WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ПУБЛИКАЦИИ Е. М. МАКАРЕНКОВА Д. П. РЯБУШИНСКИЙ: ИЗ ИСТОРИИ РУССКОЙ ЗАРУБЕЖНОЙ НАУКИ Франция — этот «сплав» вкуса и фантазии продолжает и сего дня

оставаться страной, предпочитаемой для посещения и отдыха иностранцев, где туристам и приезжим на короткий срок всегда оказывается гостеприимство или, по крайней мере, толерантное отношение. Русские эмигранты, проложившие путь во Францию еще с конца XIX в., оставили заметный след в ее истории, культуре и науке. Неслучайно Ж. Нуарель в своей фундаментальной моно графии «Французский плавильный котел. История иммиграции XIX–XX вв.» отмечает, «что современное общественное развитие страны немыслимо без русской составляющей»1.

Очевидно, что «русский фактор» в этом регистре французской социальной истории весьма разнообразен. Среди многочисленных имен, символизирующих гордость французской культуры, — А. Труайя, И. Мечников, С. Дягилев, М. Шагал, И. Стравинский… Этот список постоянно растет и, к нашей общей радости, пополняет ся ранее забытыми «новыми» именами, которыми вправе гордиться зарубежная и общественная наука. Многие из них, в частности, имя Дмитрия Павловича Рябушинского, покинувшего Родину в 1919 г., органически вписываются в рамки современной науки, касающейся не только области технического знания. Так, если вспомнить недав нюю полемику в академических кругах относительно антирелигиоз ного характера науки и поисков абсолютной истины в вопросах, свя занных с происхождением вселенной и более конкретной постанов кой проблемы вероисповедания человека, то обнаруживается, что на рубеже XIX–XX столетий эта эзотерическая тема была не менее ак туальной и волновала умы передовых ученых планеты.

Noiriel G. Le creuset franais. Histoire de l’immigration XIX–XX siecles.

Paris, 1988. P. 7, 286.

328 Публикации Знакомство с философским наследием Д. П. Рябушинского, талантливого математика и крупного специалиста в области авиа строения не оставляет никаких сомнений относительно его пред ставлений о возможной «координации» науки и религии. Такую позицию в той или иной степени разделяли такие видные ученые мирового уровня, как Ч. Дарвин, И. Павлов, И. Мечников, А. Энштейн, Л. Тихомиров. В подтверждении этой мысли полезно будет ознакомиться с публикуемыми ниже документами, обнару женными мною во Франции в Архиве Академии Наук в 2004 г.

Но сначала несколько слов о самом Д. П. Рябушинском. Седь мой по старшинству из восьми братьев, родившихся в богатой се мье промышленников-староверов, он стал известен в научном мире за пределами России еще задолго до эмиграции. По семейной тра диции Дмитрий Павлович окончил в 1901 г. с золотой медалью мо сковскую Практическую академию коммерческих наук;

в том же году в течение недолгого времени он — слушатель лекций по фи зике, химии, философии Гейдельбергского университета. Затем под влиянием Н. Е. Жуковского, у которого он учился в Практической коммерческой академии, Д. Рябушинский всерьез заинтересовался теорией полетов на механических аппаратах, определившей его будущее. В целях исследования аэродинамических процессов в 1904 г. он создает в семейном имении Кучино под Москвой (Ниже городское направление) аэродинамический институт, ставший все мирно известным благодаря изданию «Бюллетеней» с итогами ла бораторных опытов и теоретических изысканий. Шесть их выпус ков с 1906 по 1919 г. были опубликованы на французском языке.

Для пополнения своего образования Дмитрий Павлович за канчивает физико-математический факультет Московского универ ситета и остается там по инициативе Н. Е. Жуковского в качестве преподавателя по теории упругости и аэродинамики, готовясь к получению профессионального звания. В будущем член многих иностранных академий и научных обществ, Дмитрий Павлович ни когда не прерывал практических опытов. В годы Первой мировой войны он в Кучино вел испытания новых видов оружия — миноме тов, безоткатных орудий и ракетного вооружения.

Дополнительные сведения о судьбе и характере творчества этого незаурядного ученого можно почерпнуть из ниже публикуе Е. М. Макаренкова. Д. П. Рябушинский. Из истории… мых документов. Первый — посвящен памяти Дмитрия Павловича в связи с его кончиной в Париже в августе 1962 г. Он содержит подробный отчет о его деятельности по материалам мемориального заседания, устроенного его коллегами в Академии Наук 15 октября 1962 г. (Перевод с французского сделан автором.) Второй документ относится к периоду активной деятельности ученого в качестве члена эмигрантского «Общества Икона», созданного в 1927 г. в Париже при участии его братьев Владимира Павловича и Степана Павловича Рябушинских, известных своим подвижничеством в воссоздании в Европе элементов восточно-христианской традици онной культуры в пору иконоборчества и религиозных гонений в России 1930-х годов. Этот документ, обнаруженный в комплекте газеты «Русская мысль», представляет статью Дмитрия Павловича от 5 июля 1947 г. «Икона и образы», проливающую свет на много гранность творчества, масштаб личности и широкий диапазон ин тересов ученого с мировым именем, хранившего до конца жизни паспорт русского эмигранта.

Досье Рябушинского в A. S., Paris c 1821–1823, 2-ой семестр (Т. 255. № 16) Академия Наук. Заседание 1962 г. понедельник 15 часов Председатель Г-н Арно Данжуа.

Статьи-некрологи о действительных членах и членах корреспондентах.

Некролог. О Дмитрии Рябушинском, члене-корреспонденте Секции Механики, составлен г-ном Анри Вилла.

22 августа текущего года Академия потеряла одного из своих старейших членов-корреспондентов по Секции Механики, г-на Дмитрия Павловича Рябушинского.

Судьба этого ученого была отягощена большими несчастьями.

Он переносил их с мужеством и достоинством (коим мы обязаны воздать должное почтение), позволившими ему вопреки обстоя тельствам беззаветно служить Науке.

Д. Рябушинский родился в Москве. 31 октября 1882 г. при царском режиме, принадлежал по рождению к именитой семье, проведя свои детские годы и юности счастливо и спокойно.

330 Публикации Его предпочтение было отдано наукам, в особенности изуче нию аэронавтики, под руководством профессора Жуковского, чье имя, безусловно, известно тем, кто имел какое-либо представление об аэродинамических процессах.

Небесполезно напомнить, что в начале столетия наши знания в области газодинамики были крайне ограничены. Ни одна научная лаборатория не занималась подобным предметом, ничего не было известно ни о каком-либо эффективном достижении касательно теоретической возможности движения твердого тела в космиче ском пространстве.

Именно Рябушинский впервые в мире основал аэродинамиче скую лабораторию в поселке Кучино, взяв на себя целиком расхо ды по строительству и оплате труда своих сотрудников. Эта благо родная инициатива вскоре обеспечила достижение важнейших ре зультатов, и ее автор надеялся на дальнейшую разработку своих проектов в благоприятной обстановке. Однако, эта надежда погиб ла в бурю 1917 г., имевшую международный резонанс. Ценой неве роятных трудностей Д. Рябушинскому удалось в самый последний момент добраться до Франции вместе с женой и тремя дочерьми.

Благодаря конкурсу организованному учеными, среди кото рых первым следует назвать имя нашего известного коллеги Поля Пэнлеве2, парижскому эмигранту удалось изменить положение, которое, впрочем, оставалось по-прежнему неустойчивым.

Постепенно он смог вновь взяться за работу в наших лабора ториях и продолжить разработку ранее намеченных проектов. Бо лее или менее официально он вновь был связан с научным сообще ством в рамках Института Механики Парижского Университета (инициатива организации которого принадлежит, я осмелюсь на помнить, нашему коллеге Альберу Како)3, являясь также сотрудни ком Технической Службы Аэронавтики;

перед войной с 1940 г. Ря бушинский занимал должность заместителя директора Института Механики.

Поль Пэнлеве, французский математик, государственный и политиче ский деятель Франции в 1920-30-е годы.

Альбер Како, французский инженер, известный работами по аэростатике.

Е. М. Макаренкова. Д. П. Рябушинский. Из истории… Стоически перенося удары судьбы, он не прекращал упорной ра боты над научными проблемами, которыми был постоянно увлечен.

Теперь обозначим некоторые контуры его проектов. Прежде всего — это проблемы сопротивления, испытуемого твердым телом в ходе движения внутри аэродинамической трубы. Д. Рябушинский занимался в первую очередь, что было вполне естественно, рас смотрением случая равномерного движения воздушного потока.

Однако оставались неизвестными законы управления реакциями движения в связи с турбулентностью;

к примеру: при посадке са молета, при виражах с бомбовым подвесом, а также в режимах высшего пилотажа. Наш коллега анализировал всю сложность этих феноменов, исследовал образование завихрений и срывов воздуш ного потока, объясняя тем самым особенности этого необычного процесса. Выводы Д. Рябушинского по геометрии пропеллеров, приводящих объект в движение или создающих подъемную силу, являются основополагающими. Эти базовые характеристики по зволили определить ему влияние турбулентности на стабильность режима обтекания. Он анализировал такие особенности автовра щения и использовал их для обозначения несущих способностей крыла. Ему принадлежит авторство в турбулентной теории винта и первое изобретение и конструирование безоткатного орудия с оп ределением дальнейших перспектив практического его использо вания. Рябушинский конструировал также ракеты и ракеты-пушки, модели которых известны нам сегодня.

Следует еще упомянуть работы Д. Рябушинского, посвящен ные срыву потока, стимулировавшие появление важных исследо ваний, осуществленных В. Демченко и Ф. Василенко. Он не рас ставался с мечтой о практической реализации своих замыслов, ради которых им была сформирована команда высокопрофессиональных специалистов. Понадобятся еще многие страницы, чтобы дать представление о многообразии проблем, задействованных Д. Рябушинским. Он занимался астрофизикой, баллистикой, в аэ родинамике исследовал звуковые и сверхзвуковые скорости, из вестны также его философские работы. В целом, его мысль не сле довала классическим канонам, но он был наделен глубоким умом и талантом изобретателя. Таковы вкратце итоги основных исследо ваний г-на Рябушинского. Академия Наук не упустила возмож 332 Публикации ность признания ценности его трудов, присудив ему на первом эта пе ряд почетных премий и дипломов (премия имени Базена в 1927 г. и т.д.), а в 1935 г. он был избран членом-корреспондентом Академии по секции механики.

Если сегодня научные результаты, достигнутые г-ном Рябу шинским, опережают время на пути прогресса в космической об ласти, которого добились за 40 лет команды квалифицированных специалистов, то ни у кого нет ни малейшего сомнения в том, что Д. В. Рябушинский был их предтечей, о чем свидетельствует боль шинство его основных достижений. Вплоть до конца жизни Д. Рябушинский мужественно и упорно работал. В организации труда ему всегда неустанно помогала его чудесная супруга4, чьи преданность и самоотверженность всегда оказывали ученому не оценимую поддержку.

В семье Рябушинских было три дочери, поражавшие своей красотой и благовоспитанностью, одна из которых погибла в ре зультате несчастного случая. Несколько позже Д. Рябушинский имел несчастье потерять жену, чем был глубоко потрясен. Пора женный мучительной болезнью, он окончил свой путь в августе этого года. Его жизнь являет нам великий пример мужества в не счастье и постоянства достижения высоких человеческих идеалов.

Я считаю своим долгом выразить его родным горячее сочувствие от нашего имени и, в особенности, от коллег по Секции Механики, глубоко его уважавших.

Вера Сергеевна Рябушинская (Зыбина), представительница высшей аристократии, была племянницей известной меценатки княгини М. К. Тенишевой.

Е. М. Макаренкова. Д. П. Рябушинский. Из истории… Д. П. Рябушинский Икона и образы Церковное искусство занимает почетное место в русском ху дожественном творчестве и является одной из тех культурных цен ностей, которые наиболее близки и дороги русским людям. Во дворцах и в хижинах икона напоминала о вечной правде евангель ского учения, о святых людях благочестивой жизни, о великой тай не бытия, объяснить которую наука бессильна.

Председатель Общества «Икона» В. П. Рябушинский, в речи, произнесенной на юбилейном собрании по случаю исполнившегося 20-летия плодотворной деятельности этого Общества, коснулся вопроса о смятении в умах, вызванном пошатнувшейся верой в не зыблемость основ математики, смятении, отразившемся затем и в искусстве. По поводу этого замечания мне хотелось бы высказать несколько соображений.

Для людей, прислушивающихся к интуитивным велениям сво ей совести, основоположения евангельской морали представляются аксиомами, на которых только и возможно обоснование человече ского общества, обеспечивающего каждому достойное, свободное и счастливое существование. Убеждение в непреложности этих мо ральных устоев и убеждение в непреложности аксиом геометрии сливаются в общем сознании, что человеку доступны некоторые абсолютные истины.

Пошатнувшаяся вера в абсолютную достоверность геометриче ских истин усиливала позицию противников христианской морали.

Можно установить некоторый параллелизм между ролью ико ны в религиозном обиходе и использованием образов в математике и других науках.

Как иконы, так и использование образов в науке подвергались гонениям и запретам.

Запретить ученому исследователю, во имя строгости рассуж дения, прибегать к помощи образов все равно, что отнять у слепого его палку.

В химии одно время было очень сильно течение против рас суждений о молекулах и атомах под предлогом, что их никто не 334 Публикации видал, но, к счастью для развития химии, эти и подобные образы удалось отстоять.

В математике дело обстояло много хуже — в этой, как и в других науках, новые факты можно объяснить исходя из разных, более или менее произвольно выбранных определений и с разных точек зрения. Одни из этих объяснений могут совпадать с геомет рической интуицией, с реальными геометрическими образами, а другие являются искусственными, противоречащими интуиции. За последние 50 лет многие видные математики стали поддерживать это второе, искусственное направление.

Укажу на следующий пример. В так называемой теории мно жеств официальная наука учит, что в линии длиной в один метр такое же бесконечное число точек, как [и] в линии длиной в один километр.

Пишущий эти строки показал, исходя из других основных оп ределений, что число точек в линиях в один метр и в один кило метр равновелико только при условии, что точки в обеих линиях не те же самые, что их происхождение отлично. Если же выбрать точ ки того же происхождения, то в километре их будет в тысячу раз больше, чем в метре, что, очевидно, находится в согласии с интуи цией и никакого смятения в умах не производит. В основе всех на падок на геометрическую интуицию лежит все тот же неудачный выбор основных определений.

Для успешного развития науки выбор определений, настраи вающих в унисон интуицию и математический анализ, является весьма желательным. Убедившись на деле, что геометрическая ин туиция вернейший советчик в науке, мы будем с усиленной верой защищать интуитивную христианскую мораль, заложенную в душе каждого человека.

«Русская мысль». 5 июля 1947 г.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.