WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

О. Э. ТЕРЕХОВ ОСВАЛЬД ШПЕНГЛЕР И «КОНСЕРВАТИВНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ» В ИСТОРИОГРАФИИ ФРГ В статье на примере концепций «прусского социализма», цезаризма и

критики демократии Освальда Шпенглера рассматривается интерпретация и оценка за падногерманскими историками роли его социально-политических идей в разви тии идеологии «консервативной революции».

Ключевые слова: Освальд Шпенглер, «консервативная революция», историо графия ФРГ.

Особенностью современной западной и отечественной историо графии стало возрастание интереса к такому европейскому идейному феномену прошедшего столетия, как «консервативная революция», особенно ее немецкому варианту периода Веймарской республики.

Впрочем, феномен «консервативной революции» всегда присутствовал в духовной и политической жизни послевоенной Европы. Вклад её вид ных представителей в различные сферы западной культуры ХХ столе тия настолько весом, что, занимаясь проблемами истории идей, истории философии, политологии, социологии невозможно игнорировать их труды. В политическом отношении идеологемы «консервативной рево люции» оказывают влияние на правоконсервативные силы в ФРГ, «но вых правых» во Франции, итальянских неофашистов. С момента выхода в 1950 г. первого издания классического труда Армина Молера «Кон сервативная революция в Германии 1918–1932 гг.»1 проблематика «консервативной революции» прочно вошла в число наиболее дискус сионных проблем европейской гуманитарной мысли2.

Феномен «консервативной революции» возник в Германии на пике общественно-политического кризиса 1918/1919 гг. Поражение кайзе ровского рейха в первой мировой войне, Ноябрьская революция, учре ждение демократической Веймарской республики, Версальский мирный договор нарушили устоявшийся жизненный уклад немецкого общества и перевернули общественные представления немцев. В условиях краха Mohler. 1950.

Назовем лишь ряд значительных западногерманских публикаций: Sontheimer.

1992 (1 изд. 1961 г.);

Klemperer. 1962 (1 изд. – на англ. яз. в 1957 г.);

Gerstenberger.

1969;

Breuer. 1993;

Sieferle. 1995;

Pfahl-Traughber. 1998;

Bussche. 1998.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… идеологии германского консерватизма кайзеровского эпохи начинается раскол среди германских консерваторов. Представители молодого и частично среднего поколения немецких консерваторов выступили про тив возвращения к традиционной консервативной идеологии и полити ке, что привело к возникновению идеологии «консервативной револю ции», идейные предпосылки которой формировались еще до войны.

«Консервативная революция» была попыткой создания нового не мецкого консерватизма и национализма радикального характера. Четко очертить ее идейные и политические границы едва ли возможно, так как она не обладала программным и политическим единством. Ее деятели стремились обновить германский консерватизм и придать ему совре менный и динамичный характер. К числу характерных черт «консерва тивной революции» обычно относят: национализм, антилиберализм, противопоставление немецкого народного духа и немецкой культуры ценностям западной цивилизации, поиск особого пути исторического развития Германии в русле «немецкого (прусского) социализма», идею корпоративного государства, бескомпромиссную борьбу против вей марской демократии и республики. Эти черты делали «консервативную революцию» родственной национал-социализму – другому течению радикального германского консерватизма периода Веймарской респуб лики. «Консервативные революционеры» отвергали парламентский путь достижения своих целей и считали, что они могут быть достигнуты только революционным способом. Им грезилась новая истинно «немец кая революция», которая возродит Германию. «Консервативная рево люция» представляла собой причудливую смесь из национальных ми фов, острой критики буржуазно-либерального общества, витализма и иррационализма, культурпессимизма и политического романтизма и в то же время обладала ясным пониманием невозможности удержать тра дицию в рамках добуржуазных общественных и экономических струк тур. Образно говоря, «консервативная революция осталась в истории последним ярким явлением немецкого романтизма»3. К числу видных протагонистов «консервативной революции» относят: Артура Мёллера ван ден Брука, Эрнста Юнгера, Карла Шмитта, Эдгара Юлиуса Юнга, Ганса Церера и ряд других деятелей периода Веймарской республики.

Фигура Освальда Шпенглера (1880–1936) является одной из клю чевых для понимания метафизической и идейной сущности немецкого «революционного консерватизма». В научном и публицистическом на следии Шпенглера отразились все перипетии и этапы интеллектуальной Сендеров. 2007. С. 133.

120 Из истории политической мысли эволюции германского консерватизма первой трети XX в. Шпенглер чутко улавливал малейшие колебания консервативной мысли Германии и талантливо их интерпретировал. В его трудах зримо отразились тик танические сдвиги в идеологии немецкого консерватизма на переломе эпох германской истории, пережившей за короткое время кайзеровский рейх, Веймарскую республику, Третий рейх.

Переход Шпенглера после 1918 г. на позиции «революционного консерватизма», что в итоге позволило ему стать одним из его ведущих идеологов, не был случаен. Уже в первом томе «Заката Европы» (1918), написанном в годы первой мировой войны, он, с позиции немецкого консерватора, выстраивает грандиозную философско-историческую концепцию развития человечества, в основе которой находилась одна из центральных идей немецкой гуманитарной мысли – идея борьбы циви лизации и культуры. Шпенглер, следуя традиции консервативной кри тики цивилизации, утверждал, что переход к цивилизации в политиче ском отношении есть переход от сословного порядка к современному массовому обществу, парламентской и партийной демократии. Парла ментская демократия стала формой распада сословного порядка, сто ронником которого являлся Шпенглер4.

Шпенглер как консерватор выступал за сохранение традиций, но его консерватизм был иного рода, чем традиционный немецкий консер ватизм кайзеровской эпохи. Он прекрасно понимал, что старые тради ции в его эпоху были уже в значительной мере утрачены, и связь поко лений нарушена. Традиции уступили место индивидуализму классов, слоев, индивидов. Как и консерваторы XIX в., Шпенглер рассматривал общество как органическое целое, однако существенным отличием его представлений об обществе от традиционного консерватизма является отсутствие опоры на религию. Шпенглер являлся последователем Ниц ше, провозгласившим, что «Бог умер». Шпенглер отрицал влияние церкви на процесс формирования государственной политики. По его мнению, государство основывается на принципе «воли к власти» и не нуждается ни в какой-либо божественной санкции.

Будучи убежденным сторонником идеи несовместимости немецкой культуры с западной цивилизацией, Шпенглер отверг итоги Ноябрьской революции в Германии. Учреждение буржуазно-демократической Вей марской республики казалось ему предательством исторических, куль турных и национальных традиций германской государственности. Пер вая мировая война завершилась национальным крахом Германии, и Felken. 1988. S. 114-116.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… страной овладела, по знаменитому выражению Шпенглера из «Прусса чества и социализма», «внутренняя Англия». Ситуация была отягощена внешнеполитическим диктатом держав-победительниц. Создавшиеся условия побудили Шпенглера обратиться к политической публицистике.

В числе значительных политико-публицистических сочинений Шпенглера, написанных им в веймарский период и сыгравших значи тельную роль в формировании и развитии идеологии «консервативной революции»: «Пруссачество и социализм» (1919 г.)5, «Новое здание не мецкой империи» (1924 г.)6, «Годы решений» (1933 г.)7. В его политиче ском эссе «Пруссачество и социализм» (1919 г.) были заявлены основ ные идеи и мотивы формирующегося «консервативно-революционного» движения, о чем Шпенглер впоследствии не без гордости писал8.

Помимо публицистики Шпенглера важное значение для становле ния политической философии «консервативной революции» имеет вто рой том «Заката Европы» (1922 г.), в котором Шпенглер от сравнитель ного описания культур перешел к стадии метафизического осмысления вопросов политического и социального бытия в своей философко исторической концепции9.

Неоднозначная роль Шпенглера как идеолога «консервативной ре волюции», тесная взаимосвязь и взаимозависимость его философско исторических и политических взглядов обусловили пристальный инте рес исследователей к идейному наследию одного из крупнейших не мецких интеллектуалов ХХ века10. Особенно это было актуально для гуманитарной мысли ФРГ, в которой в рамках концепции «преодоления прошлого», исследовались различные идейно-политические практики, связанные с преодолением национал-социалистического прошлого.

Авторы сборника «Шпенглер сегодня», вышедшего в год столетне го юбилея мыслителя, не могли не затронуть его политические взгля ды11. Специалист по истории политической философии Герман Люббе отмечал значительное политико-экзистенциальное воздействие идей Шпенглера на немецкую публику, особенно на правоконсервативный лагерь. Это воздействие в конечном итоге было направлено против сис Последнее рус. переиздание: Шпенглер. 2002.

Spengler. 1924.

Рус. перевод: Шпенглер. 2006.

Spengler. 1933. S. VII.

Рус. перевод: Шпенглер. 1998.

Среди отечественных исследований творчества Шпенглера необходимо от метить: Давыдов. 1983;

Патрушев. 1995;

Афанасьев. 2009;

Артамошин. 2009.

Spengler heute. 1980.

122 Из истории политической мысли темы парламентской демократии Веймарской республики12. По мнению Любе, актуальность идейно-политического наследия Шпенглера выра жается, по мнению Люббе, длительным воздействием на немецкое об щество последствий краха Веймарской республики. Шпенглер относится к числу тех авторов, которые в полной мере выразили кризис своего времени: «Существует немного авторов межвоенного периода, в произ ведениях которых так наглядно бы отразились идеологические перипе тии этого периода»13. «Практическая направленность текстов Шпенгле ра – политизация сознания читающей публики, констатирует Люббе, называя Шпенглера «публицистическим гением необычного ранга»14.

Хорст Мёллер писал: «В своих сочинениях после первой мировой войны Шпенглер связал философско-историческую критику современ ности с предчувствием нового века»15. По его мнению, Шпенглер лучше, чем творцы Веймарской конституции, понимал разницу между консти туционным правом и той действительностью, на которую примеряют это право16. Характеризуя влияние политических сочинений Шпенглера на общественное сознание Веймарской республики, он риторически во прошает: какой же должен быть уровень политической культуры Герма нии, если призывы к диктатуре мыслителей такого ранга, как Шпенглер или Шмит, были услышаны и поддержаны в широких кругах17.

Западногерманские исследователи неоднократно отмечали консер вативный характер философии истории Шпенглера и ее прямую связь с его философией политики. Мёллер писал по этому поводу: «Политиче ские сочинения Шпенглера воспринимаются как выражение главных политических и духовных проблем послевоенного времени и, одновре менно, как актуальные парафразы его необычно сенсационного и вол нующего главного труда»18. Детлеф Фелькен подчеркивал, что вопрос о принципах философии Шпенглера, ее методологических и мировоз зренческих основах является основным для анализа и оценки места его философии истории в русле философской традиции и духовной ситуа ции времени. Подобные анализ и оценка возможны только в контексте современной Шпенглеру идеологии19. Сам Шпенглер недвусмысленно Lbbe. 1980. S. VIII.

Ibid. S. VIII.

Lbbe. 1980. S. 4, 6.

Mller. 1980. S. 50.

Ibid. S. 64.

Ibid. S. 69.

Ibid. S. 51.

Felken. 1988. S. 49.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… указывал на то, что замысел «Заката Европы» возник из очерка 1911 г.

написанного им как отклик на текущие политические события20.

В центре философии политики Шпенглера находилось его пони мание государства, критика либерализма и демократии, теория цезариз ма. Шпенглер в своем понимании либерализма и демократии исходил из собственной философско-исторической концепции о переходе куль туры в цивилизацию. По мере наступления цивилизации общество де лится на две группы. Одна – стремится сохранить веками наработанные исторические традиции. Другая – разрушить их. Так появляются две партии: либеральная и консервативная21. Либеральная партия представ лена буржуазией22. В условиях цивилизации основой политики стано вится партийная деятельность, «существует только одна партия, партия буржуазии, либеральная»23, а либерализм, по Шпенглеру, означает «го сударство само по себе и каждый сам по себе»24.

Важнейшие элементы политической философии Шпенглера – кри тика демократии и теория цезаризма. Он считал, что демократия и пар ламентаризм – прямое порождение либерализма с его политическим доктринерством и культом денег. В конечном итоге «с помощью денег демократия уничтожает саму себя – после того как деньги уничтожили дух»25. Шпенглер характеризует заключительную стадию существования государства в эпоху цивилизации как цезаризм. «Цезаризмом я называю такой способ управления, который, несмотря на все государственно правовые формулировки, вновь совершенно бесформен по своему внут реннему существу», – гласит его знаменитое определение цезаризма26.

Касаясь оценки парламентаризма как выражения интересов поли тических партий и определенных групп населения, Шпенглер полагал, что парламентаризм – это краткий переход к цезаризму. Парламента ризм – феномен фаустовской культуры и, прежде всего английской по литической культуры и истории. Шпенглер считал, что Германия в силу особенностей исторического развития не могла принять парламентскую форму правления. «Парламентаризм в Германии – или бессмыслица, или измена», – писал он в «Пруссачестве и социализме»27.

Шпенглер. 1993. С. 183.

Афанасьев. 2009. С. 333.

Шпенглер. 1998. С. 476.

Там же. С. 477.

Шпенглер. 2002. С. 56.

Шпенглер О. 1998 С. 494.

Там же. С. 459.

Шпенглер. 2002. С. 87.

124 Из истории политической мысли Карин Экерманн в своей основательной диссертации о Шпенглере и влиянии его взглядов на развитие гуманитарной и политической мыс ли XX в. писала, что «в концепции Шпенглера власть возникает как противоположность культуре, а политика становится высшим проявле нием виталистского напора в самоутверждении властной экспансии»28.

Экерманн считала, что в учении Шпенглера особенности государствен ного строя определялись особенностями народа или культуры. В соот ветствии с этим Шпенглер понимал государство как органический ин дивидуум, в котором единичная воля подчинялась воле общей29.

Гарантом стабильного развития государства выступал его автори тет, который зависел не от наличия или отсутствия конституции, а от работы правительства. Постоянство и безопасность политического руко водства, в свою очередь, гарантировались наличием вождя, обладавшего государственным инстинктом30. Вождь непременно должен происходить из элиты. По Шпенглеру, из дворянства. Он был убежден в природном происхождении патриархальных и феодальных форм господства31.

Согласно Экерманн, Шпенглер, основываясь на концепции ари стократического и иерархического понимания государства и власти, критиковал демократию и парламентаризм. Он описывал историю воз никновения и развития принципов демократии как возрастающий про тест третьего сословия32. «Так как для Шпенглера государственная мысль была тесно связана с личностью вождя, демократические формы правления он понимал как проявление деградации»33. Критика Шпенг лером принципов парламентской демократии основана прежде всего на его прорицании политического упадка западного общества. Демократия это начало упадка и гибели. При переходе от культуры к цивилизации буржуазия становится солидарна с «массой» в требовании о введении всеобщего избирательного права34. В интерпретации Экерманн, Шпенг лер понимал демократию как политическую форму, которая возникает не из органических основ жизни и культуры, а появляется в результате абстрактных представлений о праве и справедливости, что изначально приводит к противоречию между духом закона и реальностью35.

Eckermann. 1980. S. 40.

Ibid. S. 40.

Ibid. S. 41.

Ibid. S. 42.

Ibid. S. 44.

Ibid. S. 45.

Ibid. S. 48.

Ibid. S. 53.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… Рассматривая отношение Шпенглера к Веймарской республике, Экерманн полагает, что оно соответствовало его консервативным пред ставлениям о значении в истории сильного государства. В соответствии с этой позиции Шпенглер негативно оценивал парламентскую респуб лику как форму крайнего выражения партийных и политических проти воречий36. Но Экерманн также отметила и амбивалентность отношения Шпенглера к политическим партиям, которые он признавал и не при знавал одновременно. Во-первых, Шпенглер, по ее мнению, надеялся на появление сильной личности из партийной среды. Во-вторых, в общест венно-политических условиях Веймарской республики он отрицал только те партии, которые стремились подчинить государство своим партийным интересам. Но он признавал партии, которые выступали с национальных и патриотических позиций37.

Экерманн утверждает, что в развитии принципов массовой демо кратии Шпенглер усматривал опасность ее превращения в диктатуру цезаристского типа. Его критика демократии основывалась на вере в природное происхождение вождизма, убежденности в метафизической обусловленности «воли к власти», апелляции к идее сословного госу дарства и мысли о том, что демократическая форма правления является провозвестником всеобщего политического распада38.

В 1988 г. была опубликована книга Детлефа Фелькена «Освальд Шпенглер: консервативный мыслитель между кайзеровской империей и диктатурой»39. С ее выходом в западной гуманитарной мысли начинает ся новая волна интереса к интеллектуальному наследию Шпенглера, позволившая в конечном итоге говорить о своеобразном шпенглеров ском ренессансе. По словам ведущего итальянского шпенглероведа Массимо Феррари Цумбини – «это первая современная монография в истинном смысле этого слова»40. Главным достоинством книги Фельке на Цумбини считал то, что автор впервые рассмотрел Шпенглера не как некого провидца и пророка, а поставил вопрос о непосредственных ис точниках его философско-исторических и политических взглядов.

Фелькену удалось связать воедино все грани интеллектуального наследия Шпенглера и, самое главное, комплексно рассмотреть генезис научных и политических взглядов этого «Нестора» послевоенного по Ibid. S. 86.

Ibid. S. 86-87.

Ibid. S. 74.

Felken. 1980.

Zumbini. 1999. S. 12-13.

126 Из истории политической мысли коления. До Фелькена в полной мере сделать это не удавалось никому41.

Само название монографии свидетельствовало о том, что автор сумел выявить основополагающий мотив идейных исканий немецкого мысли теля. Основываясь на обширном корпусе источников Фелькен показал взаимообусловленность философско-исторических и политических взглядов Шпенглера и отметил значимость его трудов для формирова ния и развития идеологии «консервативной революции». Особенно ин тересна мысль Фелькена о том, что публицистика Шпенглера от «Прус сачества и социализма» до «Годов решений» является важнейшим источником идейной эволюции немецкого консерватизма в Веймарской республике в национал-социалистическое мировоззрение. Трансформа ция политических взглядов Шпенглера демонстрирует, как далеко «консервативные революционеры» удалились от своих изначальных идеалов42. Фелькен усматривает значение творческого и идейного на следия Шпенглера в том, что он, как никто другой, выразил дух своей эпохи. «В этом заключается его долговременное историческое значение, но также и границы его актуальности»43. Рассматривая концепцию го сударства у Шпенглера, Фелькен подчеркивает, что тот понимал обще ственную структуру как комплексную систему, основанную на сослов ном порядке, ее разрушение казалось ему важным признаком начала декадентства в политике. Приверженность Шпенглера к идее органиче ского происхождения государства и принципу историзма привела его к отрицанию демократии, проявившемуся уже в «Закате Европы»44.

«Морфологическое учение о формах завершилось в политической фи лософии апофеозом государства»45 Тем не менее, Фелькен не склонен считать Шпенглера сторонником сословного государства46.

Фелькен, возвращаясь к теории цезаризма Шпенглера, отмечал, что цезаризм выступал у него, с одной стороны, как политическая фор ма в хаосе бесформенности и истинный продукт цивилизации. С другой стороны, цезарь, по Шпенглеру, это человек, который может преодолеть и победить демократию47. По мнению Фелькена, в основе всех рассуж В частности, известная монография директора архива Шпенглера в Баварской государственной библиотеки в 1960-х гг. Антона Мирко Коктанека, которая, несмотря на свою фундаментальность, создана в описательном ключе: Koktanek. 1968.

Felken. 1988. S. 195.

Ibid. S. 246.

Ibid. S. 126.

Ibid. S. 127.

Ibid. S. 127.

Ibid. S. 129.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… дений Шпенглера лежала идея о том, что демократия – враг культуры и, наоборот, аристократия – ее защитник48.

Голландский исследователь Фритц Ботерман избрал для трактовки творчества Шпенглера социально-психологический подход. Особенно сти мировоззрения Шпенглера Ботерман связывает со спецификой его социального происхождения из среды мелкой буржуазии49. Эти особен ности, главная черта которых – психологическая маргинальность, были присущи всем консервативным интеллектуалам поколения Шпенглера и «консервативных революционеров». Ментально это поколение так и не смогло перед 1914 годом интегрироваться в кайзеровский рейх50. Ботер ман объясняет культурпессимизм Шпенглера процессом социально психологической дезинтеграции «буржуазии от образования» (Bil dungsbrgertum) и потерей социального статуса ее представителей из-за падения престижа классического гуманитарного образования в Герма нии начала XX в.51. Поскольку культура в значении классической науки, высокого искусства и литературы не давала больше опору ни в мораль ном, ни в социальном плане, Шпенглер отвернулся от гуманистических идеалов и увлекся идеями антиинтеллектуальной философии жизни. Его неприятие современной ему академической и культурной элиты было основано, с одной стороны, на недоверии к представителям культурного истеблишмента кайзеровского рейха, с другой – на отрицание модерни стских направлений в культуре, которые он связал с понятием «цивили зация», и которые, по его мнению, противоречили немецкому духу52.

Индивидуальные и социально-культурные факторы, оказавшие влияние на духовное и интеллектуальное развитие Шпенглера, Ботер ман тесно связывал с политическими, а именно: с потерей политическо го влияния в немецком обществе поздней кайзеровской империи интел лектуалов «старого» среднего класса. Снижение политического веса гуманитарной интеллигенции произошло в результате ряда факторов:

возникновения «нового» среднего класса, представленного инженерно технической интеллигенцией, развития социал-демократического рабо чего движения, вторжением в политику масс. Таким образом, «давление на консервативную элиту Германии, которой Шпенглер доверял, усили Ibid. S. 206.

Boterman. 1992. S. 353.

Ibid. S. 354.

Ibid. S. 354.

Ibid. S. 355-356.

128 Из истории политической мысли валось»53. Согласно Ботерману, представления Шпенглера о мире были во многом обусловлены теми проблемами, с которыми столкнулась не мецкая «буржуазия от образования» на рубеже веков, как специфиче ская профессионально-общественная группа, что способствовало воз рождению в ее среде наиболее консервативных тенденций. В частности, «Закат Европы» написан Шпенглером в духе аполитичной традиции немецких интеллектуалов, характерными чертами которой были пре тензия на универсальность и примат духовных ценностей над политиче скими. Шпенглер находился под сильным влиянием неоромантического движения, направленного против рационализма и позитивизма54. Соот ветственно, создание Веймарской республики Шпенглер воспринял бо лезненнее, чем крах не совсем удовлетворявшего его кайзеровского рей ха. «Веймарская республика была для него результатом немецкого поражения и Ноябрьской революции и означала победу либерализма и социализма»55. Переход Шпенглера в лагерь «консервативной револю ции» был предопределен. «Революционные консерваторы» стремились посредством духовной революции и политической активности возродить потерянные духовные и политические идеалы консерватизма: единство, авторитет, иерархию. Своими политическими идеями Шпенглер несет ответственность за гибель Веймарской республики56.

Политолог Михаэль Тхондаль, характеризуя понимание Шпенгле ром современной ему политической ситуации, отмечал, что автор «За ката Европы» использовал две политические категории «левое» и «пра вое», которые, на его взгляд, наиболее точно отражали суть политических процессов при переходе от культуры к цивилизации57.

Борьба между левыми и правыми является предвестником стадии цеза ризма. Таким образом, согласно Тхондалю, «представление о переходе западной цивилизации к цезаризму определяет оценку Шпенглером со временной ему политики»58.

В 1990-е гг. на волне нового интереса к наследию Шпенглера предпринимается опыт интернационально-компаративного рассмотре ния его основных философско-исторических, культурологических и политических идей. В данном случае речь идет о сборнике «Случай Ibid. S. 356.

Ibid. S. 356-357.

Ibid. S. 360.

Ibid. S. 363.

Thndl. 1993. S. 426.

Ibid. S. 429.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… Шпенглера: критический итог»59. Наряду со своими немецкими колле гами в сборнике приняли участие видные шпенглероведы и специали сты по немецкому консерватизму из других стран: француз Жильбер Мерлио, итальянец Массимо Феррари Цумбини, американцы Джон Фарренкопф и Джефри Херф. Проблема анализа и критики политиче ских взглядов Шпенглера заняла в сборнике не последнее место.

По мнению Фарренкопфа, «Закат Европы» следует рассматривать не только как новаторскую книгу по философии истории, но и как труд, призванный дать немецкой элите рекомендации по искусству управле ния государством60. «Философия мировой истории Шпенглера изна чально была черновиком для того, чтобы подготовить инновационные формы немецкой Realpolitik»,– утверждает он61. Шпенглер, по Фаррен копфу, попытался соединить три великие немецкие интеллектуальные традиции: философию истории, культурпессимизм, Realpolitik62.

Мерлио полагает, что Шпенглера можно читать и воспринимать исходя из двух противоположных подходов. Представители первого рисуют образ мыслителя, стоявшего между кайзеровским рейхом и на ционал-социализмом. Шпенглер воспринимается как экстремистки на строенный националист, главный представитель «консервативной рево люции», оказавший непосредственное влияние на духовный климат времени и идеологически подготовивший национал-социализм. Сто ронники второго подхода вырывают немецкого мыслителя из социаль но-политического контекста времени и сосредотачивают внимание на достижениях Шпенглера в области философии истории и культуры. В противоположность обоим подходам, Мерлио считает, что отделить националистические взгляды Шпенглера от его философии истории и культурфилософии практически невозможно. Эти взгляды радикализи руют его основные идеи и во многом лишают их достоверности и тео ретико-познавательного содержания. Но именно такой гремучий синтез как раз и составляет основу неослабевающего интереса к Шпенглеру63.

Непосредственно анализу публицистики Шпенглера была посвя щена статья леволиберального немецкого историка и публициста Кле менса Волльнхальса. Десятилетием ранее он опубликовал статью «Ос вальд Шпенглер и национал-социализм: дилемма революционного консерватора», в которой представил весьма радикальную трактовку Der Fall Spengler: Eine kritische Bilanz. 1994.

Farrenkopf. 1994. S. 45-46.

Ibid. S. 72.

Ibid. S. 73.

Merlio. 1994. S. 115-116.

130 Из истории политической мысли феномена «консервативной революции»64. В «Случае Шпенглера» Волльнхальс предпринял попытку комплексного рассмотрения эволю ции политических взглядов Шпенглера на основе его публицистики.

Во-первых, для Волльнхальса очевидно наличие изначальной по литической установки в главном труде Шпенглера «Закат Европы»65.

Во-вторых, он предлагает фрейдистское объяснение политических взглядов Шпенглера, ссылаясь на то, что истоки его мировоззрения на ходятся в несчастливом детстве и одинокой юности66. В-третьих, он все же признает, что публицистика Шпенглера не выходила за рамки не мецкой интеллектуальной и политической традиции неприятия либера лизма. Ее «ослепительное воздействие» (выражение автора) основано на духовном кризисе, поразившем немецкое общество после мировой вой ны и Ноябрьской революции. Неслучайно публикация знаменитых по литических трудов Шпенглера «Пруссачество и социализм» и «Годы решений» совпала с началом и концом Веймарской республики67.

Фигура Шпенглера, как одного из ведущих идеологов «консерва тивной революции», оказалась в центре внимания и в трудах, опреде ливших современное состояние германской историографии «консерва тивной революции». По мнению известного социолога Рольфа Питера Зиферле, Шпенглер в своем учении о культурно-исторических типах одновременно использовал два подхода к пониманию культуры: реля тивистско-исторический и эмфатическо-нормативный68. Характеризуя подлинное отношение Шпенглера к проблеме наступления цивилиза ции, Зиферле писал: «Мировая война окончательно показала, какие ци вилизационные силы будут доминировать в будущей мировой империи:

англосаксонский разбойничий капитализм или по прусски организован ный социализм […] таким образом, речь шла о противоречиях внутри современной цивилизации, но ни в коем случае о реакционной охрани тельной борьбе против самой цивилизации»69. По мнению Зиферле, во прос о возвращении к предцивилизационному состоянию общества не стоял для Шпенглера на повестке дня. Политические сочинения, напи санные Шпенглером в первые годы Веймарской республики, служили объяснению и пропаганде исторической миссии Германии. В них речь шла о дальнейшем развитии «идей 1914 года», но переработанных с Vollnhals. 1984.

Мы используем вторую редакцию статьи. См.: Vollnhals. 2005. S. 118.

Ibid. S. 136.

Ibid. S. 136.

Sieferle. 1995. S. 108.

Ibid. S. 111.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… учетом политической ситуации после поражения в войне в программу особого немецкого пути, которая синтезировала пруссачество и социа лизм, организацию и сообщество, этику долга и служение делу70.

Зиферле следующим образом трактует взгляды Шпенглера на де мократию и цезаризм. Шпенглер, следуя традиции консервативной кри тики цивилизации, считал, что переход к цивилизации есть переход от формы к бесформенности, от сословного порядка к современному мас совому обществу парламентской и партийной демократии. Парламент ская демократия была, по мнению Шпенглера, формой распада сослов ного порядка. Установление парламентской Веймарской республики означало крушение специфической прусской традиции. Парламентская демократия основана на господстве денег и плутократии. Парламента ризм – просто фасад, за которым стоят интересы узкого круга капитали стической элиты. Парламентская демократия рано или поздно неизбеж но должна закончиться хаосом и перейти в диктатуру цезаря.

Предпосылки цезаризма находятся в бунте традиционной элиты против плутократии. Цель цезаризма – захват власти. Цезаризм должен возник нуть на основе синтеза посткапиталистического социализма и предка питалистической этики долга. В разработке такого типа цезаризма со стоит особая историческая миссия Германии71.

Во время и после Первой мировой войны Шпенглер усматривал внутрицивилизационные противоречия в конфронтации прусского со циализма с англосаксонской плутократией. На конечной стадии Вей марской республики Шпенглер видел главного врага немецкой нации в революционном движении и пролетариате, который явно вступал в про тиворечие с его концепцией заката в духе прусско-социалистического цезаризма72. В этом отношении Шпенглер не делал различия между ли беральной, большевистской и национал-социалистической идеология ми. Они являлись для него выражением системы господства партий.

Даже итальянский фашизм не был для него истинным цезаризмом, хотя, по мнению Зиферле, в образе Муссолини Шпенглер видел более значи тельный тип вождя, чем, например, в фигуре Гитлера. Зиферле отмечает неоднозначность восприятия Шпенглером нацизма. С одной стороны, он поддержал Гитлера и нацистское движение как единственно возмож ный вариант ликвидации Веймарской республики. С другой стороны, его пугал массовый характер нацистского движения73.

Ibid. S. 112.

Ibid. S. 114-115.

Ibid. S. 127-128.

Ibid. S. 128.

132 Из истории политической мысли Штефан Бройер, исходя из своей классификации политических те чений немецкого консерватизма с 1871 по 1945 гг., относил Шпенглера к «планетарным империалистам» на основании его пропаганды идеи все мирного величия Германии. Правда, Бройер уточнил, что идеи плане тарного империализма характерны только для раннего творчества Шпенглера, а в последних работах «Человек и техника» и «Годы реше ний» Шпенглер отходит от идей планетарного империализма, усомнив шись в способности человека фаустовской культуры справиться с техни ческой мощью и порождениями собственной технической мысли74.

Раймонд фон Бусше, на основе своей концепции о значении аполи тичного подхода к действительности в идеологии немецкого консерва тизма, отводит Шпенглеру главную роль в формировании метаполити ческих представлений и обосновании аполитичной позиции немецкого консерватизма после первой мировой войны. Он называет Шпенглера «авангардистом». Политический авангардизм Шпенглера базируется на трех концептуальных положениях. Во-первых, он был первым мыслите лем, обнаружившим, что политические проблемы могут иметь более глубокую основу, чем просто проявление определенных событий. Во вторых, культурфилософия Шпенглера явилась первым опытом созда ния целостной метаполитической конструкции в германском консерва тизме периода Веймарской республики. В-третьих, он дал звучный те зис-лозунг «Заката Европы», который стал символом консервативного движения в Веймарской Германии75. «Метаисторическое учение Шпенг лера о закате культур является псевдоисториографическим выражением его бегства в область метаполитических спекуляций», – резюмирует Бусше76. Интеллектуальная операция по трансформации консерватизма из охранительно-защитного в наступательное и современное политиче ское направление была проведена Шпенглером в целях возможности метаполитических спекуляций с политическими понятиями77. Политиза ция аполитичности обнаруживается у Шпенглера в том, что он возводит иррациональные декорации в современной политической теории. «По литические взгляды Шпенглера опирались не на систему рационального доказательства, а на сконструированные им метаполитические принци пы: “раса”, “кровь”, “душа и тело истории” и т.д.», что стало примером для других немецких консервативных теоретиков после 1918 г.78.

Breuer. 1999. S. 127.

Bussche. 1998. S. 119-120.

Ibid. S. 122.

Ibid. S. 123.

Ibid. S. 125.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… Касаясь взаимосвязи философии истории Шпенглера с его полити ческими воззрениями Бусше считал, что в своем учении о неизбежности упадка культур Шпенглер не желал реставрации политических институ тов прошлого. «Он стремился к возможности возвращения к аполитич ному бытию»79. В итоге новое понимание Шпенглером демократии и социализма привело к искажению их политического содержания.

Шпенглер превратил демократию в главного врага аполитичного обще ственного бытия. Он связывал ее с англо-французским образцом, считая его непригодным для Германии. Германия имеет собственный путь ис торического развития, который Шпенглер, по мнению Бусше, связывал с идеей «прусского социализма» как интегративной идеологией, спо собной объединить все сословия. Но, как пишет Бусше, «идеальное со держание “пруссачества” и “прусского социализма” оказывается по ту сторону шпенглеровского пафоса и его ожесточенной полемики против обозначенного врага [...] Где культурфилософ выдает себя как охрани теля консервативной традиции, он становится разрушителем. Немецкие традиции, которые следовало поддерживать, были сведены им к мини муму. Из всех немецких традиций для Шпенглера имели смысл только прусская твердость, послушание и всеобщая служба государству, все другое, что также наполняло немецкую традицию? необходимо упразд нить»80. Бусше характеризует Шпенглера как прусского нигилиста.

Бусше рассматривает «Пруссачество и социализм» как побочный продукт работы Шпенглера над вторым томом «Заката Европы». По его мнению, «Пруссачество и социализм» наглядно свидетельствует о том, какие метаполитические теории можно вывести из, казалось бы, сугубо философского учения о закате культуры81. Шпенглер видел актуальный политический идеал в возрождении старопрусского этоса, основанного на повиновении и службе государству. Консерватизм Шпенглера выра жался не в следовании устаревшим политическим представлениям, а являлся современной и агрессивной идеологией, которая, с его точки зрения, была единственно возможной в условиях Веймарской Герма нии. «Шпенглер стал первым после 1918 года мыслителем, использо вавшим неполитические ценностные представления прусско-немецкого прошлого для того, чтобы синтезировать их в качестве политически ле гитимных ценностей будущего и в связи с современной политической теорией»82. Характеризуя понимание Шпенглером политического бытия Ibid. S. 128.

Ibidem.

Ibid. S. 122.

Ibid. S. 123.

134 Из истории политической мысли немецкого народа, Бусше констатировал: «Немецкий народ был для не го специфическим “монархическим” народом или специфическим “во ждистским” народом, который в силу исторических, географических и расовых основ передавал политические решения в руки вождя»83.

Бусше считает представления об эпохе цезаризма квинтэссенцией политической философии Шпенглера. Только цезаризм в его консерва тивном исполнении был способен преодолеть «анархические тенденции либерализма»84. Касаясь критики Шпенглера относительно Веймарской республики, Бусше выделяет три основополагающих мотива его нега тивного отношения к Веймару. Первое, военное поражение было ре зультатом предательства и неповиновение. Второе, демократия не знает понятия государства и она не является немецкой государственной фор мой. Третье, раздробленность политических партий раскалывает обще ство и делает невозможной проведение сильной внешней политики.

Говоря о роли идей Шпенглера, Бусше пишет: «Его интеллектуаль ный вклад в политизацию аполитичности и его влияние на консерватив ную мысль после 1918 г. невозможно переоценить»85. «Закатом Европы» он поставил вопрос о новой легитимации аполитичной позиции, а кон цепция «прусского социализма» стала политическим следствием его фи лософии истории86. Для него немецкий народ был специфически монар хическим народом, который в силу исторических, географических и расовых основ передавал политические решения в руки вождя87.

В 2000-е гг. накал научной полемики вокруг наследия Шпенглера начинает снижаться. Несмотря на продолжающийся издательский поток шпенглерианы, большинство работ о нем носят либо пропедевтический, либо публицистический характер и не вносят ничего нового в интерпре тацию его идей88. На волне подъема «новых правых» Шпенглер стано вится для них одной из культовых фигур «консервативной революции», к которой они обращаются, и наследие которой они пропагандируют. В 2005 г. ведущий современный политико-теоретический журнал «новых правых» «Сецессион» посвящает Шпенглеру отдельный номер89.

На этом фоне популяризации интеллектуального наследия Шпенг лера, труд австро-немецкого философа, боснийского происхождения, Ibid. S. 135.

Ibid. S. 137.

Ibid. S. 129.

Ibid. S. 130-131.

Ibid. S. 135.

См., напр.: Tartsch. 2001;

Lisson. 2005;

Conte. 2004.

Sezession...

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… Самира Османцевича, несомненно, представляет интерес90. Анализ ос новных идей Шпенглера позволил Османцевичу сделать, на наш взгляд, верное замечание о том, что актуальность интеллектуального наследия Шпенглера заключается не в тех ответах, которые давал он сам, а в тех вопросах, которые являются прямым следствием его философско исторической системы91. Османцевич стремится снять с политических взглядов Шпенглера налет ультрамодерности, который наносили на не мецкого мыслителя в последние десятилетия XX в. Под его пером Шпенглер предстает монархистом, ностальгирующим по Пруссии, про тивником марксизма, либерализма и демократии, достойным наследни ком Бисмарка92. Тем не менее, Османцевич не разделяет точку зрения о виновности Шпенглера и других «консервативных революционеров» в идейной подготовке национал-социализма93.

То, что Шпенглер высказывал в своих политических сочинениях, было, по мнению Османцевича, прямым следствием его философии ис тории, способом актуализации текущих политических событий. В част ности, концепцию «прусского социализма» Османцевич трактует не как системную политическую теорию, а как попытку Шпенглера выразить образ немецкого национального характера94. По Османцевичу, любое рассмотрение политических взглядов Шпенглера должно исходить из тезиса о том, что он был великим немецким националистом95.

Таким образом, рассматривая роль Шпенглера как идеолога «кон сервативной революции», нельзя не согласиться с выводом Бусше о том, что интеллектуальный вклад Шпенглера в придание германскому консерватизму новой идейно-ценностной легитимации трудно переоце нить. Однако при этом не следует забывать об особом положении Шпенглера в рядах младоконсерваторов, которое было связано, очевид но, с тем, что он не разделял политического романтизма и энтузиазма большинства «революционных консерваторов» (и не только младокон серваторов) о скором крахе ненавистной Веймарской республики и на ступлении долгожданного Третьего рейха. Шпенглер, исходя из своей философии истории, предпочитал занимать позицию героического пес симиста и трезвого политического аналитика. По мнению Карлхайнца Вайссманна, как в случае с его философией истории, так и в отношении Osmancevic. 2007.

Ibid. S. 137.

Ibid. S. 101.

Ibid. S. 102.

Ibid. S. 112.

Ibid. S. 201.

136 Из истории политической мысли идеологии «консервативной революции» Шпенглер, несмотря на влия ние, занимал определенную дистанцию по отношению к другим ее представителям96. К. Волльнхальс, подчеркивая особое место Шпенгле ра в «консервативной революции», называет его «элитарным одиноч кой» в кругу «революционных консерваторов»97.

БИБЛИОГРАФИЯ Артамошин С. В. О. Шпенглер и «консервативная революция» в Германии // Вопро сы истории. 2009. № 6. С. 148-154.

Афанасьев В. В. Либеральное и консервативное // О. Шпенглер. Политические про изведения. М.: Канон+РОИИ Реабилитация, 2009. С. 223-526.

Давыдов Ю. Н. Шпенглер и война // Вопросы литературы. 1983. № 8. С. 76-113.

Патрушев А. И. Миры и мифы Освальда Шпенглера (1880–1936) // Новая и новей шая история. 1995. № 3. С. 122–144.

Сендеров В. Кризис современного консерватизма // Новый мир. 2007. № 1. С. 117-151.

Шпенглер О. Годы решений / Пер. с нем. В. В. Афанасьева;

Общая редакция А. В. Михайловского. М.: Скимень, 2006.

Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 1. Гештальт и действительность / Пер. с нем. К. А. Свасьяна. М.: Мысль, 1993.

Шпенглер О. Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории. Т. 2. Всемирно исторические перспективы / Пер. с нем. И. И. Маханькова. М.: Мысль, 1998.

Шпенглер О. Пруссачество и социализм / Пер. с нем. Г. Д. Гурвича. М.: Праксис, 2002.

Boterman F. Oswald Spengler en Der Untergang des Abendlandes: Cultuurpessimist en politiek activist. Assen-Maastricht: Uitgeverij Van Gorcum, 1992.

Breuer S. Anatomie der Konservativen Revolution. Darmstadt: Wissenschaftliche Buchge sellschaft, 1993.

Breuer S. Grundpositionen der deutschen Rechten 1871–1945. Tbingen: Ed. Diskord, 1999.

Bussche R. von dem. Konservatismus in der Weimarer Republik: die Politisierung des Unpolitischen. Heidelberg: Universittsverlag C. Winter, 1998.

Der Fall Spengler: Eine kritische Bilanz / Hrsg. von A. Demandt, J. Farrenkopf. Kln, Weimer, Wien: Bhlau, 1994.

Conte D. Oswald Spengler: eine Einfhrung. Leipzig: Leipziger Univ.-Verlag, 2004.

Eckermann K. E. Oswald Spengler und moderne Kulturkritik. Bonn: Univ., Diss., 1980.

Farrenkopf J. Klio und Csar. Spenglers Philosophie der Weltgeschichte im Dienste der Staatskunst // Der Fall Spengler: Eine kritische Bilanz / Hrsg. von A. Demandt, J. Farrenkopf. Kln, Weimer, Wien: Bhlau, 1994. S. 45-73.

Felken D. Oswald Spengler: Konservativer Denker zwischen Kaiserreich und Diktatur.

Mnchen: Beck, 1988.

Gerstenberger H. Der revolutionre Konservatismus: ein Beitrag zur Analyse des Libera lismus. Berlin: Duncker & Humblot, 1969.

Klemperer K. von. Konservative Bewegungen zwischen Kaiserreich und Nationalsozialis mus. Mnchen: Oldenbourg, 1962.

Koktanek A. M. Oswald Spengler in seiner Zeit. Mnchen: Beck, 1968. XXVII.

Weimann. 2005. S. 25.

Vollnhals. 2005. S. 137.

О. Э. Терехов. Освальд Шпенглер… Lenk K. Deutscher Konservatismus. Frankfurt a. M., 1989.

Lisson F. Oswald Spengler: Philosoph des Schicksals. Schnellroda: Ed. Antaios, 2005.

Lbbe H. Vorwort // Spengler heute / Hrsg. von Ch. Ludz. Mnchen, 1980. S. VII-XI.

Lbbe H. Historisch-politische Exaltationen. Spengler wiedergelesen // Spengler heute Hrsg. von Ch. Ludz. Mnchen, 1980. S. 1-24.

Merlio G. ber Spenglers Modernitt // Der Fall Spengler: Eine kritische Bilanz / Hrsg.

von A. Demandt, J. Farrenkopf. Kln, Weimer, Wien: Bhlau, 1994. S. 115-116.

Mohler A. Die Konservative Revolution in Deutschland 1918–1932 : Grundriss ihrer Welt anschauungen. Stuttgart: Vorwerk, 1950.

Mller H. Oswald Spengler – Geschichte im Dienste der Zeitkritik // Spengler heute / Hrsg. von Ch. Ludz. Mnchen, 1980. S. 49-73.

Osmancevic S. Oswald Spengler und das Ende der Geschichte. Wien: Verlag Turia+Kant, 2007.

Pfahl-Traughber A. Konservative Revolution und Neue Rechte: rechtsextremistische Intel lektuelle gegen den demokratischen Verfassungsstaat Opladen: Leske und Budrich, 1998.

Sezession. – Oswald Spengler (Sonderdruck). Mai 2005.

Sieferle R. P. Die Konservative Revolution: fnf biographische Skizzen (Paul Lensch, Oswald Spengler, Ernst Jnger, Hans Freyer. Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch-Verlag, 1995.

Sontheimer K. Antidemokratisches Denken in der Weimarer Republik. Die politischen Ideen des deutschen Nationalismus zwischen 1918–1933. 3. Aufl. Mnchen: Beck, 1992.

Spengler O. Neubau des Deutschen Reiches. Mnchen: Beck, 1924.

Spengler O. Politische Schriften. Mnchen: Beck, 1933. XII.

Spengler heute / Hrsg. von Ch. Ludz. Mnchen: Beck, 1980.

Tartsch T. Denn der Mensch ist ein Raubtier: eine Einfhrung in die politischen Schriften und Theorien Oswald Spenglers. Datteln, Am Mhlenbach:Verlag Books an Demand GmbH, 2001. S. 202.

Thndl M. Das Politikbild von Oswald Spengler (1880–1936) mit einer Ortsbestimmung seines politischen Urteils ber Hitler und Mussolini // Zeitschrift fr Politik. 1993.

№ 4. S. 418-443.

Vollnhals C. Oswald Spengler und Nationalsozialismus. Das Dilemma eines konservativen Revolutionrs // Jahrbuch des Instituts fr Deutsche Geschichte, Tel Aviv 13, 1984.

S. 263-303.

Vollnhals C. Praeceptor Germaniae. Spenglers politische Publizistik // Vlkische Bewe gung – Konservative Revolution – Nationalsozialismus. Aspekte einer politisierten Kultur / Hrsg. von W. Schmitz, C. Vollnhals. Dresden: Thelem, 2005. S. 117-137.

Weimann K. Spengler und die Konservative Revolution // Sezession (Sonderdruck). Os wald Spengler, Mai 2005. S. 19-25.

Zumbini M. F. Untergnge und Morgenrten: Nietzsche – Spengler – Antisemitismus.

Wrzburg: Verlag Knigshausen & Neumann, 1999.

Терехов Олег Эдуардович, кандидат исторических наук, доцент кафедры новой, новейшей истории и международных отношений Кемеровского государственного университета;

terehov1968@mail.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.