WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Павлова Алина Александровна КОНЦЕПТОСФЕРА ВНУТРИСЕМЕЙНЫХ РОДОСЛОВНЫХ Специальность: 10.02.01 – русский язык Диссертация на соискание ...»

-- [ Страница 3 ] --

После войны [дед] участвовал в строительстве Оскольского металлургического комбината (А.К.) и др. Подобные примеры крайне многочисленны и подтверждают мысль о необычайном значении межконцептных связей в процессе воспроизведения информации. Разработанная методика исследования концептуальной дистрибуции позволяет также на основании частотности концептов выявить прототипическую структуру изучаемой концептосферы, т.е. набор наиболее характерных концептов, актуализирующихся в пределах текстов внутрисемейных родословных. Так например, для жанра родословных конституентами прототипической структуры будут являться концепты СЕМЬЯ, ПАМЯТЬ, ДЕТИ, РАБОТА, РОДИНА, ВОЙНА, ОБРАЗОВАНИЕ, СМЕРТЬ, ДОБРО, БРАК, ПЕРЕЕЗД. Анализ также элементов дает данной прототипической структуры представлен в п. 3.3. Частотность родословных. актуализации концептов возможность представить наглядно полевую структуру концептосферы внутрисемейных ЯДРО ОБРАЗОВАНИЕ (274) РАБОТА СЕМЬЯ ДЕТИ ПЕРЕЕЗД (179) 635 БРАК (230) ВОЙНА (274) ПАМЯТЬ (304) ДОБРО (253) СМЕРТЬ (253) ОКОЛОЯДЕРНАЯ ЗОНА НАГРАДА (71) ЗНАКОМСТВО (77) КОЛХОЗ (68) ИМУЩЕСТВО (63) БОЛЕЗНЬ (60) АРМИЯ (66) ДОМ (58) ИСТОРИЯ (46) БУДУЩЕЕ (27) ЛЮБОВЬ (43) СЧАСТЬЕ (47) ЕДА (49) РАНЕНИЕ (39) ПРАЗДНИК (23) ПЕРИФЕРИЯ НАЦИОНАЛЬНОСТЬ (17) ХОББИ (14) РЕЛИГИЯ (11) РАСКУЛАЧИВАНИЕ (11) ПЛЕН (11) ТРАДИЦИЯ (11) ЦЕЛИНА (6) КНИГА (8) ПИСЬМО (6) КЛАДБИЩЕ (7) Разработанная нами методика анализа концептуальной дистрибуции позволяет прогнозировать наиболее вероятные ассоциативные межконцептные переходы на основании которых становится возможным моделирование сюжетодвижения в текстах внутрисемейных родословных. В результате характер. подобного Так, анализа мы пришли к выводу о том, что сюжетодвижение в текстах об истории своей семьи имеет «замыкающийся» наиболее частотными оказываются следующие концептуальные (и в некоторых случаях сюжетные) переходы: СЕМЬЯ – ДЕТИ – СЕМЬЯ СЕМЬЯ – ДЕТИ – РАБОТА – СЕМЬЯ СЕМЬЯ – РАБОТА – ДОБРО – ДЕТИ – СЕМЬЯ СЕМЬЯ – ИСТОРИЯ – ПАМЯТЬ – СЕМЬЯ СЕМЬЯ – ДОБРО – ДЕТИ – СЕМЬЯ СЕМЬЯ – ПАМЯТЬ – ДОБРО – РАБОТА – ДЕТИ – СЕМЬЯ и т.п. Таким образом, концептуальные переходы приобретают графические черты «цветка», центром которого является концепт СЕМЬЯ (и как следствие этого – такое свойство внутрисемейных родословных, как семьецентризм), а контуры «лепестков» соответствуют движению к некоторому концепту (наиболее тесно с ним связанному) и возвращение, «замыкание» цепочки на концепте СЕМЬЯ. Подобное явление есть результат отношений включения, в которых состоят наиболее частотные концепты и концепт СЕМЬЯ. Как мы уже отмечали, межконцептуальный переход от «включенного» к «включающему» концепту является наиболее частотным и вероятным. Таким образом, «концептодвижение» (по аналогии с сюжетодвижением) в текстах внутрисемейных родословных приобретает черты круга. Интересен тот факт, что подобная кругообразная композиция характерна также и для языка заговоров [Черепанова 2001: 54-58], поскольку, согласно поверию, круг обладает некоторой магической силой.

3.3. Концепт СЛУЧАЙНОСТЬ и методика составления протитипической модели внутрисемейных родословных Анализ таким концепта на СЛУЧАЙНОСТЬ, как показывает анализа практика, позволяет проникнуть в ментальную оппозицию «случайное-неслучайное» и образом, основе оппозиционного смоделировать прототипическую схему сюжетодвижения внутрисемейных родословных. Так, наличие фактора случайности в некотором сюжете приводит к подробному раскрытию данного фрагмента повествования, в то время как прототипические модели не нуждаются в пояснении и вводятся в рассказ в виде фактов. Приведем примеры для сравнения. Прабабушки моей не стало в 1987 г. (Д.П.) Бабушка покинула нас в 1994 году. Ей было 87 лет (О.Б.). – Не повезло и младшей дочери семьи К.* Ночью она задушилась веревкой, которая висела у нее на шее с крестиком (В.И.). Умер в вагоне, не доехав до места ссылки (О.Б.). Отметим, что для авторов родословных случайность приобретает знаковый характер только тогда, когда она связана с ядерными или околоядерными ОБРАЗОВАНИЕ, концептами РАБОТУ, исследуемой нами конфептосферы. рождение Так, наиболее часто описываются случаи, которые внесли изменения в ЗНАКОМСТВО/БРАК, ДЕТЕЙ, вызвали ПЕРЕЕЗД семьи или отдельных субъектов, привели к БОЛЕЗНИ или СМЕРТИ члена семьи. Вспомним также, что случайность предполагает одноразовость события, вследствие чего рассказы о случайных происшествиях практически всегда вводятся при помощи таких слов и словосочетаний, как «однажды», «один раз», «как-то раз», «раз», а также сопровождаются глаголами в совершенном виде: «пришел» (но не «ходил»), «увидел» (не «видел») и т.п. Следовательно, авторы чаще обращают внимание на случаи, которые касаются событий, имеющих единичный характер (поступление в какое-либо учебное заведение, знакомство с будущим супругом/ супругой, заключение брака с определенным человеком, тяжелая болезнь, серьезное ранение, смерть и.т.п.). Представим результаты анализа концепта СЛУЧАЙНОСТЬ в виде оппозиций, составляющих прототипическую модель текстов внутрисемейных родословных (за исключением первого пункта, где мы приведем развернутый пример анализа). Рождение. (что приобретает Описываемые актуальность случаи лишь содержат для рассказов упоминание о о несвоевременном рождении ребенка, рождении вне лечебного учреждения последних десятилетиях, в то время, как для жизни крестьян конца XIX – начала XX века подобное явление являлось нормой), смерть матери или ребенка при родах. Таким образом, прототипом рождения мы можем считать:

- рождение ребенка через 9 месяцев в лечебном учреждении, в результате чего остаются живы и мать, и ребенок. Наличие полной семьи в последнее время, напротив, отодвигается на периферию данной прототипической модели. Образование. Школа выбирается самим ребенком (в соответствии со своими склонностями) с учетом существующих условий (удаленность от места проживания, способности, возможности родителей). Выбор высшего учебного заведения производится заранее, также в соответствии со склонностями и способностями ребенка, финансовыми возможностями семьи Удаленность от места проживания имеет в этом случае не столь высокое значение. Высшее учебное заведение оканчивается субъектом на «отлично» и «хорошо». Знакомство. Наиболее типичным, как показывает анализ внутрисемейных родословных, является знакомство, произошедшее недалеко от места жительства субъекта, на работе, в местах службы (мужчины). Нетипичными, напротив, считают знакомства в другом городе, в гостях.

Типичный сценарий знакомства предполагает постепенное (не стремительное) самостоятельное (без свах) налаживание отношений. Разница в возрасте мужчины и женщины может колебаться от 1 до 9 лет. Прототипическая модель дальнейшего развития отношений предполагает постоянство обоих сторон, а также исключает их болезни, гибель, переезд лишь одного субъекта. Интересен тот факт, что при пересечении с концептом ВОЙНА многие прототипические ограничения снимаются. Очевидно, это связано с тем, что война изначально предполагает ломку всех жизненных стереотипов и приводит к ранениям, болезням, смерти, совершенно неконтролируемым переездам и встречам. Брак. Прототипом вступления в брак является достижение обеими сторонами хотя бы 19 лет. Все более ранние браки рассматриваются как нетипичные. В то же время верхние возрастные рамки не содержат ограничений, особенно если речь идет о втором (третьем) браке. Типичным является вступление в брак с целью продолжить род. Количество детей варьируется в зависимости от традиций эпохи. Так, в описываемых семьях прабабушек и прадедушек нетипичным считалось иметь одного/двух детей, в то время, как в настоящее время минимальное число детей стало нормой. Брак с человеком, у которого уже есть дети, не вписывается в анализируемую модель. Как уже было отмечено, прототипическое развитие отношений после знакомства предполагает постепенность, т.е. заключение брака должно отстоять от знакомства на некоторое время, около полугода – года – двух лет. Переезд. Типичным считается переезд целой семьи. Переезд отдельного субъекта рассматривается как нетипичный, за исключением случаев, связанных с получением образования, работой, службой в армии. Прототипическая модель «переезд» включает в себя активное участие субъектов (в противоположность выражению «были высланы», «был сослан», «раскулачили и выселили из родного дома», «межнациональные трения вынудили уехать», «пришлось переехать» и т.п.) Работа. Прототипом работающего субъекта является человек, достигший определенного возраста (варьируется в зависимости от эпохи, однако в любом случае старше 14 лет), обладающий всеми необходимыми навыками и способностями, а также желанием посвятить себя данному делу. Также типичной считается работа, не отнимающая слишком большого количества времени и не нарушающая привычный уклад жизни субъекта и его семьи. В связи с этим, военная карьера не подходит под прототипическую схему, поскольку требует постоянных переездов и не позволяет проводить достаточное количество времени в кругу семьи. Важным конституентом схемы является хорошая оплачиваемость труда (авторы с горечью приводят факты о работе в колхозах за трудодни), а также уважение к работающему человеку со стороны окружающих и государства. Смерть. Прототипическая модель предполагает ненасильственную, естественную смерть на родине, дома, в кругу семьи в преклонном возрасте. Нетипичной является как смерть детей / молодых людей, так и напротив, долгожительство (80 лет и старше). В то же время смерть во время войны перестает быть неожиданной, а значит, рассматривается как типичное явление. В целом, однако, стоит заметить, что смерть никогда не становится типичной. Авторы родословных пишут, что даже ожидаемая (например, из-за долгой болезни) смерть все равно воспринимается как неожиданность. Любимые люди уходят внезапно ! (Г.Л.) Такой концепт, как БОЛЕЗНЬ не может быть описан нами с позиции теории прототипов, поскольку он изначально не включаются авторами сочинений в прототипическую модель концептосферы внутрисемейных родословных и расценивается как атипичный, хотя и не всегда случайный.

Авторы родословных практически всегда описывают обстоятельства, при которых заболел какой-либо член их семьи. Концепты РАСКУЛАЧИВАНИЕ, ВОЙНА, а также РАНЕНИЕ (как следствие войны) не представляется объективными возможным рассматривать и не как были случайные в широком смысле слова, поскольку они были обусловлены многочисленными обстоятельствами неожиданными для политиков. Однако, как мы уже отмечали, интерпретация исторических событий в текстах внутрисемейных родословных весьма отличается от научной и политической интерпретаций, поскольку все события рассматриваются авторами с позиции семьи, т.е. в зависимости от влияния того или иного события на жизнь семьи. В этом случае и война, и раскулачивание действительно являются случайными, так как не обусловлены внутрисемейными обстоятельствами. Таким образом, сам концепт СЛУЧАЙНОСТЬ в качестве конституента концептосферы внутрисемейных родословных приобретает неожиданную окраску. Случайным считают все то, что вызвано не действиями членов семьи, а какими-либо другими силами. Случайные события, описанные в исследуемых текстах, можно условно разделить на несколько групп в зависимости от результатов события, степени его судьбоносности. Первую группу составят случаи, не вызвавшие никаких принципиальных изменений в жизни членов семьи. Примеры: Однажды уже по весне повезла хлеб сдавать, надо было переезжать реку, а лед уже был слаб, и она вместе с волами провалилась в ледяную воду, хорошо следом ехали обозы – спасли (Н.М.). как-то раз они поехали в другую деревню в гости. По дороге, не доезжая до кладбища, лошади заржали и встали на дыбы. Дедушка Егор прочитал сразу же молитву «Живые помощи», и лошади медленно опустились, все стихло, и они поехали дальше (Л.Б.). Один раз ее [бабушку] немцы пытались сжечь, но партизан Иван Б.*, мой дедушка, ее спас (В.И.). Подобные случаи, тем не менее, прочно запоминаются людьми, поскольку они являются потенциальными случаями смерти (болезни, и т.д.). Иногда рассказы о подобных случаях вводятся в предложение частицей «чуть не»: [Бабушка] чуть не умерла в сорок седьмом году от голода (Е.А.). Вторая группа – случаи, ускорившие некоторое событие. Сюда, в частности, относятся пересечения концепта СЛУЧАЙ с концептами ЗНАКОМСТВО и БРАК, а также СМЕРТЬ. И вот однажды [во время колядования] приходят они в дом, где живет Артем со своей матерью Устиной… После этого случая через неделю пришел дедушка Артем свататься к бабушке Дусе (Л.Б.). Дед умер, когда отцу было 26 лет, умер от сердечного приступа (Н.Д.). Мама рассказывала, как увидела отца, не устояла от предложенной руки и сердца, а маме было всего 17 лет (О.М.). Графически подобные случаи можно изобразить следующим образом ( – прототипические события, С – случай):

1 – 2С – 3 – 4 – 5 – … – n (ЗНАКОМСТВО, БРАК) 1 – 2 – 3 С – 4 – 5 – … – n (СМЕРТЬ) Третью группу случаев составляют случаи, которые лишь несколько видоизменяют какой-либо этап жизни. Например, Девушка как-то раз пришла к нам со своей подругой Натальей. Не знаю, что у них там получилось, но брат женился на Наталье (Л.Б.). Однажды упала и покатилась вместе с бревном с горы, вывихнула ногу, но бревно домой дотащила. Думали, перелом, но обошлось (Ж.З.). Михаилу Николаевичу предлагают (Н.М.). работу агронома в колхозе «Красная Нива»... и он соглашается... И вот в 1973 году семья М.* переехала в село Пушкарное...

Графическое изображение может быть следующим (знаком ’ (3’) обозначено видоизмененное событие). 1 – 2 – 3 С – 3’ – 4 –... – n (БРАК, БОЛЕЗНЬ, ПЕРЕЕЗД) Четвертая группа событий – случайные события, коренным образом изменившие жизнь человека. Например, В 14 лет [дед] тяжело заболел оспой... и бабушка, ничего не желая плохого, вынесла Якова на солнышко. Случилось непоправимое: Яков моментально ослеп... [В дальнейшем становится талантливым костоправом] (Т.Л.). Многие военнопленные... по собственному желанию оставались в... селах, которые встречались на их пути. Так случилось и с моим прадедом, который... решил остаться в России. А главной причиной такого решения стала встреча его с моей бабушкой Пелагеей Кузьминичной (А.Б.). Прадед воевал под Ленинградом, где получил тяжелое ранение и стал инвалидом (Н.Д.). Изобразим данное явление графически (в скобки помещен возможный вариант развития событий, 3’ – видоизмененный вариант события 3). 1 – 2 С – ( 3 – 4 –... – n ) 3’ – 4’ – … n’ Как мы можем убедиться, проанализировав приведенные выше схемы, СЛУЧАЙ в действительности крайне редко нарушает прототипическую модель жизни человека. Он или ускоряет некоторое прототипическое событие (брак, устройство в учебное заведение или на работу), или несколько видоизменяет некоторые или все последующие жизненные события (так, слепой костоправ из приведенного выше примера женится, работает, воспитывает детей, однако очевидно, что все эти события уже носят отпечаток его болезни). таким образом, единственным вариантом полного нарушения прототипической картины жизни является либо смерть субъекта (схема 3б), или же тяжелая болезнь, равносильная смерти, т.е. социальная смерть субъекта. Примечателен тот факт, что, повествуя о каком-либо случайном событии, авторы родословных часто переводят свое повествование в настоящее время. Очевидно, таким образом проявляется их подсознательное стремление представить некоторый судьбоносный в жизни своей семьи момент наиболее ярко, заставить читателя как бы прожить его вместе с персонажами рассказа. Приведем следующие примеры: Ее муж погибает во время Гражданской войны, и ее отдают замуж второй раз (И.П.).Но вскоре умирают все дети, братья Артема (В.И.). И вот в 2001 году бабушка ломает в плече руку (Ж.З.). Отметим, однако, что концепт СЛУЧАЙ не является идентичным аналогом концепта СУДЬБА. Согласно этимологии данных слов, они, как это ни кажется невозможным, являются антонимами. Так, СУДЬБА как синоним РОКА означает нечто предначертанное, предназначенное заранее. Тогда как антонимом РОКА является ФОРТУНА и, как синоним, СЛУЧАЙ [Лисицина 1979], т.е. нечто неожиданное, заранее не установленное [Звездова 1996: 116]. Подтверждением подобной мысли служит также сочетаемость лексем «случай» и «судьба»: если судьбу можно «предвидеть» (~ увидеть), «предсказать», то очевидно, что данное явление уже существует где-то, и вопрос только в том, когда оно проявится в реальности. В то же время случай невозможно ни предсказать, ни увидеть, т.е. он действительно является стечением непредвиденных обстоятельств.

ВЫВОДЫ На основании теоретических выкладок когнитивной лингвистики в процессе анализа конституентов концептосферы внутрисемейных родословных были сделаны следующие выводы. 1. Концепт СЕМЬЯ включает в себя два ядерных конституента: субъектов-членов семьи и чувства по отношению к ним. Околоядерными признаками концепта СЕМЬЯ, профилируемыми исследуемой концептосферы, становятся РОД, РОДИТЕЛИ, РОДНЫЕ, РОДОСЛОВИЕ, ПРЕДКИ, БЛИЗКИЕ, ФАМИЛИЯ, ЛЮБОВЬ, РАДОСТЬ, ДОБРОТА, СОЧУВСТВИЕ, ВЗАИМОПОНИМАНИЕ, ДОВЕРИЕ, СЧАСТЬЕ, ДОМ, ЗАМКНУТОЕ ПРОСТРАНСТВО, МЕСТО, ДЕТИ, СУДЬБА, ПАРА, ЛЮДИ, МИР, ГОСУДАРСТВО. Другие околоядерные концепта и периферийные результатом конституенты анализируемого являются многочисленных пересечений концепта СЕМЬЯ с концептами ПАМЯТЬ, ИСТОРИЯ, РОДИНА, РАБОТА, ВОЙНА, СМЕРТЬ, ДОМ, ПРАЗДНИК, ПЕРЕЕЗД, ТРАДИЦИЯ, БОЛЕЗНЬ, ИМЯ / ФАМИЛИЯ, ИМУЩЕСТВО, ДОБРО, СУДЬБА, СЧАСТЬЕ, ЕДА, КОЛХОЗ, ЛЮБОВЬ, БУДУЩЕЕ. Концепт СЕМЬЯ является крайне подвижным образованием. На разных этапах развития семьи концепт СЕМЬЯ может включать либо узкий круг людей, либо абсолютно всех родственников, как живущих, так и умерших. Способность семьи оказывать влияние на составляющих ее субъектов можно объяснить воздействием семьи на различные сферы чувств человека. Анализ концепта СЕМЬЯ позволяет также отметить функционирование семьи в качестве единого субъекта. 2. Сегментами концепта Я в текстах внутрисемейных родословных являются Я как собиратель и хранитель информации об истории своего рода;

Я как одна из ветвей рода и его продолжатель;

Я как звено отсчета в цепи поколений;

Я как обладатель права на собственное мнение и оценку;

Я как причина интереса к истории своей семьи. Концепт Я во внутрисемейных родословных является особым «сквозным» концептом, растворенным в теле других концептов, в частности, в концепте СЕМЬЯ. Вследствие этого каждый член семьи ощущает себя одновременно единым как со всей семьей, так и со всеми составляющими ее субъектами. 3. В процессе хранения информации об истории своей семьи принимают участи такие виды памяти, как образная и логическая. Концепт ПАМЯТЬ является важным звеном в своеобразном «круговороте общения»: РЕЧЬ 1 – ПАМЯТЬ – РЕЧЬ 2. Процессы, связанные с хранением и забыванием информации можно рассматривать как контролируемые. Глаголы «знаю» и «помню» в текстах внутрисемейных родословных не являются синонимами (как в психологии), поскольку глагол «помнить» обладает дополнительной семой «на основании собственного опыта». Различными являются также места хранения «знаемой» и «помнимой» информации. В исследуемом жанре профильными являются такие признаки концепта ПАМЯТЬ, как ДОЛЖЕНСТВОВАНИЕ и ЛИЧНЫЙ ОПЫТ. 4. Ядро концепта ДОБРО составляют субъект, обладающий некоторым положительным качеством, а также сфера проявления данного качества. К околоядерной зоне относится упоминание о степени проявления положительного качества. Периферия концепта представлена объектом, на который направлено положительное воздействие, упоминанием о награде за доброту, а также памяти о добрых людях и их делах. Периферийные признаки концепта, таким образом, являются результатом пересечения концепта ДОБРО с концептами НАГРАДА и ПАМЯТЬ. Гендерный аспект имеет незначительное влияние на положительные характеристики членов семьи, в то время, как возраст авторов в значительной степени определяет расстановку акцентов на некоторых положительных качествах. 5. Ядро концепта ПЕСНЯ составляют субъект, факт пения, а также упоминание высокого качества исполнения музыкального произведения. Периферия представлена названием музыкального произведения / его вида, аккомпанирующего музыкального инструмента, упоминание о сопутствующем занятии, дополнительная характеристика поющего, а также назначение песни. Связь концепта ПЕСНЯ с концептами РАБОТА и ДЕТИ обеспечивается особыми концептами-связками. 6. Концепт ИМЯ имеет единственный ядерный конституент – субъект, носящий данное имя / фамилию / прозвище и т.п. Немаловажным является также такой признак, как отношение к субъекту-носителю данного имени. Все остальные околоядерные и периферийные признаки являются результатом пересечения с концептами ПАМЯТЬ, ИСТОРИЯ, ДЕТИ, НАЦИОНАЛЬНОСТЬ, БРАК, РОДИНА, СЕМЬЯ, ЛЮБОВЬ, ДОБРО. Концепт ИМЯ способен функционировать независимо от перечисленных концептов, сохраняя лишь потенциальные межконцептные связи. В текстах внутрисемейных родословных имя выполняет одновременно интегративную и дифференцирующую функции, говорит об уважении или неуважении к его обладателю.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В результате проведенного исследования нами было установлено, что тексты внутрисемейных родословных представляют собой обособленный жанр, версий отличительными о особенностями рода, которого являются наличие концептосферы с особой структурной и системной организацией;

включение происхождении в полиэпизодичность фактов повествования;

а также включение рассказов о непосредственно наблюдавшихся автором событиях;

инкрустирование повествование автобиографии, собственных оценок, лирических отступлений и т.п.;

наличие адресатной составляющей – реальных или предполагаемых слушателей – членов семьи;

реализация рекреативной передачи функции наряду от с ведущей к функцией поколению. внутрисемейной информации поколения Перечисленные особенности позволяют провести границу между жанром внутрисемейных родословных и такими близкими ему жанрами, как семейные предания и родословные предания. В связи с тем, что источником внутрисемейных родословных могут служить лишь тексты (устные, крайне редко – письменные), каждый рассказ об истории своей семьи приобретает признаки интертекстуальности. В то же время было продемонстрировано, что явление интертекстуальности в текстах внутрисемейных родословных имеет некоторые особенности, так как воспринимаемые тексты подвергаются многочисленным и радикальным изменениям, вследствие чего каждый вновь создаваемый текст никогда не бывает копией услышанного рассказа или результатом механического соположения воспринятых фрагментов информации. Помимо художественных и публицистических реминисценций в текстах внутрисемейных родословных всегда встречаются элементы чужих дискурсов, а также самоцитации, которая сводится к цитированию «автором сейчас» «автора тогда».

На основе анализа текстов внутрисемейных родословных мыделаем вывод о непропорциональном использовании различных видов чужой речи. Прямая и косвенная речь представлены в исследуемых дискурсах весьма скупо, в то время как несобственно-прямая речь приобретает весьма большое значение при передаче информации и эмоционального фона. Многослойность рассказа об истории своей семьи обусловливает нарушение рамок традиционного нарративного повествования и включение в тексты элементов гипертекстуального построения. Своеобразное оформление гиперссылок родословных (заглавные и буквы, абзацы, подчеркивания, достаточно смысловая сложно завершенность отрывков) позволяют быстро ориентироваться в тексте упрощают «выпрямление» организованного текста. Результатом концептуального анализа стало описание таких концептов, как СЕМЬЯ, ПАМЯТЬ, Я, ДОБРО, ПЕСНЯ, ИМЯ, СЛУЧАЙНОСТЬ. Описание концепта СЕМЬЯ позволило выявить некоторые особенности существования семьи на разных этапах ее развития, а также сделать предположение о возможном характере, или способе, влияния семьи на составляющих ее субъектов. Моделирование концепта СЕМЬЯ потребовало выделение такого возможного признака концепта, как ЧУВСТВА. В результате анализа концепта ПАМЯТЬ нами была составлена схема передачи информации об истории семьи, состоящая из таких компонентов, или этапов, как РЕЧЬ 1 – ПАМЯТЬ – РЕЧЬ 2. Описание данного концепта позволило также выявить некоторые неисследованные коннотации лексем «знать» и «помнить» и определить их функциональные различия, равно как и исследовать признаки концепта ПАМЯТЬ, профилируемые в жанре внутрисемейных родословных. Было определено место и значение концепта Я в исследуемой концептосфере. Так, нами было установлено, что концепт Я имеет статус «сквозного» концепта, растворенного в текстах внутрисемейных родословных в оценках, мнениях, точках зрения и «точках отсчета». Анализ концепта ПЕСНЯ позволил сделать предположение о том, что процесс метафоротворчества становится особенно активным вследствие пересечения некоторых ядерных и периферийных концептов ментального пространства человека. В процессе моделирования концепта ПЕСНЯ было сделано предположение, касающееся совместного хранения в памяти информации зрительного и слухового характера. Описан концепт ИМЯ, характеризуемый многочисленными межконцептными связями, однако способный функционировать самостоятельно, сохраняя лишь потенциальные связи как с другими концептами. внутрисемейных Результатом родословных анализа в целом, концепта так и СЛУЧАЙНОСТЬ стало выявление некоторой прототипической структуры концептосферы прототипической структуры отдельных концептов: РОЖДЕНИЕ, ОБРАЗОВАНИЕ, ЗНАКОМСТВО, БРАК, ПЕРЕЕЗД, РАБОТА, СМЕРТЬ. Были составлены модели возможных прототипических вариантов развития жизни субъекта и определены возможные месторасположения случая в судьбе человека. Одной из наиболее важных жарноспецифических особенностей внутрисемейных родословных является специфическая концептосфера, т.е. особый набор концептов, организованных определенным образом относительно ядра-периферии. Описание концептосферы внутрисемейных родословных потребовало разработки новой методики, включающего в себя элементы статистического анализа и ассоциативного эксперимента. На основании полученных результатов был сделан вывод о том, что концептосфера внутрисемейных родословных представлена такими парами (или группами) концептов, как сцепленные, объединенные и совместимые концепты. Внутри данных пар / групп возможны три вида отношений: отношения подчинения, включения и равнозначности. Помимо этого данный метод позволяет определить ядерно-периферийное расположение концептов исследуемой концептосферы. Так, ядерными концептами являются СЕМЬЯ, ПАМЯТЬ, РАБОТА, ДЕТИ, ДОБРО, РОДИНА, ВОЙНА, СМЕРТЬ, БРАК, ОБРАЗОВАНИЕ, ПЕРЕЕЗД, ИМЯ. Околоядерная зона представлена такими концептами, как, ИСТОРИЯ, ДОМ, ЗНАКОМСТВО, ПРАЗДНИК, БОЛЕЗНЬ, РАНЕНИЕ, ИМУЩЕСТВО, НАГРАДА, СУДЬБА, СЧАСТЬЕ, ЕДА, КОЛХОЗ, ЛЮБОВЬ, БУДУЩЕЕ, АРМИЯ, ПЕСНЯ. К периферии относятся такие концепты, как ПЛЕН, РЕЛИГИЯ, ТРАДИЦИЯ, НАЦИОНАЛЬНОСТЬ, ПИСЬМО, ЦЕЛИНА, КЛАДБИЩЕ, ХОББИ, БОГ, РАСКУЛАЧИВАНИЕ, КНИГА. Применение разработанной нами методики позволило составить схему полевой структуры текстуального и ментального выявить такую пространства особенность внутрисемейных родословных, а также ассоциативных переходов в рамках исследуемой концептосферы, как замкнутость ассоциативных (и сюжетных) линий. Классификация концептов на основании критериев «тип связи» и «характер отношений» позволяет прогнозировать возможные концептуальные переходы. Так, с высокой степенью вероятности можно говорить о переходе от включенного концепта к подчиняющему в том случае, если данная пара относится к типу сцепленных концептов. В то же время переходы между совместимыми концептами (особенно равнозначными) характеризуются гораздо менее прочными ассоциативными связями, и следовательно, менее вероятны. Перспективы исследования. Возможен дальнейший анализ концептов, составляющих концептосферу внутрисемейных родословных, описание некоторых их них может стать самостоятельным исследованием. Немалый интерес представляет собой сравнение способов лексической объективации концептов (например, СЕМЬЯ, ДЕТИ, БРАК) в жанре внутрисемейных самостоятельного мнению, родословных исследования и может других также жанрах. стать Предметом гипертекстовое воспринимаемой рассказанных проследить бы построение повествования в других жанрах. Особого внимания, по нашему заслуживают Сравнение процессы преобразования позволило информации. внутрисемейных поколений родословных, представителями изменения.

различных перераспределение информации между фоном-фигурой и другие подобные Библиография 1. Авто-био-графия. К вопросу о методе. Тетради по аналитической антропологии. № 1. Под. ред. В.А. Подороги. Серия “Ecco homo”. – М.: «Логос», 2001. – 438 с. 2. Агаркова Н.Э. Концепт «Деньги» как фрагмент английской языковой картины мира (на материале американского варианта английского языка). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Иркутск, 2001. 3. Александрова С.А. Концепты синтаксической сферы // Концепт как феномен языка и культуры / Отв. ред. Садило А.П. – Славянск-на-Кубани: Издательский центр СФ АГПИ. – 2002. – С. 41 – 45. 4. Алефиренко Н.Ф. Протовербальное порождение культурных концептов и их фразеологическая репрезентация // Филологические науки. – 2002. – № 5. – С. 72 – 81. 5. Андреева С.Л. Интертекстуальность как способ объективации концептов // Интертекст в художественном и публицистическом дискурсе / Ред.-сост. С.Г. Шулежкова. – Магнитогорск: Изд-во МаГУ. – 2003. – С. 45 – 53. 6. 7. Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного Аристов С.А. Когнитивные аспекты языковой коммуникации, описания // Вопросы языкознания. – 1995. – № 1. – С. 37 – 67. включающей невербальные конституенты // Когнитивная лингвистика. Ч.1. – Тамбов. – 1998. – С. 108 – 110. 8. 9. 10. Аристов С.А., Сусов И.П. Коммуникативно-когнитивная лингвистика и Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М.: Наука, 1998. Аскольдов С.А. Концепт и слово // Русская словесность. От теории разговорный дискурс // http://homepages.tversu.ru/~susov/Ari словесности к структуре текста. Антология. Под. ред. проф. В.П. Нерознака. – М.: Academia, 1997. – С. 267 – 279.

11. 12.

Бабенко Л.Г. Лексические средства обозначения эмоций в русском Бабушкин А.П. Концепты разных типов в лексике и фразеологии и Методологические проблемы когнитивной языке. – Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1989. – 184 с. методика их выявления // 13. 14. 15. 16. 17.

лингвистики. – Воронеж. – 2001. – С. 49 – 54. Баксанский О.Е., Кучер Е.Н. Современный когнитивный подход к Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. – Баранов А.Н., Добровольский Д.О. Постулаты когнитивной семантики // Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Бахтин М.М. ЛитературноБахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других категории «образ мира» // Вопросы философии. – 2002. – № 8. – С. 52 – 69. Ростов-на-Дону, 1993. Известия АН: серия лит. и яз. – М. – 1997. – Т.56. № 1. – С. 11 – 21. критические статьи. – М., 1986. гуманитарных науках. Опыт философского анализа // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. Под. ред. проф. В.П. Нерознака. – М.: Academia, 1997. – С. 227 – 244. 17. 18. Болдырев Н.Н. Категоризация событий и специфика национального Болдырев Н.Н. Концептуальные структуры и языковые значения // сознания // Язык и национальное сознание. – Воронеж. – 1998. – С. 29 – 30. Филология и культура. Материалы международной конференции 12 – 14 мая 1999 г. – Тамбов. – 1999. – С. 62 – 69. 19. 20. 21. Болдырев Н.Н. Когнитивная семантика: Курс лекций по английской Болдырев Н.Н. Концепт и значение слова // Методологические Бондарко А.В. Проблемы теории значения в сфере грамматики // филологии. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2002. – 123 с. проблемы когнитивной лингвистики. – Воронеж. – 2001. – С. 24 – 34. Теоретические и методологические вопросы изучения русского языка. – Львов: Институт лингвистических исследований РАН. – С. 7 – 8.

22. 23. 24. 25. 26.

Бычкова М.Е. «Что значат именно родные». – М.: «Богородский Ван Дейк Т.А., Кинч В. Стратегии понимания связного текста // Новое в Васюк В.В. Концепт «Женщина» в статике и динамике фразеологии Вежбицкая А. Речевые акты // Новое в зарубежной лингвистике. Вежбицкая А. Понимание культур через посредство ключевых слов / печатник», 2000. – 152 с. зарубежной лингвистике. – Вып. XXIII. – М. – 1988. – С. 153 – 211. английского языка. Автореф. дисс… канд. филол. наук. – М., 2002. Вып.16. Лингвистическая прагматика. – М. – 1985. – С. 251 – 275. Пер.с англ. А.Д. Шмелева. – М.: Языки славянской культуры, 2001а. – 288 с. 27. Вежбицкая А. Сопоставление культур через посредство лексики и прагматики / Пер. с англ. А.Д. Шмелева. – М.: Языки славянской культуры, 2001б. – 272 с. 28. 29. 30. 31. Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. – М, 1996. Веселкова Н.В. Об этике исследования // Социологические исследования. – 2000. – № 8. – С.109 – Виноградов В.В. О языке художественной прозы. Избранные труды. – Воркачев С.Г Методологические основания лингвоконцептологии // М., 1980. Теоретическая и прикладная лингвистика. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 5. – Воронеж. – 2002 // http://tp11999.narod.ru/WEBTPL.2002/VORKACHEVTPL.2002.HTM 32. Воркачев С.Г. Национально-культурная специфика концепта любви в русской и испанской паремиологии // Филологические науки. – 1995. – № 3. – С. 56 – 66. 33. Воркачев С.Г., Кусов Г.В. Концепт «Оскорбление» и его этимологическая память // Теоретическая и прикладная лингвистика. Межвузовский сборник научных трудов. Вып.2. Язык и социальная среда. – Воронеж. – 2000. – С. 90 – 102.

34. 35.

Воробьев В.В. Лингвокультурология (теория и методы): Монография. – Герман И.А. Речевая деятельность как самоорганизующаяся система: к М.:Изд-во РУДН, 1997. – 331 с. становлению лингвосинергетической парадигмы. Автореф. дисс… канд. филол. наук, Барнаул, 1999. 36. 37. 38. Гийом Г. Принципы теоретической лингвистики. – М.: Издательская Гиль О.Г. Речевые Н.Б. проявления личности в в устном рассказе группа «Прогресс» «Культура», 1992. – 218 с. нарративного типа. Автореф. дисс… канд. филол. наук. – М, 2000. Грушина Концепт «ВРЕМЯ» журналов дискурсе (на современных журнала художественно-публицистических 39. 40. материале «Новый мир»). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – СПб, 2002. Делез Ж., Гваттари Ф. Что такое философия ? – М., 1998. – С. 27-32. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания. – 1994. – № 4. – С. 17 – 33. 41. Демьянков В.З. Когнитивная лингвистика как разновидность интерпретирующего подхода // Вопросы языкознания. – 1994. – № 4. – С. 17 – 33. 42. Десюкевич О.И. Учет концептуализации слова ПРОФЕССОР в практике // Словообразование и номинативная лексикографической деривация в славянских языках: Материалы VI международной научной конференции. Ч.1. – Гродно. – ГрГУ. – 1998. – С. 46 – 51. 43. 44. Дигоева Э. Язык и наука XX века // www.darialonline.ru/1999_5/digoeva.shtml. Дискурсивные слова русского языка: контекстное варьирование и семантическое единство / Составители К. Киселева, Д. Пайар. – М.: «Азбуковник», 2003. – 207 с. 45. Дмитровская М.А. Философия памяти // Логический анализ языка. Культурные концепты. – М. – 1991. – С.78-85.

46.

Дорофеева Н.В. Удивление как эмоциональный концепт (на материале русского и английского языков). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Краснодар, 2002. 47. Емельянова Т.П. Социальное представление как инструмент коллективной памяти (на примере воспоминаний о Великой Отечественной войне) // Психологический журнал. – 2002. – Т.23. – № 49. – С. 49 – 59. 48. 49. Залевская А.А. Введение в психолингвистику. – М.: Российский Звездова Г.В. Русская темпоральность в историческом и государственный гуманитарный университет, 2000. – 382 с. функциональном аспектах. – Воронеж. – Изд-во: Воронежский университет, 1996. – 143 с. 50. Зусман В. Концепт в системе гуманитарного знания // Вопросы литературы. – 2003. – Март – апрель. – С. 3 – 29. 51. Иванищева О.Н. Текст. Культура. Понимание: Функционирование слова с культурным компонентом значения в тексте / Науч. редактор проф. В.П. Берков. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003. – 148 с. 52. 53. Карасик В.И. Язык социального статуса. М.: Ин-т языкознания РАН;

Карасик В.И. Субкатегориальный кластер темпоральности (к Волгоградский гос. ун-т, 1992. – 330 с. характеристике языковых концептов) // Концепты. Научные труды Центрконцепта. Вып. 2. – Архангельск. – 1997. 54. 55. 56. Караулов Ю.Н. Активная грамматика и ассоциативно-вербальная сеть. Караулов Ю.Н. Русский человек и языковая личность. / Отв. ред. Квашина Е.Н. Концепт и особенности его языкового выражения // высказывание, текст аспектах. в когнитивном, Тезисы прагматическом и Международной научно– М.: ИРЯ РАН, 1999. – 180 с. Д.Н. Шмелев. – М: Наука, 1987. – 263 с. Слово, культурологическом С. 44.

практической конференции 7 – 9 декабря 2001 года. – Челябинск. – 2001. – 57. 58. 59. 60. 61. 62. 63.

Кибрик А.А. Когнитивные исследования по дискурсу // Вопросы Киреев К.И. Прожитое и пережитое. – Л.: Изд-во Ленинградского унКнязева Е., Туробов А. Единая наука о единой природе // Новый мир, Князева Е., Туробов А. Познающее тело. Новые подходы в Козлова Н.Н. Методология анализа человеческих документов // Колесов В.В. Философия русского слова. – СПб.: ЮНА, 2002. – 448 с. Кондратьева Т.Н. Собственные личные имена в пословицах, языкознания. – 1994. – № 5. – С. 126 – 139. та., 1990. – 184 с. 2000. – № 3. – С. 161 – 178. эпистемологии // Новый мир. – 2002. – № 11. – С. 136 – 154. Социологические исследования. – 2004. – № 1. – С. 14-26.

поговорках и загадках русского народа // Вопросы грамматики и лексикологии русского языка. – Казань, 1964. 64. 65. Копыленко М.М., Попова З.Д. Очерки по общей фразеологии. – Костомаров В.Г., Бурвикова Н.Д. Между языком и культурой // Воронеж, 1978. Стереотипность и творчество в тексте: Межвуз. сб. науч. трудов / Отв ред. М.П. Котюрова. – Пермь. – 2003. – С. 9 – 15. 66. Кошарная С.А. Миф и язык: Опыт лингвокультурологической реконструкции русской мифологической картины мира. – Белгород: Изд-во Белгородск. гос. ун-та, 2001. – 288 с. 67. 68. Красных В.В. От концепта к тексту и обратно // Вестник МГУ. Сер.9 Кругляшова В.П. Жанры несказочной прозы уральского Филология. – 1998. – №1. – С. 53 – 70. горнозаводского фольклора / Учебное пособие по спецкурсу для филологического факультета. – Свердловск, 1974. 69. Кубрякова Е.С. Об одном фрагменте концептуального анализа слова ПАМЯТЬ // Логический анализ языка. Культурные концепты. – М. – 1991. – С.85-91.

70.

Кубрякова Е.С.

Начальные этапы становления когнитивизма:

лингвистика – психология – когнитивная наука // Вопросы языкознания. – 1994. – № 4. – С. 34 – 47. 71. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкарц Ю.Г., Лузгина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. – М.: Изд-во МГУ им. М.В. Ломоносова, 1996. – 245 с. 72. Кубрякова Е.С. О понятиях места, предметах и пространства //Логический анализ языка. Языки пространств / Отв. ред. Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. – М.: Языки русской культуры. – 2000. – С. 84 – 93. 73. Кубрякова Е.С. О когнитивной лингвистике и семантике термина «когнитивный» //Вестник Воронежского государственного университета. Вып.1. – Воронеж. – 2001. – С. 3 – 11. 74. 75. 76. Купер И.Р. Гипертекст как форма организации социального знания. Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов // Новое в Лебедько М.Г. Когнитивные аспекты взаимодействия языка и сопоставление американской и русской темпоральных Автореф. дисс… канд. филол. наук. – М, 2001. зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. – М. – 1988. – С. 12 – 52. культуры: 77.

концептосфер. Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Владивосток, 2002. Листова-Правда Ю.Т. Собственное личное имя в пословицах и поговорках, собранных В.И. Далем // Язык и поэтика фольклора: Докл. Междунар. конф ПетрГУ. – Петрозаводск. – 2001. – С. 101 – 117. 78. Литвинова Т. Метафоризация как номинативный синтетический процесс // Словообразование и номинативная деривация в славянских языках: Материалы VI международной научной конференции. Ч.1. – Гродно. – ГрГУ. – 1998. – С. 232 – 237. 79. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. Под. ред. проф. В.П. Нерознака. – М.: Academia, 1997. – С. 280 – 287. 80. Логический анализ языка. Культурные концепты. – М, 1991.

81.

Логический анализ языка.

Языки пространств / Отв.

ред.

Н.Д. Арутюнова, И.Б. Левонтина. – М.: Языки русской культуры, 2000. – 448 с. 82. 83. 84. 85. Лухьенбрурс Д. Дискурсивный анализ и семантическая структура // Ляпин С.Х. Концептология: к становлению подхода // Концепты. Макаров М.Л. Основы теории дискурса. – М.: ИТДГК «Гнозис», 2003. – Маркелова Е.В. Когнитивно-семантическая структура имен Вопросы языкознания. – 1996. – № 2. – С. 141 – 155. Научные труды Центрконцепта. Вып.1. – Архангельск. – 1997. – С. 11 – 35. 280 с. деятельности (на материале русских пословиц о труде и лени). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Томск, 2004. 86. Мещеркина Е.Ю. Жизненный путь и биография: преемственность (анализ зарубежных в научном концепций) дискурсе // (на социологических 87. 88. Михайлова категорий Е.В.

Социологические исследования. – 2002. – № 7. – С. 61 – 68. Интертекстуальность материале статей). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Волгоград, 1999. Нерознак В.П. От концепта к слову: к проблеме филологического // Вопросы филологии и методики преподавания концептуализма 89.

иностранных языков. – Омск. – 1998. – С. 80 – 85. Нефёдова Л.А. Фреймовое представление имплицитной информации // высказывание, текст аспектах. в когнитивном, Тезисы прагматическом и Международной научноСлово, культурологическом С. 56 – 57. 90.

практической конференции 7 – 9 декабря 2001 года. – Челябинск. – 2001. – Николис Дж. Хаотическая динамика лингвистических процессов и образование паттернов в поведении человека. Новая парадигма селективной передачи информации // Вопросы философии. – 1997. – № 3. – С. 85 – 89.

91.

Новикова М.Л. Хронотоп как остраненное единство художественного и пространства в языке литературного произведения // времени 92. 93. 94.

Филологические науки. – 2003. – № 2. – С. 60 – 69. Новое в зарубежной лингвистике. Когнитивный аспект языка. Вып. Павилёнис Р.И. Проблема смысла: современный логико-философский Падучева Е.В. Семантические исследования. Семантика времени и вида XXIII. – М.: Прогресс, 1988. – 320 с. анализ языка. – М.: Мысль, 1983. – 286 с. в русском языке. Семантика нарратива. – М.: Школа «Языки русской культуры», 1996. – 464 с. 95. Падучева Е.В. К структуре семантического поля «восприятие» (на материале глаголов восприятия в русском языке) // Вопросы языкознания. – 2001. – № 4. – С. 23 – 44. 96. 97. Перевозникова А.К. Концепт ДУША в русской языковой картине мира. Подгорбунских Н.А. Семейные предания крестьян Южного Зауралья Автореф. дисс… канд. филол. наук. – М, 2002. (Курганская область). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Екатеринбург, 1995. 98. Подъяпольская О.Ю. К вопросу о многозначности термина «интертекстуальность» // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах. Тезисы Международной научно-практической конференции 7 – 9 декабря 2001 года. – Челябинск. – 2001. – С. 92 – 94. 99. Полонский В.В. Биографический жанр в творчестве Д.С. Мережковского 1920-1930-х годов. Автореф. дисс… канд. филол. наук. – М, 1998. 100. Полякова Л.В. Пути развития теории жанра в работах последних лет // Русская литература. – 1985. – № 1. – С. 212 – 225. 101. Попова Е.А. Коммуникативные аспекты литературного нарратива.

Автореферат дисс… докт. филол. наук, 2002. – 41 с.

102. Попова З.Д. Из истории когнитивного анализа в языке // Методология когнитивных исследований. – Воронеж, 1996. 103. Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие ‘концепт’ в лингвистических исследованиях. – Воронеж, 1999. 104. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. 3-е изд., стереотип. – Воронеж: Изд-во «ИСТОКИ», 2003. – 191 с. 105. Попова З.Д., Стернин И.А. Понятие «концепт» в лингвистических исследованиях. – Воронеж, 1999. – 30 с. 106. Потебня А.А. Мысль и язык // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. Под. ред. проф. В.П. Нерознака. – М.: Academia, 1997. – С. 51 – 66. 107. Прохвачева О.Г. Лингвокультурный концепт «приватность» (на материале американского варианта английского языка). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Волгоград, 2000. 108. Прохорова О.Н. Проблема значения с позиции когнитивной лингвистики // Филологические исследования. Международный сборник науч. трудов / Под. ред. В.Ф. Прохорова. – Белгород-Запорожье. – 2003. – С. 248 – 255. 109. Разумова И.А. Антропонимический меморат в семейном фольклоре // Язык и поэтика фольклора: Докл. Междунар. конф ПетрГУ. – Петрозаводск. – 2001. – С. 219 – 224. 110. Рахилина Е.В. О тенденциях в развитии когнитивной семантики // Известия РАН. Сер. лит. и яз. Т. 59. – 2000. – № 3. – С. 3 – 15. 111. Роговин М.С. Философские проблемы теории памяти. – М.: Изд-во «Высшая школа», 1966. – 167 с. 112. Руденко Е. Семантика глагола: традиция и способы ее описания // Словообразование и номинативная деривация в славянских языках: Материалы VI международной научной конференции. Ч.1. – Гродно. – ГрГУ. – 1998. – С. 67 – 79.

113. Русская генеалогия / Под. ред. Б.А. Николаева. – М.: «Богородский печатник», 1999. – 232 с. 114. Севрюгина Е.В. Концепт «Красота» в поэзии Ф.И. Тютчева // Филологические науки. – 2002. – № 3. – С. 30 – 40. 115. Слышкин Г.Г. От текста к символу: лингвокультурные концепты прецедентных текстов в сознании и дискурсе. М.: Academia, 2000. – 128 с. 116. Сполохова Е.А. Концепт истины в поэзии В.С. Высоцкого (к вопросу о языковой картине мира поэта). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Череповец, 2000. 117. Стенник Ю.В. Системы жанров в историко-литературном процессе // Русская литература. – 1972. – № 4. – С. 93 – 101. 118. Степанов Ю.Н. «Интертекст», «Интернет», «Интерсубъект» (к основаниям сравнительной концептологии) // Известия АН. Сер. лит. и яз. Т. 60. – 2001. – № 1. – С. 3 – 41. 119. Степанов Ю.С. «Слово» // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология. Под. ред. проф. В.П. Нерознака. – М.: Academia, 1997. – С. 288 – 293. 120. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. – М.: Академический Проект, 2001. – 990 с. 121. Стернин И.А. Концепты и невербальность мышления // Филология и культура. Матер. межд. конф. – Тамбов, 1999. – С. 69 – 79. 122. Стернин С. 54-61. 123. Супрун А.Е. Текстовые реминисценции как языковое явление // Вопросы языкознания. – 1995. – № 6. – С. 17 – 29. 124. Сусов И.П. Интеграционный этап в развитии лингвистической теории и сущность вклада когнитивной лингвистики // Когнитивная лингвистика. Ч.1. – Тамбов. – 1998. – С. 16 – 21. 125. Ткачев П.П. Границы жанра. – Мн.: Изд-во БГУ, 1977. – 208 с. И.А. Методика исследования структуры концепта // Методологические проблемы когнитивной лингвистики. – Воронеж. 2001. – 126. Топоров В.Н. Имена // Мифы народов мира. Т. 1. – М., 1999. 127. Топорова В.М. Концепт «Форма» в семантическом пространстве языка (на материале русского и немецкого языков). Автореф. дисс… канд. филол. наук. – Воронеж, 2000. 128. Топорова Т.В. О типах познания в древнегерманской мифопоэтической модели мира // Вопросы языкознания. – 2000. – № 2. – С. 35 – 46. 129. Туранина Н.А. Именная метафора в русской поэзии начала XX в. – Белгород: Изд-во Белгородск. гос. ун-та, 2000. 130. Туровский В.В. Память в наивной картине мира: ЗАБЫТЬ, ВСПОМНИТЬ, ПОМНИТЬ // Логический анализ языка. Культурные концепты. – М. – 1991. – С.91-95. 131. Фатеева Н.А. Интертекстуальность и ее функции в художественном дискурсе // РАН СЛЯ. – 1997. – Т. 56. – № 5. – С. 12 – 21. 132. Фатеева Н.А. Контрапункт интертекстуальности, или Интертекст в мире текстов. – М.: Агар, 2000. – 280 с. 133. Федорова М.В. Русские имена в XX веке. Краткий словарь. – Белгород: Изд-во Шаповалова, 1995. – 128 с. 134. Филлмор Ч. Фреймы и семантика понимания.// Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. – М. – 1988. – С. 52 – 92. 135. Фоминых Н.В. Концепт, концептор и художественный текст / Методологические проблемы когнитивной лингвистики. – Воронеж, 2001. – С. 170 – 174. 136. Фрумкина Р.М. Есть ли у современной лингвистики своя эпистемология ? // Язык и наука конца XX века, 1995. 137. Хазагеров Г.Г. «Царь» и «Суд» в концептосфере русского языка // [http://www.inme.ru/hazag.htm]. 138. Харченко В.К. Перспективы исследования языка семейных родословных // Единство системного и функционального характера языковых единиц. Вып. 7. Ч. 1. – Белгород: Изд-во Белгородск. гос. ун-та. – 2003. – С. 31-34.

139. Харченко В.К. Жанр семейных родословных как фактор формирования языковой компетенции // Развитие личности в дошкольном и школьном образовании: опыт, проблемы, перспективы. Материалы междунар. научнопракт. конф. – Белгород: Изд-во Белгородск. гос. ун-та. – 2003. – С. 107-112. 140. Харченко В.К., А.А.Павлова. Чужая речь в нарративе истории семьи // Единицы и категории языка в антропоцентрическом и функциональнокоммуникативном освещении. – Липецк: Липецк. гос. пед. ун-т. – 2003. – С. 75-80. 141. Хегер К. Ноэма как tertium comparationis при сравнении языков // Вопросы языкознания. – 1990. – №1. – С.5–25. 142. Чейф У. Данное, контрастивность, определенность, подлежащее, топики и точка зрения // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XI. – М.: Прогресс. – 1982. – С. 277 – 355. 143. Черепанова О.А. Концепт круга в структуре текста и в языке заговоров // Язык и поэтика фольклора: Докл. Междунар. конф ПетрГУ. – Петрозаводск. – 2001. – С. 53 – 59. 144. Чернейко 145. Чернейко Л.О. Л.О., Гештальтная Долинский структура В.А. Имя абстрактного Судьба имени // Филологические науки. – 1995. – № 4. – С. 73 – 83. как объект концептуального и ассоциативного анализа // Вестник МГУ. Сер.9. Филология. – 1996. – № 6. – С. 20 – 41. 146. Чернейко Л.О. Абстрактное имя в семантическом и прагматическом аспектах. – Автореферат дисс… докт. филол. наук. – М., 1997. 147. Чумаков Г.М. Синтаксические конструкции с чужой речью. – Киев: Изд. Объединение «Вища школа», 1975. – 219 с. 148. Шуман Г., Скотт Ж. Коллективная память поколений // // Социологические исследования. – 1992. – №2. – С.47-60. 149. Яковлева Е.С. Фрагмент русской языковой картины времени Вопросы языкознания. – 1994. – № 5. – С. 73 – 89.

150. Яковлева Е.С. Час в русской языковой картине времени // Вопросы языкознания. – 1995. – № 6. – С. 54 – 76. 151. Arbib M.A. In Search of the Person: Philosophical Exploration in Cognitive Science: University of Massachusetts Press: Amherst, 1985. – xiv + 156 p. 152. Carr D. Time, Narrative and History. Indiana University Press. Bloomington/Indianopolis, 1991. – 189 p. 153. Fillmore Ch. J. How do we know whether you’re coming or going // Essays on deixis. – 1983. – P. 219 – 227. 154. An Interdisciplinary Perspective on the Cognitive Meaning of Linguistic Metaphor, its Interpretation and Computational Representation / Vorgelegt von Gwendolyn Schulte. – Marburg, 1997. – 311 p. 155. Jackendoff R. Semantics and Cognition. – Cambridge, The MIT Press, Massachusetts, London, England, 1983. – 283 p. 156. Jackendoff R. Languages of the Mind: essays on mental representations. – Oxford: The MIT Press, 1992. 157. Ketelaar T., Todd P.M. Framing our Thoughts // Ecological Rationality as Evolutionary Psychology’s Answer to the Frame Problem. Vol. 27 / Ed. by R.Holcomb III. – Dordrecht / Boston / London: University of Kentucky, Lexington, USA, Kluwer Academic Publishers. – 2001. – P. 179 – 213. 158. Kreiswirth M. Tell Me a Story: The Narrativist Turn in the Human Sciences // Constructive criticism. The Human Sciences in a Age of Theory. Ed. by M.Kreiswirth and T. Carmichael. - Univ. of Toronto press. – 1995. – p. 61-87. 159. Labov W., Waletzky J. Narrative Analysis: Oral versions of personal experience // Essays on the Verbal and Visual Arts / Ed. J. Helm. Seattle etc.: Univ. of Washington Press. – 1967. P. 12-44. 160. Labov W. Some Further Steps ling.upenn.edu/~wlabov/sfs.html 161. Lakoff G. Women: Fire and Dangerous Things. What Categories Reveal about the Mind, Chicago: The University of Chicago, 1987. in Narrative Analysis // http://www. 162. Lakoff G. Categories: An Essay in Cognitive Linguistics // Linguistics in the Morning Calm. – 1981. 163. Langacker R. W. A View of Linguistic Semantics // Rudzka-Ostyn (ed.) Topics in Cognitive Grammar, Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins, 1988. 164. NeiSer U. Multiple systems: a new approach to cognitive theory // The Euripean Journal of Cognitive Psychology. Vol. – 1994. – P. 225 – 241. 165. Newell A. Unified Theories of Cognition, 1990.

166.

Polanyi L. Telling the American story: A structural and cultural analysis of conversational storytelling. Norwood, NJ, 1989. 167. Rosch E. Principles of Categorization // Cognition and Categorization. Ed. by E. Rosch, B.B. Lloyd. Hilisdale (N.J.): Enbaum, 1978. 168. Talmy L. How Language Structures Space // Spacial Orientation: theory, research, and application. – New York.: Plenum Press, 1983.– P. 225 – 282. 169. Talmy L. The Relation оf Grammar to Cognition // Rudzka-Ostyn (ed.) Topics in Cognitive Grammar, Amsterdam/Philadelphia: John Benjamins. – 1988. – p. 165 – 205. Словари 1. 2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. Изд-е 2-е. – М.: «Советская энциклопедия», 1969. – 608 с. Балакай А.Г. Доброе слово. Словарь-справочник русского речевого этикета и простонародного доброжелательного обхождения XIX – XX вв.: в 2-х тт. – Кемерово: Новокузнецкий гос. пед. ин-т, 1999. 3. 4. 5. 6. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4-х тт. – М., 1955. Лингвистический энциклопедический словарь / Главный ред. В.Н. Ярцева. – М.: «Советская энциклопедия», 1990. Мюллер В.К. Англо-русский словарь. – 22-е изд. – М.: “Русский язык”, 1989. – 848 с. Ожегов С.И. Словарь русского языка. Изд. 12-е. – М., 1978.

7. 8. 9.

Словарь современного русского литературного языка: В 20 тт. – М.: Изд-во «Русский язык», 1993. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 тт. / Пер. с нем. О.Н. Трубачева. – СПб.: Изд-во «АЗБУКА» Изд. центр «Терра», 1996. Харченко В.К. Словарь богатств русского языка. Редкие слова, метафоры, афоризмы, цитаты, биографемы. В 2 тт. – Белгород: Изд-во Белгородск. гос. ун-та, 2003.

10. 11.

Черных Черных П.Я. П.Я.

Историко-этимологический Историко-этимологический словарь словарь современного современного русского языка. – М.: Русский язык, 1999. – Т.1. – 624 с. русского языка. – М.: Русский язык, 1999. – Т.2. – 560 с.

Приложение Текст № 1 (И.В.) Древняя, неизменная истина – личность человека в значительной степени определяется знаниями и интересом к жизни своих предков, сохранением и памятью о семейных традициях и обычаях. Еще будучи маленькой девочкой, я проявляла огромный интерес к рассказам бабушки и дедушки об их детстве и об особенностях жизни моей семьи в прошлом. Очень жаль, что мне известна только лишь одна ветвь нашего могучего дерева, дерева нашей семьи. Самые первые сведения о нашей семье известны с появлением на свет моей прапрапрабабушки, моей бабушки прапрабабушка. Звали ее Павлина – необычное и редкое в наше время имя. Родилась она в 1845 году в семье православного священника Апексия. Очень велика была роль отца в духовном воспитании 6 детей. Дети очень рано остались без матери – рожая последнего ребенка, она умерла, но ребенок – Павлина – осталась живой. Апексий не ограничивался лишь знаниями церковноприходской литературы, он давал детям также и всестороннее развитие. Отец имел свой приход в селе Казачье Калужской губернии Козельского уезда. Мне кажется, что именно оттуда началась любовь всей нашей семьи к неброской, но милой сердцу красоте родной природы средней полосы России. Павлина Апексиевна пошла по стопам своего отца. она быстро овладла грамотой в церковноприходской школе и вскоре поступила в епархиальное училище в Тульской губернии, где и познакомилась со своим будущим мужем – Алексеем Гавриловичем К*. Алексей Гаврилович был родом из мещанской крепкой семьи, проживающей в Туле. К моменту свой женитьбы он унаследовал у мельницу в селе Полошково, как раз в той самой Калужской губернии, где и жила семья Павлуши.

В 1869 году Павлина и Алексей поженились. Они остались жить в Калужской губернии в селе Полошково, ведя свое хозяйство. Молодая семья жила в достатке. И насколько мне известно, у них родилось 8 детей, двое из которых еще умерли во младенчестве. остальные дети благополучно выросли, но к сожалению, только у одного из них, моего прапрадедушки сложилась хорошая жизнь. Один ребенок в возрасте 20 лет попал под поезд. Это был брат моего прапрадедушки. Однажды ребята со двора пошли воровать зерно из вагонов. Они это проделывали очень часто: осенью – зерно, летом – арбузы. проходящие поезда всегда останавливались на 20 минут на переезде, который находился всего в пяти шагах от их двора. И вот один раз им не повезло. Их поймали. Некоторые ребята успели убежать, а остальных забрали. А мой прапрадедушка Иван с братом Максимом спрятались под поездами, которые там рядом остановились. И вот поезд, под которым прятался Максим, внезапно и очень резко тронулся, и мальчик погиб. Этот случай очень тяжело переживала семья, так как Максим был очень ценным работником на мельнице и был опорой для отца. Не повезло и младшей дочери семьи К*. Ночью она задушилась веревкой, которая висела у нее на шее с крестиком. О судьбе оставшихся двух детей, к сожалению, ничего не известно. А что касается Ивана, то у него все в жизни сложилось благополучно. Он выучился в хорошей гимназии в Калуге и стал сельским корреспондентом. Очень много путешествовал по России. И однажды в городе Губкин он встретил «веселую говорушку», как н всегда говорил, «Катерину-лебедушку», свою жену. У этой молодой и очень счастливой семьи родилось пять детей. В 1900 году родился мой прадедушка, отец моей бабушки – Артем. Итак, вначале немного о жизни семьи К*. После замужества Екатерина Семеновна Б* стала К*. Она была первой солисткой в местном хоре и имела очень большой успех в музыке. Она так же, как и ее любимый муж Иван Алексеевич, «каталась по миру». Да, очень интересное замечание, она вела записи, дневник, который никогда ни от кого не прятала. Этот дневник читала моя бабушка и хранила его очень много лет, но при переезде из Губкина в Белгород был случайно потерн этот письменный источник, повествующий о жизни моей семьи с 1885 по 1930 год. Очень жаль. Моя бабушка до сих пор не может себе этого никак простить. Семья Ивана и Екатерины К* жила в Губкине, но основой достаток в семье шел, конечно, из Калуги, где находилась их мельница. В 1908 году их сын – Артем Иванович – начал учиться в гимназии № 1 в г. Губкин. Это была особенная гимназия, для детей очень развитых. Способности к познанию мира и жизни родители Артема обнаружили в мальчике очень рано, и поэтому было решено отдать его в гимназию№ 1, да и средства позволяли. Семья жила счастливо. Но в 1913 году неожиданно умирает отец, глава семьи К*, а в 1914 году горит мельница в селе Полошково. И наступает очень трудное время для семьи. Артему приходится работать с утра до позднего вечера, чтобы прокормить семью. Но вскоре умирают все дет, братья Артема, а потом и убитая горем мать. Артем Иванович остается один. И он решает начать все сначала. В 1925 году он переезжает в село Лесии Прохоровского района. Там он знакомится с Марией Ивановной Л*. Ничего о семье Марии Л* не известно. Как говорит бабушка, она никогда о себе ничего не рассказывала. Знали лишь одно, она была приемной дочерью в семье. Поженились Артем и Мария в 1926 году, и в 1927 оду родилась моя бабушка, Роза Артемовна. В семье вообще было трое детей: Роза, Клава и Виктор. Артем Иванович был агрономом в своем родном колхозе «Зоренька», а его жена Мария работала в детском саду воспитателем.

По словам бабушки, они жили очень весело. Отец ее был всегда душой любой компании. Умел поддерживать всех в любую трудную минуту. Но однажды, когда моей бабушке исполнилось 9 лет, в 1936 году случилось несчастье. Днем, 15 октября, была очень сильная буря. Со столбов сорвало провода. Этот день бабушка никогда не забудет. Она первый раз в жизни испекла для своего любимого папочки сама пирожки с зеленым луком, его самые любимые пирожки. Она с большим нетерпением ждала, когда вернется отец с работы. Итак, Артем Иванович возвращался рано с работы. И вот он уже почти зашел в дом, как вдруг вспомнил, что забыл закрыть калитку. Бабушка увидела его: окно, возле которого она его ждала, как раз выходило во двор. Она кинулась за ним, желая угостить его пирожком, но не успев догнать его, положила пирожок на крыльцо. Она притаилась за деревом, ожидая увидеть реакцию отца на пирожок, когда он будет возвращаться назад. Но... Закрывая калитку, Артем увидел через дорогу оторванные провода и решил их откинуть на обочину, вспомнив о том, что завтра дети утром пойдут в школу. он и не подозревал, какую опасность таили в себе эти провода. Он не знал, что они находились под напряжением. С тех пор, когда в доме пекут пирожки, мы всегда вспоминаем про дедушку Артема. Оставшись одна с тремя детьми, Мария не пала духом. Она пошла работать на три смены на молочный завод. Детей, младших по возрасту, растила моя бабушка. Я не знаю, почему, но именно моя родная бабушка, та, которая считает, что человек должен знать жизнь своих предков, мне никогда не рассказывает период ее жизни, связанный с войной. От бабушки Клавы, ее сестры, я узнала, что бабушка Роза спасала три раза от повешенья свою семью. Один раз ее немцы пытались сжечь, но партизан Иван Б*, мой дедушка, ее спас.

Послевоенные годы они мне оба рассказывают с большим оживлением и с огромным удовольствием. Очень часто рассказывают историю о том, как они поженились первого января 45 лет назад. Мне иногда кажется, что эти двое прекрасных людей не могли бы существовать по отдельности. Они – как единое целое. Вместе они все всегда переживут. В 1957 году родилась моя мама, Валентина Ивановна Б*. Так сложилась, что она у родителей единственная, но очень любимая дочь. Я считаю, что сейчас у меня очень счастливая и дружная семья. Каждый из моего поколения оставил о себе светлую память. Моя мама – преподаватель музыки. И я считаю, что именно она сформировала нашу душу и наше восприятие окружающего мира. Я только начинаю жить, но мне бы очень хотелось внести свою долю, свой весомый склад в продолжение истории нашей семьи и вызвать интерес у своего будущего поколения к своей личности. Текст № 2 (В.Я.) «Иваном, родства не помнящим» иногда обидно называют русского человека. И сейчас, когда я начинаю разбираться в истории своей семьи, становится ясно, что большая доля правды в этой фразе есть. В Казахстане, где я родился и долго жил, родню помнят до седьмого колена. Хоть молодежь в своем знании рода не намного лучше нас, но со временем, взрослея, люди каким-то образом эту информацию узнают. Мы же, наоборот, забываем, и следующему поколению рассказать уже почти ничего не можем. Я и моя семья тому не исключение. Но обещаю быть честным и рассказать все, что знаю. Я не совсем понимаю порядок составления генеалогического дерева, вроде, основной линией идет мужская линия. Но, наверное, это анахронизм, неужели бабушки жили легче, или от них меньше зависело? Конечно же, нет.

Итак, мой дед с отцовской стороны, Григорий Алексеевич, родился в 1922 году на хуторе Курлином Оренбургской области. Семья моего деда переехала туда до революции из казачьей станицы на берегу Урала, а туда, в свою очередь, они переселились с Украины, а точнее, их под Кривого Рога, во времена столыпинских реформ. Насколько могу судить по рассказам, богатыми не были, но в смутные года стада и от красных, и от белых прятали, то есть, и не бедствовали. Дед мой воевал, был связистом, получил много ранений, они-то и определили ему срок жизни... В 1947 году, а может, и раньше, он женился на Марии Ивановне Б*, родившейся в 1928 году в настоящей казачьей семье. Фамилия самая что ни на есть уральская. Ее отец, а мой прадед, по рассказам, был бойким маленьким казачком, носил бороду на лице и «Георгия» на груди. Я представляю его себе похожим на Пантелея Мелехова. Интересная вещь, уральские казачки к женщинам относились, мягко говоря, пренебрежительно... Но прадед мой прабабушке (чье имя я не вспомню никак), а она к нему, относился очень хорошо. На протяжении долгой совместной жизни им удалось сохранить чувства друг к другу. Да и умерли они чуть ли не в один день... Дедушка с бабушкой переселялись несколько раз, и в конце концов оказались в с. Красновское Уральской области. Там родился мой отец, Анатолий Григорьевич, старший в семье, затем мои дядья: Владимир, Николай, Александр. Когда моему отцу было лет 13, бабушки не стало. Она умерла совсем молодой. и что мне осталось – несколько пожелтевших фотографий, рассказы отца и его тети, родной сестры матери. Дедушка через год привел в дом мачеху, бабушку Аню. У ней была дочь, тетя Лариса. Вместе они нажили детей, пополнив число моих дядек и теток: родились Михаил и Татьяна. Представляю себе ту пору: шумно, много молодежи в доме. Я еще застал отголоски той жизни, когда все собирались, слетались в отчий дом.

Но вскоре погиб дядя Коля, несчастный случай произошел на военных учениях, когда он служил в армии. Все остальные живы и здоровы, у всех дети и уже внуки. Со стороны мамы все тоже землепашцы и крестьяне. Дед мой, Яков Сергеевич З*, родился в 1912 году в с. Арнаутово Воронежской губернии, он жив и поныне. Лишь этой весной нам удалось забрать его к себе, то есть до 90 лет почти жил самостоятельно ! Сила духа или сила привычки – не знаю. По рассказам деда я узнал историю его семьи: мой прадед Сергей до революции служил на Черноморском флоте и вернулся полный революционных идей. Уж не помню, в какой период гражданской войны село захватили казаки (та понимаю, донцы Добровольческой армии). Прадед же, засев на бугре под своей улицей на отшибе, не пускал казаков, отстреливаясь из знаменитого Максима. Под бугром жили его двоюродные братья. Когда они проходили мимо прадеда, он попросил их принести воды, чтобы залить в пулеметный кожух – остудить горячий от стрельбы ствол. Они отказались, и мой прадед убил обоих... Отец же их через некоторое время поджег дом. Дедушка, тогда единственный ребенок, едва спасся. С дедушкиным домом сгорело еще два соседских. Семья была на грани голодной смерти. но это еще не все;

преследуемый казаками, прадед бежал на север – к красным. Дедушка на свои детские плечи взял мужицкий груз – хозяйство, поля, скотина. И видно, кто-то из доброжелателей, воспользовавшись беззащитностью прабабушки и молодого деда, увел быков-кормильцев. Десятилетний дед пошел батрачить. Прадед вернулся, поднял поначалу захилевший двор, но до того глубокий след на сердце оставили те события, что прежний революционер обратился к богу. И нередко, выгоняя коров, видели люди стоящего в дорожной пыли на коленях моего прадеда молившегося, отмаливавшего прощения у бога за свой страшный грех. У деда было три брата, да еще двое сводных, прадед мой по каким-то причинам уехал и создал семью в Волгограде, но к концу жизни вернулся.

Отношения между братьями были хорошие. каждый прожил долгую жизнь, кто-то сделал блистательную карьеру, кто-то не нашел себе, а дед мой остался крестьянским тружеником. В конце 30-х дед женился на украинке из семьи, переехавшей из Сумской области. Звали мою бабушку М* Мария Ивановна. По рассказам деда, вся деревня любовалась их парой. Бабушка по тем временам была образованная, она закончила 10 классов, тогда с этим образованием можно было работать в школе... Дедушка ушел в армию, служил на Дальнем Востоке в частях Блюхера. Перед войной вернулся. Родилась моя первая тетя – Лида Яковлевна, а через несколько недель началась война. Дед воевал до 43-го. Где-то в Прибалтике ранней весной он подорвался на мине. Месяц лежал без сознания, и врачи уже говорили, что нежилец. Но дед выкарабкался, ему хотели отнять ногу – не дал и хоть на костылях, вернулся домой на своих двоих. Кончились голодные военные и послевоенные годы, и пошли у четы З* дети: в 1947 – Галина Яковлевна, в 1948 – Нина Яковлевна, моя мама, в 1949 – Любовь Яковлевна, в 1950 – Владимир Яковлевич, в 1952 – Зина Яковлевна. Бабушка, изнуренная таким количеством детей и тем, что приходилось тянуть хозяйство, медленно доходила... Не доглядели. И в 1954 г. бабушки не стало. Осталась куча детей под присмотром прабабушки, и дед, которому надо было всю эту ораву кормить и одевать. Дед решил в суровой своей манере – всех не поднять, надо кого-то отдать на попечение государству, в интернат. Выбор пал на мою маму. Выучилась и выучилась она там, в родной дом приезжала по каникулам, была отстраненной от всей этой крестьянской суеты, читала запоем.

Потом она уехала в Алма-Ату, где старшая сестра Лида вышла замуж, отучилась там в торговом техникуме, получила распределение в г. Уральск. В 1969 г. в отпуск из своего Тихоокеанского флота вернулся мой отец. И прямо на вокзале ему попадается такая девушка. После долгих приставаний и уговоров она согласилась познакомиться. А через год родился мой старший брат Вячеслав Анатольевич. В 1980 году дошла очередь и до меня. Текст № 3 (Е.Р.). Семья – это самое дорогое, что есть у каждого человека. Это наши мама и папа, сестры и братья, бабушки и дедушки – самые близкие нам люди, которые нас любят, заботятся о нас, делают все, чтобы жизнь наша была счастливой. У меня, к сожалению, нет бабушки и дедушки, они уже умерли. Но я знаю о них из рассказов мамы. Моя бабушка была украинкой и все детство и молодость провела на Украине. У нее была очень большая семья, в их семье было семеро детей. Во время Великой Отечественной войны погибли два брата, а бабушка, как и многие другие девушки, работала в тылу, помогала фронту. Уже после войны она познакомилась с моим дедушкой. Он тоже из большой семьи. Его родители жили еще при царе, работали на барина. Моя прабабушка работала в поле и ухаживала за скотом барина. Дедушка и бабушка родились в 1918 году, сразу после революций. У них было очень трудное детство. Мой дедушка был на фронте во время ВОВ. У него очень много наград, он инвалид войны. Но я не услышала от него историй этих наград. Он умер, когда я еще была маленькой, а бабушка – когда меня еще не было на свете. Но я знаю о них. помню и всегда хожу с мамой к ним на могилы. Мы не должны забывать наших предков. Нам всегда надо помнить их. Берегите здоровье родителей и, повзрослев, ты поймешь, как трудно быть взрослым.

Текст № 4 (К.Б.) Бабушка моего дедушки коренная москвичка, а дедушка моего дедушки был коренной воронежец. Дедушка приехал в Москву на заработки и там познакомился с бабушкой, они поженились. Мой дедушка работал в типографии корректором. Во время революции моего дедушку привлекли за нелегальную литературу. В наказание этому последовала высылка в Среднюю Азию, а точнее в Узбекистан, вместе с женой и детьми. На то время у них было десять детей. Приехав в Узбекистан, ни обосновались в городе Самарканде. Жизнь продолжалась. Уже живя в Самарканде, они родили еще девять детей (всего у них девятнадцать детей, из них пятнадцать мальчиков и четыре девочки, причем девочки были последними). Во время революции много старших сыновей погибло. От голода, ранений и болезней погибали после революции. Еще многих бабушка потеряла во время войны. Также в феврале сорок пятого года от воспаления легких умерла мама моего дедушки. А его отец погиб в сорок третьем году на фронте. Таким образом, мой дедушка в девять лет остался сиротой. Но его не отправили в детский дом, а воспитывали его бабушка и тети. Бабушка моего дедушки была очень мужественной женщиной. Она была очень грамотной и начитанной. Умерла она в девяносто три года, а точнее, в 1969 г. Но до последнего она, благодаря своей уникальной памяти, общалась на всех праздниках и днях рождения своих оставшихся детей (а к тому времени их осталось всего есть человек) исключительно прибаутками и стихами. Сложную, очень тяжелую и скорбную жизнь прожила моя прапрабабушка, но несмотря на это, она сохранила оптимизм и огромное чувство юмора. Она хотела жить и давать жить другим !!! Текст № 5 (Т.О.) О своих предках я знаю немного, но я знаю точно, что мой дедушка сыграл немалую роль в жизни нашей страны в Великой Отечественной войне. Мой дедушка боролся за страну не жалея сил. Во время войны он освободил многие города: Румыния, Болгария, Венгрия, Югославия, Австрия. при Великой Отечественной войне, сражаясь за родину, дедушка получил тяжелое ранение. В 1945 году 8 мая дедушку ранили возле города Грац, в 11 часов утра. К счастью, дедушку успели спасти. И на следующий день он с чувством гордости, счастья и большой радости, в госпитале по радио услышал, что русские победили войну. Не каждый может представить себе, какое состояние было в тот момент у дедушки, ведь не зря же он воевал ! Когда дедушка пришел с войны, ему было всего лишь 20 лет. Я тоже с чувством гордости радуюсь за него, когда дедушку поздравляют на 9 мая и когда вижу уважение и почтение других людей, относящихся к нему. А на 9 мая дедушку поздравляет даже президент, высылая ему открытки и разные подарки. Мне кажется, что мы всегда должны думать о своих предках, ведь именно им мы обязаны мы своей счастливой жизни. Текст № 6 (А.Г.). Моя семья очень большая, ее сравнивать ее с деревом, то получится очень раскидистое растение. Поэтому полно ее историю я описать не могу. Да боюсь, я всего и не знаю. Все, что слышала от своей бабушке и родителей и есть для меня родословное древо. Основной историей, которую мне довелось слышать, была про моего прадеда. Его звали Ч* Василий Егорович. Когда он родился, я не знаю, но знаю, что он родился в семье зажиточного крестьянина и был старшим сыном. Отец его, следовательно, мой прапрадед, являлся потомственным казаком, чьи предки пришли в Сибирь вместе с Ермаком. Моя бабушка до сих пор вспоминает те истории и прибаутки, которые ей в детстве рассказал дед. Причем дед был долгожителем, умер он, когда ему было более, чем 120 лет, пережив почти всех своих детей. Но я вернусь к его сыну;

являясь отпрыском самой зажиточной семьи в селе, он был первым хулиганом, но все его безобразия сходили ему с рук. Так продолжалось, пока не умерла его мать. Осиротев и остепенившись, он решает жниться на самой простой деревенской девушке, у которой не было даже толкового приданного. Но именно эта девушка ему приглянулась. Звали ее Д* Марина Сергеевна. Она и стала моей прабабушкой. Его выбор не понравился родственникам, а в частности, его мачехе, но им пришлось смириться, так как мой прадед обладал сильным и неуступчивым характером. Отдельно можно упомянуть и о мачехе, т.к. эта история кажется мне занимательной. В доме Ч* она оказалась практически случайно. Но эта случайность очень своеобразно характеризует нравы того времени. После того, как отец моего прадеда овдовел, он стал задумываться о новой хозяйке. Так на поминках он поделился своими мыслями с братом, а тот посоветовал взять в жены первую женщину, которая постучится в дом. Первой в дом постучалась женщина, просящая подаяния;

она и стала его второй женой. Вот именно с ней не поладил прадед и его молодая жена. Долго жить в напряженной обстановке он не смог, поэтому, недолго думая, отделился от своего отца и стал жить отдельным хозяйством. В наследство отец отдал только корову, которая не подпускала к себе женщин и самую неподатливую лошадь. Но прадед взял это без попреканий и больше ничего никогда не просил. Перед самой революцией дом его отца сгорел вместе со всем богатством. Что послужило причиной пожара, я не знаю. Так что вся семья в конечном итоге поселилась у моего прадеда и нашла там самый радушный прием. Потом грянула революция, она перевернула все вверх ногами, но жизнь все-таки продолжалась. Мой прадед начал учиться, ходил в вечернюю школу. И, по-видимому, в этом преуспел, т.к. стал очень быстро расти по служебной лестнице. Человеком он был уважаемым, поэтому его назначили председателем. Но рутинная председательская работа прадеда не привлекала, и он быстро переменил род своих занятий, стремясь попасть на производство. Его романтической натуре пришлась по вкусу романтическая идеология того времени. Стремление все попробовать, все испытать, всюду внести свой вклад, по-моему, проглядываются в каждом его поступке. Поэтому вскоре он попадает на строительство Туркмено-Сибирской железной дороги. Этот поступок был полон авантюризма, т.к. надо было постоянно двигаться за стройкой, а у него на этот момент уже было трое детей, причем всем детям не было и десяти лет. Но это прадеда не останавливало. Как вспоминает моя бабушка: “Отец был дома очень редко, то он на стройке, то в отряде по усмирению басмачей, то в Москве на съезде. Но когда он приезжал, был очень нежен к нам, никогда не ругался и во всем потакал”. По рассказам я поняла, что прадед очень любил детей, это было его отдушиной. В семье у них было пятеро ребятишек, и каждому он успевал угодить, обязательно рассказывал сказки на ночь. Говорить он умел хорошо, а особенно хорошо умел петь. Это очень нравилось детям. Потакание детям доходило до того, что в доме для них не было запретов. Если они хотели, то ходили на головах или дрались подушками, отец только поощрял их и выбирал победителя. Бабушка рассказывала, что когда ей было пять лет, она очень захотела учиться. В те времена в школу брали с восьми лет, но по просьбе отца ее взяли с пяти лет. Училась она не очень хорошо и часто приносила домой “неуд.”, а он радовался, словно она приносила “отлично”. К 1941 году семья жила уже далеко от Сибири. В Киргизской ССР есть город Токмак, он и стал их конечным пунктом пребывания. Именно там их застала Великая Отечественная война. Моему прадеду как начальнику участка строительства полагалась бронь, но он отказался от отсрочки и ушел на фронт на третий день войны. Бабушка вспоминала, что пришел он домой поздно вечером, попрощался с нами, широко улыбаясь, взял вещи и ушел. Больше она его никогда не видела. Так он и остался в ее памяти с широкой чуть-чуть виноватой улыбкой. Прадед погиб под Москвой 31 декабря, когда основной натиск врага был уже сломлен. У нас дома лежат письма его сослуживцев, все они характеризуют его с очень хорошей стороны. Говорят, что он был очень хорошим политруком и умер с винтовкой в руке.

Я знаю, что он похоронен в братской могиле, в небольшом районном центре под Москвой, но к сожалению, я никогда там не была. У нас дома сохранилась только одна фотография с его изображением, но на ней видно простое, доброе лицо с красивыми карими глазами. Вот таким добрым человеком для меня и представляется мой прадед. Текст № 7. История моей семьи уходит своими корнями в далекое прошлое. Хотелось бы как можно глубже окунуться в мир людей, которые были твоими предками, узнать их быт, обычаи, жизненный уклад. Но, к сожалению, нить генетического древа позволила мне дойти лишь до пятого поколения со стороны матери. Я несколько раз пыталась получить информацию у родственников, собрать фрагменты их памяти воедино, но каждый раз откладывала запись этих бесценных рассказов и воспоминаний на потом. И вот сейчас я благодарна этой контрольной работе, которая заставила меня доверить часть воспоминаний бумаге. Связующим звеном между настоящим далеким прошлым оказалась моя бабушка по линии матери – С* Анна Степановна. Она рассказала о том, что ее корни уходили в город Одессу, где жили ее дед Дмитрий Михайлович и бабушка Марфа Васильевна. Дмитрий Михайлович был капитаном корабля, а его жена воспитывала троих детей. Однажды, вернувшись из очередного плаванья, Дмитрий Михайлович вошел в дом хромой с забинтованной ногой, опираясь на костыль. Марфа Васильевна испугалась, забеспокоилась, что вдруг случилось. Он, улыбаясь, посмотрел любящими глазами и стал разматывать перебинтованную ногу. Вместе с бинтом на пол стали сыпаться деньги. Уж очень хотелось принести в семью заработок за все плаванье, не давая возможность обогатиться нищим и бродягам. В те времена денежные купюры были слишком большого объема, их называли «Керенки», и принести в кармане было не просто.

Марфа Васильевна отпросилась у мужа съездить с детьми к себе на Родину в Белгородскую область Ивнянский район, село Березовку. Муся ехала навстречу своему горю, кто мог предположить, что здесь в родном крае, куда она так стремилась, царит чума. Городские дети были слишком слабы и потому почти одновременно заболели и умерли. Из этой поездки, которую она так ждала, так долго о ней мечтала, возвращаться пришлось одной, оставив родной земле навечно трех самых близких для нее сердечек. В последующие годы в семье Дмитрия и Муси родилось еще трое детей: Ваня, Наташа и Маня. Дмитрий Михайлович погиб на Гражданской войне. Муся с детьми вернулась в Березовку. Так из горожанки она превратилась в крестьянку. По реформе, как ее называли, Ленинской, всех наделяли земельными участками. В обработке земли ей помогал брат Василий. Вместе они пахали на лошадях и коровах, сеяли, собирали урожай. Жизнь была очень трудной, и тем более для одинокой женщины с тремя малыми детьми на руках. В 30-х годах начинается коллективизация. В это время Мусю постигло еще одно несчастье, пала корова. Для крестьян корова – это кормилица, шанс к выживанию. И она пишет письмо Молотову. По ее просьбе была выдана коровенка. Шли годы, дети росли. Старший сын, создав семью, отделился от матери, уж слишком сложный характер был у его жены Парасочки. В годы Великой Отечественной войны Ваня погиб, а с невесткой Муся бок о бок прожила до самой смерти, помогая воспитывать внуков. На хуторе Долгом, что недалеко от Березовки, в пяти километрах жила бабка Гарпеха, по призванию души «свахой» звалась. На месте не сидела, исхаживала в округе все хутора и деревеньки, соединяла судьбы людские. В селе Алексеевке решили родители сына женить, а невесты еще не было. Задумала Гарпеха этот груз на себя взять. Привела Леню в Березовку и познакомила его с Надей. Не понравилась парню Надина мать, узнал он, что любит она выпить. И тогда решила Гарпеха познакомить Леню с Наташей. Сидит в девках, а почему бы ее замуж не отдать, хоть и на 10 лет жениха старше. Так и началась семейная жизнь еще одной пары. Хоть и прошло всего лишь 70 лет, но жизнь перевернулась, и судьбы соединяются не по велению отца или матери, а уж тем более «свахи», а все же по зову сердца, по велению души, основываясь на чувствах. Так и прошли, и по сей день живут Леня с Наташей в браке уже более 50 лет. За всю свою жизнь он ее никогда никак не называл. А однажды уже по прошествии нескольких десятков лет он полез на чердак, а она взяла, да и убрала лестницу, а сама спряталась. Леня сидел, сидел, слезть не может, и тогда позвал ее по имени отчеству (Наталья Дмитриевна), чтоб лестницу отдала. Воспитали вместе двоих детей и четверо внуков. Дочь Маня оказалась необыкновенно красивой круглолицей девушкой. И когда у Муси спрашивали, откуда взялась такая красавица, мать отвечала, что купили ее. Вот так и закрепилось подворье «Купленая». Отдала Мария Васильевна и младшую дочь за Степана. У них родилось две дочери: Анна (моя бабушка) и Екатерина. Степан умер в 1936 году от пневмонии, а Маня осталась с двумя детьми на руках. Многим нравилась, но двое дочерей слишком большая обуза. В 1940 году она вышла замуж за Ивана Трофимовича, в 1941 году родилась дочь Нина. Иван Трофимович погиб на Великой Отечественной войне, а Маня умерла от тифа в 1944 году. Катя уехала в Харьков, вышла замуж, родила дочь Олю. Похоронив в 40 лет мужа, пережила его на несколько лет. Поехала отдыхать на курорт, умерла от сердечного приступа. Аня будучи девушкой в 1946 году уехала с вербовщиками и с односельчанами (20 человек) в Орехово-Зуево на прядскую фабрику. Жили в общежитии, получали пайки, зарплату. Труд на фабрике был нелегким, но не сравнить с колхозной работой. Многие девчонки мечтали уехать из деревни в город, но это было невозможно. Выехать из деревни было запрещено, нужна справка от руководства, что в колхозе могут обойтись без какой-либо девушки, и ей давали разрешение на выезд. Девчата, которые были посмелей и пограмотней, все же уезжали в город, доставая заветную справку известным во все времена женским способом. А руководитель в то время, Михась, не прочь был попользоваться таким разрешением. И вот Анне выпала счастливая возможность оторваться от тяжелой крестьянской жизни, но ее тянуло домой и терпения хватило всего лишь на 7 месяцев. Вместе с подругами они решили сбежать домой. После, вспоминая этот побег, она поймет, что была молоденькая и глупенькая. Все бежали домой, а Аня бежала туда, где ее никто и ничто не ждало, только нищета. Кому нужна сирота ? Но тогда казалось жизненно важным добраться домой. Душа звала за собой, за подругами. Беглянок ждало большое разочарование. Их поступок расценивался как дезертирство, и в наказание несколько месяцев тюремного заключения. Спасением для нее стал человек, который в далеком прошлом был поклонником ее матери. И в память о ней он помог Ане избежать наказания. К тому времени девушка все хорошела и стала совсем невестой. Жених был первый парень на деревне, симпатичный, веселый, да еще и на балалайке играл хорошо. Но душа к нему не лежала, а девчата уговаривали, чтоб дружила с ним, чтоб не ушел на другую улицу девчат развлекать. Бабушка рассказывала, что интересно было вечером на улице. То там, то тут разносились песни, шутки, смех, молодежи было много, а улица это единственное место отдыха после тяжелой колхозной работы. И вот на улицу пришел Михаил, подошел к скамеечке, раздвинул толпу и сел рядом с Аней. Ее и провожать ушел. Ваня-балалаечник встретил ее у колодца и сказал, что понимает, почему на Мишу выпал ее выбор, ведь он старше ее, да еще и военный. Мой дед к тому времени вернулся с Великой Отечественной войны, прошел ее с честью и достоинством, ему посчастливилось остаться в живых, чтобы дать жизнь нам – его детям и внукам. И жаль, что я почти ничего не знаю о его военных подвигах. Так и привел Михаил в дом своих родителей невесту. Аня большая рукодельница, приготовила к свадьбе и перину с подушками, одеяло, а наволочки, подзорник, рушники вышила необычайными узорами – это считалось не самой бедной, но трудолюбивой девушкой «на выданье». Жених тоже оказался умным, мастеровым. Все в доме до самой старости делал своими руками, и стол, стул, окна, двери, ложки, ремонтировал любую обувь, строил любые постройки и многое еще что умел. Вот так и прожили вместе 53 года, вырастили троих детей, два сына и дочь. В 50-х годах дед уехал на лесоразработки на заработки, чтобы построить новый дом. Заработал денег и построил добротный дом, в котором и по сей день живет моя бабушка. У Анны очень рано умерла свекровь Варвара Степановна, оставив невестку полноправной хозяйкой в доме, а свекор Иван Васильевич прожил очень долгую жизнь и умер в 95 лет, когда мне было 5 лет. Я была маленькой, но помню его хорошо, он для меня был няней, сиделкой. Моя мама после родов нуждалась в лечении, и я до трехлетнего возраста жила у бабушки. В это время бабушка и дедушка [были] еще трудоспособные и работали в колхозе, а меня оставляли с прадедом. Поскольку прадед старый и глухой, мне все время хотелось, чтобы он мне пел песни, рассказывал сказки или стишки. А самым заветным желанием считалось улучить минутку, когда прадед спит или вышел, посмотреть, что же там в печке, а уж если посчастливится, то выгорнуть все, что внутри имеется. Однажды бабушка пришла домой, а свекра нет. Искали, но безрезультатно. Прошло несколько часов, а он все не появлялся. Она пошла в овраг за теленком, а он сидит под кустом и говорит: «Как она мне надоела !» Хорошие люди всегда живут долго. Бабушка сказала, что ей в жизни повезло как никому другому, у нее был замечательный свекор. За всю жизнь, прожитую совместно, он даже голоса на нее не повысил. Меня она научила многим стишкам и песням, некоторые из них мы учили по школьной программе в старших классах, особенно Пушкина. Я удивляюсь, как малограмотная женщина может знать столько произведений Пушкина, да еще и наизусть. И когда к ней в гости проходили соседи, я становилась на стул, говорила, что артистка и начинала свою развлекательную программу. Текст № 8 (Г.Л.) Два чувства близки нам В них обретает сердце пищу – Любовь к родному пепелищу, Любовь к отеческим гробам. А.С. Пушкин Открыв однажды Библию, я прочитала: «Вначале было Слово». Прочитала и задумалась… Слово – согласованность звуков ? Нет, это слишком просто, на поверхности… И вдруг я поняла, что Слово – это истоки, начало всего живого. Возникнув их небытия, набирает жизнь обороты, и в этой круговерти рождаются и умирают люди, так, пожалуй, и не догадавшись, что … есть только миг Между прошлым и Будущим, Именно он называется Жизнь. Но я тоже частичка этого мига ! Откуда я ? кто я ? История, перелистни страницы своей Книги Жизни и покажи мне меня саму… Начало двадцатого века. Центральное Черноземье. Небольшая убогая деревушка. голод. В холодной избе сидит скуластый мальчишка. Ему нестерпимо хочется есть, но дома хоть шаром покати… И такой безысходностью веет, что хоть плач !

Таким я увидела своего прадеда Павла. Через несколько лет Россию потрясет революция, и жизнь повзрослевшего Павлика изменится. Он пойдет в школу, и его, такого большого и неуклюжего, научат писать и читать. Эта тяга к знаниям будет у Павла всю жизнь. Получив начальное образование, Павел на этом не остановился. Он решил, что будет строить корабли. Мальчишеская мечта превратилась в реальность тогда, когда после училища его направили на ярославский кораблестроительный завод. Освободившись от подпорок и вырвавшись из стен дома, разрезали волжские просторы адмиралтейские красавцы-катера, тяжелые сухогрузы и легкие пароходы. И такая гордость охватывала Павла ! Нет, не за себя, а за свою страну, такую великую ! Конечно, в доме было много книг. Время шло. У Павла уже была своя семья. Жена Анна умница, светлая голова. Работала учителем начальных классов и к детям своим, а их было четверо, и чужим относилась требовательно и строго, считая, что излишняя нежность испортит ребячью душу. Время по-прежнему было голодное, но и интересное оно тоже было. Рядом с романами Льва Толстого соседствовали стихи Некрасова. Вера в светлое будущее, в идеалы партии была настолько сильна, что когда случилась беда, мои прадед и прабабушка ничего сначала не поняли. Все рухнуло в один момент. Произошла трагедия, которая в то время была не редкость. Моего прадеда Павла Матвеевича осудили по пятьдесят восьмой статье. Дли десять лет и отправили строить Беломорканал. Он не мог понять, за что. Он слепо верил партии, открывшей перед ним такие горизонты ! Он верил ! А вера – это сильная, несгибаемая вещь. Как оказалось, испытанию на прочность подверглась моя вся семья. И когда встал вопрос: «Что делать ? Оставаться или ехать туда, поближе к мужу и отцу ?», колебаний не было. Жена и четверо ребятишек отправились вслед за отцом.

Я не думаю, что моя прабабушка этим поступком хотела что-нибудь доказать. Несмотря на суровость натуры, у нее было чуткое сердце. Анна Ивановна понимала, что мужу нужна поддержка близких, участие и тепло любящих его людей. И поэтому она, как когда-то жены декабристов, отправилась в суровый край за мужем и отцом своих детей. А край, действительно, был суровый. Частые перепады температуры, голод, беспощадный рой комаров, сырость, тяжелый каждодневный труд изнуряли людей, превращая их в живые мощи. Но Павел Матвеевич не сдался. Это было не в его характере. Как бы ни тяжело было, его грела мысль о том, что его ждут. И это не давало погибнуть. Но вскоре ребячьи души оцепенели от горя, свалившегося на них, как снежный ком. Внезапно умерла мама. И детство вмиг закончилось. За плечами Бори были две сестры и брат. Выживали, как могли. Подрабатывали, где придется. Но не пропали. Ребята знали, что рассчитывать им не на кого. Когда началась Великая Отечественная война, Борис уже работал на заводе. Воевать ему не пришлось – завод дал броню, и мой дедушка все делал для фронта. А после войны и жизнь стала другой. Амнистировали отца, и семья вновь воссоединилась. Не хватало лишь матери… А еще через несколько лет у Бориса появилась своя семья – жена Мария, сын Павел и дочь Наталья. Вот так вчетвером они перебрались в Белгород, где на одном из крупном заводе Борису Павловичу как хорошему специалисту предложили работать. Все бы хорошо, но, как говорят, нет худа без добра. Видно, так уж суждено: очень рано умерла и моя бабушка Мария Николаевна, мать моего отца… Терять маму в любом возрасте больно. Любимые люди уходят внезапно ! Даже если знаешь, что человек обречен. Понимая, что никак не сможешь помочь, ничем не облегчишь физическую боль, еще на что-то надеешься. Вот так рано закончилось детство и для моего отца Павла Борисовича. Он не любит рассказывать о своей маме, и я чувствую. что это самое дорогое и святое, что у него есть. Так зачем же бередить раны ? А моя история пишется уже сейчас. И я думаю, что не прав был поэт Евтушенко, когда говорил: Уходят люди… Их не возвратить. Их тайные миры не возродить. Почему не прав ? Да потому, что люди не уходят, а остаются хоть какой-то частичкой в нас. Иначе не было бы семьи, не было бы рода, не было бы Слова. И когда-нибудь, через семьдесят лет или сто, чья-то детская рука аккуратно выведет мое имя и отчество и ниже напишет: «Так звали мою прабабушку». История продолжается. Текст № 9 (Г.М.) Как часто мы употребляем это слово «семья». У каждого человека должна быть семья, пусть даже неполная, но все же семья. Знала хорошо своих бабушек и дедушек по маминой линии и по линии отца. Прабабушку знала только по отцовой линии. Одна моя бабушка П* Ефросинья Петровна родилась в 1905 году в селе Н.-Икорец Воронежской области в 80 километрах от г. Воронежа. Родилась в большой семье из семерых детей и двух родителей. По рассказам бабушки жизнь была трудной. С ранних лет приходилось много работать. В семье было четверо мальчиков – братьев бабушки и трое девочек –сестер бабушки. Бабушка была старшей Она присматривала за младшими. По рассказам бабушки, было очень большое подсобное хозяйство. Держали коз, овец, корову. С овец получали шерсть, с коз пух. При лучине по ночам пряли. Вечерами собирались в одном доме, пряли вместе и пели песни, рассказывали интересные истории. Вязали платки, носки, шарфики и потом носили в город продавать.

Моя бабушка рано осталась без отца. Отец работал на заготовке леса и при очередной заготовке леса трагически погиб. Большая семья осталась без кормильца. Бабушка вышла замуж самая последняя, пока все дети давно стали самостоятельными. Вышла замуж в 30 лет за Коленьку, как она ласково его называла. Прожили в мире и согласии 7 лет. Растили двух дочерей – Надю и Машеньку, и началась Великая Отечественная война. Дедушку Колю забрали на фронт и убили в первом бою. В дом пришла похоронка, моей маме было всего 5 лет, но она хорошо помнила, как плакала убитая горем бабушка за своим мужем. Было очень тяжело в военные годы остаться с двумя маленькими девочками, так и прожила бабушка до конца своих дней ода, не могла забыть своего Коленьку. Я часто еще ребенком смотрела на бабушку, уже старенькую, а над ее кроватью все висел портрет молодого симпатичного парня, так рано ушедшего от нас. Дедушка Коля так и остался навсегда молодым. Бабушка по отцу родилась в 1895 году в с. Стригуны. У бабушки была одна сестра. По рассказам бабушки, жили по тем временам в достатке. У ее отца была мельница, которую он сам построил. Мельница была ветряная. В народе ее называли «ветерок». Мельница была построена без единого гвоздя. Сохранилось много фотографий этой красивой мельницы. Она стояла на холме, очень далеко от улицы, где жили жители этого селения. Место для мельницы выбрано правильно, так как малейшее дуновение ветра приводило ее в движение. Прадедушка делал из дерева игрушки для своих двух дочерей. Несколько игрушек сохранились. Некоторые игрушки напоминают кубикрубик. Прадедушка был интересным человеком. В 30-е годы их раскулачили и выселили из родного дома. Они вынуждены были выехать из с. Стригуны. Конфисковали имущества, лишили права землепользования. В поселке Борисовка прадедушка стал строить новый дом. Было первое время тяжело, но стали постепенно привыкать на новом месте. Очень многим помогли соседи. Я помню, бабушка говорила, что вначале нужно выбрать соседа, а потом нужно строить дом, а вот их семье особенно выбирать не пришлось, но и с тем, и с другим очень повезло. Интересно то, что мельница пережила революцию, Великую Отечественную, и вот в Советское время председатель колхоза этого села разобрал мельницу и решил построить дом для своей семьи. Бабушка рассказывала, что ходила к председателю и уговаривала оставить мельницу как экспонат для всех жителей села, да и для тех, кого интересуют такие строения, но председатель не послушал. Бабушку очень хорошо помню. прожила она 96 лет, а вот дедушку только по рассказам. Звали Кириллом, в Великую Отечественную войну попал в плен и погиб. У бабушки было семь сыновей. Один из них был Алексей – мой отец. Всех сама вырастила. Уже тогда старалась дать образование. По рассказам отца, всех держала в «ежовых рукавицах». Ее слово было законом для всех нас, говорил отец. Старший сын был лесником недалеко от г. Воронежа. Забрал отца, чтобы он получил образование. Вот здесь и познакомились моя мама с отцом. Мама рассказывала, как увидела отца, не устояла от предложенной руки и сердца, а маме было всего 17 лет. Отец окончил Воронежский техникум. получил специальность механика и увез маму в Борисовку. Мама в Харькове окончила училище на повара. Родилась сестра в 1957 году, когда сестре было 3 года, уехали осваивать целину. прожили на целине 5 лет и вернулись домой. В 1962 году мама родила меня. Я часто вспоминаю детство. У родителей много было знакомых и друзей. В праздники было очень шумно, весело. Мама хорошо пела. Всей семьей ждали праздников. Готовились к праздникам все вместе. В комнатах белили перед Пасхальным Воскресеньем. В доме была русская печь, где пекли пироги и пасхальные куличи. Нас с сестрой учили помогать друг другу, уважать старших, но так случилось, что родители рано умерли.

Сначала умерла мама. Отец был крепким человеком, но после смерти мамы прожил всего полтора года. С сестрой выросли. Закончили (вместе) в г. Ст. Осколе кооперативный техникум, только в разное время. Сестра получила распределение в Ярославскую область. Вышла замуж, там и осталась. После техникума я получила распределение в п. Строитель, но отработав всего 1 год, вышла замуж и вернулась в Борисовку. Ровно через год родила сына и назвала Романом. Сыну 15 лет. Он увлекается спортом, музыкой, закончил художественную школу. Хотелось бы, чтобы он был человеком добрым, отзывчивым. Сейчас очень трудное время. Изобилие информации, частые стрессы, личные неприятности каждого вызвали защитную реакцию и сделали нас малочувствительными, особенно к чужим переживаниям. Каждый старается жить по своим меркам. Люди стали богаче, а душой беднее. Призываю сына жить своим умом, искать еще не пройденные пути, а главное, не падать духом, нужно радоваться жизни, быть оптимистом, не копаться в своем прошлом, не быть максималистом, заботиться и помогать другим людям.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.