WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

В. В. ШАПАРЕНКО В ПРОДОЛЖЕНИЕ ДИАЛОГА О ПАРАДИГМАХ Актуальность и невероятно острая потребность исторического сообщества в определении методологической проблематики, я

пола гаю, вызвала столь быстрый и резкий отклик на мою публикацию1.

Необходимость ответа вижу не в личностном аспекте, а в важ ности продолжения диалога о том, какое место должна занимать ме тодология истории в конкретных работах, и о том, что сейчас мы вкладываем в данное понятие. Вопрос не праздный. Достаточно об ратиться к некоторым авторефератам докторских диссертаций по истории за 2008 год. Посмотрим, как соискатели докторской степени понимают теоретико-методологическое обоснование своих работ:

«Диссертация подготовлена на основе базовых принципов историче ской науки, в число которых входит историзм, системность, а также идея многофакторности исторического процесса»2;

«Методологиче скую основу исследования составляют важнейшие принципы исто рической науки — системность, научная объективность и исто ризм….»3, «Методологической основой исследования явились прин ципы системного подхода»4;

«Исследование осуществлялось на ос нове формационного, цивилизационного и модернизационного кон цептуальных подходов»5;

«Теоретико-методологическую основу ис Шапаренко В. В. Познавательные ракурсы истории // Диалог со време нем. 2008. № 22. С. 251-264;

Ионов И. Н. О парадигмах, теории цивилизаций и немного о научной этике. Ответ В. В. Шапаренко // Там же. С. 265-273.

Лапин В. В. Русская армия в Кавказской войне XVIII–XIX вв. // Авторе ферат дисс… д.и.н. / СПб Институт истории РАН / СПб., 2008. С. 5.

Алакшин А. Э. Протестантские общины в Петербурге в ХVIII веке // Ав тореферат дисс… д.и.н. / СПб Институт истории РАН / СПб., 2008. С. 12.

Белозёрова М. В. Проблемы интеграции и национального самоопределе ния коренных народов Южной Сибири (1920-е гг. – начало ХХI в.) // Авторефе рат дисс… д.и.н. / Томский государственный университет / Томск, 2008. С. 5.

Минеева Е. К. Становление Марийской, Мордовской и Чувашской авто номий в 20–30-е годы XX века // Автореферат дисс… д.и.н. / Чувашский госу дарственный университет имени И. Н. Ульянова / Чебоксары, 2008. С. 22-23.

В. В. Шапаренко. В продолжение диалога о парадигмах… следования составляет совокупность идей, относящихся к диалекти ко-материалистическому пониманию истории, сочетание принципов историзма, достоверности, объективности»6 и т.д.

Как видим, «застарелой аллергии на монизм и марксизм»7 у наших современных учёных не наблюдается, как раз напротив: тек сты, в подавляющем большинстве, пишутся с позиций позитивизма и материализма. Присутствует ли здесь научная этика? В смысле обозначения своей научной позиции, безусловно, да. Но каков спектр: от принципиальной основы и частных философских идей до историко-теоретических (парадигмальных) направлений. Хорошо это или плохо? Представляется, что ключ находится в решении во проса о соотношении философского и исторического компонентов в исторических исследованиях. Нужна ли вообще философия истори кам? Может быть, вполне достаточно обозначать принципиальную основу своих исследований и переходить к конкретным методам, создавать добротные нарративы. Но можно ли написать качествен ную работу историку, не имеющему своей «философской позиции»?

Автор авторитетного учебного пособия Н. А. Мининков выде ляет узкую и широкую трактовки методологии истории. Узкая по нимается им как научная дисциплина, которая призвана так органи зовать исследовательский процесс, чтобы получить максимум дос товерности и новизны. Широкая трактовка вынесена за скобки мето дологии и отнесена к теории исторического процесса, она «зависит от философской позиции историка»8. Автор справедливо указывает, что «философия играет роль фундамента научного мировоззрения, обуславливает его теоретические элементы, в частности, общее представление и об изучаемом процессе, и об основах научного по иска, т.е. о методологических основаниях научного исследования» Таким образом, учёный подчёркивает теснейшую связь между фило софией и методологией и практически показывает невозможность Лимонова М. А. Студенческая молодежь Российской Федерации в эпоху системных реформ (1985–2003 гг.) // Автореферат дисс… д.и.н. / Московского педагогического государственного университета / Москва, 2007. С. 7.

Ионов И. Н. О парадигмах… С. 266.

Мининков Н. А. Методология истории. Пособие начинающего исследо вателя. Ростов-на-Дону, 2004. С. 105.

Там же. С. 108.

382 Дискуссионный клуб достоверного, новационного и, добавим, честного исторического исследования, (за исключением конкретных историков-практиков:

например археологов) без философской базы. «Для историков, как правило, однако, характерна размытость философской позиции, от сутствие ее в чистом виде»10, — отмечает Н. А. Мининков.

Действительно, философски не образованный историк превра щается из мыслителя в технического исполнителя, не имеющего своей научной позиции. Как образовать историка философски?

Представляется, что необходимо показывать становление философ ско-исторических направлений, представленных парадигмами.

Термин парадигма стал общеупотребительным во многих об ластях научного поиска в современной российской науке, претерпев некоторые смысловые изменения по сравнению с периодом «за стоя». Отечественная наука испытала сильное влияние позитивизма и диалектического материализма, и то, что современные западные теории интерпретируются нашими учёными отчасти и с позиций «марксистской философии», не зазорно, напротив, имеет позитив ный смысл. Парадигма — понятие историческое и полисемантичное.

Не выясняя всю палитру смыслов (это тема отдельного исследова ния), рассмотрим отечественную «марксистскую» доперестроечную и постперестроечную интерпретации.

Ещё до 1990-х гг. под парадигмой понимали «основание выбора проблем, модель, образец для решения исследовательских задач» с определённым теоретико-методологическим багажом, на определён ном этапе11. Здесь более читаем первоначальный, платоновский смысл: парадигма как модель определённого поведения — стиль на учного мышления. В конце 1990-х гг. интерпретация несколько рас ширилась и приблизилась к куновской трактовке: «в современной философии науки парадигма — это уже система теоретических, ме тодологических и аксиологических установок, принятых в качестве образца решения научных задач и разделяемых всеми членами науч ного сообщества». В статьях указывается на разработанность данно го понятия Т. Куном и отмечается дискретный характер возникнове ния парадигм, осуществляемый «посредством научных революций» Там же. С. 116.

Философский словарь / Под ред. И. Т. Фролова. 4-е изд. М., 1981. Фило софский энциклопедический словарь. М., 1989.

В. В. Шапаренко. В продолжение диалога о парадигмах… и связанный «со своеобразным гештальт переключением научного сообщества на новую систему мировидения и ценностей»12.

Идея дискретного изменчивого образа научного познания Т. Куна была продолжена и доведена до сюрреалистической карти ны познания мира фейерабендовским «принципом полиферации» (хаотичного размножения научных теорий), веновским отрицанием цели, смысла, законов развития истории и множеством подобных учений, которые мы знаем как «постмодернистский вызов». Воз можно, не стоит давать ответ на идеи, пришедшие к нам с пятидеся тилетним опозданием? Даже более свежая концептуальная «сетевая модель» науки Л. Лаудана13 является скорее констатацией некото рых сторон жизни научного сообщества, нежели моделью, способ ной решать проблемы развития науки. Без сомнения, парадигмы со существуют в сети суждений и ведут друг с другом диалог, продви гаясь в решении одних задач и отставая в решении других. Это есте ственный процесс взаимодействия и самоорганизации.

Безусловно, необходимо заимствовать плодотворное начало, например идею самоценности исторического нарратива (Поль Вен, Артур Данто). Данто совершенно справедливо показал условность и слишком обобщённый характер «субстантивной философии», отме тив, что писать историю, исходя из готовых систем, концепций и законов14, значит загонять ее в правила, определяемые такой кон цепцией. Однако А. Данто уходит в другую крайность, абсолютизи руя объяснительные «молекулярные повествования», способные, по его мнению, раскрыть значения исторического прошлого. Очевидно, что невозможно всех историков обязать писать нарративные повест вования, так же как и нельзя отрицать концептуальную историю.

Однако вернемся к одному из примеров интерпретации кунов ского образа науки, в чистом виде перенесённого на развитие теории культуры. Л. Г. Ионин в статье «Парадигма» в «Культурологической Новейший философский словарь / А. А. Грицанов, 1998 г.;

А. Грицанов, Т. Румянцева, М. Можейко. История Философии: Энциклопедия.

И. Кондрашин. Глоссарий философских терминов, 2006 г. Сайт: Национальная философская энциклопедия: http://terme.ru/dictionary/175/word/% (ноябрь 2008).

Лаудан Л. Наука и ценности. Современная философия науки. М., 1996.

С 295-342.

Данто А. Аналитическая философия истории. М., 2002. С. 241- 384 Дискуссионный клуб энциклопедии»15, утверждает, что смена парадигм — это коренной пересмотр объекта, а иногда и предмета исследования. «Первичную парадигму наук о культуре, — продолжает автор, — можно назвать эмпирической», за ней следуют «эволюционистская» и «плюрали стическая». Но хочется спросить: разве эмпирический и эволюцион ный способы познания и восприятия мира утратили своё значение?

Очевидно, нет. Таким образом, ещё раз мы убеждаемся в несостоя тельности куновского образа развития науки применительно к гума нитарному познанию. Томас Кун писал: «То, что казалось учёному уткой до революции, оказывалось кроликом»16. Нам, гуманитариям, необходимо учиться видеть и «утку», и «кролика» одновременно, учиться анализировать историю с позиций разных теоретико методологических, парадигмальных оснований: эволюционного и цивилизационного;

герменевтического и феноменологического и т.д. — вот принцип дополнительности в действии.

Должна существовать понятная научная система координат, от раженная в учебниках по теории и методологии, в пособиях для на чинающих свой путь в науку историков. Она, безусловно, может и должна подвергаться диалектической реконструкции, но сама сис тема должна быть. Когда альпинист поднимается по отвесному склону, наверху его ждёт множество возможностей, ведущих к цели, но в этот момент перед его лицом — стена, а чтобы сделать первый шаг вверх, под ногами должна быть твёрдая опора. В современной отечественной методологии истории нет логической организации, системного принципа. Старая опора утрачена, но есть необходи мость её восстановить. Моя систематизация призвана не жёстко де терминировать исследователя, а дать ему философские ориентиры, поскольку так сложилось, что на практике понятие методологии в современной отечественной исторической науке узко специализиро вано и, по сути, сведено к применению методов. Возможно, имеет смысл введение в круг исторических дисциплин, читаемых в вузах России, «Философии истории», в рамках которой будут рассматри ваться философско-теоретические направления — парадигмы, помо гающие формированию «философской позиции» историка.

Культурология. ХХ век: Энциклопедия в 2-х тт. / С. Я. Левит. СПб., 1998.

Кун Т. Структура научных революций. М., 2001. С. 151.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.