наследственной информации (пуриновые мономеры ДНК и РНК), а также в энергетическом обмене (АТФ и ГТФ являются донаторами энергии для эндергонических реакций). А между тем, сколько-нибудь целостная кибернетическая модель данной метаболической системы до сих пор не создана. По прежнему актуальными остаются слова J.F.Henderson, которыми заканчивается его известная монография по регуляции пуринового обмена: “Мы имеем огромное количество информации об отдельных факторах, которые реально или потенциально участвуют в регуляции синтеза пуринов de novo, но у нас почти нет идей о том, как эти факторы реально работают в интактных клетках или организмах” (выделено нами) [Henderson, 1972. - P. 266]. С гомеостатической точки зрения в любой метаболической системе можно выделить внешнее и внутреннее функционирование ее подсистем. Так, выработка мономеров нуклеиновых кислот, макроэргов и циклических мононуклеотидов является внешним по отношению к пуриновому обмену функционированием, оказывая воздействие (в том числе информационное) на целый ряд непуриновых метаболических систем. Каналы этого воздействия представляют собой выходы подсистем пуринового обмена. С другой стороны, катаболические, амфиболические и анаболические реакции (последние включают в себя реакции синтеза пуринов de novo из непуриновых предшественников, обмена, от а также реакции в реутилизации значительной на пуриновых степени оснований и нуклеозидов) являются процессами внутреннего функционирования пуринового которого, отметим, зависит внешнее функционирование. Пункты воздействия пуриновый обмен непуриновых предшественников и регуляторов представляют собой его входы. По аналогии с вышесказанным, для каждой отдельно взятой метаболической системы или подсистемы можно В выделить пуриновом ее внешнее и внутреннее парой функционирование, противоположностей а также идентифицировать ее входы и выходы. обмене важнейшей являются метаболические системы адениновых и гуаниновых производных. При синтезе АМФ и ГМФ из ИМФ имеет место конкуренция за этот общий метаболит-предшест-венник. Кроме того, в процессе реутилизации аденина и гуанина происходит конкуренция за фосфорибозилдифосфат. Как известно, источником энергии у гетеротрофных организмов являются экзергонические реакции катаболизма. Используется же энергия в эндергонических реакциях анаболизма и на совершение различных видов работы. Для осуществления сопряжения между процессами получения и использования энергии, т.е. в качестве универсальной энергетической "валюты" эволюция выбрала один вариант из многих возможных - фосфоангидридную связь пирофосфатов. Очевидно, что в выборе единственного оптимума проявился принцип стремления к максимальной простоте и универсальности. Примеров действия этого фундаментального принципа немало в биохимии. Носителем избранного вида макроэргической связи был на ранних этапах эволюции неорганический пирофосфат, а затем им стала пирофосфатная структура мононуклеотидов. Причины этого перехода достаточно убедительно объясняются с чисто биохимических позиций, без привлечения кибернетики [Кулаев 1975, Kulaev e. a. 1980]. Однако в русле традиционной парадигмы биохимии трудно объяснить другой имеющийся факт - почему носителем макроэргической пирофосфатной связи стал не один вид пуриновых мононуклеотидов (что соответствовало бы вышеуказанному принципу), а два - адениновые и гуаниновые5? Это тем более странно, что, согласно хорошо аргументированному предположению [Кулаев, 1975] адениновые производные возникли в ходе эволюции гораздо раньше всех остальных пуринов. Но что-то помешало им в одиночку выполнять свои функции в энергетическом обмене. Основная причина этого, по нашему мнению, заключена в том. что одна адениновая система (и любая другая на ее месте), при отсутствии противоположности является неустойчивой. Это довольно легко доказать методом ”от противного”, если представить себе регуляцию синтеза de novo в такой одиночной системе. Биосинтез АТФ (как и любого другого пуриннуклеотида) включает в себя до стадии образования АДФ 14 реакций (АДФ затем легко фосфорилируется в АТФ). Известно, что для того, чтобы осуществились упомянутые 14 этапов синтеза, должна затратиться энергия восьми макроэргических фосфоангидридных связей, две из которых расходуются в фосфорибозилдифосфатсинтетазной реакции и по одной связи во 2-й, 4-й, 5-й, 7-й, 11-й и 13-й реакциях синтеза. В гипотетических условиях, когда единственным носителем макроэргических связей в клетке является АТФ, для синтеза новых молекул АТФ может использоваться только энергия ранее синтезированного АТФ. Это есть не что иное как положительная обратная связь: чем больше в клетке АТФ, тем интенсивнее идет его синтез. Через семь каналов положительной обратной связи (по числу энергозависимых реакций) стимулируется весь процесс синтеза. Таким образом, причиной неустойчивости отдельно взятой адениновой подсистемы является наличие в ней положительных обратных связей, принципиально неустранимых. Уместен вопрос: если ввести в описанную подсистему отрицательные обратные связи, не явилось ли бы это наиболее простым и экономным способом нейтрализации действия положительных обратных связей? Действительно, эволюция и создала такие связи: реакции фосфорибозилдифосфатсинтетазная амидофосфорибозилтрансферазная У современных организмов адениновая и гуаниновая системы, вместе взятые, обеспечивают энергией подавляющее большинство эндергонических реакций метаболизма. Роль макроэргов другой природы (не адениновых и не гуаниновых) ограничивается отдельными узкоспециализированными функциями, при выполнении которых, как правило, макроэрг является одновременно и субстратом реакции. ингибируются его продуктами - пуриновыми мононуклеотидами [Хватова и др. 1987, Buhl 1982]. Но в самой биохимии давно доказано, что эффективная регуляция метаболизма посредством одних лишь отрицательных обратных связей возможна только в стационарном состоянии системы. При удалении от этого состояния (например, под влиянием внешнего возмущения) необходимы дополнительные, более сложные механизмы управления [Ньюсхолм, Старт, 1977]. Альтернативой им могло бы являться ресурсное регулирование, однако для его функционирования в качестве основного (тотального) механизма управления необходимо, чтобы ресурс (метабо-литпредшественник) одной метаболической системы не являлся бы одновременно ресурсом другой метаболической системы. Однако наличие у современных организмов многочисленных примеров обратного свидетельствует, что эволюция не пошла по этому пути. Поэтому, чтобы понять, как природа решила вышеуказанную проблему неустойчивости, необходим поиск более сложных механизмов управления в самом пуриновом обмене. В работе [Горский, 1993] был сформулирован общий принцип дополнительности, в соответствии с которым для любой неустойчивой системы может быть образован антагонист, который будучи ”склеенным” с этой системой, обеспечивает ее устойчивость. Таким антагонистом для адениновой подсистемы стала гуаниновая подсистема, которая, если бы она существовала автономно, была бы тоже неустойчивой и по тем же причинам. Метаболическое сочленение адениновой и гуаниновой подсистем у современных организмов выглядит следующим образом. До стадии инозинмонофосфата (ИМФ) процесс синтеза протекает с использованием энергии АТФ. А затем ИМФ может превращаться либо через аденилосукцинат в АМФ, либо через ксантозинмонофосфат в ГМФ. Из АМФ и ГМФ далее образуются метаболиты относящиеся, соответственно, к адениновой и гуаниновой подсистемам. Кроме ИМФ, общими предшественниками для них на входах пуринового обмена являются фосфорибозилдифосфат, необходимый для синтеза пуринов de novo и реутилизация свободных азотистых оснований, а также рибозо-1-фосфат, участвующий в синтезе нуклеозидов из азотистых оснований. Нуклеозиды в результате нуклеозидкиназных реакций способны превращаться в соответствующие нуклеозидмонофосфаты. В качестве общего предшественника для фосфорибозилдифосфата и рибозо-1-фосфата можно рассматривать рибозо-5-фосфат, являющийся субстратом как фосфорибозилдифосфатсинтетазой, так и фосфорибомутазной реакций.

Несмотря на хорошую изученность метаболических взаимоотношений между компонентами адениновой и гуаниновой подсистем, кибернетические механизмы “склеивания” их в единую систему пуринового обмена до настоящего времени в биохимии не раскрыты. Рассмотрим известные в биохимии регуляторные механизмы с точки зрения их возможной роли в регуляции взаимоотношений адениновой и гуаниновой подсистем. 1. Зависимость протекания реакции от ее непосредственных участников: от концентрации субстратов, продуктов и кофакторов, количества и удельной активности катализатора. Это даже не кибернетический, а химический механизм, присутствующий во всех без исключения реакциях. Самостоятельной роли в интересующих нас отношениях метаболических систем он не играет, но является точкой приложения для других регуляторных механизмов. 2. Положительная прямая связь активация фермента субстратом или предшественником субстрата, индукция синтеза фермента, стимуляция превращения фермента из неактивной формы в активную. 3. Отрицательная обратная связь. Было выявлено несколько ее вариантов, в том числе и в регуляции пуринового обмена [Варновицкая, 1969]. Часть из них может участвовать в “cклеивании” адениновой и гуаниновой подсистем. Например, в молекуле амидофосфорибозилтрансферазы имеется два регуляторных участка - один для адениновых, другой для гуаниновых мононуклеотидов [Хватова и др. 1987]. 4. Комбинация положительных связей. Имеются в виду связи, соединяющие выход одной метаболической системы со входом другой. Это единственный известный на сегодня в биохимии регуляторный механизм, специализированной функцией которого является регуляция отношений между метаболическими системами. Рассмотрим четвертый механизм применительно к адениновой и гуаниновой системам. Благодаря наличию реципрокных требований в отношении макроэрга имеет место следующее: для синтеза АМФ из ИМФ используется энергия ГТФ, а для синтеза ГМФ из ИМФ - энергия АТФ [Хватова и др. 1987, Мецлер 1981, Buhl 1982]. Кроме того, АТФ ингибирует восстановительное дезаминирование ГМФ (превращение ГМФ в ИМФ) [Мецлер 1981], а ГТФ и, в меньшей мере, ГДФ ингибируют дезаминирование АМФ до ИМФ [Lovenstein 1972, Setlov e.a. 1966, Setlov, Lovenstein 1968, Van den Berghe e.a. 1977]. Таким образом, АТФ стимулирует синтез гуаниновых мононуклеотидов, а ГТФ (и отчасти ГДФ) - синтез адениновых мононуклеотидов. Происходит взаимоподдержание, взаимоусиление адениновой и гуаниновой подсистем. В биохимии описанный механизм обычно называют реципрокным, в гомеостатической классификации эти отношения подразделяются, в зависимости от степени взаимного усиления двух взаимодействующих частей, на партнерские и союзнические отношения [Горский, 1993]. Мы рассмотрели четыре известных в биохимии механизма регуляции обмена веществ. В специализированной литературе они описаны более подробно [Варновицкая 1969;

Диксон, Уэбб, 1982;

Мецлер, 1981;

Ньюсхолм, Старт 1977;

Уайт и др., 1981;

Хватова и др., 1987;

Buhl, 1982, Henderson, 1972]. Отметим, что единственным стабилизирующим элементом, дополняющим 2-й, 4-й и производные от них механизмы, остается обычная отрицательная обратная связь, хотя и имеющая несколько разновидностей. Эта ограниченность имеет следствием ситуацию, когда привлекая весь арсенал существующих на сегодняшний день в биохимии кибернетических моделей, не удается понять, каким образом, за счет чего существует устойчивая система, образованная из двух изначально неустойчивых подсистем адениновой и гуаниновой. Эту систему мы предлагаем назвать аденин-гуаниновый компенсационный гомеостат, поскольку альтернативы применению гомеостатической методологии мы здесь не видим. В самом деле, если попытаться построить модель метаболической системы пуринового обмена, используя в ней только известные в биохимии механизмы регуляции, то окажется, что реципрокный механизм может эффективно регулировать образование адениновых и гуаниновых мононуклеотидов лишь в условиях жесткого контроля всех входных параметров системы. В противном случае (ослабление ресурсного лимитирования) будет наблюдаться лавинообразное нарастание выходных параметров обоих подсистем (количества как адениновых, так и гуаниновых мононуклеотидов, а также образующихся из них производных) с последующим выходом на ограничение (потолок), находящееся уже вне этой системы. При этом механизмы управления, присущие самой системе, окажутся вне той области параметров, где возможно их эффективное функционирование. Впрочем, недостаточность отрицательной обратной связи осознается самими биохимиками, и даже в более широком, общеметаболическом смысле. Вот как об этом в популярной форме пишет Д.Мецлер: “Когда имеет место постоянная скорость роста клеток, регуляция по типу обратной связи может оказаться достаточной для того, чтобы обеспечить гармоничное и пропорциональное увеличение концентрации всех составных частей. Такая ситуация наблюдается, например, на логарифмической стадии роста бактерий или в случае быстро растущих эмбрионов животных, когда все необходимые для них питательные вещества поступают из относительно неизменной материнской крови. Совершенно другая ситуация наблюдается у взрослого человека, организм которого практически не растет. Метаболизм многих частей такого организма может сильно меняться во времени и в зависимости от физиологического состояния. Организм может, например, резко переходить от нормального питания к голоду или от состояния покоя к тяжелой нагрузке. Метаболизм при сильных нагрузках отличается от метаболизма при нормальной работе. Рацион, включающий жирную пищу, требует совсем другого метаболизма, чем диета, включающая большое количество углеводов. Необходимые механизмы регуляции должны в таких случаях быстро и легко реагировать на такие изменения” (выделено нами) [Мецлер, 1980. -Т.2.- С.503]. Из приведенного примера видно, что эта проблема является одним из “узких мест” в современной биохимии. Попытаемся привлечь для ее решения теоретические разработки гомеостатики. При изучении литературы наше внимание привлекли работы, в которых сообщалось об ингибирующем эффекте на аденилосукцинатсинтетазу метаболитов, относящихся к гуаниновой подсистеме: ксантозинмонофосфата, ГМФ, циклического ГМФ, дезоксиГМФ, дезоксиГДФ. Этот феномен можно считать универсальным для всего живого, поскольку он был обнаружен у самых разных биологических объектов от одноклеточных организмов до человека [Bishop et. al. 1975;

Henderson, Paterson, 1973;

Lieberman, 1956: Nagy et al. 1973;

Spector, Miller 1976;

Van der Weyden, Kelly 1974;

Wingaarden, Greenland, 1963]. Однако попытки объяснить биологический смысл такого ингибирования в литературе отсутствуют, хотя общебиологическая распространенность этого феномена должна была бы заставить задуматься о его сущности. Известно, что ферменты способны иметь поразительно высокую специфичность в отношении субстратов и эффекторов [Диксон, Уэбб 1982]. Поэтому маловероятно, что эволюция не смогла бы создать аденилосукцинатсинтетазу, нечувствительную к метаболитам гуаниновой подсистемы. Скорее речь может идти, наоборот, об эволюционном поддержании нужной степени неспецифичности данного фермента. С точки зрения кибернетики метаболитами ингибирование гуаниновой аденилосукцинатсинтетазы представляет собой вышеперечисленными системы перекрестную отрицательную обратную связь, идущую с выхода (точнее, с нескольких выходов - по числу ингибиторов) гуаниновой подсистемы на вход адениновой подсистемы. Положительная обратная связь обозначает стимулирующее влияние АТФ на синтез гуаниновых мононуклеотидов, о котором мы говорили выше при обсуждении реципрокного механизма регуляции. Эта схема соответствует одному из четырех способов (перекрестному) склеивания противоположностей (см. рис. п2б.1.) [Горский 1993]. Поддержание устойчивости аденин-гуХ анинового компенсационного гомеостата осуществляется следующим образом. Чем больше в клетке синтез синтезируется гуаниновых АТФ, тем сильнее становится стимулирующее влияние АТФ на мононуклеотидов. Повышение содержания последних приводит к ингибированию синтеза АТФ из ИМФ, что производных.

Х2 Рис. п2б.1.

Адениновая подсистема У Гуаниновая подсистема У Схема “склеивания” адениновой и гуаниновой подсистем по перекрестному механизму.

уменьшает количество АТФ, а следовательно и тормозит синтез гуаниновых Однако, чтобы теоретически обосновать функционирование именно этого регуляторного механизма, следует прежде всего доказать, что аденилосукцинатсинтетазу можно отождествлять с входом адениновой подсистемы, соответствующим входу антагониста по [Горский, 1993]. На языке биохимии это означает, что аденилосукцинатсинтетаза должна быть регуляторным ферментом, лимитирующим синтез адениновых мононуклеотидов. В синтезе адениновых мононуклеотидов из ИМФ на роль лимитирующего фермента могут претендовать аденилосукцинатсинтетаза и аденилосукцинатлиаза. Однако их сравнение показывает, что в печени аденилосукцинатсинтетаза имеет на порядок более низкую активность и в 7 раз более высокую величину Km, [Хватова и др. 1987]. В головном мозге активность аденилосукцинатсинтетазы в несколько раз ниже, чем активность аденилосукцинатлиазы [Хватова и др. 1987, Schultz, Lowenstein 1976] что подтверждается отсутствием накопления аденилосукцината в тканях мозга [Schultz, Lowenstein, 1976]. В почках более высокая активность крыс аденилосукцинатсинтетаза также является аденилосукцинатсинтетазы по сравнению с лимитирующим ферментом синтеза АМФ из ИМФ [Bugusky et. al/1981]. Несколько аденилосукцинатлиазой была обнаружена в скелетных мышцах крыс [Schultz, Lowenstein 1976]. Это обстоятельство привело авторов к выводу о лимитирующей роли аденилосукцинатлиазы в этой ткани. Однако, как показали последующие исследования, выполненные в той же лаборатории, в покоящейся мышце крыс аденилосукцинат практически не обнаруживается [Goodman, Lowenstein 1977], что свидетельствует об отсутствии аденилосукцинатлиазного лимитирования. Последнее подтверждается также сравнением величин Km у данных ферментов в скелетных мышцах млекопитающих [Goodman, Lowenstein 1977, Brand, Lowenstein 1977]. Выводы, основанные на содержании аденилосукцината и величинах Km, являются более надежными, чем сравнение активностей, поскольку при обработке гомогената тканей возможно уменьшение активности как аденилосукцинатсинтетазы, так и аденилосукцинатлиазы [Moss, Mc Givan 1975, Lowenstein 1972, Schultz, Lowenstein 1978]. Отсутствие аденилосукцинатлиазного лимитирования подтверждается тем, что врожденное снижение активности данного фермента в фибробластах людей не сопровождается изменением скорости синтеза пуринов de novo в этих клетках [Barshop et. al. 1989, 1989 a]. Таким образом аденилосукцинатсинтетазу правомерно считать входом адениновой метаболической системы, через который осуществляется регуляция по гомеостатическим механизмам. Важно то, что эти механизмы действуют не изолированно, а в сочетании с четырьмя механизмами регуляции метаболизма, известными в классической биохимии и нередко реализуются на одних с ними материальных носителях. Так, ингибирующий эффект на аденилосукцинатсинтетазную реакцию могут одновременно оказывать ГТФ, неорганический фосфат, аденилосукцинат, АМФ, АДФ, ксантозинмонофосфат, ГМФ, цГМФ, дезоксиГМФ, дезоксиГДФ, а также избыток ИМФ. Параллельно эта реакция может находиться и под стимулирующими влияниями, реализующимися через доступность ГТФ и посредством других механизмов (положительная прямая связь, ослабление ингибирования и т.п.). Удельный вклад каждого угнетающего и стимулирующего влияния в каждом конкретном случае (конкретный биологический вид, орган, ткань, физиологическое или патологическое состояние) различен и может быть выяснен только путем экспериментального биохимического исследования. Регуляция взаимодействий пуриновой и пиримидиновой метаболических систем В данном разделе рассмотрим взаимоотношения более крупных систем пуриновой метаболической системы в целом (выше рассматривались ее части) и пиримидиновой метаболической системы. Как противоположности они могут взаимодействовать в метаболизме нуклеиновых кислот, коферментов, а также в тех случаях, когда метаболически связаны две реакции, одна из которых использует в качестве источника энергии пуриновый, а другая пиримидиновый нуклеозидтрифосфат. Очевидно, из трех перечисленных случаев наиболее биологически важным является метаболизм нуклеиновых кислот, обеспечивающий работу генетического аппарата. Ясно, что эффективность функционирования генетического аппарата во многом зависит от взаимной координации пуриновой и пиримидиновой систем, от сбалансированного синтеза соответствующих рибонуклеотидов и дезоксирибонуклеотидов. Поэтому возникает проблема расшифровки механизмов управления в сложной пурин-пиримидиновой системе, состоящей из двух более простых систем- противоположностей. Рассмотрим один из типов компенсационных гомеостатов - “перекрест-ный” (см. рис. п2б.1.) применительно к взаимодействию пуриновой и пиримидиновой систем. Нами был предпринят ретроспективный анализ биохимической литературы с целью определения эквивалентов представленным в схеме на рисунке п2б.1. структурам в метаболизме пуринов и пиримидинов. В биосинтезе пиримидиновых рибомононуклеотидов у низших организмов входом метаболической системы (наиболее медленным, скоростьлимитирующим ферментом) можно считать аспартаткарбамоилтрансферазу. Этот фермент, очищенный из E. coli, был одним из первых в энзимологии, у которого было четко продемонстрировано аллостерическое ингибирование конечными продуктами синтеза пиримидинов по принципу отрицательной обратной связи [Yates, Pardee, 1956]. Вместе с тем в работе [Gerhart, Pardee, 1962] показано, что 2 mM АТФ на 180%, а 2 mM дАТФ - на 167% активируют аспартаткарбамоилтрансферазу, очищенную из E. coli. Кроме того, АТФ уменьшал ингибирующий эффект ЦТФ при их совместном присутствии. Авторы статьи указывают, что физиологическая концентрация АТФ в клетке достаточна для того, чтобы вызвать определенную стимуляцию активности аспартаткарбамоилтрансферазы в английском in vivo, но при этом они отмечают, что физиологическое значение обнаруженного феномена осталось для них неясным (incertain оригинале) [Gerhart, Pardee, 1962]. Авторы специализированных монографий по регуляции метаболизма [Курганов, 1978;

Ньюсхолм, Старт, 1977], цитируя вышеуказанную статью, также не приводят никаких объяснений биологического значения данного эффекта АТФ. Позднее было показано [Kelkar e.a., 1973], что максимальная активация аспартаткарбамоилтрансферазы из E. coli наблюдается при совместном присутствии АТФ, ГТФ и ионов магния, что конечно же ближе к ситуации in vivo, чем селективное воздействие АТФ. В тканях высших животных, включая млекопитающих, ключевым регуляторным ферментом является не аспартаткарбамоилтрансфераза, на которую не влияют пиримидиновые мононуклеотиды, а первый фермент их синтеза - глутаминзависимая карбамоилфосфатсинтетаза [Уайт и др., 1981]. Она находится в цитоплазме животных клеток в составе комплекса и, возможно, в одной полипептидной цепи [Фридрих, 1986] со вторым (аспартаткарбамоилтрансферазой) и др., и третьим (дигидрооротазой) ферментами, так что в среду освобождается только продукт третьего фермента - дигидрооротовая Катализируемая кислота [Уайт 1981;

Николаев, 1989]. стимулируется карбамоилфосфатсинтетазой реакция аденозинтрифосфатом, поскольку для синтеза одной молекулы карбамоилфосфата необходима энергия двух молекул АТФ. Кроме того, АТФ необходим для образования фосфорибозилпирофосфата, поэтому, как резюмируют А. Уайт и соавторы, доступность АТФ однозначно определяет скорость образования всех рибо- и дезоксирибонуклеозидтрифосфатов [Уайт и др, 1981];

в число стимулируемых таким образом реакций входят оротат-, урацил- и цитозин-фосфорибозилтрансферазные, а также все киназные реакции. Итак, независимо от филогенетических различий, АТФ стимулирует ключевые реакции биосинтеза de novo и реутилизации пиримидинов. Поток АТФ можно считать выходным информационным каналом не только адениновой, но и всей пуриновой метаболической системы. В данном случае он служит положительной связью, направленной на входы гомеостатов пиримидиновой метаболической системы. То обстоятельство, что АТФ является одновременно и энергетическим и информационным агентом (и, разумеется, вещественным) нам кажется не исключением, а скорее правилом, распространяющимся на многие молекулярные и субмолекулярные элементы живого. В этой связи можно упомянуть хорошо аргументированное предположение В.П.Казначеева и Л.П.Михайловой о том, что при межклеточных взаимодействиях даже каждый отдельный квант светового излучения может сочетать в себе значение и сигнала и донатора энергии [Казначеев, Михайлова, 1981]. Если схема, изображенная на рисунке п2б.1. верна, то с выходов пиримидиновой метаболической системы на вход пуриновой метаболической системы, контролирующий продукцию АТФ, должна быть направлена отрицательная связь.

Выходами это, как пиримидиновой было показано системы выше, являются потоки пиримидиновых Нам в ходе мононуклеотидов, а искомый входной фермент, контролирующий продукцию АТФ, аденилосукцинатсинтетаза. библиографического поиска удалось найти работу, в которой был обнаружен ингибирующий эффект на аденилосукцинатсинтетазу5 целого ряда пиримидиновых мононуклеотидов: оротидинмонофосфата (ОМФ), уридиндифосфата (УДФ), уридинмонофосфата (УМФ), цитидиндифосфата (ЦДФ), цитидинмонофосфата (ЦМФ), тимидиндифосфата (ТДФ), тимидинмонофосфата (ТМФ), дЦДФ, дЦМФ [Van der Weyden, Kelly, 1974]. Однако авторы не сделали даже попытку объяснения биологического смысла обнаруженного феномена. Объяснять его изолированно действительно трудно, но в сочетании с другим необъясненным фактом - активацией АТФ аспартаткарбамоилтрансферазы (см. выше) выстраивается следующая схема. Та часть синтезированного в клетке АТФ, которая используется как источник энергии для образования пиримидиннуклеотидов, представляет собой энерго-информационный поток определенной мощности. У организмов, имеющих ключевым ферментом аспартаткарбамоилтрансферазу, воздействие на нее АТФ представляет собой вещественно-информационный поток, поскольку АТФ в данном случае действует как вещество (аллостерический активатор), а не как источник энергии. Эти два потока, функционирующие у разных видов организмов, представляют собой положительную перекрестную связь - чем больше их мощность, тем больше образуется пиримидиновых мононуклеотидов. Следовательно, тем сильнее будет ингибирование ими аденилосукцинатсинтетазы. Это уже другой вещественно-информационный поток, направленный перекрестно по отношению к двум вышеописанным - АТФ-ным потокам. Он пропорционален им по мощности и противоположен по знаку. Благодаря ему увеличение мощности АТФ-ных потоков приводит к снижению синтеза АТФ и наоборот, уменьшение их мощности имеет следствием усиленный синтез АТФ. Избрав в качестве отправного пункта рассуждений любой АТФ - зависимый вход пиримидиновой системы, можно показать, что увеличение (или уменьшение) выходного потока пиримидиновых производных, регулирующегося через данный вход, приведет к последующему уменьшению (или, соответственно, увеличению) данного потока благодаря противоположной направленности изменений потока АТФ.

В [Van der Weyden, Kelly, 1974] изучался фермент из человеческой плаценты, однако, скорее всего, полученные данные можно экстраполировать гораздо шире. Выше нами приведены свидетельства того, что механизмы регуляции аденилосукцинатсинтетазы универсальны для всего живого - от микроорганизмов до человека. Дополнительным скоростьлимитирующим этапом при синтезе ДНК является образование дезоксирибонуклеотидов путем восстановления рибонуклеотидов [Уайт и др., 1981]. Ингибирование и активация этих реакций были детально изучены на частично очищенном рибонуклеозиддифосфатредуктазном препарате из крысиной гепатомы [Moore, 1965, Moore, Hurlbert, 1966]. Авторы, подводя итог своим экспериментальным исследованиям, выдвинули следующую схему регуляции: “Восстановление ЦДФ и УДФ активизируется АТФ;

если присутствуют другие ферменты, необходимые для дальнейшего биосинтеза дТТФ, то образующийся дТТФ активизирует восстановление ГДФ, а дГТФ будет активировать восстановление АДФ. Если конечный продукт - дАТФ не потребляется, его накопление будет ингибировать все четыре реакции восстановления” [Moore, Hurlbert, 1966. - С. 4809]. Сходные данные были получены на частично очищенном рибонуклеозиддифосфатредуктазном препарате из E. coli в работах [Holmgren e.a., 1965;

Larsson, Reichard, 1966, 1966a], являющихся частью многолетних фундаментальных исследований группы П.Рейхарда. Анализ результатов перечисленных работ позволил нам, как обобщение, сформулировать следующую перекрестную гомеостатическую схему: дТТФ, способный образовываться из уридиновых и цитидиновых нуклеотидов благодаря цепочке дЦМФ дУМФ дТМФ, даже в очень низких концентрациях резко активирует восстановление ГДФ и умеренно - восстановление АДФ. Первую из этих реакций активизируют также дТДФ, дУТФ и дТМФ. Все вместе это представляет собой положительную связь. Перекрестно по отношению к ней направлена отрицательная связь - ингибирование реакций восстановления ЦДФ и УДФ низкими концентрациями дАТФ и особенно дГТФ. Это ингибирование не зависит от концентрации фермента, времени инкубации и природы восстанавливающего агента, использованного в исследованиях [Moore, Hurlbert, 1966]. В исследованиях рибонуклеозиддифосфатредуктазной системы из экстракта куриного эмбриона активация восстановления ГДФ под действием дТТФ составила 75%. В свою очередь, пуриновые дезоксинуклеозидтрифосфаты ингибировали цитидиннуклеотидредуктазную согласуются с вышеуказанной реакцию [Reichard e.a., 1961]. Эти результаты схемой, также как и данные о стимуляции восстановления ГДФ в присутствии дЦТФ [Дебов, 1969;

Reichard e.a., 1961]. Возможно, некоторое значение для “склеивания” перекрестным способом пуриновой и пиримидиновой систем имеет и другая схема: АТФ и АДФ являются, как известно, сильнейшими активаторами восстановления ЦДФ [Уайт и др., 1981;

Larsson, Reichard, 1966a;

Moore, Hurlbert, 1966];

дЦДФ же, в свою очередь, обладает умеренным ингибирующим эффектом по отношению к аденилосукцинатсинтетазе [Van der Weyden, Kelly, 1974]. У некоторых видов, в частности у L. leichmanii восстановление пуриновых и пиримидиновых рибонуклеотидов происходит на уровне рибонуклеозидтрифосфатов. При исследовании этой рибонуклеозидтрифосфатредуктазной системы в работе [Vitols e.a., 1967] было установлено, что наиболее высокой является скорость восстановления ГТФ. Восстановление АТФ и ЦТФ было гораздо слабее, но оно активировалось до уровня ГТФ при добавлении соответственно дГТФ и дАТФ, причем аллостерически. В итоге авторы пришли к следующим выводам: "Восста-новление рибонуклеотидов рибонуклеозидтрифосфатредуктазой дезоксирибонуклеозидтрифосфат у L. leichmanii в по-видимому, то он управляется активирует замысловатым и эффективным контрольным механизмом. Так, если какой-либо накапливается клетке, образование ферментом других дезоксирибонуклеотидов. Тем самым ослабляется чрезмерная продукция данного дезоксирибонуклеотида, например дАТФ, в условиях, когда соответствующий рибонуклеотид присутствует в клетке в высокой концентрации. Взаимосвязанная зависимость активности фермента от субстрата, продукта и кофермента может таким образом эффективно осуществлять сбалансированную продукцию дезоксирибонуклеотидов в соответствии с потребностью клетки в синтезе ДНК." [Vitols e.a., 1967. - р. 3041]. Однако ключевую роль в этом контрольном механизме Е.Vitols и соавторы отвели коферменту и стимулирующим эффектам дезоксирибонуклеотидов, не придав значения тому факту, обнаруженному в их работе, что не только дАТФ активирует восстановление ЦТФ, но и дЦТФ, в свою очередь, ингибирует восстановление АТФ [Vitols e.a., 1967]. Еще раньше стимулирующий эффект АТФ на восстановление ЦТФ был обнаружен авторами исследования [Goulian, Beck, 1966]. Кроме того, в работах [Beck, 1967;

Beck, Goulian, 1966] они выяснили, что восстановление каждого из четырех субстратов (ЦТФ, УТФ, АТФ и ГТФ) максимально стимулируется определенным дезоксирибонуклеозидтрифосфатом (соответственно дАТФ, дЦТФ, дГТФ и дТТФ), который был назван прайм-эффектором [Beck, 1967] (prime - главный, основной, важнейший). Авторы получили свидетельства того, что рибонуклеозидтрифосфатредуктаза L. leichmanii имеет один каталитический центр для всех четырех субстратов - рибонуклеозидтрифосфатов и один аллостерический центр для всех эффекторов - дезоксирибонуклеозидтрифосфатов (потоки которых являются выходными параметрами пуриновой и пиримидиновой систем). В цитируемой работе была предложена следующая схема регуляции восстановления рибонуклеотидов, названная "квадратом ГТФ, эффекторов: активирует "дГТФ, образующийся АТФ;

в результате дАТФ восстановления восстановление образующийся активирует восстановление ЦТФ;

дЦТФ активирует восстановление УТФ;

дУТФ быстро превращается в дТТФ, а дТТФ активирует восстановление ГТФ и все повторяется с начала, усиливаясь с каждым витком. Легко заметить, что эта схема W.S.Beck, как и приведенные выше цитаты из работ других авторов, соответствует четвертому из известных в биохимии механизмов регуляции ("комбинации положительных связей" - см. предыдущий раздел). Единственным стабилизирующим механизмом вводимым в дополнение к ней, является обычная отрицательная обратная связь (в данном случае это ингибирование процесса восстановления рибонуклеотидов его продуктами - дезоксирибонуклеотидами), не являющаяся самодостаточной для устойчивой регуляции (см. выше). Как и другие авторы, W.S.Beck не обратил внимания на перекрестный феномен, который очень четко проявился в его исследовании: дАТФ в 33,1 раза активировал восстановление ЦТФ (положительная связь), а дЦТФ в 3,1 раза ингибировал восстановление АТФ (отрицательная связь). Возможно, при иных, чем у W.S.Beck, концентрациях метаболитов эти цифры будут отличаться в большую или меньшую сторону, но это уже количественные вариации параметров перекрестного компенсационного гомеостата. В самом его существовании в этой пурин-пиримидиновой системе не приходится сомневаться. Заключение Итак, в настоящей работе удалось экстраполировать методологию гомеостатики на биохимическую предметику и найти биохимические эквиваленты ряду ключевых категорий гомеостатики. Было показано, что адениновую и гуаниновую метаболические системы, а также пуриновую и пиримидиновую системы можно рассматривать как противоположности (в терминологии гомеостатики);

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.