WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

В. Н. ЕРОХИН «СВОИМ ВЗГЛЯДАМ ПО-ПРЕЖНЕМУ ВЕРЕН»:

РАЗМЫШЛЕНИЯ В СВЯЗИ С НОВОЙ КНИГОЙ1 Михаил Исаакович Бацер стал приобретать известность в со обществе в конце 1970 — начале 1980-х гг. после публикации ста тей, посвящённых «спору о джентри» в англо-американской исто риографии 1940–60-х гг. Защитив в 1981 г. кандидатскую диссертацию «“Спор о джентри” в современной английской и аме риканской историографии», М. И. Бацер впоследствии не терял ин тереса к данной проблематике и к вопросам, связанным с выявлени ем взаимосвязи между развитием Реформации, протестантизма и генезисом капитализма. Статьи М. И. Бацера были опубликованы в 1970–90-х гг. в разных городах, что затрудняло обращение к ним и сделало целесообразным издание рецензируемой книги, которая, к тому же, опубликована к 60-летию автора, и к поздравлениям в его адрес по этому поводу остается только присоединиться.

Книга состоит из 15 статей, очерков, рецензий2. Несколько ста тей («Тезис Вебера-Тоуни и его критики», «Иезуитизм или протес тантизм?», «Неорелигиозная интерпретация протестантизма», «Те зис Вебера-Тоуни: «за» или «против»?) посвящены широко обсуждавшемуся в историографии вопросу о том, оказало ли влия ние на процесс становления и утверждения капитализма в Западной Европе идейное содержание протестантских богословских доктрин, или же можно выявить общую детерминацию этих явлений (и Ре формации, и генезиса капитализма), связанную с влиянием социаль ной действительности XVI–XVII вв. Позиция, основанная на сфор мированном работами М. Вебера и Э. Трёльча представлении о Бацер М. И. От Кальвина к Руссо. Историографические исследования.

Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. 240 с.

Не все из них датированы по времени написания или переработки: в двух случаях даты написания указаны (С. 63, 163), в остальных же не упомяну ты, так что остаётся неясным — или это издательский недосмотр, или автор вкладывал в это какой-то смысл.

376 Читая книги связи генезиса капитализма с идейным влиянием Реформации, пер воначально квалифицировалась как «тезис Вебера – Трёльча», а в дальнейшем трансформировалась, под влиянием работ английского историка Р. Тоуни, популяризировавшего идеи М. Вебера в англоя зычном интеллектуальном пространстве, в «тезис Вебера – Тоуни».

Разъясняя свою исходную исследовательскую программу, М. Вебер в своё время писал: «мы ни в какой мере не склонны за щищать столь нелепый доктринёрский тезис, будто “капиталистиче ский дух”… мог возникнуть в результате влияния определённых сторон Реформации, будто капитализм как хозяйственная система является продуктом Реформации… Мы стремимся установить лишь следующее: играло ли также и религиозное влияние — и в какой степени — определённую роль в качественном формировании и ко личественной экспансии “капиталистического духа” и какие кон кретные стороны сложившейся на капиталистической основе куль туры восходят к этому религиозному влиянию»… Лишь на основе этого «можно попытаться выяснить, в какой мере содержание со временной культуры в его историческом развитии следует сводить к религиозным мотивам и в какой мере к мотивам другого рода»3.

Последующие интерпретаторы по-разному понимали идеи М. Вебера. В трактовке М. И. Бацера, концептуальное ядро «тезиса Вебера-Тоуни» формулируется как «мысль о существовании парал лельной детерминации протестантских идеологических систем и формирующихся буржуазных общественных отношений», т.е. на богословские доктрины Реформации и процесс генезиса капитализ ма влияли определённые импульсы из социальной действительно сти. Это позволяет автору говорить о том, что «в такой постановке вопроса не содержится ничего идеалистического, поскольку речь идёт о хорошо известном феномене обратной связи надстройки и базиса, осмысленном с помощью характерной для западной исто риографии специальной терминологии»4. Для Бацера «идти от Вебе ра к Марксу в понимании капитализма — значит, идти вперёд»5.

Последние десятилетия дали отечественным историкам воз можность и необходимые условия для переосмысления марксизма.

Вебер М. Избранные произведения. М., 1990. С. 106-107.

Бацер М. И. От Кальвина к Руссо… С. 63.

Там же. С. 33.

В. Н. Ерохин. «Своим взглядам по-прежнему верен»… Стало ясно, что тезис о необходимости учёта взаимного влияния надстройки и базиса не предотвратил характерного для марксизма, несмотря на все оговорки, экономического редукционизма, не изба вил это учение от недостаточной чувствительности к социокультур ной проблематике, к проблемам этничности. Высказывания о том, что некоторые последователи Маркса извратили и вульгаризировали марксизм, наводят на размышления: что это за учение, столь под верженное извращениям и вульгаризации? Многие давно уже заду мались: может быть, само содержание марксизма таково, что из него проистекает нигилизм в отношении самостоятельного значения ду ховной сферы общественной жизни? Какие проблемы XIII в. до н.э.

привели к тому, что Моисей, представитель не самого развитого в то время в социально-экономическом отношении народа, получил от Яхве Десять заповедей? Сомнения в правомерности постановки во проса о социальной детерминации религиозных идей вовсе не связа ны только с тем, что задающийся таким вопросом исходит из тен денциозного изначального стремления опровергнуть марксизм.

Думается, что при обсуждении «тезиса Вебера-Тоуни» автору следовало бы уделить больше внимания изложению аргументов кри тиков этого тезиса, поскольку их доводы никем из отечественных историков подробно не анализировались, и далеко не всем зарубеж ным историкам «давали слово» на русском языке. Религиозные от клики человека на социальные явления слишком сложны и неодно значны, на что обратили внимание критики «тезиса Вебера-Тоуни» из числа консервативных британских исследователей. М. И. Бацер упрекает Х. Тревор-Роупера, относящегося к числу противников «тезиса Вебера – Тоуни», в том, что он в изучении истории Англии XVI–XVII вв. «умело набрасывает религиозно-политический флёр на социально-экономические противоречия и конфликты»6. Но, мо жет быть, в таких формулировках британский историк объясняет социально-экономические и политические конфликты эпохи на её языке в соответствии с принципом историзма?

Бацер считает, что «тезис Вебера – Тоуни» (в его интерпрета ции, приближенной к марксистской) «серьёзное завоевание прогрес сивного направления в зарубежной исторической мысли», а позиции М. Вебера, Р. Тоуни и К. Хилла «во всех отношениях более прием Там же. С. 22.

378 Читая книги лемы», чем позиции историков, критикующих тезис о социальной детерминации религиозных взглядов. Однако социальные корни ре лигий непросто интерпретировать в марксистских категориях при менительно ко всем историческим периодам, если попытаться по смотреть на марксистское объяснение существования религиозного сознания в обществе как результата страха человека перед непонят ными явлениями. Подлежит переосмыслению и понятие «прогрес сивная историография»: ведь давно уже проблематизировался тот идеал, к которому она звала. Кто из современных историков, остаю щихся в академическом поле, не переходя в плоскость социально политических спекуляций, возьмется обосновывать, к какому соци альному идеалу движется современное человечество?

Британские критики «тезиса Вебера – Тоуни» обращали внима ние на то, что подход Вебера к анализу влияния протестантизма на становление капитализма был не историческим, а социологическим.

В 1960–80-е гг., когда в зарубежной историографии распространился познавательный оптимизм в связи с использованием в исторических исследованиях социологических, антропологических, количествен ных методов, и в некоторых национальных историографиях, особен но во Франции, ориентация на междисциплинарность вошла в стан дарт научности, в британской историографии ситуация отличалась, причем настороженное отношение к социологическим обобщениям проявлялось и у тех историков, которые в советской историографии проходили по категории «прогрессивных». Например, Э. П. Томпсон считал, что для исторических исследований более адекватным явля ется не метод социологических обобщений, а метод примеров и контрпримеров, а также детальных исследований отдельных случаев (case-studies). Он привлек внимание к тому, что такие дисциплины, как социология, антропология, криминология, являются неисториче скими, с чем и связывал противоречивую и спорную природу мно гих социологических концепций7. Э. П. Томпсон призывал также осторожно относиться к кросскультурным исследованиям, которые базируются на примерах, взятых без учёта исторического контекста.

Под влиянием неопределённости результатов, полученных клиометристами, историки с 1970-х гг. вынуждены были признать, Thompson E. P. Anthropology and the Discipline of Historical Context // Mid land History I (1972). P. 41-55.

В. Н. Ерохин. «Своим взглядам по-прежнему верен»… что переменные, влияющие на ход исторического процесса, чрезвы чайно многочисленны, и поэтому в истории возможны только обоб щения среднего уровня, а не генерализации всеобщего характера.

Была вновь осознана необходимость изучать понятия в их историче ском контексте8. Но М. И. Бацер упрекает британских историков за такое осторожное отношение к социологическим обобщениям, про поведуя идею о закономерной смене общественно-экономических формаций и принцип социальной детерминации идей9.

В критике идей М. Вебера о взаимосвязи становления протес тантизма и генезиса капитализма представляют интерес также идеи историков, воспринявших методологические подходы неопозити визма, что Бацер оставил без внимания. Относящийся к их числу американский историк Ч. Джордж заявлял даже о «необходимости изгнания «демона Вебера» из умов учёных нашего поколения»10.

Историки-неопозитивисты вели борьбу с тем, что представлялось им «некритически образованными общими понятиями», в числе кото рых у них оказались, в частности, понятия «протестантская этика», «дух капитализма», «пуританизм». При этом Ч. Джордж оценивает марксистскую методологию как более глубокую по сравнению с ве берианством, и даже рассматривает марксизм как «самую изощрён ную, но и самую продуктивную аналитическую познавательную схему для понимания истории и социальных явлений», хотя он все же предъявил марксизму свою претензию: по его мнению, «марксис ты смешали религиозные мотивы в поведении человека с другими, но не выработали адекватной методологии по истолкованию рели гии в социальных терминах, которые были бы релевантны»11.

Ч. Джордж критикует Вебера и его методологию за то, что на её основе «изобретается или заимствуется из живой культуры вербаль ная конструкция (так Ч. Джордж называет веберовский «идеальный тип» — В. Е.), которая, как предполагается, в абстрактной форме выражает реальность ушедшей в прошлое культуры, давая этим ос нову для дедуктивной реконструкции этой культуры». В представ Stone L. The Revival of Narrative: Reflections on a New Old History // Past & Present. № 85. 1979. P. 13-14.

Бацер М. И. От Кальвина к Руссо… С. 51, 53.

George C. H. Puritanism as History and Historiography // Past & Present.

№ 41. 1968. Р. 77.

Ibid. P. 96, 100.

380 Читая книги лении Ч. Джорджа, изъян в этом методе заключается в том, что «эти конструируемые абстракции превращаются в обосновывающие сами себя спиритуализированные сущности, существующие независимо от противоречивых данных исторических источников». Стоит, таким образом, как это делали М. Вебер и Э. Трёльч, дать понятие «протес тантской этики», и далее становится возможным подобным путём доказывать происхождение «духа капитализма» и, в конечном счёте, становление капитализма как общественной системы. По словам Ч. Джорджа, «трюк здесь заключается в том, что просто игнорирует ся масса исторических фактов»: ведь найти у пуритан, особенно у ранних, какие-нибудь высказывания, свидетельствующие о том, что они придерживались идей, в которых можно обнаружить «дух капи тализма», крайне трудно, поскольку их экономические взгляды дол гое время оставались традиционалистскими. Ошибка в веберианских рассуждениях, в трактовке Ч. Джорджа, состоит не в использовании эвристических гипотетических средств для проверки значения фак тических данных или в использовании аналитических категорий как таковых — не имеющие достаточных оснований широкие обобще ния происходят из-за того, что отдаётся избирательное предпочтение тем категориям, которые овеществляют (реифицируют) социальную реальность и не подвергаются далее эмпирической проверке. В ре зультате большой массив литературы, появившийся под влиянием идей Вебера, посвящён тому, что выясняет соотношение и связи ме жду понятиями «пуританизм», «капитализм», «индивидуализм», «демократия», в то время как эти понятия остаются неопределённы ми, абстрактными, вырванными из исторического контекста, не го воря уже, по словам Ч. Джорджа, «о массе поистине ужасающе не обоснованных утверждений о связях пуританизма с эстетикой, искусством и литературой». Появляется возможность, не смущаясь скудостью исторических свидетельств, утверждать, что «пурита низм» своим влиянием породил ещё две привлекательные сущности — «демократию» и «свободу»12. Для Ч. Джорджа такой подход яв ляется «социологическим идеализмом», поскольку образуемые по добным образом понятия, по его мнению, нельзя рассматривать как единые сущности: так, пуританизм в течение столетия своего суще ствования с середины XVI до середины XVII в. претерпевал измене Ibid. P. 96.

В. Н. Ерохин. «Своим взглядам по-прежнему верен»… ния, и «рассматривать его как единую идеологию и единое движение исторически абсурдно». Существуют большие трудности в адекват ном истолковании того, к каким психологическим и социальным последствиям вели те или иные абстрактные богословские идеи.

Ч. Джордж также оспаривает мнение о том, что следствием влияния кальвинизма было утверждение республиканско-демократических идей, индивидуализма, свободы и равенства, толерантности, о чём писали либеральные историки. Он считает, что, объясняя происхож дение либерализма, следует обратиться к поиску его гуманистиче ских и секулярных предпосылок, а не к выявлению религиозных корней. К становлению либерализма привёл, скорее, упадок в накале религиозных чувств: развитие ростовщичества, банковского дела, экономические действия, разоряющие конкурентов, стали более возможными тогда, когда людей уже не мучили религиозные сомне ния. По мнению Ч. Джорджа, «творческий характер пуританизма в ходе Английской революции, похоже, в наибольшей степени про явился не в толерантности, а в иррациональной пропаганде ненавис ти к иноверцам на основе идей Ветхого Завета в издававшихся в хо де гражданской войны карманных солдатских Библиях»13.

Существуют также трудности в объяснении перехода от ранне го пуританизма, интересовавшегося богословскими вопросами, к пуританизму предреволюционных десятилетий XVII в., который приобрёл черты революционной идеологии. Американский историк У. Ламонт, строя объяснение фактически на основе филиации идей, высказал мнение, что существовал своего рода общий знаменатель, связывавший ранний пуританизм с революционным пуританизмом 1640-х годов. Эту связь он находил в милленаристских и хилиасти ческих настроениях, которые усиливались с 1640 г. и привели к «ре волюционизации пуританизма»14. Телеологически мыслящие исто рики, зная, что в середине XVII в. в Англии произошла революция, считают нужным искать в пуританизме революционные черты, хотя выявить эмпирическим путём эти революционные черты в пурита низме тоже непросто, поскольку он не представлял собой единой идеологии: в нём было немало и консервативных черт.

Ibid. P. 102.

Lamont W. Puritanism as History and Historiography: Some Further Thoughts // Past & Present. № 44. 1969. Р. 133-135, 145.

382 Читая книги М. И. Бацер справедливо отмечает, что среди современных ис следователей широко распространены представления о неклассовой природе предреволюционных и революционных конфликтов в Анг лии XVI–XVII вв., а также религиозных движений этого времени.

Придерживающихся такого подхода историков он называет предста вителями «неорелигиозного направления»15, хотя стоит заметить, что в рамках британской историографии оно не такое уж «новое»:

позиции историков-традиционалистов среди исследователей религи озно-политической истории Англии XVI–XVII вв. не поколебались сколько-нибудь заметно. В результате влияния методологических подходов социальной истории, как подчеркнул Бацер, появился не олиберальный подход к пониманию Английской революции середи ны XVII в., который является «социологизированным вариантом ли берального осмысления английской истории, в чём и состоит его отличие от классического либерального нарративного подхода»16.

М. И. Бацер также находит преемственность между «неорели гиозным» и т.н. ревизионистским направлением, появившимся в изучении истории Реформации и Английской революции в 1970–80 е гг. Представляется, что ревизионистское направление можно точ нее охарактеризовать как современную стадию развития консерва тивного направления в этой предметной области. По мнению Бацера, «в качестве позитивной альтернативы социологической теории, при званной находить сущностные характеристики исторического кон текста», ревизионистами «выдвигаются апелляция к очевидности, методологический эмпиризм, различные варианты “филиации идей”». Для ревизионистского направления характерно «расширение привлекаемого фактического материала, культивирование изощрён ной критики источников, а также постоянное акцентирование науч ности своих построений, доходящее до своеобразного сциентиз ма»17. В эту формулировку стоит внести коррективы относительно использования понятия «сциентизм»: ревизионисты, не отрицая на учности своих построений, наоборот, ставят под сомнение право мерность сциентизма социологизаторского толка в исторических Бацер М. И. От Кальвина к Руссо. Историографические исследования.

Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2008. С. 43.

Там же. С. 101-102.

Там же. С. 62.

В. Н. Ерохин. «Своим взглядам по-прежнему верен»… исследованиях, всячески подчёркивая роль случайности в истории, пытаясь рассматривать исторические события и процессы как уни кальное стечение обстоятельств, в чём просматривается влияние идей Р. Дж. Коллингвуда и М. Оукшотта. Методологическую про грамму одного из основателей ревизионистского направления К. Рассела Бацер называет «жёстким религиозно-политическим де терминизмом, социальным консерватизмом и методологическим эмпиризмом»18. Представляется, что здесь всё верно, с той лишь по правкой, что эти взгляды неуместно называть детерминизмом, по скольку ревизионисты, уделяя преимущественное внимание тому, что происходит в сфере религиозно-политической истории, и, счи тая, что проистекающие из этой сферы импульсы имеют решающее влияние на происходящее в обществе, при этом всячески подчёрки вают принципиальную непредзаданность хода истории, отмечают своеобразную «креативность» исторического процесса, преподно сящего сюрпризы участникам событий. По оценке Бацера, с которой можно согласиться, ревизионисты в 1980-е гг. «потеснили социоло гизирующую и либеральную историографию»19, хотя следует при знать, что ревизионистские подходы не стали определяющими в изучении Реформации и Английской революции середины XVII в.

В свою книгу М. И. Бацер включил также статью («Тоуни или Керридж? Две интерпретации аграрной проблемы XVI века»), по священную спорам об аграрных проблемах Англии XVI века, кото рые развернулись под влиянием работы Р. Тоуни20. Здесь автор под верг справедливой критике консервативных британских историков за нежелание признать, что значительную роль в процессе генезиса капитализма в сельском хозяйстве Англии сыграли экспроприация трудового крестьянства, эвикция копигольдеров, депопуляция сель ской местности, развитие огораживаний. Расправу с крестьянством консервативные историки прикрывали рассуждениями о том, что копигольд как вид держания не исчез, не желая заострять внимание на том, что с копигольда были вытеснены держатели крестьянского типа, поскольку за допуск к держанию в условиях повысившихся вступительных платежей-файнов мелкие крестьяне заплатить не Там же. С. 103.

Там же. С. 62.

Tawney R. H. The Agrarian Problem in the XVI Century. L., 1912.

384 Читая книги могли. Копигольд стал формой предпринимательского землепользо вания. Продуктивность сельского хозяйства, его товарность в ре зультате повысились, что для консервативных историков было кри терием оправданности происходившего процесса, несмотря на превращение бывших копигольдеров-крестьян в бесправных, ли шённых своего хозяйства сельскохозяйственных наёмных рабочих:

судьба экономически маломощного индивида для тех, кто думает в категориях мышления собственников, социологически безразлична, что и подчеркнул М. И. Бацер.

Ряд статей в своей книге Бацер посвятил рассмотрению про блем, связанных с анализом интерпретации истории Английской революции середины XVII в. («От нарратива к теории. Англо американская историография Английской революции XVII в.», «Ле веллеры против Кромвеля (1647–1649 гг.)», «Тезис Барга-Хилла»:

необходимые возражения», «Спор об индепендентах» в английской и американской историографии XX века»). Автор — глубокий зна ток этих вопросов, и данные статьи, думается, способствуют пере осмыслению некоторых проблем истории Английской революции в отечественной историографии.

М. И. Бацер достаточно обоснованно полемизирует с мнением М. А. Барга21 о том, что выступление диггеров следует считать выс шей точкой Английской революции. Такой подход способствует и более адекватной оценке движения левеллеров. Рассуждения же о том, что в 1649 г. лозунги диггеров с их пропагандой обобществле ния земли могли приобрести более широкое влияние в обществе, и в Англии могла бы установиться некая крестьянско-плебейская власть, по словам Бацера, «следует признать утопией»22 — надо иметь в виду, что хижины диггеров на холме Св. Георга в графстве Суррей разрушил не известный военачальник Т. Ферфакс, которому приказали это сделать, а разъярённые местные жители, не воспри нимавшие идею общности имуществ. Бацер приходит к выводу, что «крестьянско-плебейский блок во главе с диггерами («истинными уравнителями») — противоречивая теоретическая конструкция, ко торой мало что соответствовало в реальной социально-политической Барг М. А. Народные низы в Английской буржуазной революции XVII века. М., 1967. С. 98, 131.

Бацер М. И. От Кальвина к Руссо… С. 147-148.

В. Н. Ерохин. «Своим взглядам по-прежнему верен»… практике»23. Бесспорно, в советской историографии, из идеологиче ских соображений, значение движения диггеров в контексте собы тий английской истории середины XVII в. было преувеличено.

Переосмысление значения движения диггеров у М. И. Бацера увязано с важной мыслью о необходимости дать более высокую оценку идеям Джона Лильберна и политической программе левелле ров, и это можно оценить как убедительный и достойный образец применения принципа историзма. Если над исследователем не дов леют идейно-политические подходы, проявлявшиеся в работах исто риков советского времени, которые вели борьбу с пресловутой «мелкобуржуазностью», то становится возможным по достоинству отметить, какое важное общедемократическое значение имели идеи левеллеров. Как показал М. И. Бацер, социально-классовая позиция левеллеров не сводилась лишь к защите частной собственности, что им вменялось в вину М. А. Баргом и другими советскими историка ми. Левеллеры действительно защищали трудовую частную собст венность, которую отрицали и отрицают разного рода левые радика лы — в советское время это могло звучать как политический (иногда даже не только политический) приговор. Джон Лильберн и его еди номышленники предлагали впечатляющую для своего времени со циальную программу, отвечавшую интересам широких кругов наро да: «отмену десятины, ликвидацию монополий и акцизов, реформу налогообложения и судопроизводства, обеспечение работой бедня ков, пенсиями — престарелых»24. Но на реализацию этих мер не могли пойти буржуазия и крупные землевладельцы, интересы кото рых учитывали власти во главе с Кромвелем. Поэтому политиче скую судьбу левеллеров следовало бы осмыслить как трагедию дей ствительно демократических сил в революции, которая повторяется в истории. Такое бывало неоднократно: сначала влиятельные силы в обществе разогревают народные надежды на построение справедли вого, отвечающего интересам большинства народа политического и экономического строя, используют как политическую массовку са мые широкие демократические силы для свержения существующего строя, а затем постепенно берут ситуацию в обществе под свой кон троль и лишают народ революционных завоеваний.

Там же. С. 163.

Там же. С. 130.

386 Читая книги М. И. Бацер представил также в книге содержательный очерк о подходах к изучению индепендентов25. Он показал, что «западные историки усматривают в индепендентах или сторонников консерва тивной политической программы (Х. Тревор-Роупер), или радика лизм (Дж. Юл), политический корпоративизм (П. Загорин) или рели гиозный конгрегационализм (Дж. Хекстер)»26.

Следует отметить, что статьи и очерки в книге Бацера, особенно из числа тех, которые посвящены истории Англии, современной английской и американской историографии, наряду с содержащимся в них серьёзным научно-теоретическим содержанием и глубоким историографическим анализом, не лишены также литературного изящества. Удачные в стилистическом отношении выражения запо минаются, в некоторых случаях дополняют теоретические по содер жанию тезисы статей образной формой их подачи читателю.

В некоторых очерках, включенных в книгу («Проблема челове ка и уравнительные утопии», «Исторические взгляды Ипполита Тэ на», «Реформационные тенденции в русском старообрядчестве XVII–XVIII вв.», «Английская революция: классы и личности» (ре цензия на книгу М. А. Барга «Великая английская революция в портретах её деятелей». М., 1991), «Питирим Сорокин о "кризисе нашего времени"»), есть ряд суждений, которые звучат уже анахро нично. В частности, М. И. Бацер считает важным «аргументирован но противостоять идеологическим атакам буржуазии на дело рево люции вообще и французской в частности», зовет всё прогрессивное человечество отмечать годовщину взятия Бастилии27. Хотя во всту пительном слове автор отмечает, что «последние двадцать лет исто рии нашей страны — сначала Советского Союза, а затем СНГ и не зависимой Прибалтики — прошли под знаком переоценки всех ценностей», что «касается не только общественно-политической жизни, но также всех областей культуры и гуманитарного знания»28, но после прочтения книги остается впечатление, что сам М. И. Бацер все прежние ценности переоценивать всё же не стал.

Там же. С. 164-182.

Там же. С. 182.

Там же. С. 206.

Там же. С. 3.

В. Н. Ерохин. «Своим взглядам по-прежнему верен»… Автор высказывает мнение, что в современной отечественной историографии «дальнейшее развитие апробированной марксист ской методологии желательно вести на путях разработки субъектив ного фактора истории общества, фактора, далеко не всегда учиты вавшегося К. Марксом и Ф. Энгельсом»29. М. И. Бацер, как глубоко мыслящий историк, чувствует, как видно по этим словам, что для понимания истории общества необходимо внимание к изучению творческой (или разрушительной) роли тех или иных политических сил, личностей. История — не предопределённый только лишь дей ствием объективных факторов процесс. Живущие ныне поколения людей неоднократно наблюдали, как ход истории той или иной страны или мировой истории разворачивался в том или ином на правлении. Если, для примера, рассмотреть историю нашей страны в XX веке с точки зрения марксистской методологии исторического развития, невозможно дать внятный, без пропагандистского пере дёргивания и подмены тезисов ответ ни на вопрос о том, почему в октябре 1917 года именно в России произошла революция, называе мая социалистической, ни понять то, из-за чего в 1991 г. произошло крушение появившегося в результате этой революции государства под названием СССР: каким бы несостоятельным в экономическом отношении ни рисовали советский социалистический строй его кри тики, они не обращают внимания на то, как же до сих пор подобный строй существует, даже без заметной внешней поддержки, на Кубе и в Северной Корее. Разве в этих странах нет общественных противо речий и конфликтов, которые мешают «развитию производительных сил», просто тормозят их? Многим из тех событий, мир переживает в настоящее время, трудно найти объяснение на основе «апробиро ванной марксистской методологии», которая учитывала бы «субъек тивный фактор в развитии общества».

В целом же новая книга М. И. Бацера, думается, займет достой ное место на книжной полке историков-англоведов, историографов, и будет всем им полезна в работе.

Там же.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.