WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
-- [ Страница 1 ] --

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ НОВОСИБИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

на правах рукописи

УДК 167/168.001.8 Разумов Владимир Ильич Методология подготовки и

интеллектуально-технологического сопровождения научных исследований 09.00.01 – онтология и теория познания Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук

Научный консультант: доктор философских наук, профессор академик РАО И.С.Ладенко Новосибирск 1996 Введение Актуальность исследования В настоящее время разработаны и применяются различные комплексные средства для решения вопросов планирования и управления научными исследованиями. К ним относятся такие, как система ПАТТЕРН, ППБ, разнообразные версии системного анализа. Выбор какого-либо из этих комплексов, его практическое применение и обращение к услугам консультантов требуют своего специфического инструментария. В особенности его значимость велика там, где планирование и управление требуют большой консультационной работы как при определении нужной методологии, так и в процессе ее применения. Такие условия имеют место там, где руководитель и исполнители не получили должной профессиональной подготовки в изучении и применении перечисленных комплексов. Такая ситуация существует в нашей стране, обладающей, с одной стороны, колоссальным интеллектуальным потенциалом, но, с другой стороны, очень мало знакомой с институтом менеджеров, исполнительных директоров, антрепренеров. Вообще говоря, в СССР, а затем и в России, существовала практика нормирования научных исследований с помощью гостов. К примеру, существуют требования государственного стандарта, нормирующие структуру и содержащие требования к подготовке научного отчета, в котором должны быть отражены все компоненты и сам ход научного исследования. Разработан и перечень требований к составлению проектно-конструкторской документации. Так, например, ГОСТ 7.27-80 охватывает систему стандартов по информации, библиотечному делу, научно-информационную деятельность. Отчеты, подготовленные в соответствии с этими нормативами, являются документами для квалификации и оценки проделанной работы, результатов руководства исполнителями, рациональности использования различных ресурсов. Однако самими гостами не предусматривается явно владение современными комплексами средств решения задач планирования и управления, что на практике влечет значительные затруднения, потерю времени. Кроме того, в таких науках, как кибернетика, прикладная математика, математическая физика, биохимия, сложилась ситуация, когда используемых ими аналитических и экспериментальных методов оказывается недостаточно. Для постановки и решения специальных проблем все чаще требуется непосредственное подключение идей онтологии, новых способов восприятия реальности и ее отображения. Именно поэтому необходима деятельность консультанта, оказывающего методологические услуги при планировании и управлении научным исследованием, включая и его непосредственное участие в этом процессе. Но для эффективного взаимодействия руководителя исследования и методолога необходима, прежде всего, концептуальная база, которая обеспечивала бы их взаимопонимание, а также контроль со стороны методолога над принятием и исполнением решений руководителя научного проекта. В первой части этого взаимодействия методолог выступает в роли консультанта, а во второй - в роли участника данной работы. Создание такой базы является самостоятельной проблемой, в которой мы выделим часть, условно обозначенную как подготовку научного исследования. Интерес к теме подготовки научных работ достаточно широко представлен в литературе, посвященной методологическим, системным и науковедческим исследованиям. История науки и техники убедительно демонстрирует тот факт, что переход от объектов окружающей действительности к предметам отдельных наук - это длительный и сложный процесс, который мы называем подготовкой научных исследований. Он труден для наблюдения, поскольку протекает в среде естественных средств мышления (живой язык, образы) и не обеспечен надежными познавательными методами. Исследование посвящено методологическому анализу пространства и процедур подготовки научных исследований, выявлению и созданию интеллектуальных инструментов, направлений: обеспечивающих изучение этот процесс.

Работа выполняется мышления и в русле творчества рефлексивных процессов (Н.Г.Алексеев, О.С.Анисимов, В.Ф.Асмус, Ю.М.Бородай, Ю.И.Зуев, И.С.Ладен-ко, В.Г.Поляков, И.Н.Семенов, С.Ю.Степанов, В.В.Умрихин, Э.Г.Юдин), генетическая логика (Г.П.Щедровицкий, И.С.Ладенко), теория интеллектики и интеллектуальных систем (И.С.Ладенко), гомеостатика (В.И.Астафьев, Ю.М.Горский, А.М.Степанов). Результаты, полученные в ходе развития перечисленных научных школ, уже позволили технологизировать многие операции, свойственные междисциплинарным исследованиям сложных предметных областей: планирование и управление в сферах производства, образования, науки, анализ трудовых ресурсов региона (И.С.Ладенко);

создание имитационных моделей стабильных, помехозащищенных систем (технических, экономических, экологических, медико-биологических), включающих противоречие (Ю.М.Горский, В.И.Астафьев, Л.Н.Волков, Н.И.Моисеева, Д.А.Поспелов, А.М.Степанов). Степень разработанности темы исследования Проблема методологического анализа научно-исследовательского процесса, взятого в качестве особого рода деятельности, была намечена уже в деятельности Московского Логического Кружка А.А.Зиновьевым, а позднее и более четко в работе Московского Методологического Кружка, в особенности в направлении генетической логики, развиваемой Г.П.Щедровицким, И.С.Ладенко. Однако, за исключением нескольких работ, основное внимание уделялось не столько на образование концепции подготовки и рефлексивного сопровождения конкретных познавательных актов, сколько на создание методических средств по практическому освоению научной деятельности. В первую очередь сюда относятся различные формы имитационного анализа, существенной частью которого является имитационное моделирование, деловые игры, методики организации и проведения пробных исследований, организационно-деятельностные игры. Во второй половине ХХ в. происходит широкомасштабная технологизация разнообразных областей человеческой жизнедеятельности. В связи с этим появляются работы, направленные на формирование процесса, технологических в представлений русле об организации Н.Г.Алексеев, когнитивного предпринятые исследования И.С.Ладенко, психологических и логических аспектов рефлексии и творчества (Г.П.Щедровицкий, О.С.Анисимов, О.И.Генисаретский, Г.Г.Копылов В.А.Лекторский, В.А.Лефевр, С.В.Наумов, С.В.Попов, И.Н.Семенов, А.В.Советов, С.Ю.Степанов, П.Г.Щедровицкий). Серьезный интерес представляет опыт создания теории решения изобретательских задач Г.С.Альтшуллером, а также работы, в которых знания классической логики использовались в качестве средства повышения эффективности научной работы (Ю.А.Петров, А.Л.Никифоров). В ряде работ решались проблемы схематизации мышления с использованием языка органиграмм или блоксхем, схемы сложившегося рассуждений в кибернетике согласно Кружком (Г.Греневский, Ю.М.Горский, еще Р.Ледли, И.С.Ладенко, В.Г.Поляков, St.Beer), а также предложения создавать оригинальные традиции, (Н.Г.Алексеев, заложенной Московским В.И.Буторин, Методологическим О.С.Анисимов, А.П.Зинченко, В.А.Лефевр, П.Л.Мейтув, С.В.Наумов, Г.П.Щедровицкий).

Переход к методологическому анализу когнитивных актов потребовал уточнить такие понятия, как ”теория”, ”теоретическое”, ”теоретизация”, что проделывалось с совершенно разных позиций (Ж.М.Абдильдин, Л.Б.Баженов, В.Бальцер, М.С.Бургин Б.С.Грязнов, В.И.Кузнецов, П.Матерна, И.П.Меркулов, К.У. Моулинз, С.П.Никаноров, А.Л.Никифоров, Ю.А.Петров, М.В.Попович, У.А.Раджабов, В.Н.Садовский, Е.Д.Смирнова, В.С.Степин, В.С.Швырев, B. van Fraassen, J.D.Sneed). Это тесно связано с развитием представлений об уровнях организации знаний и стандартах научности, свойственных биологическим, А.Н.Аверин, В.С.Швырев, гуманитарным, геологическим, Д.А.Гущин, П.Фейрабенд, естественным, техническим, а также медикосельскохозяйственным Р.С.Карпинская, Сделаны наукам (С.С.Абрамов, Э.Н.Лооне, метод В.Г.Ерохин, В.В.Чешев).

Т.В.Лойт, А.В.Панин, К.Поппер, Н.Н.Пронин, М.Н.Руткевич, У.А.Рад-жабов, В.С.Степин, попытки осмыслить “Восхождения”, разработку которого начали Г.Гегель и К.Маркс, а с позиций методологии развили А.А.Зиновьев, Э.В.Ильенков, Г.И.Бондарева, С.Джумадурдыев, В.Г.Ерохин. Однако в основном авторы указанных работ занимались интерпретацией уже достигнутых в конкретных исследованиях результатов. Существенный сдвиг в развитии теоретического аппарата современной методологии, ориентированного на непосредственное использование в конкретных исследованиях, сделан М.С.Бургиным и В.Н.Кузнецовым, разработавшими структурнономинативную модель научной теории. К этому примыкает подход к построению научных теорий на базе алгебры родов-структур, разрабатываемый в виде ин-женерной версии метода восхождения от абстрактного к конкретному С.П.Ника-норовым, З.А.Кучкаровым, Н.К.Никитиной, С.В.Солнцевым, А.Г.Теслиновым и др. Однако в концептуальном проектировании пока не разработан аппарат, позволяю-щий обоснованно переходить от словесно-образных представлений предметной области к абстрактным понятиям. В развитии темы диссертации автор широко использовал общие работы в области диалектики, в первую очередь те ее разделы, где разрабатывался категориальный аппарат представления разнообразных предметных областей, включая и философское знание (В.С.Барулин, В.С.Библер, В.С.Готт, Е.Д.Гражданников, Р.А.Зобов, М.И.Конкин, Э.В.Ильенков, В.А.Лекторский, М.Г.Макаров, В.Л.Обу-хов, М.Р.Радовель Ю.А.Ротенфельд, Э.А.Самбуров, В.Н.Сагатовский, В.И.Свидер-ский, К.А.Сергеев, Я.А.Слинин, А.Д.Урсул). К названным источником автор относился, как к конструкциям более или менее высокого уровня абстракции, которым следует дать методологическую экспликацию. Р.Л.Акоффом, И.В.Блаубергом, Можно полагать, что отчасти такая работа была Д.М.Гвишиани, Э.М.Мирским, А.Ра-попортом, проделана в области системного подхода А.А.Богдановым, Л.фон Берталанфи, Э.Л.Наппельбаум, И.Б.Новиком, В.М.Розиным, В.Н.Сагатовским, В.Н.Садовским, М.Н.Сетровым, А.И.Уемовым, Ю.А.Урманцевым, Li D. Xu, Ling X. Li., St.Beer, P.R.Masani, R.Valle;

а при изучении экологических и социальных объектов - Дж. ван Гиг, С.А.Маврин, О.М.Рой, Г.Н.Светличная, St.Beer, P.R.Masani. В изучении диалектики противоречия интересные результаты, касающиеся включения противоречия в системы, а также его количественной оценки, были получены в развитии нового направления кибернетики - гомеостатике (Ю.М.Гор-ский, В.И.Астафьев, Л.Н.Волков, Н.И.Моисеева, Е.И. Попов, А.М.Степанов). Развитые в ряде работ представления о категориях, обозначили среду междисциплинарных исследований и указали на то, что специалисты широко пользуются здесь приемами ассоциативного мышления, рассуждения проводятся здесь, как правило, не на специальном, а на естественном языке. К обсуждению этих вопросов подошли философы и ученые, ставящие проблему соотношения формального и содержательного (О.И.Генисаретский, Г.Крон, И.С.Ладенко, Г.Д.Ле-вин, Б.Г.Миркин, В.Ш.Рубашкин, обсуждающие А.Л.Субботин, проблему Р.Вуйцицкий, и A.P.Zeleznikar), специалисты, графики гипертекста когнитивной компьютерной (А.А.Зенкин, М.Н. Субботин). В особую группу следует выделить работы, авторы которых широко используют разнообразные философские идеи, с помощью чего им удается получать нетривиальные результаты непосредственно в практике научных исследований Р.Г.Баранцев и др. участники Стросс, семинара по семиодинамике, М.С.Бургин, Ю.М.Гор-ский, С.Гроф, Л.Н.Гумилев, Г.А.Заварзин, Р.Г.Идлис, Ф.Капра, М.Клайн, В.И.Ку-знецов, К.ЛевиС.А.Маврин, М.А.Марутаев, Л.Б.Меклер, Н.Н.Моисеев, В.В.Налимов, С.П.Никаноров, Г.Рейхенбах, А.Г.Теслинов, Г.Николис, И.Приго-жин, Г.Селье, И.Стенгерс, В.А.Филимонов, Э.Шредингер). Подводя итог анализу перечисленных работ отметим, что тема подготовки научных исследований оказалась пограничной для многих научных, философских, историко-культурных направлений. Поэтому потребовался не только серьезный синтез уже накопленного материала, а постановка проблемы, определение объекта, предмета и разработка гипотезы исследования. Потребовалось также построить логическую схему работы и создать новые методы познания.

Проблема, объект, предмет исследования Проблема До настоящего времени не произошло выделения подготовки и интеллектуальнотехнологического сопровождения научных исследований в качестве самостоятельной предметной области. До сих пор сохраняется разрыв между оказывающимися за пределами специальных наук процедурами по выделению предмета исследования и формированию такого его представления, на базе которого можно использовать специальные методы. В современной науке и методологии аналитические способы мышления явно преобладают над синтетическими. Не разработана единая программа интеллектуально-технологического сопровождения познания, охватывающая все его стадии: от первичной фиксации объекта субъектом до получения практических рекомендаций по его освоению. Работа с категориями и категориальными конструкциями привлекает большое внимание специалистов в области диалектики, системного подхода и кибернетики, однако как самостоятельная методологическая проблема, она в достаточной мере не осознана. Разработки по формированию онтологической базы для методологии уже не соответствуют сложившейся практике научных исследований. На сегодняшний день оказываются, малообеспеченными методологически процедуры словесного описания и образного представления объекта науки. А ведь именно эти моменты образуют начало всякого исследования. Явный недостаток методологических работ в этой области порождает новые проблемы: неявно заданным оказывается комплексное, целостное представление предмета;

специалисты в ходе обучения подготавливаются преимущественно как узко ориентированные аспектники, весьма ограниченно связанные с представителями других профессий, а методология оказывается для них малодоступным представления учением;

знаний гетерогенность в основном организации интеллектуальных систем и многоплановость их функционирования сопровождаются использованием для формализованных языков, тогда как не менее важно в качестве средства объединения компонентов системы в единое целое применять естественные выразительные средства. Объект исследования Род деятельности ученого или научного сообщества как историко-культурный феномен и индивидуальный (коллективный) психологический процесс, мотивирующий познание и организующий конкретную его направленность на некоторый объект. Изучение когнитивно-информационных аспектов субъект-объектного взаимодействия.

Формирование онтологических и эпистемологических представлений об области междисциплинарных исследований. Развитие общенаучных методов познания. Предмет исследования В широком смысле. Философская пропедевтика науки. Более узко. Подготовка и интеллектуально-технологическое сопровождение познавательного процесса от стадии еще только наметившегося интереса к некоторому объекту до формирования такого представления о нем, когда возможно вполне осознанное и обоснованное применение языка и методов конкретных наук. Изучение систем категорий, взятых в качестве методологического средства, обеспечивающего процесс обработки содержательной (словесно-образной) информации и лежащей в их основе онтологической базы (см. рис.в.1.).

Естественный язык Языки и принципы гуманитарного знания Общие и специальные картины мира Область подготовки научных исследований (язык, методы, принципы) Языки, законы, методы естествознания, технознания физико-математических наук Образы и метафоры Общенаучное знание и системный подход Рис. в.1. Схематичное изображение области подготовки научных исследований и основных факторов, влияющих на нее.

Гипотеза исследования От момента мотивации субъекта на познание некоторого объекта до изучения его методами отдельных наук проходит определенный период времени. Иногда это годы. Предназначение этого периода состоит в том, чтобы образовать такое представление объекта, которое доступно имеющимся в научном арсенале когнитивным средствам. На этой стадии работы научной мысли большую роль играет формирование онтологии для всей намечаемой познавательной деятельности. От качества этой работы в большой мере зависят как эффективность и комплексность организации познания, так и сохранение целостности исходного объекта в результатах исследования. Процедуры подготовки научных исследований имеют вполне определенное операциональное содержание. Их применение в целом образует определенную технологическую последовательность. Все это может быть выявлено и описано рациональными средствами, а тем самым отнесено к особому разделу познавательных методов. На стадии подготовки научных исследований ученый располагает в основном чрезвычайно разнообразной содержательной информацией, которая не только труднодоступна формализации, но и плохо поддается дисциплинарной идентификации. Для работы со словесно-образными представлениями адекватны системы категорий, с помощью которых можно организовывать имеющиеся знания, планировать исследовательский процесс, а также строить целостные качественные модели объектов, содержательные модели и модели познания сущности (объектов). На базе данной гипотезы сформулируем несколько следствий. 1. Первоначально подготовка научного исследования сосредоточена на выборе и установлении пробных, поисковых взаимодействий субъекта с некоторым объектом. Этот процесс отличается значительной свободой, а, следовательно, и неопределенностью в выборе конкретных сценариев их взаимодействия, что сказывается на результатах восприятия. Подготовка научного исследования начинается с ограничения пространства, средств и операций первоначальной субъект-объектной коммуникации Она сопровождается также специализацией взаимодействий ученого с объектом, выбором определенных стереотипов понимания и интерпретаций познавательной информации. 2. Подготовка исследования "протекает" в тех "областях" психики, где репрезентация изучаемого и его постижение осуществляется естественными средствами мышления (образы, звуки, живой язык, кинестетические ощущения). Большое место здесь занимают ассоциативные механизмы, наблюдается феномен инсайта. Результаты этих процессов могут быть проявлены в виде определенных предположений, постулатов, гипотез, основанных по преимуществу на прошлых знаниях, а также интуиции и вере специалиста. 3. Если процесс решения проблемы выполняется в приближении к стандартам рациональности, свойственным точным наукам, то в периоде его подготовки имеет смысл широко использовать потенциал гуманитарных наук с характерными для них способами постижения реальности, а также известные с древности и современные техники управления психикой (гипноз Милтона Эриксона, нейролингвистическое программирование, холотропное дыхание, динамическая медитация, использование наркотических средств в исследовательских и клинических целях). 4. Материал, полученный в области подготовки научных исследований, настолько богат и многообразен, что требуется не только создавать специфические методы для работы с ним, но прежде найти средства, способные аккумулировать это разнообразие. В качестве таких средств выделены категории. Методы работы с категориями, сами принципы построения систем категорий определенных типов таковы, чтобы, пользуясь ими, стало реальным, сводя огромное разнообразие знаний к компактной категориальной схеме, наделить ее способностью выступать основой для развертывания всей системы, но уже преобразованных, упорядоченных знаний. Система методов, в которых категориальные структуры рассматриваются рефлексивно, как инвариантные разнообразным предметным областям, системная интегрированы методология". в единую Средства область, названную "категориальнометодологии категориально-системной позволяют работать со словесно-образными формами представления знаний, строить качественные модели познаваемых предметов и обосновывать их. 5. Для того, чтобы максимально приблизить полученные результаты к практике конкретных познавательных действий, имеет смысл рассматривать их с технологической точки зрения. С этой целью введем понятие “интеллектуальные технологии подготовки научных исследований”. 6. Интеллектуальные технологии подготовки и сопровождения научных исследований - это в широком смысле комплексные методологические средства, обеспечивающие переход от объекта к предмету, изучаемому специализированными методами отдельных наук. Переход этот можно описывать и изучать как, пользуясь гносеологическими категориями, так и терминами информационного подхода. Перемещение познания от объекта к предмету и специальным методам его изучения осуществляется первоначально с помощью естественных выразительных средств мышления (естественный язык, наглядные образы, метафоры) и присутствует во всяком познавательном процессе. Сюда отнесем также множество процедур рефлектирующего над процессом познания интеллекта, формирующих познавательный процесс как единое целое и применяемых непосредственно на стадиях образования предметной области, подготовки представлений о ней к познавательным действиям, свойственным отдельным наукам. Интеллектуальные технологии подготовки научных исследований реализуются в виде разрабатываемых нами методов качественного анализа, содержательном моделировании, моделях познания сущности. 7. Общей методологией, лежащей в основе всех этих операций, является категориально-системная методология. Категории рассматриваются нами в качестве особых эпистемологических единиц, с помощью которых, с одной стороны, в мышлении формируется структура (категориальная схема), в пределах и по правилам которой происходит движение понятий, с другой стороны, категории сами служат выражением родовых знаний об объекте, представляют его как целое (категориальная модель). С помощью интеллектуальных технологий подготовки научных исследований достигается следующее. 1. Осуществляется выбор цели и формулирование проблемы из множества возможных вариантов. Выделяются специализированные цели (подцели) и задачи. Предпринимается гипотетическое концептуальное решение проблемы и устанавливается логическая структура работы, что проделывается параллельно с “просмотром” ограниченного списка возможных версий выполнения данного исследования. 2. Проводится систематизация полученных результатов, это снова выполняется естественными выразительными средствами, приближая специалистов к исходному объекту и практической потребности. Формулируется общее решение проблемы и описание средств достижения цели. 3. Выделяется группа структурно организованных категорий, упорядочивающих знания о предметной области. В соответствии с этим планируется последовательность познавательного процесса, как цепочки моделей, по-разному репрезентирующих объект, и операций, обеспечивающих переход от одной модели к другой (перепредствление знания). 4. Интеллектуальные технологии подготовки научных исследований, хотя ориентированы на создание когнитивных средств, обеспечивающих переход между объектом и методами отдельных наук, могут использоваться в познании непосредственно. В этом случае, во-первых, познавательный процесс рассматривается более широко, устраняется разрыв между научным рационализмом и “донаучными” подготовительными действиями, во-вторых, конкретные средства категориально-системной методологии - качественный анализ, содержательное моделирование, модели познания сущности позволяют решать многие интеллектуальные проблемы без привлечения каких-либо дополнительных методов. Таким образом, интеллектуальные технологии, реализованные на базе разработок категориально-системной методологии, могут найти применение как в режиме средств рефлексивного исследования, так и в виде специфических познавательных методов. Соответственно и методолог может быть не только консультантом, но и прямым участником конкретных научных работ. Цель и задачи исследования Разработать концептуальную основу, оптимизирующую взаимодействия руководителя научной работы и методолога-консультанта. Очертить предметную область “подготовки научных исследований”, описать ее особенности и роль в познании. Развить онтологические представления о начальном периоде познания, где формируются знания о качестве и сущности предмета как о целостности, позиции исследователя, а также подбираются системы категорий, организующих мышление. Рассмотреть основные механизмы упорядочивания исследовательской информации и методы ее преобразования на тех стадиях научной работы, которые не подпадают еще под определение “нормальной науки” Т.Куна. Изучить процедуры подготовки научных исследований сложных предметных областей, протекающих в словесно-образной форме. Выявить и описать эти процедуры системно, т.е. в виде этапов единого технологического процесса, разворачивающегося от возникновения познавательного интереса к некоторому объекту до использования специализированных методов познания и языков. В качестве основной методологической базы, на которой разворачивается подготовка научных исследований, рассмотреть познавательные возможности систем категорий. Объединить в этих системах результаты, полученные в ходе развития системного подхода, с результатами, достигнутыми в построении умозрительных категориальных схем в различных философских школах и произведениях отдельных. Сориентировать работы с категориями на создание методологии качественного моделирования объектов, содержательное моделирование, познание сущности. Достижение указанной цели потребовало решения следующих задач. Задачи исследования 1. Развить представление о трех основных аспектах подготовки научных исследований и о роли категорий в познании. Предложить для каждого из этих трех аспектов следующее:

• разработать систему социально-нормативных требований по планированию научного исследования и описанию полученных результатов;

придать этой системе эвристический потенциал и выразить в виде блок-схемы;

предложить способ организации знаний об объекте с помощью категориальных схем, на которых выделяются уровни и отрасли знания;

развить представление о теоретическом, эмпирическом и категориальном уровнях организации знания в научных системах и разворачивающемся на указанных уровнях методе Восхождения;

сформировать общее методологическое представление о категориях, с помощью которого можно решать задачи упорядочивания знания и моделирования объектов.

• • 2. Предложить методологические средства построения качественных моделей объектов произвольной природы. Сформировать онтологическую базу этих моделей на основе изучения и дефинирования понятий ”качество”, ”качественный анализ”. Разработать метод отображения качественной определенности в системе трех категорий (объекткачество, интегративное качество, подкачества) и продемонстрировать возможности этого метода в познании. 3. Сформировать концепцию типов качественных изменений объектов. Разработать категориально-системные представления этих изменений в виде:

• • принципа противоречия и описаний механизмов его движения;

закономерностей изменения качества/количества при условии реализации объектом изменений в заданном диапазоне свободных направлений;

системной интерпретации символов древней философии (свастика, пентаграмма, восемь триграмм, энеаграмма).

• 4. Развить метод, позволяющий оперировать с произвольными группами, состоящими из n - категорий. Построить схемы развития, в которых прослеживается одновременно действие принципов противоречия, взаимодействия качественных /количественных изменений, отрицания отрицания, а также “антиинтуитивнос-ти поведения сложных систем”. Развить с их помощью метод работы с системами категорий (“метод категориальных рядов”). Адаптировать этот метод для работы на стадии выбора проблемы и генерировании возможных версий проведения исследования. 5. Объединить отдельные интеллектуальные технологии в единую технологическую последовательность, где отдельные категориально-системные методы выступают в роли блоков, формирующих определенный тип репрезентации предметной области в целом. Построить общую схему использования категориально-системной методологии в подготовке научных исследований и рассмотреть действующие в ней гомеостатические механизмы. 6. Разработать комплексный когнитивный инструмент содержательное моделирование, в котором синтезированы приемы работы с информацией, развитые в гуманитарном знании, системном подходе, кибернетике. Описать основные принципы, которым должны отвечать содержательные модели, и построить в качестве примера содержательную модель подготовки социальных проектов. 7. Сформировать онтологические и гносеологические представления о сущности, согласующиеся с традиционными для философии взглядами на нее. Построить значимую для методологии концепцию происхождения и преобразования сущности и ее влияния на динамику качественных/количественных изменений объектов. Представить процесс познания сущности в виде моделей и сопоставить их с моделями качественного анализа. Рассмотреть комплекс: “качествен-ная модель/модель познания сущности” объекта в роли средства полного словеснообразного описания объекта и показать на теоретическом уровне, а также на примерах его методологическое значение. Методологические основания, теоретические и эмпирические источники исследования Философское основание диссертации образуют идеи об иерархическом устройстве мироздания, в котором неживое, живое, человек, общество, дух дополнительны друг другу и создают вместе единое целое. Поэтому важнейшей задачей, стоящей сейчас перед мыслителями, оказывается синтез разнообразных идей об устройстве мироздания, смысле бытия и выражение этого в идеале Единой Науки. Идеи эти разрабатывались в разное время философами, теософами, богословами, учеными Д.Л.Андреевым, Е.П.Блаватской, А.Безант, А.Бейли, С.Н.Булгаковым, В.И.Вернадским, С.Вивеканандой, М.Генделем, Ю.М.Горским, С.Грофом, А. Гхошем (Шри Ауробиндо), А.П.Дубровым, В.Е.Еремеевым, В.П.Казначеевым, Ф.Кап-рой, Д.Кришнамурти, К.Марксом, А.П.Назаретяном, В.В.Налимовым, В.Н.Пушки-ным, Б.В.Раушенбахом, М.Роузом, Э.Сведенборгом, В.С.Соловьевым, А.М.Степа-новым, П.Тейяром де Шарденом, П.А.Флоренским, С.С.Хоружим, Е.А.Файдышем, К.Э.Циолковским, И.Ю.Черепановой, К.Г.Юнгом.

Разнообразие материала, привлеченного в работу, вызвало естественный интерес к методам диалектики, развитым в первую очередь Лао-Цзы, Гераклитом, Платоном, И.Кантом, Ф.Шеллингом, Г.Гегелем, К.Марксом, В.С.Соловьевым, Н.А.Бердяевым, С.Н.Булгаковым, П.А.Флоренским, А.Ф.Лосевым, В.С.Библером, Э.В.Ильенковым, Ю.А.Ротенфельдом. Поскольку диссертация ориентирована на работу с естественными формами выражения мысли, очевидно обращение к таким направлениям, как феноменология (Эд.Гуссерль, Л.Шестов, Х.Блюменберг, А.Г.Черняков);

интуитивизм (Н.О.Лосский, В.Ф.Асмус);

герменевтика (Х.-Г.Гада-мер, Ст.Тулмин). Были проанализированы методы, развиваемые в философии ветви гностицизма, возникшей на базе переводов и интерпретаций текстов из Наг Хаммади. Здесь выделим оригинальные работы, посвященные выявлению научных методов в понимании музыки (А.Волохонский), изучению методологий, свойственных разным типам культур (Э.Зильберман), разработке метода толкования апокрифа Иоанна (В.Филимонов). При создании собственных методов мы ориентировались на методологию системных исследований, изложенную в работах А.А.Богданова, Л.фон Берталанфи, а также на те работы, авторы которых использовали разнообразные приемы схематического представления систем П.К.Анохина, Р.Г.Баранцева, С.В.Емелья-нова, Э.М.Мирского, Э.Л.Наппельбаума, С.П.Никанорова, Н.К.Никитиной, Ст.Оп-тнера, В.Н.Сагатовского, В.Н.Садовского, А.Г.Теслинова, А.И.Уемова и И.В.Дмит-ревской, Ю.А.Урманцева, Дж.Форрестера, Г.П.Щедровицкого, Э.Г.Юдина. В развитии идей технологического выражения категориально-системных методов большую роль сыграли работы по развиваемому в интеллектике направлению - категориальной эвристике (Ю.И.Зуев, И.С.Ладенко, Л.Н.Сучков);

труды по кибернетике (Н.Винера, У.Р.Эшби, А.И.Берга, Р.Маsani, St. Beer, R.Valle);

работы в области концептуального проектирования Ю.М.Горским, (С.П.Никаноров, В.И.Астафьевым, Н.К.Никитина, Л.Н.Волковым, А.Г.Теслинов). Особое методологическое значение имели разработки в области гомеостатики, проводимые Н.

И.Кулишом, Е.И.Поповым, Н.И.Моисеевой, А.М.Степановым. Поскольку автор входит в состав научной школы ”Интеллектуальные системы и интеллектика”, в работе широко использовались методы, разработанные в ходе изучения психологических и логических аспектов рефлексии творческих процессов (Н.Г.Алексеев, О.С.Анисимов, И.С.Ладенко, И.Н.Семенов, С.Ю.Степанов, интеллектики, А.В.Сове-тов), работы по генетической логики (Г.П.Щедровицкий, И.С.Ладенко), имитационного моделирования (В.Ф.Комаров, Ю.М.Полищук), опыт проектированию интеллектуальных систем и участию в их функционировании, развитии, реорганизации (И.И.Гордиенко, И.С.Ладенко, В.П.Михайлов, С.П.Никаноров, В.Г.Поляков, Э.Л.Шапиро). Работа с нечеткими (с точки зрения традиционной логики) содержательными представлениями, где широко используются ассоциативные приемы, интуиция вызвала интерес к теоретическим и практическим аспектам их применения в познании. В рациональной традиции много интересных наблюдений, относящихся к теме гуманизации познания и об использовании механизмов неосознанного в научном творчестве, высказали А.Пуанкаре, Ж.Адамар, В.Ф.Асмус, А.Г.Барабашев, А.С.ЕсенинВольпин, Л.Заде, М.Клайн. Однако с древности известно, что непосредственно управлять интуитивными и ассоциативными процессами можно, овладевая навыками медитации, аутогенной тренировки. Здесь прежде всего следует отметить труды Д.А.Андреева, Е.П.Блаватской, А.Безант, А.Бейли, Г.И.Гурджи-ева, К.Кастанеды, Свами Вивекананды, Шри Ауробиндо Гхоша, Р.Штирнера, П.Д.Успенского. Из числа современных ученых, занимающихся изучением разных аспектов эзотеризма, отметим, Н.В.Абаева, В.П.Гоча, С.Грофа, А.П.Дуброва, Ю.Л.Каптена, Ф.Капру, А.В.Мартынова, М.А.Миллера, В.В.Налимова, В.Н.Пуш-кина, А.М.Степанова, Е.А.Файдыша, И.Ю.Черепанову, а также близко примыкающие к этому работы над созданием техник управления психикой Р.Ассаджоли, Р.Бэнделера и Дж.Гриндера, Л.П.Гримака, С.Грофа, Ф.Перлса, И.Ю.Черепановой, М.Эриксона. Источники изложенного материала Материал, изложенный в работе, имеет три основных источника. 1. Знания, содержащиеся в литературе. Здесь автор или выявлял в текстах конструкции, которые эксплицировал в виде определенных категориальных схем, или использовал свои схемы в качестве средства, облегчающего понимание и одновременно позволяющего проинтерпретировать авторский материал нетривиальным образом. Критериями отбора литературы были избраны следующие: классические произведения, передовые направления развития современной науки, спорные или трудно понимаемые тексты. 2. Оригинальные разработки. Автор исследования, будучи участником работ в области теоретических исследований экстремальных и терминальных состояний в клинике, интеллектуальных систем и интеллектики, гомеостатики и искусственного интеллекта, имеет собственный опыт по разработке и применению категориально системных методов в изучении конкретных проблем математики и логики, кибернетики, биохимии. 3. Преподавательская работа в разнообразных высших учебных заведениях потребовала умения быстро подготавливать оригинальные как для преподавателя, так и для студентов учебные курсы и спецкурсы. Стало необходимым обладать навыками по срочной переработке и компактному изложению больших объемов разнородного материала, в котором оказалось чрезвычайно удобным выделять категориальные схемы. Научная новизна диссертации Подготовка научных исследований выделена в качестве особой и самостоятельной области методологии. Это позволяет рассматривать познавательный процесс и развивать научную методологию за пределами “нормальной науки” Т.Куна. Установлено, что на стадии подготовки научных исследований и в ходе их рефлексивного сопровождения преобладают не столько специализированные методы отдельных дисциплин, сколько способы естественного выражения мысли, передаваемые в словесно-образной форме. Большое значение занимают здесь интуиция и поиск аналогий. Для работы в стадии подготовки научных исследований нами предложено использовать категории и системы категорий разных типов в качестве родовые структур, упорядочивающих исходное содержательное многообразие информации об объекте, с помощью которых можно выявлять закономерности, организовывать знания в системы. Категориально-системные методы позволяют обеспечить обоснованный переход от первоначального, чувственного представления объекта к таким его моделям, которые оптимизируют применение специализированных методов познания. Одновременно они могут быть использованы и в самом познавательном процессе непосредственно как методы построения качественных (содержательных) моделей объектов. Удалось найти способ сопряжения отдельных методов категориального мышления в единый процесс последовательного рассматривать преобразования исследовательской информации, что позволяет подготовку научных исследований с технологической точки зрения. Созданы приемы, позволяющие дополнять описания категориально-системных методов их изображением и предложены способы преобразования схемы в описание и обратно. В большинстве схем задана позиция наблюдателя, выступающего в ролях: лица, подготавливающего исследование, субъекта, производящего работу, специалиста, владеющего одновременно ситуациями подготовки и проведения конкретного познавательного процесса. Конкретизируем полученные в работе новые результаты, сформулировав их следующим образом: 1. Разработаны блок-схемы и схемы гомеостатического типа для описания про-цедур подготовки научных исследований. Сформированы “интеллектуальные карты”, с помощью которых исследовательские знания подразделяются на шесть уровней: теоретического, эмпирического, категориального, практики, историзма, истины, и три отрасли знания: философского, научного, экзистенциального. 2. Системы категорий избраны в качестве основного средства для упорядочивания и преобразования модели. 3. Создана технологическая версия метода “Восхождения от чувственно-конкрет-ного к абстрактному и от абстрактного к мысленно-конкретному”. С ее помощью в виде пяти этапов восхождения организуется не только познавательный процесс, но и его результаты, выстраивающиеся в последовательности (катего-риальные схемы, факты, понятия и теории, классификации, категориальные модели и концепции). 4. Философский категориальный аппарат использован для построения качественных моделей объектов произвольной природы и развит в направление, названное “категориально-системная методология”. С его помощью выявлены и представлены в соответствующих моделях: механизмы и закономерности противоречия, динамика и типология качественных изменений и изменений сущности, принципы движения содержательной информации в пространстве модели. 5. Установлены и описаны системные принципы, заключенные в символах древней философии. Найдено применение символам “свастика”, “пентаграмма”, “восемь триграмм” в роли средств для метафорического, наглядного выражения закономерностей категориальных схем, а также в виде средств для системного отображения неупорядоченных знаний об объекте. 6. Показано, что каждый из категориально-системных методов имеет схематическое изображение, дополнительное к его описанию. Каждая из схем методов строится в соответствии с правилами, заданными в явном виде. 7. Для решения задач комплексной обработки содержательной информации разработана методология “содержательное моделирование”. Описаны свойства содержательных моделей и предъявляемые к ним требования.

содержательной информации.

Показана целесообразность дифференциации систем категорий на категориальные схемы и категориальные 8. Вскрыто общее методологическое значение знаний о сущности. Построены модели познания сущности. Показано, каким образом представления о сущности дополняют и уточняют качественные модели. Теоретическая и практическая ценность работы, внедрение ее результатов Работа обладает интегральным характером, поскольку объединяет идеи, относящиеся к традиционным разделам философии: онтологии, гносеологии, методологии, а также современные представления, развиваемые в системном подходе, кибернетике, медико-биологических дисциплинах. Методы категориально-системного исследования, разработанные нами, будучи взяты по отдельности, могут использоваться в постановочной части, а также и непосредственно в решении разнообразных познавательных задач. Взятые вместе методы категориально-системного мышления образуют технологическую последовательность процедур, систему обработки информации о предметной области, способную сформировать ее представление, оптимальное для привлечения научных методов, дисциплинарно и профессионально специализированных. Методологическая программа, сформированная в диссертации, отличается не только тем, что ее методы ориентированы она при может найти выполнении конкретных на работу с содержательными в качестве эвристического Результаты творческих работ. представлениями, инструментария применение диссертации могут представить интерес для философов, специалистов в области системного подхода, кибернетиков, математиков, социологов, специалистов в области медико-биологических наук, в области экономики и организации управления. Применение категориально-системной методологии, а также технологической организации процедур, подготавливающих и сопровождающих конкретно-научное познание помогло получить следующие результаты: 1. В области новой ветви кибернетики - гомеостатике. Построены гомеостатические модели систем знания и познавательных процессов. Разработан категориальный аспект в решении проблемы “информационной интерпретации фундаментальных понятий физики” (см. приложение 3), а также построены гомеостатические модели семьи в популяции (см. приложение 2a). 2. В математике. На базе блок-схемы подготовки научных исследований (глава 5.2) и категориальных методов построения качественных моделей установлен подход к формированию систем адаптивного управления движением произвольно управляемой механической системы (АСУ, космический аппарат). Для решения задач искусственного интеллекта построена категориальная качественная модель процесса рассуждения (см. приложение 4). Сформулированы некоторые предложения для создания категориальной алгебры (приложение 1). 3. В биохимии. Категориальный анализ процессов управления, а также модель противоречия позволили изучить информационные механизмы взаимодействия пуриновой и пиримидиновой метаболических систем и установить ведущую роль в управлении ими механизма, известного в гомеостатике под названием “компенсационный гомеостат со связями перекрестного типа”. Этот механизм описан в биохимической литературе впервые (приложение 2в). В практическом плане изложенные в диссертации методологические разработки уже нашли применение: 1. В преподавании в высших учебных заведениях (Омская гос. мед. академия, Омский гос. технический ун-т, Военная Академия им. Ф.Э.Дзержинского (г.Москва), Омский филиал Московского гос. ун-та коммерции, Омский филиал Томского высшего экономико-правового колледжа), где наряду с подготовкой лекционных курсов по философии, социальной философии, формальной логике, были подготовлены курсы лекций: ”Экология и безопасность жизнедеятельности человека”, ”Современная концепция естествознания”. Факультативный курс ”История интеллектуальной культуры и основы системного подхода”, спецкурсы ”Системный подход и моделирование в медико-биологических науках”, ”Философия и медицина Индии и Китая”. 2. С 1993 г. перед сотрудниками Ин-та информационных технологий и прикладной математики СО РАН г. Омска прочитан курс из восьми лекций ”Интеллек-туальные технологии поддержки наукоемких исследований”, по отдельным разделам диссертации неоднократно выступал на семинарах отделов ”Вероятност-ных моделей”, ”Исследования операций”. 3. При выполнении работы для Управления по труду, занятости и миграции населения при администрации Омской области. Апробация работы Концептуальные положения, а также отдельные результаты докладывались автором на школе молодых философов IV (Звенигород, 1984) и VII философских чтений молодых ученых (Москва, 1987), на Копнинских чтениях (Томск, 1986), на республиканской научно-методической конференции (Томск, 1986), на Всесоюзных конференциях ”Социально-экономические факторы ускорения научно-техни-ческого прогресса” (Новосибирск, 1987), ”Проблемность как форма развития куль-туры” (Целиноград, 1989)”, ”Диалектический материализм: вчера, сегодня, завтра” (Москва, 1989), на ряде региональных научных и научно-практических конференций, проводимых в Братске (1987), Омске (1988), Кемерово (1985, 1986, 1987, 1988), Иваново (1988, 1989), Новокузнецке (1991, 1994) на конференции ”Освоение и проектирование интеллектуальных систем” (Москва, 1990), на ХХVI и XXVII чтениях, посвященных разработке научного наследия К.Э.Циолковского (Калуга, 1991, 1992). На международных конференциях ”Индустриальные тенденции современной эпохи и гуманитарное образование” (Омск, 1992), ”Планетарный человек, экология, творчество” (Симферополь, 1993), ”Пространство, время, тяготение” (Санкт-Петербург, 1994), XIX Всемирном философском конгрессе (Москва, 1993), Международном Форуме информатизации, посвященном 50-летию ООН (Москва, 1994), 14th international congress in cybernetics Namur (Belgium, 1995). С 1986 г. ежегодно участвовал в работе Всесоюзных и Международных конференций по общей теме ”Интеллектуальные системы и интеллектика” (Новосибирск, 1986 - 1996 гг.). С 1986 г. ежегодно участвовал в работе Всесоюзных и Международных конференций по общей теме ”Интеллектуальные системы и интеллектика” (Новосибирск, 1986 - 1996 гг.). Выступал с докладами на конференциях, посвященных проблемам изучения клиники экстремальных и терминальных состояний, постреанимационной болезни (Омск, 1981, 1983, 1987, 1990). С 1990 г. выступал на заседаниях Всесоюзного, затем Международного постояннодействующего семинара ”Гомеостатика природных, живых, социальных, технических и экологических систем” при Всемирной Ассоциации Системы и Кибернетика (WOSC), (Листвянка, Минск, Северо-Байкальск, Уфа, Новосибирск, Красноярск, Иркутск). Выступал с докладами на IV - VII Всероссийских конференциях по гомеостазу (Красноярск, ин-т Биофизики СО РАН, 1993 - 1996 гг.). На национальных конференциях с международным участием ”Искусственный Интеллект” (Минск - 1990, Тверь - 1992, Рыбинск - 1994). Результаты последних исследований обсуждались на Международной научнотехнической конференции “Динамика систем, механизмов и машин” (Омск, 1995г.), III Международной научно-технической конференции “Микропроцессор-ные системы автоматики” (Новосибирск,1996г.), Первой международной научно-практической конференции “Информационные технологии и радиосети-96” (Омск, 1996 г.), Третьем Международном конгрессе “Конструкторско-технологическая информатика” КТИ-96 (Москва, 1996 г.), Второй Международной Конференции и Выставке “Спутниковая связь” (Москва, 1996 г.). Результаты исследования обсуждались на кафедре гуманитарных наук Омского филиала Московского гос. ун-та коммерции, кафедрах философии Омской гос. мед. Академии, а также на кафедре философии Новосибирского гос. ун-та, где была выполнена диссертация. По теме диссертации опубликованы 104 работы. Общим объемом более 63 п.л. Из них 2 монографии. 6 работ на английском языке. Положения, выносимые на защиту 1. За пределами конкретных научных исследований, ограниченных определением “нормальной науки”, находится область их подготовки. Работая в этой области, методолог-консультант или специалист решает следующие задачи: планирования исследования и осуществления контроля за выполнением этого плана;

организации исследовательской информации в систему знаний, выбор и сравнение возможных версий исследования, его проблем и целей;

установления позиции ученого в отношении к объекту;

преобразования содержательной информации об объекте в формы, доступные для использования специальных научных методов и языков. 2. В подготовке три междисциплинарного организации исследования объекта целесообразно и выделять уровня знаний: теоретический, эмпирический категориальный. Познавательный процесс разворачивается на этих трех уровнях как Восхождение от чувственно-конкретного к абстрактному и от абстрактного к мысленно-конкретному в виде пяти этапов, где в отображении объекта основной акцент сделан на:

• • • • • чувственно-конкретное;

фрагментарно-фактологическое;

абстрактно-общее;

фактологическое-организованное;

мысленно-конкретное.

Работа на первом и пятом к этапах осуществляется применяются в основном над содержательными знаниями, которым системы категорий организующие знания и мыслительные процессы. 3. Первоначально во всяком исследовании объекта познавательная информация представлена в словесно-образной форме. Основным средством для ее организации и преобразований являются системы категорий. Эти системы подразделяются на категориальные схемы, структурное расположение категорий (философских или общенаучных) в которых выражает определенные закономерности диалектики, системного подхода, кибернетики, и категориальные модели, где категории репрезентируют конкретную предметную область и выступают основой для построения ее качественной (содержательной) модели. 4. Адекватным средством изучения качества является его представление в системе трех категорий: объект-качество, интегративное качество, подкачества. Это позволяет построить модель объекта и его развития в виде иерархической структуры, в пределах которой он проходит последовательно следующие состояния: низкодифференцированное, конкурентное, роста, упадка. Изучение предметной области оказывается возможным проводить в четырех направлениях: укрупнении области исследования, декомпозиции, работе на одном уровне организации, априорном конструировании некоторой качественной определенности. Установлена связь между категориально-системной и информационной интерпретациями качества. Модель тройственного представления качественной определенности доступна для трансформации в модель “конечного информационного потока” и выражена в ряду информационных критериев. Данное преобразование обратимо. 5. В стадии подготовки познания его объект весьма изменчив. Поэтому важно установить причины и механизмы качественных изменений. Они обусловлены действием противоречия, как сложного отношения, распределенного между всеми элементами системы и определяющего их согласованные изменения. Развитие объекта происходит как реализация объектом движений в неоднородной среде по конкретным направлениям, каждому из которых соответствует определенное значение распределенного противоречия. С целью удобства моделирования можно ограничиться только двумя альтернативными направлениями, выделяя в каждом из них участки эволюционных противоречия и и скачкообразных особенностей изменений. Для выражения механизмов уместно протекания качественных изменений использовать символы “свастика”, “пентаграмма”, “восемь триграмм”, которые в дальнейшем удобно применять в роли средств для интерпретации первичной информации об объекте в систему. Описан механизм преобразования информации, обработанной с помощью символа в модель гомеостатического типа. 6. На стадии выбора и формулирования проблемы информацию удобно представлять с помощью разнообразных групп категорий, в основу организации которых заложены закономерности, выражающие кардинальные особенности устройства, функционирования и развития объектов. В зависимости от того, закономерности какого типа (в частности, детерминистские или стохастические) выражены больше, данная категориальная схема задает и соответствующую стратегию для выполнения всей работы. Построенный на названных идеях метод “категориальные ряды” служит средством качественного моделирования. С его помощью осуществляются операции дефинирования категорий, что можно рассматривать одновременно и как операции по преобразованию гипертекста в линеаризованное описание. Метод “категориальные ряды” целесообразно применять также как инструмент, подготавливающий понимание разнообразных текстов и фрагментов текстов. 7. Подготовка научных исследований осуществляется не просто на пересечении многих наук, а целых культурных комплексов (философия, наука, религия, метафизика, научная и общенаучная картины мира). Это является базой для широкого привлечения в этот процесс разнообразных методов и приемов мышления, свойственных указанным сферам культурной жизни. Технологически подготовка научного исследования совершается в последовательности, включающей следующие этапы в представлениях информации об исследуемом:

• • • • • • метафизическая проекция;

философема;

типология изменения;

качественный анализ и содержательное моделирование;

изменение типа (конкретной уже выделенной качественной модели);

генетическая логика.

Завершает этот процесс передача преобразованной информации для обработки методами естественных и точных наук и переход к освоению предметной области. Широко используемая в этой схеме категориально-системная методология подчиняется закономерностям гомеостаза, а ее применение можно изобразить в виде модели гомеостатического типа.

8.

В целом ряде случаев подготовка научного исследования может быть информации об объекте. С этой целью разработан метод осуществлена в виде одной комплексной модели, выполненной на базе всей содержательной “содержательное моделирование”. Класс законов, на основе которых реализуется содержательное моделирование является открытым, но при этом, во-первых, для каждой содержательной модели декларированы законы, используемые при ее построении, во-вторых, в такой модели должны быть отражены важнейшие механизмы обмена и преобразования информации, свойственные объекту. Требования к методу содержательного моделирования конкретизируются в списках онтологических, гносеологических, информационно-логических характеристик, свойственных каждой содержательной модели. 9. Моделирование качественных преобразований объектов целесообразно сопоставить с выявлением в них тех оснований, на которых эти изменения происходят. Методологический анализ категории “качество” следует вести параллельно с изучением категории “сущность”. Рассматривая сущность с точки зрения методологии и в интересах качественного моделирования, обнаруживаются связи в решении вопросов о происхождении сущности, выделении видов сущности, определении сущности. В обработке содержательной информации об объекте становится возможным одновременно фиксировать то, что относится к сущности, качеству, функции, цели. Являясь статичной основой подвижного качества, сама сущность претерпевает изменения. Это выступает базой для построения таких моделей познания сущности, которые отражают динамику оснований объекта, где качественные изменения еще только подготавливаются. 10. Подготовка и рефлексивное сопровождение научных исследований непосредственно связаны с решением проблемы сохранения целостности объекта познания. Целостность объекта реконструируется с помощью систем категорий, а целостность познавательного процесса реализуется в следующих когнитивнотехнологических схемах:

• • блок-схеме, связующей основные рубрики научной работы;

методе восхождения от чувственно-конкретного к абстрактному и от него к мысленно-конкретному;

блок-схеме основных этапов подготовки познавательного процесса;

гомеостатической модели применения категориально-системной методологии;

моделях познания сущности.

• • • Структура работы Построена в соответствии с целью и логикой решаемых задач. Диссертация состоит из введения, семи глав, заключения и списка литературы. С целью специально осветить прикладное значение изложенных в диссертации методов, где автор не ограничивался работой в режиме методологических консультаций, а занимался их непосредственным интеллектуальным сопровождением на правах соавтора - к тексту дополнительно прилагается особый раздел - приложения. В общем структура приложения ориентирована на последовательность методов, излагаемых в диссертации. В приложение включены работы, которые охватывают проблемы логики, кибернетики и физики, биохимии, прикладной математики. Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях, извлеченных из общего списка опубликованных работ: Монографии 1. Интеллектуальная поддержка наукоемких исследований.

(Введение в категориально-системную методологию: качественный анализ, содержательное моделирование, познание сущности) Монография/Разумов В.И.;

СО РАН ИИТПМ. - Омск, 1994. - 219c. Рукопись деп. в ВИНИТИ 8.04.94 г., № 863 - в 94. 2. Концептуальные основы теории интеллектуальных систем (систематизация интеллектуальных основ интеллектики)/СО РАН Ин-т Философии и Права. Отв. ред. И.С.Ладенко. - Новосибирск, 1994. - 270 с. (В соавт.). Статьи Логико-гносеологический анализ понятия “постреанимационная болезнь” в 3. реаниматологии // Экстремальные и терминальные состояния в клинике и эксперименте. - Омск: ОГМИ, 1983. - С. 3 - 8. (В соавт.). 4. Проблема абстрактного и конкретного в медицинской науке // Современная наука и закономерности ее развития. - Вып. 2. - Томск: изд-во ТГУ, 1985. - С. 169 - 173. 5. Философский аспект становления медицинской науки // Материалы конф. молодых ученых по общественным наукам. Томск: ТГУ, 1986. - С. 21 - 24. 6. Соотношение теоретизации и теории в медицине // Современная наука и закономерности ее развития. - Вып. 3. - Томск: ТГУ, 1986. - С. 106 - 113. 7. Проблемы теоретизации медицины в структуре философских знаний // Структура философского знания. - Томск: ТГУ, 1986. - С. 205 - 207.

8.

Содержательное и формальное в исследовании сложноструктурированных объектов // Современная наука и закономерности ее развития. - Вып. 4. - Томск: ТГУ, 1987. - С. 110 - 118. Теоретическое воспроизведение объекта в процессе восхождения от конкретного к абстрактному и от абстрактного к конкреному // Современная наука и закономерности ее развития. - Вып. 5. - Томск: ТГУ, 1988. - С. 149 - 157. Об уточнении терминов реаниматологии//Гипотермия и реанимация при ос-трой кровопотере и операциях на сердце.-Омск: ОГМИ,1988.-С.6-9.(В соавт.). Реализация социальной активности личности в структуре общественно-исторической практики//Методология исследования, проблемы формирования и активизации человеческого фактора: Материалы научн. конф. - Омск: ОмГУ, 1988. - С. 59 - 63. Человек в общественно-исторической практике и проблема целостности знания // Диалектика мировоззрения и социальной практики в условиях перестройки: Материалы региональной научн. конф. - Новокузнецк: “Знание”, 1989. - Ч. 1. - С. 77 - 81. (В соавт.). Содержательное исследование в разработке технических интеллектуальных систем // Методология и социология развития техники. - Новосибирск: ИИФФ АН СССР, 1990. - С. 19 - 29. (В соавт.). Содержательные модели как средство отображения гомеостаза // Гомеостатика живых и технических систем: Материалы докладов 8-го семинара март 1990, Иркутск. Материалы Всесоюзн. совещания сентябрь 1990, Минск - Иркутск, 1991. - Ч. 1. - С. 45 - 47. Качественная модель гомеостатов и ее противоречия//Там же. - С. 48 - 50. Язык и логика медицинской науки // Профилактика и лечение постреанимационных повреждений. - Омск: ОГМИ, 1990. - С. 3 - 8. (В соавт.). Воспитание основ логической культуры при обучении боевым искусствам и формирование нравственности у молодежи//Интеллектуализация общества и творчество. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1991. - С. 111-123. (В соавт.) Диалоги в освоении интеллектуальных систем//Там же. - С. 169-195. (В соавт.). Моделирование информационных потоков для интеллектуальных систем // Человек в мире интеллектуальных систем. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1991. - С. 48 - 66. (В соавт.).

9.

10.

11.

12.

13.

14.

15. 16.

17.

18. 19.

20.

Качественный анализ в подготовке человека к включению в интеллектуальные системы: Метод. Материал.//Проблемы эффективного включения чело-века в интеллектуальные системы: Метод рекомендации VI Всесоюзн. конф. по интеллектуальным системам. - Новосибирск: НГУ, 1992. - С. 40 - 52. Сущностное исследование предметной области и его модели // Философия рефлексивного мышления: Материалы научно-практического симпозиума “Интеллектуальная поддержка деятельности в сложных предметных областях” Вып. 1. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1992. - С. 47 - 73. (В соавт.). Объективизация знания и категориальные схемы систем // Там же. - С. 161 - 173. (В соавт.). Содержательное моделирование для социального проекта//Интеллектуаль-ное развитие организаций. - Новосибирск: ВО ”Наука”, 1992. - С. 167 - 183. Содержательно-генетическая логика с точки зрения концепции интеллектуальных систем // Методологические концепции и школы в СССР. - Новосибирск ИФиПр СО РАН, 1992. - С. 15 - 34. Качественный анализ в исследовании сложных предметных областей // Интеллектуальные системы и методология: Материалы научно-практического симпозиума “Интеллектуальная поддержка деятельности в сложных предметных областях”. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1992. - С. 91 - 107. Содержательно-формальные средства научного прогнозирования//Труды XXV XXVI чтений Циолковского. - М.:ИИЕТ, 1992. - С.107-110. (В соавт.). От монизма Вселенной к целостности как архетипу // Труды XXVII чтений Циолковского. - М.: ИИЕТ, 1994. - С. 199 - 202. (В соавт.). Сохранение целостности в моделях интеллектуальных систем адаптивного управления // Интеллектуальные системы в мире управления. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1992. - С. 69 - 90. (В соавт.). Генетическая исследований логика // и качественный Сиб. анализ в блок-схеме подготовки культура и 21.

22.

23.

24.

25.

26.

27.

28.

29.

Материалы конф.:

Интеллектуальная образование. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1993. - С. 51 - 55. 30. Семья и ее противоречия в гомеостазе популяции // Экология, планетарный человек, творчество: Материалы крымских международных сем., Симферополь, 1992 г. - Новосибирск, 1993. - С. 185 - 188. (В соавт.).

31.

О гомеостатических принципах категориально-системной методологии // Национальная конф. с международным участием ”Искусственный Интеллект 94”. Сб. научн. трудов. Т. 1. - Рыбинск, 1994. - С. 145 - 149. 32. Метод “категориальные ряды” в моделировании и интеллектуальной культуре // Методологические концепции и школы в СССР (1951 - 1991 гг.). - Вып. - 3. Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1994. - С. 125 - 141. 33. Инновационное значение методологии интеллектуальных технологий подготовки научных исследований // Инноватика в обучении и переподготовке педагогов. Новокузнецк: НГИУУ, 1994. - С. 12 - 15. 34. Методология разработки и возможности электронных систем в образовании//Там же. - С. 64 - 67. (В соавт.). 35. Категориально-системная методология и формирование новых стратегий мышления // Матер. межуниверситетского симпозиума: Человек: феномен субъективности. - Омск: ОмГУ, 1994. - Ч. 1. - С. 78 - 83. 36. О некоторых логических аспектах использования символов в познании // Там же. - Ч. 2. - С. 59 - 62. (В соавт.). 37. Философское литераторство и его воздействия на новые направления философии // Методологические концепции и школы в СССР (1951 - 1991 гг.). - Вып. - 3. Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1994. - С. 69 - 77. (В соавт.). 38. Рефлексивный аспект информационной интерпретации фундаментальных понятий физики//Современные исследования и освоение механизмов рефлексии: Материалы семинара по проблеме ”Развитие интеллектуальных инноваций в современном обществе” - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1995. - С. 52 - 57. (В соавт.). 39. Информационный и категориально-системный подходы к закону единства и борьбы противоположностей Интеллектика и гомеостатика в развитии интеллектуальных инноваций: Материалы проблемного семинара в составе второй Всероссийской конференции ”Рефлексивные процессы и творчество” 6 - 8 июня 1995 г. - Новосибирск: ИФиПр СО РАН, 1995. - С. 8 - 13. (В соавт.). 40. Гомеостатические принципы категориально-системной методологии // Там же. С. 14 - 19. 41. Категориальные схемы в обеспечении понимания философских систем // Рефлексия, образование и интеллектуальные инновации: Материалы 2-й Всероссийской конф. “Рефлексивные процессы и творчество”. -Новисибирск: ИФиПр СО РАН, 1995. - С. 183 - 187. 42. Назначение пола с эволюционной точки зрения // Вестник психотерапии, 1995, № 2 (7). - С. 70 - 76. (В соавт.). Тезисы 43. Семантический анализ основных категорий реаниматологии // Научно технический прогресс в теоретической и клинической медицине: Обл. научн.практич. конф. молодых ученых и специалистов. - Омск: ОГМИ, 1981. - С. 28 - 29. (В соавт.). 44. Проблема методологии в исследовании нервно-психической деятельности // Научно-технический прогресс и методы исследования мозга: Всесоюзн. конф. молодых ученых и специалистов. - Омск: ОГМИ, 1982. - С. 43. (В соавт.). 45. Логико-гносеологический анализ понятия постреанимационная болезнь в те-ории реаниматологии//Патогенез, клиника и терапия постреанимационной болезни (Всероссийская конференция). -Омск: ОГМИ,1983. -С.26. (В соавт.). 46. Марксов метод восхождения от абстрактного к конкретному в применении к теоретизации медицины // К.Маркс и современность: философия, социология, идеология: IV Всесоюзн. филос. чтения молодых ученых. - Вып. 2. - М.: АН СССР, ФО СССР, 1984. - С. 74 - 76. 47. Роль теоретизации в процессах организации знания // Формы взаимосвязи науки и производства: история и современность: Региональн. научно-теоретическая конф. - Кемерово: КемГУ, 1985. - С. 26 - 29. 48. Содержательные фундаментальных модели и и их использование исследований // в реализации связей и прикладных Развитие научного технического знания как фактор ускорения развития производства:

- Кемерово: КемГУ, 1986. - С. 104 - 106. 49. Историческое движение и формирование активной жизненной позиции // Проблемы формирования марксистско-ленинского мировоззрения, современного экономического мышления и активной жизненной позиции в свете решений XXVII съезда КПСС: Материалы Республ. научно-методической конференции. Томск: ТГУ, 1986. - С. 83 - 84. 50. Активизация человеческого фактора и реализация сущностных сил человека//Человеческий фактор: сущность, закономерности развития и пути активизации:VII Всесоюзн. филос. чтения молодых ученых.-М.:ФО СССР-С.2829. 51. Методологические проблемы организации научных исследований // Социальноэкономические факторы ускорения НТП: Всесоюзн. научн. конф. - Ч.3. Новосибирск: ИИФФ СО АН СССР, 1987. - С. 300 - 304. 52. Категориальное мышление в установлении связей познания и практики // Взаимосвязь науки и практики в процессе перестройки: Региональн. научнотехнич. конф. - Братск: Братский Индустр. ин-т, 1987. - С. 151 - 153. 53. Изменение структуры общественного сознания в условиях НТП//Социаль-нофилософские аспекты ускорения НТП: Докл. региональной западносибирской научно-теоретической конф. - Ч.1. - Кемерово: КемГУ,1987.-С.101-104. (В соавт.). 54. Разумов В.И. Качественный анализ в организации комплексных исследований // Там же. - С. 161 - 164. 55. Категориальное мышление в развитии концепции диалога // Логика и организация диалоговых процессов в интеллектуальных системах: Всесоюзн. научн. сем. Новосибирск: ИИФФ СО АН СССР, 1988. - С. 24 - 26. 56. Гибкие диалектические модели в преподавании философии. // Пути совершенствования работы кафедр общественных наук: Обл. научн.-методич. конф. - Ч. 1. - Омск: ОмГУ, 1988. - С. 47 - 49. 57. Некоторые перспективы развития категориального мышления // Методология развития общественных наук в условиях перестройки: Региональн. научн.практич. конф. - Кемерово: КемГУ, 1988. - С. 26 - 29. 58. 59. Субъект истории и историческое движение//Там же. -С.120-123. (В соавт.). Интеллектуальный и информационный образ в освоении объекта // Формы представления знания и творческое мышление: Всесоюзн. конф. - Новосибирск, 1989. - Ч. 1. - С. 52 - 55. (В соавт.). 60. Содержательное моделирование в преобразовании информации // Там же - С. 73 76. (В соавт.). 61. Классический и неклассический подход к систематике законов диалектики//Диалектический материализм: вчера, сегодня, завтра: Всесоюзн. конф. - М: МО ФО СССР, 1989. - С. 59 - 61. (В соавт.). 62. Полнота использования диалектической логики в интеллектуальном конструировании // Рефлексивные процессы и творчество: Всесоюзн. конф. Новосибирск, 1990. - С. 52 - 54. (В соавт.).

63.

Сходство как условие развития интеллектуальных систем // Там же - С. 59 - 61. (В соавт.). Размерность исследовательского процесса для интеллектуальных систем // Там же - С. 68 - 71. Интеллектальные системы и включение человека в Ноосферу // Философские истоки учения Вернадского о биосфере и ноосфере: Республ. конф. - Иваново: ИвГУ, 1990. - С. 53 - 54. Систематика знания как фактор развития Ноосферы // Там же - С. 46 - 48. (В соавт.). Интеллектуальные интеллектуальных технологии систем//Освоение и и концептуальное концептуальное проектирование проектирование 64.

65.

66.

67.

интеллектуальных систем: Научн. конф. -М.: ЦНИИЭУС Госстроя СССР,1990. -С. 52-55. 68. Выбор типов организации содержательных представлений для концептуального проектирования // Там же. - С. 58 - 61. (В соавт.). 69. Качественный анализ в исследовании // Общефилософские проблемы теории и методологии качества деятельности: Всесоюзн. конф. - Омск: ОмГУ, 1990. - С. 37 - 39. 70. Постановка и решение проблемы в категориальных моделях//Проблема как форма развития культуры: Всесоюзн. конф. - Целиноград, 1989. - С. 15 - 18. 71. Осмысление проблемности в ”объемном” размышлении // Там же. - С. 18 - 19. (В соавт.). 72. Моделирование логического сходства интеллектуальных систем // Интеллектуальные системы и творчество: Всесоюзн. конф. - Новосибирск, 1990. С. 15 - 18. (В соавт.). 73. О специфике человеческого во взаимодействии специалистов и средств познания в интеллектуальных системах // Там же. - С. 27 - 30. (В соавт.). 74. 75. Соотношение интеллектуальной и информационной систем // Там же. - С. 45 - 48. О технологии интеллектуальной оптимизации исследований//Проблемы эффективного включения человека в интеллектуальные системы: Всесоюзн. научн. конф.:

- Новосибирск: ИФиПр СО АН РАН, 1991.- С.115-117. (В соавт.). 76. Полилогические средства оптимизации интеллектуальной деятельности // Там же. - С. 248 - 250. (В соавт.).

77.

Диалог как информационно-энергетическое взаимодействие // Там же. - С. 286 288. (В соавт.) Полилогическое в диалоге // Там же. - С. 299 - 301. (В соавт.). Интеруровневые преобразования категориальных синтагм // Там же. - С. 323 - 325. (В соавт.). Интеллектуальные системы и новые возможности использования знаний и интеллекта//Проблемы интеллектуального развития организационных систем: Всесоюзн. конф. - Новосибирск: ИФиПр СО АН РАН, 1991. - С. 21 - 23. Объективизация знания и категориальные схемы интеллектуальных систем//Там же. - С. 86 - 88. (В соавт.). Метод формализации категориальных структур // Там же. - С.97 - 99. (В соавт.). О логике категориального представления объектов//Там же. - С. 156 - 158. (В соавт.). Категориальные синтагмы в генерации и передаче смысла // Там же. - С. 299 - 302. (В соавт.). Эвристическое моделирование и гуманитаризация образования // Индустриальные тенденции современной эпохи и гуманитарное образование: Международн. научн. конф. - Омск: ОмПИ, 1992. - С. 15 - 17. (В соавт.). Проблемность, проблема и их выражение категориальным мышлением // Там же. С. 56 - 58. Опыт квазикатегориальной интерпретации подготовки понимания // Там же. - С. 58 - 61. (В соавт). Гомеостатические структуры знания и проблемы катастроф // Тематический семинар по экологическим катастрофам и учету их экономических, социальных и медицинских последствий. - Уфа, 1993. - С. 85 - 87. О некоторых категориально-телеологических схемах ноосферологии//XIX 78. 79.

80.

81.

82. 83.

84.

85.

86.

87.

88.

89.

Всемирный философский конгресс: Секция № 24. - Москва, 1993. (В соавт.). - С. 1. 90. Онтологический базис интеллектики и конверсия структур подготовки понимания // Там же. Секция № 21. (В соавт.). - С. 1. 91. Категориально-телеологический ОмГУ, 1994. - Ч. 3. - С. 113. подход к ноосферологии // Матер. межуниверситетского симпозиума: Человек: феномен субъективности. - Омск:

92.

Языки построения качественных моделей АСУ // Динамика систем, механизмов и машин: Международн. научно-технич. конф. - Омск, 1995. Кн. 3. - С. 74 - 75. (В соавт.). Языки построения качественной модели динамичной АСУ // III Международная научно-техническая конференция “Микропроцессорные системы и автоматика” MPCS - 96. - D29 - D30. (В соавт.). Полисистемная методология // Материалы Первой международной научнопрактической конференции: Информационные технологии и радиосети - 96. Омск, 1996. - С. 26. (В соавт.). Качественная модель уравнений Максвелла и ее роль в понимании природы радиоволн // Там же. - С. 67 - 68. (В соавт.). Гомеостаты в качественном моделировании объектов // Коррекция гомеостаза: Материалы VII Всероссийского симпозиума по гомеостазу. - Краснотярск: ин-т Биофизики СО РАН, 1996. - С. 22 - 23. (В соавт.). Гомеостатические структуры метаболизма пуринов и нуклеиновых кислот// Коррекция гомеостаза: Материалы VII Всероссийского симпозиума по гомеостазу. - Красноярск: ин-т Биофизики СО РАН, 1996. - С. 24 - 25. (В соавт.). Качественное моделирование в разработке конструктроско-технологических процедур // III Международный конгресс “Конструктроско-Технологическая Информатика - 96”: Труды конгресса. - М.: МГТУ Станкин, 1996. - С. 117 - 118. (В соавт.).

93.

94.

95.

96.

97.

98.

Статьи и тезисы на иностранных языках 99. About some perspectives of using intellectual potential // Intellectual development of society and new information technologies: Proceding of the International Conference. July 6 - 12, 1992. - Novosibirsk 1992. p. 13 - 15. 100. About the ontological intellectics basis // Ibid. p. 33 - 37. (With L.N.Suckov). 101. Homeostatics and conceptions of information space, force and time 14th International Congress on Cybernetics Namur (Belgium), August 21 - 25, 1995. 1 p. (With V.P. Chrenov, Yu.M. Gorsky, A.G.Teslinov). 102. Homeostatic Conception of Keeping up of Global Gognitive processes development 14th International Congress on Cybernetics Namur (Belgium), August 21 - 25, 1995. 1 p. (With I.S.Ladenko, A.G.Teslinov).

103. The Postresuscitation disease as homeostatopathy // Homeostatics and its Appliсations. Proceedings of the International seminar “Homeostatics of living, natural, technical and social systems”. Issue 1. Publishing house of Siberian Institute of Energy RAS. p. 44 47. (With V.T.Dolgikh, S.I.Yeremeyev).

104. Conceptual models of natural and artificial homeostatic systems // Ibid. p. 127 - 130.

(With I.S.Ladenko, A.G.Teslinov).

Глава 1.

Систематизация знания, выделение этапов познавательного процесса и роль систем категорий в подготовке научных исследований Цель Главы 1 Составить краткое историческое и онтологическое обоснование исследования. Рассмотреть три основных типа преобразования информации, которые уместно использовать в стадии подготовки научной работы. Раскрыть методологический аспект роли категорий в решении задач систематизации исследовательского материала, в процедурах выделения предмета исследования, при выборе и постановке проблемы. Предложить принцип полилогического и сформировать представление о категориальном уровне организации знания. Разработать схему познавательного процесса как методологическую версию метода Восхождения от чувственно-конкретного к абстрактному и от абстрактного к мысленно-конкретному, которая разворачивается на теоретическом, эмпирическом, категориальном уровнях организации знания. Структура главы 1 1.1. Содержит краткую историю вопроса и задает онтологию исследовательской позиции. 1.2. Основываясь на нормативных требованиях, предъявляемых к научным исследованиям, предложена блок-схема, включающая основные разделы научной работы, которая обладает эвристическим потенциалом. 1.3. Рассматривается методологический аспект категориального знания. Системы категорий определяются в виде конструкций, конституирующих знание и познавательный процесс. 1.4. Предлагается категориальный механизм для выделения уровней и отраслей знания, демонстрируются примеры систематизации знания и их схемы, полученные на базе применения этой методологии. Предложен принцип полилогического. 1.5. Делается обзор методов построения научных теорий. Дополнительно к эмпирическому и теоретическому уровням организации знания вводится категориальный уровень. 1.6. На выделенных в предыдущем параграфе теоретическом, эмпирическом, категориальном уровнях организации знания развернут метод Восхождения от чувственно-конкретного к абстрактному и от абстрактного к мысленно-конкретному.

Выделены пять этапов осуществления этого метода в познании и обозначена роль категорий в подготовке, рефлексивном сопровождении и оформлении результатов научного исследования. В древности философией, наряду с развитием этико-религиозных представлений, решались проблемы формирования методов мышления. Создаваемые ранней философией, они выходили на передние позиции зарождающейся научной мысли и обладали значительным эвристическим потенциалом. Отношение к философской методологии как к своеобразному интеллектуальному авангарду сохраняется в основном до 2-й половины ХХв. В дальнейшем многих философов начинает интересовать не столько создание новых методов размышления, сколько обсуждение и обобщение конкретных научных результатов и проблем. В итоге методология все больше приобретает констатирующий характер, а ее авангардное, эвристическое значение снижается. Современная исследовательская деятельность отличается большой содержательной и структурной сложностью в виду участия в ней специалистов из разных областей. Особенно это обстоятельство хорошо проявляется в области системных исследований, где их инструментарий выступает средством интеграции интеллектуальных возможностей специалистов и используемых ими средств, образующих совместно феномен коллективного интеллекта. В составе каждого подобного исследования явно выделяются две взаимосвязанные части: разработка методической программы и ее практическое осуществление. Эти взаимосвязанные процессы обозначаются обычно как планирование и управление научным исследованием. 1.1. Краткая история вопроса и определение онтологии исследования Уже в древней философии возникает интерес к выявлению оптимальных форм организации рассуждений, пониманию природных явлений, открытию истины. Пожалуй, первым эту задачу, как самостоятельную, поставил Сократ, создавший майевтический метод, с помощью которого процесс осмысления проблемы организуется вполне определенным образом, опираясь, как сообщает Платон, на представление о познании как процессе воспоминания. Первую рационально логическую реконструкцию операций, которые необходимо использовать для получения истинных результатов в рассуждениях, предпринял Аристотель в ”Топике”, ”Категориях”, ”Аналитиках. Первой и второй”, ”Об истолковании”, ”О софистических опровержениях”. Над созданием интеллектуального и даже технического инструментария, подготавливающего мышление к выполнению когнитивных актов, работали в Средние Века и в Новое Время Р.Луллий, Ф.Бэкон, Р.Декарт, Б.Пас-каль, А.Арно и П.Николь, Б.Спиноза, Г.Лейбниц, Д.Локк, Д.Юм. В философии XVIII - XIX в. И.Кант первым ставит проблему обоснованности знаний. Вслед за ним В.Шеллинг разрабатывает модель философского познания (система трансцендентального идеализма), научного познания (натурфилософская схема рассуждений) и мифологического постижения мира. Г.Гегель создает тотальную теоретико-познавательную схему, основанную на принципах диалектики. В XIX и XX в. серьезный вклад в развитии методологической базы научного познания внесли позитивисты (О.Конт, Д.Ст.Милль, Р.Авенариус, Э.Мах), а также представители Вюрцбургской школы экспериментальных исследований мышления (О.Кюльпе, К.Бюлер). Сходные задачи, но в рамках парадигмы материалистической диалектики, решали К.Маркс, Ф.Энгельс, В.И.Ленин, а также многие их последователи в философии СССР. Следующий шаг в критическом осмыслении познания и выработке предложений для его усовершенствования был сделан Эд.Гуссерлем и школой феноменологии. Гуссерль и его последователи чрезвычайно убедительно продемонстрировали достоинства методического требования ”свободной вариации”, предполагающего манипулирование комплексом представлений о мире и свободное распоряжение его составом, разработали понятие “интенциональность” и актуализировали проблему “выбора исследовательской позиции”. Затрагивая вопрос обоснованности каждого познавательного акта, имеет смысл обратиться также к идеям метафизики, в особенности в ее понимании философами, учеными, феномена деятелями культуры, культуры В.С.Соловьевым, как Н.О.Лосским, так А.Ф.Ло-севым, и теоретикоМ.Хайдеггером, Э.Шредингером, Эд.Зильберманом, А.Камю, - в качестве особенного обладающего онтологическим, познавательным значением. В развитии школы науковедения Б.М.Кедровым, Ж.М.Абдильдиным, Г.М.Добровым, П.Ф.Йолоном, А.Н.Нысанбаевым был проанализирован и обобщен огромный эмпирический материал, касающийся классификации наук. В русле этого направления, но с целью построить теорию и прогнозировать развитие наук, В.В.Налимов разрабатывает “наукометрию”, а Е.Д.Гражданников создает “экстра-поляционную прогностику”. Самое сильное влияние на современный научный мен-талитет оказала концепция американского историка науки Т.Куна, в особенности разработанные им понятия “научного сообщества”, “парадигмы”, “нормальной на-уки”. Смещение акцентов с изучения “логики науки на историю науки” (А.Л.Ни-кифоров) оказалось вообще характерным для постпозитивистской методологии (К.Р.Поппер, Д.Пойя, И.Лакатос, Ст.Тулмин, П.Фейрабенд). Т.Куном и большинством постпозитивистов привносится серьезное противоречие в процесс научного развития. Оно состоит в том, что, с одной стороны, познание рассматривается с позиций европейского рационализма и сциентизма в виде хорошо организованной систематической деятельности с главенствующими в ней дедуктивными методами, а с другой стороны, такое ее представление начинает все больше размываться по мере обращения к историкокультурным, личностным факторам, лежащим за пределами распространенной реконструкции познавательных актов. Наряду с рациональным подходом, представляющим мышление в виде процесса получения субъектом знаний об объекте, с древности развивалась медитативномистическая традиция, нацеленная на такое изменение сознания субъекта, когда он образует единое целое с осваиваемым объектом. Эти знания и умения сохранены в дошедших до нас древних трактатах и их комментариях. Здесь, наряду с медитативными упражнениями, широко использовались символы как средства выражения и передачи знаний (О.М.Айванхов, Е.П.Блаватская, А.Бейли, Г.И.Гурджиев, П.Д.Успенский, Ю.К.Щуцкий). В современной философии и науке растет интерес к изучению эзотерических источников, работающих с символикой Р.Г.Баранцев, Берг Ф.Ш., Анри Волохонский, Гаваа Лувсан, В.П.Гоч, Джилл Перс, Дион Форчун, В.Е.Еремеев, Т.Н.Зюрняева, Ю.Л.Каптен, А.М.Карапетьянц, С.Ю.Ключни-ков, А.И.Кобзев, А.М.Степанов, А.Е.Лукьянов, В.Филимонов, В.Г.Масленников, Дж.Фридландер, Мо Вэндань, А.М.Овечкин, И.Ю.Черникова, А.А.Чекулаев, С.Б.Черников, F.Fojt, J.Holcik, Li D. Xu, Ling X. Li., V.N.Nguyen). К этому достаточно близко примыкают работы, изучающие вневербальные формы мышления (Р.Арнхейм, Д.И. Дубровский, Д.В.Пивоваров), роль метафор в познании (В.Ф.Ас-мус, Г.С.Баранов, Ю.М.Бородай, Т.Кун, В.В.Налимов, Д.Пойя, L.Gumpel, R.Valle). Заметим, что уже в русской философии начала XX в., в особенности в работах В.С.Соловьева, С.Н.Булгакова, Е.Н.Трубецкого, П.А.Флоренского, Н.О.Лосского, А.Ф.Лосева, была отчетливо выражена тенденция к синтезу научных, философских, богословских знаний и искусства.

Вероятно, впервые проблема создания общенаучных методов познания ставится в работах А.А.Богданова и Л. фон Берталанфи, где закладываются основания системного подхода, а также современными авторами, плодотворно работающими в этом направлении: Э.М.Мирским, Р.Л.Акоффом, А.Рапопортом, И.В.Блаубергом, Э.Л.Наппельбаум, Д.М.Гвишиани, И.Б.Новиком, Ю.М.Горским, В.М.Розиным, В.Н.Сагатовским, В.Н.Садовским, М.Н.Сетровым, А.И.Уемовым, Ю.А.Урманцевым, Li D. Xu, Ling X. Li., P.Masani, St.Beer, R.Valle. 1.1.1. Онтологическая база диссертационного исследования Ее разработка в общем ориентирована на описание и разрешение в когнитивных и информационных категориях проблемы множественности миров и познаваемости единой действительности, стоящей, как полагает Г.Кюнг [196], перед современной философией когнитивных наук. Это означает, что всякий объект познания является бесконечным в качественном и количественном отношении источником информации. Восприятие данной информации познающим субъектом зависит от “фильтра” или набора “фильтров”, которые он использует. Таким образом, в познавательном акте участвуют два источника разнообразия (если не учитывать роль среды как канала передачи информации), согласуемые в этом процессе. Если упростить ситуацию тем, что объект у нас всегда пассивный участник познания, а субъект активный, то сам познавательный процесс оказывается актом избирательного взаимодействия активного субъекта с пассивным объектом и интерпретацией его результатов. Процесс этот управляется субъектом, но принципы и механизмы этого управления лежат за пределами самого конкретного познавательного акта. Это относится к области реконструкций научной деятельности, принятой большинством методологов науки и науковедов. В развитии генетической логики Г.П.Щедровицким и И.С.Ладенко [487], а затем самостоятельно И.С.Ладенко была сформирована идея о том, что в начале любого исследования реальный объект замещается аналогом или объектом-за-местителем, над которым и осуществляются конкретные познавательные операции [197, 198]. В развитии данной идеи выскажем следующие предположения:

• существуют вполне определенные действия, которые обеспечивают переход от исходного объекта к объекту-заместителю;

этот объект-заместитель есть вполне определенное представление объекта, выражаемое естественными средствами мышления, т.е. словами естественного языка и образами;

• для того чтобы перейти к “нормальной науке”, необходимо еще осуществить перевод информации, сосредоточенной в объекте-заместителе, в термины специализированного языка (пусть даже гибридного), на котором будет выполняться данная научная работа;

известно, что далеко не все содержательное знание формализуемо, встает вопрос о процедурах выбора тех или иных знаний, сосредоточенных в объекте-за-местителе. В качестве базовой онтологической модели изберем интеллектуальные системы, • которые, согласно определения И.И.Ладенко, включают в себя предметную область, познавательные задачи, коллектив специалистов, когнитивные средства, технику [202]. Поскольку реальные ИС разворачивается на разных наборах элементов, то важную роль в развитии теории ИС играют сценарии их организации. Эти сценарии включают в себя в качестве как неотъемлемого вполне компонента именно подготовку научных по установ-лению исследований определенную деятельность взаимодействий коллектива специалистов, когнитивных средств и техники с предметной областью. В ИС познающий субъект занят не только решением конкретных познавательных задач, но и управлением познавательным процессом одновременно. В этом смысле он объединяет в себе две роли: специалиста-конкретника и методолога-консультанта. Деятельность ИС включает в себя механизмы рефлексии и творчества, поэтому трудно отказаться от изучения тех процедур, которые заполняют “нейтраль-ную полосу” между предметной областью и когнитивным “арсеналом” специалистов, намеренных ее изучать. В решении этих задач большую роль играют работы ученых, изучающих логические структуры и психологические механизмы творческих процессов (Н.Г.Алексеев, О.С.Анисимов, В.Ф.Асмус, Ю.М.Бородай, И.С.Ла-денко, И.Н.Семенов, С.Ю.Степанов, В.В.Умрихин, Г.П.Щедровицкий, Э.Г.Юдин). Перед тем, как предмет начнет изучаться методами “нормальной науки”, пер-вые представления о нем выражены словами естественного языка, образами и не специализированы относительно отдельных научных дисциплин. В качестве ведущего средства для работы в этой среде (естественного языка и образов) будем использовать категории и системы категорий, рассматриваемые в дальнейшем (глава 1.3) в двух модусах: категориальных схем и категориальных моделей. Категориальные схемы формируются, как правило, на основе философских категорий и включают в себя некоторые универсальные закономерности (философские, системные, общенаучные).

Категориальные модели выполняются на основе категориальных схем, только в них представлены категории, репрезентирующие данную предметную область. Ни один познавательный акт не обходится без решения онтологических вопросов, когда относительно намеченного объекта познания высказывается ряд экзистенциальных гипотез. По своей природе они априорны, но поскольку они разделяются членами научного сообщества и согласуются с его парадигмой, в пределах конкретных исследований они обсуждению не подлежат. К примеру, морфолог, изучающий клетку с помощью оптического и электронного микроскопов, просто принимает на веру, что то и другое ее представление имеет один и тот же субстрат. Основываясь на сказанном выше, сформулируем следующую закономерность: чем более сложна предметная область, тем большее значение имеет выбор ее первоначального представления и трансляция информации, заключенной в нем, в познавательный процесс. Первое назовем актом создания метафизического образа исследуемого. Второе именуем актом метафизической проекции. Первое и второе относятся исключительно к области подготовки данного конкретного исследования и могут изучаться только в плоскости рефлексивного подхода к данной работе (подробнее см. главу 5). В образовании метафизического образа, относительно исходного объекта, участвуют данные из разнообразных научных, паранаучных источников, обыденные знания. Здесь большую роль играют психофизиологические особенности процессов восприятия, свойственные отдельному специалисту или усредненные для творческого коллектива;

позиция, с которой субъект начинает взаимодействие с объектом;

система веры и ценностей. Следует учитывать механизмы, описанные Эд.Гуссерлем и его последователями, называемые интенцией [119, 120;

471], а также на определение Н.О.Лосским мышления, как: " интенционального психического акта, направленного на интеллигибельные (нечувственные) или идеальные (т.е. непространственные и невременные) стороны вещей, например, на отношения" [253, с. 457]. Для современной стадии развития концепции интеллектуальных систем (ИС) характерно, что представители новой общенаучной дисциплины - “интеллектики” ориентируются на выполнение работ по методологическому консультированию [214, с.13]. Естественно, заниматься методологическим консультированием возможно, как минимум, при условии собственной достаточно развитой методологической ориентированности и наличии оригинальных методов, которые консультант может предложить. Наша цель состоит в том, чтобы показать, какое место может занять категориально-системный подход в целом и его разновидности - качественный анализ (главы 2-4), содержательное моделирование (глава 6), познание сущности (глава 7) - в процессах подготовки и интеллектуально-технологического сопровождения научных исследований. В подготовке всякой исследовательской работы выделим три аспекта. Первый аспект. Он связан с таким планированием работы, когда используются структуры организации материала, инвариантные к содержанию работы, индифферентные к особенностям работы с ним. Второй аспект. Здесь внимание перемещается на систематизацию знаний об изучаемом объекте. Третий аспект. Известно, что любой текст осуществляется в более широком, но и не столь явно заданном образовании - контексте. Всякая мысль разворачивается в семиотическом пространстве, характер которого определяется некоторой категориальной схемой. Выявление категорий и систем категорий, поддерживающих мыслительные процессы, образует важную часть в подготовке всякой творческой работы. Все три аспекта есть неотъемлемая часть в подготовке любого исследования, однако степень их "весового" включения различна. Более разработан на сегодняшний день первый аспект. Существуют способы организации результатов исследования, представленные в виде требований к оформлению научных текстов, в виде научных статей, тезисов, монографий, диссертаций. Однако, к сожалению, эти требования применяются уже по завершении работы и важны скорее для лучшего понимания текста читателем, и только в малой степени служат эвристическим инструментом исследования. Второй аспект тоже проработан в достаточной степени, но скорее он относится к области науковедческих, методологических работ, результаты которых в небольшой степени переходят в конкретные исследования. Третий аспект, будучи связан с темой категорий, многими специалистами воспринимается вообще как сугубо отвлеченный философский вопрос. В дальнейшем рассмотрим все эти три аспекта, включая и вопрос о том, каким образом знания о них могут быть использованы в подготовке конкретных исследований.

1.2. Рефлексивный подход к планированию научной работы Первые представления о технологиях программирования исследовательской деятельности начинают оформляться в работе Московского Методологического Кружка (ММК) в 1975-1976 г.г., где выделились две линии разработок:

• • по методологии и организации НИР;

по теме ”Проблемы и проблематизация”. В 1975-1976 г.г. Г.П.Щедровицкий, читая курс лекций по педагогике студентам МОГИФК, предлагает использовать схемы для составления программы курсового исследования. Примерно в то же время в ММК складывается представление об искусственной, технической работе с проблемами [289, с.39]. Параллельно это-му уже многие годы в изобретательской Здесь уместно деятельности успешно используются идеи, также оптимизационные идеи, оформленные Г.Альтшуллером в виде Теории Решения Изобретательских За-дач (ТРИЗ) [13]. использовать разрабатываемые О.С.Разумовским [344]. Научное исследование, в особенности творческое, тоже можно сделать более эффективным, отнесясь осмысленно к планированию его структуры. Не только сама работа как некая система знания, но также и ее структура (выделение тех или иных разделов, включение в них определенного материала, последовательность переходов от одного раздела к другому, наличие внутренних связей и пр.) должна быть обоснована логически, что является дополнительным проявлением замысла исследования. Выявление структуры подготавливаемой работы можно представить в виде последовательности вопросов, ответам на которые и посвящена работа. Такие навыки вырабатываются уже в школе, когда учащиеся сперва составляют план сочинения, лабораторной работы, а затем только пишут текст или проделывают опыты. Далеко не все специалисты в должной мере осознают возможности, открывающиеся на стадии планирования структуры работы. Между тем именно здесь достигается систематизация исследовательского материала и его подача в удобном для пользователя виде. Все это отражается в меню требований, предъявляемых к составлению научных отчетов, написанию статей, диссертаций, книг [309, 310, 311]. В развитии традиций ММК С.В.Наумов предлагает интересную схему программирования исследований. В частности, автор развивает схему технологии программирования деятельности структурирующую этот процесс, что можно использовать в организации разнообразных профессиональных сфер проектирования [289, с. 39 - 43].

Работу над планом исследования возможно сделать творческой, выявляя в организуемом материале внутреннюю логику его компоновки и изложения, которая способна послужить дополнительным обоснованием смысла, целей работы, полученных результатов. Интеллектуальные упражнения подобного рода чрезвычайно полезны всякому специалисту, желающему работать творчески, ибо развитие таких навыков не только привносит строгость и убедительность в излагаемый материал, но и научает навыкам планирования и структурирования работ вообще как особому разделу профессиональной теоретической деятельности. Рассмотрим следующий комплекс мероприятий, разработанный нами для планирования намечаемых работ, а также для компоновки и изложения полученных результатов. Основными категориями, с помощью которых строится данный алгоритм, являются следующие: объект, предмет, метод, проблема, цель, задача, подцель, доказательство, решение, вывод, результат. Последовательность выполнения работы представим таким образом. 1. Выделение предмета исследования из объекта. Предмет - всегда часть целого (объекта), и любое его выделение условно, но условность эта обоснована тем, насколько удачно окажется очерченной предметная область. В рассматриваемом алгоритме выделение предмета обеспечивается по мере выбора и формулирования проблемы, установления цели, привлечения метода.

• Проблема выражает теоретический интерес к объекту. Если обратиться к этимологии слова проблема (µ), то в его переводе с древнегреческого обнаруживаются два значения: проблема есть нечто брошенное, выдвинутое вперед, и проблема - это препятствие, затруднение [77]. Поскольку сейчас нас более интересует первое значение, то выскажем предположение о том, что с помощью проблемы формируется определенный ракурс в восприятии объекта, который, будучи рассматриваемым под определенным углом зрения, становится предметом изучения. Цель выражает практическое отношение к объекту, некую потребность, которую можно удовлетворить, отнесясь к нему известным образом и, взаимодействуя с ним, удовлетворять определенную потребность. Цель - это также новое состояние, в направлении к которому данная система эволюционирует, при условии, что данная эволюция соответствует внутренней или внешней программе ее развития. Метод есть совокупность познавательных приемов, определенным образом систематизированных и приспособленных для решения задач особого типа и • • адаптированных к классу определенных предметов. В отношении к цели метод это то, что способствует ее достижению. Он обязательно имеет отчетливо заданную категориальную структуру. Метод в теоретическом контексте необходим для решения проблемы, а практически он служит реализации намеченной цели. Кроме того, владение определенным методом (методами) в большой мере предопределяет выделение предмета, а также формулирование проблемы и установление цели. В ходе выделения предмета исследования из объекта происходит взаимная корректировка проблемы, цели и метода. 2. Формирование проблемной и целевой “ветвей” научной работы. Относительно выявленной проблемы и цели формируются две "ветви". Проблемная "ветвь" разворачивается в области теоретического, а целевая "ветвь" ориентирована в практику. Далее работа может планироваться как только теоретическая, практическая или комплексно, если задействованы обе ветви. 3. Постановка проблемы и установление цели работы. Проблема и цель, (как комплексные установки исследования, концептуального уровня), выступают источниками для формулирования задач и подцелей, каждая из которых репрезентирует некую сторону в предмете, локальный интерес к нему. Подчеркнем: задачи и подцели не просто продукты разукрупнения проблемы и цели, а результаты такого перехода к видению предмета, когда он начинает представляться не целостным, а фрагментарным. Число задач и подцелей зависит от тех частей, которые мы выделили в предмете, и от того, насколько с их помощью будет обеспечиваться решение проблемы и достижение цели. 4. Формулирование предполагаемых решений задач и указание продуктов, которые можно получить при реализации подцелей. Д.Пойя писал: "Всмотритесь в неизвестное. Всмотритесь в конец. Помните о своей цели, не забывайте о ней. Удерживайте в уме то, чего вы добиваетесь. Всегда имейте в виду цель, к которой стремитесь. Рассмотрите неизвестное. Рассмотрите заключение" [273, с.166]. Для каждой из намеченных задач и подцелей попытаемся найти предполагаемый результат. Источником для идей здесь прежде всего выступает обращение к объекту, проблеме, цели, методу, предмету, и лишь на этой основе к конкретным сведениям, которыми мы располагаем. При связывании задач и предполагаемых выводов (подцелей/продуктов) устанавливается, во-первых, решение каких задач возможно, продуктивно, а какие следует элиминировать, к примеру, получаемый вывод (продукт) тривиален, либо получить его при имеющихся средствах невозможно;

во-вторых, определяется удобная для последующего доказательства и изложения материала последовательность задач и выводов (подцелей/продуктов). 5. Образование категориальных агрегатов (задача/доказательство/вывод) и (подцель/реализация/продукт). Связь (задача/вывод), (подцель/продукт) "проводится" каждая через блок, соответственно (доказательство/реализация). Здесь следует определить возможность обоснования связей типа (Задача1/Доказательство1/Вывод1), аналогично и для целевой "ветви". Иначе говоря, тут мы соотносим наши пожелания решить задачу, реализовать под цель и наши возможности. Тем самым проводится еще один, более строгий этап элиминации (задач/выводов), (подце-лей/продуктов), тут же устанавливается окончательно последовательность изложения трех перечисленных здесь разделов работы. 6. Установление горизонтальных переходов между проблемной и целевой ветвями. Это можно представить в виде вопросов, идущих от одного уровня одной ветви к такому же уровню другой, для примера приведем следующие оппозиционные пары вопросов: (зачем это?/что это?), (как это сделать?/чем это обосновано), (что получилось?/что соответствуют: 7. Окончательное материалов, проблемную и понято?). Им Проблема Объект Метод Предмет Техническое задание З1... Зn Технология Д1... Дn В1... Вn Инструкции Р1... Рn П1... Пn ПЦ1... ПЦn Цель техническое оформление на целевую ветви задание, технология, инструкция. проецированных научной работы. Проблемная ветвь сворачивается и выражается в виде решения концептуального Область освоения Последовательность выполнения этапов подготавливаемого научного исследования, представленная в виде блок-схемы. Обозначения: З задачи, Д доказательства, В - выводы, ПЦ - подцели, Р - реализации, П - продукты.

(гипотезы работы). Целевая ветвь Рис. 1.1. может быть организована в виде комплексного Относительно первой проекта. делается общий вывод по теоретической ценности работы, относительно второй дается оценка ее ожидаемой полезности.

Полученная в ходе применения данного алгоритма структура планируемой работы может быть использована как часть развернутого введения. Также с ее помощью можно организовать изложение содержания работы. В этом случае элементы алгоритма начинают играть роль рубрик, по которым распределяется излагаемый материал (см. рис. 1.1.). Если рассмотреть схему, изображенную на рис. 1.1., и воспользоваться результатами, достигнутыми в области схематизации рассуждений, в частности, идею с представлением ”планшетов” сознания В.А.Лефевра [239-242], то уместно предположить следующее. Специалист ассоциирован с когнитивными действиями, производимыми им в предметной области. Субъект, подго-тавливающий научное исследование, диссоциирован с познавательными актами решения задачи, он наблюдает, осмысливает их как отдельный предмет. Первая позиция типична для узкого специалиста, вторая - для профессионального методолога. Однако изучение процедур подготовки научных исследований убеждает, что специалист способен управлять эффектами ассоциации и диссоциации своей позиции, становиться субъектом, подготавливающим и проводящим познавательные операции одновременно в дополнении друг другу. Набор категорий, на базе которого был построен изложенный здесь метод организации исследовательского материала и планирования работы, является хотя и достаточно универсальным, но он имеет только внешнее отношение к знаниям специалиста. Для того чтобы работать с информацией о познаваемом объекте, непосредственно обратимся к вопросу о категориальных структурах, которые в явном виде или неявно организуют знания и процессы их получения. 1.3. Категории и системы категорий в образовании структур знания и отображении объектов В греко-римской интеллектуальной традиции, начиная с Пифагора, а затем в европейской философии, любое учение отличалось оригинальной системой категорий, развитие которых представляет серьезный историко-философский интерес [260, 388]. С этой точки зрения всякую философскую систему можно выделять по тому основанию, какую нагрузку: аксиологическую, онтологическую, эпистемологическую - несут образующие ее категории. Нас интересует в первую очередь то, каким образом категории организованы, какие используются при этом методы и существуют ли устойчивые конструкции категорий, выражающих объективные закономерности, которые можно использовать в качестве инструментов познания. Распространенное в современной науке отношение к категориям, как к конструкциям не формализованного языка, которые не поддаются дефинированию в рамках конкретной теоретической системы, обусловлено особенностями истории европейской интеллектуальной культуры. Ее нормы рациональности до настоящего времени больше тяготеют к искусственным формам выражения мысли, чем к естественным. Однако это есть не более чем один из возможных путей развития познания. Нам представляется, что мышление категориями имеет естественную природу, а его приемы могут быть выявлены в виде рациональных схем и использованы в познании. Совершим короткий экскурс в историю философии и попробуем аргументировать идеи о широком использовании античной философией (прежде всего имеется ввиду философия досократиков) приемов категориального мышления, разработанных по преимуществу в виде естественных средств выражения мысли (мета-фор, смыслообразов, символов), а не описаний операций, как это представляется в традиционной логике В.Минто, Г.И.Челпановым, В.Ф.Асмусом и др. По свидетельству В.Х.Кессиди, Гераклит “оперирует образами-понятиями (смыслообразами), художественными сравнениями, метаформами и символами;

нередко его мысли выражены в форме парадоксов, афоризмов и загадочных изречений... (Гераклит - В.Р.) был озабочен не столько логически верным построением суждений, сколько содержательным знанием о мире и окружающих явлениях... был не отвлеченным мыслителем, не философом “метафизиком”, оперирующим однозначными категориями и рассуждающим о мире и жизни с помощью абстракций, а философом - мудрецом, который, так сказать, сопереживал бытие (событий-ствовал), стоял ближе к бытию, к живой реальности, и мыслил всеобщее (перво-начало вещей, единое, логос, закон, сущность) в неразрывном единстве с многооб-разием единичных вещей... пытался представить всеобщее не в форме отвлеченной всеобщности..., но через чувственно воспринимаемые явления, через наглядные процессы и обстоятельства... Гераклитовские высказывания отличаются краткостью, смысловой плотностью и художественной выразительностью” [174, с.61-63, 74]. Примеры категориального мышления можно найти и у Эмпедокла, его ”предсуществующий огонь” - это ”не обычный эмпирический огонь, а тот, который предшествует всем стихиям и их порождает (в том числе и эмпирический огонь-пламя).

...Он столько же материален, сколько и духовен, поэтому он может одновременно существовать как тело и мыслить как ум”. Далее А.В.Семушкин развивает мысль о том, что идеи такого рода характерны не только для школы пифагорейцев, но и античности вообще [387, с.96]. По свидетельству А.С.Богомолова: “Само слово обобщает, и поэтому античный ”логос”, неразделимое единство слова и мысли, позволил сформулировать первые стихийные обобщения многообразного индивидуального, социального, политического опыта людей” [56, с.4]. Синолог А.И.Кобзев считает, что китайские аналоги категорий генетически восходят к образам мифологии, гадательной практике, хозяйственно-упорядочивающей деятельности. Позднее категории ”обретают прежде всего натурфилософский смысл и используются в качестве классификационных матриц: например, двоичная - ”инь-ян” или лян и - ”двоица образов”;

троичная - тянь, жень, ди - ”небо, человек, земля”, или сань пай - ”три материала”;

пятеричная - у-син ”пять элементов” [181, c.25]. Близость категориального мышления к действительности позволяла ”внед-рять” категориальные структуры в общественную практику. По мнению А.Н.Ча-нышева, одним из опытов такого рода являются гномы, в особенности Фалеса, т.к. именно он ”распространил ту форму всеобщности, которая была достигнута в гномах, на мировоззрение” [381, с.120-122]. В работе Ж.-П.Вернана можно найти образец использования осмысливания категории “мера” в социальной практике. По его мнению, реформы одного из семи мудрецов Солона были ориентированы на средние слои общества и ”выполняли задачу по установлению соразмерности, своего рода сочленения двух противоположных партий, раскалывающих полис и требующих полноты главенства власти... Место Солона как незыблемой преграды, как рубежа, устанавливающего между двумя враждующими стенами непреодолимый предел, - в центре государства....Согласие, аналог музыкального аккорда, покоится на числовом отношении того же типа, что и в музыке 2/1, 3/2, 4/3. Правильно подобранная мера должна согласовывать силы, неравные по своей природе, обеспечивая справедливое преобладание одной над другими”. Автор обращает внимание на то, что подобные идеи присутствуют у пифагорейцев, а также у Платона в излагаемой им в ”Государстве” теории ”Благоразумия”[79, с.106, 118, 124, 120-122]. Вместе с тем, несмотря на многие достоинства, с точки зрения запросов формирующейся уже в школе софистов логики категориальное мышление обладает заметными недостатками. Как считает А.С.Богомолов, они проявляются в ”неустойчивости и многозначности философского словоупотребления” [57, с.36].

Своеобразной декларацией перехода к отличным от категориальных способам выражения мысли звучат слова Платона в ”Теэтете”: ”Попытайся же и множество знаний выразить в одном определении, подобно тому, как, отвечая на вопрос о (несоизмеримых с единицей) сторонах квадрата, ты все их многообразие свел к общему виду” [316, c.234]. В этом же диалоге Платон высмеивает любовь Гераклита к загадочным высказываниям, парадоксам. Аристотель, пожалуй, первым из античных философов осознал необходимость систематизации накопляемых знаний и выделил категории как рода знания или конструкции мысли, употребимые для их обобщения и организации. Как пишет А.Н.Чанышев: ”У Аристотеля категории - высшие родовые понятия, несводимые друг к другу (иначе их число было бы меньше, чем оно есть). Число их доходит до десяти, и они приводятся в ”Топике” и ”Категориях” ” [465, с. 125]. Не задерживая внимания на специальном анализе истории категориального мышления в истории античной философии, отметим общую особенность - интерес к категориям и категориальным структурам возрастал по мере того, как росло ”напряжение” мысли, стремящейся охватить и выразить представление о мирозда-нии в целом. Весьма характерным это было для интеллектуальной культуры средних веков. С помощью категориальных схем А.Я.Гуревичу удается дать гносеологически емкое и исторически достоверное представление менталитета средневекового общества [118], воспользовавшись этим же средством М.А.Барг делает описание чрезвычайно объемных и сложных этапов интеллектуальной истории человечества [39]. Своеобразие категориального мышления стремились показать И.Кант, Э.Гуссерль, С.Н.Булгаков. В работах современных философов В.И.Свидерского и Р.А.Зобова [379], В.Л.Обухова [300, с. 24] мышление категориями рассматривается как отличительная особенность диалектической логики. Имеются серьезные ра-боты, посвященные систематизации категорий, выполненные В.Н. Сагатовским [364], В.С.Библером [49, 50], В.С. Готтом, Э.П.Семенюком, А.Д.Урсулом [105], В.С.Барулиным [40]. Э.А.Самбуров исследует механизмы и схемы образования связей между категориями [369], в работе А.Т.Артюх категории рассматриваются средствами образования научной теории [28], а М.Р.Радовель исследует категориальную структуру исследовательского мышления [343]. Е.Д.Гражданников проводит систематизацию философских категорий [107] на базе открытого им “Все-общего Периодического Закона” [108].

Вероятно, для того чтобы интерес к категориям был проявлен учеными, представителями отдельных дисциплин, работа с ними должна переместиться в область интересов логики. На сегодняшний день это оказывается сложным из-за того, что категориальное знание - это в основном знание, представленное в словесно-образной форме, а поэтому с трудом поддающееся формализации. Однако, если вернуться к первоначальному и широкому определению логики как учения о правильных формах мысли, позволяющих получать истинные знания, то это позволит не только расширить спектр логических исследований, но и выразить приемы работы с категориями достаточно четко. В философии И.Канта, а впоследствии в русле открытой им традиции, категории и системы категорий, как свидетельствует С.Н.Булгаков, начинают играть роль особых эпистемологических объектов, организующих восприятие и упорядочивающих процессы понятийного мышления [67, с.35]. Первоначально станем рассматривать категорию как форму организации знания, представляющей в сознании человека объект в целом как сложное, внутренне неоднородное (противоречивое) и многомерное образование. При этом в роли объекта может выступить некая область материального мира, феномены психики, а также знания. В числе основных характеристик категориального мышления выделим, во-первых, то, что оно непосредственно связано с осваиваемой реальностью. С помощью категорий совершается первое отображение объекта в познавательном процессе, а по его окончании категории опосредуют процесс трансляции результатов познания в практику. Во-вторых, категориальные структуры при этом сами как бы отодвигаются на второй план, не случайно распространено восходящее еще к Аристотелю понимание категорий как родовых понятий, неопределяемых в теории. В применении к решаемым здесь задачам организации знания назначение категорий двойственно, с одной стороны, они образуют своеобразный классификатор, в котором заложены правила опознавания и распределения разнородного знания, с другой стороны, конкретные системы категорий система категорий содержат правила преобразования знаний и регламентируют движения знаний внутри системы. В дальнейшем мы будем выделять две разновидности систем категорий система категорий:

• Категориальные схемы. Они включают в себя категории в модусах родов знания. Предметика категориальных схем - это знания, с помощью категориальных схем образуется внутренняя "архитектура" мышления. Как полагает В.А.Лефевр, в сфере самого знания имеются ”особые конструкции, которые используются при изучении самых разнообразных объектов. Одной из основных задач логики, исследующей научное мышление, является выделение этих конструкций в чистом виде” [239, с. 37].

• Категориальные модели. Здесь категории выступают в роли родов бытия. По словам М.Хайдеггера: “ ”учение о категориях” - это обычное название для анализа бытия сущего” [453, с. 276]. В данном модусе категории выступают в качестве образований мысли, отображающих онтологические аспекты объектов познания. Вместе категориальные схемы, и категориальные модели представляют собой системы категорий, в организации которых лежат общие принципы, но они имеют разные области репрезентации и выполняют в мышлении неодинаковые функции. Категориальные схемы выступают как средства для развития приемов категориального мышления, приобретая при этом характер метафизических априорных конструкций. Поскольку в категориальных схемах запечатлеваются всеобщие принципы устройства мироздания, они выступают в виде эталонов для построения категориальных моделей, репрезентирующих конкретные предметные области. Категориальные модели являются оригинальными средствами представления изучаемых объектов, а также выбора и формулирования проблем. Системы категорий образуют категориальные схемы, относящиеся к области ЗНАНИЯ, и категориальные модели, отображающие БЫТИЕ, поэтому системы категорий способны связывать обе эти области, выполняя при этом функцию ПОНИМАНИЯ. Между категориальными схемами и категориальными моделями имеет место процесс обращения, когда, к примеру, в некоторой категориальной схеме получают выражение очень специфические особенности, близкие к некоей конкретной предметике, то она легко трансформируется в категориальную модель, также категориальная модель по мере выявления в ней универсального, ее экспансии на новые предметные области с приобретением черт метода обращается в категориальную схему. Предлагаемый здесь подход к категориям и системам категорий используем для разработки следующих направлений: 1. Предметом категориальной схематизации становятся знания, а задачей систематическая организация этих знаний. В этом смысле каждая категориальная схема есть свернутая система знания, причем не только актуально существующего, но и возможного, и, наоборот, в основе всякого знания как условие его упорядоченности, систематичности лежит более или менее осознаваемая категориальная схема. 2. Каждая отдельная категория репрезентирует в системе определенный класс знания. В этом смысле категориальная схема типологизирует знания, используемые в работе. 3. Категории категориальной схемы, маркируя вместе или каждая отдельно свой особый класс качественно определенных знаний, указывают и на те специфические приемы мышления, которые адекватны для работы с такими именно знаниями. Свое понимание роли категорий и систем категорий в познавательном процессе, осмыслении и освоении действительности поясним, сравнивая взгляды на процесс познания, разрабатываемые в трансцендентальной философии, прежде всего И.Кантом, и во всеобщей организационной науке - тектологии А.А.Богдано-вым. Для И.Канта категории средства умозрения, вооруженного дедуктивными методами. У А.А.Богданова отчетливо выражен поиск обоснований организационных процессов, протекающих как в материальных объектах, так и в мышлении, по его мнению, "формы, организующие некоторое содержание, определяются этим содержанием, приспособляются к нему", отсюда следует и идея проводить параллельно реальное и мысленное абстрагирование [55.1., с.132-135]. Родоначальник системного подхода отмечает общность организационных процессов в производстве, социальной сфере, мышлении [55.1., с.191-192]. В развитии этой идеи уместно поставить вопрос о создании эпистемологической парадигмы, объединяющей дедуктивные и индуктивные традиции в познании, установки на априоризм и необходимость эмпирического обоснования результатов размышления. Правда, для ре-шения такой задачи системы категорий могут быть использованы как модели познавательных процессов, где будут связаны в единую систему эти зачастую противополагаемые познавательные установки. Наше предложение состоит в том, чтобы объединить в системах категорий данные, полученные в ходе развития эмпирически ориентированного системного подхода, с результатами, достигнутыми в построении умозрительных категориальных схем в трансцендентальной и натурфилософии. В этом смысле системы категорий имеют двойственную природу - умозрение, осуществляемое в категориальных схемах, и опыт, аккумулируемый в категориальные модели. Постулируемый здесь тезис о единстве умозрительного и эмпирического подхода хорошо подтверждается мыслью Н.О.Лосского о том, что процесс познания облегчен, поскольку элементы действительности покрыты "метками", указывающими их связь [251, с. 270-271]. В интуитивизме переход от дедуктивных к индуктивным методам обосновывается включением понятия "знание" в объем понятия "действительность", и интуиция распространяется как на область опыта, так и на умозрение. Системы категорий можно получать и рассматривать в качестве исключительно умозрительных конструкций - категориальных схем. Категориальные модели, напротив, выполняются в процессе отображения конкретного объекта и служат для интеллектуального обеспечения процессов его изучения. Категориальная схема сцеплена с субъектом, категориальная модель приближается к объекту познания. Объединение категориальной схемы и категориальной модели начинается при выборе и формулировании проблемы, как системы категорий, установлении цели исследования, а вместе с этим проработки соотношений между объектом, методом, предметом (см. главу 1.2.). Система категорий, оказывается выбранной, образованной постольку, вызывает поскольку в ней удачно совместились категориально-схемный служащий и категориально-модельный компоненты. Проблема, сформулированная таким образом, своеобразный интеллектуальный "резонанс", средством объединения осознаваемых и интуитивных методов размышления. Акцентируя внимание на категориальных схемах, легко перейти к идеям феноменологии, Э.Гуссерля как "универсальной науки о действительности, любая отрасль которой, в т.ч. позитивная, должна быть установлена на своих априорных основаниях" [119, с.19-20]. Напротив, рассматривая самодостаточными категориальные модели, мы обращаемся к задачам философского, методологического обоснования утверждений тектологии, современного системного подхода, синергетики, кибернетики и в особенности ее новой ветви - гомеостатики [95-103;

508]. Разработка структуры знания для планируемого исследования, (либо, наоборот, выявление структуры в уже проделанной работе) значительно усиливает интеллектуальные основания как в поиске нового, так и в экспертизе полученных результатов. Указанная процедура связана с категориями, являющимися теми ключевыми конструкциями мысли, которые, во-первых, "притягивают" к себе только определенный материал (понятия), во-вторых, они указывают, какие именно приемы мышления, образующие множество логик - полилогику, адекватны для оперирования этими знаниями. Вместе категории образуют конструкцию, проявляющую структуру знания данного исследования. Количество категорий, образующих такую конструкцию, указывает на качественные различия наполняющих ее знаний. В работах, посвященных теме поиска новых философских и общенаучных категорий, предлагаемые авторами этих работ новые категории выступают своеобразными аккумуляторами стоящих за ними специальных знаний [105]. В этом смысле нам представляется более интересным распространить на категории, высказанные А.К.Сухотиным идеи о гносеологии уплотнения знания [412]. От характера связей между категориями зависят принципы субординации знаний в конкретной системе, способы переходов между этими знаниями. С помощью систем категорий можно (планировать/выявлять) в структуре знания уровни, отрасли (см. главу 1.4.). Обращаясь к системам категорий, знание о любой предметной области можно представить в виде сложной, гетерогенной, но закономерно организованной конструкции, т.е. закономерности, заложенные в категориальных схемах, проявляются и в систематизируемом с ее помощью знании. Подобным же образом, категориальная модель объекта обладает эвристическим потенциалом, указывая на наличие в нем пока еще не установленных другими средствами познания особенностей устройства, функционирования, развития. Гетерогенной структуре знания, различающегося качественно, соответствует и неоднородная структура приемов мышления (логик), причем категориальная схема обеспечивает совмещение этих двух структур. Конкретная категория "ука-зывает", что для работы со знанием такого-то типа требуется такая-то логика. Работа с категориями, таким образом, обеспечивает специалиста инструментарием, который позволяет ему, находясь в диссоциированной позиции, обладать достаточным разнообразием, чтобы воздействовать на ход решения задач (ассоции-рованная позиция). Это позволило поставить вопрос о полилогическом в неоднородном знании о сложном предмете, которое получено и обрабатывается с нескольких позиций и разнообразными приемами. 1.4. Полилогический подход как средство систематизации знания и познавательных операций В складывающемся взаимодействии специалиста и методолога-консультанта важное место занимает задача упорядочивания знания, которым обладает специалист. Прежде всего здесь целесообразно провести выделение рубрик, каждая из которых задана определенной категорией, их группой или категориальной схемой. На этом этапе язык категорий выполняет роль своеобразного гибридного языка, с помощью которого удается не только установить понимание методолога-консуль-танта и специалиста, блоков знания.

но и вести обсуждение общих интересов (весьма емким в гносеологическом смысле способом [412]), пользуясь категориями, взятыми в качестве В работе рассмотрим следующие три аспекта применения категорий, которые можно использовать в решении следующих задач:

• Номинации. С помощью категорий делается указание на некоторые совокупности знаний или различных объектов (множества), образующие отдельные предметные области или их части. Решение этой задачи тесно связано с установлением предметных рамок любой науки, в т.ч. философии. Структурно-организационной. Группа категорий выступает в роли структуры, с помощью которой совокупность знания преобразуется в систему, т.е. играет роль фактора системогенеза. Здесь категории играют роль родовых структур, способных объединять, генерировать знания о некоторой предметной области. Логической. Категории и системы категорий - это особые формы сосредоточения знания и организации мысли, поэтому работа с категориями требует интуитивного или осознанного использования специальных приемов. В современной эпистемологии и методологии большое место занимает • • обсуждение вопросов о разнообразии форм мышления, в том числе используемых в познании. Появляются работы, посвященные вненаучным методам рассуждения [76, 147, 339, 358, 440], специально обсуждается тема вневербальных приемов мышления [136], в частности, выделяется как самостоятельное визуальное мышление [146, 314]. Г.С.Баранов, разработав вопрос об использовании наглядности в построении социальной теории [36], рассматривает конституирующую роль метафоры в теоретическом познании социальной реальности [37]. Речь идет уже не только о стремлении рассматривать психическое неотъемлемым компонентом устройства мироздания, что вызывает возрастающий интерес современных ученых и философов, начиная от работ З.Фрейда [448], К.Г.Юнга [501] о бессознательном и его архетипах до новейших исследований последних лет [5, 113, 135, 162-163, 282, 284-286, 290, 404, 419, 436-438, 440, 450, 462-463], усилении интересов к внерациональным, к примеру, мифологическому и даже мистическому способам мышления, [84, 147, 152, 180, 268, 284-286, 338-339, 358, 468, 504], но также и об использовании в познании психического (в особенности, неосознаваемого) традиционных средств современной математики [284] физики [404, 436-438, 450], медицины [224,267, 404].

Серьезный пересмотр оснований разворачивается в современной математике. Это проявляется в развитии интуиционизма в философии и логике Н.О.Лосским [251], использование механизмов интуиции в математике изучают А.Пуанкаре [340], В.Ф.Асмус [29], Ж. Адамар [6], М.Клайн [177, 178] А.С.Есенин-Вольпин разрабатывает антитрадиционную или ультраинтуиционистскую программу пересмотра оснований математики [143], Л.Заде развивает представления о нечетких множествах, вводит понятие лингвистической переменной и предлагает новую трактовку функции принадлежности [148]. В этой связи полезно обратиться к восприятию логики как учения о разнообразных формах мышления, которые должны отвечать одному общему свойству - приводить к истинному выводу. Обратим внимание на то, что та логическая традиция, в пределах которой мы привыкли работать, есть только одна из возможных логических программ. Не единственность логики Аристотеля становится очевидной, если, к примеру, обратиться к логикам, свойственным различным философским школам Индии [493], в особенности к логике Навья-Ньяи, реконструированной в виде оригинальной формализуемой системы вполне сопоставимой с традиционной европейской логикой Г.Х.Инголлсом [160]. Серьезного внимания заслуживает создание мудрецами древнего Китая способов размышления с использованием схем и символов. Если слова Г.И.Гурджиева о том, что универсальный язык - это язык символа энеаграмма, можно счесть декларацией, то в настоящее время появляется большое число работ, посвященных анализу древних символов и схем, выявлению смысла содержащихся в них закономерностей [8, 138-139, 168, 255-256, 449, 470, 514, 517]. Учитывая сложность и неоднородность объектов междисциплинарных исследований, какими являются работы в сфере интеллектуальных систем, в версии генетической логики И.С.Ладенко [197-199, 222] выделение логик проводится на том основании, что предмет логики отличается от предмета системы знания, и в то же время разнообразие логик связывается с разнообразием систем знания, с которыми мы имеем дело. Причем с этих позиций мы сталкиваемся с новой задачей соотнесения между собой не только разных систем знания, но и разных логик. Как свидетельствует один из основателей школы "Диалог культур" В.С.Библер, в основе диалогичности человеческого мышления лежит также диалог логик [50]. Исходя из этого можно высказать предположение о наличии целого ряда логик, отличающихся одна от другой в первую очередь категориальной структурой.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.