WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

М. В. КОРОТКОВА ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ РЕГИОНА В АМЕРИКАНСКИХ БАЛТИЙСКИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ 1990-х – НАЧАЛА 2000-х гг.

В статье рассматриваются наработки Ассоциации по содействию прогрессу балтийских исследований, организации-координатора изучения балтийского побережья не только в Соединенных Штатах, но и в целом на Западе. Ориенти руясь на потребности американских внешнеполитических ведомств, научная структура сосредоточила свои усилия не столько на анализе современных про цессов, сколько на разработке проектной базы дальнейшего развития региона.

Ассоциация исследовала географические категории, применимые в отношении комплекса балтийских территорий, с целью найти приемлемые варианты для обозначения будущего региона, которые были бы современны и вместе с тем придавали бы проектируемому объекту «историческую укорененность».

Ключевые слова: балтийские исследования, научная база американской внеш ней политики, регионализм, исторические регионы, Северо-Восточная Европа.

Ассоциация по содействию прогрессу балтийских исследований (далее – АСПБИ), во-первых, является координатором балтийских ис следований не только в Соединенных Штатах, но и в целом на Западе, ее труды отражают широкий спектр мнений ученых по вопросам исто рии и современности края;

во-вторых, наработки этой структуры пред ставляют интерес в плане изучения внешнеполитических приоритетов США в отношении Прибалтики, так как данная организация с момента своего создания в 1968 г. обеспечивает научную базу американской внешней политики в отношении региона и является своеобразным кана лом политико-идеологического влияния Соединенных Штатов.

В конце 1960-х – 1980-е гг. Ассоциация, именуя исследуемый ре гион «Балтикой», ограничивала его тремя прибалтийскими советскими республиками. Хотя изначально был поставлен вопрос о соотношении общего и особенного, тем не менее, основная ставка была сделана на изучение исторических и современных фактов, подтверждавших общ ность и единство трех наций. В своих исследованиях члены АСПБИ выделяли в качестве главного сплачивающего элемента «прибалтий ский дух». Активно разрабатывая вопрос прибалтийской идентичности, ученые, фактически, приравняли его к проблеме прибалтийского регио нализма. Такой подход вызывал одобрение американской стороны, по скольку, с одной стороны, позволял внешнеполитическим ведомствам М. В. Короткова. Пространственные образы региона… США проводить единую политику в отношении Прибалтики, с другой – содействовал росту оппозиционных настроений в регионе.

Изменившаяся с распадом СССР геополитическая ситуация актуа лизировала для американской администрации проблему балтийского регионализма. Дело в том, что образование на месте бывших советских республик Прибалтики суверенных государств усложнило для США разработку и осуществление курса региональной политики. Соединен ные Штаты были заинтересованы в том, чтобы независимые Латвия, Литва и Эстония присоединились к западным интеграционным струк турам как континентального, так и локального масштаба. Поэтому в повестку дня американских балтийских исследований был поставлен вопрос о пересмотре подходов к проблеме регионализма. Предполага лось, что основной упор ученые сделают на выявление связующих эле ментов в более широких географических рамках. Новации коснулись как геополитических, так и исторических разработок.

Прикладной характер исследований по проблеме стал очевидным с самого начала повторного обращения к теме. В 1994 г. в «Журнале бал тийских исследований», печатном органе Ассоциации, была опублико вана статья эстонского историка Питера Вареса «Эстония возвращается в международное сообщество: история повторяется». Автор перечислил основные внешнеполитические ориентации Эстонского государства и кратко проанализировал перспективы действий по каждому направле нию. Примечательны первые три позиции из девяти, названных иссле дователем: 1) прибалтийско-скандинавские отношения;

2) связи при балтийских государств в зоне Балтийского моря;

3) прибалтийские государства и проект «Новая Ганза»1. Тем самым Варес обозначил кон такты с ближайшими соседями (за исключением России) как приори тетные. Во всех трех случаях в качестве интегрирующего звена высту пает Балтийское море. В этом случае было бы оправданным привести одну ориентацию, которая вместила бы две другие. Однако автор ото ждествлять их не стал. Показательно и то, что сотрудничество между Латвией, Литвой и Эстонией Варес указал в конце списка: «Хотя при балтийцы осознают меняющуюся европейскую политику, в которой участие в субрегиональных группах открывает для интегрирующихся стран возможность присоединиться к новым инициативам по экономи ческой и политической кооперации, они упорно пытаются избежать группировки, потому что, по их мнению, она ведет к минимизации зна чения их собственных проблем. Прибалтийские государства, получив Vares. 1994. P. 119.

274 История образов и представлений шанс восстановить свою независимость, пока не готовы уступить не значительную часть ее кому бы то ни было»2.

Исследовательскую тенденцию по обособлению Латвии, Литвы и Эстонии и поиску новых рамок для объединения можно проследить и в статье старшего научного сотрудника Тартуского университета Питера Вихалемма «Меняющееся балтийское пространство: Эстония и ее сосе ди». Социолог рассматривает пространственные отношения постсовет ской республики с другими странами (ориентации, конструирование связей и дистанций), формирующие ее «международное социальное пространство». Определяя место Латвии и Литвы в социальном про странстве Эстонии, он констатирует утрату тремя государствами един ства в различных сферах. Относительную сплоченность автор статьи прослеживает только в политической области3, и хотя прямо об этом не говорит, из приведенного им анализа видно, что она представляет собой тождественность внешнеполитических интересов4, не более.

Поскольку три республики стремятся к интеграции в западный мир, Вихалемм намечает путь движения к этой цели. По его мнению, государства смогут добиться желаемого результата, используя про странственную реструктуризацию Европы, которая означает для них, прежде всего, формирование региональной идентичности в масштабах Балтийского моря. При этом автор статьи замечает, что предположение о кристаллизации общебалтийской идентичности в ближайшем буду щем не подтверждается исследованиями специалистов5. Значит, стра нам-участницам планируемого процесса следует предпринять целена правленные действия. Принимая во внимание то, насколько четко Вихалемм определяет цель прибалтийских республик и, вместе с тем, насколько мало соотносит процесс ее достижения с ситуацией, сло жившейся в регионе, рассуждения социолога следует рассматривать не как прогнозирование, а как проектирование.

Итак, Вихалемм считает весьма перспективным формирование общности государств всего балтийского побережья. Интерес вызывает его видение потенциальной региональной идентичности. Ученый закан чивает статью следующим суждением: «В долгосрочной перспективе расширяющееся и углубляющееся сотрудничество в экономической, экологической, политической и культурной сферах может внести значи Ibid. P. 121.

Vihalemm. 1999. P. 267.

См.: Ibid. P. 252.

Ibid. P. 267–268.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… тельный вклад в утверждение чувства совместной принадлежности к Северному региону новой Европы»6. Данная цитата отражает два важ ных момента в позиции автора. Во-первых, Вихалемм раздвигает узкие рамки подхода Ассоциации к проблеме регионализма. Признание того, что связи, кооперация между государствами способствуют культивиро ванию региональной общности, является принципиальным новшеством для наработок АСПБИ. Прежде организация категорически отвергала такой тезис и сводила регионализм к одной из его составляющих – идентичности. Во-вторых, социолог пытается по-иному обозначить изу чаемую территорию в географическом плане: термин «Северный регион Европы» он использует как синонимичный термину «регион Балтийско го моря». Таким образом, статья ученого свидетельствует о серьезных изменениях во взглядах Ассоциации на проблему балтийского региона лизма, наметившихся после распада Советского Союза.

Благодаря социологическому исследованию Вихалемма, АСПБИ получила первое представление о ситуации с идентичностью в прибал тийских республиках в постсоветской период. Как уже отмечалось, уче ный утверждал, что на формирование новой общности в балтийском регионе потребуется значительное время. Чтобы ускорить процесс, на учная структура пыталась его проектировать. В связи с этим руково дство АСПБИ стимулировало обращение исследователей к проблеме изменения значения границ в современном мире, изучение которой спо собствовало решению поставленной задачи. В 2002 г. в «Журнале бал тийских исследований» были опубликованы материалы V международ ной научной конференции «Пограничные регионы в переходный период», организованной Тартуским университетом и Центром содей ствия транспограничному сотрудничеству в июне 2001 года.

Во вводной статье сформулирована цель конференции, определена актуальность обсуждавшихся проблем, отмечены достигнутые резуль таты. Ее авторы – Еики Берг (политолог, доцент Тартуского универси тета) и Метте Сикард Филтенборг (политолог, докторант университета Южной Дании). В ходе конференции представители разных дисциплин вели дискуссии по трем основным темам, связанным с развитием кросспограничной кооперации в регионе Балтийского моря:

1) границы и территориальность (изучение меняющихся отноше ний между политическим суверенитетом, территориальной идентично стью, гражданством и государственными границами);

Ibid. P. 268.

276 История образов и представлений 2) границы и их дискурсивные конструкции (рассмотрение того, как вопросы, связанные с границами, понимаются и обсуждаются, как дискурсы создают специфические политические контексты, которые воздействуют на функциональность и значение границ);

3) границы и их социально-политическая реконфигурация (анализ того, как взаимодействие через границы либо в форме «транснацио нальных регионов» и спонсируемых ЕС проектов, либо в рамках не формальных отношений между пограничными общностями, влияет на проницаемость национальных границ)7.

Обосновывая актуальность данной проблематики в балтийском контексте, Берг и Филтенборг замечают: «В настоящее время регион Балтийского моря действительно обсуждается как зарождающийся, се годня он мысленно визуализируется»8. Как видно из цитаты, исследова тели акцентируют внимание не на изучении реальной ситуации и ее развития, а на создании образа будущего региона. Размышления над несоответствием между реальным и желательным позволяют опреде лить способ его устранения, следовательно, являются неотъемлемым этапом проектирования. Образ будущего региона соткан участниками конференции из нескольких значимых элементов. Вводные заметки Берга и Филтенборг позволяют выделить и оценить последние.

Авторы утверждают, что концепции национальности, государст венности и идентичности часто создают коммуникативные трудности для субъектов в постмодернистских структурах, которые рассматрива ются как открытые и базирующиеся на городах, течениях и информа ции9. В тех уголках региона, где процветает традиционное понимание суверенитета, многие действующие лица, не будучи связанными сетью или иным способом с игроками из других мест, недоумевают, когда слышат о региональном союзе, частью которого они якобы являются10.

То есть доминирование национального препятствует сотрудничеству (поскольку под связью исследователи подразумевают именно его). Сле довательно, Берг и Филтенборг, вслед за Вихалеммом, настаивают на том, что кооперация – это та основа, на которой формируется чувство принадлежности к региону. Опираясь на приведенные выше суждения Berg, Filtenborg. 2002. P. 129.

Ibid. P. 132.

Мысль принадлежит О. Веверу, на статью которого Берг и Филтенборг ссы лаются: Waever O. The Baltic sea: a region after post-modernity? // Neo-nationalism or regionality. The restructuring of political space around the Baltic rim / Ed. P. Joenniemi.

Stockholm, 1997. P. 293–342. Цит. по: Berg, Filtenborg. 2002. P. 132.

Berg, Filtenborg. 2002. P. 132.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… политологов, можно сделать вывод о том, что они лишают «балтийский дух» статуса главной характеристики балтийского регионализма.

Среди различных форм сотрудничества авторы статьи особо выде ляют трансграничные сети. Ученые рассматривают их одновременно и как горизонтальные, и как вертикальные, поскольку под границами они подразумевают не только территориальные рубежи, но и разграничите ли в иерархии «субнациональное–национальное–наднациональное».

Исследовательский интерес к кросспограничным сетям в балтийском регионе нельзя считать случайным. С одной стороны, сети к тому вре мени были признаны одной из наиболее перспективных форм общеев ропейской кооперации, а значит, должны были быть востребованы при балтийскими республиками, стремившимися интегрироваться в европейское сообщество. С другой стороны, сети привлекательны тем, что являются весьма гибкими структурами, охватывают большое число участников, преодолевают государственные границы. Вертикальные и горизонтальные политические сети, вдобавок, обеспечивают регулиро вание и управление социальными процессами.

Важным элементом проекта Берг и Филтенборг считают управле ние и для определения его формы рассматривают ситуацию в Европе:

<…> соединение “отрицательной интеграции” Европейского Союза, то есть устранения институциональных преград для взаимодействия через националь но-государственные границы11, с движением геополитических, институцио нальных/правовых, деловых и культурных границ Союза к рубежам широкой европейской арены12 содействовало созданию добровольных вертикальных и горизонтальных структур управления. Как результат, более зыбкие границы возникли между национальным и международным, между политическим и ад министративным, между общественным и частным и между членами ЕС и сто ронними государствами. Таким образом, особая форма территориальности – расчлененная, фиксированная и исключающая совместимость – больше не яв ляется базисом политической жизни <…> Союз трансформирует политику и правительства и на европейском, и на национальном уровнях в систему много уровневого, неиерархического, совещательного и аполитичного управления13.

Авторы статьи ссылаются на работу Ф. Шарпфа: Scharpf F. W. Negative and positive integration in the political economy of European welfare states // Governance in the European Union / Eds. by G. Marks et al. L.–Beverly Hills, 1996. P. 15-39.

Берг и Филтенборг ссылаются на статью М. Смита: Smith M. The European Union and a changing Europe: establishing the boundaries of order // Journal of Common Market Studies. 1999. Vol. 34(1). P. 5–28.

Данная мысль принадлежит Дж. Зиелонке: Zielonka J. Enlargement and the fi nality of European integration // What kind of constitution for what kind of polity. Re sponses to Joschka Fischer / Eds. by Ch. Joerges, Y. Meny, J. H. H. Weiler. European university institute, 2000. P. 151–162. См.: Berg, Filtenborg. Op. cit. P. 130.

278 История образов и представлений Эту схему политологи проецируют на Балтику. Иными словами, со вре менем в регионе должно утвердиться многоуровневое управление.

Формируя образ нового региона, ученые пересматривают унифи цирующий фактор. Об этом свидетельствует следующее их замечание:

<…> когда говорим ‘Балтика’, что мы имеем в виду: место, пространство, тер риторию с разными нациями-государствами, пучок сетей?” Это тот вопрос, ко торый Оле Вевер риторически поставил несколько лет назад. Частично на него ответил Йусси Йаухиаинен, который полагал, что “регион Балтийского моря” можно понимать как европейский мегарегион, включающий несколько стран, как европейский субрегион, состоящий из регионов и частей государств, как сеть различных групп интересов или как воображаемую общность, создаваемую строителями региона. Действительно, бытуют различные представления и стра тегии, имеющие отношение к вопросам: чем является регион Балтийского моря, и как та или иная геополитика способствует созданию унифицированного ре гиона. Пока одна из них доказывает, что унифицированный регион Балтийского моря не существует, поскольку социокультурные корни его жителей различны, границы между разными этническими, лингвистическими или культурными группами становится труднее провести14.

Пересказав заочный исследовательский диалог и добавив к нему свои рассуждения, Берг и Филтенборг показали многообразие совре менных образов балтийского региона и варьирование в них унифици рующего элемента. Из этого следует, что в балтийских исследованиях море не стало единственным (или хотя бы основным) унифицирующим фактором, несмотря на попытки сделать его таковым, предпринимав шиеся в 1990-е гг. Кроме того, суждения авторов статьи, позволяют со ставить представление о таком элементе проектируемого объекта, как территориальность. Политологи утверждают:

<…> процесс конструирования территориальности идет рука об руку с анало гичными процессами в отношении границ, поскольку последние не только раз деляют группы и социальные общности, но и опосредуют необходимые контак ты между ними. Границы связывают воедино национальное прошлое, настоящее и будущее и имеют атрибуты, способные сделать связи между ними самими, проектами строительства региона и разными идентичностями особенно крепки ми. Вопреки современным тенденциям “отказа от территориальности”, там, где территория, базирующаяся на принуждении и контроле, сейчас сосуществует со способами организации, включающими сети прямых коммуникаций с охватом больших пространств15, вопросы границ, территориальности и идентичности все еще имеют значение. Действительно, границы есть нечто большее, чем “линии Berg, Filtenborg. Op. cit. P. 132. Рассуждения Й. Йаухиаинена см.: Jauhiai nen J. A Geopolitical view of the Baltic sea region // Dynamic aspects of the northern di mension / Ed. by H. Haukkala. Turku, 1999. P. 47–68.

Авторы ссылаются на статью Дж. Агню, см.: Agnew J. Classics in human ge ography revisited // Progress in Human Geography. 2000. Vol. 24. № 1. P. 91–99.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… на карте” и имеют решающие связи с идентичностью, действием, мобильностью и властью. Территориальные деления, таким образом, могут рассматриваться как инструменты контроля или стратегии для реализации организационных целей (определения членства, сохранения идеологической ортодоксальности, оптими зации выгод, содействия прохождению директив в рамках социальной иерархии) <…> Территориальность является, как ее определяет Р.Д. Сэк16, пространствен ной стратегией, которая может быть использована в целях воздействия, влияния или контроля над ресурсами и людьми. Очевидно, территориальная стратегия еще используется в “мире течений”, но формы такого использования значитель но более сложные и вариативные, чем применявшиеся прежде17.

Представленный набросок образа проектируемого региона не ис черпывает всех его характеристик. Технических деталей, связанных с этапом конструирования объекта, добавляет статья Дж. У. Скотта «Ре гионализм Балтийского моря, геополитика ЕС и символическая геогра фия сотрудничества». Автор – географ, доцент Свободного университе та в Берлине – тоже принимал участие в конференции.

Ученый исследует зарождающийся регионализм Балтийского моря в контексте интеграции и расширения Евросоюза и фокусирует внима ние на роли пространственного планирования в соответствующих гео политических дискурсах. На балтийском примере автор статьи рассмат ривает, как различные многосторонние и многоуровневые инициативы по конструированию символической географии транснационального сотрудничества способствуют разработке политически действенного понятия регионализма18. Анализируемый Скоттом вопрос является од ним из аспектов проблемы связи между балтийским регионализмом и европейской интеграцией, на которую в свое время указал Вихалемм.

Географ трактует политику интеграции и расширения ЕС как стра тегию формирования европейского макрорегиона. При этом он замеча ет, что конструирование Евросоюза концептуально выражается в новых формах геополитики, в которых присутствуют символические элементы интеграции. «Символическое планирование» генерирует видение ре зультата, которого можно достичь, а значит, позволяет сформировать эффективную повестку дня. Новые европейские геополитические дис курсы активно продвигают региональное кросспограничное сотрудни чество, и в символической географии, соответственно, акцент делается на пространственные метафоры, создающие чувство стратегической взаимосвязи: сети, узлы, цепочки, ворота19. Разъясняя концептуальную См.: Sack R. D. Human territoriality: its theory and history. Cambridge, 1986.

Berg, Filtenborg. Op. cit. P. 132–133.

Scott. 2002. P. 137–138.

Ibid. P. 137, 140.

280 История образов и представлений сторону вопроса и анализируя европейские программы пространствен ного развития, автор статьи показывает, что те формы сотрудничества, которые предлагаются учеными государствам балтийского региона, уже используются в интеграционном процессе ЕС. Следовательно, балтий ским странам необходимо воспользоваться ими, чтобы ускорить про цесс интеграции в Европу. С целью подчеркнуть своевременность таких действий, Скотт замечает: «Со вступлением Финляндии и Швеции в Евросоюз и процессом расширения, который постепенно распростра нится на Польшу и прибалтийские государства (так же как на Норве гию?), регион Балтийского моря уже стал центральным геополитиче ским фокусом ЕС»20. Однако следует заметить, что география европейской интеграции 1990-х – начала 2000-х гг. не давала оснований для такого суждения. Оценочная формулировка позволяет автору за маскировать свое стремление повлиять на процессы в регионе. Кроме того, беспочвенное утверждение Скотта является очередной попыткой западного исследователя региона хотя бы временно наделить предмет изучения такой «конструируемой» чертой, как «избранность».

Сосредоточив внимание на изучении европейской интеграционной риторики и выделении в ней пространственного планирования как сим волического элемента кооперации, Скотт не задумывается над практиче ской стороной вопроса: насколько эффективна политика регионального развития. К тому времени, когда Скотт приступил к исследованию, ин тересующие его программы ЕС в отношении региона Балтийского моря уже реализовывались. Представляется, что анализ первых результатов существенно обогатил бы статью. Но ученый его не проводит. Следова тельно, субъекты балтийского региона, которым была адресована статья, могли найти в ней только аналитический обзор европейских проектов.

«Проектное» звучание имеет и определение понятия «региона лизм», которое приводит Скотт: «<…> новый регионализм подразуме вает эволюцию самоопределяющейся общности интересов, которая по ощряет открытое обсуждение при решении сложных региональных проблем»21. Для балтийского побережья такая трактовка понятия – не Ibid. P. 143.

Ibid. P. 141. Скотт формулирует определение, опираясь на работы сканди навских обозревателей, см.: Hettne B. The new regionalism. Implications for global de velopment and international security. Helsinki, 1994;

Joenniemi P. Regionality and the modernist script: tuning into the unexpected in international politics // Occasional papers of the Tampere peace research institute. 1994. Vol. 57;

Idem. Interregional cooperation and a new regionalist paradigm // Border regions in functional transition – European and North American perspectives / Eds. by J. Scott et al. Vol. 9. 1996. P. 53-61.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… более чем видение регионализма будущего. В рассматриваемый период интересы государств региона частично совпадают, но не составляют «общности». Главным противодействующим фактором в этой ситуации является «реконструкция наций-государств» на восточном берегу моря.

Чтобы несколько сгладить впечатление «проекта», которое произво дит статья, исследователь приводит доказательства наличия регионализ ма на Балтике. Некоторые из них, однако, уязвимы для критики. Так, гео граф упоминает региональный список из почти шестисот субъектов, «способных или нацеленных действовать через границы»22, то есть в очередной раз говорит о потенциале. Кроме того, он неоднократно кон статирует зарождение в 1990 г. нового балтийского регионализма в кон тексте европейской интеграции23, но процесс при этом не характеризует.

С другой стороны, отсутствие анализа процесса не свидетельствует об иллюзорности последнего. Безусловно, кооперация в балтийском регионе в рассматриваемый период расширялась. Две черты современ ного регионализма на Балтике среди прочих, отмеченных Скоттом, за служивают особого внимания, поскольку действительно дают возмож ность реализовать проект в будущем и именно в контексте европейской интеграции. Первая состоит в том, что сотрудничество на формальном и неформальном уровнях придает балтийскому регионализму «гибрид ный» характер. Вторая заключается в том, что регионализм развивается из нескольких субрегиональных ядер кооперации24.

Очевидно, что данная публикация, в которой изложение проектов преобладало над доказательствами наличия интеграции в регионе, мог ла послужить ознакомительным материалом, свидетельствующим о планах европейских структур в отношении балтийского побережья.

АСПБИ опубликовала в своем журнале и работы других участни ков конференции, но они сконцентрировали внимание на изучении уз ких вопросов, связанных с перспективами пограничного сотрудничест ва в регионе, и потому остались за рамками настоящего исследования.

Кратко характеризуя материалы, можно отметить, что сделанные в них выводы подтверждают противоречивый характер взаимоотношений между позициями, указанными в тематике конференции.

Как показано выше, геополитические исследования Ассоциации 1990-х – начала 2000-х гг. были ориентированы не столько на анализ Scott. Op. cit. P. 142. По словам Скотта, перечень доступен на Интернет форуме, см: Ballad [Электронный ресурс]. URL: http://www.ballad.org/actors.

Ibid. P. 137, 140, 141, 143, 152.

Ibid. P. 142-143.

282 История образов и представлений современных процессов, сколько на создание проектной базы для даль нейшего развития региона. Исторические наработки АСПБИ должны были способствовать укреплению новых региональных связей.

С этой целью организация инициировала возобновление дискуссии по проблеме регионализма в масштабах всего балтийского побережья, которая имела место в западной историографии в конце 1970-х гг. В то время предметом обсуждения историков стали понятия, применимые для обозначения комплекса изучаемых территорий, которые позволяли интерпретировать регион в качестве исторического. Начало дискуссии положил немецкий исследователь Клаус Зернак, предложив новый кон цепт «Северо-Восточная Европа». С иной позиции выступил финский ученый Матти Мянникко. Он посчитал, что атрибуты, присущие исто рическому региону, отражает понятие, которое стало привычным для сферы географии, – «зона Балтийского моря». АСПБИ, настаивая на том, что балтийский регион составляют только три прибалтийские рес публики, от участия в полемике отказалась.

Изменив свою позицию в 1990-е гг., АСПБИ придала академиче ской дискуссии политическую актуальность. Первым из ее членов к изучению проблемы в рамках нового подхода приступил Дэвид Кирби, сотрудник Школы славянских и восточноевропейских исследований при Лондонском университете. В 1990 и 1995 гг. ученый опубликовал две монографии по истории региона – «Северная Европа в раннее новое время: балтийский мир 1492–1772 гг.» и «Балтийский мир 1772– 1993 гг.: северная периферия Европы в эпоху перемен». Он писал:

<…> старая терминология – “восточная” и “западная” Европа – больше не адек ватна ситуации и может помешать новым попыткам придать форму или опреде лить широкую европейскую общность. <…> я надеюсь рассмотреть более сба лансированную региональную перспективу, обращая внимание на сходства, совместный опыт, очевидные различия и связи с внешним окружением, которы ми обладает ущербно определяемая “периферия”, или – в более общем плане – разрушить политические категории эпохи холодной войны: “восток” и “запад”25.

Указав таким образом на несостоятельность прежних концептов в современных условиях, Кирби предложил консолидирующее по харак теру понятие «балтийский мир».

Адаптированное к балтийской специфике переложение идеи Фер нана Броделя отражает размышления Кирби над взаимоотношениями цивилизаций и наднациональных регионов, контактами между различ ными культурами, а также контрастами между империей и периферией, побережьем и внутренними территориями, городами и сельскими рай Kirby. 1995. P. 1–2.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… онами. Поскольку исследователь привлекает инструментарий Броделя, кажется, что он создает задел для теоретических рассуждений. Однако канву его трудов составляет описание событийной стороны. Кирби не дает определения вводимому концепту. Он относит формирование «балтийского мира» к средним векам и прослеживает его историю до современности. Характеристика географических рамок весьма противо речива. Кирби описывает балтийский регион как периферию Европы с суровым климатом. По его словам, эта территория является «получате лем, а не создателем цивилизации». Большую часть истории побережья составляет адаптация импульсов и давлений, исходящих от более энер гичного внешнего мира26. Характеризуя балтийскую зону как сцену для исторического нарратива, Кирби в качестве синонимов к этому наиме нованию использует термины «Северная Европа» и «европейская се верная периферия». Из этого следует, что борьба между Востоком и Западом доминирует в регионе. Получается, исследователь, сам того не желая, культивирует взгляды эпохи «холодной войны»27.

Кирби не присоединился к дискуссии о роли исторических регио нов28. Однако его работы представляют интерес с точки зрения изуче ния «проектной» деятельности Ассоциации. Дело в том, что ученый проследил эволюцию географических категорий, в отличие от «балтий ского мира» утвердившихся в исторической науке, и на этом основании изложил свое видение будущей региональной идентичности. По Кирби, наименование «Северная Европа» (Northern Europe), известное с антич ных времен, охватывало европейские земли к северу от 55° с.ш. между 21° и 90° в.д. Российские территориальные приращения 1721–1809 гг.

положили начало обособлению Северной Европы, в значении «сканди навской» (Nordic), и Восточной Европы. Рост политического национа лизма в дальнейшем упрочил это разделение. С восстановлением неза висимости трех прибалтийских республик Кирби связывал надежды на создание новой региональной идентичности в рамках Северо Восточной Европы29. Эта перспектива была, по его мнению, «север ной», «скандинавской» (Nordic), поскольку прибалтийцы стремились отождествить себя со своими северными соседями, несмотря на глубину различий между ними30. Таким образом, Кирби локализовал «балтий Kirby. 1990. P. ix.

Lehti. 2002. P. 434–435.

Lehti. 2002. P. 434.

Kirby. 1995. P. 2–6.

Ibid. P. 381.

284 История образов и представлений ский мир» в географическом плане посредством понятия «Северо Восточная Европа», вложив в него «скандинавское» содержание.

Следует заметить, что в 1990-е гг. понятие, предложенное Зерна ком, было востребовано западными исследователями балтийского ре гиона. Итоги десятилетия интенсивного изучения были подведены на III международном симпозиуме «Северо-Восточная Европа как историче ский регион», организованном Таллинским городским архивом, фондом Ау (Хельсинки), университетом Грейфсвальда при поддержке фонда Ф. Тиссена (Кельн) в 2001 г. В 2002 г. АСПБИ опубликовала материалы встречи в «Журнале балтийских исследований». Эта подборка стала хорошим дополнением к наработкам конференции по проблемам кросс пограничного сотрудничества в регионе, изданным незадолго до этого.

Вводная статья позволяет оценить современную интерпретацию концепта «Северо-Восточная Европа». Ее авторы — Ёрг Хэкманн, исто рик, доцент университета Грейфсвальда, и Роберт Швейцер, доктор фи лософии, директор по науке фонда Ау. По их словам, участники симпо зиума признавали неоднозначность обсуждаемого понятия. При этом подчеркивались два важных момента: во-первых, рассматриваемый подход разрушает прежний образ, четко обозначающий границы регио на;

во-вторых, акцент на частичное совпадение Северо-Восточной Ев ропы с другими историческими регионами (особенно в пограничных зонах) показывает, что она включает не только территории Латвии, Литвы и Эстонии31. Последнее замечание имеет особое значение, по скольку статья, которая была подготовлена Хэкманном самостоятельно (она будет проанализирована ниже), могла быть истолкована как при зыв остаться в рамках прежнего узкого подхода Ассоциации.

Очевидно, что данная конференция стала попыткой изучить со временную проблему балтийского регионализма через призму истории.

В связи с этим целесообразно рассмотреть позиции исследователей по актуальному вопросу будущей региональной идентичности. Хэкманн и Швейцер утверждали, что привлекательность региона Балтийского моря можно описать, используя европейскую северо-восточную перспективу:

сказать о том, как сильные традиции демократии и общественного бла госостояния привлекают территории, находящиеся на переходном эта пе, не забывая при этом о развитии системы безопасности32. Следова тельно, в дальнейшем доминанта в европейском северо-восточном регионе будет принадлежать скандинавским странам. По сути, то же Hackmann, Schweitzer. 2002. P. 367.

Ibidem.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… самое имел в виду Кирби, когда рассуждал о «начинке» будущей Севе ро-Восточной Европы.

Существенной переоценке рассматриваемое понятие подвергается в статье Хэкманна «От “объекта” к “субъекту”: вклад малых наций в строительство региона Северо-Восточной Европы». Если Зернак, пред ложив концепт, проследил существование Северо-Восточной Европы как исторического региона от эпохи викингов до XIX в., то Хэкманн отодвинул верхнюю хронологическую рамку до современности. Свою точку зрения он обосновал тем, что в начале XIX в. вследствие укрепле ния позиций России и Пруссии, разделов Речи Посполитой, ослабления Швеции и Дании и сопровождавшего эти процессы перераспределения территорий появилось наименование «Северная Европа» (Northern Eu rope), которое означало обособление скандинавских земель от региона Балтийского моря33. В 1920-е гг., после провала идеи Балтийской лиги, «балтийский» вопрос «сжался» до трех прибалтийских государств, и роль строителей региона перешла к малым нациям. Превратившись из объектов региональной истории в ее субъектов, Латвия, Литва и Эсто ния сохранили те же социальные ценности, что и скандинавские стра ны34. Последний тезис свидетельствует об уверенности автора в том, что балтийский регион станет базой нового объединения. Однако в сво ей статье ученый не размышляет над вопросом: какую роль прибалтий ские нации будут играть в будущем. В прошлом же, по его словам, в сферах политики и культуры «они больше получали, чем отдавали»35.

Следует заметить, что в своих рассуждениях Хэкманн практически не использует понятие «Северо-Восточная Европа», которое он вынес в название статьи, однако активно применяет концепт «балтийский реги он», который сам же признал «двусмысленным» в историческом и по литическом отношении36.

Марко Лехти, доцент университета Турку, в статье «Картографи руя изучение зоны Балтийского моря: от нациоцентричной к многона циональной истории» анализирует влияние дискуссий в сфере геогра фии на отражение пространственности в исторических исследованиях.

По его мнению, гнетущее воздействие на сферу балтийских исследова ний оказал фундаментальный труд Броделя с его жесткими и непод вижными географическими рамками37. Хотя французский историк пи Hackmann. 2002. P. 415–416.

Ibid. P. 412.

Ibid. P. 425.

Ibid. P. 412.

Lehti. 2002. P. 437.

286 История образов и представлений сал о воздействии человека на природу, тем не менее, географический фактор он оценивал как почти постоянную величину. Лехти никоим образом не ставит под сомнение значение книги классика для историче ской науки, но замечает, что современные географы воспринимают гео графию не как пассивную установку, а как социальный конструкт38.

В поле зрения исследователя оказались концепты, наиболее вос требованные в современных балтийских исследованиях: зона Балтий ского моря, Северо-Восточная Европа и Северная Европа (Northern Eu rope). Первые два рассматриваются как приемлемые для обозначения региона в качестве исторического. Для определения исторического ре гиона старая историографическая традиция выявляла унифицирующие структуры. Дискуссии последнего времени выделяют море как объеди няющий элемент или территорию как контактную зону. В этой связи Лехти обозначает три пути для определения зоны Балтийского моря, Северо-Восточной Европы и Северной Европы в историческом плане:

первый опирается на метафору сети, второй ведет поиск пространства смешанных идентичностей, третий анализирует язык современников изучаемой эпохи и их пространственное воображение39. При этом сле дует подчеркнуть, что предложенные способы применимы в отношении всех трех образов региона. Другими словами, порядок их указания не находится в соответствии с порядком перечисления образов.

Обозначив способы изучения, Лехти намечает направление разви тия исследований. По его словам, в настоящее время в балтийском ре гионе доминируют национальные истории. В будущем должны дейст вовать те исследователи, которые смогут дистанцироваться от прежних схем. «Зона Балтийского моря», «Северо-Восточная Европа» и «Север ная Европа» могут и должны быть использованы для создания трансна циональных нарративов, которые будут «смирительной рубашкой» для нациоцентричных историй40. Тем самым автор статьи указал, каким об разом историки могут содействовать строительству нового региона.

Однако, как показывает анализ наработок Ассоциации, ученые уже активно участвуют в процессе, размышляя над будущей идентичностью и подбирая понятия для обозначения региона. Лехти тоже высказался по данному вопросу. Он считает, что термин, предложенный Зернаком, остается академическим. Широкое использование данного наименова ния проблематично: оно включает «Восток», а в настоящее время мало Ibid. P. 438.

Ibidem.

Ibid. P. 444.

М. В. Короткова. Пространственные образы региона… тех, кто хочет быть «восточным». Вместе с тем получает распростране ние термин «Северный» (North), который может обеспечить новые воз можности для широкого употребления «Северо-Восточной Европы»41.

Следовательно, Лехти, как и его коллеги, считает предпочтительным для обозначения балтийских территорий понятие «Северо-Восточная Европа» с добавлением концептуальных элементов «Северной Евро пы». Представляется, что такая позиция историков обусловлена стрем лением не только отказаться от терминологии «холодной войны», но и обозначить доминанту в проекте будущего региона.

Любопытно, что все ученые (за исключением Кирби), чьи наработ ки проанализированы в данной статье, являются представителями изу чаемого региона. Привлечение таких специалистов позволяло амери канской научной структуре отслеживать и влиять на исследовательские тенденции непосредственно в регионе.

Можно констатировать, что будущий «балтийский регион» «в за думке» исследователей существенно отличается от своего предшест венника, который под тем же названием пропагандировался Ассоциаци ей в конце 1960-х – 1980-е гг. Дело не только в том, что АСПБИ расширила территориальные границы и, соответственно, вложила но вый смысл в прежнее наименование, но и в том, что предлагаемый ре гион не столь жестко унифицирован. Ранее культивировавшийся Ассо циацией такой унифицирующий элемент, как общность исторического развития трех прибалтийских республик, в новых политических услови ях был отброшен за ненадобностью. Балтийское море, заявленное в 1990-е гг. как возможный унификатор, не закрепилось на этой позиции.

АСПБИ предложила рассматривать в таком качестве трансграничные сети (одну из форм сотрудничества, которую ранее сама же отвергала в ранге оценочного критерия). Кардинально поменяв взгляд на проблему балтийского регионализма, Ассоциация не только признала важность кооперации, но фактически сделала ее (в форме международных сетей) унифицирующим фактором. Поскольку сети являются весьма гибким и подвижным инструментом в деле формирования региона, то и его уни фицированность становится относительной.

Принимая во внимание все элементы проекта, можно сказать, что будущий балтийский регион, по сравнению со своим предшественни ком, представляется АСПБИ как менее унифицированный, но вместе с тем и менее дискретный.

Ibid. P. 442–443.

288 История образов и представлений Исторические исследования Ассоциации были посвящены изуче нию географических категорий, применимых в отношении комплекса балтийских территорий, с целью найти приемлемый вариант для наиме нования будущего региона, который был бы современен и вместе с тем придавал бы проектируемому объекту «историческую укорененность».

В результате АСПБИ остановила свой выбор на концепте «Северо Восточная Европа», но со «скандинавским» содержанием, обозначив таким образом доминанту в проекте будущего региона.

БИБЛИОГРАФИЯ Berg E., Filtenborg M. S. Introduction: territoriality, multilevel governance and cross border networks in the Baltic sea region // Journal of Baltic studies. 2002. Vol.

XXXIII. № 2. P. 129–136.

Hackmann J. From «object» to «subject»: the contribution of small nations to region building in North Eastern Europe // Journal of Baltic studies. 2002. Vol. XXXIII. № 4.

P. 412–430.

Hackmann J., Schweitzer R. Introduction: North Eastern Europe as a historical region // Journal of Baltic studies. 2002. Vol. XXXIII. № 4. P. 361–368.

Kirby D. The Baltic world 1772–1993: Europe’s Northern periphery in an age of change.

L.–N.Y.: Longman, 1995. 472 p.

Kirby D. Northern Europe in the early modern period. The Baltic world 1492–1772. L.– N.Y.: Longman, 1990. 443 p.

Lehti M. Mapping the study of the Baltic sea area: from nation-centric to multinational history // Journal of Baltic studies. 2002. Vol. XXXIII. № 4. P. 431–446.

Scott J. W. Baltic sea regionalism, EU geopolitics and symbolic geographies of co operation // Journal of Baltic studies. 2002. Vol. XXXIII. № 2. P. 137–155.

Vares P. Estonia returns to the international community: history repeats itself // Journal of Baltic studies. 1994. Vol. XXV. № 2. P. 118–122.

Vihalemm P. Changing Baltic space: Estonia and its neighbors // Journal of Baltic studies.

1999. Vol. XXX. № 3. P. 250–269.

Короткова Милена Валерьевна, ассистент кафедры истории зарубежных стран Нижегородского государственного университета им. Н. И. Лобачевского;

ko rotkova_milena@mail.ru




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.