WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Финансово-экономический кризис О втОРОй вОлне финАнСОвО ЭкОнОМичеСкОГО кРизиСА в РОССии П Абел АгАнбегян

ервая волна мирового кризиса, Plt пришедшая в Россию в сентяб­ академик РАН, POLITIKA ре—ноябре 2008 года, началась заведующий кафедрой с кризиса фондового рынка и кризи­ экономической теории и политики АНХ при Правительстве РФ са ликвидности банковской системы.

Фондовый рынок в этот период обва­ • • лился, стремительно покатилась вниз µ OIKONOMIA капитализация российских компаний, начался массовый отказ от своевре­ менной оплаты чрезмерно распло­ дившихся корпоративных облигаций, возникли трудности с ликвидностью у многих банков, прежде всего у круп­ ных. Отдельные банки, такие как Глобэкс, Связьбанк, Совинбанк — достаточно весомые в банковской системе, — попросту оказались банк­ ротами. Банки, естественно, сократи­ ли кредитование, ужесточили условия предоставления средств, подняли процент. Все это сразу же притормо­ зило развитие экономики.

Одновременно стал сокращать­ ся спрос на экспортную продук­ цию России и начали снижаться экспортные цены. Стали отклады­ ваться инвестиционные проекты, сокращаться темпы строительства из­за падения спроса;

снизилось производство и продажа автомоби­ лей, сжалась ипотека, сократилась розничная торговля, на 15—16% из­ за невостребованности упал экспорт, немного снизился импорт (на 4%), на 6% уменьшились реальные доходы.

Но даже в ноябре 2008 года ВВП страны еще вырос, примерно на 2%, в том числе инвестиции в основной капитал — на 4%, а строительство — на целых 6%. Не понимая, что стра­ История на вползла в глубокий кризис, по инерции еще повышали зарплату, и ее реальный уровень поднялся почти на 5%.

В этот период одновременно с па­ дением валютного курса рубля стал 30 О второй волне финансово-экономического кризиса в России укрепляться доллар, в связи с чем в октябре возникла паника и начался отток средств со счетов населения, их массовый обмен на доллары.

В подобных условиях Правительство и Центральный банк РФ доста­ точно оперативно приняли масштабные меры по накачке крупных банков деньгами с целью предотвращения их банкротства. В массовых масштабах стали выдавать краткосрочные кредиты банкам, в том числе и без залога.

Центральный банк за счет своих золотовалютных резервов начал сдержи­ вать девальвацию рубля по отношению к доллару и предотвратил панику и дальнейшую долларизацию. Меры были приняты оперативно, можно даже сказать скоропалительно, без тщательного анализа, серьезных расчетов, без выдвинутых условий по отношению к заемщику, например по мобилизации собственных резервов.

И неудивительно, что значительная часть средств была, по­видимому, потрачена зря, без достаточных обоснований. Сами руководители этой кампании спустя всего пару месяцев признавали, что в ряде банков столь большие средства практически оказались невостребованными в аспекте ликвидности, и они вывели эти средства на свои зарубежные счета, купили доллары и стали получать дополнительную прибыль от роста валютного курса доллара. Заручившись поддержкой Правительства и ЦБР, крупные банки, прежде всего государственные, продолжали безбедно жить, объявили высокие дивиденды, по итогам года выплатили своим руководителям высо­ кую зарплату, большие бонусы. И все это в то время, когда на их глазах разворачивалась драма в США, где Президент принял решение (и оно стало неукоснительно соблюдаться) о снижении зарплаты коммерческим руко­ водителям, которые обратились за госпомощью, об упразднении бонусов, о введении строгого режима экономии. Мы тоже пришли к такому выводу, но, увы, уже после того, как были выплачены и дивиденды и бонусы, то есть поздно — «поезд ушел».

Настоящий обвал экономики начался в январе нового года. Уже в декабре ВВП начал снижаться — правда, всего на 1%. Зато промышленность умень­ шилась на 10%, грузооборот на 12%, строительство застыло на нуле, начали сокращаться инвестиции (более 2%), умеренное снижение показали экспорт (16%) и импорт (4%). Положение предприятий и организаций заметно ухуд­ шилось. В четвертом квартале убытки предприятий и организаций впервые превысили их прибыль более чем на 440 млрд руб. (в нормальный квартал 2008 года прибыль превышала убытки на 2 трлн руб.). В связи с этим пред­ приятия и организации резко сократили премии, бонусы, кое­где снизили заработную плату. В отраслях, где произошло сильное падение (автомобиль­ ная промышленность, металлургия и ряд других), перешли на частичную занятость, стали сокращать персонал. В результате очень сильно по отно­ шению к соответствующему периоду прошлого года снизились реальные доходы — почти на 12% в декабре и более 10% в январе.

В январе случился обвал: ВВП сократился более чем на 10%, промыш­ ленность — на 16%, строительство — на 17%, грузооборот — на 17%, инвес­ тиции — на 16%, экспорт — на 43%, импорт — на 34%. Ничего подобного в предшествующем месяце не ожидалось. Это был шок. В декабре—январе общая безработица увеличилась на 800 тыс. человек, а зарегистрованная — на 400 тыс. человек.

Февраль и март по отношению к соответствующим месяцам прошлого года были немного спокойнее. На 9% сократился ВВП, на 13,5% — про­ мышленность. Зато увеличилось падение строительства — до 20,5% и грузо­ оборота — до 17—19%. Примерно в том же размере сокращались инвестиции.

Абел АгАНБегяН Стала снижаться реальная зарплата, а также объемы розничной торговли — до 4%. Резко подскочила безработица. На 400 тыс. человек только за февраль выросла зарегистрованная безработица, а затем она прибавила еще 100 тыс.

в марте, составив 2,2 млн человек. Немного углубилось падение экспорта и импорта — даже по сравнению с поистине ужасным январем. Эти месяцы (февраль и март) отличались повышенной инфляцией. В годовом исчислении потребительские цены выросли на 14%. И это при том, что начиная с дека­ бря цены промышленных производителей снижались по месяцам: декабрь — минус 7%, январь — еще минус 9,2%, февраль — минус 5,8%, март — минус 2,8%. А в целом, по сравнению с ноябрем, цены производителей снизились на 23%, в то время как потребительские цены выросли более чем на 6%.

Некоторое смягчение цифр падения производства в феврале—марте 2009 года в сравнении с пиковым январем дало основание отдельным руково­ дителям сделать вывод, что мы прошли дно кризиса и в последующие месяцы падение будет меньшим. Увы, жизнь в очередной раз посмеялась над этими предсказателями. Неожиданно в апреле и мае ВВП упал даже больше, чем в январе, — на 10,5 и 11,0%, промышленность тоже больше — на 16,9 и 17,1%, еще хуже в строительстве — 16,0 и 21,9%, очень значительно сократился грузо­ оборот — на 18%. Заметнее всего снизились объемы розничной торговли в сравнении с январем—мартом — на 4,5 и 5,6%. Зарегистрированная безрабо­ тица возросла немного менее чем на 100 тысяч — до 2,3 млн человек. Сильно сократился экспорт — на 46%, больше чем в январе, но немного меньше, чем в марте. Но существенно сильнее (и это большая неожиданность) сжался импорт — аж на 44—45% вместо 34% в январе и 36% в марте.

В то же время замедлилось снижение цен, и в годовом выражении в апре­ ле цены выросли на 13,2%, а в мае даже на 12,4% против 14% в марте.

Сократился и отток капитала, в апреле он был всего 2 млрд долл., в то время как в январе—марте (за 3 месяца) чистый отток капитала составил 39 млрд долл. В мае начался небольшой приток — 2 млрд долл.

В июне и июле падение общественного производства в годовом выраже­ нии было меньшим, а по сравнению с маем наметился даже символический (на десятые доли процента) прирост. Означают ли эти данные, что дно прой­ дено, что именно показатели апреля и мая будут тем дном, ниже которого не упадет общественное производство в ходе кризиса? Если честно, то мы этого не знаем. Я не могу исключить, что один из последующих месяцев или даже какой­нибудь осенний месяц после прихода второй волны кризиса (о чем речь пойдет ниже) может оказаться худшим.

Интересно, что это ухудшение показателей в апреле—мае происходило на фоне общего улучшения условий хозяйствования в стране, когда не только уменьшился чистый отток капитала, о чем было сказано выше, но и суще­ ственно повысилась цена акций российских компаний. После глубочайшего падения на первом этапе кризиса фондовый рынок достиг дна, а с того времени он поднялся более чем вдвое, то есть отыграл назад почти полови­ ну падения. Причем прирост российского фондового рынка в этот период был самым большим в мире, наряду с китайским. Он оказался вдвое более высоким, чем в тех же развитых странах. Хотя надо сказать, что этот значи­ тельный рост во многом был связан с тем, что и падение фондового рынка в России оказалось вдвое более глубоким — и соответственно здесь сработал более сильный восстановительный эффект, чем в развитых странах.

Немаловажную роль играл значительный рост нефтяных цен. Хотя, по прогнозам Минэкономразвития, средняя цена нефти в бюджете на 2009 год была зафиксирована в размере 45 долл., в последние месяцы она держит­ 32 О второй волне финансово-экономического кризиса в России ся выше 60 долл., а в мае—июле довольно часто даже превышала планку в 70 долл. А это — существенная разница. Серьезно укрепился в последние месяцы и рубль. Достигнув пика максимальной девальвации в 55%, он стал отыгрывать у доллара одну позицию за другой и с 37 руб. за доллар дошел до 31—32 руб.

Резким сокращением импорта на 45% пока не в полной мере воспользова­ лась наша импортозамещающая промышленность, возможно за исключением пищевой промышленности, кожевенной и обувной, химической и резино­ технической отраслей.

В последнее время стало модным классифицировать характер падения экономики при помощи букв латинского алфавита. Например, кризис типа «V» означает, что кризис достигает нижней точки в определенное время, после чего начинаются оживление и подъем. Такой кризис имеет один минимум. Другой тип кризиса характеризуется буквой «U». Здесь кризис достигает дна, потом идет депрессия, некоторое время экономика находит­ ся в стагнации и только затем начинает выходить из кризиса — наступает время оживления и подъема. Но как бы самым «модным» считается кризис типа «W», когда в начале кризиса идет большое падение, потом в сравне­ нии с пиковым месяцем наблюдается некоторый подъем и потому цифры падения уменьшаются. А затем вдруг экономика снова падает и достигает минимума, после чего могут начаться оживление и подъем. Так произошло в России в конце 2008 и первой половине 2009 года. Первое глубокое паде­ ние — это январь (например, в промышленности на 16%), потом меньшее падение в феврале и марте — примерно на 13,5%, а затем опять сильное падение в апреле и мае — около 17% и, наконец, опять меньшее сокраще­ ние в июне—июле.

После достижения второго минимума — оживление и подъем, то есть опять будет небольшая передышка, как в феврале—марте, и затем вновь осенью или зимой может быть третий минимум, возможно, самый глубокий, и, таким образом, конфигурация кризиса примет новый вид, соответству­ ющий не букве «W», а «VVV» (triple «V»). Разумеется, дальнейшая траекто­ рия кризиса может показать и сочетание букв W и U, причем с различной продолжительностью депрессии, стагнации на дне или близко ко дну кри­ зиса. Такая конфигурация характерна для процесса стагфляции. И именно к такому типу относились кризисы 1973—1975 годов и 1983—1985 годов в США в период стагфляции. Отметим, что между этими кризисами замет­ ного подъема экономики вообще не было. После депрессии было едва замет­ ное оживление на уровне около 2% в год: но, разумеется, никто такого не предвидел просто потому, что никто раньше с таким не сталкивался.

Не исключено, что и у нас выход из кризиса окажется более затяжным и мучительным, чем мы сейчас себе это представляем, и что он будет совсем не таким, как в других странах, у которых нет высокой инфляции и кото­ рые выйдут из кризиса при низкой инфляции и низком проценте ставок за заемные средства.

Как и в других странах, в России сегодня формируется вторая волна кри зиса, связанная с невозвратом долгов прежде всего в банковскую систему.

В России на май 2009 года общий объем размещенных банками средств составляет 19,8 трлн руб., из которых кредиты и иные средства, предостав­ ленные предприятиям и организациям, составляют 13,5 трлн руб., предо­ ставленные кредитным организациям — 2,4 трлн руб., кредиты физическим лицам — около 3,8 трлн руб. При этом более 36% средств, или 5,3 трлн руб., размещены на срок менее 1 года.

Абел АгАНБегяН Кроме указанных долгов, российским банкам нужно принять во вни­ мание и долги предприятий, организаций и банков зарубежным инвесто­ рам. В течение 2009 года из общего долга в 570 млрд долл. надо вернуть 151 млрд долл., в том числе в третьем квартале 2009 года около 34 млрд долл., а в четвертом квартале — около 42 млрд долл. На 2010 год падает возврат долга в размере 91 млрд долл, в том числе в первом квартале 21 млрд долл.

и во втором квартале около 25 млрд долл.

В условиях кризиса у предприятий, организаций и банков не хватает лик­ видности, чтобы возвратить столь значительные долги: главным источником возврата этих долгов традиционно является прибыль. В лучший докризисный квартал (второй квартал 2008 года) прибыль предприятий и организаций за вычетом убытков составляла 2 трлн руб. По оценке, на четвертый квар­ тал 2009 года необходимо отдать только иностранных долгов 1,3 трлн руб., а внутренних долгов еще не менее 3 трлн руб. (без займов населения). Такие средства предприятия и организации не смогли бы изыскать даже в благо­ приятных докризисных условиях.

Первый заместитель Председателя Банка России Т. Меликьян справед­ ливо отмечает: у банков будут проблемы не только с ликвидностью, сколько с достаточностью капитала из­за роста задолженности, с ухудшением каче­ ства активов банка, необходимостью выделения дополнительных резервов.

Здесь помогут меры государства по рекапитализации банков: она пополнила капитал крупных, в основном государственных банков на 821 млрд руб.

Намечается также (закон принят) возможность оплаты государством при­ вилегированных акций банков облигациями федерального займа, которые могут быть использованы для рефинансирования в Банке России.

Кризис намного ухудшил финансовое состояние предприятий и организаций.

Финансовые результаты их деятельности (общая прибыль минус убыток) в четвертом квартале 2008 года стали убыточными — убыток превысил при­ быль более чем на 440 млрд руб. За январь—апрель 2009 года предприятия и организации получили менее 1,5 трлн руб. прибыли при 750 млрд руб.

убытков. При этом прибыль по отношению к соответствующему периоду прошлого года сократилась почти на треть, а убытки выросли в 1,8 раза.

Примерно на 200 млрд руб. прибыль превысила убыток в добыче топливно­ энергетических ресурсов и на 150 млрд руб. — в производстве и распределе­ нии электроэнергии, газа и воды, а также в оптовой торговле. Относительно небольшая прибыль была получена в трубопроводном транспорте и связи, операциях с недвижимым имуществом и пищевой промышленности. Во всех остальных отраслях народного хозяйства прибыли и убытки уравновешивают друг друга, как, например, в строительстве, в обрабатывающей промыш­ ленности (кроме нефтепереработки и производства кокса). Или же убыток намного превосходит прибыль: более чем на 50 млрд руб. — в производстве транспортных средств, на 10 млрд руб. — в финансовой сфере.

Почти 40% всех предприятий и организаций страны оказались убыточ­ ными, в том числе: в добыче полезных ископаемых — 55%, в обрабатываю­ щей промышленности — 43%, в том числе в переработке древесины — 62%, в металлургическом производстве — 62%, в производстве и распределении электроэнергии и газа — 40%, в строительстве — 44%, в транспорте и свя­ зи — 40%, в финансовой деятельности — 35%, в здравоохранении и предо­ ставлении социальных услуг — 44%. Относительно благополучно выглядят трубопроводный транспорт, госуправление, образование, торговля, пищевая промышленность (31%) и рыболовство (32%). Число убыточных предприятий существенно возросло в сравнении с докризисными временами.

34 О второй волне финансово-экономического кризиса в России Возможно, к четвертому кварталу прибыльность предприятий и органи­ заций несколько возрастет, но даже при самых оптимистических предполо­ жениях задолженность предприятий и организаций нашим банкам вряд ли сможет быть выплачена в срок и в полном объеме. Значительная ее часть будет просрочена. Весь вопрос заключается в том, какая именно часть.

Говоря об этой просроченной задолженности, следует принять во вни­ мание и другие долги предприятий и организаций. Ежемесячно растет задолженность предприятий и организаций поставщикам, бюджету, своим работникам — по зарплате, по платежам в государственные внебюджетные фонды. В апреле 2009 года такая просроченная задолженность составила 1079 млрд руб., из которых 200 млрд руб. — в добыче полезных ископаемых, более 330 — в обрабатывающей промышленности, около 140 — в произ­ водстве и распределении электроэнергии, газа и воды, более 100 — в стро­ ительстве, более 120 — в торговле, около 100 млрд руб. — в операциях по недвижимости. На начало мая общая задолженность предприятий и организаций по полученным кредитам и займам составляла 17,1 трлн руб. Определенная часть этой задолженности предприятий и организаций является просроченной. Заметим также, что в отличие от баков, которые немного — с 46,4 до 142,4 млрд долл. — сократили свой внешний долг за второй квартал 2009 года, промышленные предприятия увеличили его на 20 млрд долл. — с 274,3 до 294,4 млрд. долл.

Ни банки, ни сами предприятия и организации не хотят называть реаль­ ных цифр, которые могут показать их тяжелое финансовое состояние и не позволят им привлекать новые средства и возвращать долги. Банки реструкту­ рируют кредиты и стараются иметь просроченную задолженность в преде­ лах 5%. Экспертная оценка реально существующей задолженности сегодня говорит о 10—11­процентной величине, которая резко выросла в послед­ ние несколько месяцев и, по прогнозам, будет быстро нарастать к осени 2009 года. По оценке руководителя АСВ А. Турбанова, просроченная задол­ женность предприятий и организаций банкам осенью превысит 20%. Такой оценки придерживаются также Альфа­Банк, министр финансов А. Кудрин и большинство зарубежных экспертов.

Международное рейтинговое агентство Fitch оценивает объем обесце­ нившихся кредитов (просроченных более чем на 90 дней) российских бан­ ков в размере 25% при потерях по кредитам до 12,5% в базовом сценарии и возможность увеличения этих показателей соответственно до 40 и 24% при пессимистическом сценарии. Оно оценивает потребность этих банков в рекапитализации в размере 22 млрд долл. (674 млрд руб.), а в пессимис­ тическом сценарии — до 60 млрд долл. (1880 млрд руб.).

Другие международные рейтинговые агентства (Moody’s и Standard & Poor’s) предлагают более мрачные прогнозы по возможному объему невозвращенных кредитов.

Со своей стороны, чтобы «закрыть» долги, российские предприятия, по заявлению первого вице­премьера И. Шувалова, попросили у госбанков кредитов на 700 млрд руб. и рефинансирования задолженности на сумму еще 415 млрд руб.

В противовес мнению международных рейтинговых агентств руково­ дители ЦБР и Сбербанка считают, что эта просроченная задолженность вряд ли превысит 10% и в основном сами банки смогут с нею справиться.

Представители Минэкономразвития, как можно их понять, полагают, что со второй волной кризиса нам удастся успешно справиться за счет предо­ ставления коммерческим банкам дополнительных кредитов ЦБР. На эти Абел АгАНБегяН цели зарезервировано около 500 млрд руб. Критической величиной для банков является невозврат или значительная просрочка 15—20% кредитов, поскольку в этом случае невозвращенная сумма будет близка к стоимости всего капитала наших банков.

Конечно, Центральный банк и Правительство РФ располагают средствами, чтобы погасить просроченную задолженность даже в 1—2 трлн руб., оказав помощь банкам, прежде всего крупным, у которых накоплена наибольшая задолженность. Однако если, как предрекают отдельные зарубежные экс­ перты, задолженность составит 30%, положение действительно может стать катастрофическим. Даже Правительству и ЦБР трудно будет изыскать такие средства, и тогда многие банки обанкротятся.

Положение банков в связи с предстоящим обострением долгового кри­ зиса — лишь одна сторона дела. Другая сторона, может быть даже более существенная, — положение самих предприятий и организаций. На них оказы­ вается огромное давление по возврату взятых кредитов, причем возврату не только самого тела долга, но и высоких процентов, под которые эти кредиты выдавались. Если же произойдет просрочка возврата кредитов, то начнут действовать штрафные санкции и к необходимой сумме возврата добавятся штрафы и пени, так что довольно скоро возросшая сумма, которую требуется возвратить, станет попросту неподъемной для предприятий и организаций.

Многие банки, конечно, найдут компромисс с предприятиями, откажутся от штрафов и пени или даже скорректируют слишком высокий процент, лишь бы получить основную сумму долга как можно быстрее. Это часто оказывается выгодным и для предприятий и организаций, которые, стремясь отделаться от «плохих» долгов, будут «сливать» в банк максимум располагае­ мых средств, не оставляя себе денег на дальнейшее развитие, на пополнение оборотных средств и т. д. Тем самым они загонят себя в угол и вынуждены будут, вроде бы расплатившись с долгами, сокращать производство из­за нехватки финансирования, начать новый тур снижения издержек производ­ ства, увольнения части работников, пойдут на более глубокую реструкту­ ризацию, пытаясь избавиться от части активов или найти стратегического инвестора. Они будут пытаться продать часть бизнеса по достаточно низкой цене, начнут ужиматься в плане занятия производственных помещений, складов, офисов и т. д. Все это может спровоцировать дополнительный спад производства, углубление кризиса, рост безработицы, ухудшение финансо­ вого положения предприятий.

Так что вторая волна кризиса — это отнюдь не банковский кризис. Причина этого кризиса — нарастание «плохих» долгов банкам, но последствием этого кризиса будет углубление не только его финансовой части, но и части обще­ экономической и социальной. Поэтому вторая волна кризиса может спрово­ цировать падение до нового, более глубокого дна кризиса осенью 2009 года.

Во всяком случае, к такому развороту событий нам нужно быть готовыми.

И потому каждый месяц необходимо отслеживать динамику кризиса, при­ нимая упреждающие меры, не давая кризису возможности «догнуть» произ­ водство. Развитие второй волны кризиса в значительной мере будет зависеть и от внешнеэкономических условий. Если цена на нефть будет повышаться, то в Россию придут дополнительные валютные поступления и нам легче будет справиться с этой напастью. Большое значение для многих отраслей с точки зрения их развития и выживания имеет и динамика курса доллара.

От внешнеэкономических причин существенно зависит также динами­ ка нашего фондового рынка, который с повышающим коэффициентом во многом повторяет позитивное движение основных фондовых рынков мира, 3 О второй волне финансово-экономического кризиса в России прежде всего американских, конечно с поправкой на цену нефти, от кото­ рой зависит котировка акций нефтяных компаний России и «Газпрома», занимающих у нас немалое место на фондовом рынке.

Если западный мир во второй половине 2009 года начнет показывать положительную динамику и положение западной финансовой сферы упро­ чится, ликвидность банков и инвестиционных компаний возрастет, то во втором полугодии в Россию может начаться приток капитала, в том чис­ ле и предоставляемого в кредит нашим предприятиям и организациям под намного более низкие проценты, чем это делают наши банки. В этом случае Западу будет проще реструктурировать наши валютные долги зарубежным инвесторам, продлить срок их погашения, что, разумеется, облегчит финан­ совую жизнь предприятиям, организациям и банкам.

Многое будет зависеть и от политики ЦБР. В последнее время он стал предоставлять российским банкам по тендеру годовые беззалоговые кредиты, спрос на которые на первых тендерах в несколько раз превысил предложе­ ние. Средневзвешенная ставка ЦБР под годовой кредит составила около 15%, и после очередного, уже пятого по счету (с 13 до 10,75%), снижения ставки рефинансирования она может быть еще немного уменьшена. Это поможет нашим банкам справиться со второй волной кризиса.

Государство сокращает широкомасштабную финансовую помощь реально­ му сектору. Но выборочно — наиболее значимые системообразующие пред­ приятия, если они действительно будут остро нуждаться в государственной финансовой помощи, возможно смогут ее получить. Это в первую очередь относится к государственным предприятиям и организациям. Кроме того, регионы России тоже составили свой список системообразующих предпри­ ятий. И отдельные регионы, финансовое положение которых ухудшилось в меньшей степени, разработали реальную антикризисную программу, созда­ ли финансовую «подушку безопасности». Такие регионы тоже могут оказать предприятиям посильную помощь в борьбе со второй волной кризиса.

Какие из предложенных мер и направлений выдвинутся на первый план — покажет жизнь. Ждать осталось не так долго. Думаю, что в сентябре—октябре ситуация со второй волной кризиса прояснится.

Весьма вероятно, что многие банки и предприятия, а также Правительство и ЦБР всеми силами будут стараться оттянуть наступление второй волны кризиса, перекладывая возврат долгов на более позднее время. И тогда эко­ номические и социальные последствия «плохих» долгов могут сдвинуться на самый конец 2009 и начало 2010 года. И пока неясно — облегчит или утяжелит эта передвижка возврат долгов, поскольку складываются проти­ воречивые условия: с одной стороны, из­за повышения социального взноса с 26 до 34% от фонда зарплаты дополнительно сокращается прибыль пред­ приятия, а с другой стороны, есть надежда на общее улучшение экономи­ ческой ситуации, на прирост объемов реализации и прибыли по отношению к предшествующим месяцам, на приток иностранного капитала.

Единственное, что хотелось бы пожелать в заключение, — раз и навсегда избавиться от шапкозакидательских настроений. В кризис, конечно, надо жить с верой в будущее, думать о лучшем, но готовиться следует к худшему, чтобы успешно отразить новые волны кризиса и выйти из него здоровыми и сильными.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.