WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СТАТУС ЭТНОСА И ЭТНИЧЕСКИЕ ИНТЕРЕСЫ КАК ФАКТОРЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ Автор: Ф. С. ФАЙЗУЛЛИН ФАЙЗУЛЛИН Фаниль Саитович - доктор философских наук, профессор, академик Академии наук

Республики Башкортостан, заведующий кафедрой Уфимского государственного авиационного технического университета (E-mail:philosugatu

Аннотация. Раскрывается сущность понятий статус этноса и этнические интересы;

определяется роль этих феноменов в национальной политике. На основе материалов социологических исследований определены существующие различия в социальном статусе и в интересах представителей разных этнических групп. Выявлены факторы, способствующие социальной дифференциации между этническими группами, проживающими на одной и той же территории.

Ключевые слова: статус этноса * этнические интересы * межнациональные отношения социальная справедливость этническая стратификация Укрепление федеративного устройства России, гармонизация межнациональных отношений, разрешение имеющихся конфликтов между центром и регионами страны остаются актуальными проблемами. Существующие противоречия в этих сферах являются серьезной угрозой социального прогресса. Глубокие корни этих конфликтов заключаются в нарушении социальной справедливости, в ущемлении специфических интересов определенных наций и народностей, в забвении или недооценке их экономических, социальных, политических интересов, потребностей развития их национального языка и культуры. В межнациональном обществе, естественно, всегда будут определенные национальные различия, противоречия, которые могут привести к серьезным национальным конфликтам. Важно, чтобы они, количественно накапливаясь, не приводили к коренным качественным изменениям в межнациональных отношениях, не перерастали в национальный антагонизм, были бы подвергнуты социальному регулированию. В общественной практике - это одни из самых трудных и сложных вопросов, который требует решения.

Вместе с тем, в настоящее время больше бросается в глаза несоответствие между официально заявляемыми целями политических преобразований в области национальных отношений и реальной политической практикой, а точнее между декларируемыми намерениями создать систему развития демократии в решении национальных проблем и - наоборот - усилением авторитаризма. Можно утверждать, что реформы региональных отношений в последние годы оказались шагом не в сторону федерального, а в сторону формирования унитарного государства. Об этом свидетельствует, в частности, ликвидация Совета Федерации в том виде, в каком он существовал в период правления президента Б. Ельцина, замена представителей президента в каждом из 89 субъектов федерации представителями президента в каждом из созданных семи федеральных округов, процесс приведения законодательства национальных республик в соответствие с Конституцией РФ и т.д. Это достаточно опасный симптом.

В стране, которая является многонациональной и считается федеративной, ликвидировано министерство национальных отношений, нет центра, занимающегося изучением и регулированием национальных вопросов. В этой ситуации среди фактов, наиболее беспокоящих людей, на первое место достаточно большое количество опрошенных ставят проблемы межнациональных отношений, противоречивость и, нередко, их конфликтность. По данным социологических исследований в Республике Башкортостан этот вопрос волнует 23,3% башкир, 11,3%- татар, 12,9%- русских и 23,4% представителей других национальностей. Очевидно, национальный фактор яв стр. ляется одним из всё более определяющих индивидуальное и общественное сознание, политику и духовную жизнь, направленность поведения людей.

В условиях сложнейшей многонациональности республик и регионов созидательная линия возможна только при учете интересов и запросов каждой нации, на пути консолидации и национального согласия. Это путь гуманизации общественных отношений, защиты прав каждого человека, независимо от места его проживания, убеждения и вероисповедания.

Специфика интересов этнических общностей чаще всего определяется их статусом, т.е. местом, которое занимает этнос в обществе, в системе взаимоотношений [Файзуллин, Абдрахимов, 2003: 3 15]. Различают разные виды статуса: демографический, культурный, правовой, социально психологический и т.п. В зависимости от степени влияния на жизнь общества статус этноса имеет количественные измерения. Он может быть высоким или низким. Так, русские в Российской Федерации, несмотря на ряд неблагоприятных тенденций, обладают, безусловно, высоким демографическим статусом, поскольку их доля в общей численности населения Российской Федерации составляет более 82%. Достаточно высокими показателями в сравнении с другими российскими народами характеризуется у них и социально-экономический статус (объем материальных благ, приходящихся на каждого члена этноса: обеспеченность жильем, профессиональная структура, уровень заработной платы и т.п.).

Низкий статус ведет к психологической ущемленности этноса. На этой почве возникают массовые движения, которые серьезно дестабилизируют жизнь государства (республик), ведут к этническим конфликтам. Конфликтогенный потенциал различных видов низкого статуса далеко не одинаков.

Так, низкий морально-психологический статус наций, безусловно, приносит глубокие нравственные страдания, может служить поводом для массовой миграции, причиной конфликтных ситуаций на межличностном уровне, но вряд ли вызовет массовое этническое противостояние. Совсем иное дело - политический или территориальный (его иногда называют экологическим) статус.

Политический статус этноса - это, прежде всего, наличие или отсутствие у него своей государственности в той или иной форме. Разница в политическом статусе бывших советских народов (одним было позволено иметь союзную республику, другим - автономную, третьим автономную область или округ) привела на рубеже 80 - 90-х годов XX в. к массовому движению за его повышение. В результате все автономные области, за исключением Еврейской, объявили себя суверенными республиками. Другая, не менее важная, сторона политического статуса этноса представительство в различных структурах власти. Низкое представительство воспринимается обычно как дискриминация и в определенных обстоятельствах становится источником политических требований. Низкий политический статус, точнее, полное отсутствие такового, привели, например, к активному участию в революции 1917 г. российских евреев, поляков, латышей, некоторых других российских "инородцев" - башкир, татар, казахов и т.д.

Не менее взрывоопасно снижение территориального статуса. Именно территория, которую занимает этнос, определяет его социальную, а нередко и экономическую значимость. На постсоветском пространстве, где этнические границы, как правило, не совпадают с государственными границами, именно проблемы территориального статуса являются источником многочисленных конфликтных ситуаций. При этом конфликты, в основе которых лежит символ и престиж этноса, тушить гораздо труднее, чем те, которые основаны на материальном интересе. Территория коренного этноса является основной, то есть местом, где народ сформировался как этнос. В этом случае она имеет высокую притягательность для членов этноса. Этим фактором можно объяснить эмиграцию части советских евреев в Израиль, российских немцев в Германию.

В большинстве полиэтнических государств редко бывает так, чтобы та или иная этническая община обладала одинаково высоким статусом во всех его измерениях. Чаще всего встречается ситуация, когда тот или иной этнос оказывается доминирующим в одной или нескольких сферах государственной жизни.

Совершенно очевидно: чем ниже статус того или иного этноса по сравнению с другими, тем больше проблем в его жизни и тем больше межэтническое напряжение в обществе. Поэтому статус этноса важнейший объект социологических исследований. Проблема статуса особенно важна для меньшинств, которые в силу малой численности оказываются низкостатусными. В нестабильной ситуации они же испытывают и наибольший дискомфорт. Между тем именно от их положения (статуса) зависит прочность социально-политического бытия всего общества.

стр. Наши социологические исследования выявили тенденции и противоречия современной трансформации, основанные на этносоциальной стратификации, иерархии, неравенствах социального статуса различных наций в Республике Башкортостан. Во-первых, они показали:

существенную роль в формировании особенностей этнических традиций различных народов играет степень урбанизированности того или иного этноса. Русские Башкортостана в этом смысле являются, в основной своей части, городскими жителями и, составляя большую часть городского населения, формируют соответствующую этногородскую среду. Башкиры, чуваши, марийцы, мордва, удмурты меньше адаптированы к городскому образу жизни и специфической городской среде. Во-вторых, происходящее неизбежно в условиях рыночной экономики имущественное расслоение общества также приобретает этническую окраску. Русские и частично татары работают, главным образом, в городских индустриальных отраслях. В то же время именно русские и татары, являясь традиционно городскими жителями, более продвинуты в сфере бизнеса, формируют более обеспеченный в имущественном смысле класс предпринимателей. Такое социальное неравенство башкирским национальным движением, а также национальными центрами малых национальных групп воспринимается негативно. Практически отсутствуют башкиры в сфере большого негосударственного бизнеса: руководство банков, крупных промышленных предприятий, коммерческих фирм и т.д. Среди хозяйственных руководителей башкиры представлены в основном на госпредприятиях. К этому следует добавить, что среди инженерно-технических специалистов республики башкиры остаются на третьем месте - среди других двух многочисленных этносов. Это прослеживается и среди работников, занятых в науке и научном обслуживании. Значительная часть собственно башкир, по данным исследования, занятая главным образом в обрабатывающей промышленности и в сельском хозяйстве, лесном хозяйстве, в условиях рыночных преобразований формирует более низкую имущественную группу населения.

Осмысление с учетом этого обстоятельства существующей дифференциации этнических общностей республики позволяет сделать следующие выводы. Во-первых, этнические общности, проживающие в Башкортостане, обладают разным культурно-техническим потенциалом. Во-вторых, этносы, различаясь объективным положением в главной сфере жизни, не подвергаются в одинаковой мере стимулирующему рост, совершенствование, повышение культурно-технического уровня воздействию со стороны самого производства. В условиях закрепленности за определенными видами труда представителей конкретных этнических общностей межнациональные отношения ведут к дальнейшему углублению неравенства этих групп по положению и роли в общественной жизни. В третьих, выявилось, что коренное население - башкиры занимают последнее место в социальной иерархии среди трех многочисленных наций, которые проживают в республике. Не случайно, большинство опрошенных (53,8%), прежде всего башкиры, представители малочисленных национальных групп считают, что их интересы нуждаются в защите. Осознание такого положения коренной нацией может привести к обострению межнациональных отношений в регионе. Следует отметить: существующее социальное неравенство более остро воспринимается в городах, поэтому, в современных условиях, именно города являются центром формирования национальных движений.

Социальный статус этноса непосредственно формирует его интересы. Национальный интерес в обобщенном виде есть стремление к сохранению и укреплению позиций, созданию и расширению возможностей для полноценного существования и развития этнической общности. То, что в этнической общности наблюдаются собственно этническая и социальная стороны, качества, не может не сказываться и в природе национального интереса. Получается, что последний включает в себя, во-первых, стремление сохранять, утверждать и развивать собственно этнические качества и, во-вторых, стремление к поддержанию и укреплению социальных качеств общественного положения этноса как общности людей [Файзулллин, 2010: 124]. Национальный интерес, выражаемый отдельным индивидом, национальной группой и, наконец, нацией в целом - это не одно и то же.

Более того, субъектами одного и того же ранга национальный интерес может выражаться по разному. Так, у разных индивидов может быть разное видение национальных проблем и путей их решения. Поэтому в многонациональных государствах, по нашему мнению, жизненные национальные интересы, потребности людей должны учитываться и решаться.

Но вместе с тем, следует отметить, что противопоставление личностного и национального интересов стр. друг другу есть результат упрощенного подхода, как к существу личности, так и к соотношению личностных и национальных качеств. Личностные качества человека производны не только от общесоциальных условий. Они формируются также специфическими условиями жизнедеятельности той социальной общности, членом которой является конкретный человек. Этническая общность есть особый тип общности и в становлении и формировании личностных качеств, пожалуй, играет не меньшую роль, если не большую, чем, допустим, классы, социально-профессиональные, квалификационные группы. Отсюда, личностные интересы не могут не содержать в себе наряду со стремлениями к утверждению общесоциальных и национальных ценностей. Противопоставление личностного национальному, в конечном счете, вообще означает наложение запрета на индивидуализацию человека. Разностороннему человеку не чужды и национальные интересы.

Этнические интересы в наиболее полном объеме выражаются в интересах нации, представляющей собой особый вид общности людей, характеризующийся своей социально-экономической, территориально-политической, этнокультурной целостностью. Будучи интересами сложной общественной - системы, они не могут не выражать стремление к сохранению самобытности, целостности, оригинальности всего этноса. Можно допускать деформацию национальных интересов отдельных индивидов, утрату последними своих этнических качеств. Однако такое не должно происходить с интересами нации. Интересы нации менее изменчивы, чем интересы определенных людей, более жестко связаны объективными потребностями сохранения этнической целостности и самобытности. Они, как правило, удовлетворяются на институциональном уровне. Так, каждая нация обладает своими традициями, обычаями, нормами поведения, семейно-бытовым укладом, государственным формированием и т.д., которые при внимательном рассмотрении оказываются средствами этнической целостности, самобытности. Важно заметить также, что интересы нации предполагают создание всех необходимых условий, возможностей для полноценного удовлетворения каждым индивидом своих национальных интересов. Другое дело, что последний воспользуется или не воспользуется этими возможностями.

Говоря о межнациональных отношениях в их связи с интересами различных субъектов, следует заметить, что удовлетворение этих интересов представляет собой сложный процесс. Вступление субъектов в контакт друг с другом есть лишь начало познания друг друга и самого себя. В ходе дальнейшего взаимодействия это познание углубляется и расширяется путем постоянно осуществляемого выяснения и сравнения жизненного положения участников взаимодействия, сопоставления реальных условий и возможностей удовлетворения социальных и национальных потребностей. "Интересы непосредственно отражают сложившиеся в обществе отношения неравенства, в них постоянно присутствует элемент сопоставления человека с человеком, одной социальной группы с другой. Именно в этом основа той действительности, той реальной помощи, которая заключается в интересах. В них прямо отражается социальное положение индивидов. Что и обуславливает их роль как важнейших побудительных стимулов действия и движущих сил общественного развития..." [Гилязитдинов, 1996: 71 - 74].

Действительно, анализируя крупные события в общественной жизни - социальные преобразования, экономические реформы или революционные взрывы, вплотную сталкиваешься с наличием общественных интересов, стоящих за этими действиями. Однако исторически сложившиеся межнациональные отношения, в свою очередь, лежат в основе их национальных интересов.

Благополучие народов и государственный порядок будут зависеть и от того, в какой степени могут быть реализованы их интересы. Эти проблемы должны быть в центре национальной политики современных государств.

Социологические исследования показали, что, по мнению респондентов, нынешние государственные структуры в полной мере не могут выполнять возложенные на них функции по удовлетворению национальных потребностей и интересов. Все 100% респондентов, которых мы опрашивали в 2011 г.

в Республике Башкортостан (1123 человека), высказались за то, что каждому человеку, независимо от его национальности, должны быть обеспечены равные права и возможности в общественной и производственной деятельности.

При анализе взаимоотношений совместно проживающих на единой территории этносов важно выяснять еще одну сторону возникновения и реализации отношений равенства и неравенства между ними. Такая необходимость обусловлена хотя бы следующими обстоятельствами: во-первых, проживающие здесь народы могут не об стр. ладать одинаковым этносоциальным потенциалом;

во-вторых, на уровне даже однотипных субъектов (например, индивидов) могут складываться отношения неравенства в силу неодинакового представительства и отстаивания национальных интересов в своих действиях.

По нашим подсчетам, сделанным по итогам последней переписи населения в Башкортостане, удельный вес башкирского народа - самый высокий по сравнению с другими нациями, населяющими Российскую Федерацию. Здесь сосредоточены 74% всех башкир, 19,0%- татар, 9,0%- марийцев, 7,5%- чувашей, 3,9%- удмуртов, 5,6%-мордвы, 1,3% - русских от их общего количества по Российской Федерации. Как видно из этих данных, в Республике Башкортостан сконцентрировано абсолютное большинство башкирского этноса. По этому показателю с ним не может сравняться ни одна из проживающих здесь национальностей. Особенность межнациональных отношений в республике состоит в том, что участники этих отношений не обладают одинаковым этносубъектным статусом, отсюда и правовым. Башкиры представлены в статусе такой общности как нация, ибо основная масса этноса сосредоточена здесь. Русские, татары, чуваши, марийцы, мордва, украинцы и т.д. - в статусе национальной группы, они малочисленны в Башкортостане от их общего количества по России. В то же время эти этнические группы имеют свою государственность (республику), кроме русского народа, для которого Российская Федерация общая и единственная родина. Поэтому в республике общенациональные проблемы этих групп наций рассматриваться не могут. Ибо проживающие здесь татары, чуваши и другие группы национальностей представляют собой только часть своих этносов. В Башкортостане могут рассматриваться лишь национальные интересы проживающих здесь этих представителей народов. Общность правового пространства для всех национальностей в масштабе Российской Федерации исключает, как правильно утверждает Р. И.

Ирназаров, необходимость в каждом регионе "с нуля" рассматривать и решать все национальные проблемы каждого народа [Ирназаров, 1997].

В связи с имеющимися недостатками в реализации этнических интересов в последние годы появились новые общественные формирования. Материалы социологических исследований показывают, что сложилось неоднозначное мнение о создании этих формирований. 50,2% опрошенных за создание этих центров, 20% - против, 28% - затрудняются ответить. Это объясняется тем, что народ, видимо, устал от постоянного возникновения новых государственных и общественных структур. Предназначение национально-культурных, религиозных центров, партий различного толка в республике респонденты видят, прежде всего, в возрождении традиций, обычаев, обрядов (53,7%), сохранении самобытности культуры (24,4%) и духовном развитии (20,7%). При этом главными факторами развития национальной культуры считают: родной язык (53,7%), традиции, обычаи и обряды (42,7%), знание истории родного народа (37,8%),традиционный хозяйственный уклад (9,8%).

В течение многих десятилетий народы, нации нашей страны не признавались, как это ни парадоксально, субъектами права. На конституционном уровне права наций, их статус не были определены, хотя уделялось много внимания полномочиям различных государственных органов, правам граждан. Ситуация несколько изменилась лишь в последние годы, с принятием МОТ Конвенции 169. Но законодательство Российской Федерации в данной области еще не соответствует, на наш взгляд, международным стандартам, так как национальное возрождение и права наций на самоопределение все еще во многих случаях противопоставляются правам человека. Общеизвестно:

в цивилизованных государствах таких проявлений нет, так как там сильны демократические, гуманистические традиции.

Надо признать, что сильной стороной основного закона страны - Конституции Российской Федерации является наличие статей, надежно защищающих права человека, его статус. Однако там не закреплены статус и права наций на самоопределение и свободное развитие, уделено мало места вопросам защиты суверенных прав национальных республик, некоторые статьи противоречат друг другу. Непризнание прав республик ведет к нарушению принципов федерализма и отрицанию того, что Россия - многонациональное государство. Существует опасение на счет того, будто правовая защита человека автоматически может привести к решению проблемы формирования у него гражданского самосознания. Очевидно, если правозащитные достоинства Российской Федерации не будут надлежащим образом гарантировать формирование гражданственности, преданности национальным идеалам, то это может привести к личному эгоизму и породить новые, невиданные ранее проблемы.

стр. Исходя из этого положения, на наш взгляд, для справедливого решения национального вопроса и отношений между нациями, народами, а также между национальными республиками и центром, законодательным и исполнительным органам Российской Федерации необходимо опираться более шире на международные правовые документы, где подчеркивается, в частности, что все коренные народы имеют право свободно распоряжаться своей судьбой, право на самоопределение и свободное экономическое, социальное и культурное развитие, а также право распоряжаться естественными богатствами и ресурсами и другие.

Соблюдение прав личности не противоречит интересам этничности. Напротив, оно возвышает этнос, дает ему основание считать себя частью сообщества цивилизованных свободных наций. Но этот статус требует от любой нации, от ее представителей понимания и соблюдения принципа, согласно которому забота об интересах своего этноса не снимает святой обязанности помнить об интересах, социальном и политическом статусе других народов. Другими словами, мы должны признать принцип взаимозависимости наций, а признание этого принципа ставит извечную проблему взаимной ответственности наций. Взаимная ответственность наций в отношениях между собой опирается на осознание каждым народом своего статуса, собственной ответственности за то, чтобы эти отношения были справедливыми и уважительными, строились на принципах равноправия и невмешательства во внутренние дела друг друга. При этом в национальной политике должно уделяться подобающее внимание реализации этнонациональных интересов. От этого во многом зависит стабильность и устойчивость развития республик и страны в целом. В связи с этим необходимо укреплять и строго соблюдать принципы федеративного устройства России.

Процессы демократизации, расширение прав республик открывают простор гармоничному сочетанию национальных и общегосударственных интересов. Не случайно в последних выступлениях президент Российской Федерации Путин В. В. и премьер-министр Медведев Д. А.

говорили о расширении полномочий республик и регионов. [Путин, 2012]. В этой ситуации необходимо раскрыть потенциальную энергию возрождения этносов, суверенитета республик, округов, областей, способную укрепить наше пошатнувшееся единство. В основе совершенствования социальной политики в этой области должна быть идея установления и соблюдения фундаментальных принципов социальной справедливости.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Гилязитдинов Дж. М. Этническая стратификация и проблемы ее оптимизации // Вестник Башкирского университета. 1996. N 1.

2. Ирназаров Р. И. Равенство этносов в Республике Башкортостан. Уфа, 1997.

3. Файзуллин Ф. С., Абдрахимов Э. Ф. Этнический интерес как социально-философская категория // "Ядкяр". Научно-гуманитарный и общественно-политический журнал. Уфа, 2003. N 3. С. 3 - 15.

4. Файзуллин Ф. С. Социальная справедливость и пути её реализации в национальной политике.

Монография. Уфа, 2010. С. 124.

5. Путин В. В. Статьи с официального сайта Председателя правительства Российской Федерации.

2012 г. URL: www.premier.gov. (дата обращения: 28.04.2012).

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.