WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Е.А. Борисенко БИТЬ, ИЛИ НЕ БИТЬ? ДИСЦИПЛИНАРНЫЕ РОДИТЕЛЬСКИЕ СТРАТЕГИИ В НЕПОЛНЫХ СЕМЬЯХ БОРИСЕНКО Елена Алексеевна – студентка

социологического факультета Российского государственного университета. E-mail: solnce-za-nas В данной публикации, на основе исследований, проведнных одним из авторов в г. Москве в 2008-2009 годы, рассматриваются дисциплинарные родительские практики в неполных семьях. В качестве ключевых характеристик семьи и детско-родительских отношений были использованы такие понятия, как «родительский стиль» и «родительские практики».

Предполагалось, что основным отличием дисциплинарных практик в неполной семье (по сравнению с полной) будет отсутствие или малое применение физических наказаний.

Полученные данные свидетельствуют, что девиация количественных параметров семьи неоднозначно связана с качеством детско-родительских отношений: материальные и социально-психологические трудности, которые испытывает на себе одинокая мать, отражаются на внутренних отношениях в семье, на родительском стиле. Формируется следующее представление о детско-родительских отношениях в неполной семье – степень доверия, близости ребнка с матерью определяет его характер, поведение и дисциплинарные практики, которые она к нему применяет. Доминирующим родительским стилем в неполных семьях оказался авторитетный.

Ключевые слова: дисциплинарные практики – дисциплинарные стратегии – родительские практики – родительские стили – неполная семья – социализация – наказание – поощрение В свое время один из американских исследователей семьи, придя в магазин детских игрушек, обнаружил плакат, на котором была описана шутливая эволюция педагогических взглядов на воспитание детей20:

Таблица 1910 г. Шлепай их!

1920 г. Лишай их чего-нибудь!

1930 г. Не обращай на них внимания!

1940 г. Убеждай их!

1950 г. Люби их!

1960 г. Шлепай их, но с любовью!

1970 г. Бог с ними!

При всей шутливости воспитательных лозунгов и условности хронологии не подлежит сомнению интерес ученых и массового сознания (не только американцев) к воспитательным практикам.

Современные американские исследователи различают «родительский стиль» (parenting style) и «родительские практики» (parenting practices)21. Родительский стиль характеризуется прежде всего создаваемым родителями в семье эмоциональным климатом.

Выделяются следующие его варианты:

1. Авторитетный (authoritative) — превалирование теплоты в отношениях с детьми и одновременно контроля над их поведением, быстрое реагирование на проступки, высокая требовательность.

2. Авторитарный (authoritarian) — сильный контроль над поведением при низкой степени теплоты, медленное реагирование на проступки.

3. Потакающий (indulgent) — быстрое реагирование на проступки, но слабая требовательность, отсутствие строгих правил поведения.

4. Отвергающий/безразличный (rejecting/indifferent) — медленное (или отсутствие) реагирование и слабая требовательность.

Флэйк-Хобсон К., Робинсон Б. Е., Скин П. Мир входящему. Развитие ребенка и его отношений с окружающими. – М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1992. - 510с.

21 Fletcher A. C., Walls J. K., Cook E. C., Madison K. J., Bridges T. H. Parenting Style as a Moderator of Associations Between Maternal Disciplinary Strategies and Child Well-Being // Journal of Family Issues. – 2008. Vol. 29. — No 12. – P. 1724-1744.

Психологи зафиксировали, что при авторитетном стиле, характеризующемся теплым отношением и одновременным контролем над поведением, у детей до пяти лет связь между использованием жстких методов наказания и плохим поведением ниже, чем при остальных родительских стилях.

Для обеспечения успешной первичной социализации в семье родители сталкиваются с необходимостью либо корректировать неприемлемое поведение ребенка, либо поощрять социально желательное, иными словами, используют наказания и поощрения.

Выделяются две проблемные дисциплинарные стратегии, под которыми понимается разновидность практик, когда родители систематически и сознательно применяют меры дисциплинарного воздействия на ребенка. Это:

1) дисциплина с применением силы (power-assertive discipline) -физическое наказание, лишение чего-либо, прямые приказы и 2) родительская непоследовательность (parental inconsistency). Обе стратегии приводят к нежелательным последствиям в поведении детей: в первом случае ребнок сначала боится наказания, но потом проявляет агрессию к внешнему миру, во втором — у него формируется неуступчивость, и его поведение становится асоциальным.

Особую актуальность система наказаний и поощрений приобретает в неполных семьях (как правило, без отца). Специфику воспитания в такой семье во многом определяет отсутствие полового диморфизма и разделения ролей «отец» и «мать». Кроме того, нередко роль матери берет на себя бабушка с авторитарными чертами личности, а роль отца играет достаточно жесткая и принципиальная мать или же дедушка22.

В массовых опросах, проведенных российским Фондом общественного мнения (ФОМ)23 зафиксированы следующие основные тренды изменения системы детско родительских отношений:

детей стали наказывать (или признаваться в этом) меньше;

Захаров А. И. «Неврозы у детей и подростков. Анамнез, этиология и патогенез».

http://www.solarys-info.ru/articles/article.aspx?id= 23 Объект исследований — россияне в возрасте 18 лет и старше. Объем выборки в каждом опросе — 1500 человек. Все опросы проводились с апреля 2004 г. по май 2008 г. В качестве метода использовалось интервью респондента по месту жительства. Статистическая погрешность не превышала 3,6%.

те респонденты, которых наказывали в детстве, более склонны к применению физического наказания к детям;

у более молодых респондентов в семьях доминировал эгалитарный стиль детско-родительских отношений, их больше хвалили, чем наказывали;

наблюдается сдвиг в сторону большего применения поощрения.

Особенно это характерно для материнской стратегии воспитания. Отцовская же стратегия остатся прежней – основанной на маскулинности, наказании и ожидании беспрекословного следования правилам.

Наши исследования 2008-2009 гг. носили целевой нерепрезентативный характер:

проведено 20 глубинных интервью с 10 юношами и 10 девушками – студентами московских вузов в возрасте от 17 до 23 лет, проживающими в Москве и воспитывавшимися одной матерью. В опросе 2009 г. использовался инструментарий М.А. Страуса, задействованный в Международном родительском исследовании (International Parenting study)24.

Только в одном случае у матери было среднее образование, в остальных — высшее.

В большинстве семей мать никогда не была в браке, в некоторых — она осталась одна из-за развода или смерти мужа.

В детстве часть респондентов жили в расширенной семье. Все они включали в понятие «семья» бабушек, дедушек и даже ттю, хотя у четверых опрошенных бабушки и дедушки жили отдельно и приезжали, чтобы помочь по хозяйству.

Большинство респондентов отметили, что именно бабушки и дедушки следили за их воспитанием и дисциплиной.

Почти все респонденты признали, что мать зарабатывала достаточно, а по словам одной из опрошенных девушек, живущей с мамой, бабушкой, дедушкой и ттей, «поскольку семья большая и не только мама зарабатывает, то, в принципе, всего хватает».

Некоторые респонденты подчеркивали, что жившая и воспитывавшая их бабушка заменяла им мать: «бабушка была будни, а мама была праздник, выходные», «вообще бльшую роль в воспитании играла бабушка».

Straus M.A. International Parenting study. http://pubpages.unh.edu/~mas2/IPS.htm Рассмотрим, какие родительские стили использовались в детстве у наших респондентов. При этом, в отличие от американских учных, анализирующих в основном отношение матери к ребнку, мы включим в свой анализ и отношения с прародителями, которые принимали активное участие в воспитании детей.

Приведм наиболее характерные высказывания, приписываемые нами определенному родительскому стилю.

Авторитетный стиль:

«Бабушка меня постоянно «курировала» и опекала»;

«любой мой косяк бабушка отслеживала, и санкции применяла она» (девушка, 21 год);

«Какие-то трудности, я, естественно, обсуждал с мамой»;

«…«кнута» особо не было, мне как-то грамотно, правильно объясняли, что хорошо, а что плохо» (юноша, 20 лет);

«Мама достаточно строго меня воспитывала, но в рамках дозволенного. Мне кажется, это было правильно… Бабушка тоже всегда была жсткая». (юноша, 19 лет).

Авторитарный стиль:

«кнута было больше. Было больше ограничений, больше излишнего, на мой взгляд, контроля, а если на меня хотели надавить, я всегда вс делал наоборот...»;

«…беда в том, что они не осознали, что наносят урон моей психике» (юноша, 23 года);

«В силу жизненных обстоятельств мать старается контролировать, отслеживать, что происходит в семье… она считает нормальным принимать решение за человека… иногда это выливалось в подавление» (юноша, 22 года).

Потакающий стиль:

«Не было какой-то жсткой дисциплины... она никак не реагировала на то, как я себя веду… я мог и в 4 утра прийти, учась в школе, никаких вопросов даже не возникало, конфликта не было… (юноша, 22 года).

«Мать говорила, что в принципе, в любом случае решать мне, нас никто не заставлял, мы сами ходили в магазин, сами вс покупали» (девушка, 21 год).

В одной семье, судя по всему, наблюдались признаки как потакающего, так и авторитетного стилей. До девяти лет девушка жила с бабушкой и дедом, который использовал авторитетный родительский стиль, потом она стала жить с сестрой и матерью, отдающей предпочтение потакающему стилю.

Анализ интервью свидетельствует, что в неполных семьях чаще используются такие стили, как авторитетный и авторитарный. В семьях юношей нередко присутствуют и авторитарный, и авторитетный, и потакающий стили. В семьях девушек более распространен авторитетный родительский стиль.

У половины респондентов в детстве были очень тплые, доверительные отношения с матерью, у троих респондентов отношения были хорошие, но так как мать много работала, общались они не очень часто: «мы разговаривать начали с конца школы».

У одного молодого человека не было желания общаться с авторитарной матерью:

«Вс, что можно было не говорить ей о личной жизни, я не говорил». Ещ у одного юноши доверительные отношения были с бабушкой, а не с мамой: «Все откровенные беседы – с бабушкой, решение каких-то серьзных проблем – тоже с бабушкой».

Почти у всех опрошенных был человек, к которому они обращались с какой-то проблемой, могли пожаловаться и получить помощь. Лишь один юноша вырос, по его словам, «безэмоциональным, испытывал дефицит внимания, заботы».

Среди опрошенных выделялись двое юношей, выразивших неудовлетворнность теми дисциплинарными практиками, которые к ним применялись в детстве.

Мать первого получила высшее техническое образование, но была занята на низкооплачиваемых видах работ (инженер в цементном цехе, работа в ДЭЗе на телефоне).

Она использовала авторитарный родительский стиль: «привыкла контролировать, и ребнок должен все делать из-под палки». Когда респондент был подростком, родился брат и, возможно, отнял часть внимания, которое могла бы ему уделить мать. Роль родственников в детстве респондента не акцентирована. Второй респондент вырос в семье с матерью, бабушкой и дедушкой. Все они имели только среднее или незаконченное среднее образование и занимались низкооплачиваемым трудом (телеграфистка, консьержка). В то же время респондент оценивает сво детство как счастливое и отмечает проявление внимания и заботы со стороны родственников: «...Меня воспитала бабушка, все доверительные беседы – с бабушкой, решения каких-то серьзных проблем – с бабушкой... Я считаю, что у меня было счастливое детство».

Воспитание в этих двух семьях характеризовалось строгим контролем, подчас диктатом, юношей часто наказывали, «пороли ремнем», как признался один из них, ограничивали круг общения.

Примечательно, что в обоих случаях речь идет о мальчиках. С одной стороны, это может быть связано с тем, что традиционно к ним применяются более жесткие способы социализации, с другой, — специфическим (не обязательно полностью осознаваемым) отношением матери к сыну, на которого проецируется отношение к его отцу. Наконец, не исключено, что именно мальчики более остро реагируют на скромный материальный достаток семьи.

В остальных семьях физические наказания использовались нечасто, не как постоянная дисциплинарная практика, а в качестве разовых акций, непосредственной реакции на проступок ребенка. «Бабушка могла меня шлпнуть, один раз она меня даже за волосы оттаскала» (девушка, 21 год);

«мама ударила меня по заднице» (юноша, 19 лет). При этом респонденты посчитали наказание справедливым: («если я заслужил, то зачем обижаться? Значит по делу вс, вс так и надо». Но говоря о воспитании своих будущих детей, опрошенные выразили отрицательное отношение к применению физических наказаний: «Ну, если честно, я бы насчт оттаскивания за волосы... этого я бы, конечно, делать не стала»;

«мне кажется, что физическое не совсем эффективно».

Респонденты гораздо лучше вспоминали наказания, которым подвергались в детстве, чем поощрения. Их перечень включает в себя вс многообразие дисциплинарных практик, которые применяются и в семьях с двумя родителями.

Наименее популярен такой метод, как «работа по дому» и «дополнительные задания».

Далее по нарастанию частоты использования тех или иных наказаний выстраивается следующая последовательность:

угроза, изоляция, запреты, дополнительные задания;

лишение удовольствий;

физическое воздействие;

изоляция, постановка в угол;

бойкот или словесное воздействие;

крик.

Основные провинности, за которые наказывали, следующие:

физическая агрессия: («как-то так случайно получилось, что я... съездила ей по лицу» (девушка, 21 год) порча имущества: «Я вылила в туалет мамины духи, какие-то очень дорогие, французские» (девушка, 21 год);

«Я торшер то ли порвала, то ли разукрасила» (девушка, год) обман, школьная неуспеваемость, позднее возвращение домой и уход из дома без разрешения: («Второй раз тоже на вранье попалась, мне сказали, туда не ходить, а я туда ходила […] потом, конечно, она узнала, и, вот, опять-таки наказала» (девушка, 21 год);

«Я с друзьями убежал, не предупредив» (юноша, 23 года).

Поощрение, по воспоминаниям респондентов, выражалось, в следующих формах:

похвала, словесное одобрение: «Я пошла в магазин, вс купила, убрала, все пришли с работы и обалдели: О, молодец!..» (девушка, 21 год) «материальная»: награда — деньгами: «Я училась за деньги... бабушка...

за (школьную) пятерку давала 5 рублей, за четверку давала 4, за тройку отбирала половину, за двойку отбирала вс накопленное» (девушка, 21 год), сладостями («Я сдавала, всякие диктанты писала на хорошие оценки, и мне мама приносила мороженое» (девушка, 20 лет).

вознаграждение за труд: «Дед однажды придумал сделать выставку из моих рисунков... те рисунки, которые я рисовал, показывал, их не складывали в кучу, а мы их вывешивали на стену, у меня была вся стена в самолтах» (юноша, 23 года).

Лишь в одной семье физические наказания применялись именно как воспитательная мера, систематически, с различной периодичностью, когда это не были единичные случаи или эмоциональные срывы. Возможно, в неполных семьях эмоциональный контакт детей с матерью более тесный из-за отсутствия отца, поэтому дети считают неприемлемым вести себя плохо.

Все наши респонденты ответили, что были в детстве послушными детьми. Только один юноша квалифицировал себя, как непослушного. При этом именно в его семье физические наказания использовались как превалирующая дисциплинарная практика.

У молодых людей и девушек в целом нет установки на использование физических наказаний своих будущих детей. Но вс же возможность физического воздействия в редких случаях они считают допустимой: «Всыпать ремня за серьзный проступок можно как показательную меру, но не обязательно так сильно вкладываться, как это случалось со мной» (юноша, 23 года).

Чаще всего респонденты упоминали о том, что ребнка можно лишать каких-то удовольствий: «отобрать компьютер, телевизор, пусть сидит, думает», «В угол поставить, замолчать, сладкого лишить» [1].

Что касается поощрений, то только один респондент сказал, что ему не хватало в детстве нормальной похвалы: «Я испытывал дефицит внимания, заботы» (юноша, 22 года).

Помимо дисциплинарных мер, в родительских практиках учные выделяют участие родителей в школьной жизни детей и вовлечнность в дружеский круг и увлечения ребнка. В нашем исследовании большинству респондентов помогали с домашним заданием либо мать, либо бабушка. Вместе с тем, у детей из неполных семей вырабатывается навык самостоятельности, и они обращаются к взрослым только в сложных случаях. Это признавали и наши респонденты. Кроме двух опрошенных, у остальных были очень либеральные матери, которые не запрещали им встречаться с друзьями, гулять, играть вне дома.

На основе анализа западной и отечественной литературы, посвященной дисциплинарным родительским практикам, и результатов нашего качественного исследования, была разработана следующая типология (см. таблицу).

Таблица 2.

Виды дисциплинарных практик.

Негативная (наказания со стороны родителя) Аналитико-компенсаторная Позитивная Сильновыраженная (поощрения со стороны родителя) Вербальные меры Похвала Физические наказания Беседа, словесное (шлепок, порка и пр.) увещевание с моральной оценкой поступка Покупка подарка Повышение голоса / крик Организация действий ребенка (компенсация) Вознаграждение (в т.ч. денежное) Словесное оскорбление, подавление, Работа по угроза дому/дополнительные задания Слабовыраженная Реализация «естественных последствий» Бойкот, лишения общения (насорил – убери) Объятие/поцелуй/сильный Ограничение пространства — положительный эмоциональный контакт изоляция / отправление в угол с ребнком Запреты, лишения удовольствий и развлечений В заключение подчеркнем, что проведенное исследование носило «разведывательный» характер и поэтому описанные закономерности нуждаются в уточнении.

В частности, специального внимания заслуживают социальные переменные, которые позволяют матери справиться с воспитанием ребенка без отца (образовательный «лифт», помощь родственников или социальных институтов и т.п.), а также социально-психологические, благодаря которым можно выявить дисциплинарные родительские практики, более эффективные с точки зрения социализации ребенка.

Результаты таких исследований могут быть использованы в работе различных социальных служб, в школьных, дошкольных и прочих образовательных учреждениях для консультирования одиноких матерей по вопросам формирования успешных детско родительских отношений.

Литература:

1. Захаров А. И. «Неврозы у детей и подростков. Анамнез, этиология и патогенез».

http://www.solarys-info.ru/articles/article.aspx?id= 2. Флэйк-Хобсон К., Робинсон Б. Е., Скин П. Мир входящему. Развитие ребенка и его отношений с окружающими. – М.: Центр общечеловеческих ценностей, 1992. - 510с.

3. Fletcher A. C., Walls J. K., Cook E. C., Madison K. J., Bridges T. H. Parenting Style as a Moderator of Associations Between Maternal Disciplinary Strategies and Child Well-Being // Journal of Family Issues. – 2008. Vol. 29. — No 12. – P. 1724-1744.

4. Straus M. A. International Parenting study. http://pubpages.unh.edu/~mas2/IPS.htm




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.