WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |

«ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на правах рукописи УДК 167/168.001.8 Разумов Владимир Ильич Методология подготовки и ...»

-- [ Страница 5 ] --

позитивную, где систематизируются аргументы, пропагандирующие новый общественный идеал. Помехой в процессе разработки ПС оказывается иррациональное, выступающее при разработке этих конструкций в виде стохастизирующего фактора. Выработанные ПС начинают влиять на менталитет общества, усваиваться и воспроизводиться сознанием (УВС) индивидов и социальных групп. Отбор ПС производится здесь по критериям усвояемости и воспроизводимости их людьми. ПС, соответствующие указанным критериям, принадлежат уже не только своим авторам, но и тем субъектам, кто их усвоил и воспроизводит. Переход проектирования на категориальный уровень сопровождается многочисленными дискуссиями, в ходе которых конструируются модели исторического движения (МИД), вырабатывается целостное видение данного ИП и перспектив действий в нем субъектов истории. От того, насколько разработана и популярна категориально-системная методология, зависит полнота исторических проектов, их соответствие реальному ходу исторического процесса. МИД здесь оказываются интеллектуальными выражениями исторического процесса в его развитии, перспективе. Опасность здесь состоит в релятивизации практически любого положения, причем это относится и к основаниям моделей. Проверяются МИД практикой, которая для них есть индуцированная ими активность субъекта истории. МИД, вступая в практику уже в качестве программ исторических преобразований (ПИП), ориентированы на воздействие на вполне определенные социальноэкономические структуры и механизмы. Их материализация обеспечивается активными субъектами истории, совершающими те или иные действия. Интеллектуальная конкуренция проектов начинает здесь вытесняться взаимодействиями конкрет-ных личностей из числа их сторонников и противников. Развертывание ПИП нарушается стихийностью, свойственной любому обществу. Большим препятствием оказывается обеспеченность данного ПИП материальными и духовными ресурсами, без которых никакое преобразование на уровне практики просто невозможно. Завершенный социальный проект становится принятым осознанно идеологическим императивом, обеспечивающим движение общества в данном ИП. О связи социального проекта с ИП выскажем следующее:

• ИП может быть пройден обществом без какой-либо или с минимальной проектной подготовкой этого движения, правда, современные цивилизованные общества стремятся как прогнозировать, так и планировать свое развитие. Результат претворения проекта в жизнь серьезно отличается от ожидаемого, что характеризует в первую очередь проекты, предусматривающие революционные преобразования. Незавершенные проекты общественных преобразований составляют множество возможностей для развития этого общества.

• • • Завершенный и институализированный социальный проект является идеологической установкой, осознанно избранной гражданами и проводимой в жизнь. Претворение в жизнь любого социального проекта тормозится инертностью любого общества тем, что всегда есть часть людей ПСИ. Тяготение к старому ОУ при продвижении к новому выразим с помощью так называемых возвратных тенденций, которые в общем стабилизируют данное ОУ. Перечислим эти тенденции по порядку, начиная от теоретического уровня модели:

• • указывает на противоречия проекта ИПО;

демонстрирует недоступность проекта людям или его негативное воздействие на них;

проект в противоположность заложенному в него замыслу формирует собственное неприятие, у него появляется большое число противников;

выявляет зависимость между получаемым от материализации проекта • • положительным эффектом и производимыми затратами. Модель составляют несколько слоев. Четыре из них представлены явно. Основным, "рабочим" слоем, являются этапы движения проекта и составляющих его основу моделей. Центральную часть модели образуют противоположные тенденции, показывающие, что на каждом этапе продвижения проекта общественного переустройства действуют механизмы, способствующие и препятствующие его осуществлению. С внутренней стороны движение проектов граничит с Сфера ре фл ек с и и теоретический уровень эмпирический уровень 2 УВС 1 ИПО ОМИ1 ОМИ2... ОМИn ± ПС1 ± ПС2... ± ПСn Област иррациональное ь п о м е х аллогичное инт.П1... ОУn а териаль Всемирный исторический процесс формула Новое в организации жизнедеятельности Рис. 6.2.

ма ра тн ые опыт т енденции ис то р ии Во зв ос ть териаль н Восприятие готовых исторических форм ая я на ли чн релятивное МИД1 МИД2... МИДn модель категориальный уровень программа м идеология Д стихийное Область пом 3 АСИ ех ОУn+1... инт.П2 ИП РП М ПИП1 ПИП2... ПИПn уровень практики Разработка и этапы включения в исторический процесс проектов общественных преобразований.

уровень историзма ре Сфера ф к ле с и и областью помех (алогичное, иррациональное, релятивное, стихийное). С внешней стороны обозначены уровни, по которым продвигается разработка проекта (теоретический, эмпирический, категориальный, практика, историзм), на каждом из них проект приобретает особую категориально-системную репрезентацию. Справа и сверху модель окружает сфера рефлексии, Она в противовес уже имеющимся историческим формам служит для модели источником новых, оригинальных идей, и ее можно считать областью создания возможных миров истории (см. рис. 6.2.). Моделирование качественных изменений подготавливает представления об объекте в том виде, чтобы они облегчили и сделали более адекватным использование методов специальных наук. Вместе с тем, поскольку качественные (содер-жательные) модели обеспечивают процесс информационного взаимодействия ученого с познаваемым объектом (т.е. они играют роль своеобразного информационного фильтра), возникает вопрос о корректности этих моделей. С этой целью в следующей главе нами будет рассмотрен вопрос классической диалектики о связи изменяющегося (качества) с неизменным (сущностью). Решение этого вопроса позволит нам перейти к методологии использования представлений о сущности в познании, в т.ч. как средства коррекции качественных моделей. Выводы. 1. Опыты работы с естественными формами выражения мысли, накопленные в истории интеллектуальной культуры, а также исследования по использованию схематизации в познании, позволяют поставить и решить проблему о комплексной методологии моделирования словесно-образных представлений. 2. Содержательное по моделирование является процессом представления модели. Любая неформализованного знания в композиционно-графической форме, т.е. в виде построенной определенным правилам содержательной содержательная модель также может быть оценена по установленным нами критериям. 3. Содержательная модель выполняет в познании функцию категориальной концептуализации знаний и представления их в гносеологически емкой форме. Для решения задач социального проектирования и управления развитием социальных проектов составлена и описана одна модель, объединяющая представления об этапах исторического периода, активности субъекта истории и динамики проекта социальноэкономических преобразований.

Глава 7.

Методологические взгляды на сущность и роль ее представления в подготовке и интеллектуально-технологическом сопровождении процессов познания Цель Главы 7 Развить методологический подход к сущности. Разработать концепцию о происхождении сущности. Построить классификацию видов сущности и дать их определения. Показать связь между знаниями о сущности и качестве на примере периодизации истории В.С.Соловьевым. Сформировать модель познания сущности, учитывающую диалектику ее движения. Проанализировать возможности и перспективы моделирования сущности в познании. Продемонстрировать примеры выявления сущностей в естествознании и процессе подготовки технического изобретения. Структура главы 7 7.1. Формируется диалектическая концепция, отражающая связь между качеством и сущностью. Исследуется вопрос о том, каким образом знания о качестве и о сущности соотносятся между собой. 7.2. Рассматривается онтология сущности, строится схема ее происхождения, отталкиваясь от которой образована классификация сущностей, даны их видовые определения. 7.3. Описываются методы познания сущности и модели, с помощью которых они могут быть реализованы. Составлена модель “Многопланового исследования сущности”. В ней даны основные варианты комбинаций видов сущности и показана динамика знания от теоретического уровня в практику. 7.4. Выявлены основные аспекты особенностей применения методов познания сущности на примерах естествознания и технического творчества. Тема исследования сущности выделена в отдельную главу с целью обеспечить большую онтологическую достоверность и образовать эпистемологический базис для использования М.Хайдеггер: разнообразных “Метафизика категориально-системных истина о сущем методов. таковом Как в писал целом, есть как основополагающие позиции метафизики получают поэтому свое основание в том или ином сущностном истолковании бытия сущего” [452, с.144]. Эта мысль тем более ценна для нас, что изложенный в главе 5 материал, касающийся привлечения метафизики в подготовку познания, нуждается в дополнительном обосновании. На большое значение для когнитивных наук развития онтологических представлений о сущности указывает Г.Кюнг [196, с.50]. Методы качественного анализа, качественного моделирования, содержательное моделирование также могут быть обоснованы, если обратиться к знаниям о сущности изучаемых объектов. Познание сущности можно проводить дополнительно или параллельно применению перечисленных выше методов. В главе содержатся пролегомены к изучению сущности, которое, на взгляд автора, является не менее фундаментальным, чем познание первооснов мироздания физиками или начал жизни биологами. Здесь мы ограничиваемся разработкой таких взглядов на сущность, которые можно будет реализовать методологически. 7.1. Выделение качества, сущности и связей между ними в ходе формирования словесно-образного представления объекта Если обратиться к выявленному в главе 1.5 категориальному агрегату (атомизм/гештальтизм/холизм), последовательность оппозитов в нем основана на предположении об изначальной раздробленности, нецельности объективного мира и сознания, а познавательный процесс оказывается актом собирания сознания, соответствующим процессам организации трансцендентной субъекту реальности. В данной главе будем исходить из эпистемологической установки, согласно которой ”предметы это не конгломераты содержания актов сознания, но ”изначальная идентифицируемость” этого содержания, его подчиненность некоему полюсу идентичности” [511, цит по 54, с.75]. Исследование сущности является особым разделом категориально-системной методологии, т.к., во-первых, для всякого объекта есть нечто, обусловливающее его качественную и количественную определенность - это сущность, во-вторых, для познания поводу сущности требуется привлечь особым образом организованные и осмысленные интеллектуальные процедуры. Несмотря на значительную полемику по эпистемологической протекающий целесообразности параллельно изучения механизмов познания также сущности, для автора обращение к сущности есть способ создать онтологически достоверный, познанию качества процесс, выражаемый средствами КСМ. Согласно утверждению Аристотеля: "Сущность есть первое во всех смыслах: и по определению, и по познанию, и по времени" [22, с.187-188]. По словам Гегеля: "одним лишь блужданием из одного качества в другое и одним лишь переходом из качественного в количественное и, наоборот, дело еще не окончено - имеется в вещах нечто пребывающее, и это пребывающее есть прежде всего сущность" [90, с.265]. Онтологическое утверждение сущности распространяется Гегелем и на познание, становящееся при обращении к ней рефлексивным и развертывающимся в особой группе категорий (категории сущности). А.Ф.Лосев вслед за Вольфом и Шопенгауэром заключает: "Ничто не существует без основания для своего бытия, - и, выражаемый так "закон основания", - это начало рассудочного мышления" [249, с.215]. Сущность есть неизменное и единое в объекте, в противовес множественности и изменчивости его качества и количества. Единая сущность, на основании которой разворачивается "драма" бытия - возникновение, развитие и гибель объекта, есть то устойчивое, неизменное, что требуется для протекания (качественных/количественных) изменений. Однако будучи неизменной в отношении к (качеству/количеству), если мы признаем существование множества отдельных объектов, и объекты эти способны разъединяться, сливаться, образуя новые целостности, то любая отдельная сущность в отношении к другим сущностям сама представляется неоднородной и изменчивой. Правда, здесь, в отличие от многообразия направлений (качественных/количественных) Внимательнейшим образом изменений, действуют всего две тенденции Флоренским (разъединения/объединения) сущности. священником-философом Павлом обсуждается проблема (единства/цельности) и (множественности/раздробленно-сти) основания мира и его объектов. По его мнению, в сознании христианина-праведника, о чем свидетельствует Никита Стифат, "по внутреннему настроению души изменяется естество вещей, кто достиг истинной молитвы и любви, тот не имеет различения вещей". Напротив для политеистического мировоззрения свойственно "предрасположение к разъединению и изолированию явлений, обращение в другую сторону движения его... (человека - В.Р.) мысли и задержка развития знания". Нарушение единства, хаос, видимый за поверхностью вещей вызывали страх у древнего человека, у современников это проявляется в потере цельности личности, ведущей в безумие, т.к. "самое безумие - это дезинтеграция личности" [445.1, с.275, 282, 277-278, 175]. Интереснейшее обсуждение с подробной библиографией по вопросам связи душевной и духовной дезинтеграции личности с психопатологией и психиатрией приводится в приложении к Письму VII [445.2, с.692-717]. Рассуждения по теме (единства/раздробленности) мироздания можно найти также в работах русских философов, посвященных обсуждению православной тео-дицеи, к примеру у С.Н.Булгакова [66], Е.Н.Трубецкого [424, с.212-213]. Как считает М.Хайдеггер: “Однако через обращение к разнообразному сущему мы уже положили и признали многосложность бытия” [452, с.173]. С целью учесть противоположные подходы к пониманию сущности приведем четыре антиномии ее определения. 1а. 1б. Сущность есть основание всякого бытия. Сущность - это то, что само претерпевает изменения, нуждается в обосновании. 2а. Сущность есть неизменное в отношении к меняющимся (качеству/количеству). 2б. Сущность есть то, что изменяется, постоянно отделяясь и вновь сливаясь с иным - не сущностью. 3а. 3б. Сущность есть единственное основоположение бытия в объекте. Сущность есть множественное образование, точно также как и многокачественен обладающий ею объект. 4а. Сущность есть концентрат необходимого, определенного в объекте, она есть его специфическая метафизическая "константа". 4б. составить Сущность есть нечто включающее в себя случайное, неопределенное. приведенных противоположных представление Для о того определений ней, как сущности сочетающей позволит в себе диалектическое системе Синтез взаимоисключающие друг друга черты, каждая из которых начинает доминировать в определенной отношений. чтобы получить синтетическое представление о сущности, рассмотрим, каким образом она выражается на разных планах бытия (см. табл. 7.1.).

Таблица 7.1. Представление сущности на разных планах бытия. Уровень бытия Тип сущности Мера общности Всеобщее (Бог, мировой дух, материя...) Общее (миры иерархии мироздания, царства) Особенное (множество вещей) Единичное (неоднородность вещи) Единая Сущность Первично дифференцированная сущность Сущности объектов Группа сущностей объекта Всеединое Целое Отдельное Части В интересах раскрытия темы важно не только охарактеризовать сущность, но и установить ее связь с качеством. Как свидетельствует Свами Вивекананда: ”Если мы умеем различать между качеством и сущностью, то мы близки к совершенству” [374, с.50]. При выполнении содержательных описаний сущность и качество будем разграничивать следующим образом. Бытие объекта, проявляющееся в свойствах и выражающее его "самость", способность быть самим собой, данным объектом, обладающим такими-то свойствами, в такой-то среде - выражает категория качество (глава 2.1). Категория сущность дополняет наши знания, указывая на то, чем основывается, полагается бытие всякой конкретной вещи, т.е. сущность выступает устойчивой компонентой вещи, как в отношении к ее (качественным/количест-венным) изменениям, так и к доступной исследователю информации о них. Качественная определенность объекта раскрывается через изучение его свойств. Сущность открывается и отображается в знаниях, когда мы переходим от познания качества с его свойствами к породившим и несущим их основаниям, и еще непосредственнее, обращением к функциям (в традиционном для религиозной и философской литературы прочтении - энергии) объекта, посредством которой реализуется его сущность. При постижении качества мысль как бы "растекается" по бытию вещи, намечая при этом ее противоположности, переходы из одного состояния в другое, границы исследуемого. Изучение сущности способствует выяснению того, почему имеет место такое-то качество объекта. Качество объективизируется для исследователя в свойствах и взаимосвязях, обращение к сущности позволяет выяснить, почему возможны именно эти связи, свойства, отношения. Сущность выражает себя через функции (энергии), обеспечивающие включение объекта в среду. Функциональные системы П.К.Анохина устроены т.о., чтобы взаимосодействие входящих в них элементов обеспечивало эффективное функционирование системы в целом, что определяется ее способностью достигать в изменяющихся условиях среды полезных приспособительных результатов. Изучение функциональных систем в физиологии позволило П.К.Анохину сделать вывод, согласно которому "параметры результата формируются системой в виде определенной модели раньше, чем появится сам результат... цель к получению данного результата возникает раньше, чем может быть получен сам результат" [19, с.34]. С нашей точки зрения сущность сцеплена с целью системы, с ее помощью устанавливается общее направление развития объекта, в ходе которого конкретные функции обеспечивают достижения необходимых полезных приспособительных результатов. Исследование сущности в общем позволяет соотнести целеполагание объекта и субъекта, установить, каким образом можно достичь целесообразного взаимодействия между исследователем и исследуемым. Разграничение качественного и сущностного аспектов содержательного исследования позволяет систематизировать описание объекта. Проделать это имеет смысл в стадии подготовки, планирования работы, когда требуется образовать тот первый образ предметной области, с которым смогут работать все специалисты ИС. Систематизация результатов, как относящихся к качеству и сущности объекта, облегчит процесс их внедрения в структуры общественной практики. Разграничивать знания как относящееся к качеству или к сущности имеет смысл и при комментировании, оценке результатов уже проделанной работы. Для примера проинтерпретируем фрагмент работы, В.С.Соловьева [396, с.146-149], где он выделяет фазисы общественного союза. Воспользуемся предложенными выше определениями сущности и качества, и представим материал в таблице 7.2.

Таблица 7.2. № п/п 1 2 3 Качества, сущности, функции и цели в трех периодах истории по В.С.Соловьеву. Характеристика Сущность Функция Качество Цель Экономическое общество Политическое общество Священное общество Семья Государство Церковь Организация разделенного труда Организация трудящихся Религия Материальное существование Правомерное существование Абсолютное существование 7.2. Онтология сущности. Виды сущности и их когнитивное значение Происхождение сущности и выделение ее видов в познании Рассмотрим, каким образом объективные особенности сущности отображаются мышлением, реконструирующим ее в виде особого образования человеческого интеллекта. Вопервых, многоликость сущности обусловливается тем, что она по-разному проявляется в зависимости от характера среды. Так, в сущности, по аналогии с противоречием (глава 3.1) могут преобладать телесное (физическое тело), процессное, реляционное начала. Во-вторых, сущность воспринимается людьми неодинаково, что образует особый, психологический план в методологической программе - "познание сущности". В третьих, сущность может быть выражена в различных формах, и не все они войдут в данный исследовательский процесс, учитывающий всегда ограниченный набор репрезентаций сущности, зависящий от целей и возможностей субъекта. Интеллектуальную реконструкцию сущности целесообразно начать установлением объекта, сущность которого мы намерены изучать. В качестве объектов сущностного исследования назовем Н-объекты (они еще не открыты для ума, а поэтому их связи, смыслы, значения, свойства не только неопределенны, но и неопределяемы), вещи и предметы. Соответственно этому будем выделять: сущность Н-объекта, УКОН не сущность не бытие, ничто инспирации становления становление БЫТИЕ МЕОН нечто сущность вещи качество относительное бытие сущность-основание сущность вещи, сущность предмета. Н-объекты находятся у границы становления, и сущность их граничит с несущим, что можно соотнести с понятием укона ( ). Область, где находятся Н-объекты, удобно сопоставить с "пла-тоническим и неоплатоническим понятием меона (µ ) или относительного небытия", о чем пишет С.С.Хоружий [459, с.75]. В принципе, такую роль меоничес-кого начала (или окружающего каждую категорию “иного” в трактовке А.Ф.Ло-сева [250, с.99, 123-124]) в отношении к объекту и его сущности способна играть среда, особенно по мере того как она приобретает черты хаоса, пустоты. Схематично изобразим это движение с помощью рис. 7.1.

Рис. 7.1. Схематичное изображение процессов становления сущности и качества.

Попадая в область умозрения познающего субъекта, Н-объект оказывается ставшим объектом - вещью, которая отграничивается нашим восприятием (как отдельное) от всего остального и характеризуется специфическими свойствами и функциями. Как писал С.Н.Булгаков: “Царство небытия получает положительное определение, становится механизмом, ‘ у удается превратиться в µ ” [67, с.101]. Далее, по мере проявления сущности вещи и посредством использования знаний о ней в труде, вещь преобразуется в предмет. Причина движения сущности, способность ее реализоваться в различных объектах (Н-объекты, вещи, предметы), хорошо выражается А.Ф.Лосевым: "Сущность предполагает иное и переходит в иное...

сущее устойчивость и определенность.

Следовательно, несущее начало неустойчивости и неопределенности, т.е. начало изменения" [250, с.62, 76]. По мере раскрытия сущности вещи, знания о ней могут использоваться в труде таким образом, что некоторые ее части "освобождаются" в предмете, но этот переход сопровождается отчуждением. Причина отчуждения в том, что знание о сущности вещи всегда ограничено, кроме того, исходя из целей и задач конкретной работы, мы пользуемся даже не всем, а только частью этого знания. В результате наблюдается несоответствие получаемого предмета сущности вещи, предмет отчуждается от вещи, а человек от продукта своего труда. Игнорирование понимания вещей, с которыми человек взаимодействует, вообще характерно для современной технической цивилизации. По словам Х.Блюменберга: ”К вещи можно относиться, не понимая саму вещь и не выводя необходимость исполнения действий из сути самой вещи, это и отличает техническое самосознание от научно-теоретического отношения к предмету” [54, с.72]. Мерой отчуждения является разность между объемом информации о сущности, воплощенной в предмет, и всей имеющейся информации о сущности вещи. Это относительный критерий. Абсолютный - должен учесть всю потенциально воз-можную информацию о сущности вещи. Поясним рассуждения примером. Строится парк. При этом постройки и посадки проводятся, как бы "встраиваясь" в местность, дополняя естественный ландшафт. Строительные работы только расставляют акценты в естественном природном сооружении. В другом случае, первоначально расчищается место, потом туда завозится земля, растения и т.д., создается совершенно особая, отличающаяся от бывшей здесь естественно, до вмешательства человека, реальность. В первом случае отчуждение минимально, во втором слу-чае оно велико в той степени, насколько отдаляется предмет от первоначально бывшей вещи. Впрочем, знание о сущности способствует эффективной реализации проектов обоих типов.

Опредмечивание Н-ОБЪЕКТ умозрение труд В ряду Н-объект - вещь предмет движение предполагает, возможно движение. что прямое и Прямое выделение ВЕЩЬ ПРЕДМЕТ обратное утрата технологии потеря знания Распредмечивание опредмечивание некоей сущности умозрением вызывает переход к вещи, а использование знания о сущности вещи в труде обеспечивает ее метаморфозу в предмет (см. рис. 7.2). Обратное движение - распредмечивание начинается от предмета. Оно характеризуется утратой знания о сущности. При этом предмет теряет свой смысл для культурного употребления. Сперва человек лишается технологии его изготовления, а потом забывается и функциональное предназначение. Если такой предмет еще и не актуален для человека, он вообще выпадает из поля зрения, лишается "статуса" вещи, становится Н-объектом. Примером могут служить археологические находки, культурное назначение которых неизвестно, а также утерянные и не найденные еще предметы исчезнувших культур.

Рис. 7.2. Оборачиваемость процессов "опредме-чивание", "распредмечивание" в последовательности: "Нобъект", "вещь", "предмет".

Каждое из звеньев в цепочке Н-объект - вещь - предмет составляет и относительно самостоятельный участок развития, характеризующийся особенным направлением. Обозначим эти направления следующим образом: развитие вещи самой по себе - саморазвитие, развитие вещи в предмет - развитие для нас, развитие вещи в Нобъект - развитие от нас. При рефлексивном подходе к познанию, в особенности если обсуждаются процедуры качественного анализа, имеет смысл выделять следующие виды сущностей:

• Сущности n-го порядка. Это абстрактные модели, теоретические схемы. Указанные сущности могут быть или исключительно теоретическими образованиями, не имеющими материальных аналогов. Они соответствуют исключительно идеальным объектам, среди которых и обнаруживаются. Сущности n-го порядка имеют узко аспектный характер в отношении к познаваемому объекту, и их конструирование ограничено требованиями, предъявляемыми обыкновенно к формализованным конструкциям. Вне рациональной сферы такой сущностью может быть отдельное, отграниченное от целого жизненного потока переживание. Порядковые сущности. Каждая характеризует какую-то часть в основании вещи, наличием которой обеспечивается возможность ее пребывания в определенной среде. Для исследователя порядковая сущность есть конкретное, локальное представление об объекте, интеллектуальная реконструкция его как конкретного целого, данного в опыте. Она есть стремящееся к органической цельности одно из специфических организации выражений сущности объекта. Порядковая сущность более фиксирует зависимости • конкретна нежели сущность n-го порядка, т.к. она указывает на характер системной объекта, от среды, в которую он функционально включен. Порядковых сущностей несколько, и каждая из них обозначает возможный для объекта способ его существования. Любая из них заключает в себе определенную локальную цель развития объекта. Поскольку из всех возможных вариантов существования в данных условиях объектом реализуется только один - остальные относятся к нему как более или менее готовые заменить его, т.е. перейти из сферы возможного в действительное. Порядковые сущности образуют иерархию, в которой та, что обусловливает сейчас значительнее других бытие объекта и есть сущность 1-го порядка. В познании сущность 1-го порядка лучше других порядковых сущностей характеризует объект, о ней известно больше.

• Сущность как таковая. Это вынесенная в особый раздел информация о сущности, собранная и определенным образом организованная. Она приобретает самостоятельность по мере того, насколько данное образование оказывается органичным. Сущность как таковая носит искусственный характер, является результатом синтеза субъективных знаний объективной сущности, но она и дополнительна ей. Сущность вещи. Неизменное, определенное и единственное основание бытия всякой вещи. Если в сущностях n-го порядка и даже в порядковых сущностях преобладала тенденция к разъединению, дезинтеграции, то в сущности вещи и знаниях о ней преобладает стремление к единению, достижению подлинной органической целостности. Единая сущность вещи сближается с субстанцией, где границы сущностей отдельных вещей исчезают. Изначальная сущность. Единственное знание о сущности, с которым пока нет возможности сопоставить какое-либо другое знание об основаниях вещи. Первоначально она играет роль сущности 1-го порядка. Последовательность сущностей в исследовании устанавливается в зависимости от • • того, насколько велика "глубина" проникновения каждой отдельной сущностью в сущность объекта (вещи). Примечание: термины "вещь", "объект" употребляются в зависимости от того, на чем акцентирован наш интерес на знании о сущности или на процессе его получения. "Глубина" проникновения в сущность объекта в рамках предпринятого исследования исчерпывается обнаружением элементарно-несущего слоя, клеточки, развертывание которой позволит образовать систему: в химии, к примеру, это молекула, в морфологии - клетка.

Иерархическое расположение сущностей в модели отображает различие значений нескольких оснований, образующих базис организации, функционирования и развития Вещи Предметы Сущность объекта Сущность как таковая Порядок следования сущностей КУ Изначальная сущность ФУ Набор порядковых сущностей ТУ Сущности n-го порядка Рис. 7.3.

Системы формальных описаний Виды сущностей в отнесении к теоретическому (ТУ), фактологическому (ФУ), категориальному (КУ) уровням организации знания и связь между ними, устанавливаемая с помощью метода Восхождение от чувственно-конкретного к абстрактному и от него к мысленно-конкретному".

объекта. Для удобства систематизации сущности n-го порядка, порядковые сущности и сущность объекта уместно сопоставить с выделенными в главе 1.5 - уровнями организации знания - теоретическим, эмпирическим, категориальным. Процесс перехода от сущности одного вида к другой уместно провести с помощью метода восхождения от чувственно-конкретного к абстрактному и от абстрактного к мысленно конкретному, как это показано на рис. 7.3. Созвучно этому и установление А.Ф.Лосевым следующих видов необходимости в законе основания: математической необходимости, эмпирической необходимости, "начинающейся в бытии субъекта в условиях пространства и времени, - и необходимости, - именуемой понятием" [249, с.220-222]. Каждой из сущностей, объединенных в модели, соответствует особое телесное образование, процесс, отношение или их комплекс. 7.3. Методы познания сущности и виды отображающих их моделей Модель исследования сущности можно дополнить, если мы станем учитывать: а) преобразования знаний о сущности в тенденциях (опредмечивание/распредмечивание), обеспечивающих прямое и обратное движение в цепочке Н-объект вещь - предмет (см. рис. 7.3);

б) разные варианты комбинаторики сущностей и наличие многих точек зрения, ракурсов, которые используются при изучении объекта;

в) изменения, происходящие с сущностью в процессе развития и фиксируемые в пределах одного установленного порядка следования сущностей. Моделирование сущности в конкретном исследовании позволяет сопоставить любую специальную работу с глобальным процессом перемещения человека между "Мирами" Н-объектов, вещей, предметов. Движение вдоль тенденций опредмечивания или распредмечивания определяется тем, усиливаются или ослабляются интеллектуально-осмысливающие и материально-воплощающие действия, причем такие, которыми повышаются вещественный, энергетический, информационный потенциал человечества. Пребывание сущности в Н-объектном, вещном, предметном модусах бытия объекта позволяет задуматься, чем же такие метаморфозы вызываются. Вероятнее всего, здесь действуют два механизма. В первом импульсом изменения выступают внешние "воздействия" иных сущностей. Во втором - источник изменения (самоизменения) заложен во всяком объекте. Пример тому гомеостаз, поддерживаемый двумя противоположными процессами (сохранения/ изменения) параметров биологической системы [130, с.9]. Любой, взятый отдельно, ряд следования сущностей отображает одно направление изменений объекта, в определенном ракурсе исследовательского интереса. “Новоевропейская метафизика, под знаком которой стоит или во всяком случае неизбежно кажется стоящей наша мысль, в качестве метафизики субъективности склоняется думать, что само собой разумеется, что существо истины и истолкование сущего определяются человеком как собственно субъектом”, - пишет М.Хайдеггер [452, с.144]. В разрабатываемых нами конструкциях выделение того или иного ряда сущностей зависит от объективного и субъективного компонентов ее познания. Первый предполагает, что она всегда разворачивается и бывает явлена определенным образом, в частности, в такой-то структурной организации объекта, определенной заданности его функций, в том, что он пребывает в такой-то среде. Объективный момент можно включить в ряд сущностей в виде его "основной составляющей", относящей этот отдельный ряд к целостному объекту. Субъективный компонент проявляется в способах и формах представления информации и знаний о сущности. Это касается также признаков выделения сущностей, механизмов их сопоставления, установления общего числа разных сущностей, входящих в эту модель. Согласование объективного и субъективного моментов в изучении сущности позволяет судить об интеллектуальнопреобразующих и материально-воплощающих тенденциях, которыми этот процесс сопровождается, в общем это протекает с большим или меньшим совпадением целеполаганий субъекта и объекта. Подход, развиваемый здесь, выражается в общей модели "Многопланового исследования сущности" (см. рис. 7.4). Ее выполнение основывается на следующих положениях:

1. Каждая отдельная последовательность сущностей есть достигнутое взаимосогласование объективного и субъективного в познании объекта, где • • вещь рассматривается в нескольких системах взаимодействий;

специальные ракурсы исследований, интересы воплощаются в общей модели в виде отдельных рядов следования сущностей.

2. В любом ряду следования сущностей сущности, в особенности порядковые, находятся между собой в гомеостатических отношениях: союзничества, партнерства, конкуренции, конфликта, нейтральных, причем в каждом конкретном случае одно из них доминирует, чем и определяется имеющее место сейчас и здесь изменение объекта. Более того, в "многоплановой модели исследования сущности перечисленные механизмы распространяются также и на отношения между отдельными рядами сущностей.

Предмет А руд - во а змо жн ые т Це ли перенос Целостный перенос С1 сторон, в практику без функций сущностного познания "Вещный предмет" Опыт - вещный С1 F Актуализация F предмет С Предмет Предмет Б Б н ле яв ие ра опр спредмечивание едме чивание F обучение умение мастерство - знание "в глубь" Предмет В - отчужденный - общественный - социальный ъе об явление Знание - сущности Знания, пригодные для практики Потребность, нужность предмета навык яз ци а Предмет Д "Вещественное уда е я тральны знание" ди Ору тенци - по перенос порядковых сущностей - на тура С F на ия н новое C - выдел CN глубина проникновения Труд Средства труда - реальные Методы труда - реальные - производительный - эффективный - отчужденный категориальное сущность - т 1го порядка лиза ел ция ес но еС1 -м С2 -м ате ера риа лС3 - ка че с тво С4 * сущностное познание эмпирическое ение СN Сущности го - Nолпорядка ки чест во СN Рис. 7.4. Модель "Многоплановое исследование сущности".

практическое формальное Мир тел, вещей, предметов тело F вещь из ив кт Предмет Г С1 Субстанция " - истина бытия ь и р кцити н ос С1 и - фуороны -- сущн ш ст - явления "в - вещи - гр е ани и С1 н а Факты, н з имеющие Сущность место С1 вещи 3. Сущность вещи рассматривается как пребывающая и раскрывающаяся в нескольких системах взаимодействий одновременно, когда для каждого способа, отображающего ее бытие, строится особый ряд сущностей. 4. Одна и та же вещь может использоваться для разных предметных преобразований. К примеру, кремний используется в строительстве, гончарном деле, производстве полупроводниковых приборов, кремний органических соединений, также вода растворитель, жидкий кристалл, носитель биологической информации. Для наблюдателя преобладание той или иной сущности вещи как бы задействует разные модусы ее бытия, заданные в самом общем виде в Н-объекте, вещи, предмете. Этому соответствует ситуация, когда в начале работы мы имеем уже не одну изначальную сущность, но несколько порядковых сущностей, каждая из которых имеет за собой совершенно специфическое отношение к сущности вещи, как по репрезентируемому в ней объективному основанию, так и по способу его освоения, но порядок их следования еще не установлен (на рис. 7.3 это второй этап Восхождения). Большинство специалистов, руководствуясь правилом - не умножать число сущностей сверх необходимого (правда, сперва не помешало бы установить меру этой необходимости) и, согласуясь с пожеланиями здравого смысла, идут по пути не оптимизации, а минимизации работы избавляются от множества версий (исследовательских программ), кроме одной. Такая редукция знаний о сущности в стадии подготовки работы не желательна даже в прагматическом отношении - имея только одну версию о предметной области, зафиксированную изначальной сущностью, практически невозможно объяснить, почему для выполнения данной работы избраны такие-то основания. Совершая переход от вещи к предмету, мы сталкиваемся с неопределенностью более высокого порядка. Она выражается в отношении данного ряда следования сущностей ко всей информации о сущности объекта, которая должна разворачиваться в других последовательностях сущностей. Соответственно мере неснятой неопределенности при переходе от вещи к предмету возрастает и степень отчуждения. "Модель многопланового исследования сущности" совмещает в себе несколько "срезов", произведенных в ходе познания сущности объекта, в каждом из которых имеется свой ряд следования порядковых сущностей и сущностей n-го порядков. Любая из сущностей 1-го порядка фиксирует устойчивый вариант присутствия сущности вещи в данной системе. Поскольку для каждого из входящих в модель сущностных рядов есть своя "глубина" проникновения в сущность вещи, в общей модели решается задача установления единого масштаба, что можно связать с нахождением наиболее глубинного основания объекта. Как считает А.П.Ле-вич: "Выбор достаточно глубинной компоненты пирамиды времени в качестве единственного представителя всей пирамиды приводит к принятию эталона равномерности физических шкал" [230, с.316]. Особое место в рассматриваемой модели занимает сущность как таковая, т.к. здесь она вообще предстает перед нами в виде продукта моделирования. В создании стратегии освоения сущности модель ее многопланового изучения позволяет дедуцировать отдельные ряды следования сущностей, намечая при этом план освоения изучаемой предметной области. Уже на уровне выбора и постановки проблем, при определении целей работы, образовании гипотез, а также в процессе концептуализации полученных результатов можно зафиксировать несколько планов в изучении оснований нашей предметики, перечень исследовательских доминант, так что даже выбирая что-то одно, это будет проделано осознанно. Достигнутое в "модели многопланового исследования сущности" обобщение позволяет выделить многочисленные варианты комбинаторики сущностей. 1. Внутри модели есть относительно независимые последовательности сущностей:

1 1 1 C1 C2 Cn, ( C1 C2 Cn ).

2. Возможно установление таких последовательностей, где связываются сущности 2 3 4 разных рядов: а) сущности 1-х порядков ( C1 C1 C1 C1 ) ;

б) комбинаторика осуществляется на основе интуиции. Некоторая закономерность считывается с объекта как одна из его особых организационных характеристик. Для внешнего наблюдателя это может показаться совершенно произвольным объединением оснований Cn ( M Ckd.

) Комбинирование сущностей представляет собой операцию интеллектуального синтеза оснований объекта и утверждения такой-то стратегии его познания. Каждая из комбинаций сущностей есть выражение соотношений в осваиваемой предметной области (естественного/искусственного), (детерминированного/стохасти-ческого), (старого/нового). Очевидно, что в основании вещей, предметов процессы комбинаций сущностей подчиняются определенным закономерностям и для каждого объекта допустим конечный их набор. В аспекте методологии решать такие вопросы можно, привлекая знания о принципах распределения противоречия (глава 3.1.4), о развертывании ограниченного числа свободных движений при взаимодействии активного начала и препятствия (глава 3.2), последнее позволяет поставить вопрос о выполнении "плоских" и "объемных" моделей исследования сущности (см. рис. 7.4). Знания о каждой завершенной комбинации сущностей обобщаются в сущности как таковой. Она способна быть не просто отправным пунктом для проектной деятельности, а включать в себя ее идею и цель. При этом само проектирование приобретает характер поиска допустимых и эффективных комбинаций сущностей объекта. На этом пути кажется достижимым переход от конструирования механизмов изделий, созданных с заданной внешней целью и не целостных, к созиданию органических устройств, где целое предшествует частям и заключает в себе собственную цель. Это положение созвучно идеям Н.А.Бердяева о различении организма, организации и механизма [45, с.150-152], а также мыслям В.С.Соловьева о свойственных организму закономерностях [396, с.140-145]. Перемещение акцентов от механического к органическому способствует снятию отчуждения, происходящему по мере того, насколько органичным становится предмет, более полно включающий в свое основание сущность вещи, а это во многом обеспечивается знанием сущности как таковой и способностью это знание опредметить. В новой отрасли кибернетики - гомеостатике при обсуждении вариантов склеивания гомеостатов в иерархические сети Ю.М.Горский пишет: "Возможность построения сопряженных и самобалансирующихся деревьев имеет чрезвычайно важное значение не только для изучения функций в живом организме, но и для системного анализа, т.к. открывает возможность для синтеза оптимальных иерархических структур управления природы" [96, с. 32]. Смену сущностей Н-объектов, вещей, предметов можно охарактеризовать как действительный исторически свершающийся процесс, получающий интеллектуальное выражение в соответствующих моделях. В.С.Соловьев, критикуя взгляды О.Конта на историю, в первую очередь указывает на непродуманность выделенных им оснований: "Теория О.Конта определяет теологию, метафизику и положительную науку как три преемственных фазиса в умственном развитии человечества" [398, с.122]. Понимание того, что в основании процесса исторического развития происходит смена сущностей, позволяет объяснять видимую динамику и находить границы (качественных/количественных) изменений объектов. С целью продемонстрировать, каким образом преобразования сущности объекта возможно выражать моделями, построим "сущностную" интерпретацию идей Г.И.Гурджиева, П.Д.Успенского об эволюции человека [358, с.398]. В ней выделяются семь функций: интеллектуальная, эмоциональная, инстинктивная, двигательная, половая, кроме того в перспективе должны развиться еще "высшая эмоциональная функция, проявляющаяся в состоянии самосознания, другая высшая умственная функция, проявляющаяся в состоянии объективного сознания". Обыкновенный человек в привычных ему общностях реализует четыре основных функции: мыслительную, эмоциональную, инстинктивную, двигательную, - проявляющиеся в трех основных состояниях сознания: сне, бодрствовании, проблесках самосознания [433, с.401]. Далее утверждается: "функции также контролируются - каждая своим умом или центром... Центры с их структурой, способностями, сильными и слабыми сторонами принадлежат сущности, - сама же сущность, - является базисом физического и умственного строения человека" [433, с.409-410, 408]. У большинства здоровых взрослых людей сущностью первого порядка выступает интеллектуальный центр. Однако в развитии человека, во-первых, доминировали попеременно остальные центры, во-вторых, на смену интеллектуальному центру при должных усилиях индивида может прийти более совершенный центр, в-третьих, каждый из центров регулирует поведение человека прежде всего в одной из сфер его жизнедеятельности, и лидирование некоторого центра у личности свидетельствует лишь о том, какова среда и какие требуются действия для приспособления к ней человека. В онтогенезе на роль сущности 1-го порядка попеременно выдвигаются центры, обусловливающие движения, инстинкты, эмоции, интеллект, и этот ряд можно продолжать, вводя гипотетические центры самосознания и объективного сознания. В эмбриогенезе, рассматриваемом П.К.Анохиным в терминах теории функциональных систем, "отдельные фрагменты функциональной системы (мышцы, нервные центры, кости и др.) закладываются раздельно и развиваются, так сказать, навстречу друг другу до момента их функциональной консолидации... могучим средством эволюции является гетерохрония в закладках и темпах развития различных структурных образований зародыша" [19, с.59, 277]. В общем виде направления изменений объекта раскрываются в "многопла-новой модели исследования сущности" (см. рис. 7.4) в виде конкретных процессов преобразования таких-то вещей в такие-то предметы. Именно опредмечивание предполагает постепенное и осмысленное включение вещи в систему общественнопрактических взаимодействий, где уже через предмет реализуются некоторые ее функции. Здесь под системой понимается любое образование с закономерно упорядоченными взаимодействиями. Движение предмета в сторону вещей, Н-объектов (распредмечивание), переводит его в область, названную уже выше средой. Понятие среды охватывает собой не только системы, куда включаются те или иные объекты, но также хаос, пустоту и прото-объекты, маргинальные элементы. Все то, что до настоящего момента не обрело определенности. Среда, в широком смысле индетерминистична, лишена локальных образований, отдельностей. По мере погружения в нее, вещь теряет свои границы, как бы растворяется в среде, приобретая черты небулярного (туманнообразного) объекта. В этом смысле любой объект, эволюционировавший из среды, есть также смешение сред. Сама же среда, в этом случае, выступает как смесь потерявших свои различия и границы вещей, свойств, отношений. Среда для вещей является источником новых изменений и смыслообразования. К примеру, новые сущности и функции человека можно отыскивать, не только глядя на его будущую эволюцию, но и обращаясь к прошлому, среде, из которой он произошел, где лежат его единые с миром основания. Для А.А.Богданова: "Всякое организованное целое есть система активностей, развертывающихся в определенной среде в непрерывном взаимодействии с нею" [55, с.274]. Проблема происхождения человека в среде и обусловленность его здоровья и болезней ее особенностями лежит в основании клинического направления, развиваемого Nguуеn V.N. [522]. Предложение по схематизации и обобщению типов поведения в среде излагается в (главе 3.2). Развиваемое здесь представление о сущности позволяет ввести понятие времени, субстанциализированное Эд. Гуссерлем следующим образом: ”Объективное время есть форма ”устойчивых” предметов, их изменений и прочих процессов в них....В потоке существуют фазы переживаний и непрерывные ряды фаз. Однако такая фаза не есть нечто устойчивое, и точно также - некоторый непрерывный ряд” [121, с.130]. 7.4. Некоторые аспекты применения методов познания сущности и следующие из этого выводы Рассмотрим случаи типичных перестановок в одиночном ряду следования сущностей:

• • • последовательные и непоследовательные;

синхронные и диахронные;

совпадающие и несовпадающие по фазам.

Перечисленные варианты перестановок сущностей позволяют прогнозировать направления и характер изменений объектов. Так, последовательная, согласованная по времени и фазам перестановка сущностей в пределах одного ряда может рассматриваться как идеальная, эталонная программа развития объекта. Пример гармоничное развитие ребенка, которое лишено как акселерации, так и ретардации развития. В развитии объекта сущность 1-го порядка больше остальных задает определенность его бытия, правда, в одной системе и только с какой-то одной точки зрения. В "многоплановой модели исследования сущности" (см. рис 7.4) учитываются несколько вариантов включения объектов в системы и разные ракурсы в их освоении. Каждая из порядковых сущностей поддерживает данную (качественно/ количественную) определенность бытия объекта как целого, зависит от типа отношений между ними (союз, партнерство, конкуренция, конфликт, нейтральность) и ”готовится” стать на место сущности 1-го порядка, доминируя на следующем отрезке развития. Смена сущностей 1-го порядка сопровождается переходом от старой (качественно/количественной) определенности к новой. В принципе, меняются местами также порядки следования других сущностей, но определяющее значение для объекта в целом имеет только (сохранение/смена) преобразованиям сущности 1-го порядка. характера эволюционного (Качественно/количественным) соответствует последовательная смена сущностей. Любой завершенный переход, когда каждая из перемещающихся сущностей устанавливается на новом месте, расширяет основание для следующего акта развития. Во-первых, на место сущности 1-го порядка выдвигается "созревшая", более жизнеспособная сейчас сущность 2-го порядка, во-вторых, сущностный ряд "удлиняется" как минимум, на одну, актуализировавшуюся в объекте на данном этапе развития порядковую сущность, в-третьих, у объекта появляется еще одна полезная функция. Оптимальным для гармоничного развития человека представляется последовательное лидирование в его эволюции двигательного, инстинктивного, эмоционального центров-сущностей. Благоприятными для общества оказываются именно те реформы, которые были подготовлены уже прошедшими общественными процессами. Распространению технических новшеств также должно предшествовать развитие определенных родов техники. Напротив, неблагоприятны для объекта сущностные преобразования, при которых на место сущности 1-го порядка становится сущность с порядком следования больше второго. Это свидетельствует о внутренней нескоординированности перемещений внутренних оснований объекта. Складывается впечатление, что Великая Французская Революция, Парижская Коммуна, Октябрьская Революция - проявления смены сущностей второго типа. Не случайно три этих революции имеют то общее, что ими не завершались, а начинались кардинальные преобразования в обществе. Методологию исследования сущности можно использовать, сравнивая между собой отдельные модели, устанавливающие порядки следования сущностей в объекте. В этой процедуре выделим такие разделы: 1. Определение степени согласования порядка следования сущностей у объекта и системы, в которую он включен. Например, в старокитайской медицинской школе распространен подход к ведению пациента, где принято соотносить его индивидуальную пентаграмму (с ее помощью конкретное заболевание проецируется на тип конституции человека) и пентаграмму, как модель, отображающую цикл движения и взаимодействия космических стихий. Названная процедура позволяет оценивать то, насколько (согласованы/рассогласованы) изменения в организме человека с космическими процессами. 2. Сравнение двух и более моделей следования сущностей разных объектов. При этом определяется уровень взаимодействия оснований объектов и то, как происходят соответствующие им изменения на уровне (качественной/количест-венной) его определенности. Такой подход целесообразно использовать при объединении элементов в систему, решении вопросов об устойчивости систем, к примеру, при создании комбинированных лекарственных препаратов, разработке экологических проектов. 3. Сопоставление моделей иерархического устройства сущностей объекта, выполняемой разработчиком, и модели, созданной для ее анализа экспертом. Такой вариант можно использовать также в учебных целях, для экспертизы творческих работ, в которых ученый и эксперт, учитель и ученик ведут исследование параллельно, и при этом отслеживается ход исследования. Рассматриваемые здесь процедуры познания сущности проводятся в основном в области содержательно-образных преобразований информации и знаний, где более эффективны категориально-системные методы. Для решения проблем, связанных с моделированием сущности, имеет смысл привлекать накопленный в философии опыт составления категориальных схем. Воспользуемся результатами, полученными А.Ф.Лосевым при изучении философии имени: "...имя и есть расцветшее и созревшее сущее. Диалектически вывести имя и значит вывести всю сущность со всеми ее подчиненными моментами" [250, с.137]. Исследование сущности, взятое как методологическая процедура и свободное от внутреннего противоречия (сущность/явление) - оказывается достаточно близким к феноменологии: "...где предмет осмысливается независимо от своих частичных проявлений, где смысл предмета - самотождественен во всех своих проявлениях" [250, с.159]. По словам Л.Шестова, "нервом феноменологии", идеей, которой "пропитано все мышление Гуссерля", является утверждение: "Если бы исчезли все тяготеющие друг к другу тела, то этим не был бы уничтожен закон тяготения, он остался бы только без возможности фактического применения. Он ведь ничего не говорит о существовании тяготеющих масс, а только о том, что присуще тяготеющим массам, как таковым" [480, с.150]. В "феноменологическом" контексте сущность можно определить как то, что сохраняется или гибнет в последнюю очередь при разрушении вещи;

такое знание о вещи, которое останется, после удаления всех сведений о качестве вещи, ее свойствах. Сущность характеризует ядра, основания, центры организации вещи, обеспечивающие ее организацию, функционирование, развитие. Для примера, установление элементарной информационной единицы управления - гомеостата [96, с.22] - стало основанием для развертывания нового и перспективного научного направления гомеостатики [31, 417]. Методологический инструментарий исследований сущности рефлексивен в отношении к любому конкретному исследованию, где специалист стремится, с одной стороны, установить некоторые опорные позиции, точки зрения на объект, с другой стороны, увидеть (здесь воспользуемся терминологией интуитивизма Н.О.Лосского) в объекте "метки действительности" [251]. Совмещение указанных субъективного и объективного моментов и достигается в процессе создания моделей исследования сущности. Непосредственно в бытии (области обыденных представлений и жизнедеятельности, религии, искусстве) аппарат постижения сущности используется непосредственно для достижения жизненных потребностей. В науке моделирование сущности не есть познание предметики само по себе, а сопровождающий это познание рефлексивный процесс, имеющий в основном категориальную природу и постулирующий, говоря словами А.Ф.Лосева, "необходимость до-теоретического адекватного узрения" [250, с.160].

В философии исследование сущности приобретает самоценность.

Это категориальная модель, получаемая как предельное обобщение наиболее ценных знаний, которыми располагает на сегодняшний день непосредственное бытие человека (житейская мудрость), искусство, религия и наука. Приведем два примера, которые можно проинтерпретировать как удачные результаты применения аппарата познания сущности в науке: 1. И.Пригожин, И.Стенгерс, описывая процесс образования колоний коллективных амеб, выделяет для них три качественно определенных состояния: существование отдельных амеб, появление изолированных центров агрегации амеб в связи со снижением концентрации питательных веществ в среде, возникновение многоклеточной колонии с общим центром агрегации [332, с.212-215]. С точки зрения биохимии в основе всех циклической названных состояний лежат следующие кислоты эта амебами из превращения: образованию общей колонии амеб содействует повышение синтеза аденозинмонофосфорной кислоты (цАМФ) (С1) аденозинтрифосфорной реакция катализируется (АТФ), аденилатциклазой. Повышение концентрации цАМФ стимулирует образование отдельных центров агрегации амеб (С2). Противоположное по отношению к аденилатциклазе действие оказывает фермент фосфодиэстераза, расщепляющая цАМФ. Увеличение активности фосфодиэстеразы стимулирует процесс обособления амеб (С3). Теперь для каждого случая построим ряд следования сущностей и изобразим это с помощью схемы на рис. 7.5.

C C C Рис. 7.5.

1 1 1 2 1 C C C 2 2 2 1 2 C C C 3 3 3 3 3 Последовательность сущностей для трех типов поведения коллективных амеб.

Примечание.

Строчки сверху вниз обозначают соответственно колонии, агрегата, при миграции амеб.

поведение 2. В.М.Дильман вообще строит свою работу на поиске оснований (сущностей) современных клинических доктрин. Такие сущности репрезентируются им в аккумуляционной, генетической, экологической, онтогенетической моделях медицины. Образцы познания сущности можно обнаружить также в решении автором специальных вопросов. В частности, при обсуждении этиологии и патогенеза атеросклероза в связи с проблемой старения он пишет: "Если при развитии атеросклероза в молодом возрасте главным этиопатогенетическим фактором являются генетические нарушения, в среднем экологические влияния, в пожилом онтогенетические механизмы и в старческом аккумуляция повреждений. Но если влияние генетических и экологических факторов вторично, т.к. процесс старения возникает и развивается при любом генотипе и при любой степени "экологического давления", то онтогенетические и аккумуляционные изменения первичны, ибо они определяются самой жизнедеятельностью организма" [130, с.162]. Оба приведенных примера демонстрируют не только то, что в организации познания, выявление оснований и работа с ними имеют чрезвычайно важное значение для интеллектуальной поддержки выполнения всей работы, но и демонстрируют, что установление сущностей и порядка их движения составляют рефлексивную процедуру поиска основополагающих компонентов, способных организовать процесс изучения некоторой системы.

C C C C 1 2 2 2 1 1 1 C C C C 2 3 2 2 2 4 2 C C C C 3 1 3 4 3 2 3 C C C C 4 4 4 3 4 3 4 Рис. 7.6.

Порядки сущностей этиопатогенеза атеросклероза у лиц молодого, среднего, пожилого, старческого возрастов. Обозначения механизмов: онтогенетические - 1, генетические - 2, экологические - 3, аккумуляционные - 4.

Примечание.

Строчки сверху вниз соответствуют возрастам: молодому, среднему, пожилому, старческому.

Отличительной чертой исследования сущности в познании является редукция знания о ней. Проявляется она в том, что обыкновенно даже информационное содержание выявляемых в науке сущностей оказывается беднее репрезентируемого ею объекта. Иное дело в бытии, к области которого здесь будем относить обыденную жизнь, религию, искусство (глава 1.4). По свидетельству Х.-Г.Гадамера: "...бытие изображения представляет нечто большее, нежели бытие изображаемого материала;

Гомеровский Ахилл более велик нежели его прообраз, - это заключение ценно, потому что в герменевтике, - подражание и изображение - это не только копирующее повторение, но и познание сущности" [86, с.161]. Исследование сущности в бытии (такие варианты анализировались нами выше при комментировании фрагментов работ В.С.Соловьева и П.Д.Успенского) имеют такую специфику, что сущности в нем выражают высший порядок организации в отношении к объекту их воплощения. В этих сущностях в категориальных формах отображаются смысл объекта, его идея, цель развития. Обращение к тематике моделирования сущности в исследованиях предметной области чрезвычайно актуально, поскольку среди информации, окружающей человека, все большее место начинает занимать информация о сущности. Уже в ходе дошкольного воспитания и обучения человеческий интеллект обращается по большей части не к самим объектам, и даже не к информации о них, а к сущностному основополагающему знанию, которым они представлены. Ситуация осложняется еще и тем, что свойственная научному познанию редукция знаний о сущности распространяется также и на другие сферы мышления. Человек вполне сознательно начинает обращаться вместо сущности объекта к сущностям 1-го и далее порядков, включая n- порядковые сущности. Заметим, что сущность 1-го порядка относится к сущности вещи как ее первая производная, последующие сущности, учитывая, что знание о вещи заменено знанием сущности 1-го порядка, оказываются производными уже от нее. В сознании человека строятся специфические ряды следования сущностей, объектом для которых выступает (он заменяет реальный объект) одна из сущностей, включая и сущности n-го порядков. К примеру, вместо того, чтобы осваивать систему Гегеля непосредственно, изучая ее в первоисточнике, на языке оригинала, не только студент, но даже и специалист - философ зачастую обращается к работам комментаторов Гегеля, а иногда они прибегают к помощи энциклопедий, справочников. Впрочем, справочное пособие тем и отличается, что в нем сосредоточена по преимуществу информация о сущности. Широкое использование справочной и комментирующей литературы создает в ситуации, когда для специалистов, в особенности занимающихся вопросами методологического консультирования, следует, во-первых, прояснить механизмы, обеспечивающие переход от всей имеющейся информации об объекте к знаниям о его сущности, во вторых, указать процедуры обратного перехода, т.е. дать специалисту методологические указания о том, каким образом он, располагая знаниями о сущности, может овладеть всей информацией о данном объекте. Нерефлексивное предпочтение сущностной информации всей остальной вызывает парадоксальные ситуации и затруднения. Известный литературовед М.Эпштейн отмечает, что литературная критика сейчас не только превосходит литературное творчество, но подчас подавляет его, лишает самостоятельности. В литературной жизни можно наблюдать ситуацию, когда критик навязывает автору романа созданную им, критиком, концепцию и идею этого произведения [495, с.191-192]. Представление о сущности и ее модели позволяют раскрыть столь важный компонент, организующий исследование, как целеполагание. Каждая отдельно взятая сущность, хотя и в разной степени, а также весь порядок следования сущностей, воплощенный в модели, задают исследованию определенную программу по реализации целей развития объекта и (или) целей исследователя, что можно рассматривать еще одним дополнением метода представления качества в системе трех категорий (глава 2). Открытие сущности объекта и ее выражение в модели является специфическим моментом интеллектуальной "кристаллизации," когда в сущности концентрируется целая группа категорий, отображающих осваиваемый субъектом объект, включая истину, содержание, форму, смысл, имя. Целеполагающая роль познания сущности проявляется также в том, что оно может рассматриваться как методологическое средство, подготавливающее системы (предметные области) к отображению в планах, программах работ. Последнее есть условие применения в процессе освоения предметной области программно-целевого подхода, поскольку для выполнения программ, как полагают И.С.Ладенко и Г.Л.Тульчинский, требуется постановка проблем и формирование информации [209, с.22]. В моделях исследования сущности обе эти задачи смогут получить содержательное категориально-сис-темное решение. Идеи, развитые в данной главе, были использованы в разработке технического устройства, потребовавшегося для решения задачи конструирования усилителя переменного тока. На базе этого инженерного решения В.М.Стацинским [402] была создана установка для визуализации эхотахосигнала в диагностической методике ультразвуковой локации сердца (эхотахокардиографии). В данной проектноконструкторской работе была использована следующая методологическая установка. Для точного распознавания инфаркта миокарда в проинтегрированном на усилителе сигнале информация представлялась в виде 1, 2, 3 -ей гармоник, каждой из которых были сопоставлены соответственно сущности 1, 2, 3-го порядков. Первая гармоника (как и сущность 1-го порядка) более информативна и лучше выявляется на ряду со всеми остальными сигналами, поступающими на вход усилителя. Ее наличие позволяет зарегистрировать органические повреждения сердечной мышцы, соответствующие морфо-физиологическим проявлениям инфаркта. Две другие гармоники (сущности 2-го и 3-го порядков) позволяют устанавливать локализацию инфаркта в разных отделах сердца и оценивать влияние постинфарктных изменений на различные фазы сердечной деятельности. Выводы 1. Знание о сущности в качественной (содержательной) модели выражает основания объекта, неизменное в нем. В свою очередь, сама сущность неоднородна, а представляет разные уровни бытия. Это можно выразить в четырех антиномиях определения сущности. В ходе моделирования устанавливаются связи между “качеством”, “сущностью”, “функцией” и “целью”. 2. Сущность имеет определенное происхождение в панораме (возникающего/ развивающегося/гибнущего) мироздания, что позволяет выделить различные виды сущностей, дефинировать их и установить когнитивную роль. 3. Познание сущности имеет непосредственное методологическое значение, а его идеальные процессов и реальные уместно комбинации применять сущностей как для механизмы могут быть представлены в виде моделей. Эти модели позволяют анализировать Модели (возможные) познания осваиваемого объекта. 4. сущности упорядочивания и лучшего понимания имеющегося знания, так и в решении творческих задач.

Заключение Итоги и результаты диссертационного исследования В диссертационном исследовании нами обозначена и решена научная проблема, касающаяся выделения и характеристики области подготовки, а также создания методов, обеспечивающих интеллектуально-технологическое сопровождение научных исследований. Установлено, что прежде чем заданы: предмет, методы изучения и язык представления информации об исследуемом - совершаются определенные действия, в ходе которых формируется конкретная структура взаимодействий (культурных, когнитивных, информационных) между объектом и субъектом познания. Знания о такой структуре делают более эффективной не только подготовку научного исследования, но они могут использоваться в дальнейшем в виде средства для рефлексивного сопровождения и контроля за развитием всего познавательного акта. Оказалось, что в начальных стадиях всякого познания основная информация об исследуемом является содержательной. Также большую роль здесь играют чувственноинтуитивные механизмы мышления. В связи с этим на роль средств для организации и преобразования содержательной информации предложены системы категорий, применяемые в модусах категориальных схем и категориальных моделей. Предложены способы визуализации категориально-познавательных методов в виде схем. С целью шире использовать психологические механизмы чувственно-художественного (правополушарного) постижения действительности в основу некоторых методов систематизации и преобразования информации были заложены символы древней философии. На базе категориально-системной методологии разработана целостная система функционально обрабатывать познания. связанных значительные методов, массивы позволяющих работать с естественными упорядочивать строить средствами выражения мысли - живым языком, образами, ощущениями. Она позволяет разнообразных текстов, предпроектные изыскания, и вообще любую деятельность, относящуюся к подготовке Синтез категориально-познавательных методов позволил технологические последовательности преобразования исследовательской информации, что реализовано в виде:

• блок-схемы, связующей основные рубрики научной работы (глава 1.2.);

• метода восхождения от чувственно-конкретного к абстрактному и от него к мысленно-конкретному (глава 1.6.);

блок-схемы основных этапов подготовки познавательного процесса (глава 5.2.);

гомеостатической модели применения категориально-системной методологии (глава 5.3.). В реализации цели и задач диссертации полученные результаты непосредственно • • ориентированы на поддержку междисциплинарных системных исследований сложных предметных областей. В этом направлении удалось установить связь между абстрактным конструированием систем категорий и изображением рассуждений, включающим наглядно-образный и когнитивно-символический компоненты. Применение методов категориально-системного мышления позволяет фиксировать позицию наблюдателя, являющегося одновременно и исполнителем работы, и учесть возможности ее изменения. Определено, что он (наблюдатель) способен выступать в ролях: лица, подготавливающего исследование, субъекта, производящего работу, специалиста, владеющего одновременно ситуациями подготовки и проведения конкретного познавательного процесса. Категориально-системная методология, разрабатываемая нами, предусматривает для ученого возможность работать в режимах:

• методолога-консультанта (т.е. лица, оказывающего помощь в подготовке научного исследования);

участвовать в научной работе непосредственно в качестве ее исполнителя или организатора. Во втором случае речь идет уже не только о рефлексивном дополнении работы • узкого специалиста, но также об использовании категориально-системной методологии в качестве приемов для генерации, сравнения и выбора гипотез. В ходе подготовки научных исследований, в частности, вначале работы с текстом, в стадии предпроектных изысканий выделены три аспекта работы с материалом:

• приведение познавательной информации в соответствие с социально-нормативными требованиями;

структурирование информации с помощью систем категорий;

использование для преобразования информации категориальных схем определенного типа. Для каждого из них разработаны:

• • 1. Блок-схема, включающая основные рубрики научной работы. За счет прямых и обратных связей между рубриками эта схема может быть использована не только для планирования исследований и организации материала, но она обладает также и инновационным потенциалом. 2. Структурные схемы или “интеллектуальные экраны” позволяют организовывать системы знания и выделять в уже имеющейся познавательной информации уровни теоретического, эмпирического, категориального и отрасли научного, философского и экзистенциального - знания. Показано, что для каждого из перечисленных уровней и трех отраслей знания характерна своя особенная логика. Она отличается набором операций по представлению и перепредставлению (на другой уровень или в другую отрасль) знаний об объекте. 3. Представление о трех уровнях организации научного знания: теоретическом, эмпирическом, категориальном. На этих уровнях развернута версия ”восхожде-ния от чувственно-конкретного к абстрактному и от абстрактного к мысленноконкретному”. Выделены и описаны пять этапов познавательного процесса: чувственно-конкретное, уровнях. Известное в философии представление о категориях, - как особых средствах, подготавливающих процессы мышления, подготовки и будучи перенесенным в область познавательно-категориальной интеллектуально-технологического фактологическое, абстрактно-общее, фактологическое организованное, мысленно-конкретное, разворачивающиеся на трех вышеназванных сопровождения научных исследований сделало возможным перевести работу над категориями в особую область семиотики и логики. Это позволило на базе изучения разнообразных процессов в материальных системах, феноменах психики, а также при анализе разнообразных литературных источников установить универсальные закономерности и выразить их в формах методов категориально-систем-ного мышления. Работа с категориями, как родовыми структурами знания, проводилась таким образом, что каждой категории придавалась функция репрезентации качественно определенных процессов или аспектов в предметной области. В результате любая категория категориальной схемы оказывается “ответственной” за одно из “измере-ний” (качества), по числу которых конституируется мысленный образ изучаемого объекта. Это служит средством для тренировки мышления к “многомерному”, “полихромному”, “полихотомическому” восприятию и пониманию действительности.

По мере обращения к теме о роли восприятия в подготовке и проведении научных исследований, традиционный европейский рационализм может быть дополнен приемами медитации и другими техниками развития мышления восточной философии и психологии. Причем по мере овладения такими навыками, некоторые из них становятся основой для формулирования новых закономерностей устройства мироздания. К примеру, медитация на некоторый символ или использование пентаграммы и восьми триграмм в клинике традиционной китайской медицины или свастики в Аюрведе позволяет постепенно “прочитать” и описать рациональным языком скрытые в этих символах закономерности. Известно, что всякая подготовительная стадия исследовательской деятельности является работой с разнообразным содержанием. Поэтому она с трудом не только поддается формализации, но и малодоступна Обращение для к применения категориям любых специализированных методов познания. позволило рассматривать эту область научной деятельности как работу над освоением качества и экспликации знания о сущности объектов. Группа методов, нацеленных на изучение качества, была названа методами ”качественного анализа”, а программа освоения сущности ”методами познания сущности”. Изучение качества и сущности разворачивалось нами, начиная от формирования онтологических и метафизических предпосылок к эпистемологии, и только на этой основе предпринимались опыты по формулированию методологических и логических результатов проделанной работы. Результаты, полученные в ходе решения проблемы и в интересах достижения цели диссертационного исследования, конкретизируем в следующих пунктах. 1. Разработаны категориальные схемы для систематизации и обработки информации блок-схема для планирования и организации результатов уже проделанной работы;

категориальные схемы, применяемые в стадии выбора и постановки проблем;

схема познавательного процесса в виде версии метода Восхождения, где промежуточные результаты - это определенные модели объекта, а связующие их переходы суть способы перепредставления знаний. 2. Разработан способ моделирования качества объекта на базе категориальной улавливающей единство трех компонентов качества (объекта как схемы, о сложных предметных областях. Описаны познавательные технологии трех типов:

• • • определенной отдельной вещи), интегративного качества (объединяющего начала) и подкачеств (компонентов объекта). Пользуясь такими моделями, объекты можно изучать в нескольких масштабах и с разных ракурсов, выявлять и типологизировать противоречия и проводить классификацию содержания предметной области. 3. Сформулирован принцип противоречия, на базе которого получены: система и противоречия понятие в системах категорий описания противоречий, тернарная схема анализа противоречия, описание эффектов элемента, ”распределения” конституирующего ”объединения” введено гомеостатического типа, дано определение ”конфигурации противоречия” как систему, ”контрадикциогенного фактора”, приведены и проанализированы примеры гомеостатического управления противоречием системы. Основываясь на полученной ”теории” противоречия, предпринят анализ изменения качеств объектов. Они отображены в виде проявлений системой определенных свобод, каждой из которых придано соответствие с некоторым перемещением в пространстве. В результате получен набор типичных вариантов поведения объектов в среде с возможностью оценки их жизнеспособности. Более подробно разобрана модель поведения системы, где ее активность реализуется в альтернативных направлениях. Как дополнение изложены основы методологической программы по использованию символов древней философии в системных исследованиях. 4. В целях разрешения распространенных в стадии подготовительной работы задач выбора: исследовательской позиции, проблемы, цели, выделения предмета познания предложен метод ”категориальные ряды”. Он позволяет работать с группами категорий, объединяемых в структуру, правила образования которой получены в результате синтеза диалектических принципов: противоречия, взаимных переходов количественных и качественных изменений, триадического деления категорий, отрицания деленное). 5. Показано, что вопрос о взаимодействии в работе по подготовке научных исследований таких культурных комплексов, как: религиозное мировоззрение, метафизика, философия, научная картина мира, общенаучная картина мира - обладает непосредственным методологическим значением. Построена единая блок-схема подготовки исследовательского процесса. В ней найдено место разрабатываемым в диссертации методам, а также установлены пути протекания потоков ”чувствен-ного” и ”сверхчувственного” в познании (основной поток “сверхчувственной” информации поступает на блок “метафизическая проекция”, некоторая ее часть достигает блока отрицания.

В “работе” этого метода учтены эффекты базовых категориальных оппозиций (изменяющееся/неизменное), (неопределенное/опре “содержательное моделирование”, а “чувственная” информация распределяется по всем блокам схемы за исключением “метафизической проекции”, “философемы”, “типологии изменения”). Блоки модели (в первую очередь “ка-чественный анализ” и “содержательное моделирование”) рассматриваются как области объединения этих потоков, что происходит в ходе подготовки и проведения познавательного процесса. Демонстрируется опыт применения блок-схемы в решении ряда философских и научных проблем, в частности:

• развито представление о свободе как осуществлении объектом некоторого числа качественно определенных направлений развития в активной среде;

разработан комплексный метод, позволяющий строить качественные модели объектов произвольной природы в виде ориентированных графов, описывающих динамику механических систем (АСУ, космический аппарат);

созданы расчетные алгоритмы. Для моделирования систем знания и познавательных процессов широко • • 6.

использовались идеи гомеостатики. Это позволило решать некоторые задачи диссертации с помощью моделей гомеостатического типа. Например, выявлены гомеостатические механизмы, включающиеся в ходе применения категориальносистемной методологии и построена гомеостатическая модель ее “работы” в обработке познавательной информации. 7. На основе синтеза различных диалектических, системных, кибернетических принципов сформирована общая исследовательская программа - содержательное моделирование. Описаны принципы, отличающие этот способ моделирования. Даны онтологические, эпистемологические и логические характеристики содержательных моделей. Перечислены требования, предъявляемые к их выполнению. В качестве примера демонстрируется процедура построения содержательной модели, демонстрирующей предпроектную работу по имитации динамики осуществления различных проектов общественных реформ. 8. Предпринят анализ категории “сущность”, в ее понимании как основания качественной определенности. На уровне онтологии и метафизики предложены решения вопросов о происхождении сущности, ее определении, связи с качеством. Проанализирована связь изменений на уровне качества и сущности объекта. Предложено решение противоречия о единстве и множественности сущности, для чего разработана классификация сущностей. Обсуждение проблемы сущности с перечисленных позиций позволило построить модели познания сущности и показать, каким образом их можно употреблять в когнитивных процессах в дополнении к методам качественного анализа или в самостоятельном исследовании. 9. В русле традиций проведения рефлексивных исследований категориальноподход применен и к самому тексту диссертации. Это технологический продемонстрировано в главе 3.4., где с помощью полученной здесь интерпретации механизма противоречия в символе свастика, выявляются новые черты метода “порядок следования целей” (глава 2.2.). В главе 7 показана возможность представления схемы восхождения от чувственнно-конкретного к абстрактному и от него к мысленно-конкретному (глава 1.6.) в виде одной из моделей познания сущности, а также роль подразделения знания по отраслям философского, научного, экзистенциального (глава 1.4.) для выявления нескольких взглядов на сущность с позиций разных направлений культуры. В главе 6.2. в модели подготовки социального проекта выделены все шесть уровней организации знания: теоретический, эмпирический, категориальный, практика, историзм, истина (глава 1.4.). Наконец, глава 5 объединяет результаты диссертации и позволяет развить на их основе технологию подготовки и рефлексивного сопровождения познавательного процесса. 10. В целом, работа, проделанная в диссертации, позволяет решать на уровне технологической реализации проблемы категориально-познавательной подготовки и интеллектуально-технологического сопровождения научных исследований. Боль-шая часть из представленных в тексте разработок структур знания и этапов познавательного процесса, методов категориально-системной методологии доведены до уровня когнитивных технологий. Методы, разработанные в диссертации, могут быть использованы как взятые вместе с целью комплексной подготовки освоения сложной предметной области, так и по отдельности для решения обособленных задач. В первом случае мы имеем дело с системой, предназначенной для формирования представлений о познаваемом объекте, двигаясь от исходного уровня понимания (здесь только еще начинает формироваться объект-заместитель) до уровня такой организации знаний о предметной области, когда более всего уместно и обосновано комплексное использование методов специальных наук.

Рефлексивный анализ результатов диссертационного исследования С нашей точки зрения, автор всякой методологической работы, посвященной изучению рефлексии, должен испытывать свои результаты, применяя их к предмету собственного исследования. В плане философской аргументации это ничуть не хуже обоснования теоретического суждения ссылкой на пример или убеждением в непротиворечивости некоторого последовательно дедуцируемого рассуждения. Следуя 2 Введение 1 3 4 6 Заключение Рис. з.1.

Блок-схема связи разделов рукописи, отражающая последовательность их применения в обработке познавательной информации. Обозначения: Введение, Заключение - соответственно, введение и заключение, а цифры 1 - 7 - обозначения глав.

этой идеологии, построим алгоритм для работы с текстом диссертации, который одновременно является и проектом интеллектуальной технологической линии по обработке информации в стадии подготовки исследований. На рис.з.1. изображена последовательность смысловых связей и переходов, с помощью которых облегчается понимание замысла работы, а в особенности то, - каким образом ее результаты могут быть доведены до стадии технологической реализации в познавательной деятельности. Наличие в схеме ”входа” и ”выхода” позволяет рассматривать ее в виде специфического интеллектуально-производст-венного центра, предназначенного для преобразования входящей информации во вполне определенные продукты (научные публикации, отчеты, проекты). Поскольку в блок-схеме учтены гомеостатические механизмы, выраженные в виде противоречий между блоками, а также обратной связи, проходящей через переключатель (он работает в режимах положительной либо отрицательной обратной связи), данная схема обладает свойством адаптивности. Выполнение схемы на рис.з.1. преследовало 2 цели: В 1. Проявить логическую структуру работы и обосновать последовательность принятого 1 распределения диссертационного материала. 264 2 3 2. Показать, каким образом категориально-познавательные методы, помещенные в разделах работы, могут быть использованы для обработки реальной познавательной информации. С помощью данной схемы выявляются следующие особенности:

• существует основная последовательность, проявленная на схеме связями разделов: введения, первой, третьей, пятой - глав и заключения;

для понимания замысла работы в полном объеме, а также в целях полновесного ее применения в познании следует осуществить последовательный обход всех блоков. Это соответствует расположению текста диссертации;

дополнительные отношения показывают, что представления о качественных/ количественных изменениях (глава 3) следует рассматривать, зная о противоречии статического (глава 2) и динамического (глава 4) подходов к моделированию качества. 6-я, а в особенности 7-я главы служат средством для дополнения, уточнения и корректировки результатов работы. Заметим, управление переключением сумматора в режимы усиления либо • • ослабления работы технологической цепи позволяет говорить о внешнем и внутреннем механизмах воздействия на ее функционирование. Если специалист способен только к ассоциативной работе над своей задачей, то управление этим процессом проистекает извне, к примеру, такой ученый практически не защищен от изменений социальноэкономической культурно-информационной ситуации, которые могут полностью заблокировать работу в этой области. Напротив, субъект, выводящий себя в диссоциированную позицию внешнего наблюдателя, как правило, не ограничивает свою деятельность какой-то одной работой и старается сам сохранять контроль над обратной связью. О некоторых перспективах развития философской пропедевтики научных исследований Сформулировав основные результаты диссертации и указав области их применения, наметим некоторые перспективы для дальнейшего развертывания работ в данном направлении. Специфика предметной области, охваченной диссертацией, заключается в том, что в стадии подготовки познавательной деятельности широчайшее применение находят естественные средства выражения мысли такие, как живой язык, образы, ощущения. Формулирование разнообразных идей тесно связано с пониманием, интуицией, установлением аналогий. Это обусловило поиск и создание специальных методов работы с содержательным материалом. Содержательное знание воспринималось не просто как трудно или вообще неформализуемое, а как знание, с которым следует работать особыми - категориально-системными методами. В ходе такой деятельности, в частности, решается задача подготовки содержательного знания к формализации. В диссертации была начата разработка онтологических, эпистемологических, а позднее методологических и логических вопросов, касающихся природы и особенностей работы с категориями как особыми когнитивными средствами, необходимыми для работы с содержанием. Станем рассуждать так. Наряду с принятым в главе 1.3. различением категориальных схем и категориальных моделей, выделим еще два полюса - это объекты внешнего материального мира (или то, что может быть дано посредством опыта) и трансцендентальное (или чистое знание, мыслимое на уровне субстанции как самодостаточное образование). Полагая, что ”точкой отсчета” познающего субъекта является область его психики (имманент-ное), всякий когнитивный акт является выходом в область трансцендентного. К указанной области относится также бессознательное. Всякий познавательный акт, таким образом, есть выход (трансцендирование) в направлении к одному из четырех полюсов:

• • • • трансцендентальное;

категориальная модель (КМ);

объекты;

категориальная схема (КС). применить противоречия выше к и этому его Умозрение Психика КМ КС Трансцендентальное Если принцип рассуждению изложенный в главе 3 выражение в символе ”свастика”, то приведенные каким рассуждения активность субъекта направлении При этом в можно изобразить с учетом того, образом мир Отражение осваивающего рассредоточивается указанных наблюдается полюсов. эффект Объекты Транцендентное своеобразного баланса между предзаданными для индивида полюсами бытия внешних материальных и трансцендентальных (идеальных) объектов, и средств, которые уместно рассматривать продуктами его размышления (в нашем случае - это категориальные схемы и категориальные модели). Привлеченный в нашу мысленную модель символ “свастика” убедительно демонстрирует предположение о том, что категориальные схемы носят умозрительный характер и тяготеют к полюсу трансцендентального или чистого знания, а категориальные модели, наоборот, отображают внешние объекты. Двойное направление стрелок на рисунке показывает, что источником потока смыслов попеременно выступают и субъект, и среда. Направление коротких отрезков символа указывает на желательную последовательность перемещений внимания от одного полюса к другому (см. рис. з.2.).

Рис. з.2. Направления познавательной активности субъекта, осваивающего мир, и четыре полюса притяжения его познавательного интереса.

Употребление символа ”свасти-ка” в этом рассуждении удобно еще и в том смысле, что с его помощью стала наблюдаемой и метафоризирована динамика изменения направлений познавательной активности и возможность их потенциальной связи в единую систему. В этой системе мышление гармонизируется с таким уровнем совершенства плана устройства мироздания, который данная личность сейчас способна воспринять. Установленные противоречия двух полюсов (знание/объекты) и (категориальная схема/кате-гориальная модель) дают возможность уловить и оценить степень уравновешенности того, что человек считает продуктами собственной деятельности, а что есть субстанциональное начало мироздания. Одновременно направления когнитивных актов заданы (как это следует из разделов 1.3, 5.3) таким образом, что категориальные схемы тяготеют к области чистого знания и умозрения, а категориальные модели служат средством отображения действительности или качественного моделирования. От когнитивно-символической реконструкции к новой блок-схеме применения результатов диссертационного исследования в познании В диссертации были найдены и освоены два способа работы с символами в системных исследованиях: 1. Использование символов в роли системных интерпретаторов информации. В данном случае за основу берется некое несистематизированное содержание (неупорядоченное множество или база элементов) и символ выступает средством для их организации в систему. Основываясь на этом, в дальнейшем можно перейти к обычным средствам схематизации содержания. 2. Обнаружение с помощью символов закономерностей, заключенных в схеме. Станем рассуждать следующим образом. Пусть имеется некая схема с известным числом элементов. Для ее интерпретации можно подобрать символ, обладающий сходным количеством элементов. Транслировав элементы множества ”схема” в элементы множества ”символ”, между ними устанавливаем новые функциональные связи, которые позволяют заключить о возможности построить на базе этих же элементов новую систему. Самым сложным оказывается здесь найти функцию отображения элементов первого множества (символ) во второе множество (схему). С целью продемонстрировать возможности второго подхода к использованию символов в системных исследованиях и в интересах поиска разнообразия в вопросах практического применения результатов диссертации, используем следующий пример. На рис.з.1. была приведена блок-схема, поясняющая внутреннюю логику организации текста диссертации, которую можно применить и для обработки конкретной познавательной информации. На схеме в блоках помещены девять разделов работы - семь глав (1-7), введения (Введение) и заключения (Заключение). Тем же числом пронумерованных элементов обладает и символ ”энеаграмма”. Огромное значение этому символу уделял в своем учении Г.И.Гурджиев [311, с.318-340]. Джоэл Фридландер использует энеаграмму в качестве базовой схемы для классификации “типов тела” [449]. Не будем останавливаться на специальном анализе данного символа, а воспользуемся здесь его чертежом и интерпретацией, предложенной В.Е.Еремеевым [106, с.79-86]. На рис. з.3. изобразим энеаграмму, где в скобках рядом с номерами ее элементов приведем номера разделов диссертации (в соответствии со схемой на рис.з.1.). Заметим, что из многообразия возможностей работы с энеаграммой (ко-торую Гурджиев выделял в качестве основы всеобщего языка) воспользуемся только распределением ее элементов по вершинам треугольника (тригона) и гексанеме. При этом гексанема отражает плавные переходы от одного элемента к другому, а тригон есть источник толчков, импульсов, без которых некоторые из переходов, представленных в энеаграмме, невозможны1.

Хорошим пояснением “работы” тригона является пример с изменением тональности нот в пределах октавы (части музыкального звукоряда, куда входят все основные ступени: до, ре, ми, фа, соль, си), что Рис. з.3.

Отображение разделов работы в символе ”энеаграмма”. Примечание. В скобках даны указатели номеров глав, введение (Введение) и заключение (Заключение).

Для установления связей между разделами работы была привлечена следующая последовательность обхода вершин энеаграммы. Основные связи разделов работы есть результат движения по гексанеме. Здесь мы имеем такую последовательность: введение, третья, первая, седьмая, четвертая, шестая - главы. Обход вершин тригона дает другую последовательность: главы вторая, пятая, заключение. Наложение обходов вершин энеаграммы по гексанеме и тригону отобразим теперь в блок-схеме. Для этого импульсное действие двух вершин тригона передадим с помощью двух сумматоров, через которые действуют эти вершины (главы два и пять). В результате проведенного преобразования выделена другая последовательность связи блоков диссертации. Ее уместно использовать как новый вариант организации исследовательских результатов в единый текст, технологическую цепочку интеллектуальных этапов подготовки исследований. Эту новую последовательность на более привычном рациональному уму языке удобно представить снова в виде блок-схемы (см. рис. з.4.).

1 (Введение) 8 (7) 9 (Заключение) 2 (1) 7 (6) 3 (2) 6 (5) 4 (3) 5 (4) является удачным выражением для понимания совместного действия эзотерических законов “трех” и “семи” [Г.И.Гурджиев, П.Д.Успенский, В.Е.Еремеев]. Результат, полученный на схеме, проинтерпретируем следующим образом, обращая внимание только на блоки, взаимное расположение которых изменилось. Третья глава является в методологическом отношении самой насыщенной и в общем вполне доступной, будучи помещенной в начало работы. Переход от нее к тому, что было изложено в главе один, идет через сумматор, а источником толчка, необходимого для усвоения ее содержания, оказывается глава вторая. Дальше следует материал 1 Введение 3 4 5 Заключение Рис. з.4.

Энеаграмная реконструкция технологической цепочки использования интеллектуальных технологий подготовки научных исследований.

седьмой главы, который переводит процесс понимания одновременно на главу четыре и заключение. От главы четыре к главе шесть переход снова осуществляется с помощью сумматора, а толчок исходит из главы пять. Блок-схема отражает последовательности элементов, расположенных в тригоне и на гексанеме. Их взаимодействие, обусловило то, что блок схема на рис. з.4. имеет два выхода и две обратные связи. Сумматоры здесь включены по ходу прямых связей системы. Чрезвычайно важным объектом для мыслительного эксперимента оказывается сам исследовательский процесс. Всякая познавательная деятельность сейчас все больше нуждается в научном подходе к самой себе. Результат познания имеет смысл считать ценным и безопасным постольку, поскольку в его начале или по крайней мере по его завершении рассматривались и сравнивались версии исследовательских проектов, в ходе реализации которых он мог быть получен. В этой связи осмысление и оценка мировоззренческих установок ученого должна обсуждаться не только средствами этики и аксиологии, но методологически (см. например главу 5.1). Выводы и перспективы диссертационного исследования 1. В диссертации решена научная проблема выделения области подготовки научных исследований. Она находится за пределами так называемой “нормальной науки”, но играет огромную роль не только в оптимизации научной деятельности, но и в формировании познавательных приоритетов и мировоззренческих установок специалиста. Создана комплексная программа интеллектуально-тех-нологического сопровождения познания, которая охватывает все его стадии: от первичной фиксации целостного объекта субъектом до получения практических рекомендаций по его освоению. 2. В решении следующей проблемы, касающейся создания методологических средств для работы в области подготовки научных исследований, установлено, что основная часть этой деятельности связана с упорядочиванием и преобразованием содержательной информации в целостный образ исходного объекта. Для решения указанных задач разработано методологическое направление “катего-риальносистемная методология”. На ее основе построены отдельные познавательнотехнологические схемы. 3. При создании методов категориально-системного мышления был предпринят синтез принципов диалектики, системного подхода, кибернетики, а также широко использовались закономерности, заключенные в ряде символов древней философии. Удалось достигнуть визуализации категориально-системных методов в схемах и описать процедуры построения этих схем. 4. Объединение отдельных методологических блоков между собой позволило перейти к представлению подготовки научного исследования в виде единого технологического процесса, охватывающего все процедуры обработки информации, лежащие за пределами “нормальной науки”. 5. В результате проделанной работы удалось раздвинуть привычные рамки, ограничивающие понимание познания. Так, в частности, нам представляется более правильным расширить определение познания, включить в него все то, что раньше относилось к стадиям его подготовки. В связи с этим могут быть конструктивно разрешены многие затруднения, связанные с одновременным определением понятий “объект”, “предмет”, “метод”, “познание”, “подготовка познания”, “сопровождение познания”. 6. Интеллектуальная система выступила в качестве основного онтологического объекта, на котором разворачивались наши рассуждения. Результаты диссертации теперь могут быть реализованы в виде организационно-деятельностных процедур и в качестве методов разработки имитационных моделей при проектировании, создании и эксплуатации конкретных интеллектуальных систем различных типов.

Дальнейшее развитие работы имеет смысл вести по следующим ведущим направлениям. 1. В научной деятельности. Сейчас наиболее перспективным видятся работы по развитию направления “полисистемная методология и качественное моделирование”, имеющие выход в область математики и управления (приложение 4). Возможно и более широкое использование категориально-познавательных методов в биохимии, психотерапии (приложение 2), а также в гомеостатике и искусственном интеллекте (приложение 3, 4). Имеет смысл использовать результаты диссертации в разработке исследовательских коллективов и в формировании познавательных программ для научных подразделений. 2. В преподавании. На основе диссертации подготовлены планы лекционного курса для аспирантов и соискателей “Основы подготовки и выполнения научноисследовательских 3. В практике. работ”. Для студентов материалы мышления диссертации уместно находят в применение при составлении разнообразных лекционных курсов и спецкурсов. Приемы категориального применять разнообразных сферах консультационной деятельности.

Список литературы 1. Абаев Н.В. Чань-буддизм и культура психической деятельности в средневековом Китае. - Новосибирск: Наука, 1983 - 125 с. 2. Абдильдин Ж.М., Нысанбаев А.Н. Диалектико-логические принципы построения теории. - Алма-Ата: Наука, 1973. - 420 с. 3. Абрамов С.С. Формирование теоретических знаний в технической науке // Вопр. филос. - 1984. - № 12. С. 63 - 71. 4. Авраменко Р.Ф., Николаева В.И. Голографические свойства гиперсферы// Межвуз.сборн.науч.трудов.-М.:/М-во высш.и средн.спец.образования РСФСР Моск. ин-т радиотехники, электроники и автоматики/1975.- Вып.6. - С.64-75. 5. Автономова Н.С. К спорам о научности психоанализа//Вопр. филос. - 1991. - № 4. - С.58 - 75. 6. Адамар Ж. Исследование психологии процесса изобретения в области математики: Пер. с франц. - М.: ”Сов. Радио”, 1970. - 152 с. 7. Адо А.Д., Ишимова Л.М. Патологическая физиология. - М.: Медицина. 1980. - С. 28 - 29, 30 - 31. 8. Айванхов Омрам Михаэль. Язык геометрических фигур. - М.: Изд-во “Всемирное белое братство”, 1994. - 151 с. 9. Акофф Р.Л. Системы организации и междисциплинарные исследования// Исследования по общей теории систем: Сб. Пер. - М.: Прогресс, 1969. -С.143-164. 10. Алексеев М.Н. Диалектическая логика: (Краткий очерк). - М.: Высш. шк., 1960. 150 с. 11. Алексеев Алексеев Н.Г., Н.Г., Юдин Э.Г. Проблема В.К., системности И.Н. исследования Когнитивизм в как психологии//Вопросы психологии. - 1977. - № 3. - С. 174 - 177. 12. Зарецкий Семенов общепсихологическая концепция познавательных процессов и научения // Вопросы психологии. - 1979. - № 2. - С. 164 - 169. 13. Альтшуллер Г.С. Творчество как точная наука. Теория решения изобретательских задач. - М: Сов. радио, 1979. - 176 с. 14. Альшиц Д.Н. Начало самодержавия в России. Государство Ивана Грозного. - Л.: Наука, 1988. - 244 с. 15. Андреев Д.Л. Роза мира. Метафилософия истории.-М.: Прометей,1991. -288с.

16.

Андреева Е.С. Ячейка сети знания: логика и текст // III Конференция по Искусственному Интеллекту. - Тверь, 1992. Т. 1. С. 40 - 43. Анисимов О.С. Акмеологические основы рефлексивной самоорганизации 17.

педагога: творчество и культура мышления. Научный доклад на соиск. уч. степени д.психол.н - М., 1994. - 86 с. 18. Анни Безант. Загадки жизни и как теософия отвечает на них // - М.: СП “Интеграф Сервис”, 1994. - 271 с. 19. Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. - М.: Медицина, 1975. - 448 с. 20. Антология даосской философии. - М.: Изд-во ”Клышников - Комаров и К”, 1994. 447 с. 21. Апокриф Иоанна // Апокрифы древних христиан: Исследование, тексты, комментарии. - М.: Мысль, 1989. - С. 197 - 218. 22. Аристотель. Метафизика. Соч. в 4-х т. Т. 1. Ред. В.Ф.Асмус. - М.: Мысль, 1976. С. 63 - 368. 23. 24. 25. Аристотель. О небе // Соч. в 4 т. - Т. 3. - М.: Мысль, 1981. - С. 263 - 378. Аристотель. Никомахова этика. Соч. в 4-х т. Т.4. - М.: Мысль. - С. 53 - 294. Арно А., Николь П. Логика или искусство мыслить, где помимо обычных правил содержатся некоторые новые соображения, полезные для развития способности суждения: Пер. с франц. - М.: Наука, 1991. - 414 с. 26. Арнхейм Р. Визуальное мышление // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления. - М., 1971. 27. Арсеньев А.С., Библер В.С., Кедров Б.М. Анализ развивающегося понятия. - М.: Наука, 1967. - 439 с. 28. 29. Артюх А.Т. Категориальный синтез теории.- Киев: Наукова думка,1967.-154с. Асмус В.Ф. Проблема интуиции в философии и математике. (Очерк: XVII - начало XX в.). - М.: Соцэкгиз, 1963. - 312 с. 30. Ассаджоли Роберто. Психосинтез: теория и практика. - М.: <>, 1994. - 314 с. 31. Астафьев В.И., Горский Ю.М., Поспелов Д.А. Модели гомеостатики в искусственном интеллекте // Технич. кибернетика. - 1992. - № 5. - С. 147 - 153. 32. Баженов Л.Б. Строение и функции естественнонаучной теории // Синтез современного научного знания. - М.: Наука, 1973. - С. 390 - 420.

33.

Бальцер В., Моулинз К.У., Снид Дж.Д. Архитектоника науки. Структуралистская программа // Общественные науки за рубежом. Сер. 8. Науковедение. - 1989 - № 2. - С. 37 - 45. Барабашев А.Г. Диалектика развития математического знания. - М.: Изд-во МГУ, 1983. - 166 с. Барабашев А.Г. Будущее математики: методологические аспекты 34.

35.

прогнозирования. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 1991. - 160 с. 36. Баранов Г.С. Понятие и образ в структуре социальной теории. - Томск: Изд-во ТГУ, 1991. - 172 с. 37. Баранов Г.С. Роль метафоры в теоретическом познании и репрезентации социальной реальности (философский анализ). Автореф. диссертации на соиск. уч. степ. д.ф.н.. - Новосибирск: 1994. - 36 с. 38. Баранцев Р.Г. Системная триада - структурная ячейка синтеза // Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1988. - М.: Наука, 1989. - С. 193 - 209. 39. 40. Барг М.А. Эпохи и идеи: Становление историзма. - М.: Мысль, 1987. - 348 с. Барулин В.С. Отношение материального и идеального в обществе как проблема исторического материализма. - Барнаул: Алт. кн. изд-во, 1970. - 327 с. 41. Безант А. В преддверии храма // АУМ Синтез мистических учений Запада и Востока. - 1989. - № 3. С. 58 -135. 42. Бейли Алиса. Трактат о семи лучах. Эзотерическая астрология. - К.: Преса Украiни, 1993. - 416 с. 43. Белый А. Символизм как миропонимание / Сост., вступит ст. и прим. Л.А.Сугай. М.: Республика, 1994. - 528 с. 44. Берг А.И., Бирюков Б.В. Познание сложных систем и проблема нетранзитивности научного С. 17 - 56. 45. 46. Бердяев Н.А. Человек и машина//Вопр. филос. - 1989. - № 2. - С. 147 - 162. Берталанфи Л.фон. Общая теория систем: критический обзор // Исследования по общей теории систем. - М: Прогресс, 1969 с. С. 23 - 82. 47. Берталанфи Л.фон. Общая теория систем - обзор проблем и результатов // Системные исследования (Ежегодник). - М.: Наука, 1969. - С. 30 - 55. 48. Бибихин В.В. Философия и религия // ВФ. - 1992. - № 7. - С. 34 - 44.

объяснения//Философско-методологические основания системных исследований: системный анализ и системное моделирование. - М.: Наука, 1983.

49.

Библер В.С. Мышление как творчество (Введение в логику мысленного диалога). - М.: Политиздат, 1975. - 399 с. Библер В.С. Итоги и замыслы (конспект философской логики культуры) // Вопр. Филос. 1993. - № 5. С. 75 - 93. Блаватская Е.П. Тайная доктрина. Синтез науки и философии. Т. 1. Космогенезис. Ч.1. Космическая эволюция. - Л.: Экополис и культура, 1991.- 361 с. Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Системный подход в современной науке // Проблемы методологии системного исследования. - М.: Мысль, 1970. С. 7 - 48. Блауберг И.В., Юдин Б.Г. Понятие целостности и его роль в научном познании. И.: Знание, 1972. - 42 с. Блюменберг Х.Г. Жизненный мир и технизация с точки зрения феноменологии // Вопр. Филос. - 1993. - № 10. - С. 69 - 92. Богданов А.А. Тектология: (Всеобщая организационная наука). В 2-х кн.: КН. 1. 304 с. КН 2. - 351 с. - М.: Экономика, 1989. Богомолов А.С. Диалектический логос: Становление античной диалектики. - М.: Мысль, 1982. - 263 - С. Богомолов А.С. Античная философия. - М.: Изд-во МГУ, 1985. - 368 с. Бондарев Г.И., Кузубова Т.С. Закон, противоречие, сущность // Диалектика закономерной связи. - Свердловск, 1982. С. 7 - 14. Бородай Ю.М. Воображение и теория познания. (Критический очерк кантовского учения о продуктивной способности воображения). - М.: Высш.шк., 1966. - 150 с. Боулдинг К. Общая теория систем - как скелет науки // Исследования по общей теории систем. - М.: Прогресс, 1969. С. 106 - 124. Боэций. Каким образом Троица есть Единый Бог, а не три божества // Боэций ”Утешение философией и др. трактаты”. - М.: Наука. С. 146 - 157. Боэций. Могут ли ”Отец”, ”Сын” и ”Святой Дух” сказываться о божестве субстанциально // Там же С. 158 - 166. Бочвар Д.А. Об одном трехзначном исчислении и его применении к анализу парадоксов расширенного функционального исчисления // Матем. сб. - 1938. - Т. 4, № 2. С. 287 - 308. Брагина Н.Н., Доброхотова Т.А. Функциональные асимметрии человека. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Медицина, 1988. - 240 с.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57. 58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

Булатов М.А. Логические категории и понятия. - Киев: Наукова Думка, 1981. - 235 с. Булгаков С.Н. Философский смысл троичности//В.Ф. -1989.-№ 12. -С.90-99. Булгаков С.Н. Философия хозяйства. - М.: Наука, 1990. - 412 с. Булгаков С.Н. Свет Невечерний. Созерцание и умозрение. - М.: Республика, 1994. - 415 с. Бунятян А.А., Рябов Г.А., Маневич М.З. Анестезиология и реаниматология. - М.: Медицина, 1977. - 302 с. Бургин М.С., Кузнецов В.И. Системный анализ научной теории на основе концепции именованных множеств // Системные исследования. Ежегодник, 1985. - М.,1985. - С. 52 - 64. Бургин М.С., Кузнецов В.И. Аксиологические аспекты научных теорий/АН СССР. Ин-т философии;

отв.ред.П.Ф.Йолон.-Киев: Наукова думка,1991.-184с. Бхактиведанта А.Ч. Бхагавад - Гита как она есть. - Л.: Изд-во ”Бхактиведанта Бук Траст”, 1986. - 832 с. Бэндлер Р., Гриндер Д. Из лягушек - в принцы. Нейро-лингвистическое программирование /Под ред. С.Андреаса. -Пер. с англ. - Новосибирск: Изд-во НГУ 1992. - 248 с. Бэндлер Р., Гриндер Дж. Трансформэйшн. Нейролингвистическое 66. 67. 68.

69.

70.

71.

72.

73.

74.

программирование и структура гипноза. - Спб., Изд-во ”Петербург - ХХI век” совместно с ИЧП ”Белый кролик”. 1995. - 317 с. 75. Вартофский М. Модели. Репрезентация и научное понимание: Пер. с англ./Общ. ред. и послесл. И.Б.Новика и В.Н.Садовского. - М.: Прогресс, 1988. - 507 с. 76. Василенко Л.И. Магия: старое зло или новое благо // Вопр. филос. - 1994. - № 20. С. 25 - 34. 77. Вейсман А.Д. Греческо-русский словарь. /Репринт 5-го изд. 1899 г. - М.: ГрекоЛатинский кабинет Ю.А.Шичалина, 1991. - 688 с. 78. Вернадский В.И. Размышления натуралиста. Научная мысль как планетарное явление. Кн. 2. - М.: Наука, 1977. - 192 с. 79. Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли: Пер. с франц. / Общ. ред. Ф.Х.Кессиди, А.П.Юшкевича;

Послесл. 63. Ф.Х.Кессиди. - М.: Прогресс, 1988. 224 с. 80. Винер Н. Кибернетика: Пер. с англ. - М.: Сов. Радио, 1968. - 258 с.

81.

Винничук Л. Люди, нравы и обычаи Древней Греции и Рима: Пер. с польск. В.К.Ронина. - М.: Высш. шк., 1988. - 496 с. Витгенштейн Л. О достоверности//Вопр. филос. - 1991. - № 2. - С. 67 - 120. Войшвилло Е.К. Понятие. - М.: Изд-во МГУ, 1967. - 286 с. Волохонский Анри. Двенадцать ступеней натурального строя // Антология гнозиса. В 2-х т. Т. 1. - С-Пб.: Изд. дом “Медуза”, 1994. - С. 204 - 223. Вуйцицкий Р. Формальные методы и проблемы теории познания//Филосо-фия в современном мире. Философия и логика. - М.: Наука,1974. - С.102-146. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: Основы филос. герменевтики: Пер. с нем. / Общ. ред. и вступ. ст. Б.П.Бессонова. - М.: Прогресс, 1988. - 704 с. Гегель Г.В.Ф. Соч. в 14-ти т. - Т. 1. Энциклопедия философских наук. - Ч. 1. Логика. - М.-Л., 1930. - 368 с. Гегель Г.В.Ф. Наука логики / Пер. Н.Г.Дебольского. - М.: Изд. профкома слушателей Ин-та красной профессуры, 1929. - Ч. 1., кн. 1.: Объективная логика Учение о бытии. - 269 с. Гегель Г.В.Ф. Соч. - М.: Соцэкгиз, 1938. - Т. XII: Лекции по эстетике. Кн. 1.: Пер. / Б.Г.Столпнера. - 471 с. Гегель Г.В.Ф. Соч. в 3 т. Т. 1. Наука логики. - М.: Мысль, 1971. - 501 с. Генисаретский О.И. Проблема смысла в содержательно-генетической логике//Методология и логика науки. - М.: Наука, 1987. - С. 46 - 58.

82. 83. 84.

85.

86.

87.

88.

89.

90. 91.

92.

Гиг, Джон ван (Iohn P. van Gigch). Прикладная общая теория систем: Пер. с англ. В 2-х кн. - М.: Мир, 1981. Кн. 1. - 336 с. Кн. 2. - 731 с. Горский Д.П. Вопросы абстракции и образование понятий. - М.: Мысль, 1961. 351 с. Горский Д.П. Определение (логико-методологические проблемы). - М.: Мысль, 1974. - 311 с. Горский Ю.М. Системно-информационный анализ процессов управления. Новосибирск: Сиб. отд-ние. 1988. - 327 с. Горский Ю.М. Гомеостатика: модели, свойства, патологии // Гомеостатика живых, технических, социальных и экологических систем. - Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1990. - С. 20 - 67. Горский Ю.М. Гомеостатика как новая ветвь развития кибернетики и ее связь с искусственным интеллектом // Гомеостатика живых и технических систем: Материалы 8-го сем. - Иркутск, 1991. - Ч. 1. - С. 11 - 22.

93.

94.

95.

96.

97.

98.

Горский Ю.М. Анализ противоречий, человеческого фактора и механизма гомеостата;

возможность их приложений в исследовании больших систем энергетики // Первые мелентьевские теоретические чтения. - Москва: ИЭИ, 1991. С. 232 - 250. Горский Ю.М. Общность гомеостатических моделей живой и неживой природы (развитие концепции Вернадского о единстве мироздания) // Экология, экология, планетарный человек, творчество. - Новосибирск: СО РАН, 1993. - С. 68 - 86.

99.

100. Горский Ю.М. Раскрытие глубинной сущности закона единства и борьбы противоположностей и определение основных свойств систем, образуемых объединением 101. Горский Ю.М. противоположностей//КИИ-94 Национальная конференция с Информационная трактовка закона единства и борьбы международным участием ”Искусственный Интеллект-94”. -Т.1. - С.132-138. противоположностей. - Иркутск: Изд-во Иркутской гос. экономической академии, 1995. - 40 с. 102. Горский Ю., Лавшук В. Жизнь или смерть цивилизации (модель, прогноз, роль интеллекта и информации). Иркутск: Агенство Известия/Восток.1994. - 27 с. 103. Горский Ю.М. Основы гомеостатики. Ч. 1: Единство мироздания, основные постулаты взаимодействия антагонистов, раскрытие информационной сущности закона единства и борьбы противоположностей: курс лекций. - Иркутск: Изд-во Иркутской экономической академии, 1995. - 125 с. 104. Государственные стандарты. Указатель 1994 г. Т. 3. - С. 30 - 47. 105. Готт В.С., Семенюк Э.П., Урсул А.Д. Категории современной науки (становление и развитие). - М.: Мысль, 1984. - 268 с. 106. Гоч В.П. Дороги “Книги Перемен”. Азбука “Книги Перемен”.- М.,1995. -376с. 107. Гражданников 108. Гражданников техники: Тез. Е.Д. Е.Д. докл. Метод систематизации свойства к философских всеобщего конф. категорий. Новосибирск: Наука, 1985. - 105 с. Системные и сообщ. периодического по проблемам закона//Методология освоения интеллектуальных систем и вычислительной II Всесоюзн. интеллектуальных систем 9 -11 декабря 1987 г. - Новосибирск, 1987. С. 37 - 38. 109. Греневский Г. Кибернетика без математики: Пер. с Польск. Г.Н.Поварова. - М.: Изд-во Сов. радио, 1964. - 182. 110. Гримак Л.П. Моделирование состояний человека в гипнозе. - М.: Наука, 1978. 272 с.

111. Гриндер Д., Бэндлер Р. Формирование транса: Пер. с англ. - М.: Каас, 1994. - 272 с. 112. Гриндер Д., Бэндлер Р. Структура магии: Пер. с англ. -М.: Каас,1995. - 520с. 113. Гроф С. За пределами мозга. Пер. с англ. - 2-е изд. - М.: Изд-во Трансперсонального Ин-та, 1993. - 504 с. 114. Грязнов Б.С. Теория и ее объект. - М.: Наука, 1973. - 248 с. 115. Губерман Ш.А. Теория гештальта и системный подход//Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1984. - М.: Наука, 1984. - С. 66 - 82. 116. Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли /Свод № 3. Междунардный альманах/. - М.: Танаис ДИ-ДИК, 1994. - 544 с. 117. Гурджиев Г. Беседы с учениками. - Киев: Изд-во ”Пресса Украины”, 1992. - 176 с. 118. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры. - 2-е изд. испр. и доп. - М.: Искусство, 1984. - 350 с. 119. Гуссерль Э. Феноменология (статья в Британской энциклопедии)/Пер. с англ., нем. В.И.Молчанова // Логос. - № 1. 1991. - С. 12 - 21. 120. Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология. Введение в феноменологическую философию // Вопр. филос. - 1992. - № 7. - С. 136 - 176. 121. Гуссерль Эд. Собр. соч. Т. 1. Феноменология внутреннего сознания времени. Пер. с нем. / - Составл., вступит статья, перевод В.И.Молчанова. - М.: Изд-во ”Гнозис”, 1994. - 192 с. 122. Гущин Д.А. Интеграционные процессы в науке // Общенаучные понятия и материалистическая диалектика. - Л.: Изд-во ЛГУ, 1982. - С. 3 - 14. 123. Гхош А. (Шри Ауробиндо) Основы йоги / Автор пер. В.Кривченок. - С. Петербург: Изд-во АО ”Комплект”. - 90 с. 124. Гхош А. (Шри Ауробиндо). Синтез Йоги. Введение. Условия Синтеза: Пер. с англ. - М.: Никос, 1993. - 831 с. 125. Дабертс В.К. Понятие как форма мышления (некоторые вопросы теории понятия в диалектической логике): Автореф. дис.... канд. филос. наук. - М., 1983. - 19 с. 126. Двадцать четыре Насреддина. 2-е, доп. изд. - М: Главн. ред. восточной лит-ры изд-ва “Наука”, 1986. - 622 с. 127. Декарт Р. Правила для руководства ума // Соч. в 2-х т. - Т. 1. - М. мысль, 1989. - С. 77 - 153.

128. Джамадурдыев С. Восхождение от абстрактного к конкретному как метод теоретического знания // Вопр. филос. - 1985. - № 7. - С. 36 - 46. 129. Джилл Перс. Мистическая спираль. Путешествие души. Путеводитель по космическому сознанию.-М.: Культурно-производств.центр “Марта”,1995. -108с. 130. Дильман В.М. Четыре модели медицины. - Л.: Медицина, 1987. - 288 с. 131. Дмитревская И.В. Текст как система: Понимание, сложность, информативность. /Учеб. пособие. - Иваново: Изд-во ИвГУ, 1985. - 87 с. 132. Добров Г.М. Наука о науке. Начала науковедения. - 3-е изд., доп. и перераб. Киев: Наук. думка, 1989. - 304 с. 133. Доброхотова Т.А., Брагина Н.Н. Асимметрия мозга и асимметрия сознания человека // Вопр. Филос. - 1993. - № 4. - С. 125 - 134. 134. Дороничева В.М., Лебедева Е.Г., Моисеева Н.И., Поздеев Д.А. Взгляды Абу Али ибн Сины на симметрию и асимметрию // Оценка наследия Абу Али ибн Сины в области физических упражнений. - Ташкент, 1981. С. 90 -92. 135. Дубров А.П., Пушкин В.Н. Парапсихология и современное естествознание. - М.: "Соваминко", 1989. - 280 с. 136. Дубровский Д.И. Существует ли несловесная мысль // Вопр. Филос. - 1977. - № 9. - С. 97 - 103. 137. Емельянов С.В., Наппельбаум Э.Л. Системы, целенаправленность, рефлексия//Системные исследования. Методологические проблемы. - Ежегодник, 1981. - М.: Наука, 1981. - С. 7 - 38. 138. Еремеев В.Е. Чертеж антропокосмоса. 2-е изд., доп. - М.: АСМ, 1993. - 383 с. 139. Еремеев В.Е. Теория психосемиозиса и древняя антропокосмология. - М.: АСМ, 1996. - 208 с. 140. Ерохин В.Г. Предмет и специфика методологических исследований в медицине // Вестник АМН СССР. - 1979. - № 5. С. 11 - 19. 141. Ерохин В.Г. Деятельностный подход к теоретизации медицины // Вопр. Филос. 1984. - № 1. - С. 123 - 128. 142. Ерохин В.Г. Методологические и социокультурные предпосылки построения общемедицинской теории: Автореф. дис.... д-ра филос. наук. - Ростов н/Д., 1985. 47 с. 143. Есенин-Вольпин А.С. Об антитрадиционной (ультраинтуиционистской) программе оснований математики и естественнонаучном мышлении // Семиотика и информатика. - 1993. Вып. 33. - С. 13 - 67.

144. Есипова М.В. Музыкальное видение мира и идеал гармонии в древнекитайской культуре // Вопр. филос. - 1994. - № 6. - С. 82 - 88. 145. Жмудь Л.Я. Наука, философия и религия в раннем пифагореизме. - С-Пб: Изд-во “Алетейя”, 1994. - 376 с. 146. Жуковский В.И., Пивоваров Д.В. О познавательных особенностях визуального мышления // Филос. науки. - 1986. - № 2. С. 136 - 138. 147. Заблуждающийся разум? Многообразие вненауч. знания /Отв. ред. и сост. И.Т.Касавин - М.: Политиздат, 1990. - 464 с. 148. Заде Л. Понятие лингвистической переменной и его применение к принятию приближенных решений. - М.: Мир, 1976. - 165 с. 149. Закаблуковский В.В., Горский Ю.M. Функционально полный набор комбинаций организационных (возможность структур малых таблицы коллективов организаций гомеостатического малых типа // построения коллективов) Гомеостатика живых и технических систем: Материалы 8-го сем. - Иркутск, 1991. - Ч 2. - С. 259 - 264. 150. Зенгер Х. фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Знаменитые 36 стратагем за три тысячелетия. - М.: Изд. группа “Прогресс”, “Культура”, 1995. 384 с. 151. Зенкин А.А. Когнитивная компьютерная графика /Под ред. Д.А.Поспелова. - М.: Наука. Гл. ред. физ.-мат. лит.-ры, 1991. - 192 с. 152. Зильберман Эдуард. К пониманию культурных традиций через типы мышления // Антология гнозиса. В 2-х т. Т. 1. - С-Пб.: Изд. дом “Медуза”, 1994. - С. 44 - 64. 153. Зиновьев А.А. Восхождение от абстрактного к конкретному // Философская энциклопедия в 5 т. Т. 1. - М.: Сов. Энциклопедия, 1960. - С. 295 - 298. 154. Зинченко А. К программе работ по теме ”Схемы и механизмы схематизации в мыследеятельности” // Кентавр. - 1994. - № 1. - С. 3 - 8. 155. Золотые стихи Пифагора: Пер. Е.П.Казначеевой // АУМ Синтез мистических учений Запада и Востока. - 1990. - № 2. - С. 7 - 12. 156. Зюрняева Т.Н. Числовая мандала человека. - Минск, 1995. - 164 с. 157. Идрис Шах. Суфизм. - Москва: “Клышников, Комаров и К”, 1994. - 445 с. 158. Ильенков Э.В. Диалектика абстрактного и конкретного в ”Капитале” К. Маркса. М.: Изд-во АН СССР, 1960. - 285 с. 159. Ильенков Э.В. Диалектическая логика. Очерк истории и теории. - М.: Политиздат, 1984. - 320 с.

160. Инголлс Г.Х. Введение в индийскую логику Навья Ньяи: Пер. с англ. - М.: Наука, 1975. - 238 с. 161. Йолон П.Ф. Рациональность в науке и культуре / П.Ф.Йолон, С.Б.Крымский, Б.А.Парахонский;

АН УССР, ин-т философии. - Киев: Наук. думка, 1989. - 286 с. 162. Казначеев В.П., Михайлова Л.П. Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей. - Новосибирск: Наука, 1985. - 181 с. 163. Казначеев В.П., Спирин Е.А. Космопланетарный феномен человека: Проблемы комплексного изучения/Отв.ред. Л.М.Непомнящих;

АМН СССР, Сиб. отд-ние, Ин-т клинич. и эксперимент. медицины. - Новосибирск: Наука, 1991. - 302 с. 164. Камю А. Философское самоубийство // Творчество и свобода. Сборн. Пер. с франц. - М.: Радуга, 1990. - С. 47 - 62. 165. Кант И. Соч. в 6-ти т.: Пер. с нем. под общ. ред. А.Ф.Асмуса - Т. 2. - М.: Мысль, 1964. - 510 с. 166. Кант И. Критика чистого разума: Пер. с нем. Н.О.Лосского (печатается по изданию: Спб, 1907 г.). ИКА ”ТАЙМ - АУТ” С.-Петербург, 1993. - 477 с. 167. Каптен Ю.Л. Основы медитации. Вводный практический курс. - С.П. Изд-во : Андреев и сыновья, 1991. - 332 с. 168. Карапетьянц А.М. Древнекитайская системология: уровень протосхем и символов - ГУА. - Препринт. - М.: Ин-т истории естествознания и техники АН СССР, 1989. - 78 с. 169. Карпенко Максим. Universum sapiens (Вселенная Разумная). -М.,1992. -400с. 170. Карпинская Р.С. Теория и эксперимент в биологии: Мировоззренческий аспект. М.: Наука, 1984. - 161 с. 171. Кастанеда К. Учение Дона Хуана. Отдельная реальность. Путешествие в Икстлан: Пер. с англ. - К.: "София" Ltd., 1992. - 736 с. 172. Кедров Б.М., Трифонов Д.Н. Закон периодичности и химические элементы. Открытия и хронология. - М.: Наука, 1969. - 192 с. 173. Кемени Дж. Введение в конечную математику: Пер. с англ. - М.: Мир, 1965. - 486 с. 174. Кессиди Ф.Х. Гераклит. - М.: Мысль, 1982. - 200 - С. (Мыслители прошлого). 175. Кессиди В.Х. Сократ. - 2-е изд. доп. - М.: Мысль, 1988. - 220 с. (Мыслители прошлого).

176. Ким С. Интервью с К.Кастанедой // Кастанеда К. Учение Дона Хуана. Отдельная реальность. Путешествие в Икстлан: Пер. с англ. - К.: "София" Ltd., 1992. - С. 725 - 734. 177. Клайн М. Математика. Утрата определенности. Пер. с англ. /Под. ред., с предисл. и примеч. И.М.Яглома. - М.: Мир, 1984. - 434 с. 178. Клайн М. Математика. Поиск истины: Пер. с англ. /Под ред. и с предисл. В.И.Аршинова, Ю.В.Скачкова. - М.: Мир, 1988. - 295 с. 179. Клир Дж. Системология. Автоматизация решения системных задач: Пер. с англ. М.: Радио и связь, 1990. - 180 с. 180. Ключников С.Ю. Священная наука чисел. - М.: Беловодье, 1996. - 192 с. 181. Кобзев А.И. Учение о символах и числах в китайской классической философии. М.: Наука. Изд-во фирма “Восточная литература”, 1993. - 432 с. 182. Кобозев Н.И. Избранные труды, т. 2. - М.: Изд-во МГУ, 1978. - 391 с. 183. Кондаков Н.И. Логический словарь-справочник. - 2-е изд. испр. и доп. - М.: Наука, 1976. - 720 с. 184. Конкин М.И. Проблема формирования и развития философских категорий. - М.: Высш. шк., 1980. - 245 с. 185. Концептуальное проектирование систем организационного управления (КП СОУ) и его применение в капитальном строительстве / Сб. научн. трудов Центрального научно-исследовательского ин-та экономики и управления Госстроя СССР - М., 1989. - 144с. 186. Копылов Г.Г. Методология и методологизация в контексте времени // Кентавр. 1992 - № 1. - С. 7 - 11. 187. Коростелева О.Т. Методологический анализ тенденции гуманитаризации научного знания. Автореф. диссер. на соиск.уч.степ. к.ф.н. - Томск,1986. - 17с. 188. Корочкин Л.И. Попытка трихотомии некоторых философских систем // Семиодинамика: Труды семинара / Под ред. Р.Г.Баранцева. - Спб: Изд-во Общества Ведической культуры, 1994. - С. 47 - 61. 189. Котарбинский Т. Курс логики для юристов // Избранные произведения: Пер. с Польск. - М.: Изд-во иностр. лит-ры, 1963. - С. 607 - 772. 190. Кришнамурти Дж. Первая и последняя свобода. Навстречу жизни: Пер. с англ. И.С.Филина, В.Н.Ряполов. - Харьков: ”Весть”, 1994. - 416 с. 191. Крон Г. Исследование сложных систем по частям (диакоптика): Пер. с англ. - М.: Наука, 1972. - 544 с.

192. Кузнецов В.И. О теоретических критериях новизны знания в физике // Пути формирования нового знания в современной науке. - Киев: Наукова думка, 1983. С. 121 - 148. 193. Кузьмин В.П. Принцип системности в теории и методологии К.Маркса. - 3-изд., доп. - М.: Политиздат, 1986. - 399 с. 194. Кун Т. Структура научных революций: Пер. с англ. - М., Прогресс, 1975. - 300 с. 195. Кучкаров З.А., Никаноров С.П., Солнцев Г.В., Шабаров В.Н. Проблемы, методы и результаты концептуализации политэкономии в широком смысле// Освоение и концептуальное проектирование интеллектуальных систем: Тез. докл. научн. конф. - М., 1990. - Ч. 1. - С. 108 - 113. 196. Кюнг Г. Когнитивные науки на историческом фоне. Заметки философа // Вопр. Филос. 1992. - № 1. - С. 41 - 51. 197. Ладенко И.С. Об отношении эквивалентности и его роли в некоторых процессах мышления // Докл. АПН РСФСР. - 1958. - №1. - С. 67 - 70. 198. Ладенко И.С. О процессах мышления, связанных с установлением отношения эквивалентности // Там же. - 1958. - №2. - С. 65 - 68. 199. Ладенко И.С. Проблемы логического анализа систем знания // Проблемы исследования систем и структур: Мат. конф. - М., 1965. - С. 187 - 191. 200. Ладенко И.С. Системный подход и математические модели в междисциплинарных исследованиях // Системный метод и современная наука. Новосибирск: Наука, 1971. - Вып. 1. - С. 84 - 92. 201. Ладенко И.С., Фисенко Г.М. Моделирование мышления и современная логика // Проблемы моделирования психической деятельности. - Новосибирск, 1972. - С. 121 - 130. 202. Ладенко И.С. Интеллектуальные системы и логика. - Новосибирск: Наука, 1973. 172 с. 203. Ладенко И.С. Автоматизация интеллектуальных процессов и гуманитарные науки//Проблемы социального познания. - Новосибирск, 1977. Вып.1. - С. 74 - 83. 204. Ладенко И.С. Интеллект и логика. - Красноярск: Изд-во КГУ, 1985. - 144 с. 205. Ладенко И.С., Тульчинский Г.Л., Розов Н.С., Арефьев И.Б. и соавт. Методология семиотического моделирования. Препринт. - Новосибирск: ИИФФ СО АН СССР, 1987. - 64 с. 206. Ладенко И.С., Комаров В.Ф. Дидактическая имитация и организация интеллектуальных систем. Метод. указ. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1987. - 36 с.

207. Ладенко И.С. Методы моделирования и организация интеллектуальных систем. Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии, 1987. - 64 с. 208. Ладенко И.С., Зуев Ю.И. Концепция дидактических возможностей категориальной эвристики: Метод. указ. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1988. - 32 с. 209. Ладенко И.С., Тульчинский Г.Л. Логика целевого управления. - Новосибирск: Наука, 1988. - 208 с. 210. Ладенко И.С., Поляков В.Г. Проблемы и методы включения специалистов в интеллектуальные системы управления. - Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии СО АН СССР, 1988. - 52 с. 211. Ладенко И.С. Интеллектуальные системы в информатизации общества. Современная тенденция в инфовзаимодействии. - Новосибирск: Ин-т истории, филологии и философии СО АН СССР - 1988. - 68 с. 212. Ладенко И.С. Формы представления знаний и операторика//Формы представления знаний и творческое мышление: Тез. докл. - Новосибирск, 1989. - С. 3 - 5. 213. Ладенко И.С. Проблемы методологического консультирования в развитии интеллектуальных систем. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1989. - 32 с. 214. Ладенко И.С. Методология интеллектуальных инноваций и школа интеллектики. - Новосибирск: НГУ, 1990. - 40 с. 215. Ладенко И.С. Развитие интеллектуальных инноваций в современном обществе. Комплексная программа исследований. Препринт. - Новосибирск: Изд-во ИИФФ СО СССР, 1990. - 61 с. 216. Ладенко И.С., Полищук Ю.М. Адаптивное имитационное моделирование. Препринт. - Новосибирск: ИИФФ СО АН СССР, 1990. - 25 с. 217. Ладенко И.С., Семенов И.Н., Степанов С.Ю. Формирование творческого мышления и культивирование рефлексии. Препринт. - Новосибирск: Изд-во ИИФФ СО АН СССР, 1990. - 65 с. 218. Ладенко И.С., Семенов И.Н., Советов А.В. Рефлексивная организация проектировочного мышления. Препринт. - Новосибирск: Изд-во ИИФФ АН СССР, 1990. - 61 с. 219. Ладенко И.С. Становление и современное развитие идей генетической логики: Метод. материалы. - Новосибирск: Изд-во НГУ, 1991. - 36 с. 220. Ладенко И.С., Поляков В.Г. Интеллект управления и консультирование. Новосибирск: Наука, Сиб. отд-ние, 1992. - 176 с.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.