WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ На правах рукописи Орлянский Сергей Александрович ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗА МУЖЧИНЫ В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ ...»

-- [ Страница 2 ] --

После женитьбы молодому мужчине приходится иметь дело с любящей, заботливой, но часто доминантной женой, которая, как некогда его мама, лучше него самого знает, как планировать семейный бюджет и что нужно для дома и для семьи»1. Кроме того, мужчины всё чаще выполняют пассивную, преимущественно сидячую работу. От них уже не требуется никакой инициативы, никакого новаторства, но они и сами не хотят «высовываться», потому что гораздо проще выполнять те поручения, которые даёт начальник, так как нередко инициатива оказывается наказуемой, и за неё необходимо нести ответственность. Это и есть ещё одна причина трансформации образа мужчины в современной культуре, её можно назвать страхом перед неспособностью или невозможностью мужчины брать на себя ответственность за принятие важных решений. Изменение социокультурной роли мужчины напрямую связано с теми требованиями, которые предъявляет к нему женщина, так как от мужчины сейчас требуется выполнение двух противоположных ролей: сильного, настойчивого, волевого, грубоватого и мужественного «мачо», с одной стороны, и мягкого, чувственного, утончённого, воспитанного, интеллигентного партнёра и друга – с другой. Таким образом, современный мужчина должен быть гармонично развитым, самодостаточным другом и партнёром. Но одновременно такое сочетание разнородных начал и качеств создаёт условия для развития гендерного конфликта. Ещё одним следствием трансформации образа мужчины является мужская проституция, которая берёт своё начало с глубокой древности. Во многих исторических литературных памятниках упоминается о мужской проституции в Древней Греции, о священной храмовой проституции. Мужская проституция распространена и в настоящее время. В ней выделяют два вида: гетеросексуальную и гомосексуальную.

Кон И.С. Российский мужчина и его проблемы // Гендерный калейдоскоп. Курс лекций. М., 2002. С. 231-232.

Мужскую проституцию можно классифицировать по пяти основным типам: «1. Туалетная крыса. Как правило, бисексуал. Промышляет в мужских туалетах, ориентируется в основном на приезжих. 2. Отельный. Вызывается в гостиничные номера через швейцаров или горничных. У него чётко обозначена специализация: активный гомосексуал, пассивный, или гетеросексуал. Специализация отельного проститута требует от него высокой квалификации и «профессионализма», поэтому он является «специалистом» в какой-то одной сфере. 3. Ресторанный. Как и коллеги-женщины, постоянно «приписан» к определённому ресторану или клубу. Они часто выступают в роли так называемых «платных танцоров» 4. Банный лист. Работает в бане (банщик, массажист, парикмахер). Он является штатным сотрудником бани (но существует ещё и резерв для особых случаев). У него также существует узкая специализация. Среди таких бань есть как универсальные, так и чаще всего имеющие строго ограниченную сексуальную ориентацию. 5. Бордельеро. Обслуживает персонал в мужских борделях или в специальных отделениях женских борделей»1 Мужская проституция явно противоречит всем правилам, нормам и устоям патриархального общества, а также маскулинным канонам поведения, потому что мужчина, «настоящий мужчина» должен быть только властным, сильным, мужественным гетеросексуалом. Кроме безнравственности, мужская проституция (впрочем, как и женская проституция) несёт в себе не только огромную социокультурную угрозу, но и угрозу морального разложения общества, заболеваниями ВИЧ – инфекциями и СПИДом. Еще одной причиной изменения социальной роли мужчины в обществе является феномен феминизма (точнее сказать, «крайний» феминизм или даже См.: Мужская проституция http://www.vredno.ru/sleg/archive/art721full.html мужененавистничество). Последовательницы этих воззрений, борясь за свои права, пытаются различными путями вытеснить мужчин из их традиционно мужских сфер деятельности. Они стремятся уравнять все права как в социальной и культурной сферах жизнедеятельности, так и в семейной сфере. На современном этапе развития общества такой попыткой может являться отпуск по уходу за ребёнком для мужчин, который наравне с женским отпуском предусмотрен Кодексом Законов о Труде Российской Федерации (КЗоТ РФ) в статье 167. В КЗоТе говорится о том, что «… отпуск по уходу за ребёнком до достижения им возраста трёх лет может быть использован полностью либо по частям также отцом ребёнка…»1. Таким образом, мужчина может вполне официально брать отпуск по уходу за ребёнком при условии, что мать ребёнка не использует данного отпуска и не получает ежемесячного пособия. За мужчиной сохраняется его рабочее место и та же должность, которую он занимал перед отпуском2. Однако в настоящее время отпуск по уходу за ребёнком мужчинами попросту не используется, потому что они боятся быть похожими на женщин, и, таким образом, срабатывает так называемая «норма антиженственности (The Antifemininity Norm)»3. Можно также предположить, что в России отпуск по уходу за ребёнком для мужчин в ближайшее время не представляется возможным и реальным в силу традиций, социокультурных установок, предрассудков и боязни феминизации мужчины, хотя в отдельных случаях встречаются исключения из правил, например, если мужчина в силу каких-то обстоятельств сам воспитывает ребёнка. Ещё одним феноменом современности можно назвать однополые браки. Поскольку современное российское общество считается гомофобным, то различные сексуальные отклонения у мужчин и у женщин считаются аномальными. Но во многих европейских странах правительство пытается легализовать гомосексуальные браки. Впервые однополые браки легализовали в Голландии в 1 Кодекс Законов о Труде Российской Федерации. Ст. 167, С. 163 Центр Социально-трудовых прав http://www.trudprava.ru/consultation/outq.php?q=1030 3 Берн Ш. Гендерная психология. – СПб.: 2001. С. 2001 году. По голландским законам гомосексуальные пары имеют те же права, что и гетеросексуальные, в том числе право на усыновление детей. А в Финляндии, Великобритании, Бельгии такой закон собираются принять в ближайшее время, но всё же будет сделана немаловажная и существенная оговорка: в отличие от законов Голландии гомосексуальным парам не будет дано право на усыновление детей. Представители христианских конфессий России высказались против заключения однополых браков. Православный священник, который согласился бы обвенчать однополых партнёров, может быть лишён своего сана. Так обвенчалась гомосексуальная пара, и священника в Нижнем Новгороде, обвенчавшего гомосексуальную пару, лишили сана. Здесь можно говорить об интолерантном отношении к такого рода взаимоотношениям, поскольку гендерология включает в себя не только мужские и женские исследования, но и занимается исследованием людей нетрадиционной сексуальной ориентации. В 2002-2003 годах нами было проведено исследование, связанное с изучением трансформации традиционного образа мужчины, с целью выявления тенденции в изменении социальных ролей мужчин России в постсоветский период и основных причин трансформации мужской сущности. В ходе исследования было проведено массовое анкетирование в г. Ставрополе. Общий объём выборки составил 802 человека, (из них 372 мужчины и 430 женщин), выборка квотная репрезентативная по полу и возрасту. Респондентам был предложен опросник, состоящий из 21 вопроса, кроме вопросов, содержащих общие сведения о респондентах (6 вопросов). Из них 17 закрытых вопроса и 4 – открытого типа. Значительное большинство респондентов (всего 580 человек, из них 76,8% женщин и 67,7% мужчин) считают, что в настоящий исторический период происходит трансформация образа мужчины, и это связано: 1) с политической и экономической обстановкой в стране – (184 человека, из них 22% женщин и 23,9% мужчин);

2) с социальной невостребованностью (90 человек, из них 11,9% женщин и 10,5% мужчин) и с европеизацией образа мужчины, которая включает в себя социальное равенство без чёткого разграничения семейных функций – (90 человек, из них 21,6% женщин и 9,9% мужчин);

3) низкая заработная плата – (88 человек, из них 11,9% женщин и 10,5% мужчин). В связи с этим можно говорить о социально-экономических причинах, способствовавших изменению социокультурной роли мужчины в обществе. Неспособность или нежелание мужчины найти высокооплачиваемую работу, неспособность выполнять свои исторические функции добытчика и кормильца вынуждает идти на заработки женщину. А социальная невостребованность и, как следствие, безработица сказываются на мужчинах следующим образом: 1) мужчины теряют своё главенствующее положение в семье как добытчик и кормилец – (397 человек, из них 49,3% женщин и 49,7% мужчин);

2) состояние безработицы приводит к пьянству (и другим вредным привычкам) – (229 человек, из них 29% женщин, 27,9% мужчин);

3) мужчины утрачивают способность работать по ранее выбранной специальности – (112 человек, из них 14% женщин, 14% мужчин). Таким образом, если мужчины, оставшиеся без работы, теряют доминантное положение в семье и прибегают ещё к употреблению алкоголя, постепенно деградируют и через некоторое время становятся недееспособными. Особое внимание необходимо уделить вопросу, «какой тип устройства семьи, на Ваш взгляд, является наиболее приемлемым?» Респонденты ответили следующим образом: 1) – эгалитарная модель семьи – (513 человек, из них 77% женщин и 49% мужчин);

2) – патриархатная модель – (262 человека, из них 19% женщин и 48,4% мужчин);

3) – матриархатная модель – (20 человек). Большинство респондентов как наиболее приемлемый выбрали эгалитарный тип устройства семьи, или биархат. Биархат в первую очередь представля ет собой полное равенство во всех сферах жизнедеятельности. Мужчина и женщина должны наравне работать, совместно принимать все решения, воспитывать детей и т.д., потому что в современных российских условиях семья может существовать только благодаря взаимопомощи, взаимоподдержке и взаимопониманию. Первым шагом к биархату – к равенству и равноправию, должно быть освобождение мужчин от материального и финансового бремени. На открытый вопрос, «какие социальные функции, на Ваш взгляд, должны выполнять мужчины и женщины? Объясните почему», большинство респондентов – (502 человека, из них 64,9% женщин и 60% мужчин) ответили, что мужчина и женщина должны выполнять исторически сложившиеся функции: мужчина должен быть защитником, кормильцем, добытчиком, а женщина - работать по дому! Такие функции являются исторически сложившимися в патриархатном обществе. В результате 513 человек ответили, что биархат и эгалитарная модель семьи является наиболее приемлемой, но всё же патриархатные устоявшиеся каноны существуют и сейчас. Лишь 107 человек (16,5% женщин и 9,7% мужчин) ответили, что мужчины и женщины должны выполнять равные функции. В связи с новизной данного исследования мы не имеем возможности сравнить его с другими подобного рода исследованиями, поскольку на территории России такие исследования ещё не проводились. Следовательно, можно сделать вывод, что современное российское общество ещё не готово принять европейский тип семейных отношений, потому что застаревшие стереотипы не позволяют выйти за рамки патриархатного общества, где мужчина должен и будет занимать главенствующее место и выполнять свои исторически сложившиеся функции. Психологические причины трансформации мужчин Одной из основных психологических причин трансформации мужчин может служить изменение социальной гендерной роли, следствием которой может явиться мужской гендерно-ролевой стресс.

Мужской гендерно-ролевой стресс проявляется в тех ситуациях, когда мужчине сложно поддерживать стандарт мужской роли или когда обстоятельства требуют от него проявления женских моделей поведения (заботы, сопереживания и др.). Эти качества отсутствуют или запрещены мужской гендерной ролью1. Это и является основной предпосылкой к формированию стресса. «Мужской гендерно-ролевой стресс – это стресс, возникающий, когда мужчине трудно поддерживать стандарт традиционной мужской роли или он вынужден проявлять поведение, характерное для женской роли…»2 Ещё одной причиной может являться гендерно-ролевой конфликт – психологическое состояние, проявляющееся в ситуациях, когда ригидные, сексистские или ограничивающие гендерные роли имеют негативные последствия или оказывают негативное влияние на человека и тех, кто с ним контактирует.3 В настоящее время происходит трансформация мужской гендерной роли, и в первую очередь это связано с тем, что женщины пересматривают те основные мужские качества, которые были заложены любому мужчине с детства и формировались в процессе социализации. Мужчина должен быть сильным, волевым, смелым, однозначным и непоколебимым при принятии решений. Он не должен плакать и проявлять свои эмоции в присутствии людей, прощать измены и т.д. Таким образом, можно сделать вывод, что в настоящее время происходит изменение психологической роли мужчин. Это связано с тем, что «долгое время учёные считали, что мужчина более психологически здоров, если он соответствует традиционным представлениям о мужественности. Теперь всё большее распространение получает точка зрения, что мужская гендерная роль может быть источником тревоги и напряжения из-за того, что некоторые её аспекты дисфункциональны и противоречивы» 1 Берн Ш. Гендерная психология. – СПб., 2001. С. 186. Там же. С. 187 3 Там же. С. 187. 4 Там же. С. 196.

Если мужчина выполняет «женские функции», такие, как воспитание детей, уборка квартиры, покупка продуктов и др., то его пренебрежительно называют «домохозяйкой». Поэтому мужчина всегда вынужден подтверждать свою мужественность, чтобы соответствовать всем признакам и качествам главы семьи. Большое значение для возрождения маскулинности и мужественности в России имеют военно-патриотические клубы и партии. Такие партии, общественные организации и движения основаны на «принципах Национального долга, Национальной идеологии и Русских Православных традиций»1 (из «основных положений» Всероссийского общественного патриотического Движения Русское Национальное Единство ВОПД РНЕ). Подобного рода организации используют патриотизм, мужественность, независимость, взаимоподдержку, братство и справедливость как социокультурные маяки, способные привлечь немало сторонников с противоречивыми политическими взглядами. Военно-патриотические клубы и организации тесно содействуют с Министерством Обороны РФ, МВД. На их базе проводятся различные военноспортивные соревнования, организуются спортивные секции. Мальчиков готовят к службе в армии, обучают различным единоборствам, стрельбе из различных видов оружия, прыжкам с парашюта. Проводятся встречи с ветеранами Великой Отечественной войны, афганской и чеченской войн, воспитывая тем самым моральные, нравственные, патриотические и общекультурные чувства. Большое значение также для мальчиков имеют занятия спортом, где они познают такие ценности, как соревновательность, сила воли, достижение победы любой ценой, т.е. культурно релевантные элементы мужественности.2 Спорт является частью гендерных отношений. Большинство мужчин продолжают следить за спортивными событиями, обсуждать их и чувствовать свою принадлежность к этой сфере деятельности… Спорт как зрелище является важ 1 ВОПД РНЕ. Основы социальной концепции. http://rne.iks.ru/stat/sockon.htm Месснер М. Маскулинность и профессиональный спорт // Антология гендерной теории. – Мн., 2000. С.222.

нейшим фактором, который поддерживает традиционную концепцию мужского превосходства, в последнее время оспариваемого женщинами1. По мнению М. Месснера, профессиональный спорт является для мужчин всех слоёв общества таким средством повышения социального статуса, который недоступен женщинам. Спорт, таким образом, служит мужским интересам, помогая создать и легализовать их доминирующее положение в обществе и по отношению к женщинам.2 Таким образом, военно-патриотические движения и спортивные клубы способствуют воспитанию маскулинных качеств у мальчиков (сила, выносливость, соперничество, твёрдость характера и др.), развивают важнейшие личностные ориентации (сила воли, честность, справедливость, благородство, взаимопомощь и взаимоподдержка и др.). Только здесь мальчики могут реализовать свои мужские качества, почувствовать себя представителями Мужского пола в современном российском обществе. В данном параграфе мы выделили основные кризисы мужественности и причины трансформации образа мужчины в культуре. К основным кризисам мужественности можно отнести следующие: кризис мужественности в XVII и XVIII веках во Франции и Англии;

кризис мужественности на рубеже XIX и XX столетий в Соединённых Штатах Америки и странах Европы;

кризис мужественности второй половине ХХ века в СССР - кризис маскулинности «шестидесятников;

кризис мужественности конца XX – начала XXI веков в России. В настоящее время можно выделить три основных причины трансформации образа мужчины в современной культуре: биологические, социокультурные, психологические. Таким образом, можно сделать вывод: во-первых, на протяжении всего развития человечества в отдельные кризисные периоды происходит трансформация традиционного образа мужчины в обществе, семье и культуре. Это связано с тем, что женщины, переосмысливая свою сущность, пытаются занимать1 Там же. С. 226. Там же. С. 231- ся мужскими профессиями, выполнять мужские функции, следствием чего является маскулинизация образа женщины. Женщины, борясь за свои права, пытаются вытеснить мужчин из истинно-мужских сфер деятельности. В связи с этим происходит изменение социальной роли мужчин, следствием которой является феминизация образа мужчины, связанная с выполнением ими женских функций или нежеланием выполнять свои исторически сложившиеся функции. Во-вторых, происходит трансформация мужской гендерной роли. Это связано с тем, что мужчины утрачивают свою идентичность и не пытаются её вернуть. В-третьих, происходит снижение средней продолжительности жизни мужчин, связанной с «индексом мужской сверхсмертности», подверженностью мужчин различным «новым» заболеваниям и мутациям, преждевременным старением мужского организма, связанным с увлечением мужчин вредными привычками и т.д. 2.2 Эволюция представлений о месте и роли мужчины в современном обществе. Образы мужчин в современной культуре. В настоящее время, как отмечалось выше, происходит трансформация образов мужчин, мужских ценностей и мужских гендерных ролей в современном обществе и культуре. «Трансформация традиционных мужских ценностей и канонов маскулинности – общее неумолимое требование времени. Нравится он нам или нет, этот процесс давно уже идёт во всём мире, включая Россию. Но смешение дескриптивных, аскриптивных и прескриптивных черт маскулинности может порождать опасные иллюзии. Хотя каноны маскулинности и фемининности взаимосвязаны, представления жизни и образы меняются и обновляются быстрее мужских, а женские представления о мужчинах и представления мужчин о самих себя часто не сов падают. При этом одни склонны преувеличивать, а другие – преуменьшать масштабы происходящих перемен».1 В данном параграфе мы рассмотрим как изменение мужских гендерных ролей в современном обществе, так и изменение образов мужчин и маскулинности в современной культуре. Временные рамки этого периода охватывают 90-е годы ХХ века и начало XXI века. Трактовка современности имеет также сугубо гносеологический характер и связана с предметом диссертационного исследования. Информационная революция началась в последней четверти ХХ века. Она оказала очень большое влияние на все сферы общественной жизнедеятельности и, в частности, нивелирует традиционный образ мужчины. Происходит трансформация мужских гендерных ценностей. Появляются новые образы и субкультуры. В связи с происходящими социальными трансформациями происходит и изменение доминирующих образов мужчин в культуре. Если раньше всё чаще говорилось об образе рыцаря, мушкетёра, мачо – это образы мужчин агонального культурного пространства, то сейчас появился как новый образ мужчин, например, метросексуал, так и уже ранее существующие образы, которые не утратили своей актуальности. Среди таких образов – профессионал, белый мужчина, алкоголик, сельский мужик (в СССР) или фермер (на Западе), дикий мужчина. По мнению А.В. Ярового, «агональное пространство является сущностной категорией пространства мужского, идентичного мужской субкультуре, под которым следует понимать не только физические границы мужской функциональности в обществе, определяемой хозяйственными, социальнополитическими и другими «материальными» факторами, но и пространство семиотическое, сопряжённое с древними и изменявшимися в ходе исторического времени идеологическими постулатами. Символические формы агональности Кон И.С. Российский мужчина и его проблемы // Гендерный калейдоскоп. Курс лекций. М., 2002. С. 240.

выступают…доминантными символами и увязывают мужскую субкультуру в единый механизм формирования маскулинности»1 Рассмотрим более подробно трансформации агонального пространства, как пространства, в котором воспроизводятся традиционные мужские образы. Например, доминирующим образом современного американского мужчины является «белый гетеросексуал среднего класса». Наиболее полно, по нашему мнению, в современных гендерных исследованиях охарактеризовала образ американского белого мужчины М.В. Золотухина. По её мнению, «американским мужчинам (согласно доктрине двух сфер и т.н. культу истинной женственности, под знаком которых прошла жизнь семей среднего класса, начиная с тридцатых годов девятнадцатого века), традиционно приписывались черты, связанные с конкуренцией. Таковыми были амбициозность, авторитарность, властолюбие, расчётливость, напористость, независимость, уверенность в себе, самоконтроль, активность, изобретательность, сила, желание и способность добиться экономического успеха, смелость и жёсткий характер, умение логически мыслить. Весьма ценился мужчина, который «сделал себя сам» (self-made man). Предельно маскулинизированной была идея развития и совершенствования индивида. Согласно эталону, эмоциональная сфера жизни мужчины сводилась лишь к тому, чтобы принимать проявления чувств со стороны женщин, но не выступать их инициатором, что, однако, не исключало сексуальную активность и даже агрессивность. На рубеже веков и в первой половине ХХ века произошли существенные изменения в образе женщин, эволюционировали представления о супружеских отношениях, но образ мужчины оставался достаточно стабильным»2. В связи с изменением образа женщин, их эмансипацией и маскулинизацией, борьбой за свои права в последнее время изменился и образ мужчины в Яровой А.В. Агональное пространство в русской культуре.

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата социологических наук. Ростов-на-Дону, 2003. С. 17-18. 2 Золотухина М.В. Американский мужчина – новое в роли отца и мужа // Мужчина и женщина в современном мире: меняющиеся роли и образы. – М., 1999, Т.1. С. 284.

американской семье. Заметно возросла роль отца: «…отношение американцев и американок к институту отцовства прошло несколько этапов своей всё ещё продолжающейся эволюции – от традиционной, зачастую авторитарной роли оторванного от реального общения с детьми кормильца (апогей которой пришёлся на 1950-е гг.), до образа незаменимого отца, отсутствие которого приводило к крайне негативным и необратимым последствиям в развитии ребёнка до более сбалансированного типа 1980-1990х гг. – отца как равноправного и равноценного участника процесса социализации. В 1950-е гг. мужчину едва ли можно было увидеть идущим с коляской по улице. Теперь в вечерние часы на детских площадках нередко можно увидеть только отцов – пока матери отдыхают или готовят ужин».1 Таким образом, образ американского мужчины претерпел существенные изменения. Если раньше мужчина должен был выполнять функции по обеспечению семьи, то сейчас на него общество возложило новые обязанности, диктуемые временем. И главная из них – это отцовство. Здесь речь идёт не о феномене «отсутствующего отца», а именно отца, активно принимающего участие в воспитании ребёнка. Уделение внимания не только своей работе, но и семье заставило мужчин заняться переоценкой ценностей. Согласно сложившемуся образу, белый гетеросексуал из среднего класса в Америке является самой благоприятной и беспроблемной категорией людей, в сравнении с женщинами, которые бесконечно борются за равные права с мужчинами-гомосексуалистами, с афроамериканцами, которые также пытаются отстоять свои права. Один из последних сугубо мужских образов современности – это метросексуал. Метросексуал – это новый мужчина XXI века, житель крупного города. Явление это недостаточно исследовано: на сегодняшний день печатные работы по изучению образа метросексуала отсутствуют. Отдельные статьи встречаются в Интернете, иногда «вскользь» упоминается этот образ в СМИ.

Там же. С. Анализ образа метросексуала мы проведём на примере данных из Интернета. Впервые термин «метросексуал» - американского происхождения - ввёл Марк Симпсон на страницах американского Интернет-издания Salon.com в самом начале XXI века. «Симпсон обратился к одной из серий культового сериала «Секс в большом городе», в которой острая на язык Кэрри впервые заговорила о «новой породе мужчин-натуралов, возникшей на Манхэттене на волне излишней тяги к моде, экзотической кухне, мюзиклам и антиквариату».1 Метросексуал – это элегантный мужчина, его ещё можно назвать «Новый Денди», предпочитающий общение с противоположным полом, прекрасно разбирающийся в моде, любящий делать дорогие покупки. Он любит всегда хорошо выглядеть, пользуется дорогой косметикой, посещает фитнес-клубы, сауны и массажные кабинеты. Кроме того, метросексуалы любят бокс и футбол – типичные атрибуты маскулинности. «Преимущества определения «метросексуал», заключается в том, что оно наконец провело разграничительную черту между истинными гомо= и гетеросексуалами, достигшими компромисса со своим женским началом».2 Метросексуалы встречаются не только в Америке, но и в постсоветской России – в крупных городах – Москве, Санкт-Петербурге и т.д. В настоящее время известные дизайнеры начали разрабатывать новые коллекции изысканной, стильной и оригинальной одежды для метросексуалов. Таким образом, метросексуал – мужчина, тщательно следящий за своим внешним видом, ухоженный, холёный, без вредных привычек, но не гомосексуалист, как это многим казалось первоначально. Это гетеросексуал, покоритель женских сердец. Одним словом – мечта современной женщины.

Цит. по: Метросексуалы: мужчины, жители крупных городов, модники http://www.rambler.ru/db/news/msg.html?mid=3853278&s= Цит. По: Метросексуал // Иллюстрированный энциклопедический словарь сексологических терминов и понятий. http://www.neuro.net.ru/bibliot/b003/sx12016a.html В современном обществе можно выделить ещё один тип мужчин - алкоголики. Данный тип поведения мужчин связан зачастую с социальноэкономическими кризисами и нестабильной политической обстановкой. Бесконечные экономические потрясения, низкая заработная плата, социальная невостребованность мужчин приводит к массовому употреблению алкоголя. Это является важной и уже неотъемлемой частью именно российской мужской гендерной культуры. Настоящий мужчина на Руси всегда умел пить и пить немало. Но главное, это не должно вредить его профессиональным качествам и не отражаться на производительности труда. Алкоголик, как один из типов мужчин, вышел из рабочего (среднего класса). Употребление алкоголя является одним из средств ухода от реальности или эскапизма (escapism – уход или бегство от ответственности). В современной культуре сложился образ алкоголика как человека, который не может открыто протестовать против государства. Т.о. у мужчин развивается внутренний конфликт, преодолеть который и помогает алкоголь. И. Тартаковская считает, что «перед тем, как окончательно спиться, многие «алкоголики» переживают более или менее длительную переходную стадию, когда постоянного места работы уже нет, но есть большое количество разнообразных подработок. Вырученные деньги немедленно пропиваются. При этом у большинства из них остаётся иллюзия, что бросить пить можно в любой момент, что устройство на работу – дело времени, стоит только найти подходящее место… «Алкоголики» доступными им средствами стремятся поддерживать символический образ собственной маскулинности, подчёркивая, что сами, добровольно выбрали свой стиль жизни».1 Таким образом, этот тип поведения мужчины можно назвать алкоголикэскапист. Невозможность адекватно выполнять свою профессиональную дея Тартаковская И. «Несостоявшаяся маскулинность» как тип поведения на рынке труда // Посиделки. Петербургский центр гендерных исследований. Информационный листок №3 (71), март, 2002. С. тельность приводит мужчину к уходу от ответственности за совершенные им действия и уходу посредствам употребления алкоголя в свой внутренний мир. Следующий образ, который мы хотели бы рассмотреть, – это образ фермера. Америка поддерживает образ фермера как носителя американского типа культуры. Фермеры – это физически и духовно сильные люди. Здесь большую роль играет преемственность, поскольку фермеры из поколения в поколения передают землю и все знания своим детям. И, как правило, у среднего фермера их как минимум пять. У фермера очень сильный характер, поскольку «решиться поехать за океан поднимать целину и корчевать лес под пашню могли только мужественные люди. Слабые или гибли, не выдержав лишений, или уходили в иную сферу деятельности. А поскольку и в последующих поколениях, вплоть до наших дней, образ жизни фермеров, несмотря на технический прогресс, мало изменился, их генетика нисколько не ухудшилась. Ведение хозяйства в рыночных условиях с постоянной угрозой разорения формирует специфические особенности фермерского характера. Он всё время в труде… он работник физического труда и одновременно интеллектуал, исполнитель рутинной работы и в то же время – участник творческого процесса».1 Для более полной характеристики образа современного мужчины необходимо рассмотреть ещё один тип поведения – мужчина-домохозяин. Для российской культуры с преобладанием патриархальности считается нормой, что женщина должна сидеть дома, воспитывать детей и кормить мужа, а мужчина должен заниматься внешней деятельностью – зарабатывать деньги, участвовать в политической жизни страны, т.е. выполнять традиционную мужскую роль. Если же мужчина начинает вместо своих «прямых» обязанностей заниматься домашним хозяйством, готовить еду, стирать и убирать в квартире, то Цит. по: Американские фермеры сегодня http://www.aris.ru/INFO/KONS/B_F/AM_FERM/gl_10.html 1 Цит. по: Американские фермеры сегодня http://www.aris.ru/INFO/KONS/B_F/AM_FERM/gl_10.html про такого мужчину говорят, что он домохозяйка. В общественном сознании сразу же срабатывает стереотипное мышление, что это девиация. Чаще всего это связано с тем, что мужчина остался без работы, его специальность стала невостребованной. Поэтому деньги зарабатывать приходится женщине, а мужчине – заниматься домашним хозяйством, пока он ищет новую работу. На эту проблему можно посмотреть с двух противоположных сторон. С одной стороны, если мужчина потерял работу, он действительно прикладывает все усилия, чтобы найти новую, более престижную и денежную работу. С другой стороны – мужчина остался без работы, у него опустились руки. Такой интересной работы и с высоким заработком ему уже не найти, и он «садится на шею» женщине. Такая ситуация в семейной жизни является настоящим испытанием, которое может привести к разводу, т.к. появляются благоприятные условия для развития гендерного конфликта. Работающая жена может делать замечания мужу, что он плохо справляется с домашними обязанностями. Женщина не пытается выяснить, с чем связано такое положение, почему мужчина не ищет работы. Она категорична и непоколебима, если она одна работает (зарабатывает деньги), то мужчина должен всё делать по дому. В связи с этим происходит трансформация гендерных ролей в семье, что зачастую становится причиной разногласий и ссор. По мнению И. Тартаковской, «одним из видов адаптации к невозможности оставаться «настоящим мужчиной» является переопределение своих жизненных задач в приватную сферу… безработный мужчина находит себя в том, чтобы обслуживать интересы своей семьи. При этом, однако, он, как правило, не принимает на себя обязанностей женщины-домохозяйки, а старается найти себе «мужское занятие»1. Но в большинстве случаев мужчины просто не хотят работать. Они любым способом пытаются не ходить на работу или не искать новой, часто жалуются на своё здоровье, на возраст. «Таким образом, можно говорить, Тартаковская И. «Несостоявшаяся маскулинность» как тип поведения на рынке труда // Посиделки. Петербургский центр гендерных исследований. Информационный листок №3 (71), март, 2002. С. 15- что позиция «домохозяйки» для таких мужчин все же не столько однозначно вынужденная, сколько выбранная как «меньшее зло».1 Американские учёные выяснили, что роль домохозяйки крайне негативно сказывается на мужчинах. «Мужчины, которые вместо работы занимаются домашним хозяйством и детьми, больше подвержены сердечным заболеваниям и рискуют умереть раньше, даже чем трудоголики…Они (учёные – авт.) обнаружили, что напряжение, которое испытывает мужчина в роли домохозяйки, повышает риск развития у него болезней сердца, что может привести к ранней смерти. Причём руководитель исследования, доктор Элейн Икер связывает это с социальными стереотипами – мужчины занимаются делом, которое обычно берут на себя женщины, и чувствуют от этого стресс. К этому добавляется и то, что они не получают той поддержки от друзей и родственников, как дамы, бросившие работу ради семьи. Кроме того, на месте домохозяйки мужчинам намного труднее доказать свою состоятельность».2 Кроме вышеперечисленных образов мужчин, необходимо рассмотреть образы мужчин, которые формируются, а иногда навязываются популярными журналами и средствами массовой информации. «Целая серия «мужских» журналов, появившихся в последние годы в России, даёт довольно обширную картину того, какие варианты мужественности не просто формируются, а ведут вполне серьёзную конкуренцию за потенциального читателя-потребителя. «Медведь», квалифицирующий себя как «настоящий мужской журнал», является интересным примером попытки сформировать определённую модель «настоящего мужчины»».3 Нас это интересует в связи с тем, что СМИ и журналы формируют в сознании людей и диктуют обществу нормы и идеалы поведения мужчин, и их образы. Именно в связи с этим в общественном сознании и складывается как идеальный образ мужчины, так и образ «отрицательного героя».

Там же. С. 16 Цит. по: Быть домохозяйкой смертельно для мужчин http://www.rambler.ru/db/news/msg.html?mid=2468476&s=4 3 Ушакин С. Видимость мужественности // О муже(N)ственности. – М., 2002. С. 481- 2 Изучением образа мужчины в популярных женских и мужских журналах занималась Е.Ю. Гусева. Она считает, что образ мужчины, формируемый в журналах, варьируется от идеального мужчины до суперотрицательного, который в основном портит жизнь женщине. Е.Ю. Гусева выделила три типа мужчин, доминирующих в качестве образов в современных журналах: 1. мужчина-обидчик;

2. настоящий мужчина;

3. инфантильный муж. «Мужчина-обидчик (насильник, муж, бросивший женщину без средств к существованию или в ситуации беременности, или любвеобильный субъект, для которого женщина как таковая ценности не представляет). Это мужчина, отравляющий своим существованием и без того тяжёлую женскую долю… присутствие мужчины-обидчика обусловлено тем, что тот, кто потом занимает вакантное место в сердце женщины, становится просто идеалом»1 Следующий тип мужчины – «настоящий мужчина, который делает жизнь женщины сказкой или сном… Это презентация того мужчины, которого женщина хочет видеть рядом с собой. И независимо от социального статуса, стремлений и убеждений женщины этот образ всегда одинаков. Сильный, активный, решительный – вот идеал «мужчины для женщины»»2. И последний, третий тип мужчины – «инфантильный муж, этот мужчина никогда не представляется холостым, в отличие от двух предыдущих типов. Инфантильный муж представляется скорее неким домашним животным, тяжким женским бременем, чья основная цель – возлежание на диване и предъявление требований к жене. Либо же это мужчина-неудачник, который не сумел Гендерные исследования в гуманитарных науках: современные подходы. Материалы международной научной конференции. Иваново, 15-16 сентября 2000 г. Часть II. Социология, политология, юриспруденция, экономика. Иваново, 2000. С. 81 2 Гендерные исследования в гуманитарных науках: современные подходы. Материалы международной научной конференции. Иваново, 15-16 сентября 2000 г. Часть II. Социология, политология, юриспруденция, экономика. Иваново: Издат. Центр «Юнона»,2000. С. 82.

адаптироваться в изменяющемся мире и вынужден в силу причин сидеть на шее у жены».1 С начала 1990-х годов в России начали появляться новые журналы, содержащие в основном порнографический материал. Подобные мужские журналы, такие, как «Андрей», «Махаон» и др. «в первую очередь ориентируются на гетеросексуальную «мужскую аудиторию». Предполагается, что их читатель – русский мужчина, не сомневающийся ни в своей сексуальной ориентации, ни в своей национальной принадлежности».2 Э. Боренстейн считает, что «на повестке журнала «Андрей» стоит главная идеологическая задача по компенсации травмы, связанной с утратой позиций мирового господства, травмой, переживаемой не только всей нацией, но и, в особенности, русским мужчиной. Секс становится той магической формулой, которая необходима русскому мужчине для того, чтобы справиться с перенесённым шоком».3 Таким образом, можно сделать вывод, что подобного рода эротические журналы являются отдушиной для постсоветского мужчины. После долгого времени существования табу на обнаженное тело в советский период и любых проявлений эротизма появление таких журналов призвано укрепить пошатнувшуюся маскулинность постсоветского мужчины, вернуть ему свободу и поставить на ноги после долгого пребывания его на коленях. В современных журналах, по мнению Е.Ю. Гусевой, выделяется только три типа мужчин, но можно выделить ещё один. Это не обидчик, не «настоящий» или «инфантильный» мужчина. Это «Дикий» мужчина». Образ «дикого мужчины» очень хорошо обрисовала рок-группа «Ленинград». По их мнению, «Дикий мужчина» – это «яйца, табак, перегар и щетина». Это образ мужчины, – который берёт от жизни всё, всего сам добивается. Это любвеобильный игрок, любитель выпить и подраться. Его можно назвать «самцом», у которого нет ника1 Там же. С, 82 Боренстейн Э. Ах, «Андрюша», нам ли быть в печали… Национализм современных «мужских» журналов // О муже(N)ственности. – М., 2002. С. 364. 3 Там же. С. ких привязанностей, он ценит лишь друзей. Женщина для него – лишь предмет сексуального удовольствия и не более того. Он меняет женщин, как перчатки. Дикий мужчина «стоит на границе природы и культуры, это этакий полуприрученный зверь. Его пограничность, животная часть его сущности обыгрывается и акцентируется – в частности, в любовной игре, - и это не скотство, а особенная анималистическая роль, вроде «мой ласковый и нежный зверь». Колючесть и вонючесть, безусловно, входят в интимную анималистическую мифологию повседневности, в её маскулинную часть… В целостном комплексе черт дикого мужчины не последнее место занимает лексикон, которым он пользуется, и голос, которым он его озвучивает. Романтический ореол даже отдельных элементов этого имиджа сегодня несколько потускнел. Отсюда и ирония: культура начинает менять отношение к табаку и перегару в сочетании со щетиной. Декларативность, отдающая нарциссизмом, в такой перспективе становится выразительным художественным приёмом»1 Образ мужчины находит своё отражение в современной рекламе. Следует в первую очередь отметить, что в рекламе мужчина, согласно стереотипам, выполняет то, что традиционно считается мужской работой. Он и успешный бизнесмен, и спортсмен, одним словом профессионал, женщина же представлена либо в роли домохозяйки, либо в роли самовлюблённой эгоистки, которая всё время крутится перед зеркалом, моет волосы, красит губы, примеряет колготки и др. То есть, можно сказать, что даже в современной рекламе все действия мужчины направлены вовне, на внешнюю деятельность, а образ женщины замыкается либо на доме (она выполняет роль домработницы), либо на себя. Она смотрит на мужчину как на героя – с восхищением и упоением, она ждёт его с работы или тренировки и кормит «кубиками» и концентратами вместо настоящей здоровой пищи.

Утехин И.В. «Яйца, табак, перегар и щетина»: о некоторых средствах конструирования маскулинности // Мифология и повседневность. Гендерный подход в антропологических дисциплинах. – СПб., 2001. С. 275- Зачастую мужчина в современной рекламе выполняет роль учителя, наставника. А. Юрчак рассматривает эти образы на примере реклам европейской зубной пасты, «в них ребёнок чистит зубы, а врач-стоматолог, обычно мужчина, объясняет его матери химический состав пасты и принцип её воздействия на зубы. Человеком, наделённым максимумом авторитета и социального статуса, в данной ситуации является мужчина-специалист. Он играет роль инструктора, о чём говорят его авторитетный тон, обилие в его речи специальных терминов, белый халат, стоматологический кабинет, графики и схемы, иллюстрирующие рассказ. Мать ребёнка, внимательно выслушивая эти объяснения, играет роль инструктируемого. Очевидно, что в этой ситуации у неё меньше знаний, опыты, авторитета, а значит и социального статуса, социальной силы. Ребёнок же здесь даже не является объектом инструктажа, ему незачем слушать мужчинупрофессионала – его отношения со взрослыми строятся на абсолютном доверии им».1 Таким образом, в современной рекламе доминирует образ мужчины-мачо или метросексуала – стильного, успешного и авторитарного. А. Можаев, генеральный директор компании «МакКен-Эриксон», по этому поводу говорит: «Сегодня в отечественной рекламе сильного позитивного мужского образа просто не существует. Отчасти это связано со стереотипами, которые существуют у клиентов при выборе персонажа на кастинге. Предпочтения отдаётся привычным западным образам, так как есть опасность, что новый яркий персонаж будет продвигать не брэнд, а себя»2. Изучением образа мужчины в средствах массовой информации занимается И.С. Кон. По его мнению, «самый популярный мужской тип, раскручиваемый средствами массовой информации, - не мачо, а более или менее андрогинные юноши (Шура, Никита, Иванушки Интернэшнл, Андрей Губин), с намёком на Юрчак А. Миф и настоящем мужчине и настоящей женщине в российской телевизионной рекламе // Семья, гендер, культура. Материалы международных конференций 19941995 гг. М., 1997. С. 391-392 2 Цит. по: «Мужчина класса люкс» Образы мужской рекламы. http://prinfo.webzone.ru/stmujlux5032003.htm возможную би- или гомосексуальность (крайний случай этого – Борис Моисеев), изображающие нечто вроде деликатного мужского стриптиза… Вторая по полярности категория кумиров – сентиментальные молодые сердцееды, исполнители сладких песен о любви (Юлиан, Влад Сташевский, Валерий Меладзе, Леонид Агутин)… Образы мачо, которые в США чаще всего ассоциируются со стилем кантри, в России представлены группой Любэ (со своеобразным военнопатриотическим уклоном) и исполнителями блатной песни, поэтизирующими пьянство, драки и мужское товарищество… Хотя детальный анализ российских канонов маскулинности затрудняется недостатком научных исследований, похоже на то, что эти образы столь же многообразны, проблематичны и переходны, как и все остальные российские ценности»1 Таким образом, на современной российской эстраде можно выделить три основных образа мужчин: это андрогинный юноша, сентиментальный сердцеед и мачо. Эстрадные артисты, как и герои рекламных роликов, играют очень значимую роль в процессе социализации молодёжи. Именно на их примере происходит воспитание характера и мужественности (или лжемужественности на примере первых двух типов «мужчин»). Если преимущественно среди слушателей первых двух образов артистов больше всего девушек, то третий образ является в основном мужским. В данном параграфе мы рассмотрели наиболее значимые образы мужчин в современной культуре, в том числе в рекламе и средствах массовой информации. В результате проведённого анализа эти образы можно разделить на четыре типа: 1. маскулинные;

2. феминные;

3. промежуточные;

Кон И.С. Российский мужчина и его проблемы // Гендерный калейдоскоп. М., 2001. С. 239- 4. несостоявшаяся маскулинность (на примере исследований И.Н Тартаковской.). К первому, маскулинному типу мы относим образы фермера, мужчины обидчика, дикого мужчины, образ мужчины-учителя и мачо (образы в СМИ). Ко второму типу – феминному – мы относим метросексуала, образ инфантильного мужа, андрогинного юноши и сентиментального молодого сердцееда. К промежуточному типу мы относим образ белого гетеросексуала среднего класса, настоящего мужчины. К типу мужчин с несостоявшейся маскулинностью мы относим алкоголика и мужчину-домохозяина. Теперь необходимо дать краткую характеристику каждому из четырёх типов мужчин. Маскулинный тип в первую очередь характеризуется активностью, мужественностью, жесткостью, целеустремлённостью, физической и духовной силой, напористостью силой характера и т.д., для данного типа мужчин женщина является лишь предметом сексуального удовлетворения. У них нет никаких привязанностей, кроме друзей. Вокруг себя, как правило, представители маскулинного типа поведения держат только сильных и волевых людей. Такие люди чаще всего занимаются экстремальными видами спорта, любят выпить. Риск для жизни – это их кредо. Феминный тип мужчин характеризуется пассивностью, женоподобностью, покладистостью, мягкостью и т.д. Этот тип стоит на грани гетеросексуал/гомосексуал. Это мужчины, которые излишне увлекаются косметикой, (здесь имеется в виду не мужская косметика по уходу за кожей – гели и лосьоны для бритья), различными кремами, масками для лица и т.д. Следующий тип мужчин – промежуточный. К этому типу мы отнесли образы белого гетеросексуала из среднего класса и «настоящего мужчины», хотя этот тип можно было назвать «идеальный мужчина». Эти образы мужчин к данному типу мы отнесли в связи с тем, что в настоящее время происходит трансформация образа мужчины в современной культуре и изменение мужских гендерных ролей. Реальнее было бы отнести образ настоящего мужчины к первому – маскулинному типу, но в связи с тем, что женщины вместо мужественности, авторитарности и силы требуют от мужчин мягкости, сопереживания, взаимопомощи и т.д., мы этого сделать не можем. Настоящий мужчина пытается совместить в себе и маскулинные и феминные качества, диктуемые ему обществом. Поэтому мы и назвали этот тип - промежуточным. Последний тип поведения мужчин – несостоявшаяся маскулинность. К числу мужчин с несостоявшимся типом маскулинности можно отнести тех из них, «которые в ходе происходящих трансформационных процессов столкнулись с серьёзными и просто личностными трудностями».1 И.Н. Тартаковская считает, что тип «несостоявшаяся маскулинность» являлся одним из наиболее распространённых в советском и постсоветском обществах типах мужественности. Несостоявшаяся маскулинность связана с тем, что в советском обществе мужчина не мог реализовать своей маскулинности, кроме, разумеется, службе в армии и занятий профессиональным спортом. И это связано с тем, что советская власть не требовала от мужчин проявления инициативы, а наоборот, всегда и всё решала за него, и эта социальная несвобода усугублялась глобальной феминизацией институтов социализации мужчин, которая выражалась в доминантных женских образах (матери в семье, воспитательницы в детских садах, учительницы в школах). Даже в общественно-политической жизни всё контролировалось властной «материнской» заботой КПСС. Одной из характеристик маскулинности является благополучное экономическое состояние, которое в первую очередь направлено на достойное обеспечение семьи – это вопрос престижа и самооценки. И.Н. Тартаковская пишет, что «безработный или работающий, но бедный мужчина оказывается лишен этих важнейших признаков собственной гендерной компетентности и, таким образом, «размаскулинивается» - перед ним встаёт проблема репрезентации себя самого в повседневных взаимодействиях, прежде всего, с собственной Тартаковская И. «Несостоявшаяся маскулинность» как тип поведения на рынке труда // Посиделки. Петербургский центр гендерных исследований. Информационный листок №3 (71), март, 2002. С. семьёй, если она у него есть, затем с другими ближайшими родственниками и, не в последнюю очередь, – с работодателями, непосредственным руководством, а также с коллегами (если он работает). Помимо этого, у него встаёт проблема переосмысления своей идентичности»1 Таким образом, эти данные являются яркой иллюстрацией к предыдущему параграфу, где мы рассматривали причины трансформации традиционного образа мужчины. В современных СМИ всё чаще появляются и рассматриваются не образы настоящего, традиционного мужчины, а именно образы андрогинного типа. Происходит изменение традиционных мужских гендерных ролей, переоценка традиционных мужских ценностей. Итак, во второй главе мы рассмотрели причины трансформации мужской сущности и образы мужчин в современной культуре и пришли к следующим выводам: Во-первых, конец ХХ – начало XXI вв. можно определить как четвёртый кризис маскулинности после кризисов XVII-XVIII вв. в Западной Европе и конца XIX-начала XX вв. в США и странах Европы. Новый кризис маскулинности начался в 1960-е годы и достиг апогея к концу ХХ века. Основной причиной четвёртого кризиса маскулинности является становление информационного общества и информационной культуры, нивелирующих профессиональные различия между мужчиной и женщиной. Во-вторых, в современной культуре можно выделить четыре основных образа мужчин и типологизировать их следующим образом: маскулинные, феминные, промежуточные и несостоявшиеся маскулинности. В современных средствах массовой информации всё больше появляется андрогинных образов, и это связано с тем, что общество стало предписывать современному мужчине больше качеств, традиционно считавшихся женскими (нежность, ласка, покладистость, мягкость и т.д.) Там же. С. 11- ГЛАВА 3. ТРАНСФОРМАЦИЯ ОБРАЗА МУЖЧИНЫ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ 3.1 Изменение социальных ролей мужчин и женщин в современной российской семье и феномен отцовства. В данном параграфе мы хотим уделить особое внимание формированию нового образа современного мужчины в семье и феномену отцовства в России. Мы считаем, что изучению этих проблем отведено очень скромное место в современной науке, в то время как происходят социокультурные изменения феномена отцовства. Образы «мужа» и «отца» обычно рассматриваются в сопоставлениями с образами женщины и матери, и, как правило, они вторичные по отношению к этим социальным ролям и общественным образам. Отдельно феноменом отцовства и местом мужчины в семье занимается небольшое количество учёных, среди них В.А. Рамих, Т.А. Гурко, В. Цимбалюк, М.В. Золотухина, И.Г. Остроух. В нашем исследовании мы стремимся восполнить этот недостаток. Для начала необходимо обозначить, что «если рассматривать данный вопрос исторически, то следует отметить, что институт отцовства формируется и конституируется гораздо позднее, чем материнства. Отцовство не является обязательным компонентом семьи;

оно скорее выражает принадлежность к определённому типу культуры, а не биологическую функцию. При всём разнообразии человеческих культур их условно можно разделить в этом плане на «отцовские», т.е. в которых «отцовская роль мужчины значительна», и «безотцовские», т.е. такие, в которых «мужчина выступает в большей мере как самец, чем как отец». Последние, например, встречаются в афро-азиатском регионе. «Безотцовские» культуры характеризуются большей мужской агрессивностью, резким антагонизмом между мужчинами и женщинами, менее теплыми отношениями между всеми членами семьи» Рамих В.А. Материнство и культура (Философско-культурологический анализ). Ростовна-Дону,1997. С. 88.

Таким образом, отцовство является не биологическим, а социокультурным феноменом. Следовательно, очень важны те образы отцовства, которые доминируют в культуре. По нашему мнению, о феномене отцовства мы можем говорить только в связи с появлением моногамной семьи, которая пришла на смену полигамной. Социально-экономической основой моногамной патриархальной семьи всегда была зависимость жены и детей от мужчины, который имел статус главы семьи. Мужчина в связи с этим берёт на себя обязанности по материальному обеспечению семьи, по защите семьи от внешних неблагоприятных факторов, выполняет инструментальную функцию. Женщина же ведёт домашнее хозяйство, занимается воспитанием детей, работой по дому. «Распределение ролевых обязанностей между членами семьи было жестко нормировано. Считалось, что мужчина больше ориентирован на общественную жизнь, работу, а женщина – сильнее связана с домом, с детьми, с семьёй»1 Следует обратить особое внимание на литературный памятник средневековой Руси – «Домострой», где большое внимание уделяется воспитанию детей. И, разумеется, советы по воспитанию детей даются главе семьи – отцу: «наказывай сына своего в юности его, и упокоит тебя в старости твоей, и придаст красоты душе твоей. И не жалей младенца бия: если жезлом накажешь его, не умрёт, но здоровее будет, ибо ты, казня его тело, душу его избавляешь от смерти. Если дочь у тебя, и на неё направь свою строгость, тем сохранишь её от телесных бед: не посрамишь лица своего, если в послушании дочери ходят, и не твоя вина, если по глупости она нарушит своё девство, и станет известно знакомым твоим в насмешку, и тогда посрамят тебя перед людьми. Ибо если выдать дочь свою беспорочной – словно великое дело совершить, в любом обществе будешь гордиться, никогда не страдая из-за неё. Любя же сына своего, учащай ему раны – и потом не нахвалишься им. Наказывай сына своего с юности и порадуешься за него в зрелости его, и среди недоброжелателей сможешь Рамих В.А. Материнство и культура (Философско-культурологический анализ). Ростовна-Дону,1997. С. 86.

им похвалиться, и позавидуют тебе враги твои. Воспитай детей в запретах и найдёшь в них покой и благословение…»1 Таким образом, отцу при воспитании детей предлагается применять физическую силу, чтобы потом, когда ребёнок вырастет, отцу не было стыдно за него. Отец должен «выколотить» всю глупость из ребёнка в детстве. Так же большое внимание в «Домострое» уделяется воспитанию мальчиков: «Василия Кесарийского поучение юношам. Следует оберегать душевную чистоту и телесное бесстрастие, имея походку кроткую, голос тихий, слово благочинно, пищу и питье не острые;

при старших – молчание, перед мудрейшими – послушание, знатным – повиновение, к равным себе и к младшим – искреннюю любовь;

нечестивых, плотских, любострастных людей избегать, поменьше говорить да побольше смекать, не дерзить словами, не засиживаться в беседах, не бесчинствовать смехом, стыдливостью украшаться, с распутными бабами не водиться, опустив очи долу, душу возносить горе, избегать прекословия, не стремиться к высокому стану, и ничего не желать, кроме чести от всех. Если же кто из вас сможет другим помочь, тот и от Господа сподобится награды и вечных благ наслаждения».2 Следовательно, можно сделать вывод, что «Домострой» ориентирует мужчин на нравственное, благородное и уважительное отношение к людям, т.е. пропагандирует гуманизм. Большое внимание также уделяется моральному и этическому воспитанию мужчин, уважительному отношению к взрослым, к равным себе и к младшим. Именно в этот период, как никогда, прославлялось отцовство. Отец имел исключительно высокий социальный статус. Он был хозяином и главой семьи, на нём лежало и материальное обеспечение, и воспитание как детей, так и жены. Вплоть до того, что и «поколотить» мог, чтобы уму разуму научить. Необходимо отметить, что стереотипный феномен отца как главы семьи надёжно закрепился в сознании людей и, в том числе, в современной культуре.

1 Домострой. – М., 1990. С. 135-136 Домострой. – М., 1990. С. Теперь необходимо перейти от феномена отцовства в средневековой Руси и института семьи к современным проблемам и дать определение феномену отцовства. «Отцовство – врождённое чувство, которое побуждает мужчину поступать в отношении своего ребёнка (или своих детей) с сопереживающей ответственностью. Существует два подхода к пониманию роли отца – традиционный и так называемое «новое отцовство». Традиционный подход, ограничиваясь рассмотрением биологической роли отца, отмечал обособленность его от ребёнка, поскольку контакты с ребёнком были временными и как бы отстранёнными по сравнению с материнскими. Желание мужчины быть отцом, создать семью исследователи объясняли тем, что мужчина, вступая в брак, обеспечивает себе многие права и определённый статус в обществе, которых лишены неженатые мужчины. Эти права подразумевали и наличие детей, поскольку только женатым людям предоставляется законное право иметь их. Дети рассматривались как имеющие ценность сами по себе, поскольку приносили эмоциональное удовлетворение и создавали чувство внутреннего равновесия;

к бездетности относились отрицательно. Традиционно отец заботился о семье как об экономической единице, определял семейную политику, брачную стратегию, решал вопросы наследования, и отношением отца к этим обязательствам определялся его престиж (при этом он стоял как бы в стороне от отношений «мать ребёнок»)».1 В связи с тем, что с середины ХХ века произошли изменения, связанные с эмансипацией и новым положением женщин в обществе, произошёл значительный поворот к феномену «нового отцовства». «Женщину перестала удовлетворять замкнутая жизнь, ограниченная определённым кругом семейных интересов, и экономический интерес заставил её заняться производственной деятельностью. В свою очередь, оплачиваемая работа предоставила женщине некоторую автономию. Эта ситуация явилась осознанием мужчинами своей но Цит. по: Отцовство // Иллюстрированный энциклопедический словарь сексологических терминов и понятий http://www.neuro.net.ru/bibliot/b003/sx14032.html вой роли, усиления их ответственности за семью и детей».1 Таким образом, мы приходим к выводу, что в результате эмансипации женщины стали меньше времени уделять детям, а больше – работе. И как следствие, намечаются первые предпосылки к возникновению трансформации образа матери в семье. Женщина перестаёт заниматься воспитанием детей, меньше внимания уделяет дому. Её деятельность нацелена на внешние факторы, то есть женщина из внутрисемейной деятельности переходит во внесемейную. И в результате чего возникает феномен «нового отцовства». Обязанности «нового отца» включают в себя уход за ребёнком, заботу о нём, нравственное и интеллектуальное воспитание и др., и поэтому стирается грань между отцом и матерью. Но, кроме того, «нельзя забывать и о необходимости создавать мужской авторитет. Крайне недопустимо, чтобы жена, пусть даже заслуженно, критиковала при детях действия отца, унижая его мужское достоинство. Пример отца в семье всегда оказывает влияние на формирование у детей обоего пола образа мужчины – мужа и отца»2. Как известно, ребёнок в процессе познания мира и социализации всегда берёт пример в первую очередь со своих родителей. Девочки – всегда ориентируются в своём поведении на мать, а мальчики – на отца. В общении с отцами дети знакомятся с образами мужского ролевого поведения как в семье, так и в обществе. Образцы поведения мужчины – отца формируют в сознании детей образ идеального мужчины. Для девочек – образ идеального мужчины, мужа, для мальчиков – идеал для подражания. Поэтому при воспитании детей родители никогда не должны повышать голоса друг на друга, ругаться, поскольку у детей вырабатывается стереотипное поведение. Можно отметить, что в России наблюдается дискриминация отцовства. В первую очередь это связано с тем, что «мужчину с детства приучают к мысли, что он должен быть хорошим производственником, но почти не говорят, что он должен быть хорошим семьяниЦит. по: Отцовство // Иллюстрированный энциклопедический словарь сексологических терминов и понятий http://www.neuro.net.ru/bibliot/b003/sx14032.html Цит. по: Отцовство // Иллюстрированный энциклопедический словарь сексологических терминов и понятий http://www.neuro.net.ru/bibliot/b003/sx14032.html 2 ном. Даже в школе девочкам дают некоторые навыки домашнего труда, мальчиков же ориентируют на производство. Мужчину всей системой воспитания и существующими на производстве отношениями приучают стесняться говорить о семейных делах, стесняться своей любви к жене и детям»1. В настоящее время происходит трансформация отцовства в современном обществе, и, по нашему мнению, это в первую очередь связано с изменениями, которые произошли в ценностных ориентациях людей. Если посмотреть в недалёкое прошлое, то мы увидим, что все обязанности женщин сводились лишь к уходу за детьми, к домашнему хозяйству, и т.д. В обязанности мужчины входило материальное обеспечение семьи. Отец давал семье имя и тем самым брал на себя всю ответственность за семью. Но в связи с развитием феминизма, когда женщины стали бороться за свои права, за независимость, когда был осуществлён ряд государственных программ в поддержку женщин и при этом происходила нивелировка роли отца ввиду того, что его функции по материальному обеспечению семьи берут на себя государственные учреждения, происходит ломка патриархальной системы. По мнению В.А. Рамих, «ломка патриархальной системы отношений ведёт к тому, что главным родителем, а нередко единственным становится мать. Причём речь идёт не только о неполных, но и о семьях с так называемой скрытой безотцовщиной, где отец по тем или иным причинам уклоняется от участия в воспитании детей. Это связано частично с тем, что по сравнению с прошлым сужаются отцовские функции, снижается его авторитет. Традиционные для мужчин функции трансляции культуры, образования и обучения профессиональным навыкам в существенной мере взяли на себя социальные институты, социальный статус семьи определяется не столько положением его главы, сколько индивидуальными достижениями и т.д. С другой стороны, растёт число и значимость роли женщины. Мать практически превратилась в единственного семейного воспитателя, на которого к тому же возложена функция своеобразного корректора и координатора педагогических Цимбалюк В. Мужчина в семье // Мы и наша семья: Книга для молодых супругов. – М., 1985. С. усилий социальных институтов, она является главным помощником учителя, семейной медсестрой, санитаркой и т.д.»1 Таким образом, мы видим, что происходит значительное снижение роли отца в семье и значительное повышение статуса женщины, матери. Постепенно происходит вытеснение мужчины на второй план как в воспитании детей, так и в семейных делах в целом, что может привести к гендерному конфликту. Т.А. Гурко считает, что в современной России происходит трансформация института родительства в общем и отцовства в частности, что согласуется с общецивилизационными тенденциями. И это связано с отделением института родительства от института брака в связи с участившимися случаями разводов и появлением огромного количества неполных семей. И так же, по мнению Т.А. Гурко, происходит изменение ролей отцов в российских семьях. «В России при раздельном проживании отцы практически не выполняют своей роли. Совместная опека над ребёнком после развода (частичное проживание либо с матерью, либо с отцом, принятие важных решений, касающихся ребёнка, с участием отца) почти не практикуется. Наиболее распространённый типаж разведённого отца – в лучшем случае уплачивает алименты, иногда покупает подарки и проводит свободное время с ребёнком…например, с детьми до 3-х лет отцы практически не общаются, с детьми-подростками – чаще, чем с дошкольниками (известный аргумент отцов: «вырастет – поймёт меня»). Кроме того, важен новый брачный статус отца и наличие у него детей от нового брака, а также отношение к приёмным детям. Конечно, очень существенный фактор – отношение матери к отцу и поощрение или неприятие ею его контактов с ребёнком»2 Но ещё следует отметить, что иногда матери после развода сами не разрешают встречаться отцу с ребёнком. Лишь в единичных случаях внебрачные дети имеют возможность встречаться со своими отцами.

Рамих В.А. Материнство и культура (Философско-культурологический анализ). Ростовна-Дону,1997. С. 92-93 2 Гурко Т.А. Феномен современного отцовства // Мужчина и женщина в современном мире: меняющиеся роли и образы. – М., 1999, Т.1. С. Для сравнения рассмотрим и сопоставим образы и трансформации русского и американского институтов отцовства. По мнению М.В. Золотухиной, исследовавшей изменения образа американского мужчины и трансформации ролей отца и мужа в американской семье, формируется новый тип отца, который связан с изменением статуса и роли женщины в семье и обществе. «Реальные перемены в институте родительства объяснимы изменившимся статусом женщин, (новая роль отца во многом – ответ на изменения в институте материнства) научно-техническим прогрессом, существенно облегчившим быт.

Среди причин этого явления можно назвать и такие, как высокая стоимость учреждений по уходу за детьми и возрастающее число людей, занятых на сменных работах (включая ночные). Но приоритет стоит отдать идеологии. Отцовство как бы получило новое определение, в котором мужчины представляются не только кормильцами. Современные мужчины получили возможность реализовать себя в той сфере, в которой их отцам просто не всегда находилось место. Ведь в образе отца 1950-х гг. уже было заложено противоречие – строг и авторитарен, но мил и заботлив. Образ отца-профессионала, безумно загруженного на работе и не уделяющего времени жене и детям, сохраняется, но назвать его популярным никак нельзя»1 Эти изменения сейчас актуальны и для России. Происходит формирование нового типа отца – заботливого, нежного, любящего, который принимает участие в воспитании ребёнка с момента его рождения. Но он не является «домохозяином». Он работает, зарабатывает деньги, а после работы свободное время уделяет ребёнку. В России, как и в некоторых других странах, в последнее время стало популярно присутствие отца при родах. Мужчины пытаются с самых первых секунд быть рядом со своим ребёнком. Он берёт на себя часть домашних обязанностей. Но, как известно, не только мужчина нужен семье, но и семья необходима для мужчины. «… Семья, семейное общение, забота о близких и домашний труд нужны мужчине. Реализация этих потребностей способствует Золотухина М.В. Американский мужчина – новое в роли отца и мужа // Мужчина и женщина в современном мире: меняющиеся роли и образы. – М., 1999, Т.1. С. 293- повышению самосознания мужчины. В равном возрасте, при наличии одинакового образования семейные мужчины, особенно имеющие детей, хотя и располагают меньшим количеством свободного времени, чем холостяки, более интенсивно приобщаются к культуре. Они больше читают, чаще посещают кино и театры. Вероятно, это объясняется осознанием своей ответственности за воспитание детей. Следовательно, семья благотворно влияет на завершение социализации мужчин».1 Таким образом, рождение ребёнка и участие в его воспитании благотворно сказывается на мужчине. Он больше времени проводит дома, уделяет внимание жене, ребёнку и дому. Ещё один немаловажный фактор – помощь жене во время беременности. Поскольку процесс беременности протекает у каждой женщины по-разному, мужчина должен возложить на себя элементарные обязанности по ведению домашнего хозяйства. Также необходимо рассмотреть изменение содержания отцовских и материнских ролей в семье. По мнению Т.А. Гурко, «феминистские учёные указывают, что институциональная требовательность к каждой женщине «быть матерью» не согласуется с реальными практиками женщин. Личностные предпочтения женщин часто входят в противоречие с этой закреплённой нормой. Приписывание исключительно матери родительской роли и конкретного содержания этой роли во многих культурах имеет и ряд негативных последствий, обусловленных её чрезмерной властью над детьми. На практике, о чём в частности свидетельствует и проведённое исследование матерей в 1995 г., диапазон отношения матерей к детям достаточно широк. Причём, если отстранённость от детей достаточно приемлема в общественном мнении в отношении отцов, этот факт не артикулируется по отношению к матерям. Кроме того, исследовательницы задаются вопросом – кто есть мать и что значит материнская роль. И отвечают, что это в первую очередь непрестижная в большинстве обществ работа по уходу за детьми, что является свидетельством гендерной основы разделения функций на отцовские и материнские. Отсюда вытекает и общественная потребность Цимбалюк В. Мужчина в семье // Мы и наша семья: Книга для молодых супругов. – 2-е изд. – М., 1985. С. в поднятии престижа работы по уходу и воспитанию детей, включая и повышение оплаты этого труда в общественных учреждениях, особые льготы на рабочие места для людей с родительскими обязанностями, что, безусловно, возможно только на уровне государственной политики»1. Мы считаем, что различные льготы и повышение заработной платы в государственных учреждениях должны предоставлять и мужчинам, отцам, потому что многие молодые семьи сами с трудом пытаются прожить на мизерные зарплаты, а если родится ребёнок, они просто не смогут прокормить его. И это негативно сказывается на роли отца (даже можно сказать несостоявшегося отца), который во всём винит только себя, поскольку не может в силу ряда обстоятельств выполнять исторически сложившиеся функции, что впоследствии может привести к разводу. Американские учёные доказали, что большинство разводов происходит изза того, что супруги неудовлетворены семейной жизнью, потому что мужчины пренебрегают своими обязанностями по воспитанию детей и работе по дому. Они обнаружили, что «чем больше ответственности берёт на себя муж по части ухода за детьми и домашних работ, тем в большей степени жена бывает удовлетворена браком. Д. Плек, американский социолог, изучил результаты исследований участия мужей в уходе за детьми и выполнении домашних обязанностей и заключил, что участие мужей оказывает положительное влияние на оценку мужьями и жёнами удовлетворённости их семейной жизнью. Он предполагает, что это происходит потому, что жёны испытывают меньше негативных чувств, активное участие в домашней жизни может повысить у мужа чувство контроля за происходящим, а некоторые задачи, например, уход за детьми, могут доставлять удовольствие и мужьям, и жёнам. Партнёры-мужчины, участвующие на равной основе в выполнении домашних работ, могут также получать определённую психологическую пользу, испытывая меньшее чувство вины». Гурко Т.А. Феномен современного отцовства // Мужчина и женщина в современном мире: меняющиеся роли и образы. – М., 1999, Т.1. С. 219 2 См. Берн Ш. Гендерная психология. – СПб., 2001. С. Большое значение для понимания трансформации образа мужчины и женщины в семье имеет изучение изменения семейных ролей. По мнению Элизабет Ботт, существует два типа супружеских ролей: сегрегированный и совместный. Сегрегированные супружеские роли существуют там, где муж и жена ведут относительно раздельную жизнь. Сегрегированные роли как внутри, так и вне дома были строго разграничены: мужчины были кормильцами, но не покупателями, они починили бы детскую коляску, но не стали бы возить её. Совместные роли существовали там, где мужья и жёны проводили больше времени вместе, имея некоторые общие задачи, интересы и решения.1 Изменение роли отца сказывается также и на воспитании детей, и на семейном климате, и на благополучии семьи в целом. «Рассмотрение феномена семьи в контексте общественной жизни показывает, что новое время принесло с собой значительные перемены в ценностных ориентациях. Прежде всего это коснулось процесса воспитания детей в семье. Именно процесс воспитания многие исследователи склонны возложить на отца, чьи позиции в качестве защитника и кормильца семьи пошатнулись. Сторонники этой идеи считают, что как социальный фактор институт отцовства в современном мире не ослабевает, а укрепляется за счёт освоения новых функций, которые раньше входили исключительно в обязанности матерей».2 Таким образом, как говорилось выше, в России происходит трансформация феномена отцовства и образа мужчины в семье. Мужчине приходится выполнять те функции, которые традиционно выполняли только женщины. И в настоящий момент всё идёт к тому, что в ближайшее время возможно размаскулинивание мужчин, (хотя и не полная его феминизация), и маскулинизация женщин. Под размаскулиниванием мы понимаем процесс, который происходит под влиянием новых социокультурных стереотипов поведения мужчин и тех требований, которые к ним предъявляют современные женщины (ласка, нежность, Цит. по: Томпсон Д.Л., Пристли Д. Социология: вводный курс. – М.;

Львов, 1998. С. 185 Остроух И.Г. Трансформация института отцовства в постиндустриальном обществе на примере ФРГ // Гендерные проблемы в общественных науках. М., 2001. С. 2 сопереживание и др.), в процессе чего на мужчин перекладывается часть традиционно женских обязанностей. Однако размаскулинивание не следует отождествлять с феминизацией. По нашему мнению, размаскулинивание мужчины является переходным периодом от традиционно мужских качеств не к феминизации, а возможно, и к биархатному обществу. Но даже если мы говорим о трансформации образа мужчины и его феминизации, всё равно основные традиционные функции мужчины в семье продолжают быть актуальными и сейчас. Согласно господствующим общественным стереотипам, в большинстве случаев именно мужчина является кормильцем, который зарабатывает деньги, воспитывает детей, т.е. выполняет свои исторически сложившиеся функции. Здесь нельзя не отметить, что трансформация образа мужчины связана с изменением социальной роли женщины в семье и обществе. Рассмотрим это на примере проведённого автором диссертации исследования, посвящённого изучению и выявлению тенденций в изменении социальных ролей мужчин в постсоветской России. На вопрос, «Есть ли связь между трансформацией образа мужчины с изменением социальной роли женщины?», положительно ответили 565 человек, (из них 65,6% мужчин и 74,6% женщин);

отрицательно ответили 87 человек, (из них 15,3% мужчин и 7% женщин). Таким образом, мы видим, что большинство респондентов считают, что такая связь есть, и связано это с факторами, которые выявлены в ходе нашего исследования. Большинство респондентов считает, что трансформация образа мужчины связана с изменением социальной роли женщины, во-первых, в связи с возрастанием роли женщины в современном обществе. Так ответили 141 респондент, (из них 16,4% мужчин, и 18,6% женщин). По нашему мнению, это связано с тем, что женщины пытаются, и небезуспешно, добиться полного уравнения прав с мужчинами. Уже сейчас женщины наравне с мужчинами выполняют сложную работу, в том числе требующую значительной физической нагрузки, занимают руководящие посты во всех сферах жизнедеятельности общества. Во-вторых, это связано с тем, что женщины выполняют социальные функции мужчин. Так в нашем исследовании ответили 126 человек, (из них 12,9% мужчин и 18,1% женщин). По нашему мнению, женщина стала выполнять традиционно мужские функции, когда несколько пошатнулись представления о том, что мужчина является опорой семьи и общества в целом во времена «перестройки»;

именно в этот период, когда неожиданно для всей России как для мужчин, так и для женщин возник серьёзный вопрос с рабочими местами, когда большое количество мужчин, причём с высокой профессиональной подготовкой остались без работы в связи с приватизацией и закрытием множества фабрик, крупнейших заводов и предприятий. В этот период, когда «советский мужчина» был растерян, когда возник гендерный кризис постсоветского периода, именно женщины, чтобы прокормить свою семью, взяли на себя мужские обязанности. В этот кризисный период женщины проявили силу и решительность и доказали, что совсем не они являются слабым полом… И спустя некоторое время, когда несколько стабилизировалась экономическая и политическая обстановка в стране, когда женщины почувствовали себя увереннее и укрепился их социальный статус в обществе, они вправе задаться вопросом, кто же на самом деле является слабым полом. В-третьих, трансформация образа мужчины связана с изменением социальной роли женщины в связи с тем, что мужчина и женщина зачастую не могут найти компромисса в отношениях. Так ответили 104 респондента, (из них 13,7% мужчин и 12,3% женщин). Именно неумение найти компромисса в отношениях и является причиной большинства гендерных конфликтов. Под гендерным компромиссом мы понимаем умение найти приемлемый для обеих сторон вариант разрешения разногласий между мужчиной и женщиной, возникающих на почве их различного понимания гендерных ролей и статусов. Иногда отступление одного из партнёров в споре приводит к компромиссу и благоприятному разрешению конфликта. Итак, мы выяснили три основных причины, которые показывают, что трансформация образа мужчины связана прежде всего с изменением образа женщины в современной культуре, и она состоит в том, что в современном российском обществе возрастает роль женщины, что женщины выполняют соци альные функции мужчин, что мужчины и женщины не могут найти компромисса в отношениях, и это зачастую приводит к развитию гендерного конфликта. Следующий вопрос, который мы рассматриваем в диссертации связан с попыткой феминисток уравнять все права мужчин и женщин, в том числе и в семье. Они стремятся к эгалитарным отношениям в семье и обществе, к новому феномену нашей культуре – к биархату. По мнению Н.И. Андреевой, «эмансипация и феминизация общества вносят коррективы в некоторые семейные стереотипы, образуя конфликт между полами. Женщина стремится к эгалитарным отношениям в семье с равной долей прав и обязанностей всех её взрослых представителей, мужчина же по инерции претендует на роль главы, формального лидера, даже если не является таковым. Данный конфликт между полами в семье разрешается с помощью разводов или семья становится авторитарно-патриархальной. Это объясняется консервативностью и нежеланием мужчин пересмотреть своё место и роль в семье и обществе»1 По нашему мнению, в России в ближайшее время эгалитарная модель семьи маловероятна, и в первую очередь это связано с тем, что современная российская культура пронизана духом традиционализма, в котором по-прежнему ещё доминируют патриархальные паттерны. И всё же первым и основным шагом к равноправию должно быть освобождение мужчины от материального бремени, а женщины – от материальной зависимости. Однако в современном российском обществе это пока невозможно. Подтверждением этому является наше исследование, которое свидетельствует о том, что одного желания мало и что реально биархата можно добиться только ломкой традиционных патриархальных устоев, что в современной России маловероятно. На вопрос, «Какие из ниже перечисленных социальных функций должен выполнять мужчина в традиционной семье?», большинство респондентов – Андреева Н.И. Социально-философский анализ гендерной проблемы. Ставрополь, 2001. С. 61-62.

человек, (из них 61,35% мужчин и 71,9% женщин) ответили, что мужчина должен материально обеспечивать семью. И только 79 респондентов, (из них 10,75% мужчин и 9% женщин) ответило, что мужчина должен участвовать в воспитании детей, а 74 респондента, (из них 12% мужчин и 6,7% женщин), считают, что мужчина должен поддерживать семейные традиции. Таким образом, можно отметить, что в современной российской культуре доминируют традиционные патриархальные устои, что мужчина в основном должен материально обеспечивать семью, что главная и существенная задача семьи – продолжение рода. Так ответили только 69 человек, (из них 10,2% мужчин, и 7,2% женщин). Т.е., современное российское общество маскулинноориентировано. И всё же «идеалы мужественности и женственности сегодня, как никогда, противоречивы: традиционные черты в них переплетаются с современными, они значительно полнее, чем раньше, учитывают многообразие индивидуальных вариаций. Общая тенденция развития в этой области заключается в ослаблении былой поляризации половых ролей и связанных с ними социокультурных стереотипов. В этих условиях социальные роли мужчины и женщины перестают казаться полярными, взаимоисключающими, открывается возможность разнообразных индивидуальных сочетаний, в том числе и в плане родительских функций»1 Таким образом, происходит трансформация идеалов мужчин и женщин в современной культуре и стирание границ между мужским и женским. В данном параграфе необходимо рассмотреть ещё один феномен современной действительности. Это образ отца-одиночки. Как известно, в российском законодательстве понятия «отец-одиночка» не существует. И хотя это не массовое явление, такие случаи встречаются. Чаще всего отцам приходится воспитывать детей только в тех случаях, когда мать либо умерла, либо оставила ребёнка, либо суд при разводе оставил ребёнка с отцом в силу различных субъ Рамих В.А. Материнство и культура (Философско-культурологический анализ). Ростовна-Дону,1997. С. ективных обстоятельств (если мать занимается проституцией, употреблением наркотиков или алкоголя, если она очень мало внимания уделяет ребёнку и др.) Всем известно, как трудно одинокой матери воспитывать ребёнка, хотя женщина получает различные социальные пособия и субсидии. В отношении отцов-одиночек государством никакая материальная поддержка не предусмотрена. Исследователи в США обнаружили, что у детей, проживающих только с отцом, сумма медицинской страховки была значительно меньше, чем у детей из полных семей или проживающих с одной матерью. До этого считалось, что именно матери-одиночки являются самым незащищённым социальноэкономическим контингентом. Но как оказалось, это совсем не так. Одинокие отцы или не хотят просить помощи у государства, или попросту не знают о программах поддержки одиноких родителей. Также выявлено, что количество отцов-одиночек по сравнению с 1990 годом выросло на 62 % и составляет 2,2 миллиона.1 Социокультурный феномен отца-одиночки получает широкий общественный резонанс. И на российской эстраде появляются даже монологи сатириков. Так, например, у Е.В. Петросяна есть монолог «Отец-одиночка», который называет себя «пама» - и папа и мама. Отцом-одиночкой быть гораздо труднее, чем одинокой матерью, поскольку исторически сложилось, что именно мать должна кормить детей. И инстинкт матери существенно отличается от инстинкта отца. Отец просто не имеет физиологической возможности кормить маленьких детей (имеется в виду грудное молоко). Ему приходится тратить массу времени на консультации педиатров и других специалистов вместо того, чтобы проводить время с ребёнком. И мы думаем, что пока в России матери будут отказываться от своих детей, уделять им мало внимания, то мужчинам действительно придётся стать «памами», получать пособие по уходу за детьми, брать декретный отпуск.

Цит. По: Отцы – плохие родители?! http://diamedcom.ru/php/content.php?group=0&id= Итак, в данном параграфе мы рассмотрели образы мужчин и женщин в семье, феномен отцовства и образ отца-одиночки, провели сравнительный анализ образа отца средневековой Руси (на примере «Домостроя») и образ современного отца. На основе проведённого анализа, пришли к выводу, что происходит изменение социальной роли мужчин в семье и обществе. Однако современная культура способствует появлению нового типа отца, который принимает активное участие в воспитании детей, занимается домашним хозяйством наравне с женщиной, присутствует при родах и т.д. По результатам проведённого исследования мы установили, что трансформация образа мужчины связана с изменением социальной роли женщины в обществе. Это связано с выполнением женщинами части социальных функций мужчин и возрастанием её роли в современном обществе. Кроме того, в современной культуре продолжают доминировать традиционные патриархальные устои. Мужчина также должен материально обеспечивать семью, на него возлагаются и другие ответственные задачи. Чтобы быть кормильцем и добытчиком, он должен быть хорошим мужем и заботливым отцом. Женщины требуют от мужчины проявления ярких феминных качеств: нежности, сострадания, заботливости и т.д., в связи с этим происходит размаскулинивание мужчины и, разумеется, не без участия женщины. 3.2 Образы современного мужчины в отечественной культуре постсоветского периода. В данном параграфе мы рассмотрим образы современного мужчины в отечественной культуре постсоветского периода. В постсоветской России происходили сложные экономические и социокультурные процессы и изменения, и как следствие, происходит трансформация общественных образов и идеалов. Это связано с тем, что люди не успевают адаптироваться в быстро сменяющих друг друга реформах и экономических системах. И это вызвало агрессивную реакцию общества и периодические ценностные кризисы.

«Кардинальные экономические перемены 1992 года предполагают, что не государство, а каждый человек должен взять непосредственно на себя ответственность за благосостояние своё и своей семьи. Российские граждане получили возможность добровольно распоряжаться своими способностями и желанием к производительному и творческому труду. Таким образом, в настоящее время практически каждый трудоспособный человек поставлен перед необходимостью адаптироваться к новым для России социально-экономическим условиям, открывшим свободу выбора деятельности и источников дохода, свободу в поиске путей самореализации личности, а вместе с тем и проблему переопределения жизненных стратегий»1. В связи с распадом Советского Союза произошли необратимые изменения в экономической, политической и социокультурной обстановке в современной России, что повлекло и изменение образов мужчин и женщин в культуре. На смену традиционно-советским культурным ценностям и образам комбайнёра, рабочего, металлурга, интеллигента пришли как новые образы, например, образ «нового русского», профессионала («белого воротничка»), так и остались, но в существенно изменённом виде традиционные русские образы – образ мужика, пьяницы и др. В связи с тем, что появляются образы, которые были незаслуженно забыты, можно сказать, что в современной России происходит духовное возрождение, которое нам видится в опоре на прошлые ценности отечественной и мировой культуры. В параграфе мы стремимся уделить особое внимание следующим образам мужчин в культуре постсоветского периода: образу воина (российского офицера), образу «нового русского», образу интеллигента, образу профессионала, образу мужика и образу пьяницы и сделать обобщающие выводы о трансформации образа мужчины в современной культуре.

Лунякова Л.Г. Мужчина и женщина: опыт социальной адаптации в переходный период в России // Мужчина и женщина в современном мире: меняющиеся роли и образы. – М., 1999, Т.1. С. 61- Одним из первых и наиболее ярких образов мужчин постсоветского периода является образ «нового русского». «В широком смысле, «новые русские» могли означать русских постсоветской эпохи (то есть всё население Российской Федерации!), но на практике «новыми русскими» стали называть счастливчиков, для которых развал советской экономики дал «зелёный» свет для максимального (зло) – употребления создавшимися социоэкономическими возможностями»1 -, отмечаюг Е. Гощило и Н. Ажгихина. Наиболее полное понятие образу «нового русского» дал И.Г. Яковенко: «Новые русские – понятие, возникшее для обозначения нового социального слоя, появившегося в России в конце перестройки, на фоне распада Советского общества и становления рыночной экономики. В самом общем смысле понятие «новые русские» вбирает в себя слой средних и крупных предпринимателей и крупный менеджмент. Отличительные черты новых русских – наличие «своего дела» (или высокооплачиваемой работы в крупной корпорации), высокий (по советским меркам немыслимый) уровень доходов и специфический, новорусский образ жизни»2. Таким образом, можно сказать, что образ нового русского – это социокультурный и социоэкономический феномен. Понятие «новые русские» является собирательным образом и понятием, которое выражает социальную, экономическую и культурную реальность в сложившемся новом российском обществе. В начале 90-х годов ХХ века для значительной части населения «новые русские» стали объектом зависти и любопытства. На сегодняшний день существует определённая классификация «новых русских», в основу которой положен хронологический принцип, представленный известным психологом П.Н. Шихаревым: «первую волну предпринимателей составляли в основном кооператоры и «теневики» - представители неле Гощило Е., Ажгихина Н. Рождение «новых русских»: картинки с выставки // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. 504-505 2 Цит. по: Яковенко И.Г. Новые русские. http://www.krugosvet.ru/articles/106/1010659/1010659a1.htm#1010659-L- гального советского бизнеса, которые попросту вышли из подполья в процессе десоветизации. Вторая волна бизнесменов состояла из бывших комсомольских лидеров и тех, кто работал в молодёжных центрах. Большинство бизнесменов третьей волны составили бывшие директора и заместители директоров фабрик и заводов, то есть подреставрированная номенклатура, состоящая, по мнению Шихарева, из настоящих профессионалов, обладавших как знаниями, так и опытом, сопоставимым с опытом лучших выпускников западных бизнес-школ. Однако, в отличие от западных бизнесменов, предпочитающих иметь дело со своими соотечественниками, российские предприниматели быстро усвоили практику сотрудничества практически с любыми иностранными партнёрами»1 «Новые русские», появившиеся из бывших спекулянтов, комсомольских и номенклатурных работников сделали определённый шаг в развитии и возрождении экономики в России. Основными характеристиками образа «нового русского» может стать энергичность, готовность идти на риск, организаторские способности и другие черты, присущие образу нового человека постсоветской России. Этот социально-экономический слой через 8-10 лет стал называться экономической элитой, узаконившей свой бизнес, и отсюда же вытекает образ олигарха. Как известно, «олигархия» - слово греческого происхождения и обозначает власть или правление немногих. Хотя первоначально, в работах Аристотеля, олигархия всегда противопоставлялась аристократии, как её крайняя и неблагоприятная форма. Аристократия предполагает управление ограниченного или небольшого числа людей, работа которых направлена на благо общества. А олигархия, как правило, хотя и предполагает управление небольшого количества, но уже не для всеобщего блага, а для своей собственной выгоды. В настоящее время олигархами называют людей, имеющих огромнейшие финансовые возможности, захватывающие власть и произвольно распоряжающиеся ей. Таким образом, можно сказать, что олигархи – это группа влиятельных предста Цит. по: Гощило Е., Ажгихина Н. Рождение «новых русских»: картинки с выставки // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. вителей бизнеса, сконцентрировавшая в своих руках наиболее крупные монополистические предприятия. Они вплотную приблизились к власти и оказывают большое влияние на политическую и экономическую жизнь государства. И.Г. Яковенко считает, что при внимательном рассмотрении обнаруживается связь образа нового русского с традиционными для России персонажами. «Прежде всего, за спиной «нового русского» стоит многовековая традиция русского мещанства. Это российский обыватель (к какому бы сословию он не принадлежал), твёрдо стоящий на земле, имеющий вкус к хорошей жизни, ценящий благосостояние, уют и удобства. Он при всех обстоятельствах, при любой власти обустраивает свой быт, стремится обеспечить семью, детей, ближайшую родню всем необходимым и по своим базовым жизненным устремлениям предшествует «новому русскому. С другой стороны, в образе «нового русского» узнаётся традиционный русский разбойник, вольный казак, золотодобытчик, сорящий шальными деньгами, обменивающий презренный металл на шумный восторг и одобрение товарищей»1 Кроме вышеизложенных образов, для большинства людей синонимом образа «нового русского» является образ бандита и мошенника, т.е. образ нового русского тесно связан с криминалитетом. Кроме того, эти образы оказывают существенное влияние на социализацию мальчиков. Это одна точка зрения. Другая, противоположная точка зрения, связана с тем, что «новые русские» зачастую предпочитают заниматься бизнесом с западными партнёрами, и это накладывает на них определённые обязанности (знание иностранного языка, этикета, они должны быть культурными, разносторонне развитыми, чтобы могли поддержать разговор), которые заставили «новых русских» встать на путь самосовершенствования. Новые русские стараются получить высшее (и большинство из новых русских имеет высшее образование, хотя во многих анекдотах и рассказах «новые русские» предстают в виде неграмотных людей с низким уровнем культуры) и послевузовское образование, своих детей отправляют Цит. по: Яковенко И.Г. Новые русские. http://www.krugosvet.ru/articles/106/1010659/1010659a1.htm#1010659-L- учиться в престижные университеты России и Запада. Большое внимание они уделяют искусству и культуре, посещают театры, ходят на выставки и на концерты и т.д. Кроме того, новые русские активно занимаются благотворительностью. Они финансируют различные научные проекты и конференции, выделяют деньги на культуру, искусство и образование, оказывают помощь детским домам и т.д. «Субкультура «новых русских» весьма динамична, ориентирована на западные стандарты потребления, легко ассимилируют любые технические новшества и новые удобства. В целом слой новых русских ориентирован на западную массовую культуру и образ жизни среднего класса западных стран»1 Мы позволим себе не согласиться с данным высказыванием И.Г. Яковенко. Приведём только несколько отличительных примеров образа жизни нового русского и представителя среднего класса из западных стран. Во-первых, в отличие от западноевропейского мужчины новые русские посещают элитные клубы, некоторые из которых даже исключили членство женщин. В этих клубах с роскошной обстановкой и дорогим обслуживанием можно познакомиться со знаменитостями театра, кино или эстрады, выпить бокал шампанского и побеседовать с известными политиками и т.д. Одним из таких клубов является Английский клуб в Москве. Его членами стали известные в России представители бизнеса, искусства, политики и т.д. Ежегодный взнос составляет 7000 американских долларов.2 Благодаря некоторым политикам, которые являются почётными членами клуба, «Английский клуб был определён как общественная организация Москвы, получившая право принимать официальных лиц иностранных государств».3 Во-вторых, новые русские для престижа предпочитают, как правило, очень дорогие иномарки. И у них, конечно же, не одна машина. Западноевропейские Цит. по: Яковенко И.Г. Новые русские. http://www.krugosvet.ru/articles/106/1010659/1010659a1.htm#1010659-L-102 2 Цит. по: Гощило Е., Ажгихина Н. Рождение «новых русских»: картинки с выставки // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. 520 3 Там же. С. же мужчины чаще всего предпочитают недорогие и удобные легковые машины или семейные микроавтобусы. В-третьих, новые русские могут позволить себе несколько раз в год отдыхать на дорогих европейских курортах и жить в пятизвёздочных отелях, на выходные также могут слетать за рубеж. Западноевропейские мужчины из среднего класса не могут позволить себе столь дорогого отдыха, и отдыхать предпочитают в недорогих отелях. В-четвёртых, у западноевропейских мужчин нет частной охраны, потому что у них попросту нечего воровать, и их жизни не грозит никакая особая опасность (кроме, разумеется обычных воров, грабителей и т.д. В-пятых, новые русские, в отличие от западноевропейцев, имеют намного больше денег и могут позволить себе очень многое (и дорогие покупки, и отдых, и дорогие машины, и шикарные рестораны). Кроме того, никакой западноевропейский мужчина не сможет позволить себе «купить» футбольную команду, и т.д. Однако, как отмечает И.Г. Яковенко, «в последние годы понятие «новый русский» звучит реже. В культуре чувствуется некоторая усталость от образа «нового русского» … Явление, скрывающееся под образом «нового русского», утратило яркость новизны и постепенно переходит в разряд освоенных реалий современной жизни. Эпическая эпоха, когда, казалось, можно было в одночасье разбогатеть, ушла в прошлое. Меняется и предпринимательская среда. Идёт формирование зрелых форм социальности и культуры рыночного общества. Класс предпринимателей очищается от случайных людей. Вчерашние «новые русские» утрачивают признаки поражающего воображение дива, становятся солидными и привычным элементом социокультурного пейзажа».1 Необходимо отметить, что без понимания образа «нового русского» невозможно полностью обрисовать картину образа мужчины постсоветского периода, поскольку, по мнению Е. Гощило и Н. Ажгихиной, «ценности «новых рус Цит. по: Яковенко И.Г. Новые русские. http://www.krugosvet.ru/articles/106/1010659/1010659a1.htm#1010659-L- ских», возросшие на неолиберальных идеях, неотделимы также и от понятия «новой маскулинности». Несмотря на активное вхождение женщин в структуры бизнеса, доминируют в этой сфере исключительно мужчины, и потребителями новорусской идеологии также являются мужчины. Идеи, проповедуемые большинством журналов, рассчитаны на представителей «нового класса», подчёркивают важность «мужского характера» и «мужского подхода», пропагандируют физическую и духовную силу, решительность, агрессивность, напор. Женщине в этом мире (хотя для удачливых коллег-женщин и делаются исключения) уготовлена роль умной подруги, украшения жизни или награды за успех. Массовая культура, ориентированная на «новых русских», также предполагает прежде всего потребителя-мужчину»1. Таким образом, можно сделать вывод, что в современном российском обществе считается, что бизнес является исключительно мужским делом, а женщине лучше всего быть подругой бизнесмена и не вмешиваться в его финансовый мир. Но в основном образ «нового русского» оказался знаковым для своего времени и необходимым для полноценного понимания образа мужчины России в постсоветский период. Как известно, появление одних образов, новых, чаще всего нивелирует другие образы, которые были и актуальны ранее и которые были идеальным предметом для подражания. И в связи с этим «рождение и укрепление «новых русских» совпало с другим, не менее значимым процессом. А именно, с растворением и постепенным исчезновением с авансцены такой социальной группы, как советская интеллигенция. Исчезновение как физическое (вчерашние интеллигенты пополняют и ряды «новых русских», и малообеспеченных, и маргиналов), так и символическое. Интеллигенция больше не владеет думами населения, не является «совестью народа» и законодательницей вкусов и предпочтений. Утратила значение энергичная на протяжении десятилетий связка интел Гощило Е., Ажгихина Н. Рождение «новых русских»: картинки с выставки // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. лигенции и власти, в которой интеллигенция играла роль вчерашнего оппозиционера».1 В связи с этим мы и рассмотрим следующий образ мужчины постсоветского периода – интеллигента. Интеллигент – человек, профессионально занимающийся умственным и творческим трудом, а также развитием и распространением массовой культуры. Представления об образе интеллигента в советский и постсоветский периоды значительно изменились. Причиной процесса изменения является коренная ломка в социально-политической, философской, культурной, нравственной и эстетической областях жизни целого народа. В.Г. Белинский писал, что «у всякого народа своя история, а в истории свои критические моменты, по которым можно судить о силе и величии его духа».2 Исторически конкретные явления образа русского интеллигента – это вера в русский народ, вера в его будущее, вера в то, что народ добьётся для себя счастья, величия, национальной гордости, неисчерпаемые интеллектуальные, творческие возможности. Важно, чтобы эти возможности были востребованы. В настоящее время мы всё чаще и чаще видим образ интеллигента, униженного властью, и это унижение приобретает хронический характер, хотя его подвижническая жизнь заслуживает уважения и преклонения, социальной востребованности и более высокой заработной платы. Образ русского интеллигента конца ХХ века постепенно уходит, растворяясь в различных сферах общественной жизни. Но мы должны гордиться тем, что эта интеллигенция, заложившая великие непреходящие традиции добра, справедливости, гуманизма, была и пока ещё есть. Она должна обладать способностью защитить себя словом, убеждением, разумом, защитить многонациональную и многострадальную российскую культуру.

Гощило Е., Ажгихина Н. Рождение «новых русских»: картинки с выставки // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С. Ушакин. – М., 2002. С. 531 2 Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. Т.3. М., 1959. С. Для образа мужчины-интеллигента есть «великий мир, где мысль становится делом, а высокое чувствование – подвигом. Это мир непрерывной работы, нескончаемого делания и становления».1 Для образа мужчины-интеллигента важнее вера в правду его Родины, в правду жизни, в правду века, а не голые философские рассуждения, как бы умны они ни были. Мы уже отмечали, что для мужчины-интеллигента характерно столкновение с серьёзными жизненными проблемами. Для него важно соотношение таланта и нравственности. Его характеризует честность, скромность и мужественность, прямота и преданность идее, глубинное патриотическое чувство, созидание как нравственно-философское понятие. Это приобретает для него смысл борьбы за осознание личной ответственности каждого перед Историей. Особо следует выделить мономана – человека, одержимого одной научной идеей, страстью научных поисков. Однако ему небезразличны социальнонравственные вопросы: проблема поколений, научной и гражданской совести, истинно научного подвига. На пороге третьего тысячелетия появился новый образ российского интеллигента, так называемое новое поколение. Оно должно быть активнее, решительнее своих предшественников, должно быть реальной силой, способной противостоять суровой действительности. Таким образом, в современной России постсоветского периода образ интеллигента утрачивает свою актуальность и значимость, несмотря на то, что он внёс большой вклад в развитие науки и культуры. Следующий образ, который мы рассмотрим в данном параграфе, является наиболее популярным и важным для понимания традиционного образа мужчины в современной отечественной культуре – образ воина (российского офицера) и его трансформацию. Армия всегда выполняла важнейшую социокультурную и духовнонравственную функцию в государстве. В общественном сознании она пред Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. Т.7. М., 1959. С. ставлялась священной, сильной духом. Служба в армии была священным и почётным долгом мужчины. Офицерство всегда рассматривалось как цвет нации, элита, причём ещё с дореволюционных времён. Офицеры воспринимались как носители лучших традиций российского общества и армии, традиций боевых, трудовых и морально-этических. Офицеры – это самые подготовленные в военном отношении люди. Успех выполнения боевой задачи находится в прямой зависимости от уровня личной профессиональной подготовленности офицера как военного специалиста. Значительную роль российские офицеры должны играть в сохранении традиций Вооруженных Сил Российской Федерации. К основным из них относится добросовестное выполнение воинского долга, любовь к своей части, почитание Боевого Знамени, взаимовыручка и взаимопомощь. Одной из значимых задач российского офицера является воспитание у подчинённых чувства долга и ответственности за выполнение своих обязанностей – таковы устоявшиеся образы офицерства в российской культуре. Профессия офицера требует умения подчинять своей воле людей и мобилизовать их на выполнение трудных задач, глубоко анализировать боевую обстановку, предвидя ход событий, в любых условиях и в ограниченное время принимать ответственные решения, проявлять инициативу, идти на разумный риск. Российский офицер должен сочетать в себе высокую политическую сознательность с хорошей профессиональной подготовкой, способность квалифицированно решать вопросы военного дела, с умением владеть современными методами управления. Общественное мнение и сегодня предъявляет исключительно высокую планку к образу офицера, несмотря на значительно изменившееся отношение к армии. В настоящее время обязанности российского офицера многогранны и безграничны. Кроме традиционных функций – воспитание личного состава, поддержание высокой воинской дисциплины, внутреннего порядка в части, проведение регулярных занятий с личным составом по тактической, технической подготовке, патриотическому воспитанию, изучению Устава ВС РФ и т.д. – он должен заниматься и самосовершенствованием, повышением своего научного, нравственно-культурного и морального статуса. Повышение высокого уровня образованности, профессиональной подготовки, компетентности и общей культуры является важнейшим условием возрождения интеллигентности офицерского состава Российской армии. Российский офицер всегда был высокообразованным, организованным и трудолюбивым. Идеальный образ российского офицера характеризуется основными качествами: патриотизмом, высокой общей культурой, верностью духовным традициям России, ответственностью, воинской честью, уважительным отношением к подчинённым и т.д. Но, к сожалению, в современной армии происходит трансформация образа офицера в частности и института офицерства в общем. В первую очередь, это связано с падением общей культуры людей, дедовщиной, участившимися случаями суицида среди призывников и молодых солдат в армии, неуважительным отношением офицеров к солдатам, нередко с применением физической силы, что приводит к дезертирству, сопровождаемому кровопролитием. Как следствие, происходит резкое снижение авторитета военного человека в обществе и нежелание молодых людей служить в армии. В настоящее время профессия военного считается не престижной. Подтверждением этого является наше социологическое исследование. На вопрос, «Какие профессии пользуются особой популярностью у современных мужчин?», большинство респондентов 425 человек, (из них 52,4% мужчин и 53,5% женщин) ответили, что, по их мнению, наиболее востребованная специальность – бизнесмен. Второй по популярности ответ – юрист. Так ответили 148 человек (из них 17,2% мужчин и 19,5% женщин). 72 человека (из них 8,6% мужчин и 9,3% женщин) ответили, что самая популярная специальность – программист. Те же специальности, которые пользовались большой популярностью в советские времена, в настоящее время утратили популярность. Так, профессии военного, преподавателя и врача выбрали всего 21 человек. Ещё меньшей популярностью пользуется профессия дипломата (20 человек). По результатам исследования становится ясным, что профессия военного в современном обществе не считается престижной. Если в советские времена почётной обязанностью гражданина была служба в армии, то в постсоветской России считается «долгом» любыми способами избежать службы в армии. На вопрос, «Обязан ли, на Ваш взгляд, каждый мужчина служить в армии», результаты исследования показывают, что 352 респондента, (из них 44,4% мужчин, и 43,5% женщин) считают, что мужчина обязательно должен служить в армии. 192 человека, (из них 21,2% мужчин и 26,3% женщин) считают, что в России должна быть альтернативная служба в армии. Однако 190 человек, (из них 23,4% мужчин и 24% женщин) уверены, что мужчина не должен служить в армии. Таким образом, респонденты по-прежнему считают, что мужчина должен служить в армии. Этой точки зрения в основном придерживаются и женщины, хотя среди них немало сторонников альтернативной службы в армии. Но мы всё же надеемся, что в России вскоре появится контрактная, профессиональная армия, где будет господствовать не дедовщина, а истинная дисциплина и порядок, где всё же возродится образ настоящего Офицера, где офицеры смогут реализовать свой профессиональный воинский долг. Таким образом, профессия офицера – беспокойная профессия. Она для тех, кто видит в напряжённой, а зачатую связанной с риском и опасностью военной службой своё призвание, кто полон энергии и сил, творческого горения, кто способен выдержать длительные психологические и физические нагрузки и сохранять при этом высокую работоспособность, хладнокровие и решительность. Она для людей настойчивых, правдивых и честных, беспредельно преданных Родине и народу, стойких и убеждённых, готовых с оружием в руках до последнего дыхания отстаивать свободу и независимость своего Отечества. Ещё один образ, рассматриваемый в данном параграфе, – это образ профессионала.

За последние 10-15 лет образ профессионала значительно изменился. Если раньше говорилось о профессионале – рабочем (синий воротничок), то сейчас говорится об образе профессионала, работника офиса – «белом воротничке». В связи с тем что в России в постсоветский период происходят бурные экономические трансформации, наиболее востребованным становится образ высококвалифицированного профессионала. Поскольку профессионалы являются носителями новейших теоретических и практических знаний, умений и навыков, они необходимы во всех сферах жизнедеятельности общества. По мнению Н.Ю. Волянюк, «Профессионал – характеристика человека, выражающаяся в его способности выйти за пределы собственной деятельности для её анализа, оценки и последующей организации. Ведущими понятиями для характеристики человека как профессионала становится «рефлексия» и «деятельностный способ существования». Профессионал есть результат самоактивности человека»1. Мы считаем, что образу мужчины-профессионала должны принадлежать следующие основные характеристики: высокая теоретическая и практическая подготовка, компетентность, самосовершенствование, высокая квалификация аккуратность, педантичность, усидчивость. Как мы писали выше, в современной России образ профессионала становится всё более привлекательным, и в связи с этим в последнее десятилетие всё больше людей пытаются получить высшее профессиональное и послевузовское образование. И как следствие, в высших учебных заведениях с каждым годом появляется всё больше новых специальностей. Следовательно, образ мужчины-профессионала является востребованным в современном российском обществе. Профессионал – это тот человек, который является бесспорным специалистом в какой-либо сфере деятельности, который выполняет свою работу на высоком профессиональном уровне. По нашему мнению, профессионал должен обладать настойчивостью, целеустремлённо Цит. по: Волянюк Н.Ю. Профессиональное развитие субъекта деятельности. http://lib.sportedu.ru/Books/XXPI/2003n2/p37-47.htm стью, самосовершенствованием, силой воли и другими качествами, которые необходимы ему для достижения своей цели и доказательства своего профессионализма. В современной российской культуре существует множество образов мужчин в культуре. В нашем диссертационном исследовании мы рассмотрели и охарактеризовали типичные образы – среди них образы русских богатырей, джентльменов, ловеласов, мужчин-домохозяек, отцов-одиночек, новых русских и метросексуалов. В заключение мы рассмотрим ещё один образ, традиционно русский образ – образ мужика. Понятие «мужик» является не только характерологическим и поведенческим описанием образа мужчины, но ещё и универсальным обращением в традиционной русской мужской среде. По мнению О. Шабуровой, ««мужик» обязательно коррелирует с характеристиками этничности. Мужик – это значимая маркировка русскости. Мужик по определению русский. Конструкция «русский мужик» тавтологична. Взаимоопределяемость этих понятий, их взаимообусловленность – важнейший аспект понимания этого образа. В других национальных культурах связь этнос – пол, конечно, также важна, имеет свою традицию развития, но такого воплощения в одном понятии почти нигде нет («джентльмен» - он, конечно, англичанин и мужчина, но…)»1. Образ мужика как для советской, так и для постсоветской России был неотъемлемой частью русской маскулинности, он всегда противопоставлялся образу «бабы». Образ русского мужика традиционно представляется грубым, малообразованным (а чаще вовсе без образования), часто пьяным, дебоширом и задирой. У мужиков есть свой лексикон, включающий ненормативную лексику, на котором они и общаются, и распознают «своих». Русская баба чаще всего представлялась в образе крепкой, полной и мужественной женщины, которая «и в горящую избу войдёт, и коня на скоку остановит».

Шабурова О. Мужик не суетится, или пиво с характером // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. Противопоставление мужик-баба всегда было актуально для России, поскольку характер России – женский. Можно сказать, что в России всегда была мужская культура с женским лицом. И поэтому мужики всегда и при любых обстоятельствах пытались доказать свою мужественность. И проявлялось это нередко в употреблении алкоголя с последующей дракой, обладание бабой и т.д. По мнению О. Шарубовой, «худшими оскорблениями для мужика, которые могут быть озвучены в мужском сообществе, соответственно будут «баба», «пацан», «педик»1. Как отмечалось выше, образ мужика неразрывно связан с образом пьяницы. Однако и этот образ весьма разнообразен. ««Голь кабацкая» - нарицательный тип пьяниц, потерявших имя собственное, но занявших совершенно определённое место в культуре среди героев и трикстеров (трикстер – обманщик, ловкач, хитрец, озорник. Чаще всего используется в мифах – авт.). В этом образе «высокое» и «низкое», «сакральное» и «профанное», едва ли не отождествляясь, сосуществуют как единое целое, представляют собой определённый стиль поведения, в котором контрастируют, вызывая сильную реакцию, то униженная жалость, то восхищение»2 В образе русского мужика выпивка является неотъемлемой частью, которая является связкой мужского сообщества. Выпивка – это не только форма объединения мужчин, но и способ доказательства своей состоятельности. И эта состоятельность ставится в один ряд с другими характеристиками, такими, как мужественность, сила, авторитарность и др. Настоящий мужик должен уметь пить, иначе он попросту не сможет быть членом маскулинного сообщества. Именно такая характеристика мужчины – «умение пить» - и является немаловажной составляющей частью русской маскулинности.

Шабурова О. Мужик не суетится, или пиво с характером // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. 534 2 Власов А.Н. Образ «пьяницы» в народной литературе Севера (к истории одного эпического сюжета в свете теории игры) // Мужской сборник. Вып. 1. Мужчина в традиционной культуре: Социальные и профессиональные статусы и роли. Сила и власть. Мужская атрибутика и формы поведения. Мужской фольклор. – М.: Лабиринт, 2001. С. По мнению О. Шабуровой, «ритуал мужской пьянки в России – это инициация, это церемония посвящения в «свои» («наше» - это мощная конструкция российской ментальности, активно отрабатываемая в потребительских стратегиях). …Человек, не способный выполнить эту задачу, оказывается за чертой мужского сообщества. Идеи мужской дружбы, единения в бою и труде, стадии взросления – всё отражается и реализуется в практиках русской пьянки. От ста грамм фронтовых до ритуала «обмывания» новых звёздочек у офицеров в сегодняшней жизни – традиция не исчезает, а только крепнет»1. Таким образом, выпивка является неотъемлемой частью русской культуры, такой же, как игра в нарды или домино в гараже. Русские люди обычно «обмывают» новые покупки, какие – то значимые события в жизни и т.д. Даже научные конференции, семинары, защиты диссертаций не обходятся без банкетов. Так же, по мнению А.Н. Власова, «образ «голи кабацкой» в богатырском эпосе, как следует полагать, рождён все же не исключительно в ритуале языческой культуры. Отголосок архаического пьянства можно обнаружить разве что в бытовом поведении носителей эпической традиции, и то перешедшим в сферу негативных социальных явлений современной жизни. Как явление, «пьяницы» и «пьянство» имеет несколько другие генетические корни. Несомненно, тема пьянства, топос кабака, образ пьяницы родились в недрах книжной традиции и первоначально были окрашены в тона христианской дидактики. Древнерусские книжные тексты (слова, поучения, повести против пьянства) явились источником темы пьянства в народной устной и письменной литературе»2 Все эти образы в той или иной степени присущи российским мужчинам. И можно отметить, что роль потребления алкоголя для России имеет большое значение, поскольку и российские офицеры, и интеллигенты, и «новые русШабурова О. Мужик не суетится, или пиво с характером // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. 540 – 541. 2 Власов А.Н. Образ «пьяницы» в народной литературе Севера (к истории одного эпического сюжета в свете теории игры) // Мужской сборник. Вып. 1. Мужчина в традиционной культуре: Социальные и профессиональные статусы и роли. Сила и власть. Мужская атрибутика и формы поведения. Мужской фольклор. – М.: Лабиринт, 2001. С. 153.

ские» бизнесмены свои удачи, победы или неприятности «заливают» водкой. «Современный российский бизнес до сих пор строится на этих же основаниях. Деловое пьянство символизирует не только сохранение ментальных структур и значимых жизненных практик. Оно через посвящение в «свои» выступает ритуалом доверия. Правовые основания российского бизнеса по-прежнему очень зыбки, требуется какая-то иная форма обеспечения надёжности связей, договорённостей – ею остаётся ритуал совместной выпивки (к тому же чаще всего это происходит в бане, что усиливает русскость этого ритуала)»1 Таким образом, мы рассмотрели образы мужика и пьяницы и показали их сложную, неоднозначную связь. Кроме того, важно отметить, что ««мужик» является не только коммуникативным кодом, но и оценочной категорией. Когда говорят «Он мужик!» - сразу транслируется невербализуемый, но всеми понимаемый набор смыслов и качеств, стоящих за этой оценкой. Иногда эта формула усиливается до характеристики «настоящий мужик». Но постепенно утверждающаяся самоценность категории «мужик» всё меньше требует предикатов»2. Итак, в данном параграфе мы рассмотрели основные образы мужчин постсоветского периода. Это образы воина (российского офицера), «нового русского», интеллигента, профессионала, мужика и пьяницы. В третьей главе мы рассмотрели изменение социальных ролей мужчин и женщин в современной российской семье и феномен отцовства, а также образы современного мужчины в отечественной культуре постсоветского периода и пришли к следующим выводам: во-первых, трансформация социального образа мужчины в современной российской культуре связана, в первую очередь, с изменением социальной роли женщины в постсоветском обществе. Это, наряду с общемировыми тенденциями, определяется спецификой российских социальных трансформаций, сущестШабурова О. Мужик не суетится, или пиво с характером // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. 541. 2 Шабурова О. Мужик не суетится, или пиво с характером // О муже(N)ственности: Сборник статей. Сост. С.Ушакин. – М., 2002. С. 532.

венно понизивших социальный статус видов деятельности мужчин, поддерживавших традиционные для российской и советской культуры образы маскулинности (воин, рабочий, металлург и др.), а также длительной стагнацией целых отраслей производства, обеспечивавших мужчинам высокий уровень доходов и укреплявших образ мужчины как главы семьи. Во-вторых, сохранение и определённое поддержание постсоветской культурой традиционных образов мужчины как активной, агрессивной и доминантной сущности и реальное положение мужчины в российском обществе постсоветского периода, которое представляет собой социокультурное противоречие, сможет привести и приводит к гендерному конфликту. Этот конфликт на уровне личностного бытия манифестирует не только в виде увеличивающегося числа разводов, но и нарастающей разницы в продолжительности жизни между российскими мужчинами и женщинами. В-третьих, наиболее перспективным и гармонизирующим гендерные противоречия в современном российском обществе может выступить образ мужчины-профессионала, деятельность которого, исходя из особенностей современного производства, требует таких качеств, как аккуратность, педантичность, усидчивость, при сохранении многих традиционно приписываемых патриархальной культурой качеств только мужчине – активность, креативность, логичность, упорство и т.д.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Итак, в диссертационном исследовании рассмотрены и концептуализированы образы мужчин в истории философии, культуры, науки с древности до настоящего времени;

становление и развитие мужских исследований в гендерологии, причины трансформации мужской сущности и изменения социальных ролей мужчины и женщины в современной российской семье. В работе показано, что преобладающим образом гендерных отношений в истории философии и культуры была гендерная асимметрия, согласно которой мужское определялось как норма, как неоспоримый идеал, а женское – как недостаточность и даже как девиация. Отдельные исключения из этой тенденции в виде образов андрогинности (философия Платона, русская религиозная философия и частично восточная философия) играли подчинённую роль в философии и культуре, однако именно эти образы послужили теоретической основой для развития гендерных исследований как определившие альтернативу доминирующей маскулинности культуры. Анализируя ряд современных концепций множественности полов (гетеросексуальный, гомосексуальный, транссексуальный), мы показали что в основе выделения более, чем двух полов лежит логическая подмена основания, в частности, использование в качестве основного признака пола типа сексуального поведения. В качестве возможной альтернативы двум полам – мужскому и женскому – можно рассматривать только гермафродитизм, который является крайне редким биологическим отклонением и не превращается в социокультурный феномен. В диссертации отмечено, что развитие мужских исследований связано прежде всего со становлением культуры постмодернизма, в которой трансформация маскулинности рассматривается не как социокукльтурная девиация, а как один из вариантов «нормального» развития социокультурной сферы. Конец XX – начало XXI веков можно определить как четвёртый кризис маскулинности после кризисов XVII – XVIII веков в Западной Европе и конца XIX – начало XX веков в США и странах Европы, кризис маскулинности «шестидесятников» в СССР. Основной причиной четвёртого кризиса маскулинности является становление информационного общества и информационной культуры, нивелирующих профессиональные различия между мужчиной и женщиной. В современной культуре возможно выделить четыре основных образа мужчин и типологизировать их следующим образом: маскулинные, феминные, промежуточные и несостоявшиеся маскулинности. К первому, маскулинному типу мы относим образы фермера, мужчины обидчика, дикого мужчины, образ мужчины-учителя и мачо (образы в СМИ). Ко второму типу – феминному – мы относим метросексуала, образ инфантильного мужа, андрогинного юноши и сентиментального молодого сердцееда. К промежуточному типу мы относим образ белого гетеросексуала среднего класса, настоящего мужчины. К типу мужчин с несостоявшейся маскулинностью мы относим алкоголика и мужчинудомохозяина. Трансформация социального образа мужчины в современной российской культуре связана с изменением социальной роли женщины в постсоветском обществе, что существенно понизило социальный статус мужчин в обществе в связи с длительной стагнацией целых отраслей производства, обеспечивающих мужчинам высокий уровень доходов и укреплявших образ мужчины как главы семьи. Поддержание постсоветской культурой традиционных образов мужчины как активной, агрессивной и доминантной сущности и реальное положение мужчины в российском обществе постсоветского периода представляет собой социокультурное противоречие. Оно может привести и приводит к гендерному конфликту. Этот конфликт манифестирует не только в виде увеличивающегося числа разводов, но и нарастающей разницы в продолжительности жизни между российскими мужчинами и женщинами. В диссертации обосновано, что наиболее перспективным и гармонизирующем гендерные противоречия в современном российском обществе может выступить образ современного мужчины-профессионала «белого воротничка», деятельность которого с учётом особенностей современного производства требует таких качеств, как аккуратность, педантичность, усидчивость, при сохранении многих традиционно маскулинных качеств – активности, логичности, упорства и т.д. Дальнейшие перспективы исследования проблемы диссертационного исследования автор видит в следующем:

- изучение традиционных и самобытных образов русских мужчин, их развития и эволюции;

- рассмотрение проблемы «презумпции виновности» мужчины в современной российской семье;

- исследование роли спорта в формировании современной маскулинной личности;

- анализе путей выхода из современного кризиса маскулинности и преодоление основ для гендерного конфликта.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Адам и Ева. Альманах гендерной истории. Под. Ред. Л.П. Репиной. - №3. М.: ИВИ РАН, 2002. – 272 с. 2. Азарова Е.Г. Проблемы равноправия женщины и мужчины в социальном обеспечении в СССР. – М.: Наука, 1989. – 279 с. 3. Американские фермеры сегодня http://www.aris.ru/INFO/KONS/B_F/AM_FERM/gl_10.html 4. Андреева Н.И. Семья как объект социально-философских исследований. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2000 5. Андреева Н.И. Социально-философский анализ гендерной проблемы. Ставрополь: Изд-во СГУ, 2001. 6. Антология мужского шовинизма. http://www.homeware.kiev.ua/compiler/list/best11.htm 7. Антология гендерной теории. Сб. пер. / Сост. и комментарии Е. И. Гаповой и А. Р. Усмановой. – Мн.: Пропилеи, 2000. – 384 с. 8. Антонов А.И., Сорокин С.А. Судьба семьи в России XXI века. Размышления о семейной политике, о возможности противодействия упадку семьи и депопуляции. М., 2000. 9. Аристотель. Об искусстве поэзии. М., 1951 10. Айвазова С. Гендерное равенство в контексте прав человека. М.,2001 11. Айвазова С.Г. Русские женщины в лабиринте равноправия. - М.:ЗАО «Редакционно-издательский комплекс Русанова», 1998. – 408 с. 12. Айрапетов С.Г. Здоровье, эмоции, красота. Изд. 4-е, испр. и доп. Предисл П.В. Симонова. Ставрополь, 1978. 13. Бадинтер Э. Мужская сущность. – Пер. с франц. И.О. Крупичевой, Е.Б. Шевченко. – М.: АО «Изд-во «Новости»», 1995. – 304 с. 14. Банк социологических данных: 1968-2001 (Информационные ресурсы) / Ред. сост. Н.Н. Ростегаева. – М.: Изд-во Института социологии РАН, 2002. – 170 с. Кн. 1. 15. Бегунова А. Гусары в России // Коневодство и конный спорт. 1981. № 12. 16. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. Т.3. М., Академия наук СССР, 1959. 17. Бердяев Н.А. О назначении человека. М.: Издательство «Республика», 1993. – 383 с. 18. Берн Ш. Гендерная психология. – СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2001. – 320с. 19. Библия. Книги священного Писания Ветхого и Нового завета. М., 1989. 20. Бовуар С. де. Второй пол. Т. 1 и 2: Пер. с франц. / Общ. ред. и вступ. ст. С. Г. Айвазовой, коммент. М. В. Аристовой. – М.: Прогресс;

СПб.: Алетейя, 1997. – 832 с. 21. Богословский М. Кто же главенствовал – мужчины или женщины? // Чудеса и приключения № 10, октябрь 2001. 22. Брандт Г.А. Природа женщины. Екатеринбург: Изд-во Урал НАУКА, 1999. 23. Брайсон В. Политическая теория феминизма. Пер. с англ. О. Липовской и Т. Липовской. М.: Идея-Пресс, 2001. – 304 с. 24. Быть домохозяйкой смертельно для мужчин http://www.rambler.ru/db/news/msg.html?mid=2468476&s=4 25. Бэкон Ф. Сочинения в двух томах. 2-е испр. И доп. Изд. Т.2. Сост., общ. ред. и вступит. Статья А.Л. Субботина. М., «Мысль», 1978. 26. Бэрон Р., Ричардсон Д. Агрессия. СПб.: Издательство «Питер», 2000. – 352 с. 27. В России что-то происходит… Сборник публицистических статей. М., ХПИ «Эслан», 2000. 28. Введение в гендерные исследования. Ч.1: Учебное пособие./ Под ред. И.А. Жеребкиной – Харьков: ХЦГИ, 2001;

СПб.: Алетейя, 2001. – 708 с. 29. Введение в гендерные исследования. Ч. II: Хрестоматия/ Под ред. С.В.Жеребкина – Харьков: ХЦГИ, 2001;

СПб.: Алетейя, 2001. – 991 с. 30. Вейнингер О. Пол и характер. – М.: ТЕРРА, 1992. – 480 с. 31. XVII век в диалоге эпох и культур: Материалы научной конференции. Серия «Symposium». Выпуск 8. - СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2000. - 136 с. 32. Все шедевры мировой литературы в кратком изложении. Сюжеты и характеры. Зарубежная литература XVII - XVIII веков: Энциклопедическое издание. - М.: «Олимп»;

ООО «Фирма «Издательство ACT», 1998.- 832с. 33. Виттиг М. Прямое мышление и другие эссе. Пер. с англ. О. Липовской. – М.: Идея-Пресс, 2002. – 108 с. 34. Волянюк Н.Ю. Профессиональное развитие субъекта деятельности. http://lib.sportedu.ru/Books/XXPI/2003n2/p37-47.htm 35. Вонг Е. Даосизм. – Пер. с англ. Ю. Бушуевой. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. – 352 с. 36. ВОПД РНЕ Основы социальной концепции. http://rne.iks.ru/stat/sockon.htm 37. Воробьёв С.М. Методика и практика социологических исследований: Учебнометодическое пособие – Ставрополь: изд-во СГУ, 1997. – 86 с. 38. Востоков В.Ф. Искусство здоровой сексуальной жизни. М.: АиФ-Принт, 2000. 39. Гачев Г. Русский эрос. – М.: Интерпринт, 1994. – 279 с. 40. Гегель Г. Философия права. М.: Мысль, 1990. 41. Гендерный калейдоскоп. Курс лекций. Под общей редакцией д-ра эконом. Наук М.М. Малышевой. М.: Academia, 2001. 520 с. 42. Гендер и экономика: мировой опыт и экспертиза российской практики / Отв. Редактор и составитель, к.э.н. Е.Б. Мезенцева. – М.: ИСЭПН РАН-МЦГИ«Русская панорама», 2002. – 352 с. 43. Гендерные исследования в гуманитарных науках: современные подходы. Материалы международной научной конференции. Иваново, 15-16 сентября 2000 г. Часть II. Социология, политология, юриспруденция, экономика. Иваново: Издат. Центр «Юнона»,2000. 215с. 44. Гендерные исследования, № 2 (1/1999): Харьковский центр гендерных исследований. – М.: «Человек & карьера», 1999. – 297 с. 45. Гендерные исследования, №4 (1/2000): Харьковский центр гендерных исследований. – 345 с.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.