WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

А. Э. АФАНАСЬЕВА НАУКА, ЛИТЕРАТУРА И ИМПЕРИЯ АФРИКАНСКИЕ ТРАВЕЛОГИ БРИТАНЦЕВ 1850-х – 1870-х гг.

В статье исследуются особенности создания и восприятия британской литературы путешествий об Африке в 1850-е – 1870-е гг. Рассматривается специфика африкан ских травелогов как жанра, находящегося на стыке науки и литературы, анализиру ется трансформация языка литературы путешествий в викторианский период.

Ключевые слова: литература путешествий, африканские травелоги, империя, викторианская Англия.

«Путешественник по Африке в наши дни необыкновенно перегру жен работой, – писал в 1858 г. известный исследователь континента Р. Бёртон. – Если раньше читающая публика была удовлетворена сухи ми подробностями обычных открытий и приходила в восторг от упоми нания нескольких широт и долгот, то теперь… запросы возросли. …От путешественника ожидают, что он будет записывать метеорологические и гидрометрические данные… стрелять и изготовлять чучела птиц и зверей, собирать геологические образцы, добывать сведения о политике и торговле, развивать недавно появившуюся науку этнологию, вести дневники… составлять грамматики и словари и оформлять длинные отчёты, которые не дали бы заснуть членам Королевского географиче ского общества на вечерних заседаниях»1.

И хотя Бёртон пытается оградить исследователей Африки от но вых обязанностей, указывая на то, что «путешественнику, окруженному проблемами, трудностями и опасностями местных войн», озабоченному необходимостью накормить, вымуштровать и полностью организовать отряд, некогда заниматься «изучением инфузорий и показаний баромет ра», в его собственном отчёте данные о топографии, геологии и этно графии региона занимают значительное место.

Информация о Другом всегда была важной составной частью рас сказов путешественников, но в Англии викторианского периода сбор сведений о различных регионах Земли становится задачей национально Burton. 1858. May. Р. 580.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… го значения и основным смыслом написания и публикации травелогов.

Интерес публики к научным «фактам» и практически важной информа ции был прежде всего обусловлен потребностями расширяющейся им перии. Только детальное знание об отдалённых землях империи, их природных ресурсах и населении могло, по мысли викторианцев, обес печить эффективное управление разбросанными по планете террито риями, наметить пути их освоения и в конечном счёте способствовать процветанию как колоний, так и Британии, лидера «цивилизованного мира». В викторианскую эпоху литература путешествий превратилась в важнейшее поле обсуждения и распространения главных идей импер ского проекта. Отчёты путешественников составляли основу для рассу ждений учёных о закономерностях политического и экономического развития обществ, коммерсанты находили в них информацию о воз можных новых рынках и источниках сырья, правительственные круги черпали в травелогах сведения, позволявшие принимать дипломатиче ские решения, наконец, обыватели узнавали из них о мире «вне Евро пы» и формировали своё мнение о нём.

Особенную роль в популяризации знания о населении и географии имперских рубежей сыграли работы британских путешественников 1850–70-х гг., участвовавших в решении основной географической про блемы периода – поиска истоков Нила в Восточной Африке. Именно они открыли европейской публике перспективы экономического развития внутренних областей «Чёрного континента», указали на масштабы рабо торговли и проложили путь вглубь материка миссионерам и коммерсан там. Кроме того, эти тексты фактически заложили канон жанра «импер ского» путешествия и наиболее полно воплотили в себе произошедшую в викторианский период переориентацию науки на службу империи.

В центре внимания данной статьи находятся два сюжета: это, во первых, контекст производства и восприятия работ путешественников об Африке в викторианский период, предполагающий рассмотрение причин растущего интереса публики к географическим исследованиям в 1850–1870-е гг., каналов популяризации географического знания и аген тов влияния в этом процессе. Вторая задача заключается в выявлении специфики африканских травелогов как жанра, лежащего на стыке нау ки и литературы, а также изучении трансформации языка литературы путешествий в изменявшихся в новом имперском контексте условиях.

К середине XIX века большая часть Африки всё ещё оставалась «белым пятном» на карте континента: как отмечал на заседании Коро левского географического общества известный учёный и авторитетный Народный дух, нрав, характер путешественник Фрэнсис Гэлтон в 1856 г., «мы находимся в состоянии абсолютного неведения в отношении внутренних областей материка»2.

Однако уже к концу 1880-х гг. карта Восточной Африки, по словам гео графа Дж. Бейкера, «приняла совершенно другой вид, а накопившийся материал произвел целую революцию в географических воззрениях на эту область земного шара»3.

Укрепление британского влияния в Судане, на Занзибаре и отчасти в прибрежных районах Восточной Африки к середине XIX века сделало возможным продвижение вглубь континента путешественников, мис сионеров, охотников, коммерсантов, результатом экспедиций которых стало стремительное «открытие Африки»4. Хотя интерес к поиску исто ков Нила пробудился благодаря сообщениям немецких миссионеров Л. Крапфа, Я. Эрхардта и И. Ребманна о существовании большого внут реннего озера в Восточной Африке, основная заслуга в разрешении важнейших географических задач принадлежит английским исследова телям. Экспедиции Р. Бёртона и Д. Спика 1857-1858 гг., Д. Спика и Д. Гранта 1860-1863 гг., С. У. Бэйкера 1862-1865 гг., Д. Ливингстона 1865-1873 гг., Г. М. Стэнли 1871-1877 гг., а также десятка других менее известных путешественников на протяжении нескольких десятилетий приковывали внимание английской общественности к новостям с «Чёр ного континента», стимулируя и удовлетворяя тот «феноменальный Corrections of Map of Central Africa. 1856. P. 93.

Бейкер. 1950. С. 385. Бейкер, как и путешественники XIX века, называет Центральной Африкой те области континента, которые в современной терминоло гии именуются Восточной Африкой и в соответствии с классификацией ЮНЕСКО включают территории Бурунди, Джибути, Эритреи, Эфиопии, Кении, Руанды, Со мали, Судана, Танзании и ряда островов в Индийском океане. См.: East Africa. URL:

www.soas.ac.uk/library/archives/specialist-guides/regional/africa/ М. Л. Пратт, как и ряд других исследователей, подвергает сомнению право мерность использования термина «открытие» по отношению к областям, исследован ным европейцами. Объекты, «открываемые» путешественниками, были давно из вестны местному населению, и они получали возможность добраться до них только благодаря африканским носильщикам и проводникам. Так, в случае с «открытием» озера Танганьика Бёртоном и Спиком, отмечает Пратт, в момент обнаружения озера Бёртон был так болен, что африканцы несли его на носилках, а Спик, хоть и был в состоянии передвигаться самостоятельно, однако был практически слеп от лихорадки и открыть буквально ничего не мог (Speke. 1859. Р. 342). Открытие в таком контексте концептуализируется как акт конвертации местного знания в национальное европей ское (Pratt. 1992. Р. 202). Здесь и далее под «открытием» понимается изучение и опи сание Африки европейцами в рамках научной парадигмы западного знания.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… интерес ко всему африканскому», который путешественник Джозеф Томсон назвал одной из наиболее ярких особенностей XIX века5.

Загадка истоков Нила широко обсуждалась в прессе, книги иссле дователей Африки расходились огромными тиражами, а выступления путешественников с докладами о результатах экспедиций собирали полные залы6. Так, встреча Спика, организованная Королевским гео графическим обществом, проходила при столь громадном стечении на рода, что под натиском толпы в зале были выбиты окна7. Особым дра матизмом был отмечен спор Спика и Бёртона о местонахождении истока Нила: в 1864 г. вокруг результатов экспедиций этих исследова телей и сделанных ими выводов развернулась напряжённая научная полемика, в разгар которой Спик погиб на охоте при до конца не выяс ненных обстоятельствах. Истории, подобные этой, ещё более накаляли и без того наэлектризованную атмосферу, складывавшуюся вокруг пу тешественников. Возвращавшиеся из глубин материка исследователи быстро становились национальными героями, «сумевшими вырвать у сопротивляющейся природы долго хранимые ею тайны»8.

Интерес общественности к географическим проблемам – был ли это поиск нильских истоков или исследование озерных и речных систем Экваториальной Африки – во многом обусловливался тем, какое значе ние имело их решение для освоения внутренней части континента. Изу чение климата, природных ресурсов, возможности установления транс портных путей были необходимым условием для дальнейшего развития европейской инициативы в регионе, которая проходила под флагом «оцивилизовывания Африки», при этом собственная страна восприни малась британцами как «естественный колонизатор», которая, будучи «мировым торговым лидером, обладает могуществом, обязывающим её принять на себя эту тяжкую ответственность»9.

Важную роль в привлечении внимания широкой публики к Вос точной Африке сыграли миссионеры. Именно они указали британцам на масштабы работорговли во внутренних областях континента и на то опустошительное действие, которое она оказывает на жизнь африкан ских племён. Наиболее яркой и харизматичной фигурой среди миссио Thomson. 1890. P. 339.

Sir Samuel Baker on Central Africa. 1873. P. 5.

Oliphant L. 1865. P.101.

Oliphant M. 1866. P. 205.

Baker. 1913 (1866). P. XXI;

Petherick J. and Petherick K. 1863/64. Р. 124.

Народный дух, нрав, характер неров был, бесспорно, Дэвид Ливингстон, чьи пламенные речи об ужа сах торговли людьми и страданиях африканцев вдохновляли на дейст вие не одно поколение британских гуманистов. По мысли миссионеров, достичь искоренения работорговли и просветить население континента можно было лишь через христианизацию туземцев и установление тор говли, которая бы нарушила изолированность племён и послужила им пульсом для их развития. Деятельность коммерсантов и миссионеров в Африке, однако, была невозможна без предварительных географиче ских исследований всё ещё слабо изученного региона. Сам Ливингстон, как известно, внёс огромный вклад в европейское знание об Африке, изучив в ходе путешествий треть континента на пространстве от Кейп тауна почти до экватора и от Индийского океана до Атлантического10 в стремлении открыть пути для «проникновения торговли и христианско го учения в обширные районы внутренней Африки»11.

Между тем, позиция правительства в вопросе о географическом ис следовании Восточной Африки была двоякой – разделяя в целом идеи о цивилизаторской миссии Британии и необходимости развития торговли, оно, тем не менее, было ограничено соображениями экономии государ ственных средств и стремилось избегать активных действий в регионах, чей экономический и торговый потенциал не представлялся достаточно весомым12. Несмотря на то, что значительная часть экспедиций во внут ренние области Восточной Африки курировалась правительством – так, на средства Министерства иностранных дел снаряжались экспедиции Бёртона и Спика 1857-58 гг., Спика и Гранта 1860-63 гг., кроме того, правительство обеспечивало статус британских консулов в Африке Д. Ливингстону в 1858-64 и в 1865-73 гг. и Д. Пэтерику в 1861-63 гг., – власти предпочитали не устанавливать прямого контроля над открыты ми в результате экспедиций территориями, ограничиваясь поддержкой уже имеющихся британских торговых постов. Если же в ходе экспеди ций обнаруживались препятствия для установления торговли с внутрен ними областями континента (со стороны местных воинственных племён или португальских властей), британское правительство теряло интерес к дальнейшим исследованиям, отзывало экспедиции и прекращало финан сирование, оставляя путешественников действовать далее на свой страх и риск. Наивысшего одобрения удостаивались исследователи, совер Барков. 1956. С. 13.

Ливингстон. 1948. С. 5.

Porter. 2004. Chapters 1 – 3;

Darwin. 2009;

Hyam. 2010. Ch. 1.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… шившие значимые открытия без обращения к финансовой помощи пра вительства. Так, У. Гладстон, высоко оценивая результаты экспедиции Бэйкера 1862-65 гг., осуществлённой путешественником на собственные средства, подчёркивал, что «Бэйкер проделал такую большую и важную для нас работу в отдалённой и варварской стране… и при этом не стоил государству ни шиллинга»13.

Гораздо большую активность в покровительстве инициативам пу тешественников проявляло Королевское географическое общество (КГО). Созданное в 1830 г., КГО не обладало серьёзными материальны ми ресурсами для прямого финансирования исследовательских экспеди ций, однако оно сыграло важнейшую роль в популяризации и стимули ровании географических исследований в викторианский период. Будучи академическим институтом, научным клубом и имперским музеем одно временно, КГО позиционировало себя в качестве средоточия географи ческого знания, которое в этот период приобрело отчётливое имперское измерение. Сведения об отдалённых регионах, предоставляемые путе шественниками, рассматривались как ключевые для обеспечения ком мерческих, военных и филантропических успехов британцев в мире.

Личные связи Президента КГО Родерика Мёрчисона14 с лордом Кларен доном, возглавлявшим Министерство иностранных дел, позволяли Об ществу добиваться официальной, а иногда и финансовой поддержки наиболее перспективных экспедиций. КГО оказывало деятельное содей ствие сбору средств на нужды географических исследований, организо вывало выставки привезённых путешественниками геологических об разцов, ботанических коллекций, этнографических артефактов, устраивало публичные лекции исследователей, а также банкеты и торже ственные обеды в честь наиболее знаменательных открытий. Общество публиковало научные отчёты путешественников в собственных перио дических изданиях и помогало им издавать книги с описаниями экспе диций. Так, именно Мёрчисон уговорил Дэвида Ливингстона написать его первую книгу о путешествиях по югу континента. Книга, изданная Дж. Мюрреем в 1857 г., имела феноменальный успех: она разошлась общим тиражом в 70000 копий и принесла её автору более 12000 ф.ст.15.

Благодаря энтузиазму Мёрчисона сведения о каждом значимом геогра Цит. по: Gray. 1978. P. 168.

Сэр Родерик Мёрчисон был Президентом КГО в 1843-45, 1851-53, 1856-59 и 1862-71 гг., фактически доминируя в Обществе на протяжении более двадцати лет.

Youngs. 2002. P. 160.

Народный дух, нрав, характер фическом открытии немедленно становились достоянием общественно сти, а КГО стало ассоциироваться с самыми прославленными экспеди циями века. Привлекая внимание широкой публики к результатам дея тельности путешественников, Королевское географическое общество фактически превращало их в знаменитых исследователей.

Помимо изданий Королевского географического общества, отчёты о путешествиях публиковались в литературных журналах, например, «Уэстминстер Ревью» или «Блэквудз Мэгэзин». Нередко журнал зара нее договаривался с будущим автором об эксклюзивных «репортажах», создаваемых непосредственно в ходе путешествия. Это сообщало пуб ликации известную мобильность, давая журналам возможность расска зывать об интересных публике регионах, не дожидаясь окончания экс педиции. Так, в 1862 г. в «Блэквудз Мэгэзин» появилась первая часть путевых дневников Кэтрин Пэтерик, которая сопровождала мужа в экс педиции, снаряжённой Королевским географическим обществом для оказания помощи Спику и Гранту16. Кроме того, труды путешественни ков охотно публиковали крупные издательства, такие как «Стэнфорд», «Джонстон», «Макмиллан»;

лидирующие позиции здесь занимал уже упоминавшийся издательский дом Джона Мюррея.

Энтузиазм английской публики в отношении исследователей – «пионеров империи» – в полной мере относился и к создаваемым ими текстам о путешествиях. В Англии викторианского периода литература путешествий была одним из наиболее востребованных читательской аудиторией жанров. Разнообразные «Записки», «Дневники», «Набро ски» и «Впечатления» о «Путешествиях», «Прогулках» и «Странстви ях» занимали верхние строчки в списках самых продаваемых изданий, поражая российских современников «громадностью» тиражей17. Инте рес общественности к разного рода экзотическим историям воодушев лял всё новых авторов: уже в 1845 г. современник писал, что «публика сокрушена томами о пальмах, верблюдах и размышлениях о пирами дах»18, а комментатор журнала «Блэквудз Мэгэзин» сетовала на то, что «почти каждый десятый из огромной толпы туристов, побуждаемый наиболее похвальными мотивами – покрыть расходы путешествия... или поделиться впечатлениями с миром, – считает необходимым написать Petherick Mrs. 1862.

«Новости науки, искусства и литературы. География». 1858. С. 20-21.

Цит. по: Pemble. 1987. P. 7.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… книгу... И этот поток расширяется с каждым годом»19. Тем не менее, спрос на травелоги был неизменно высоким. В особенно выгодном по ложении на рынке литературы путешествий находились «истинные» путешественники – те, кто мог живописать публике картины удалённых и труднодоступных регионов – таких, как Восточная Африка. В письме Джону Пэтерику (1859 г.) Спик убеждал его извлечь максимальную пользу из популярности всего африканского: «Мне только что пришло в голову, что для Вас нет ничего лучше, как опубликовать короткое опи сание Ваших путешествий в Африке, обильно сдобренное заниматель ными историями и битвами с туземцами: это отлично сработает сейчас и будет удерживать всеобщее внимание к Вашим странствиям в даль нейшем»20. Сохранившаяся правка текста следующей работы Пэтерика, написанной уже совместно с супругой, свидетельствует о намерении четы путешественников добавить книге экзотического колорита для увеличения потенциала читательского спроса («В Субчайе, напротив Дарау, нам рассказали удивительную историю о крокодиле…»)21. Пуб ликация отчётов о путешествиях во многом была коммерческим проек том, над которым работали как сами авторы, так и издатели. Характер но, что уже тогда повышенный спрос на какой-либо особенно ожидаемый труд порождал появление «пиратских» изданий: так, из вестно, что в период подготовки к печати книги Ливингстона «Путеше ствия по Южной Африке» в различных частях Европы обнаруживались работы, якобы написанные знаменитым миссионером и исследователем;

эти факты изрядно расстраивали Ливингстона и его издателя, вынуж денных регулярно размещать опровержения в прессе22. Привлечению внимания читателей служили броские заголовки книг, как, например, «Путешествие в Восточной Африке: навстречу Лунным горам», «К озе ру Танганьика в кресле на колёсах»23. Женщины-путешественницы не редко акцентировали внимание на собственной гендерной принадлеж ности, подчёркивая необычность пребывания представительниц своего пола в отдалённых регионах империи: так, работа Хелен Каддик назы валась «Белая женщина в Центральной Африке»24.

Oliphant M. 1855. P. 590.

Petherick Mr., and Mrs. 1869. Vol. II. Appendix A. P. 78 - 79.

Wellcome Library for the History and Understanding of Medicine, London, UK.

Petherick, John [archive material]. August 1862 - June 1863. MSS 5787/5790.

Henderson. http://www.livingstoneonline.ucl.ac.uk/companion.php?id=HIST2.

Pringle. 1884;

Hore. 1886.

Caddick. 1900.

Народный дух, нрав, характер Малообеспеченной публике были предназначены более дешёвые издания историй о путешествиях, содержавшие пересказ оригинального текста – к середине века, благодаря росту благосостояния викторианцев и интереса к самообразованию, а также повышению эффективности ти пографских технологий, в процесс чтения вовлекались всё более широ кие группы населения, увеличивая спрос на печатную продукцию25.

Популярность, которой пользовалась литература путешествий в викторианский период, означала, что образы империи, создававшиеся авторами травелогов, имели обширную аудиторию, циркулируя среди очень разных социальных слоёв. Даже если открываемые путешествен никами территории не включались в сферу прямого контроля Британии, представления об этих землях и населявших их народах становились частью сознания британцев, формируя их кругозор и определяя отно шение к миру за пределами Европы.

Наука и литература в африканских травелогах 1850–1870-х гг.

Изменения, произошедшие в викторианский период в отношении к литературе путешествий, к самим исследователям и совершённым ими открытиям, коррелировали с трансформацией содержания травелогов и способов представления в них сведений об изученных регионах.

Начиная с 1800-х гг. к работам путешественников предъявляются всё более высокие требования;

акцент с описания экзотического и жи вописного в их отчётах постепенно смещается в сторону точности и «научности». Смесь вымысла с реальностью, характерная, например, для «Робинзона Крузо» Дефо, уже к концу XVIII в. становится непри емлемой – не случайно работы известного исследователя Африки Джеймса Брюса, в которых он сообщал казавшиеся сенсационными данные, были отвергнуты публикой как недостоверные26. К середине XIX в. эта установка, обусловленная институционализацией науки, профессионализацией различных отраслей знания, формированием по зитивизма как философии науки, набирает силу. Её ярким выражением стали инструкции путешественникам, регулярно выпускавшиеся Коро левским географическим обществом начиная с 1854 г. В «Советах пу тешественникам» давались наставления о том, какие районы исследуе мой территории следует посетить, на какие феномены и объекты нужно Best. 1972. P. 223 – 227;

Hallett. 1976. P. 462.

Bridges. 2002. P. 57. Брюс, в частности, сообщал, что жители Эфиопии отре зают стейки от живых коров.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… прежде всего обратить внимание и каким инструментарием наиболее целесообразно пользоваться, чтобы «получить результаты, ценные для науки»27. Инструкции КГО отражали общеевропейскую тенденцию к изданию руководств для путешественников, определявших порядок на блюдения за миром за пределами лабораторий и кабинетов учёных. Та кие руководства, настаивавшие на необходимости использования во просников, таблиц для записи сведений и специфического инвентаря, формировали особый «способ видения», который должен был отличать взгляд учёного от взгляда обычного путешественника28.

Теперь успех травелога мог быть гарантирован лишь представле нием научных фактов и практически важной информации, основанной на «беспристрастном» наблюдении. Наблюдение при этом было не про сто созерцанием: корректное, точное наблюдение должно было произ водиться методично, в соответствии с определёнными правилами и с помощью набора специальных инструментов.

Стандартный инвентарь путешественника включал секстанты для определения географических координат и высот, ртутный горизонт, компасы, набор термометров и барометр-анероид для измерения атмо сферного давления;

к этому нередко прилагались теодолит (угломерный инструмент), дождемер (плювиометр), оптический телескоп для наблю дения за небесными телами, шагомер, хронометр для измерения долго ты, промерные тросы для измерения глубин, гидрометр для определения влажности и другие инструменты29. Сетуя на недостатки образования, дававшего молодым людям лишь «несовершенное знание структуры двух мёртвых языков и совершенно не знакомившего их с устройством реального мира»30, руководства, подобные «Советам путешественни кам», снабжали исследователей инструкциями по практическому поль зованию необходимыми инструментами. Отдельная глава посвящалась новой технике фиксации объектов изучения – фотографированию.

Изобретение фотографии в 1839 г. существенно расширило позна вательные возможности экспедиций, при этом добавив путешественни кам массу новых хлопот. Громоздкая камера, набор фотографических пластинок и ящики реактивов требовали повышенного внимания: неслу чайно в первой официальной британской экспедиции, использовавшей Hints to Travellers. 1883. Р. IV.

Driver. 2001. P. 49.

Hints to Travellers. P. 1-189. См. также: Galton. 2000 (1872). P. 10-11, 24-25.

Galton. 2000. P. 2.

Народный дух, нрав, характер фотографический аппарат, – экспедиции Ливингстона по реке Замбези 1858-64 гг. – была специально предусмотрена должность фотографа.

Помимо этого, путешественники повсеместно сталкивались с трудно стями фотографирования туземцев, боявшихся направленных на них неизвестных объектов. «Вид инструмента, – писал Р. Бёртон в 1858 г., – убеждает варваров, что чужеземец сбивает с неба солнце, останавливает дождь, причиняет смерть и навеки заколдовывает землю»31;

другой ис следователь Африки Д. Томсон отмечал, что оставляемая в деревне ка мера могла весь день удерживать жителей в отдалении32. Тем не менее, уверенность викторианцев в том, что фотография является важным спо собом получения «самых полезных и правдивых отображений»33 окру жавшей путешественников реальности, прочно утвердила место фото графических аппаратов в арсенале африканских экспедиций, а репродукций снимков – на страницах травелогов34.

Использование научного дискурса, однако, имело свои ограниче ния: язык науки не был гендерно нейтральным, оставаясь на протяже нии большей части викторианского периода прерогативой мужчин. Рас пространённое убеждение викторианцев в том, что занятия наукой не подходят женщинам, подрывают их женскую «природу» и маскулини зируют их, приводило к тому, что женщины-путешественницы, как пра вило, избегали научного тона в своих работах. Протестуя против допус ка женщин в ряды членов Королевского географического общества, Джордж Керзон, известный политик и влиятельная фигура в КГО, пи сал: «Мы полностью не согласны с тем, что женщины способны вно сить вклад в научное географическое знание. Их пол и подготовка рав ным образом не подходят для исследовательской работы»35.

Действительно, возможности формального женского образования во второй половине XIX в. оставались весьма ограниченными. Однако далеко не все путешественники-мужчины в 1850–70-х гг. были профес сиональными биологами и географами;

многие из них – армейские офи церы, инженеры, охотники – накануне экспедиций были вынуждены брать уроки естественной истории у экспертов в этой области36. Жен Burton. 1858. P. 580.

Цит. по: Ryan. 1997. P. 143.

Ibidem. P. 32.

Hints to Travellers. P. 244-250.

Curzon. 1893. P. 11.

Galton. 2000. P. 3-4.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… щины-путешественницы, относившиеся к своим поездкам как к науч ным экспедициям, так же, как и их современники-мужчины, готовились к ним, штудируя специальную литературу и осваивая необходимые ин струменты. Так, известно, что сопровождавшая мужа в экспедиции в Восточной Африке 1861-63 гг. Кэтрин Пэтерик хорошо разбиралась в естественной истории и в астрономии, а голландка Александрин Тинне, занимавшаяся исследованием речной системы Нила в Судане в 1862- гг., была отличным фотографом и знала арабский язык37. Тем не менее, даже те из путешественниц, кто обладал серьёзной научной подготов кой и действительно способствовал приращению западного знания об отдалённых землях, как правило, позиционировали свою работу как любительскую и не претендующую на профессионализм.

Ярким примером разделения жанров в соответствии с гендерной принадлежностью авторов служит работа супругов Джона и Кэтрин Пэ терик «Путешествия в Центральной Африке и исследование притоков Западного Нила» (1869)38. Большая часть повествования о ходе экспеди ции принадлежит Кэтрин – главы, написанные Джоном Пэтериком, вос полняли пробелы в канве событий, происходивших в то время, когда она была слишком больна, чтобы писать. Такая структура травелога делает контраст стилей особенно очевидным: сравнительно краткие записи Джона изобилуют научной терминологией, данными измерений, деталь ными описаниями водных систем, классификацией флоры, фауны и гео логических образцов. Его сведения о местных жителях систематичны:

сообщая о численности населения, этническом происхождении, языко вых группах, отношениях с другими племенами, обычаях, болезнях и артефактах, он говорит на языке науки. Характерные ремарки, подобные этой: «Охотясь… и заметив отличное дерево, описание которого мне неизвестно, но это не Adamsonia – я спешился, чтобы измерить его ок ружность и нашел ее равной 24 футам»39, призваны свидетельствовать о непрестанном внимании путешественника ко всему, что может оказаться полезным науке. Текст Кэтрин значительно менее аналитичен: даже там, где повествование прерывается сообщениями об африканцах и изобра жением ландшафта, ее язык может быть назван скорее публицистиче ским, чем научным. Описание образцов флоры часто предваряется сло The Europeans in the Sudan. 1980. P. 182;

Abushama-Rademaker. 2010. P. 6-7.

Petherick Mr., and Mrs. 1869.

Ibidem. Vol. I. P. 232.

Народный дух, нрав, характер вами «милые»/«симпатичные» (pretty, lovely), терминология, как прави ло, отсутствует;

точные определения сопровождаются ссылками на мне ние или результаты работы супруга и другие компетентные источники:

так, говоря о местном виде обезьян, она сообщает, что «для научного описания я должна отослать читателя к восхитительной работе доктора Рюппеля по фауне Абиссинии, в которой он называет этот вид Colobus Guereza и описывает как...»40. Несмотря на то, что в этом отрывке Кэт рин обнаруживает своё знакомство с трудами зоолога-современника, которые едва ли составляли обычный круг чтения женщин викториан ской эпохи, она, тем не менее, предпочитает говорить о себе как о люби теле, чьё мнение не претендует на авторитетность. В результате эта ра бота воспроизводит викторианскую концепцию разделенных сфер: два отдельных типа повествования соответствуют представлениям того вре мени о различии женского и мужского опыта, восприятия реальности, способов наблюдения и организации информации41.

Характерная для викторианских травелогов об Африке «докумен тальность», однако, не должна вводить исследователя в заблуждение.

Несмотря на то, что путешественники в этот период действительно стремились включить в свои отчёты как можно более детальную инфор мацию о посещённых ими землях и их населении, травелоги по прежнему оставались одним из жанров литературы, с особой структурой и набором специфических черт. Именно это смешение стилей – художе ственного и документального – и составляет своеобразие языка виктори анской литературы путешествий, и особенно африканских травелогов.

Автор африканского травелога 1850–1870-х гг., как правило, вы ступает в архетипной роли героя. Свойственный викторианскому пе риоду повышенный интерес к героическим культам воплотился не только в возрождении сюжетов Античности и Средневековья, в новом витке популярности героев скандинавских саг и легенд о короле Артуре – викторианцы охотно создавали новых героев из числа современни ков42. Географические исследования Африки середины XIX века пре доставили благодатную почву для формирования культа имперского героя, олицетворявшего величие нации, её коллективную волю в борьбе Ibidem. P. 297.

Подробнее о специфике женских травелогов об Африке второй половины XIX в. см.: Афанасьева. 2004.

MacKenzie. 1992. P. 109-135.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… с варварством и первобытным беззаконием. В работах Бёртона, Спика, Бэйкера и других путешественников автор – имперский герой, поме щённый не в романтизированное прошлое, а в экзотическое настоящее, – сражался со злом на заморских территориях, демонстрируя все тради ционные характеристики своей роли: бесстрашие, решительность, сверхчеловеческую физическую выносливость, безграничную энергич ность и непреклонную волю в схватке с «дикостью».

Герои литературы путешествий, обладавшие высокой моралью, преданные делу продвижения прогресса, христианства и цивилизации, становились моделью подражания для молодёжи и вдохновляющим примером для всех остальных, и главное – они представали в качестве эталонов викторианской мужественности. Мужественность в колони альный период становится одной из главных черт национальной иден тичности британцев. Историки считают, что культивирование маскулин ности отражало беспокойство викторианцев о подрыве мужественности растущим комфортом городской жизни43: современники писали о феми низирующем влиянии городской среды с её удобствами и развлечения ми, превращающей мужчин в «изнеженных, как девушки» созданий44.

Такие перемены ощущались тем более дискомфортно в силу того, что оппозиция «мужественный – женственный» традиционно использова лась в выстраивании иерархий власти в колониальном контексте, где туземные народы описывались как слабые, иррациональные и требую щие сильной «мужской» руки твёрдых, решительных британцев.

Имперские рубежи как бесспорно мужское пространство и проти воположность привычной домашней сфере становятся в викторианский период тем местом, где можно было доказать свою мужественность ис тинной проверкой характера – действием. Восточная Африка служила для этого идеальным фоном: отсутствие сильной имперской поддержки в сочетании с малой исследованностью территорий, особенно внутрен них областей, способствовали восприятию этих земель как «диких», опасных мест, далёких от цивилизации и населённых враждебными на родами. В воображении современников Восточная Африка существовала как враждебная человеку, «кишащая ужасами земля»45. «Губительная Африка! – восклицал Г. М. Стенли. – Один за другим гибнут путешест венники. Каждый секрет этого громадного континента окружён таким См.: Manliness and Morality. 1987;

Tosh. 2005.

Цит. по: An Anthology of Women’s Travel Writing. 2002. P. 252.

Thomson. 1887. P. 201;

Burton. 1961. (1860). Vol. I. P. 91-92.

Народный дух, нрав, характер количеством трудностей – изнурительная жара, ядовитые миазмы, выде ляющиеся из земли, нездоровые испарения, обволакивающие все тропы, гигантская жёсткая трава, удушающая путника, безумная ярость тузем ца, охраняющего любой вход и выход, непередаваемое словами убоже ство жизни… полное отсутствие какого-либо комфорта… в этой земле тьмы, пронизанной мрачной торжественностью… невелика – слишком невелика – надежда на успех для каждого вступающего на неё»46.

Приключенческий сценарий африканского травелога предполагал описание путешествия как «квеста» (рыцарского поиска) – пути к опре делённой цели с многочисленными «проверками», которые с честью должен пройти герой. Сами путешественники нередко сравнивали себя с рыцарями древних времён47, однако главный смысл их героических деяний озвучивался ими весьма сообразно викторианской эпохе – ут вердить превосходство англичан как «имперской расы», единственной из всех способной мудро и справедливо управлять другими народами.

Описание трудностей пути происходит в терминах героического пре одоления, в ходе которого доказываются преимущества «английского характера»: стойкости, находчивости, бесстрашия. Каждое событие представлено как ситуация, заставляющая автора балансировать на гра ни жизни и смерти, и лишь присутствие духа и непреклонность воли позволяют ему достойно разрешить конфликт.

В отличие от мужчин-путешественников, женщины, создававшие травелоги об Африке, не могли столь же легко применять к себе роль героя приключений, имевшую слишком сильные маскулинные конно тации. В своих текстах женщины демонстрируют меньшую склонность к драматизации собственных подвигов. Бесспорное мужество путешест венниц, которому воздавали должное их спутники, описывается самими женщинами как моральный долг, необходимость проявлять терпение и выносливость – традиционные «женские» качества, – не быть обузой для окружающих и по возможности поддерживать их в бодром распо ложении духа. Не прибегая к героической роли, путешественницы, вме сте с тем, так же, как и их современники-мужчины, представляли своё поведение как проявление «истинно английского характера», позволяв шего им с достоинством встретить и выдержать любые испытания48.

Stanley. 1909. P. 296-297.

См., например: Thomson. 1897. P. 164-165.

Petherick Mr. and Mrs. Op. cit. Vol. I. P. 33, 81, 145, 219, 263 etc;

Baker F.

1972. P. 58, 73 etc., Hore. Op.cit. P. 42, 157 etc.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… Работы викторианских путешественников об Африке транслирова ли в массы не только сведения о флоре, фауне, рельефе и ландшафтах имперских рубежей и особенностях развития населявших их обществ – эти тексты формировали и образцы поведения для англичан обоего пола.

Хотя идеалы «мускулистого христианства», культивировавшие сочета ние в герое духовной силы и необыкновенной физической выносливо сти, ассоциируются прежде всего с работами Ч. Кингсли и Т. Хьюза конца 1850-х гг., африканские травелоги, имевшие огромную аудито рию, сыграли важнейшую роль в укреплении и распространении этих поведенческих моделей среди британцев. Образ «имперского героя», созданный путешественниками, лёг в основу целой индустрии рассказов об имперских приключениях, превозносивших «английскую отвагу и честь» и ориентировавших британцев на служение империи.

БИБЛИОГРАФИЯ Афанасьева А. Э. Британские путешественницы в Восточной Африке во второй по ловине XIX в.: проблемы статуса и репрезентаций /Дисс. к.и.н. Ярославль, 2004.

Барков А. Давид Ливингстон / Ливингстон Д. Путешествия и исследования в Южной Африке / Пер. с английского. М.: Географгиз, 1956. С. 4-15.

Бейкер Дж. История географических открытий и исследований / Пер. с англ. под редакцией И. П. Магидовича. М.: Изд-во иностранной литературы, 1950. 648 с.

Ливингстон Д. Путешествие по Замбези с 1858 по 1864 гг. М.: Государственное из дательство географической литературы, 1948. 341 с.

Новости науки, искусства и литературы. География // Отечественные записки. 1858.

№ 5. Отд. III. С. 20-27.

Abushama-Rademaker A.M. The Dutch Ladies Tinne, in the Sudan: Nineteenth Century Adventurers. Bloomington, Indiana: Trafford Publishing, 2010. 218 p.

An Anthology of Women’s Travel Writing. /Ed. with notes and introduction by S. Foster and S. Mills. Manchester and New York: Manchester University Press, 2002. 337 p.

Baker F. Morning Star: Florence Baker's Diary of the Expedition to Put Down the Slave Trade on the Nile, 1870–1873 / Ed. by A. Baker. L.: William Kimber, 1972. 240 p.

Baker S.W. The Albert N'Yanza, Great Basin of the Nile sources. L.: Macmillan, (First published in 1866). 473 p.

Best J. Mid-Victorian Britain, 1851 – 1875. New York: Schocken Books, 1972. 316 p.

Bridges R. Exploration and travel outside Europe (1720 – 1914). /The Cambridge Com panion to Travel Writing. Ed. by P. Hulme and T. Youngs. Cambridge: Cambridge University Press, 2002. P. 53-69.

Burton R. F. Zanzibar;

and two months in East Africa // Blackwood’s Magazine. 1858.

Vol. 83, February. P. 200-224;

March. P. 276-290;

May. P. 572-589.

Burton R.F. The Lake Regions of Central Africa: A Picture of Exploration. New York:

Horizon Press, 1961. (First published in 1860). 2 vols. 880 p.

Caddick H. White Woman in Central Africa. L.;

N.Y.: Unwin/Cassell, 1900. 242 p.

Народный дух, нрав, характер Corrections of Map of Central Africa // Proceedings of the Royal Geographical Society.

1856. Vol. I. P. 92-93.

Curzon G. N. To the Editor of the Times // Times. 1893. 31 May. P. 11.

Darwin J. The Empire Project: the Rise and Fall of the British World-System, 1830–1970.

Cambridge: Cambridge University Press, 2009. 800 p.

Driver F. Geography Militant: Cultures of Exploration and Empire. Oxford: Blackwell, 2001. 258 p.

East Africa. URL: www.soas.ac.uk/library/archives/specialist-guides/regional/africa/ Galton F. The Art of Travel, or Shifts and Contrivances Available in Wild Countries. Lon don: Phoenix Press, 2000. (First published in 1872). 366 p.

Gray R. A. A History of the Southern Sudan, 1839–1889. Westport, Conn.: Greenwood Press, 1978. 219 p.

Hallett R. Changing European Attitudes to Africa // The Cambridge History of Africa.

Vol. 5. From c. 1790 to c. 1870 / Ed. by J. Flint. Cambridge: Cambridge University Press, 1976. P. 458-496.

Henderson L. «Everyone will die laughing»: John Murray and the Publication of David Liv ingstone's «Missionary Travels» / Livingstone Online. Explore the medical writings of David Livingstone. http://www.livingstoneonline.ucl.ac.uk/companion.php?id=HIST Hints to Travellers, Scientific and General, edited for the Council of the Royal Geograph ical Society by H.H. Godwin-Austen and others. 5th edition. L.: Royal Geographical Society, 1883. 296 p.

Hore A. B. To Lake Tanganyika in a Bath Chair. London: Sampson, Low, Marsten, Searle and Rivington, 1886. 217 p.

Hyam R. Understanding the British Empire. Cambridge: Cambr. Univ. Press, 2010. 552 p.

MacKenzie J. M. Heroic Myths of Empire // Popular Imperialism and the Military, 1850– 1950 / Ed. J. M. MacKenzie. Manchester: Manchester Univ. Press, 1992. P. 109-135.

Manliness and Morality: Middle-Class Masculinity in Britain and America, 1800–1940 / Ed. J. A. Mangan, J. Walvin. Manchester: Manchester University Press, 1987. 278 p.

Oliphant L. Nile Basins and Nile Explorers // Blackwood’s Magazine. 1865. Vol. 97, Jan uary. P. 100-117.

Oliphant M. Modern Light Literature – Travellers’ Tales // Blackwood’s Magazine. 1855.

Vol. 78, November. P. 586-599.

Oliphant M. The Nile. //Blackwood’s Magazine. 1866. Vol.100, August. P. 205-224.

Pemble J. The Mediterranean Passion: Victorians and Edwardians in the South. Oxford:

Clarendon Press, 1987. 312 p.

Petherick J. and Petherick K. Report of Expedition Up the White Nile // Proceedings of the Royal Geographical Society. 1863-64. Vol. 8. Р. 122-149.

Petherick Mr., and Mrs. Travels in Central Africa and Exploration of the West-Nile Tribu taries. L.: Tinsley Brothers, 1869. 2 Vols. 327/203p.

Petherick Mrs. Mrs. Petherick’s African Journal //Blackwood’s Magazine. 1862. Vol. 91, June. P. 673-701.

Porter B. The Lion’s Share: a Short History of British Imperialism 1850–2004. 4th ed.

Harlow: Pearson Longman, 2004. 445 p.

Pratt M. L. Imperial Eyes. Travel Writing and Transculturation. L.: Routledge, 1992. 257 p.

А. Э. Афанасьева. Наука, литература и империя… Pringle M. A. A Journey in East Africa: Towards the Mountains of the Moon. Edinburgh and London: Blackwood, 1884. 386 p.

Ryan J. Picturing Empire: Photography and the Visualization of the British Empire. Lon don: Reaktion Books, 1997. 272 p.

Sir Samuel Baker on Central Africa // Times. 1873. 9 Dec. P. 5.

Speke J. H. Journal of a Cruise on the Tanganyika Lake, Central Africa. Part I // Black wood’s Magazine. 1859. Vol. 86, September. Р. 339-357.

Stanley H. M. The Autobiography of Sir Henry Morton Stanley / Ed. by Dorothy Stanley.

Boston and New York: Houghton Mifflin company, 1909. 551 p.

The Europeans in the Sudan, 1834–1878. Some manuscripts, mostly unpublished, written by traders, Christian missionaries officials and others / Transl. and ed. by P. Santi and R. Hill. Oxford;

New York: Clarendon Press/Oxford University Press, 1980. 250 p.

Thomson J. B. Joseph Thomson, African Explorer. London: Sampson Low, Marston and Company, 1897. 358 p.

Thomson J. The Results of European Intercourse with the African // Contemporary Re view. 1890. Vol. 57, March. P. 339-352.

Thomson J. Through Masai Land: a Journey of Exploration Among the Snowclad Volcan ic Mountains and Strange Tribes of Eastern Equatorial Africa. London: Sampson Low, Marston, Searle, & Rivington, 1887. 364 p.

Tosh J. Manliness and Masculinities in Nineteenth-Century Britain: Essays on Gender, Family and Empire. Harlow: Pearson Longman, 2005. 219 p.

Wellcome Library for the History and Understanding of Medicine, London, UK. Petherick, John (1813–1882) [archive material]. August 1862 – June 1863. MSS 5787/5790.

Blackwood’s Edinburgh Magazine, vol. 91, no 560. June 1862, including (pp. 673 701) «Mrs. Petherick’s African Journal». Printed, with additional manuscript notes, corrections etc.

Youngs T. Africa/The Congo: the politics of darkness // The Cambridge Companion to Travel Writing / Ed. by P. Hulme and T. Youngs. Cambridge: Cambridge University Press, 2002. P. 156-173.

Афанасьева Анна Эдгардовна, к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории Ярослав ского государственного педагогического университета;

afanassieva@mail.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.