WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

РОДИТЕЛЬСКИЕ ПРАКТИКИ В ВОСПРИЯТИИ ПОДРОСТКОВ Автор: Н. А. ОРЛОВА ОРЛОВА Наталья Александровна - младший научный сотрудник Института социологии РАН (E mail: narlova

Аннотация. На материалах исследования*, проведенного в 2010 - 2011 гг. (количественный и качественный этапы), анализируются родительские практики в восприятии подростков. Основной предмет - оценка стилей материнского и отцовского общения, представления об ответственном родителе, восприятие родительских наказаний, информированность о своих правах в отношении родителей, факты стигматизации подростков из многодетных семей со стороны окружающих.

Ключевые слова: семья * матери * отцы * общение * подросток * наказания * права * стигматизация.

Ослабление патриархата, в том числе и в России, происходит не только по вектору мужчины женщины. Это и ослабление власти старших над младшими, в частности, родителей над детьми. В западных странах дети получают все больше возможностей в отстаивании своих прав перед родителями [см. Гурко, 2003: 64].

_ * Исследование в регионах проведено при финансовой поддержке РГНФ в 2011 г. в рамках научно-исследовательского проекта "Особенности развития личности подростков в различных типах семей" (N 11 - 33 - 00002а1).

стр. В данной статье на материалах исследования подростков в 2010 - 2011 гг. представляется важным проанализировать родительские практики в восприятии подростков в контексте прав детей в семье.

Генеральная совокупность представлена подростками-девятиклассниками, проживающими в крупных городах Центрального Федерального округа РФ (опрос проводился в Москве, Брянске, Владимире и Тамбове). В 2010 - 2011 учебном году опрошено 1050 подростков, отобрано для анализа 1005 анкет. Данные обработаны с помощью программы SPSS [подробнее выборка описана в:

Гурко, Орлова: 2011: 102 - 103]. Качество родительства - это широкое понятие, содержание которого определяется в конкретном контексте изучения [Гурко, 2008: 102 - 103], в данном случае оно оценивается самими подростками по ряду индикаторов.

Основными эмпирическими индикаторами выступили: стили материнского и отцовского общения, представления подростков об ответственных родителях, наказания подростков в детстве. В количественном исследовании также задавался открытый вопрос, что из практик родителей подросток предполагает повторить, а что не допустит в отношении своих детей в будущем.

Семейным кодексом Российской Федерации (ст. 57) ребенку гарантируется право "выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы". Но происходит ли это на практике? 87% юношей и 86% девушек из нормативных" и 93% и 83% из сводных семей" ответили, что "мама всегда учитывает моё мнение при принятии решений, касающихся меня".

Мнение подростков из материнских семей сходно. Соответственно, в отношении отца (отчима) 81% юношей и девушек из нормативных и 83% и 71% из сводных семей ответили - "отец всегда учитывает моё мнение...". То есть это право в семье часто нарушается, по мнению подростков, особенно отчимами в отношении девушек.

Данные таблиц 1 и 2 показывают, что в значительной части семей подростки чувствуют отвержение или отстраненность со стороны матерей и отцов. Другая крайность - авторитарность и гиперопека, что не может не вызывать протест в подростковом возрасте. Это значит, что в таких семьях общение построено не на доверии и взаимопонимании, а по принципу власти старших над младшими.

По поводу того, что должен и не должен ответственный родитель, ответы юношей и девушек различаются мало, за исключением "запрещает сексуальные отношения" (см. табл. 3). По мнению подростков, ответственный родитель (ранжированно): запрещает употреблять наркотики, сделает все, чтобы подросток окончил школу, получил высшее образование, запрещает употреблять спиртные напитки, объясняет, как предохраняться от нежелательной беременности. Только 6% отметили, что ответственный родитель может ударить подростка.

В России проводится активная кампания по предотвращению жестокого обращения с детьми, в том числе и со стороны родителей. Возникает опасение, что можно "перегнуть палку". В то же время в СМИ приводятся данные о том, что чуть ли не 80% родителей считают приемлемым избивать своих детей. Озвучивание таких явно завышенных данных может иметь прямо противоположный "эффект бумеранга". Родители, которые физически наказывают своих детей, будут убеждены - это соответствует норме поведения. Те же, которые не наказывают, призадумаются, а может быть, стоит и "врезать", если ребенок упрямится и явно не сговорчив?

Безусловно, проблема физических наказаний существует и имеет глубокие исторические корни [Кон:

2012]. Но каковы ее масштабы? Какие социально-профессиональные группы в большей мере склонны к насилию, матери или отцы? Предпола * В нормативных (полных) семьях ребенок (дети) воспитывается обоими биологическими родителями, состоящими в первом браке, и у супругов нет помимо данного ребенка других родительских обязательств.

** Сводными считаются семьи, в которых жена или муж уже имели ребенка до заключения брака. Один из супругов (включая сожителей) приходится ему отчимом или мачехой. Подробнее определения структурных типов семей см. [Гурко, 2008: 64 - 66].

стр. Таблица 1. Восприятие подростками стилей общения матерей (ответы "да и скорее да", в %) Нормативные С одним Сводные n=134 ВСЕГО n= родителем n= n= Стили общения матери юноши девушки юноши девушки юноши девушки юноши девушки Позволяет проводить 77 75 83 72 74 75 77 время там, где я хочу Иногда мне кажется, что я 9 12 13 24 14 21 11 мешаю ей жить, так как ей хочется Всегда учитывает мое 87 86 93 83 81 85 86 мнение при принятии решений, касающихся меня Любит приказывать 27 29 26 27 29 38 28 Очень занята, ей не до 7 8 8 18 11 16 8 меня Контролирует каждый мой 24 28 19 24 21 25 23 шаг Таблица 2. Восприятие подростками стилей общения отцов (отчимов) (ответы "да и скорее да", в %) Нормативные Сводные n=134 ВСЕГО n= n= Стили общения отца (отчима) юноши девушки юноши девушки юноши девушки Позволяет проводить время там, где я хочу 78 73 83 78 79 Иногда мне кажется, что я мешаю жить, так 7 9 9 29 7 как ему хочется Всегда учитывает мое мнение при принятии 81 81 83 71 82 решений, касающихся меня Любит приказывать 34 34 19 30 31 Очень занят, ему не до меня 13 19 17 34 14 Контролирует каждый мой шаг 20 24 11 15 19 галось, что в анонимном опросе подростки могут предоставить более достоверную информацию, нежели сами родители.

В соответствии с СК РФ помимо очевидных причин (алкоголизма и пренебрежения элементарными нуждами детей, посягательства на половую неприкосновенность), родители могут быть лишены прав, если они "злоупотребляют своими родительскими правами;

жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или стр. Таблица 3. Согласие с практиками ответственного родителя в отношении подростков (в %) Практики ответственных родителей Юноши Девушки ВСЕГО Защитит от несправедливых учителей 81 81 Защитит от несправедливых одноклассников 55 57 Может накричать на подростка 37 34 Может ударить подростка, если он не исполнил просьбу 8 5 Должен следить за тем, чтобы подросток был дома не позднее, чем в 22 часа 72 83 Может не купить ему (ей) что-то, если в семье нет денег 82 85 Запрещает употреблять спиртные напитки 86 89 Запрещает употреблять наркотики 94 96 Запрещает сексуальные отношения 47 73 Объясняет, как предохраняться от нежелательной беременности (партнерши) 82 89 Сделает все, чтобы подросток окончил школу 93 97 Сделает все, чтобы он получил высшее образование 90 91 психическое насилие над ними" (ст. 69). К сожалению, пока нет четкой квалификации этих причин, поэтому на практике специалисты часто руководствуются субъективными оценками.

Наиболее распространенные практики материнских наказаний (ответы на вопрос "Как тебя наказывали в детстве?"): 10% подростков ответили, что мать "могла побить", 46% - "могла дать подзатыльник, шлепнуть", "ставила в угол" и к тому же в 12% случаев она еще и "кричала, оскорбляла". 32% отметили только запреты: гулять, смотреть телевизор, включая 3% тех, которые писали о безобидных мерах воздействия: "смотрела строго, молчала, объясняла". Лишь 13% отметили, что их никогда не наказывали матери.

В отношении отцов 8% подростков ответили, что отец "мог побить", 33% - "мог дать подзатыльник, шлепнуть", "ставил в угол" и в 9% случаев он еще и "кричал, оскорблял". 21% - только запреты:

гулять, смотреть телевизор. Остальные 28% указали, что их никогда не наказывали отцы, и еще 10% не ответили, ибо не знали отцов (внебрачное рождение, отец рано умер и т. д.) или родители развелись в раннем детстве.

Для анализа возможных зависимостей наказания были разделены на две группы. Первая физические наказания и словесные оскорбления (далее "оскорбления"). Вторая группа - запреты гулять, смотреть телевизор, далее "запреты".

Было установлено, что в нормативных семьях отцы реже "физически наказывали и оскорбляли" девочек в сравнении с матерями. Больше юношей из материнских семей указали, что матери их "могли побить", видимо, полагая, что таким образом компенсируют отсутствие отца.

В сводных семьях реже распространены физические наказания, оскорбления и запреты со стороны отчимов, нежели со стороны отцов в нормативных семьях. Как написала одна девушка, "он никакого права не имеет что-либо мне указывать". Так же, как и в метаанализе Эмейто, данные не подтверждают результатов предыдущих лет, согласно которым в сводных семьях чаще происходит физическое и эмоциональное насилие над детьми [Amato, 2005: 81]. В целом нужно признать, что ситуация с "избиениями" в российских семьях, согласно полученным результатам, не катастрофична, если, конечно, не принимать во внимание "подзатыльники".

В исследовании задавался открытый прожективный вопрос, какие из практик родителей подросток предполагает повторить, а что не допустит в отношении своих детей в будущем? Около 60% юношей и девушек готовы в будущем вести себя так же, как их отцы и матери. В таких семьях обычно практикуется демократический стиль стр. общения (типология пяти родительских стилей по Д. Олсону [см. Гурко;

2008: 140]). Как показал специальный анализ, в этих семьях матери (отцы) чаще учитывают мнение подростков при принятии решений, касающихся ее (его), связь статистически значима (Р=19,521, знач.=0,001).

Остальные критично относятся к родительским практикам. Что чаще всего не будут делать в будущем юноши и девушки в отличие от своих отцов и матерей, когда станут родителями?

Девушки не будут (наиболее распространенные ответы): "постоянно указывать, что делать, ребенок должен кое-что решать сам", "кричать на ребенка по пустякам", "ограничивать ребенка в свободе мыслей и действий", "слишком сильно контролировать", "запрещать ребенку делать, что он хочет", "запрещать ребенку выбирать компанию", т. е. практиковать авторитарный стиль, "бить своих детей", "оскорблять и наказывать", "попрекать" "унижать", "сравнивать ребенка со сверстниками не в его пользу" (отвергающий стиль). Одновременно несколько девушек написали:

"не буду настолько мягкой", "буду больше требовать от ребенка". Эти высказывания скорее отражают "всепозволяющий" стиль общения их родителей.

Поскольку значительная часть подростков после развода родителей проживает с матерью (материнская семья), часто писали: "не буду уходить из своей семьи", "совершать ошибки папы", "разводиться, пренебрегать детьми", "никогда не брошу жену", "не буду оставлять жену до рождения ребенка", "бросать жену с ребенком на руках". В отношении проживающих с ними отцов юноши чаще писали то, что можно квалифицировать как невовлеченный стиль - "не буду не понимать своих детей", "выпивать", "долго задерживаться на работе", "равнодушно относиться к своим детям и жене", а также авторитарный - "кричать, приказывать", "наказывать", "ругаться матом".

Несколько юношей и девушек написали "не буду отцом (матерью)".

На вопрос, что Вы будете делать по-другому, когда станете отцом (матерью), нежели ваши родители, ответы в основном отразили потребность в демократичных, взаимоуважительных отношениях родителей и подростков.

Девушки: "буду стараться общаться на равных", "буду более доброй", "более откровенной", 'более понимающей матерью", 'больше следить за духовным развитием ребенка", "буду давать больше свободы", "вспоминать себя в этом возрасте", "выслушивать мнение своего ребенка", "поощрять ребенка, следить за его успеваемостью и культурой", "разрешать то, что мне запрещали".

Юноши: буду более "щедрым и добрым", "умным и образованным", "справедливым", "больше вникать в проблемы ребенка", 'больше времени проводить с сыном", "больше общаться с детьми", "жить со своим сыном и воспитывать его", "стараться понимать своего ребенка".

Таким образом, в значительной части семей подросткам не хватает теплого, справедливого отношения. Они страдают от того, что рядом нет заботливого отца. Критикуя ошибки своих родителей, подростки думают не повторять их в отношениях со своими будущими детьми. Как написала девушка - "буду маминой противоположностью", а юноша - 'буду отцом не таким, как он".

Результаты опроса демонстрируют, что юноши будут стараться вести себя как отцы чаще в нормативных семьях (67%), в сводных - 43% и в материнских семьях -42%. В отношении девушек структура семьи имеет небольшое значение. Будут вести себя так, как матери: 66% в нормативных, 62% в сводных и 56% в материнских семьях. То есть для девушек восприятие материнских практик не зависит от структуры семьи.

Целью интервьюирования было выявление мнений подростков о применяемых к ним наказаниях, степени осведомленности о наличии у них прав в отношении родителей и знании способов их защиты. Проведено 30 полуструктурированных интервью с девятиклассниками в Москве из многодетных семей разного социального состава и имеющих разные материально-жилищные условия. Многодетные семьи выбраны по той причине, что не было возможности провести интервью с подростками из всех структурных типов семей. Поскольку многодетные семьи мало стр. распространены и от ношение к ним граждан и разного рода служб неоднозначно, возникла гипотеза о возможной стигматизации подростков со стороны окружающих - сверстников, учителей, соседей и др.

Как подростки сами рассказывают о наказаниях? "...учиться в начальной школе не хотел, уроки старался не делать, обманывал, что ничего не задали, прятал дневник и тетради с "парами"...мама за это могла и накричать, и шлепнуть. Мультиков, помню, лишала, потом просто телек смотреть не разрешала. Денег карманных лишала, если провинюсь..." (Станислав К., сводная семья, мать медработник, отчим- инкассатор). Но при этом подросток признает, что сам был виноват, и наказания родителей вполне справедливы: "...чувства несправедливости наказания у меня никогда не возникало ".

Девочки наиболее часто называют словесный тип наказаний: "Мама... никогда не била, кричала много, правда, или просто по душам разговаривала, занудствовала до тошноты" (Ангелина И., сводная семья, мать - педагог, отчим - рабочий). Словесные наказания тоже бывают разными: "...он так на меня орет иногда, матом часто, особенно, когда выпьет... и гулящая я, и наркоманка и вообще - пробы ставить негде". (Наталья П., нормативная семья рабочих).

После словесных наказаний довольно часто и девушки и юноши отмечали всевозможные родительские запреты: "...сладкого лишали, мультиков... Позже, когда компьютер и PSP у меня появились, то самое страшное наказание - лишение игр и общения по скайпу или в социальных сетях" (Екатерина В., полная семья, мать-работник торговли, отец - проводник).

В сводных многодетных семьях право на участие отчима в воспитательном процессе отвергается подростками категорически: "Он меня не удочерял, я ему никто, он мне - тем более... Он может сделать мне замечание типа, что поздно пришла и мама волновалась или долго по телефону болтаю. Но наказывать - нет, в этом он не участвует..." (Ангелина И.). Или вот такое мнение: "...а ему-то что до меня, я же не его ребенок, ему абсолютно безразлично, что со мной и какой я..."

(Сергей Я., сводная семья, мать - банковский работник, отчим - частный предприниматель).

Наказания родных отцов иногда бывают суровыми, однако сами подростки воспринимают их как должное: "...один раз папа выпорол - только ремонт закончили.., а я на новеньких обоях в коридоре узоры нарисовать решила..." (Даниэлла Ф., полная семья менеджеров среднего звена). Мальчики также оставляют родным отцам право на телесные наказания: "...поркой папа занимается, он мало дома бывает, но если уж от него влетит - то редко, но метко" (Альберт Б., полная семья, мать домохозяйка, отец - шофер-дальнобойщик).

Факты телесных наказаний зафиксированы в 3 из 30 интервью и относятся не к настоящему подростковому периоду жизни респондентов, а к младшему школьному возрасту: "...я в младшей школе дрался-то постоянно.., а потом отчим появился, в школе шороху навел, да и меня высек как следует - все, больше драться мне не хотелось, отбил охоту навсегда..." (Емельян С, сводная семья, мать- технолог на производстве, отчим - строитель). "Было пару раз, давно очень, когда нас с брательником отец отлупил, но мы больше испугались тогда, чем было больно" (Алексей А., полная семья, мать - кассир, отец - машинист метро).

Во всех остальных случаях наказания носят характер воспитательных бесед. Чаще всего родители показывают и доказывают повзрослевшим детям, как нужно было себя правильно вести в той или иной ситуации, почему плох тот вариант, который выбрал сам подросток: "...ругают иногда, но всегда выслушают и мои аргументы, почему я так поступил, а не иначе" (Григорий 3., полная семья, мать-парикмахер, отец- главный бухгалтер). Хотя встречаются еще и запреты, только носят они уже более серьезный характер: "...чаще всего либо деньги карманные не выдают, либо компьютер от Интернета отрубают... пока оценки не исправлю". (Ульяна О., полная семья, мать- оператор ПК, отец - ученый-физик). Кроме того, появляется еще один вид наказаний - отмена обещания купить что-то дорогое:

стр. "...конечно, после этого мне обещанный мобильник не подарят, отец так и сказал - хочешь, копи сам, как умеешь" (Дмитрий В., полная семья, мать- домохозяйка, отец - биотехнолог).

Подростки гораздо реже подвергаются наказаниям родителей еще и потому, что становятся с годами умнее и хитрее, тщательнее скрывают свои проступки и не попадаются по мелочам: "...ну я же теперь знаю, как из дневника замечания и двойки бесследно удалять, через какой выход можно тайком из школы покурить сбегать, как на новой куртке рваный рукав зашить... ну и многое другое" (Илья Д., сводная семья, мать- домохозяйка, отчим- врач высшей категории). Девочки в этом плане еще более изобретательны: "...я, как только провинюсь немного, сразу бегу домой, не гуляю, делаю уроки усердно, кидаюсь маме помогать... Мама, конечно, сразу чует, что я неспроста так шелково себя веду, но я же вроде исправилась, искупила вину, вот и орать особо смысла нет" (Екатерина В.).

Так что в целом позиция сводится к высказыванию одного из респондентов: "...я повзрослел, больше такими глупостями не занимаюсь, не лезу в их дела, чтобы они не лезли в мои..." (Артем Г., полная семья, мать - участковый инспектор, отец - полицейский).

Подростки, как правило, считают, что наказания и запреты, которым подвергали их родители в детстве или применяют сейчас, - вполне справедливы и не ущемляют их прав. Скорее всего, это связано с тем, что в таком возрасте многие из них уже оценивают поступки окружающих с позиции взрослого человека и, даже если в детстве им было обидно за те или иные получаемые наказания, то сейчас они вполне лояльно к ним относятся: "...меня наказывали всегда за дело. По крайней мере, я такого не помню, чтобы как-то особо обидно за несправедливые наказания. Хотя это мне, наверное, сейчас так кажется. А тогда, конечно, обидно было" (Николай Ф.). Более того встречаются подростки, которые сейчас считают, что их наказывали недостаточно жестко: "Иногда мне кажется, что я бы своего ребенка избила бы за такие баловства, а мама моя всего лишь словами обходится" (Ирина С, полная семья, мать - школьный психолог, отец- владелец автомастерской). И юношеский взгляд: "...я бы, наверное, сильнее своего сына наказывал бы на месте мамы" (Серафим И., сводная семья, мать - домохозяйка, отчим - военный).

Встречались подростки, неуверенные в правоте родительских позиций и методов наказания: "Иногда я считаю, что совсем несправедливо, бывают случаи, когда я уверен, что я прав, но родители меня не слышат, у них абсолютно другой взгляд на некоторые вещи" (Алексей А.). Описаны и методы "борьбы с несправедливостью": "...раз уж попался -стою и молчу, типа раскаиваюсь" (Александр С, мать - вдова, частный предприниматель). Да и упомянутая девочка-подросток также считает, что физические наказания, применяемые к ней, часто бывают излишними: "...я понимаю, когда по крупному провинилась... А так-то, по поводу и без повода чего ремнем махать?". Некоторые подростки уверены даже в том, что подзатыльники и шлепки - это неизбежная составляющая правильного, настоящего воспитания: "...так я бы вообще от рук отбилась бы, если б не получала иногда" (Юлия Б., полная семья, мать - работник салона красоты, отец - инкассатор).

Анализируя эти данные, можно говорить о том, что в той или иной форме разным видам наказания подвергались все опрошенные подростки. Наиболее часто встречающимся видом наказания являются физические: шлепки и подзатыльники, а также словесные, реже оскорбления. Сильные телесные наказания - избиения или порка - описываются достаточно редко. С взрослением детей отмечается и заметное "взросление" самих наказаний - физических становится все меньше, фактически исчезают чисто детские - лишение сладкого и постановка в угол, зато появляются принуждение к труду по хозяйству или отмена обещанной дорогой покупки, а также изменяется качество "словесных" - от ругани и оскорблений родители часто переходят к объяснительно-воспитательным беседам. Также с возрастом и приобретаемым опытом у подростков заметно увеличивается доля ответственности за свои поступ стр. ки и принятые решения, они становятся более обдуманными и взвешенными. Кроме того, как отмечают сами подростки, они учатся более ловко и надежно скрывать свои промахи и их последствия. Что же касается отношения подростков к самим наказаниям - почти все признают их неизбежность, справедливость и необходимость для полноценного воспитательного процесса. Об очевидных и регулярных превышениях необходимых мер наказаний заявили два респондента.

Знают ли подростки о своих правах в семье? "...Ну что-то слышал о правах ребенка, но глубоко не интересовался этим..." (Емельян С.). "...Защищать свои права мне не от кого -на них никто и не претендует..." (Ангелина И.). "...По телевизору иногда сюжеты такие показывают, как родители над детьми издеваются... А чтобы дети сами в суд на родителей подавали - нет, об этом я не слышал ни разу..." (Тимур И., неполная семья, мать- ветеринар). "Слышала, но не понимаю - какие такие права у детей?... не думаю, что они реально кому-то нужны" (Ксения Г., сводная семья, мать - инженер, отчим - охранник). То есть о самом наличии "каких-то там прав" подростки, чаще всего, осведомлены, но перечислить их и объяснить, в чем они состоят, никто не смог.

Зачастую подростки считают, что имеющаяся по этой теме информация однобока и недостаточна для них: "...это обычно по НТВ показывают, а этот канал, по-моему, показывает крайние случаи... О самих правах говорят вскользь, между прочим" (Дмитрий В.). Среди подростков существует и такое мнение, что законы принимаются для определенных категорий населения: "...эти законы придуманы, чтобы защитить детей в неблагополучных семьях - ну, там, где родители пьют или наркоманы.

Нормальным детям из нормальных семей такие органы вообще ни к чему" (София Н., неполная семья, мать - переводчик).

Почти все подростки уверены, что знание своих прав и законов, связанных с ними, лично им никогда не понадобятся: "...я не думаю, что у меня в семье произойдет такой случай, что я буду должен в суд на родителей подать..." (Артем Г.). "Мне кажется, что моей лично семьи это все никогда не коснется..." (Сергей Я.). "...А мне-то это зачем?" (Ирина С). "...В нашей семье такого быть не может никогда" (Тимур И.). Удивительно, но подобным же образом отвечали и те немногочисленные респонденты, которые на самом деле подвергаются в семье физическим наказаниям и ранее признавались в этом: "...я на мать, конечно, часто обижаюсь, но никогда на нее заявлять не пойду..." (Анастасия Л.). То есть для себя лично никто из них не считает ситуацию в своей семье критической настолько, чтобы искать помощи на стороне.

Таким же образом обстоит дело и со знанием организаций и структур, в которые подростку при необходимости можно самостоятельно обратиться: "...ну, в полицию можно, если бить будут. Потом многие к школьному психологу или к классному руководителю жаловаться идут..." (Елена С, сводная семья, мать- кассир, отчим - шофер-грузчик). Юноши и девушки преимущественно указывают в качестве союзников в борьбе с родительской несправедливостью других родственников: "...в конце концов, могу всегда к бабушке с дедом и тете смыться... не так уж и далеко от Москвы..." (Юлия Б.). "...Наверное, сбежала бы к бабке с дедом, им бы все рассказала..." (Сабина А., неполная семья, мать - директор универмага). То есть подростки готовы принять реальную помощь от близких родственников: "Неудобно как-то сор из избы выносить..." (Григорий 3.). Зато советы и подсказки, по их собственным словам, они с радостью примут от кого угодно - от учителей, школьных педагогов-психологов, сверстников, но особенно часто в плане моральной поддержки назывался некий "телефон доверия". Однако следует заметить, что вопрос о каких-либо конкретных контактных данных - адрес подобного учреждения поблизости, телефон, хотя бы название какой-нибудь службы помощи подросткам - вообще ставил респондентов в тупик: "...адресов и названий я, если честно, не знаю" (Ульяна О.). "Где у нас органы опеки расположены, я не знаю, да и не нужно мне это..."

(Игорь Т., мать - завуч школы).

стр. В качестве источника информации о местонахождении органов опеки и попечительства, а также телефонов доверия и иных служб помощи, чаще всего подростки указывали Интернет: "...я сначала нашел бы в Интернете телефоны доверия, позвонил бы анонимно, думаю, на первый раз помогли бы советом, словами..." (Серафим И.). "...Если что-то такое случится, то адреса и телефоны всяких таких служб легко найти в Интернете" (София Н.). Гораздо реже потенциальными источниками информации служат знакомые и сверстники: "кое-кто из моих приятелей попадал в различные неприятности и общался с профессиональными психологами и по телефонам доверия..." (Милена Д., сводная семья, мать - монтажер, отчим - оператор ТВ).

Также был задан вопрос, какие трудности и проблемы могли бы возникнуть у респондента в связи с обращением в подобные специальные структуры и органы за помощью в защите его прав.

Размышления на эту тему вполне очевидны и предсказуемы: "...мне было бы и стыдно и как-то неудобно" (Наталья П.). Да и объяснения этой робости и неудобства у подростков вполне разумные:

"...узнали бы в школе, например, начали бы - мол, чего жаловаться побежал, сам защититься не смог что ли ?" (Владимир М., сводная семья, мать- домохозяйка, отчим- бизнесмен). "...Реально помочь может только полиция, а там уже все рассказывать и показывать придется, уже с серьезными последствиями для самих родителей..." (Елена С). При этом ни один из опрошенных не заявил, что обратиться, при необходимости, в специальную структуру он смог бы легко.

Некоторые подростки не рассчитывают на помощь органов опеки, а предлагают другие варианты решения проблемы: "...я думаю, что было бы неплохо сдавать экзамен на пригодность к родительству - ну, проверяют же пригодность к вождению автомобилем или мотоциклом, например" (Сергей К., нормативная семья, мать - телефонист, отец- владелец клиники). А вот совсем уж радикально: "...Я бы законодательно запретила алкоголикам, наркоманам, психам и сектантам иметь детей..." (Татьяна Р.).

В итоге мы видим практически полное отсутствие у подростков достоверных и правильных знаний о том, какие они имеют права в собственной семье, кто, где и как может помочь им защитить эти самые права от посягательств и насилия родителей. В отличие от западных сверстников, они даже не интересуются тем, на что имеют право родители по отношению к ним, а на что - нет. В лучшем случае указываются органы внутренних дел, травмапункты, телефоны доверия, педагоги-психологи и родственники - т.е. абсолютно неспецифические структуры и люди, не имеющие никакого отношения к защите прав ребенка.

Особый исследовательский интерес - стигматизация подростков из многодетных семей.

Респондентам задавался вопрос, чувствовали ли они когда-либо свою непохожесть на остальных, подчеркивали ли окружающие (учителя, соседи, одноклассники, приятели и т.д.), что причина тех или иных поступков, ошибок или бед именно в том, что подросток растет в многодетной семье?

Ответы не сильно разнятся между собой: "...да никто это не обсуждает, у всех свои заботы... разве многодетностью сейчас кого-то удивишь?' (Илья Д.). "Раньше я постоянно дрался в школе - пацаны глумились - мол, я маменькин сынок, папочки у нас нет... вот и портфель у меня самый дешевенький, и тетрадки простые самые... сейчас уже никто не обсуждает ситуацию у меня в семье - я особо ни с кем не делюсь своими проблемами, да и повзрослели уже одноклассники..." (Игорь Т.).

Среди девочек-подростков не нашлось тех, кто рассказал бы о случаях преднамеренного причинения страданий детям из многодетной семьи со стороны взрослых: "...насчет взрослых я не помню наверное, воспитатели в садике и учителя в школе обсуждали мою семью, но я этого никогда не слышала..." (Ирина С). "Вот соседка частенько вздыхала, глядя на меня, приговаривала все, что мужики все одинаковые, бессовестные, наплодили и бросили без поддержки..." (Ксения Г.).

стр. А со стороны ровесников обидные высказывания замечены неоднократно: "...еще в садике дети меня дразнили, если я на праздник в том же платье приходила, что и в прошлый раз" (Татьяна Р.). "... сентября -вообще кошмар -все с красивыми большими букетами, дорогими розами, а я с дачными гладиолусами или астрами. Мне так стыдно было, я даже пару раз вообще эти цветы выкидывал по дороге... Меня высмеивали одноклассники, учителя-то ничего не говорили..." (Владимир М.). Но все же эти примеры указывают на "стигматизацию" подростков не самой многодетностью, а одним из ее возможных последствий - недостаточным материальным обеспечением: "...у девочек начался период блузочек, платьев модных, косметики всякой, журналов. А у меня все простенькое было, пара водолазок и пара простых школьных юбок. Естественно, из-за этого меня считали немодной, несовременной, в компании не брали..." (Милена Д.). И, разумеется, проблема бедности и несоответствия уровню одноклассников гораздо больше волновала девочек-подростков, нежели юношей.

Кроме этого, гораздо больше обидных и неприятных слов в свой адрес респонденты слышали не в связи с многодетностью семьи, а с временным или постоянным отсутствием отца или отчима:

"...открытки на 23 февраля все дети папам мастерили, а меня дети дразнили - тебе-то зачем, у тебя же нет папы, кому открытку-то дарить будешь?' (София Н.).

Выводы. Согласно данным опроса, в пятой части семей родители не учитывают мнение подростков при принятии важных решений, касающихся его (ее), т.е. нарушается ст. 57 СК РФ. Причем почти все проинтервьюированные подростки из многодетных семей в Москве имеют весьма туманные представления о своих правах. Если родители их обижают, подростки готовы обратиться за помощью к близким родственникам, а правоохранительные органы указываются редко. Почти все отмечали, что не могут себе представить ситуацию, когда им придется жаловаться на своих родителей посторонним.

Тиражируемое в СМИ мнение о масштабах жестокого обращения с детьми не подтвердилось.

Наиболее встречающимся видом наказания являются шлепки и подзатыльники, детей ругают и реже оскорбляют. Почти все проинтервьюированные подростки из многодетных семей в Москве считают, что наказания и запреты вполне справедливы. Но тот факт, что физическим наказаниям подвергаются около 10% детей, заслуживает самого пристального внимания общественности, законодателей и служб, призванных охранять права детей в семье.

В части российских семей подростки находятся в зоне риска, поскольку отсутствует контакт родителей с детьми: в 10% случаев матери слишком заняты на работе и не интересуются жизнью подростков, 16% девушек вообще считают, что мешают жить своей матери.

Стигматизации со стороны окружающих подростки из многодетных семей не чувствуют. Взрослое окружение опрошенных подростков чаще всего никак не выделяет их из общей массы сверстников.

Дискриминация со стороны ровесников обусловлена низким материальным достатком семьи или отсутствием в ней отца или отчима.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ Гурко Т. А. Родительство: социологические аспекты. М.: Институт социологии РАН, 2003.

Гурко Т. А. Брак и родительство в России. М.: Институт социологии РАН, 2008.

Гурко Т. А., Орлова Н. А. Развитие личности подростков в различных типах семей // Социол. исслед.

2011. N 10.

Кон И. С. Бить или не бить? М.: Время, 2012.

Amato P.R. The impact of family formation change on the cognitive, social, and emotional well-being of the next generation // The Future of Children. Marriage and Child Wellbeing. 2005. 15,2.

стр.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.