WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

А. П. БЕЛИКОВ, А. А. ЕЛАГИНА ТАЦИТ В ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ ДО 1917 ГОДА Изучение творчества Тацита в отечественной историографии тесно связано с этапами развития

отечественного антиковедения вообще. Можно выделить три важных периода.

1. «Донаучный», завершившийся примерно в 1840-х гг. Для не го характерно отсутствие авторитетных российских специалистов как по Тациту, так и по истории античности. В целом, этому этапу свойственно дилетантское, «просветительское» отношение к антич ности;

он ценен накоплением фактических знаний. С начала XVIII в.

античность становится «модной», к этой теме, наряду с произведе ниями Тацита, охотно обращались деятели культуры. Постепенно тема античности стала «универсальной питательной средой, за счет которой происходило формирование общественного сознания»1.

2. Становление и развитие российского антиковедения (1840– 90-е гг.). Основание Петербургского, Казанского, Киевского, Харь ковского, Новороссийского университетов создало ту базу, на кото рой в последующем и произошло стремительное развитие отечест венного антиковедения. Русское антиковедение развивалось в самой тесной связи с европейской наукой и концентрировалось главным образом в университетах2. Т. Н. Грановский (1813–1855), читавший в Казанском университете курс истории Римской империи, будучи горячим поклонником Тацита, пропагандировал и широко использо вал его труды в своих лекциях. Во второй половине XIX в. импера торскому Риму и Тациту посвящали свои исследования М. П. Дра гоманов, В. И. Модестов и многие другие.

3. «Золотой век» дореволюционного антиковедения (1890-е гг. – 1917). В связи с экономическим и культурным подъёмом, развитием университетского образования появилось больше возможностей для профессиональных занятий римской историей. Развивалась сеть Фролов Э. Д. Русская историография античности до середины XIX в.

Л., 1967. С. 86. См. также: Дементьева В. В. Римская история Шарля Роллена, прочитанная русским дворянином // Вестник древней истории 4 (1991). С. 119.

Историография античной истории / Ред. В. И. Кузищин. М., 1980. С. 172.

А. П. Беликов, А. А. Елагина. Тацит в отечественной... библиотек, пополнялись их фонды, доступнее стала иностранная и переводная литература по античности. Магистры за счёт государства проходили специализацию в крупных зарубежных университетах, получили доступ в библиотеки и музеи европейских столиц. Наша наука стала органической частью мирового антиковедения, многие её представители приобрели мировое признание. Этот период дал большое число интересных, хотя и не бесспорных, публикаций, по свящённых Тациту. После октябрьского переворота антиковедение оказалось в упадке3.

Отметим, что в отечественной науке об античности, развивав шейся в тесном контакте с зарубежной, господствовали, в основном, те же самые методологические установки. Однако серьёзное приоб щение широкого читателя к античным источникам и зарубежным научным трудам по античности началось не раньше XVIII века. Важ ным событием стал перевод В. К. Тредиаковским по заказу Академии Наук с французского языка «Римской истории» Ш. Роллена, он же перевел труд ученика и продолжателя Роллена Ж.-Б. Кревье4. Этими переводами Тредиаковский «оказал неоценимую услугу русскому просвещению и русской науке об античности»5.

В это же время были переведены многие латинские авторы.

Одним из авторов, с которым довольно рано ознакомилось россий ское общество, и который оказал заметное влияние, как на общест венное мировоззрение, так и на развитие отечественного антикове дения в целом, и был Публий Корнелий Тацит.

В XVIII в. сначала переводились opera minora Тацита, очевид но, они были легче для перевода. В 1772 г. В. П. Светов перевёл «Германию»6. Переводчик предлагает благосклонному вниманию читателей сочинение, которое считает «драгоценнейшим остатком древности немецких народов», но отмечает «трудный слог» Тацита.

По точному определению Э. Д. Фролова, катастрофический обрыв 1917 г.

стал трагедией для нашей античной науки. Фролов Э. Д. Русская наука об ан тичности (историографические очерки). СПб., 1999. С. 3-4.

Роллен Ш. Римская история от создания Рима до битвы Актийской / Пер.

с франц. В. К. Тредиаковского. Т. I–IX. СПб., 1761–1767;

Кревье Ж.-Б. История о римских императорах с Августа до Константина. Т. I–IV. СПб., 1767–1769.

Фролов Э. Д. Русская историография античности… С. 84.

О положении, обычаях и народах (древней) Германии (Германия). Из со чинений Кая Корнелия Тацита / Переведено с латинского Академии Наук пере водчиком В. П. Световым. СПб., 1772.

276 История исторической науки В. Светов при переводе старался придерживаться логики построе ния фразы на латинском языке, «но при том наблюдал и свойства российского языка»7. Тем самым ещё тогда были заложены основ ные принципы перевода латинских текстов.

Несколькими годами позднее Иван Горон перевел «Жизнеопи сание Юлия Агриколы»8. И. Горон считал перевод этого «небольшо го, но по мыслям и слогу превосходного творения Тацитова», как он пишет в предисловии к своему переводу, очень важным для понима ния римской истории и просвещения российского общества.

Другие ранние переводы не известны. В самом начале XIX в.

предпринимаются попытки перевода не только opera minora, но и op era maiora. Ф. Т. Поспелов за несколько лет перевёл все сохранившие ся труды Тацита9. Он получил личное указание императора Александ ра I перевести на русский язык «Жизнеописание Юлия Агриколы» — с этого и началась его работа, продолжавшаяся несколько лет. Уве ренный в необходимости переводов исторических сочинений Тацита, Поспелов утверждал, что, не имея «доныне на Российском языке ис торических его сочинений, лишаемся знаменитого памятника»10.

В начале XIX в. над переводом Тацита трудился член Россий ской Академии Наук С. Румовский11. В 1837 г. появился новый пе ревод «Жизнеописания Агриколы», осуществленный Д. Крюко вым12. В предисловии он пишет, что это издание «есть плод продол жительного изучения языка Тацитова и добросовестных трудов…» Там же. С. 1.

Тацит П. К. Жизнь Юлия Агриколы / Переводчик И. Горон. М., 1798.

Тацит. Юлий Агрикола / Переведено с латинского языка надворным со ветником Федором Поспеловым. СПб., 1802;

Летописи К. Корнелия Тацита / Переведено с латинского языка Ф. Поспеловым. Ч. I-III. СПб., 1805–1806;

Раз говор об ораторах, или о причинах испортившегося красноречия / Переведено с латинского языка Ф. Поспеловым. СПб., 1805;

История Кая Корнелия Тацита / Переведено с латинского языка Ф. Поспеловым. СПб., 1807.

Летописи К. Корнелия Тацита / Переведено с латинского языка Ф. По спеловым. Ч. 1. Предисловие. С. 13.

См.: Летопись К. Корнелия Тацита / Переведено с латинского Импера торской Российской Академии членом Степаном Румовским и оною Академи ею издана. Т. 1-4. СПб., 1806–1809. Текст летописи параллельно на рус. и лат яз.

Т. 1. 1806. XLVI. 468 с. Т. 2. 1808. 279 с. Т. 3. 1808. 305 с. Т. 4. 1809. 319 с.

Taciti Agricola. Вновь пересмотренный текст, с примечаниями других и своими издал Димитрий Крюков. М., 1937. V. 214 с.

Taciti Agricola. Предисловие. C. I.

А. П. Беликов, А. А. Елагина. Тацит в отечественной... и что «при настоящем рвении к разрабатыванию материалов отече ственной истории, упражнение в филологической критике более не жели полезно»14. Крюков называет Тацита труднейшим «из писате лей римских»15. Интересно его замечание о том, что в первом изда нии Тацита, напечатанном в Венеции Венделином де Спира в 1470 г., «Жизнеописание Агриколы» опущено. Первым издал этот текст вместе с другими творениями Тацита Путеолан16. Здесь, види мо, впервые в отечественной историографии, предпринята попытка проанализировать историю издания произведений Тацита.

Во второй половине XIX в. появляется еще ряд переводов за служивающих внимания17. Один из переводчиков, А. Клеванов на зывает Тацита знаменитым римским историком18, беспристрастным, отмечая, что тот занимался историей исключительно по любви и призванию. И добавляет, что Тацит «последний самостоятельный истинно гениальный писатель древнего Рима, предузнавал своим гением падение его»19. Сохранились и другие, менее качественные, переводы произведений Тацита20. Лучшим изданием XIX в. следует признать перевод В. И. Модестова, опубликованный в 1886–87 гг. и высоко оцененный Ф. Ф. Зелинским21. Многие поколения студентов Указ. соч. С. III.

Там же. С. IV.

Там же. С. 9.

Летопись Кая Корнелия Тацита / Пер. Алексея Кронеберга. Ч. 1-2.

М., 1858;

Сочинения П. Корнелия Тацита все какие сохранились / С латинского перевел и издал с предисловием и историческим приложением А. Клеванов, кандидат Московского университета. Ч. 1-2. М., 1870. Мнение А. Клеванова о переводе А. Кронеберга см.: Ч. 1. С. XXXIII.

Сочинения П. Корнелия Тацита все какие сохранились. Ч. 1. С. V, VII.

Там же. С. XII.

Cornelii Taciti Germania (Германия Корнелия Тацита) / С подробным комментарием и введением проф. А. Деллена. Киев, 1866;

Тацит. Агрикола.

Германия и I книга Анналов с объяснениями В. Классовского. СПб., 1869;

Кор нелий Тацит. Разговор об ораторах / Пер. и исследования Григория Павлуцкого.

Киев, 1885;

Публий Корнелий Тацит. Жизнеописание Агриколы / Перевел и снабдил примечаниями С. П. Версилов. СПб., 1895. См. также переводы фраг ментов из произведений Тацита: Тацит П. К. Германия. Гл. 4-7;

11-16, 18, 20, 26 // Средневековье в его памятниках / Под ред. Д. Н. Егорова. М., 1917. С. 1-7.

Сочинения Корнелия Тацита / Русский пер. с примечаниями и со стать ей о Таците и его сочинениях В. И. Модестова. Т. I. Агрикола. Германия. Исто рии. СПб., 1886. Т. II. Летопись. Разговор об ораторах. СПб., 1887. См.: Зелин 278 История исторической науки начинали постигать Тацита по переводам Модестова, вплоть до по явления перевода 1969 г. под редакцией С. Л. Утченко22.

Издание переводов стимулировало интерес к Тациту. Им ув лекался Н. М. Карамзин, который в 1797 г. в небольшом стихотво рении «Тацит» восхвалял его величие и обличал описанный им Рим23. В статье «Пантеон российских авторов»24 он сравнил с Та цитом древнерусского летописца Нестора. Карамзин рассматривал сочинения римского автора, особенно «Анналы»25, как своеобраз ный эталон исторического повествования. Упоминается Тацит и в его знаменитой «Истории государства Российского»26. К «Анна лам» Тацита обращался даже А. С. Пушкин, составивший к ним свои любопытные «Замечания»27.

Однако научное изучение творческого наследия Тацита в нашей стране началось только в XIX в. П. Н. Кудрявцев прославился рабо той о римских женщинах, которые были в Риме влиятельной обще ственной силой. Характерно, что за основу для своей работы он взял сочинения Тацита и высоко оценивал свой источник28.

ский Ф. Ф. Рецензия: Корнелий Тацит. Русский перевод с примечаниями и со статьей о Таците и его сочинениях В. И. Модестова. Воронеж, 1890. С. 81.

Корнелий Тацит. Соч.: В 2 т. / Изд. подгот. А. С. Бобович, Я. М. Боров ский, М. Е. Сергеенко / Отв. ред. С. Л. Утченко. Л. 1969.

Карамзин Н. М. Тацит // Избр. соч.: В 2 т. М.–Л., 1964. Т. 2. С. 73.

Карамзин Н. М. Пантеон российских авторов // Указ. соч. Т. 2. С. 157.

Свой второй основной труд Тацит однажды называет «анналами», т.е.

летописями (Tac. Ann. IV. 32). Это не заглавие, как полагает И. М. Тронский, а наименование историографического жанра, посвященного более раннему вре мени, чем «Истории». Однако позднее «Анналами» стали называть самый труд вместо длинного и неудобного названия “Ab excessu divi Augusti”, которое ему дал автор (См.: Тронский И. М. Корнелий Тацит // Корнелий Тацит. Соч.: В 2 т.

Л., 1969. Т. II. С. 222).

Карамзин Н. М. Главы из «Истории государства Российского» (Царст вование Иоанна IV) // Избр. соч.: В 2 т. М.–Л., 1964. Т. 2. С. 325. О Таците см.

также: Карамзин Н. М. Письма русского путешественника. Т. I. С. 415, 574.

Замечания на Анналы Тацита // Пушкин А. С. Соч.: В 10 т. / Под ред.

С. А. Венгерова. СПб., 1910. Т. 4. С. 462-483. Подробнее см.: Малинин А. И.

Пушкин, Аврелий Виктор и Тацит // Пушкин в мировой литературе. М., 1926;

Гельд Г. Г. По поводу замечаний на «Анналы» Тацита // Пушкин и его совре менники. Пг., 1923. С. 59-62;

Елагина А. А. Римское общество в историко литературных источниках I в. н. э. Омск, 1998. С. 38, 158-159. Прим. 151, 152.

Кудрявцев П. Н. Лекции. Сочинения. Избранное. М., 1991. С. 207-279;

А. П. Беликов, А. А. Елагина. Тацит в отечественной... В книге, изданной в 1864 г., М. П. Драгоманов выступил с дос таточно резкой критикой как произведений, так и взглядов Тацита29.

Книга написана под сильным влиянием немецких историков, особен но А. Штара30. Историки второй половины XIX в. оспаривали бес пристрастность Тацита, особенно — в его оценке личности импера тора Тиберия. Они подчеркивали положительные стороны в полити ке императора, превозносили Тиберия как личность, выдающуюся умом и благородством. Именно в разгар этой полемики Драгоманов и издал свою работу. И. М. Гревс, хорошо знавший творчество Тацита, справедливо указал, что автор в характеристике Тиберия увлекся «кажущимся демократизмом политики первых императоров»31, и резко выступил против оценки, которую дал Тациту Драгоманов. В 1869 г. М. П. Драгоманов опубликовал монографию «Вопрос об ис торическом значении Римской империи и Тацит»32, в которой отме тил огромное значение Тацита для изучения периода империи.

В XIX в. начинают появляться и специальные труды отечествен ных историков, посвященные Тациту. Для изучения его творчества и первого столетия существования Римской империи много сделал профессор Казанского университета В. И. Модестов (1839–1907), фундаментальные труды33 которого сохранили свое значение и по сей день. Его работы содержат много верных и отнюдь не устаревших суждений34. Модестов характеризует Тацита как гениального истори Сергеева Т. Д. Кудрявцев как историк // Там же. С. 280-295.

Драгоманов М. П. Император Тиберий. Киев, 1864.

См: Stahr A. Tiberius Leben, Regierung, Charakter. Berlin, 1862.

Гревс И. М. Тацит. М.–Л., 1946. С. 182. Прим. 1.

См.: Драгоманов М. П. Вопрос об историческом значении Римской им перии и Тацит (Магистерская диссертация). Киев, 1869.

См.: Модестов В. И. Тацит и его сочинения. Историко-литературное ис следование. СПб., 1864;

Он же. Лекции по истории римской литературы. СПб., 1888;

Он же. Заметки по Тациту. I. Новое издание Летописи (Annales) // Жур нал министерства народного просвещения (далее — ЖМНП). СПб., Декабрь 1893. Ч. CCXC. С. 327-349;

II. Источники для Историй и Летописи // ЖМНП.

СПб., Апрель 1894. Ч. CCXCII. С. 273-325;

III. Источники для Историй и Лето писи // ЖМНП. СПб., Май 1894. Ч. CCXIII. С. 122-162;

IV. Вопрос о Dialogus de oratoribus // ЖМНП. СПб., Декабрь 1894. Ч. CCXCVI. С. 311-357;

V. Еще о Dia logus de oratoribus // ЖМНП. СПб., Ноябрь 1895. Ч. CCCII. С. 47-80;

Он же.

Введение в римскую историю. Ч. 1-2. СПб., 1902–1904.

Подробнее см.: Тронский И. М. Корнелий Тацит // Корнелий Тацит.

280 История исторической науки ка, «который служит предметом удивления уже многих столетий, здесь проявился во всем блеске тот сильный, сжатый, величавый стиль, который оказывает такое неотразимое влияние на читателя»35.

Большой вклад в разработку интересующих нас проблем внес И. М. Гревс (1860–1941). Он продолжил традиции36 В. И. Модесто ва в исследовании творчества Тацита, которого считал лучшим римским историком. Гревс опубликовал две большие библиогра фические статьи в энциклопедических словарях37. Итогом всей его научной деятельности стала фундаментальная монография о Таци те. Издана она была уже после смерти автора38, а позже переведена на немецкий язык39. Относится она уже к другому периоду отече ственной историографии, поэтому мы не будем её здесь анализиро вать. Однако отметим, что её основные идеи кратко были сформу лированы ещё в статьях, изданных в начале XX века. И. М. Гревс придерживался довольно радикальных взглядов, он считал, что Та цит излишне пессимистически освещал ход истории Римской им перии первого века и не смог подметить социальной сущности происходящих событий. Однако исследователь тем и ценен, что пытался вскрыть причины такого отношения автора, понять его политические мотивы. Важен конечный вывод: признание Тацита правдивым, беспристрастным и справедливым историком40.

Для изучения эпохи Тацита много сделал Э. Д. Гримм, автор «Исследования по истории развития римской императорской вла Соч.: В 2 т. Л., 1969. Т. II. С. 247;

Елагина А. А. Тацит в российском антиковеде нии // Русский вопрос: история и современность. Материалы докладов Второй всероссийской научной конференции. Ч. 1. Омск, 1994. С. 159-160.

Модестов В. И. Заметки по Тациту. I. Новое издание Летописи (Annales). С. 327.

Бонгард-Левин Г. М., Ляпустина Е. В. Вячеслав Иванов и диссертация И. М. Гревса по истории римского землевладения // ВДИ 4 (2003). С. 178. Прим. 2.

Гревс И. М. Тацит // Энциклопедический словарь / Изд.: Ф. А. Брокга уз – И. А. Ефрон. СПб., 1901. Т. XXXVIIa. № 64. С. 692-697;

Он же. Тацит // Энциклопедический словарь Русского Библиографического Института “Гра нат”. 7-е изд. СПб., 1902. Т. 41. Ч. VII. С. 109-114.

Гревс И. М. Тацит. М.–Л., 1946.

Grews I. M. Tacitus. Leipzig, 1952.

Этот вывод представляет несомненную ценность, поскольку в мировой историографии время от времени вновь ставится вопрос о степени доверия со общениям Тацита. См., например: Wellesley K. Can You Trust Tacitus? // Greece and Rome. 2nd Ser. (1954). Vol. 1. № 1. P. 13-33.

А. П. Беликов, А. А. Елагина. Тацит в отечественной... сти»41. Своей задачей он считал необходимость проследить разви тие римских политических институтов, особенно в связи со сменой политических теорий, а также влияние греческих политических идей на римскую государственность.

Российские историки, в отличие от своих западных коллег, не слишком идеализировали Римскую империю. Это особенно про явилось в творчестве Р. Ю. Виппера (1859–1954)42. Он решительно возражал против признания Римской империи «демократической монархией». Это тем более актуально, что сейчас подобные попыт ки вновь набирают силу.

Продолжалась и дискуссия об объективности и достоверности Тацита. В 1908 г. П. Н. Митрофанов отмечал, что в середине XIX в.

«появилась целая школа ученых, постаравшаяся свести Тацита с прежнего высокого пьедестала»43. Резко критиковали античного автора такие западноевропейские историки как Ч. Меривейл, Г. Сиверс, А. Штар44. Как подчёркивает Митрофанов, все они от мечали «недостаток объективности в описании римской истории Тацитом»45. В итоге П. Н. Митрофанов отмечает только художест венные достоинства исторических работ Тацита.

Продолжила дискуссию российская исследовательница М. Н. Дювернуа, отметившая любовь Тацита к истине, достойное ис торика беспристрастие в изложении событий. Представляется верным её вывод: «С первой главы у него на устах одна забота — правда, ради неё он пишет, и она до конца будет руководить его трудом»46.

Упомянем также небольшую курьёзную статью «К Тациту».

Её автор И. Г. Турцевич пишет об Антиохии, резиденции римского Гримм Э. Д. Исследования по истории развития римской императорской власти. Т. I. Римская императорская власть от Августа до Нерона. СПб., 1900.

Т. II. Римская императорская власть от Гальбы до Марка Аврелия. СПб., 1901.

Виппер Р. Ю. Очерки истории Римской империи. М., 1908. 406 с. Пере изд.: Ростов-на-Дону, 1995. Т. I–II.

Митрофанов П. Н. По поводу тацитовского вопроса // Гермес 9 (1908).

С. 230.

Merivale Ch. History of the Romans under the Empire. London, 1856;

Stahr A. Op. cit.;

Sievers G. Tacitus und Tiberius. Hamburg, 1879. Ср.: Новая зару бежная литература о Таците и Светонии // ВДИ 1 (1969). С. 176.

Митрофанов П. Н. Указ. соч. С. 230.

Дювернуа М. Н. Историческая объективность Тацита // Гермес 18 (1908).

С. 474.

282 История исторической науки наместника и ее предместье — Дафна, культовом центре Аполлона.

Он считает, что Тацит бывал в Малой Азии. Не приводя никаких весомых аргументов, он полагает, что автор непременно должен был интересоваться этим культом47.

В начале XX в. Тацит был настолько «в моде», что считалось признаком хорошего тона упоминать его даже в работах, не имею щих непосредственного отношения к нему и его творчеству. Появ ление большого числа работ о Таците в это время, видимо, можно объяснить и тем, что его труды стали специально изучать в учеб ных заведениях: в гимназиях и на историко-филологических фа культетах университетов в обязательном порядке читали их в под линнике48, комментировали. В связи с ростом интереса, появилась и потребность в посвящённой Тациту специальной научной лите ратуре. По «Анналам» и другим произведениям Тацита читались даже специальные курсы лекций49.

М. М. Покровский во вступлении, написанном им к “Annales”, попытался восстановить биографию Тацита. Он полагает, что историк был славного рода (римский всадник: столичный или муниципаль ный), ссылаясь на женитьбу Тацита на дочери видного государствен ного деятеля Агриколы. Покровский допускает, что, возможно, Тацит не был сыном прокуратора Бельгийской Галлии Корнелия Тацита, о котором, как известно, упоминает Плиний Старший (Plin. NH. VII. 16.

Турцевич И. Г. К Тациту // ЖМНП, Ноябрь – Декабрь 1908. Отд. V. СПб.

Ч. XVIII. Новая серия. № 12. C. 533-538.

Впрочем, специально «для вспомоществования господам студентам и учащимся» (надо понимать — нерадивым) издавались и переводы избранных текстов Тацита, особенно часто читаемых на занятиях, правда, довольно невысо кого качества. См., напр.: Тацит П. К. Избранные отрывки из «Аннал». М., 1915.

Покровский М. М. Анналы Тацита. 1-ая книга. Лекции, читанные на ис торико-филологическом факультете Императорского Московского университе та в осеннем семестре 1907 г. М., 1907;

Он же. Анналы Тацита. Курс лекций.

Комментарии и перевод. По записям слушателей. М., 1916;

Черняев Б. М. Та цит. Введение. Лекции, читанные профессором Черняевым для историков I кур са в 1912 / 13 акад. г. М., 1913;

Вехов С. И. Анналы Тацита. Курс лекций, читан ных студентам II курса историко-филологического факультета Варшавского Императорского университета в 1909–1910 а.г. Варшава, 1910;

Он же. Введе ние в объяснение сочинений Тацита. Курс, читанный студентам-историкам Варшавского университета в 1913–1914 гг. Варшава, 1914;

Он же. Объяснение сочинений Тацита (Лекции). Ростов-на-Дону. 1916.

А. П. Беликов, А. А. Елагина. Тацит в отечественной... 76). Подчёркивает, что место рождения римского историка не уста новлено, не известен точно его praenomen (рукописи колеблются, по утверждению Покровского, между Gaius и Plinius). Год рождения он косвенно определяет по “Dialogus”, в котором Тацит себя называет “iuvenis admodum” (молодым человеком) и по письму Плиния Млад шего, где говорится, что Тацит старше его (VII. 20. 3). На этом осно вании автор предполагает, что Тацит родился в 55 г. н. э.50. М. М. По кровский акцентирует внимание на том, что Тацит, в отличие от дру гих античных авторов, вполне отчетливо и реально представлял раз ницу между республикой и империей51. Он очень подробно исследует cursus honorum Тацита. Кроме того, он уточняет и исправляет перевод М. И. Модестова52. Покровский также высказал интересную, но до вольно спорную мысль о том, что Тацит военным историком, кото рый, храня тайну, не писал подробно о дислокации войск53.

С. И. Вехов по-новому подошел к решению проблемы о месте рождения Тацита, исходя из его презрительных слов в адрес Сеяна — “municipali adultero” (Tac. Ann. IV. 3), которые Вехов весьма ориги нально переводит как «уездный Дон Жуан» и, исходя из этого пре зрительного выражения, предполагает, что сам Тацит никак не мог происходить из маленького провинциального городка, а «местом его рождения был Рим»54. Историк приходит к заключению, что Тацит принадлежал к всадническому сословию55. Однако в целом он приво дит не совсем убедительные доказательства. Один из его аргументов таков: авторами исторических трудов были римляне из знатных ро дов, знающие и латинский, и греческий языки56. Основываясь на этом, он предполагает, что, очевидно, и Тацит был из знатного рода.

Интересен историко-филологический подход С. И. Вехова к тексту “Annales”. Он обращает внимание на то, как оперирует Та цит терминами, приводя в пример potestas dominatio (фактическое Покровский М. М. Анналы Тацита. Курс лекций. Комментарии и пере вод. С. 3.

Там же. С. 4. Ср.: Покровский М. М. История римской литературы. М.– Л., 1942, С. 356-362.

См.: Покровский М. М. Анналы Тацита. Курс лекций. С. 73-136.

Там же. С. 19.

Вехов С. И. “Annales” Тацита. С. 4-5.

Указ. соч. С. 6.

Там же. С. 15.

284 История исторической науки господство) и potestas arma (военное могущество)57. С. И. Вехов уточняет Тацита, поясняя, что под словом “veteris” (Tac. Ann. I. 1) он обычно подразумевает царский и республиканский периоды ис тории. Этот вывод представляется очень важным. Видимо, Тацит и сам понимал, что возвращение к прошлому уже невозможно.

Из важных работ о Таците начала XX в. следует назвать и не большое исследование Б. М. Черняева. Он считает, что “Dialogus” был написан для друга Плиния Младшего — Фабия Юста, который просил Тацита сообщить ему свое мнение об упадке красноречия в Риме, и в ответ Тацит решил передать Юсту замечательный разговор на эту тему, который будто бы происходил в годы его юности между видными представителями ораторского искусства во времена прав ления Веспасиана58. «Письма» Плиния Младшего Черняев считает основным источником для биографии Тацита. Цель «Агриколы» он видит в том, чтобы заклеймить тираническое правление Домициана, а «Германии» — в том, чтобы дать римлянам понятие о народе, ко торый тогда вышел впервые на историческую арену59, но со време нем мог повлиять на судьбы Римской империи, что и предвидел Та цит60. По мнению Черняева «Истории» написаны раньше «Летопи сей». Он считает, что Тацит действительно писал “sine ira et studio”, применяя новый исторический метод, основанный на глубоком ана лизе событий и явлений. По его мнению, Тацит первым из римских авторов использовал психологический анализ, придав истории нрав ственный интерес и понимание души человека61.

В 1912 г. профессор Харьковского университета И. В. Нетушил анализирует две небольшие монографии Тацита: «Жизнеописание Юлия Агриколы» и «Германия». Исследователь считает, что «Анна лы» и «Истории» составляли неразрывное целое, объединяет их хро нологически от смерти Августа до воцарения Нервы62.

Там же. С. 90, 93.

Черняев Б. М. Тацит. Введение. С. 16.

Анализ имеющихся текстов «Германии» см. также: Cornelii Taciti Ger mania. Опыт критического обозрения текста И. В. Цветаева. Варшава, 1873.

Черняев Б. М. Указ. соч. С. 18.

Там же. С. 21.

Нетушил И. В. Обзор Римской истории по лекциям, читанным в Импе раторском Харьковском университете и на Харьк. Высш. Женских Курсах. 1-е изд. Харьков, 1912. С. 383-384.

А. П. Беликов, А. А. Елагина. Тацит в отечественной... Тацит постоянно приводит в своих трудах речи, хотя и не так часто, как, например, Тит Ливий63. В этом плане очень важно иссле дование П. М. Бицилли, сравнившего подлинную речь императора Клавдия о предоставлении прав honorum галльской знати (CIL. XIII.

1568) с её изложением у Тацита (Tac. Ann. XI. 23). Бицилли прихо дит к выводу, что Тацит очень корректно и вполне профессионально работал с источниками, и отмечает его отстранённость от оценочных суждений: «совершенно невозможно сказать, каково его отношение к таким, например, вопросам, как ограничение прав вольноотпущен ников» 6465 (ср.: Tac. Ann. XIII. 26-27). У Тацита часто встречается изложение разных взглядов на тот или иной вопрос, но при этом чрезвычайно трудно определить, какого мнения придерживается он сам. Он приводит он все возможные доводы «за» и «против», пре доставляя читателю самостоятельно избрать любую точку зрения66.

1908–1917 годы — пик научного интереса к творчеству и лич ности Тацита67. Последующая эпоха, к сожалению, этим не отлича лась: мыслящий историк, критично относящийся к власти, вероятно, не мог стать объектом пристального изучения. После 1917 года Та цит в нашем отечестве надолго был предан забвению. К тому текст Тацита достаточно сложен для перевода, а с преподаванием класси ческих языков в это время существовали серьёзные проблемы.

Однако можно совершенно определённо утверждать — не будь всех упомянутых нами выше работ, не было бы и тех успехов в изу чении творчества Тацита, которые были достигнуты уже в поздний советский период. Они заложили хороший фундамент для развития всего последующего отечественного тацитоведения, обозначив про блемы, многие из которых до сих пор остаются дискуссионными.

В 35-ти книгах Ливия содержится 407 речей. Они занимают около 12% сохранившегося текста. См.: Кнабе Г. С. Рим Тита Ливия — образ, миф и исто рия // Тит Ливий. История Рима от основания Города. Т. 3. М., 1994. С. 600.

Бицилли П. М. Тацит и римский империализм. Одесса, 1912. С. 5.

Там же.

Там же.

Возможно, ещё и потому, что Тацит, писавший в переломное и неспо койное время, был особенно близок и понятен русскому обществу, переживав шему такое же чувство неуверенности в завтрашнем дне после революционных событий 1905 г., провальной русско-японской войны, неудачного для России начала I Мировой войны и нараставшего брожения в стране.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.