WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

СПЕЦИФИКА ДЕВИАНТНОГО ПОВЕДЕНИЯ ПЕДОФИЛОВ Автор: А. П. ДЬЯЧЕНКО, Е. И. ЦЫМБАЛ ДЬЯЧЕНКО Анатолий Петрович - доктор юридических наук, профессор, главный научный сотрудник ИС РАН. ЦЫМБАЛ Евгений Иосифович

- кандидат медицинских наук, директор ГБОУ ЦПМСС "Озон" (E-mail: melhior

Аннотация. Сравнивается характер сексуальных посягательств в отношении детей в России и Германии. Исследованы новые подходы к уголовно-правовой защите детей от данных преступлений.

Ключевые слова: педофилия * социальный контроль * деликты * сексуальное посягательство Педофилия, понимаемая как сексуальные контакты взрослых с детьми, существовала на всём протяжении истории человечества (Дерягин, 2008: 459). Представление о ней как об общественно опасной форме отношений взрослых к детям сформировалось лишь в конце XX века.

В контексте международного права к педофилии может быть отнесено влечение не только к неполовозрелым детям, но к юношам и девушкам, не достигшим 18 лет.

стр. Таблица 1. Число несовершеннолетних, признанных потерпевшими от сексуальных посягательств Статья УК РФ 2010 2011 2011 в % к Изнасилование несовершеннолетних п. "а" ч. 3 ст. 131 УК РФ 372 459 123, Изнасилование потерпевших, не достигших 14-летнего возраста п. 194 243 125, "б" ч. 4 ст. 131 УК РФ Всего по ст. 131 УК РФ 566 702 124, Насильственные действия сексуального характера в отношении 241 291 120, несовершеннолетних п. "а" ч. 3 ст. 132 УК РФ Насильственные действия сексуального характера в отношении 802 1201 149, лица, не достигшего 14-летнего возраста п. "б" ч. 4 ст. 132 УК РФ Всего по ст. 132 УК РФ 1043 1492 143, Половое сношение и иные действия сексуального характера с 2604 2704 105, лицом, не достигшим 16-летнего возраста ст. 134 УК РФ Развратные действия ст. 135 УК РФ 1867 1635 87, Всего по ст. 131, 132, 133, 134, 135 УК РФ 6092 6590 108, Они остаются социально и психологически незрелыми, что ставит их в зависимое от взрослых положение. В уголовно-правовой литературе к педофилии относят посягательства в отношении детей, при которых у виновного отсутствуют устойчивые нарушения сексуального предпочтения.

Такое расширение толкования термина "педофилия", привнесение в него правового содержания затрудняет разработку адекватных мер социального контроля над этим явлением.

Ежегодно правоохранительными органами РФ выявляется значительное число детей, пострадавших от посягательств педофилов (табл. 1).

Изучение обстоятельств совершения сексуальных посягательств в отношении несовершеннолетних, обратившихся за психологической помощью в специализированный центр, позволяет предложить следующую классификацию лиц, совершивших указанные деликты. Они могут быть разделены на две группы: педофилов, которые имеют нарушения сексуального предпочтения, и непедофилов, нарушения сексуального предпочтения у которых отсутствуют.

В механизме возникновения педофилии основную роль играют либо психические расстройства, либо психологические нарушения (искажения психосексуального развития).

Психическое расстройство, возникшее в детском или подростковом возрасте, затрагивает ядро личности, нарушает межперсональное взаимодействие и задерживает психосексуальное развитие.

Результатом этого становится сохранение у взрослого человека незрелых, инфантильных форм поведения и влечения к несовершеннолетним или малолетним. Тяжёлые психические заболевания, возникающие в пожилом возрасте, ведут к нарастающему распаду личности, следствием чего становятся искажённые формы поведения, в том числе и в сексуальной сфере. Психические расстройства также могут сопровождаться формированием бредовых идей исключительности ребёнка как объекта удовлетворения сексуального влечения. Взрослый объект при этом воспринимается как неприемлемый партнёр, что приводит к смещению направленности и сексуальной активности на несовершеннолетних.

Такое поведение педофила формируется в течение длительного периода его развития. Среди психотравмирующих факторов в формировании педофилии основная роль принадлежит сексуальному насилию, пережитому в детстве. Неадекватная возрасту сексуальная стимуляция может приводить к фиксации полового влечения на стр. незрелом объекте. Сексуальные действия с ребёнком совершаются бывшей жертвой по "идентификации жертвы с насильником".

Обобщённые результаты обследования 200 несовершеннолетних в специализированном психологическом Центре "ОЗОН" показывают особенности этих детей. Жертвами сексуальных посягательств преимущественно становятся девочки - 75%, остальные 25% - мальчики. По характеру отношений между преступником и жертвой можно выделить три группы сексуальных посягательств:

внутри семьи (отцы, отчимы и иные родственники, входящие в ближайшее окружение ребёнка);

знакомые ребёнку лица (родственники, не проживающие вместе с ним, друзья семьи, работники детских учреждений);

незнакомые ребёнку лица.

Формирование и реализация умысла педофила на совершение посягательств зависит от условий его доступа к ребёнку. По данным обращений в Центр, число виновных лиц, входящих и не входящих в семейное окружение жертвы, разделилось поровну. В случаях внутрисемейного насилия значительную группу (42%) составляли отцы. На долю отчимов, включая сожителей матери, дедушек, дядей и старших братьев жертв, приходилось 58% преступных посягательств. "Лидерство" в этой группе с большим отрывом занимали отчимы и сожители матери.

В случаях внесемейных сексуальных посягательств треть виновных составили лица, на которых были возложены обязанности по воспитанию и обучению несовершеннолетних, организации их досуга:

учителя, работники детских садов, тренеры спортивных секций, сотрудники досуговых клубов.

Практически не встречались случаи, когда на детей младше 7 лет посягали посторонние лица.

Опасность изнасилования малознакомым или незнакомым лицом становится реальной для девочек в возрасте от 14-ти лет и старше. Зависимое положение ребёнка от педофила является значимым условием, способствующим совершению преступления или облегчающим совершение сексуального посягательства (Цымбал, Дьяченко, 2012: 34 - 60).

Риск подвергнуться сексуальному насилию со стороны незнакомых лиц возрастает у старших подростков вследствие значительного расширения их социальных контактов.

Наибольшее число пострадавших - в возрасте 5 - 6 лет, 8 - 9, 12 и 14 лет. Эти данные условны и во многом отражают возраст, в котором преступление было выявлено. Педофильные и инцестуозные поступки со стороны отцов или отчимов зачастую продолжались на протяжении 6 - 8 лет.

Начинались они в дошкольном или младшем школьном возрасте, а были выявлены лишь в 14 - лет. Это позволяет сделать вывод о необходимости активного выявления сексуальных посягательств по отношению к детям подобных возрастных групп и разработки мер по их профилактике.

Наиболее тяжкие по своим последствиям с психологической точки зрения посягательства совершались в семьях, которые утратили способность к выполнению своей социализирующей функции.

Характеристика лиц, совершивших сексуальные преступления в отношении детей, даётся на основании опубликованных материалов Специальной переписи осужденных и лиц, содержащихся под стражей (Кокуркин, 2010: 361 - 367). 63% осужденных за сексуальные преступления от 20 - лет;

77,6% из них на этот момент не состояли в браке, у 7,8% брак после осуждения распался. За совершённые сексуальные посягательства судом были назначены наказания в виде лишения свободы на сроки: 34,6% - от 3 до 5 лет, 30,6% - от 5 до 8 лет, 21,7% - от 8 до 15 лет.

Данные показывают, что большинство осужденных находятся в возрасте сравнительно высокой сексуальной активности. Высок процент не состоящих в браке, что свидетельствует о выраженных и стабильных нарушениях их полоролевого поведения. Неспособность создать семью, которая в современных условиях является наиболее оптимальной формой удовлетворения сексуальной потребности, повышает риск свершения осужденными серийных сексуальных преступлений. 38,3% на момент осуждения не имели определённых занятий, что свидетельствует о выраженной соци стр. альной дезадаптации. 65,2% осужденным было назначено наказание на срок до 8 лет. Они смогут вернуться в общество в возрасте, когда удовлетворение сексуальной потребности для них ещё будет актуальным, а возможность сделать это в условиях семьи окажется ограничена. Необходимо учитывать, что более половины осужденных (52,3%) могут провести в местах лишения свободы от до 15 лет и при этом освободятся в сравнительно молодом возрасте. Длительное пребывание в местах заключения затрудняет постпенитенциарную адаптацию указанных лиц, что повышает риск совершения повторных преступлений, особенно против половой неприкосновенности детей. В этой связи актуальным представляется закрепление обязательного постпенитенциарного контроля и реабилитации осужденных.

В рамках обсуждаемой проблематики представляет интерес опыт Германии.

В Германии, как и в России, растет число зарегистрированных преступлений в отношении детей. В немецком журнале "Kriminalistik" проанализированы данные о 64 изобличенных преступниках, совершивших сексуальные посягательства в отношении детей от 4 до 14 лет.

Большинство преступников-педофилов имели низкий образовательный уровень. На момент совершения преступления 62,5 % из них были безработными. Это обстоятельство свидетельствует о социальной дезадаптации значительной части педофилов. Отсутствие работы позволяло преступнику контактировать с жертвой в дневные часы, когда члены семьи ребёнка были на работе, что создавало благоприятные условия для совершения сексуального посягательства.

Более половины преступников из группы "родственники" были женаты, чем они существенно отличались от других групп. Отмеченное обстоятельство закономерно, поскольку и в эту группу входили отцы и отчимы жертв.

40% преступников совершили сексуальные посягательства в отношении ребёнка, находясь в состоянии алкогольного опьянения. 17,6% из них ранее страдали алкоголизмом. Наблюдения также свидетельствуют о значимости алкогольного опьянения как обстоятельства, провоцирующего сексуальные посягательства в отношении детей.

40,6% преступников-педофилов в прошлом имели судимости. Половина педофилов из группы "родственники" были судимы за сексуальные деликты. Это свидетельствует о выраженности у них парафильного влечения, что привело к вовлечению ими в сексуальную активность детей, с которыми их связывали узы близкого родства.

Маленькие дети являются удобной жертвой для сексуальных посягательств, так как они не понимают характера и значимости совершаемых с ними действий и не могут оказать активного сопротивления виновному. Этим объясняется то обстоятельство, что все преступники из группы "родственники" манипулировали половыми органами жертвы или заставляли ребёнка манипулировать своими. В двух остальных группах ряд сексуальных посягательств не сопровождался прикосновениями к половым органам преступника или жертвы.

Возраст потерпевших в значительной мере влиял на характер сексуальных посягательств.

Преступники, знакомые с жертвой, вовлекали детей в сексуальные отношения, злоупотребляя доверием ребёнка (через "игру" или обращаясь к нему якобы за помощью). Этой же тактики придерживались 38,5% педофилов из группы "посторонних" преступников. Половой акт совершили 30% преступников, причём в 20% в оральной форме. Это совпадает с нашими наблюдениями и объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, глубиной нарушения полового влечения, произошедшего в тот период, когда зрелая сексуальность ещё не сформировалась. Педофилы чаще, чем другие сексуальные преступники, используют символические формы удовлетворения полового влечения. Во-вторых, малолетний возраст жертвы исключает возможность совершения с ней полового сношения без причинения ей физической боли или вреда здоровью. Это исключает возможность продолжения с ней сексуальных контактов, что не входит в планы педофила.

стр. Сопротивление, оказанное жертвой, нередко заставляло преступников из группы "посторонние" отказаться от намерения вовлечь ребёнка в сексуальные отношения. В данной группе 62,5% виновных отступали, столкнувшись с сопротивлением жертвы, тогда как среди преступников в группе "родственники" этот показатель был в три раза ниже (21,4%). Педофилы пытались вступить в контакт с ребёнком, которого не знали, в общественных местах. Сопротивление или громкие крики жертвы привлекали внимание, поэтому они отказывались от своих намерений.

Эти данные свидетельствуют о глубокой социально-психологической дезадаптации, нравственной деформации лиц, совершавших сексуальные преступления в отношении детей. Поэтому уголовное наказание, их длительная изоляция от общества не устраняют причины их действий (Дьяченко, Цымбал, 2008: 176 - 179). Авторы рассматривают психокоррекционную помощь, а также обязательную химическую кастрацию педофилов как необходимые условия постпенитенциарного исправления осужденных и предупреждения совершения ими новых сексуальных преступлений.

Эффективность психологической коррекции осужденных в значительной мере определяется особенностями их личности, включая готовность участвовать в предлагаемых мероприятиях. По данным Специальной переписи осужденных, в 2009 г. более половины из них (52,7%) выражали желание получать психологическую помощь, 73,7% характеризовались администрацией исправительных учреждений положительно или нейтрально, 47,8% отбывали наказание в колониях общего режима, 63,6% имели первую судимость, 94,6% не страдали психическими заболеваниями, ограничивающими вменяемость, 12,0% были без образования или имели только начальное образование.

Вышеизложенные факты позволяют сделать вывод: у значительной части осужденных за преступления против половой неприкосновенности детей отсутствуют личностные особенности, снижающие эффективность психокоррекционной помощи, что, в свою очередь, предполагает необходимость существенного расширения её объёма как в местах изоляции, так и, главное, после освобождения из них.

В 2011 г. был принят Федеральный закон "Об административном надзоре за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы", в котором предусматривается возможность установления судом административного надзора в отношении совершеннолетних лиц, освобождённых из мест лишения свободы после отбытия наказания за совершения умышленного преступления в отношении несовершеннолетнего, в том числе и педофильной направленности.

Установление административного надзора возлагает на поднадзорное лицо обязанность выполнения определённых требований, имеющих индивидуальное профилактическое воздействие. В связи с этим ныне представляется особо актуальным подготовить соответствующие нормативные правовые акты, определяющие порядок и условия осуществления психокоррекционного воздействия на эту категорию лиц в течение достаточного срока.

Результаты выборочного исследования преступлений педофилов свидетельствуют о том, что значительная часть из них в детстве сами были жертвами сексуальных посягательств. Вследствие отсутствия необходимой психологической помощи у них были нарушены нормы психосексуального развития и воспитания. В результате сформировано стойкое искажение сексуального влечения по объекту (педофилия). (Цымбал, Дьяченко, 1999: 32 - 34). Конвенция ООН о правах ребёнка (1989 г.), ратифицированная в СССР, требует обеспечить всем потерпевшим несовершеннолетним квалифицированную психологическую помощь. Это требует развития в стране сети специализированных психологических центров, служащих профилактике сексуальных посягательств в отношении детей. Первым шагом на этом пути стало бы создание Федерального центра помощи пропавшим и пострадавшим детям.

Важнейшую роль в уголовно-правовой и криминологической профилактике педофилии приобретает обеспечение неотвратимости наказания. Для этого следует повышать эффективность расследования данной категории дел, которая ныне отнесена стр. к подследственности Следственного комитета (СК). В СК РФ впервые за много лет начата профессиональная специализация следователей. С учётом масштабов задач, стоящих перед СК РФ, этот процесс нуждается в ресурсной и финансовой поддержке.

Одной специализации следователей, на наш взгляд, недостаточно. Следует дать им возможность во всех случаях привлекать к расследованию психологов и психиатров, имеющих опыт работы с детьми, ставшими жертвами сексуальных посягательств. Помощь следователю необходимо оказывать не только в производстве допросов и следственных действий, но и на этапе доследственной проверки, для установления психологического контакта с потерпевшим и сбора информации о криминальной ситуации. Специалист-психолог может обеспечить психологическое сопровождение ребёнка после завершения предварительного расследования, подготовить к участию в судебном заседании, сопровождать при допросе в суде.

Существующие государственные судебно-психиатрические экспертные учреждения не могут оказывать психологическую помощь следствию по многим причинам. Во-первых, уголовно процессуальное законодательство не позволяет лицу выступать в качестве эксперта, если оно ранее привлекалось по делу в ином процессуальном качестве. Во-вторых, для содействия следствию и помощи детям необходимы психологи, а подавляющее большинство работников судебно психиатрических экспертных учреждений составляют психиатры. В-третьих, судебно психиатрическая экспертная служба в настоящее время работает с перегрузкой, испытывает значительный кадровый дефицит, что негативно сказывается на качестве экспертных заключений и сроках их подготовки.

Следует учитывать определённый консерватизм судебно-психиатрической службы, её недостаточную способность динамически меняться в соответствии с требованиями жизни, традиционную ориентацию на экспертизу подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, а не потерпевших. Задачу психологического сопровождения расследования сексуальных посягательств в отношении детей, на наш взгляд, может решить Федеральный центр помощи пострадавшим детям, а также региональные психологические центры, функционирующие в системе образования и социального облуживания.

В связи с предстоящей реформой отечественного уголовного законодательства следует обеспечить в нем приоритетную и повышенную охрану личности, прав и свобод потерпевших, прежде всего несовершеннолетних и малолетних, от сексуальных посягательств, на основе безусловного выполнения международных правовых стандартов и международных конвенций.

Полагаем, что в этой связи Верховному Суду России целесообразно рассмотреть вопрос о сроках и размерах возмещения в уголовном судопроизводстве морального вреда, причинённого жертвам педофилии. На федеральном уровне необходимо принятие специального закона, гарантирующего предоставление необходимых мер социальной поддержки потерпевшим от тяжких и особо тяжких преступлений против личности, включая детей.

Международно-правовые обязательства России, вытекающие из Конвенции ООН о правах ребёнка (1989 г.) и Декларации ООН об искоренении насилия в отношении женщин (1993 г.), предполагают организацию и проведение комплексных транскультурных научных исследований, социологических мониторингов для предупреждения насилия в целом и преступного сексуального насилия в отношении женщин и детей.

Оценивая психологические, криминологические и медицинские последствия педофилии, исследователи указывают на необходимость повышения возраста защиты половой неприкосновенности детей, подчёркивая общественную опасность развратных действий преступников.

На основе сравнительного анализа российского уголовного законодательства, уголовного законодательства зарубежных стран был сформулирован ряд законодательных предложений:

ужесточение уголовного наказания за сексуальные преступления и особенно в отношении детей младшей возрастной группы вплоть до стр. пожизненного лишения свободы;

увеличение длительности запрета для педофилов заниматься деятельностью, связанной с детьми;

запрет условного осуждения и расширение спектра мер уголовно-правового воздействия в отношении педофилов (установление постпенитенциарного надзора, химическая кастрация). Многие из этих научных рекомендаций уже реализованы законодателем в федеральных законах от 08.12.2003, от 27.07.2009 N 215-ФЗ и 27.12.2009 N377 ФЗ, а другие одобрены Государственной Думой и ждут подписания президентом.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Дерягин Г. Б. Криминальная сексология. М., 2008.

Дьяченко А. П., Цымбал Е. И. Меры социально-медицинской коррекции в отношении педофилов // Материалы общероссийской конференции психиатров, состоявшейся в Москве 28 - 30 октября г. М., 2008.

Дьяченко А. П., Цымбал Е. И. К вопросу о постпенитенциарном медикаментозном контроле за педофилами // Значение норм ФЗ "О полиции" для осуществления современной уголовной политики М., 2011.

Кокурин А. В. Характеристика лиц, осуждённых за преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, и особенности психологической и воспитательной работы с ними // Российский психологический взгляд. 2010. N 2.

Тэннэхилл Р. Секс в истории М., 1995.

Цымбал Е. И., Дьяченко А. П. Защита интересов детей - жертв сексуального насилия // Сексуальное здоровье человека на рубеже веков. М., 1999.

Цымбал Е. И., Дьяченко А. П. Вовлечение несовершеннолетних в педофильные отношения и виды педофилии // Педофилия. Основные криминальные черты / Под ред. Ю. М. Антоняна. М., 2012.

DSM-IV-R. Washington, DC. American Psychiatric Association, 2000.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.