WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ДИСКУССИОННЫЙ КЛУБ А. Н. ЕГОРОВ МОЖНО ЛИ НАЗВАТЬ КАДЕТОВ ЛИБЕРАЛАМИ? (ОБ ОДНОЙ ТЕНДЕНЦИИ СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ) В современной историографии

проявляется тенденция револю ционизировать конституционно-демократическую партию (Партию народной свободы), вывести ее за пределы «либеральной семьи», доказать ее родство с социалистами. Яркий пример — недавняя мо нография Ф. А. Селезнева, в которой автор пришел к выводу, что большинство кадетских установок «изначально не отвечало интере сам предпринимательского сообщества», и «конституционные демо краты не только не выражали общеклассовые интересы буржуазии, но и действовали вопреки им»1. Ничего принципиально нового в этом выводе нет, еще в начале ХХ в. кадетские публицисты посто янно это подчеркивали. Заслуга автора состоит в сборе и системати зации фактического материала, подтверждающего эту точку зрения.

Но выводы, сделанные им на основе изученного материала, весьма дискуссионны. Селезнев считает основными элементами кадетской идеологии эволюционный социализм разных оттенков, преимущест венно народнического толка, и социальный либерализм, пытавшийся примирить либеральные ценности в политике с социально ориентированной экономикой, а идеологическое пространство меж ду ними занимал социальный реформизм социалистического типа.

По его мнению, «социалистическая составляющая в идеологии Пар тии народной свободы выражена более ярко, чем либеральная»2.

В обобщенном виде доводы Селезнева сводятся к следующему:

1) Кадеты считали своими идейными предшественниками, не «клас сических» либералов ХIХ в. типа К. Д. Кавелина и Б. Н. Чичерина, а представителей революционной и социалистической традиции — Селезнев Ф. А. Конституционные демократы и буржуазия (1905– 1917 гг.). Нижний Новгород, 2006. С. 165, 168.

Там же. С. 36.

372 Дискуссионный клуб А. Н. Радищева, декабристов, А. И. Герцена и др.;

2) Некоторые ка детские идеологи обосновывали общность социалистического и ли берального идеалов, дистанцировались от принципов «классическо го» либерализма ХIХ века (например, от «манчестерства»), проявля ли симпатии к различным вариантам социализма. Поэтому многие кадеты не идентифицировали свою партию как «либеральную», а также неоднократно давали положительную оценку социализму как учению;

3) В программных документах ПНС отсутствовало положе ние о защите частной собственности, кадеты не отстаивали специ фические интересы российской буржуазии, которая традиционно рассматривается как социальная база либерализма, а некоторые про граммные положения ПНС были схожи с программами социалисти ческих партий, особенно по рабочему и аграрному вопросу.

Советская историография немало потрудилась над канонизаци ей образов А. Н. Радищева, декабристов, А. И. Герцена, в результате чего они заняли прочное место в пантеоне революционных борцов.

Однако еще дореволюционные историки обратили внимание на ли беральную составляющую в их наследии. В 1904 г. А. А. Кизеветтер назвал Радищева «типичным представителем молодого поколения русских либералов Екатерининской эпохи», придававшим большое значение политической реформе, установлению правового порядка, при котором «все свободные граждане были бы гарантированы от правительственного произвола»3. Наличие либеральных идей у де кабристов вряд ли нуждается в специальном обосновании. И в на следии Герцена несложно найти идеи созвучные либеральной док трине. Недаром, И. Берлин, сопоставив взгляды Герцена и основопо ложника классического либерализма Дж. С. Милля, обратил внима ние на то, что оба мыслителя поставили свободу личности в центр своего «социального или политического учения, для них это святая святых, без нее лишается смысла вся остальная деятельность»4.

Кадетские идеологи и публицисты неизменно подчеркивали, что их либерализм носит демократический характер. Следование демократической традиции сближало кадетов с социалистами, но отсюда вовсе не следует, что первые утратили свой либерализм. Речь Кизеветтер А. А. Исторические очерки. М., 2006. С. 83-84.

Берлин И. История свободы. Россия. М., 2001. С. 111.

А Н. Егоров. Можно ли назвать кадетов либералами… идет о другом — о качественном изменении либеральной доктрины.

Этот процесс изучался еще в советское время, а в наши дни пред ставлен в работах ведущего специалиста В. В. Шелохаева и разде ляющих его позиции А. Н. Медушевского, Л. И. Новиковой, И. Н. Сиземской, Д. В. Аронова и др.)5.

Согласно данной концепции, с середины 1890-х гг. в России стал формироваться качественно новый тип либерализма, который по всем основным параметрам соответствовал западноевропейской модели. Его идеологи не только пересмотрели отдельные положения классического либерализма ХIХ в. (например, принцип невмеша тельства государства в экономику), но и дополнили его новых поло жений. В частности, его отличают пристальное внимание к социаль ным вопросам, стремление синтезировать либеральные, демократи ческие и социалистические идеи, что вполне вписывалось в контекст идейных поисков российской интеллигенции рубежа веков.

По мнению С. Н. Булгакова, выраженному в июле 1903 г. на съезде группы «освобожденцев» в Швейцарии, в основе русского освободительного движения лежало соединение идеалов либерализ ма, требований политической свободы с «социально-экономическим демократизмом», демократическими социальными реформами: «Ли берализм политический и демократизм социально-экономический в сущности имеют одно и то же содержание и лишь различным обра зом стремятся к той же цели, к свободе личности (курсив автора — А. Е.), к ее освобождению от гнета политического и социально экономического». Идеал политического освобождения Булгаков ви дел в «торжестве демократии» при наибольших гарантиях свободы личности и максимуме субъективных прав;

а демократизм социаль но-экономический «естественное свое завершение находит в идеалах социализма, причем последний понимается не в смысле готовых догматов и застывших доктрин, которые претендуют наперед учесть весь ход исторического развития и прописать неизменные рецепты социального воздействия, но как общий этический идеал, или руко водящая цель, состоящая в создании такого общественного строя, при котором была бы устранена экономическая эксплуатация и эко См.: Шелохаев В. В. Либеральная модель переустройства России. М., 1996;

Русский либерализм: исторические судьбы и перспективы / Отв. ред.

В. В. Шелохаев. М., 1999;

и др.

374 Дискуссионный клуб номический гнет». Поэтому, либерализм и социализм нельзя отде лять друг от друга или противопоставлять один другому: «по своему основному идеалу они тождественны и неразрывны — социализм не угрожает опасностью либерализму, как этого опасаются многие, он приходит не разрушить, а исполнить заветы либерализма»6.

В рамках подобных идейных поисков взаимосвязь нового либе рализма с социализмом получает вполне логическое и научное обос нование. Однако Ф. А. Селезнева эти доводы, похоже, не убеждают.

Ставя под сомнение либерализм кадетов, он, по сути, поднимает другой вопрос: что следует понимать под термином «либерализм»?

Для Селезнева либерализмом является «все, что имеет целью укре пить принцип неприкосновенности частной собственности и осла бить общественное (государственное) вмешательство в экономику и частную жизнь человека»7. Это определение представляется слиш ком ограниченным, не учитывающим сути либеральных ценностей.

В. В. Шелохаев пришел к выводу, что системообразующей в либерализме является идея индивидуальной свободы, а все осталь ные структурные элементы, составляющие систему либеральных ценностей, выполняют «ролевые функции предпосылок и условий для наиболее адекватной самореализации человека»8. Эта точка зре ния получила признание и отразилась в новейших исследованиях.

Так, А. Н. Медушевский, считая системообразующим для либера лизма понятие прав личности, отмечает, что конкретная программа либерализма меняется в соответствии с тем, дефицит каких прав (экономических, социальных, политических, религиозных) особенно ощутим для данного общества. Отсюда и вытекает давно отмеченное постоянное изменение форм либеральной идеологии и даже некото рых ее содержательных параметров9. Именно это обстоятельство и не учитывает Ф. А. Селезнев. В его книге происходит подмена поня Либеральное движение в России. 1902–1905 гг. М., 2001. С. 39.

Селезнев Ф. А. Ук. соч. С. 37.

Шелохаев В. В. Русский либерализм как историографическая и историо софская проблема // Русский либерализм: исторические судьбы и перспективы / Отв. ред. В. В. Шелохаев. М., 1999. С. 20.

Модели общественного переустройства России. ХХ век / Отв. ред.

В. В. Шелохаев. М., 2004. С. 43.

А Н. Егоров. Можно ли назвать кадетов либералами… тий — идея защиты прав личности превращается в идею защиты прав собственности. Но право собственности является не системооб разующей идеей, а лишь одним из структурных элементов либе ральной системы ценностей, в центре которой стоит свобода лично сти. Частная собственность нужна постольку, поскольку подкрепля ет свободу человека, а провозглашение ее «священной и неприкос новенной» может быть понято либо как проявление защиты своеко рыстных интересов отдельных социальных групп, либо как ошибоч ный шаг, исходящий из преувеличения ее возможностей. Поэтому кадеты и не прописали в своей программе принцип защиты частной собственности, тем более что в условиях России начала ХХ века су ществующая власть не ставила его под сомнение.

Права личности могут реализоваться в полной мере в рамках гражданского общества и правового государства, а новый либера лизм в целом, и кадетская партия в частности, являлись наиболее последовательными борцами за эти основополагающие либеральные ценности. Почему же в таком случае кадеты не идентифицировали свою партию как либеральную и выказывали сочувствие социализ му? При ответе на этот вопрос необходимо учитывать, что в начале ХХ века содержание, смысловое наполнение тех или иных терми нов, включая «либерализм» и «социализм» не вполне соответствова ло нашим сегодняшним представлениям. Впрочем, и в наши дни на считывается множество определений понятия «либерализм», что, естественно, не способствует прояснению его сущности.

Многие будущие кадеты испытали на себе сильное влияние марксизма, что привело к усвоению ими взгляда на либерализм как на идеологическое обоснование господства буржуазии. В соответст вии с этим либерализм по своему историческому происхождению буржуазен: в эпоху своего формирования он означал защиту интере сов именно буржуа, стесненных оковами феодально-монархических обществ. Следовательно, назвать себя либералами в то время озна чало признать свой буржуазный характер. Пойти на это кадеты не могли, поскольку считали себя партией не буржуазной, а надклассо вой (внеклассовой), выражавшей интересы всего населения. Отсюда и вытекала оценка кадетами своей партии не как либеральной, а как оппозиционной, демократической, стоящей в центре общественного движения. В начале ХХ века термины «либерализм», как буржуазная идеология, и «демократизм», как воля большинства, народный суве 376 Дискуссионный клуб ренитет, противопоставлялись, и кадеты совершенно определенно отдавали первенство идеалам демократии. Поэтому В. А. Маклаков, говоря о термине «либерализм», отмечал: «Это наименование неяс но, а для многих, как недостаточно демократическое, и одиозно»10.

Нет ничего удивительного в том, что кадеты, стремясь синтези ровать в своей идеологии либеральные, демократические и социали стические ценности, выказывали сочувствие социализму, понимае мому ими как совокупность мер социального характера, принимае мых государством. Так, П. И. Новгородцев писал: «Когда мы гово рим, что социализм, входящий в культурную работу современного государства, “врастающий” в современное общество, вполне прием лется теорией новейшего либерализма и практикой правового госу дарства наших дней, это значит, что мы говорим в данном случае не о марксизме, а некотором новом историческом явлении. Это значит, что мы имеем здесь в виду социализм, утерявший свое внутреннее существо и превратившийся в политику социальных реформ»11.

Демократическая платформа как раз и была тем «мостиком», который соединял либеральные и социалистические ценности. От сюда и сходство многих положений кадетской программы с про граммой-минимумом социалистических партий. Обращая внимание на это обстоятельство, Ф. А. Селезнев расчленил программные уста новки кадетской партии на «либеральные» (защита прав человека) и «социалистические» (рабочий и аграрный вопрос), доказывая при этом, что последних было больше, а значит и кадеты в большей сте пени социалисты, чем либералы. Следствием этого расчленения ста ло и схематичное деление ПНС на социалистов (левых) и либералов (правых). Но что же тогда соединяло этих людей, почему социали сты не ушли в более близкие им партии?

Ответ на этот вопрос дал еще А. А. Кизеветтер. Он отмечал, что, несмотря на всю пестроту социального состава и политических настроений, отличавших кадетскую партию, в основе ее деятельно сти лежали идеи, имевшие высшую ценность для всех, кто объеди нялся под ее знаменем. Таких основных идей Кизеветтер выделял Маклаков В. А. Из прошлого // Современные записки. Париж, 1929.

Т. 38. С. 296.

Новгородцев П. И. Об общественном идеале. М., 1991. С. 516.

А Н. Егоров. Можно ли назвать кадетов либералами… две: 1) «Правильный общественный порядок, могущий обеспечить нормальное развитие духовных и материальных сил страны, должен основываться на сочетании политической свободы с установлением социальной справедливости мерами государственного воздействия».

Отсюда и неприятие «манчестерства», которое усматривало в соци альных реформах насилие над свободой. 2) Не отрицая необходимо сти и неизбежности революционных методов борьбы в исключи тельные моменты политической жизни, кадеты всегда считали более предпочтительным путь мирной закономерной эволюции12.

Как правые, так и левые кадеты являлись либералами, посколь ку идея свободы личности для них была системообразующей. Но свой либерализм они понимали по-разному: если правые склонялись к классическому подходу (частная собственность как гарантия лич ной свободы), то левые последовательно отстаивали социальные принципы нового либерализма. Так, например, правые кадеты на стаивали на необходимости укрепления в деревне начал частной собственности, в то время как большинство партии, вкладывая в аг рарные преобразования не только экономический, но и социальный смысл, выступало, прежде всего, за сглаживание социальных кон трастов в крестьянской среде, не рассматривая частную собствен ность на землю в качестве панацеи от всех бед.

Анализ либеральной публицистики и мемуаристики показыва ет, что кадеты не делили свои программные принципы на либераль ные и социалистические, а синтезировали то, что в разных учениях способствовало свободному развитию личности. В. А. Оболенский, объясняя, почему он примкнул к кадетам, отмечал: «я понял, что принципы индивидуализма и коллективизма хотя и противоречат друг другу, но одинаково ценны, как в общественной и государст венной, так и в хозяйственной жизни народов, и отсюда сделал вы вод, что основная, хотя и труднейшая, проблема общественной жиз ни заключается в возможном сочетании этих двух принципов путем постепенных реформ. По отношению к России таковой и представ лялась мне задача партии Народной Свободы»13.

Не выдерживают критики и упреки кадетам в том, что они не отстаивали особые интересы российской буржуазии. В. В. Шелохаев Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий: Воспоминания 1881–1914.

М., 1997. С. 280-281.

Оболенский В. А. Моя жизнь. Мои современники. Paris, 1988. С. 298.

378 Дискуссионный клуб показал, что теоретики нового либерализма весьма скептически от носились к потенциальным возможностям российской буржуазии, которая характеризовалась ими как малокультурная и политически неразвитая. Социальный консерватизм большей части буржуазии, ее тесная связь с бюрократическим правительственным аппаратом ис ключали опору на нее в проведении кардинальных реформ. Поэтому в основу либерализма нового типа была положена концепция синте за двух сил — «внеклассового» государства и «бессословной» ин теллигенции, кровно заинтересованной в модернизации страны14.

Считая либерализм буржуазной идеологией, Ф. А. Селезнев от казывает кадетам в либерализме на основе их «антибуржуазности».

Но можно ли назвать либерализм буржуазной идеологией? Француз ский ученый Пьер Розанваллон пишет по этому поводу: «Хотя класс капиталистов может скрывать и оправдывать свое господство при помощи идеологии… он руководствуется лишь соображениями соб ственной выгоды. Вот почему он может поочередно придерживаться то идеологии свободной торговли, то протекционистских принци пов, то этатизма, то анти-этатизма. В этом смысле либеральная уто пия рыночного общества совершенно чужда капитализму. Капита лизм взял из этой утопии то, что устраивало его практически (на пример, утверждение частной собственности как первоосновы об щества);

поэтому он пользуется либерализмом исключительно инст рументально… Капитализм — это прежде всего классовый прагма тизм (курсив автора — А. Е.)»15. Если мы согласимся, что либера лизм во всех своих проявлениях является доктриной, отстаивающей свободу личности, а буржуазия использовала эту доктрину лишь ин струментально, то будет ясна несостоятельность попыток отказать кадетам в либерализме на основе их «антибуржуазности».

Кадетов не нужно ни отождествлять с буржуазией, ни противо поставлять ей: они, выражая общенациональные, надклассовые ин тересы (в своем понимании), выступали за модернизацию России на основе компромисса между различными классами и социальными группами. Не выражая специфических интересов буржуазии, они Шелохаев В. В. Либеральная модель переустройства России. С. 12.

Розанваллон П. Утопический капитализм. История идеи рынка. М., 2007. С. 220.

А Н. Егоров. Можно ли назвать кадетов либералами… выступали за капиталистическое развитие страны в той мере, в какой это соответствовало их представлениям о построении гражданского общества и правового государства. Эта компромиссная позиция ока залась очень уязвимой для критики, как справа, так и слева. Совет ской историографии не составило большого труда вычленить из ли беральной программатики «буржуазную» составляющую и сделать на ней акцент, объявив кадетов «прислужниками буржуазии». Се лезнев в своей работе провел прямо противоположную операцию — вычленил «социалистическую» составляющую, и в итоге кадеты из либералов превратились в некую разновидность социалистов.

В начале ХХ века наблюдалась тенденция сближения социали стических и либеральных идеалов, прерванная революционными потрясениями 1917 года, после которых процесс пошел в обратную сторону. Столкнувшись с несоответствием идеологии и политики ПНС ценностям «старого» либерализма, некоторые эмигрантские и зарубежные исследователи отказались считать кадетов либералами.

А в наши дни ряд историков, следуя этой традиции, пытаются дока зать, что кадетская идеология и программатика изначально были в гораздо большей степени социалистическими, чем либеральными.

Историки, разделяющие этот подход (Ф. А. Селезнев далеко не единственный), не замечают того, что было очевидно уже современ никам — переход либерализма на качественно новый уровень. Еще в 1906 г. П. Б. Струве писал: «В оценке к.-д. партии обычно крупней шую роль играют традиционные с западноевропейских “историче ских примеров” списанные представления. Между тем к.-д. партия есть чрезвычайно своеобразный продукт особых условий русской жизни. Никогда ни в одной стране в начале свободной политической жизни большая либеральная партия не выступала с такой явной де мократической физиономией и потому никогда такая партия не за нимала столь определенной позиции в борьбе за политические права и экономические интересы народных масс»16. В этой связи нет ника ких оснований для наметившейся в новейшей литературе тенденции (без должного теоретического и методологического обоснования) вывести кадетов дальше влево, за пределы «либеральной семьи».

Струве П. Б. Рабочие и конституционно-демократическая партия // Вестник Партии народной свободы. 1906. № 4. С. 201.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.