WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Аналитика и прогноз КОнъюнКтУРа МиРОвОГО РынКа ЭнеРГОнОСителей и теМпы ЭКОнОМичеСКОГО РОСта в РОССии Мария кАзАкОВА 1.

Введение Plt и.о. заведующего лабораторией POLITIKA Д ля России важнейшим инди­ проблем экономического развития Научного направления катором внешнеэкономичес­ «Реальный сектор» иЭПП кой конъюнктуры являются цены на нефть (с учетом того, что Сергей СИНельНИкОВ- • • цены на газ для поставок в Евро­ МуРылеВ µ OIKONOMIA пу «привязаны» к ценам на нефть).

доктор экономических наук, Влияние благоприятной внешнеэко­ ректор Всероссийской академии номической конъюнктуры на эко­ внешней торговли номический рост в развивающихся странах, в странах с переходной экономикой неоднозначно и зависит от длительности рассматриваемой перспективы, структуры и особен­ ностей экономики, этапа развития страны. Несмотря на несомненное наличие тормозящего по отношению к экономическому росту эффекта, вызываемого укреплением реально­ го обменного курса национальной валюты, для России в последние го­ ды было характерно положительное влияние благоприятной внешнеэко­ номической конъюнктуры на эко­ номический рост, в первую очередь вследствие растущего спроса, сти­ мулирующего загрузку мощностей, и расширения границы производ­ ственных возможностей за счет осу­ ществления инвестиций, связанных с получением дополнительных нефте­ газовых доходов.

В этой связи выделение струк­ турной компоненты экономического роста России, определяемой фунда­ ментальными факторами экономи­ ческой динамики, и его конъюнк­ турной компоненты, обусловленной благоприятной динамикой мировых цен на энергоносители, является важной теоретической и практи­ ческой задачей. Логика выделе­ ния структурной и конъюнктурной 11 Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ составляющих может быть также применена и к другим макроэкономичес­ ким показателям, в частности к налоговым поступлениям в российскую бюджетную систему в целях определения границ возможного снижения налоговой нагрузки на экономику.

2. Основные методы выделения структурной и конъюнктурной компонент временного ряда Структурная составляющая экономического показателя отражает его фун­ даментальную часть, медленно изменяющуюся во времени. Это свойство обычно и используется при эконометрическом выделении структурной ком­ поненты. В противоположность структурной составляющей конъюнктурная составляющая определяется текущей ситуацией на рынке и соответственно быстро изменяется.

На практике выделение структурной составляющей осуществляется при оценке потенциального ВВП1, естественного уровня безработицы (NAIRU)2, структурного дефицита государственного бюджета3. Выделение конъюнктур­ ных (или циклических) компонент показателей производится при оценке колебаний ВВП в ходе бизнес­циклов4, при оценке уровня циклической безработицы5, циклического дефицита бюджета и отдельно доходов и рас­ ходов государства6.

В большинстве случаев единственным признаком структурной составляю­ щей макроэкономического показателя является ее медленная изменчивость.

См.: Cotis J.-Ph., Elmeskov J., Mourougane A. Estimates of Potential Output: Benefits and Pitfalls from a Policy Perspective. OECD Economics Department, 2005. www.oecd.org/ dataoecd/60/12/23527966.pdf);

Razin A. Aggregate Supply and Potential Output / NBER Working Paper No 10294. 2004. http://www.nber.org/papers/w10294;

Romer D. Advanced Macroeconomics.

L.: McGraw­Hill, 1996. P. 227—230, Сакс Дж.Д., Ларрен Ф.Б. Макроэкономика. Глобальный подход. М.: Дело, 1996. С. 68 и др.

Подробнее NAIRU рассмотрен в таких работах, как: Ball L., Mankiw N.G. The NAIRU in Theory and Practice / NBER Working Paper No 8940. 2002. www.nber.org/papers/w8940;

Friedman M.

The Role of Monetary Policy // The American Economic Review. 1968. Vol. 58. No 1. P. 1—17;

Phelps E.S. Money­Wage Dynamics and Labor­Market Equilibrium // The Journal of Political Economy. 1967. Vol. 76. No 4. Part 2: Issues in Monetary Research (Jul.—Aug. 1968). P. 678—711;

Staiger D., Stock J.H., Watson M.W. How Precise are Estimates of the Natural Rate of Unemployment / NBER Working Paper No 5477. 1996. http://www.nber.org/papers/w5477 и др.

См., например, работу: Giorno C., Richardson P., Roseveare D., van der Noord P. Estimating Potential Output, Output Gaps and Structural Budget Balances / OECD. Economics Department Working Papers No 152. 1995. www.oecd.org/dataoecd/2/43/33928808.pdf.

Различные аспекты данного вопроса можно подробнее изучить в работах: Burns A.F., Mitchell W.C. Measuring Business Cycles. N.Y.: NBER, 1946. P. 7;

Campbell J.Y., Mankiw N.G.

Permanent and Transitory Components in Macroeconomic Fluctuations // The American Economic Review. 1987. Vol. 77. No 2. P. 111—117;

Kydland F., Prescott E. Time to Build and Aggregate Fluctuations // Econometrica. 1982. Vol. 50. P. 1345—1370;

Lucas R.E. Jr. Expectations and the Neutrality of Money // Journal of Economic Theory. 1972. Vol. 4. No 2. P. 103—124;

Schumpeter J.

Business Cycles: a Theoretical, Historical and Statistical Analysis of the Capitalist Process: 2 vols. N.Y.:

McGraw­Hill, 1939 и др.

См.: Martins M.M.F. Trend and Cycle in the EURO Area: New Tests and Estimates from an Unobserved Components Model / CEMPRE, Faculdade de Economia, Universidade do Porto. 2001.

www.ecomod.net/conferences/ecomod2001/papers_web/Martins_new_Manuel%20Martins%2020011.

pdf;

Mocan H.N. Structural Unemployment, Cyclical Unemployment, and Income Inequality // The Review of Economics and Statistics. 1999. Vol. 81. No 1. P. 122—134;

Weber Ch.E. Cyclical Output, Cyclical Unemployment, and Okun’s Coefficient: A New Approach // Journal of Applied Econometrics.

1995. Vol. 10. No 4. P. 433—445.

В частности, оценка величины циклического дефицита в странах ОЭСР проводилась в рабо­ те: Giorno C., Richardson P., Roseveare D., van der Noord P. Op. cit.

120 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Ни один из применяемых фильтров не сможет выделить структурную ком­ поненту временнго ряда, если эта компонента сильно менялась на исследуе­ мом промежутке или если исследуемый ряд достаточно мал. Отметим, что все перечисленные методы требуют определения параметров степени сглажива­ ния исходного ряда, и этот выбор является в большей мере содержательным, чем формальным. Кроме того, в связи с отсутствием в России на данный момент истории циклов экономического развития в настоящей статье мы будем изучать не циклические колебания темпов роста российского ВВП, а колебания, связанные с изменением мировых цен на нефть. Таким обра­ зом, ввиду небольшого размера имеющейся выборки статистических данных применение фильтров для выделения структурной составляющей темпов экономического роста России вряд ли целесообразно.

Поскольку изменение мировых цен на нефть относится к важнейшим факторам конъюнктурной составляющей динамики ВВП и налоговых поступлений, то соответственно возможным способом оценки конъюнктурной составляющей, связанной с динамикой цен на нефть и газ, является выделе­ ние нефтегазовых доходов в бюджете. В России применяется методика расчета нефтегазовых доходов (подход Минфина России, закрепленный в Бюджетном кодексе РФ), то есть доходов, находящихся в прямой зависимости от цены на нефть (налог на добычу полезных ископаемых и таможенные пошлины на сырую нефть, природный газ и товары, выработанные из нефти).

Данные по нефтегазовой и ненефтегазовой частям федерального бюджета РФ за 2000—2008 годы представлены в табл. 1.

Таблица Доходы и расходы федерального бюджета РФ как доля ВВП, 2000—2008 годы (%) 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 Расходы (1) 14,2 14,8 18,9 17,8 15,8 16,3 15,9 18,1 18, Доходы (2) 15,5 17,8 20,3 19,5 20,1 23,7 23,3 23,6 22, в том числе:

ненефтегазовые доходы (2.1) 11,7 13,1 15,1 14,1 13,5 13,6 12,7 14,6 11, нефтегазовые доходы (2.2) 3,8 4,7 5,2 5,4 6,6 10,1 10,9 9,0 10, Профицит федерального 1,4 3,0 1,4 1,7 4,3 7,4 7,5 5,5 4, бюджета РФ (3) = (2) – (1) Ненефтегазовый дефицит 2,5 1,7 3,8 3,7 2,3 2,7 3,4 3,5 6, (4) = (1) – (2.1) Источники: Федеральное Казначейство, расчеты ИЭПП.

Часть нефтегазовых доходов направляется на финансирование текущих расходов федерального бюджета (нефтегазовый трансферт), а часть может сберегаться. С точки зрения оценки конъюнктурных рисков важен пока­ затель ненефтегазового дефицита, представляющий собой разницу между ненефтегазовыми («структурными») доходами и совокупными расходами бюджета. Таким образом, этот показатель дает возможность оценить струк­ турный дефицит федерального бюджета. Из данных табл. 1 видно, что на протяжении всего рассматриваемого периода расходы устойчиво превышают ненефтегазовые доходы и структурный дефицит составляет заметную долю в ВВП. Это обусловливает серьезные риски, связанные со стабильностью системы государственных финансов.

Рассмотренный выше подход к выделению структурной и конъюнктур­ ной составляющих налоговых доходов федерального бюджета России, по Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ сути, основан на разделении налогов на «структурные» и «конъюнктурные».

В данном случае к «конъюнктурным» отнесены те налоги, которые напрямую зависят от цен на нефть и газ. Однако влияние динамики цен на нефть на объемы поступлений по другим налогам при таком подходе не учитывается.

Например, совершенно очевидно, что от уровня цен на нефть и газ зави­ сит прибыльность нефтегазового и других секторов экономики, что, в свою очередь, определяет сборы по налогу на прибыль.

Если говорить о выделении вклада сектора природных ресурсов в ВВП, то в мировой практике применяется несколько подходов к решению этой задачи. Так, в Международном валютном фонде применяется подход, осно­ ванный на измерении доли производства нефти и газа в общем объеме ВВП7.

Всемирный банк учитывает доходы от высоких цен на нефть путем оценки рентных доходов8.

Неоспоримым преимуществом подхода Минфина России к расчетам нефтегазовых доходов и к методике МВФ и Всемирного банка по оценке вклада сектора природных ресурсов в ВВП являются простота и методи­ ческая определенность методики. В то же время при всей своей прозрач­ ности эти методы не позволяют полностью учесть прямое и косвенное влияние благоприятных условий торговли на темпы экономического роста в стране.

Рассматриваемый в настоящей статье подход к исследованию влияния мировых цен на энергоносители на экономический рост не предполагает оценку полной модели экономического роста для российской экономики, а исследует влияние на экономический рост мировых цен на нефть как одного из важных факторов роста.

3. Методология эконометрического анализа В данной статье мы рассмотрим подход к выделению структурной и конъ­ юнктурной составляющих темпов экономического роста в РФ, основанный на исследовании влияния благоприятной внешнеэкономической конъюнкту­ ры на темпы роста страны, которое может быть описано в терминах моделей экономического роста, теории производственных функций, а также моделей равновесия денежного и товарного рынков.

При рассмотрении воздействия на экономический рост динамики экс­ портных цен на сырье и энергоносители следует выделить положительное влияние благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры в результате стимулирующей денежной и фискальной политики, увеличения объема инвестиций за счет дополнительной экспортной выручки (механизм «инвес­ тиционного» роста), а также действия эффекта богатства. Отрицательное воздействие увеличения нефтяных цен на рост проявляется в виде «гол­ ландской болезни» и политико­экономических факторов, замедляющих экономическое развитие9.

См.: Russian Federation: Selected Issues. Country Report 06/430 / International Monetary Fund.

2006. September 27. www.imf.org/external/pubs/ft/scr/2006/cr06430.pdf.

См. подробнее: Kunte A. et al. Estimating National Wealth: Methodology and Results / World Bank. 1998. www­wds.worldbank.org/servlet/WDSServlet?pcont=details&eid=000009265_ 3981013134540.

Подробнее данный вопрос рассмотрен в работе: Кадочников П.А., Казакова М.В., Синельников-Мурылев С.Г. Анализ структурной и конъюнктурной составляющих налоговой нагрузки в российской экономике // Научные труды ИЭПП. 2009. № 129 (данная публикация доступна также на сайте www.iet.ru).

122 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Долгосрочное влияние условий торговли на выпуск (реальный ВВП) имеет в качестве основы объем инвестиций, который зависит от объема ресурсов, поступающих в экономику, при том или ином уровне конъюнктуры миро­ вого рынка энергоносителей. Уровень нефтяных цен определяет стоимост­ ный уровень экспорта нефти, объем импорта, в том числе импорта ресурсов для осуществления инвестиций, что, в свою очередь, определяет прирост величины физического и человеческого капитала и технологий в экономике и тем самым темпы потенциального объема выпуска (экономического рос­ та) в средне­ и долгосрочной перспективе. Из этого следует, что механизм инвестиционного роста предполагает взаимосвязь темпов роста экономики с уровнем цен: при низких ценах имеют место низкие инвестиции, определя­ ющие низкие темпы роста ВВП, при высоких ценах — высокие инвестиции и соответственно высокие темпы роста ВВП. Таким образом, темп роста ВВП является постоянным при заданном уровне нефтяных цен.

Иными словами, уровень цен на нефть определяет прирост выпуска, то есть при заданном уровне цен на нефть существует некий постоянный (стационарный) темп роста ВВП и соответственно при повышении миро­ вых цен на нефть происходит ускорение роста ВВП. Следует подчеркнуть, что отмеченная взаимосвязь — это взаимосвязь между темпами роста ВВП и уровнем цен: при более высоком уровне цен имеют место более высокие темпы роста за счет более высокого объема инвестиций.

Для оценки долгосрочной зависимости темпов роста ВВП от нефтя­ ных цен в данной статье мы применяем двухшаговую процедуру Энгла— Гренджера10, предполагающую оценку коинтеграционного соотношения (1) между приростом ВВП (ряд первого порядка интегрированности) и уровнем нефтяных цен (ряд первого порядка интегрированности) и, при условии стационарности остатков этого коинтеграционного соотношения, постро­ ение модели коррекции ошибками (2):

, (1), (2) где: — прирост ВВП в момент времени t, — уровень цены на нефть в момент времени t, — изменение темпа роста ВВП, то есть его ускорение в момент времени t, — прирост цен на нефть в момент времени t, — остатки коинтеграционного соотноше­ ния (1) в первом запаздывании.

Согласно гипотезе о наличии коинтеграционного соотношения в средне­ и долгосрочной перспективе фактический прирост ВВП определяется уров­ нем мировых цен на нефть. При благоприятных условиях внешней торговли темпы экономического роста будут высокими — за счет увеличения объема инвестиционных вложений, и наоборот — при низких ценах на нефть будут наблюдаться низкие темпы роста. Модель коррекции ошибками показывает, что если в предыдущий момент уровень нефтяных цен высок по сравнению с темпами роста ВВП, то в текущий момент произойдет ускорение роста ВВП, а при обратной ситуации, когда уровень цен энергоносителей низок по сравнению с темпами роста ВВП, произойдет замедление темпов эконо­ мического роста.

См.: Engle R.F., Granger C.W.J. Co­Integration and Error Correction: Representation, Estimation, and Testing // Econometrica. 1987. Vol. 55. No 2. P. 251—276.

Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ Постоянные колебания уровня цен на нефть необязательно предполага­ ют переход ВВП на новую долгосрочную траекторию роста, определяемую динамикой инвестиций. Временные отклонения фактического темпа роста выпуска от стационарного обусловлены колебаниями совокупного спроса, часть из которых связана с краткосрочными изменениями уровня цен на нефть. Остальные колебания спроса могут объясняться другими факторами, такими как настроения населения и инвесторов, денежно­кредитная и бюд­ жетная политика и т. д. В этих отклонениях состоит краткосрочное влияние конъюнктуры рынка энергоносителей на темп роста ВВП.

В краткосрочном периоде переход к другому уровню (то есть прирост или сокращение) цен и изменение чистого экспорта может (за счет воздействия на величину агрегированного спроса) вызывать отклонение от постоянного темпа экономического роста: либо ускорение постоянного темпа роста ВВП при росте нефтяных цен (иными словами, добавка к постоянному темпу роста), либо замедление при снижении нефтяных цен. В данном случае речь идет о влиянии уровня цен на уровень выпуска. При росте уровня мировых цен на нефть увеличивается объем экспорта и соответственно повышается агрегированный спрос, а значит, при наличии свободных мощностей и ра­ бочей силы растет уровень ВВП, то есть наблюдается зависимость между уровнем ВВП и уровнем цен на нефть.

Проверка такой гипотезы о наличии взаимосвязи между уровнем нефтя­ ных цен и темпом роста ВВП не может осуществляться непосредствен­ но — вследствие разного порядка интегрированности рассматриваемых рядов (уровень нефтяных цен является рядом первого порядка интегриро­ ванности, а уровень ВВП — рядом второго порядка интегрированности).

Поэтому для того, чтобы рассматривать переменные, дифференцированные одинаковое количество раз, тестирование может быть основано на оценке зависимости остатков коинтеграционного соотношения (между ростом ВВП и уровнем цен) от прироста цен на нефть:

, (3) то есть динамика стационарных остатков коинтеграционного соотношения t, не объясненная переменной P_oil, объясняется переменной DP_oil.

Кроме того, оба рассмотренных выше механизма зависимости эконо­ мического роста от мировых цен на нефть (в долгосрочном и краткосроч­ ном периодах) при условии наличия коинтеграции между приростом ВВП и уровнем цен на нефть могут быть описаны в одной модели. Как было отмечено, в дополнение к механизму роста ВВП вследствие высокого уров­ ня цен на нефть согласно модели коинтеграционного соотношения (рост ВВП, основанный на увеличении инвестиций), повышение цен на нефть и вызванный этим рост агрегированного спроса приводят к повышению ВВП, связанному с дозагрузкой имеющихся мощностей (увеличение выпус­ ка при кейнсианской функции предложения). Таким образом, может быть сформулирована гипотеза об одновременном существовании зависимости прироста ВВП (i) от уровня мировых цен на нефть (и других факторов) и (ii) от прироста мировых цен на нефть. Последняя зависимость равно­ значна влиянию уровня цен (уровня агрегированного спроса) на уровень ВВП. Итак, можно выразить зависимость прироста ВВП одновременно от уровня цен на нефть и от их прироста следующим образом:

. (4) 124 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Модель, описываемая уравнением (4), может быть оценена динамическим методом наименьших квадратов (DOLS)11, который имеет определенные пре­ имущества перед моделью коррекции ошибками, поскольку его реализация позволяет преодолеть недостатки обычного метода наименьших квадратов (МНК) в случае его применения к небольшим выборкам данных (в том числе смещенность оценок в результате коррелированности стандартной ошибки регрессии с первыми приростами объясняющих переменных).

Необходимо также отметить, что при малых выборках данных:

1) МНК­оценки коинтегрирующего вектора существенно отличаются от истинных значений коэффициентов, тогда как DOLS­оценки ближе к ис­ тинным значениям коэффициентов;

2) оценка коэффициента при переменной DP_oil в уравнении (4) может отличаться от оценки коэффициента при этой переменной в уравнении (3), которое оценивается при помощи МНК;

3) если оценка коэффициента при переменной DP_oil в уравнении (4) статистически незначима (при этом для получения статистических выво­ дов о коэффициенте при DP_oil можно использовать t­статистику), это не приводит к совпадению оценок коэффициентов коинтегрирующего вектора в уравнениях, оцененных МНК и DOLS.

Таким образом, оценка коинтегрирующего вектора, являющегося единст­ венным с точностью до нормировки, при помощи МНК приводит к сме­ щению, которое может быть значительным при малых выборках и убывает при увеличении выборки, что связано с заметной коррелированностью P_oil и DP_oil при малых выборках и с убыванием степени их коррелированности в больших выборках. Следовательно, при малых выборках данных предпоч­ тительнее применять DOLS, даже при незначимости оценки коэффициента при DP_oil в уравнении (4)12.

4. Анализ динамики структурной и конъюнктурной компонент экономического роста в РФ за период 1999—2007 годов Анализ стационарности используемых данных Временные ряды, используемые в эконометрической оценке влияния миро­ вых цен на энергоносители на экономический рост в России, включают:

• ВВП в реальном выражении (базовый индекс, приведенный в цены I квартала 1999 года);

• инвестиции в основной капитал в реальном выражении (базовый индекс, приведенный в цены I квартала 1999 года);

• фактическая цена на нефть марки Brent в номинальном выражении (долл. за баррель).

Все указанные выше ряды взяты за период с I квартала 1999 года по I квартал 2009 года (таким образом, размер выборки составляет 41 наблюде­ ние). Рассмотрим эти ряды более подробно. В качестве зависимой перемен­ ной в коинтеграционном соотношении (1), описанном ранее, используется Метод наименьших квадратов (DOLS) разработан в исследованиях: Philips P.C.B., Loretan M.

Estimating Long­Run Economic Equilibria // Review of Economic Studies. 1991. Vol. 58. P. 407— 436. cowles.econ.yale.edu/P/cp/p07b/p0785.pdf);

Saikkonen P. Asymptotically Efficient Estimation of Cointegration Regressions // Econometric theory. 1991. Vol. 7. P. 1—21. journals.cambridge.org/ abstract_S0266466600004217, а также: Stock J.H., Watson M.W. A Simple Estimator of Cointegration Vectors in Higher Order Integrated Systems // Econometrica. 1993. Vol. 61. P. 783—820.

При подготовке данного раздела использованы материалы, предоставленные В.П. Носко.

Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ объем ВВП в реальном выражении (базовый индекс, приведенный в цены I квартала 1999 года, — рис. 1). Данный ряд был построен на базе реального объема ВВП, представленного в виде цепного индекса (в % к соответствую­ щему кварталу предыдущего года) по методологии Росстата.

На рис. 2 представлен ряд реальных инвестиций в основной капитал (базовый индекс), приведенный в цены I квартала 1999 года при помощи дефлирования по ИПЦ, а также ряд фактических инвестиций в номинальном выражении.

Источники: Росстат, расчеты авторов.

Рис. 1. Уровень ВВП в реальном и в номинальном выражении, I квартал 1999 — I квартал 2009 года Источники: Росстат, расчеты авторов.

Рис. 2. Уровень реальных и номинальных инвестиций в основной капитал, I квартал 1999 — I квартал 2009 года На рис. 3 показан ряд, описывающий фактический уровень номинальной цены на нефть марки Brent.

Как можно видеть из рис. 3, начиная с 2008 года рассматриваемые времен­ ные ряды меняют свои свойства в связи как с интенсивным ростом мировых цен на нефть в I—II кварталах 2008 года, так и с последующим падением этих цен на фоне мирового финансового кризиса во втором полугодии 2008 года.

Соответственно в дальнейших расчетах в целях разложения темпов роста 12 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Источник: МВФ (International Financial Statistics database. CD­ROM edition, June 2009).

Рис. 3. Фактический уровень номинальной цены на нефть (долл./бар.), I квартал 1999 — I квартал 2009 года ВВП на структурную и конъюнктурную компоненты будет использоваться выборка данных, заканчивающаяся IV кварталом 2007 года (таким образом, размер этой выборки составит 36 наблюдений).

Проверка на стационарность всех временных рядов, используемых при оцен­ ке зависимости прироста ВВП от цен на нефть на исследуемом промежутке времени, проводилась при помощи ADF­ и KPSS­тестов. Результаты этой про­ верки говорят в пользу гипотезы о том, что уровень ВВП и уровень инвестиций в основной капитал в реальном выражении являются нестационарными ряда­ ми второго порядка интегрированности (I(2)), а уровень номинальной цены на нефть марки Brent (долл./бар.) — нестационарным рядом первого порядка интегрированности (I(1)). Кроме того, следует отметить, что реальный ВВП и реальные инвестиции имеют ярко выраженную сезонность (см. рис. 1 и 2)13, которая связана прежде всего с погодно­климатическими условиями в России, ритмичностью производственных процессов и учебного процесса и др.

Оценка влияния мировых цен на энергоносители на экономический рост в России На основе результатов проверки стационарности используемых времен­ ных рядов нами была построена модель для выделения структурной и конъ­ юнктурной компонент темпов экономического роста, основанная на оценке влияния мировых цен на нефть на темпы роста ВВП России в долгосрочном и краткосрочном периодах. Для оценки этой зависимости мы использова­ ли в первую очередь модель коррекции ошибками. Кроме того, в работе применялась процедура DOLS, позволяющая оценить взаимосвязь между экономическим ростом и нефтяными ценами и их приростом.

Исходным уравнением, отражающим зависимость экономического роста от нефтяных цен, стало коинтеграционное соотношение между приростом ВВП в реальном выражении (в ценах I квартала 1999 года) и уровнем номи­ нальной цены на нефть марки Brent (долл./бар.). В результате оценки этого уравнения коинтеграция между зависимой и объясняющей переменными не была обнаружена. Подобный результат, по нашему мнению, связан с не­ См.: Бессонов В.А. Введение в анализ российской макроэкономической динамики переход­ ного периода. М.: ИЭПП, 2003. С. 18 (данная публикация доступна также на сайте www.iet.ru).

12 Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ сопоставимостью переменных, представленных в реальном и номинальном выражении, а также с сезонностью в ряде реального ВВП.

Поэтому в дальнейшем нами был оценен ряд уравнений модели кор­ рекции ошибками, в которых в качестве зависимой переменной выступает сезонно сглаженный14 ВВП в реальном выражении, а в качестве объясняемых переменных — цена на нефть в реальном исчислении в ценах I квартала 1999 года (в нескольких вариантах, полученных при помощи различных дефляторов, в числе которых ИПЦ РФ и США, номинальный эффективный обменный курс доллара США — NEER, реальный эффективный обменный курс рубля — REER и др.).

Помимо цен на нефть в коинтеграционное соотношение была добавлена переменная, отражающая динамику инвестиций. Как было показано выше, колебания совокупного спроса в краткосрочном периоде происходят не толь­ ко из­за изменения уровня цен на нефть. Согласно выдвинутой гипотезе воздействие цен на нефть на экономический рост в средне­ и долгосрочной перспективе вызывается расширением границы производственных возмож­ ностей, которое осуществляется за счет инвестиций, вызываемых транс­ фертом доходов в экономику при высоком уровне конъюнктуры мировых рынков энергоносителей. Поэтому в уравнение была добавлена переменная, характеризующая динамику инвестиций, очищенных от краткосрочных изме­ нений уровня цен на нефть (прирост инвестиций, который имеет место при среднемноголетней цене на нефть15). В этих целях мы оценили коинтегра­ ционное соотношение между приростом реальных инвестиций и уровнем реальной цены на нефть. На основе полученного уравнения было рассчитано теоретическое значение прироста инвестиций при среднемноголетней цене, которое может быть интерпретировано как прирост автономных инвестиций.

Соответствующий ряд, по результатам теста ADF, может считаться рядом нулевого порядка интегрированности (I(0)).

Следовательно, в целях разложения прироста ВВП на структурную и конъ­ юнктурную компоненты при помощи МНК нами оценивалось уравнение (5), описывающее долгосрочную зависимость между приростом сезонно сглажен­ ного ВВП в реальном выражении (ряд I(1)), ценой на нефть в реальном выра­ жении (дефлятор — реальный эффективный обменный курс рубля, REER) (ряд I(1)) и приростом автономных инвестиций в основной капитал (ряд I(0)):

, (5) где: — прирост автономных инвестиций в момент времени t, — уровень цены на нефть в реальном выражении (в ценах I квартала 1999 года, дефлятор — REER) в момент времени t.

Как показано на рис. 4—5 и в табл. 2, между двумя нестационарными рядами I(1), используемыми в уравнении (5), имеет место коинтеграция.

Таким образом, уравнение (5) представляет собой коинтеграционное соот­ ношение между приростом ВВП и уровнем цены на нефть с учетом прироста автономных инвестиций. Диаграммы рассеяния зависимой и объясняющих переменных в уравнении (5) приведены на рис. 4 и 6, которые иллюстриру­ ют наличие взаимосвязи между зависимой и независимыми переменными в этом уравнении.

При помощи метода Census X12.

Среднемноголетнюю цену на нефть мы рассчитали путем применения метода скользящего среднего по 25 точкам к фактической цене в реальном исчислении.

12 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Источники: Росстат, МВФ (IFS database.

CD­ROM edition, June 2009), расчеты ИЭПП.

Рис. 4. Диаграмма рассеяния: прирост сезонно Рис. 5. Результаты оценки коинтеграционного сглаженного реального ВВП и реальная цена соотношения между приростом ВВП и уровнем на нефть в ценах I квартала 1999 года, цены на нефть (в реальном выражении) I квартал 1999 — IV квартал 2007 года Таблица Результаты оценки коинтеграционного соотношения между приростом ВВП и уровнем цены на нефть (в реальном выражении) Объясняемая переменная Прирост ВВП в реальном выражении стандартное Объясняющие переменные коэффициент t-статистика Р-значение отклонение Уровень цены на нефть 0,001 0,0002 5,76 0, в реальном выражении Константа 0,001 0,005 0,18 0, F­статистика 33, P­значение F­статистики 0, Выборка III квартал 1999 — IV квартал 2007 года Число наблюдений R2 0, Скорректированный R2 0, DW­статистика 2, Результаты МНК­оценки уравнения (5) представлены в табл. 3, а также на рис. 7.

Вместе с тем, как было показано ранее (см. раздел 3), при малых выборках данных оценивание коинтеграционного соотношения при помощи МНК приводит к смещению оценок коэффициентов этого соотношения, посколь­ ^ ку ряд остатков уравнения (5) t коррелирует с приростами объясняющих переменных P_oilt и DInv_At, что подтверждается кросс­коррелограммами ^ ^ между t и DP_oilt, а также между t и D2Inv_At.

Коинтеграция между приростом ВВП и уровнем цены на нефть в реальном выражении позволяет применять DOLS во избежание смещения оценок коэффи­ циентов уравнения (5), то есть оценивать это уравнение в следующей форме:

(5) 12 Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ Источники: Росстат, расчеты ИЭПП.

Рис. 6. Диаграмма рассеяния: прирост сезонно сглаженного реального ВВП и прирост Рис. 7. Результаты оценки зависимости между автономных инвестиций в основной приростом ВВП, уровнем цены на нефть и при капитал в ценах I квартала 1999 года, ростом автономных инвестиций в основной I квартал 1999 — IV квартал 2007 года капитал (в реальном выражении) Таблица Результаты оценки зависимости между приростом ВВП, уровнем цены на нефть и приростом автономных инвестиций в основной капитал (в реальном выражении) Объясняемая переменная Прирост ВВП в реальном выражении Объясняющие переменные коэффициент стандартное t-статистика Р-значение отклонение Уровень цены на нефть в ре­ 0,001 0,0002 6,06 0, альном выражении Прирост автономных инвести­ 0,07 0,02 2,95 0, ций в основной капитал Константа –0,005 0,005 –1,07 0, F­статистика 25, P­значение F­статистики 0, Выборка III квартал 1999 — IV квартал 2007 года Число наблюдений R2 0, Скорректированный R2 0, DW­статистика 2, Ввиду малого числа наблюдений мы не можем выбрать максимальное чис­ ло запаздываний и опережений по всем переменным, что значительно снизит качество оценок. Поэтому в соответствии с номерами кросс­коррелограмм (значимые запаздывающие и опережающие «всплески») в уравнение (5) будут включаться второе запаздывание (lag) переменной DP_oilt и два опережения (leads) переменной D2Inv_At. Кроме того, в это уравнение из содержательных соображений (см. далее) будет добавлен текущий прирост переменной P_oilt ;

таким образом, мы оцениваем уравнение следующего вида:

(5).

130 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Таблица Результаты DOLS-оценки зависимости между приростом ВВП, уровнем цены на нефть и приростом автономных инвестиций в основной капитал (в реальном выражении) DYt Объясняемая переменная Объясняющие переменные коэффициент стандартное t-статистика Р-значение отклонение 0,0009 0,0002 3,79 0, P_oilt DP_oilt 0,0002 0,0006 0,33 0, DP_oilt –2 –0,0002 0,0006 –0,30 0, DInv_At 0,070 0,05 1,29 0, D Inv_At +1 –0,002 0,05 –0,04 0, D Inv_At +2 –0,002 0,04 –0,06 0, Константа –0,003 0,007 –0,42 0, F­статистика 4, P­значение F­статистики 0, Выборка IV квартал 1999 — II квартал 2007 года Число наблюдений R2 0, Скорректированный R2 0, DW­статистика 2, Результаты DOLS­оценки урав­ нения (5’’) приведены в табл. 4 и на рис. 8.

Как видно из приведенных в табл. 4 данных, в уравнении (5) переменные DP_oil t, DP_oil t –2, D2Inv_At +1 и D2Inv_At +2 статистиче­ ски незначимы как по отдельности, так и совместно (что подтверждает­ ся результатами теста Вольда). В то же время, оценки коэффициентов при переменных P_oilt и DInv_At в уравнении (5) близки к аналогич­ ным МНК­оценкам в уравнении (5).

Величина статистики Дарбина— Уотсона свидетельствует о том, что Рис. 8. Результаты DOLS-оценки зависимости гипотеза об отсутствии автокорре­ между приростом ВВП, уровнем цены на нефть ляции остатков не отвергается как и приростом автономных инвестиций в основной для уравнения (5), так и для урав­ капитал (в реальном выражении) нения (5) (см. табл. 3 и 4).

Необходимо еще раз подчеркнуть, что в уравнении (5’’) незначимая пере­ менная DP_oilt является не только технической переменной, но и имеет содер­ жательный смысл, поскольку, как было показано в разделе 3 настоящей статьи, учет этой переменной в коинтеграционном соотношении позволяет описать зависимость между темпом экономического роста и приростом нефтяных цен в краткосрочном периоде, чего в нашем случае сделать не удалось.

Для анализа зависимости темпов экономического роста от нефтяных цен в краткосрочной перспективе и соответственно выделения конъюнктурной ком­ поненты прироста ВВП, обусловленной краткосрочными колебаниями нефтя­ Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ ных цен, нами также была произведена оценка зависимости остатков уравне­ ния (5), описанного выше, от прироста цен на нефть в реальном выражении:

. (6) По результатам эконометрической оценки уравнения (6) при помощи МНК оказалось, что это уравнение в целом является незначимым (рис. 9).

Таким образом, можно сделать вывод о том, что переменная прироста нефтяных цен незначима как при при­ менении DOLS к уравнению (5), так и при оценке уравнения (6). По­види­ мому, незначимость этой переменной объясняется малой длиной ряда и на­ личием других, помимо цен на нефть, шоковых воздействий на краткосроч­ ные колебания ВВП. Соответственно Источники: МВФ (IFS database, CD­ROM при разложении темпов роста ВВП edition, June 2009), расчеты ИЭПП.

России на структурную и конъюнк­ Рис. 9. Диаграмма рассеяния: прирост турную составляющие будут исполь­ реальной цены на нефть и остатки зоваться результаты МНК­оценки коинтеграционного соотношения между коинтеграционного соотношения (5) приростом ВВП, уровнем цены на нефть между приростом ВВП и уровнем цен и приростом автономных инвестиций, на нефть с учетом прироста автоном­ I квартал 1999 — IV квартал 2007 года ных инвестиций (см. табл. 3).

При интерпретации оценок коэффициентов уравнения (5) следует при­ нять во внимание, что в этом уравнении используются переменные прироста реального ВВП (то есть приращение этой переменной, измеряемое в процент­ ных пунктах реального объема ВВП в ценах 1999 года), прироста автономных инвестиций (в процентных пунктах реального объема автономных инвестиций в ценах 1999 года) и уровня реальной цены на нефть (в долл./бар.).

Согласно данным табл. 3 прирост ВВП положительным образом зависит от уровня цены на нефть и прироста автономных инвестиций в основной капи­ тал. С учетом того, что в базовом 1999 году, по данным Росстата, объем ВВП составлял 4,8 трлн руб., в 2000 году рост цены на нефть на 1 доллар означает прирост ВВП на 4,8 млрд руб.;

в свою очередь, прирост автономных инвести­ ций на 1 п.п. предполагает прирост ВВП на 337,6 млрд руб. С содержательной точки зрения подобный результат означает, что если в текущем периоде уровень цен на нефть вырос на 1 доллар, то увеличение объема экспорт­ ной выручки от продажи нефти означает прирост инвестиций в основной капитал, который приводит к приросту выпуска в долгосрочном периоде на 4,8 млрд руб. Соответственно прирост на 1 п.п. автономных инвестиций, объясняемых другими факторами (денежно­кредитная и бюджетная политика, настроения населения и т. д.) и не зависящих от краткосрочных колебаний цен на нефть, обеспечивает прирост выпуска на 337,6 млрд руб.

Таким образом, полученные результаты говорят в пользу гипотезы о на­ личии взаимосвязи между приростом ВВП и уровнем цен на нефть в дол­ госрочном периоде, согласно которой каждому уровню цен соответствует определенный темп экономического роста. Низкий уровень нефтяных цен предполагает низкий объем инвестиций, определяющий низкие темпы роста 132 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России ВВП. Наоборот, высокие цены на нефть предполагают высокие инвестиции и соответственно высокие темпы роста ВВП.

Выделение структурной и конъюнктурной компонент темпов роста ВВП в 1999—200 годах На основе полученных оценок коэффициентов в уравнении (5) может быть использована следующая методика разложения прироста реального ВВП на структурную и конъюнктурную компоненты:

Структурный прирост ВВП представляет собой теоретическое значение прироста ВВП при среднемноголетней цене на нефть и фактическом приросте автономных инвестиций DInv_At в уравнении (5):

.

Конъюнктурный прирост ВВП ( ) рассчитывается как разница между теоретическим значением прироста ВВП при фактических значениях перемен­ ных в уравнении (5) ( ) и структурным приростом ВВП ( );

иными сло­ вами, это компонента прироста ВВП, возникающая за счет отклонений фак­ тической цены на нефть от своего среднемноголетнего уровня:

, что эквивалентно.

Конъюнктурный прирост ВВП, обусловленный колебаниями цен на нефть в краткосрочном периоде ( ), выделяется на базе оценки уравнения (6):

, g где ^2 — оценка коэффициента в уравнении (6).

Однако, как было показано, уравнение, описывающее логику влияния нефтяных цен на темпы роста ВВП в краткосрочном периоде, незначимо на исследуемом промежутке времени, поэтому результаты такого разложения в итоговом разложении использоваться не могут.

other Вклад других, не учтенных в модели факторов (DYt ), рассчитывается как разница между фактическим приростом и теоретическим приростом ВВП в ре­ альном выражении, полученном при подстановке в оцененное коинтеграцион­ ное соотношение фактических значений объясняющих переменных, то есть:

= DY – other DYt.

t Как было показано в подразделе «Оценка влияния мировых цен на энерго­ носители на экономический рост в России», интерпретация полученных оценок коэффициентов уравнения (5) применима только к реальному ВВП, измеряемо­ му в терминах прироста. Соответственно для разложения темпов роста ВВП на структурную и конъюнктурную составляющие нами был осуществлен переход от прироста ВВП к темпам роста ВВП путем арифметических преобразований.

Основные результаты такого разложения, основанного на логике коинтеграци­ онного соотношения, описывающего зависимость между темпами экономичес­ кого роста и ценами на нефть в долгосрочном периоде, отражены в табл. 5.

Как видно из табл. 5, в 2005—2006 годах более 75% всего фактического темпа роста ВВП обеспечивали мировые цены на нефть. Однако при учете содержательных соображений такой результат представляется завышенным.

Он объясняется, по­видимому, тем, что в данной работе не производилась Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ Таблица Результаты разложения темпов роста ВВП в реальном выражении, 1999—2007 годы (%) Конъюнктурный темп Справочно: цена на нефть роста ВВП марки Brent Общий Структурный (фактичес­ в реальном темп роста зависящий объясняемый номи­ кий) темп выражении ВВП от изменения прочими нальная роста ВВП (долл./бар., цен на нефть факторами (долл./бар.) в ценах 1999 г.) 6,4 4,9 0,1 1, 1999 17,7 17, 100,0 6,1 1,5 22, 10,0 4,9 2,8 2, 2000 25,6 28, 100,0 49,2 28,2 22, 5,1 3,4 1,0 0, 2001 18,4 24, 100,0 6,6 19,2 13, 4,7 3,7 1,0 0, 2002 18,3 25, 100,0 8,2 20,4 1, 7,3 4,2 1,6 1, 2003 20,5 28, 100,0 5,4 21,3 21, 7,2 4,3 2,7 0, 2004 25,3 38, 100,0 59,4 36,8 3, 6,4 0,9 5,0 0, 2005 33,1 54, 100,0 13,4 ,6 9, 7,4 1,0 5,6 0, 2006 36,3 65, 100,0 13,5 5,2 11, 8,1 1,8 5,7 0, 2007 38,1 72, 100,0 22,4 69,9 , Примечание: во второй строке для каждого года курсивом приводятся доли соответствующих компонент темпа роста ВВП в общей величине фактического темпа роста ВВП в реальном выражении (в %).

Источники: Росстат, МВФ (IFS database, CD­ROM edition, June 2009), расчеты авторов.

оценка модели экономического роста в России, поэтому переменная цены на нефть отражает влияние всех остальных факторов, не учтенных при разло­ жении темпов роста ВВП на структурную и конъюнктурную компоненты.

На рис. 10 отражена динамика структурной и конъюнктурной компонент темпов роста ВВП за период 1999—2007 годов. Из рис. 10 видно, что в тече­ ние 1999—2007 годов обе компоненты темпов роста ВВП были положитель­ ными. Это объясняется тем фактом, что в течение всего рассматриваемого периода фактическая цена на нефть в реальном выражении находилась на уровне выше своего среднемноголетнего значения.

В 1999—2004 годах, как явствует из данных, представленных в табл. 5 и на рис. 10, доля структурной компоненты темпов роста ВВП была высокой.

В 1999—2000 годах это может объясняться восстановительным характером экономического роста в России. Как показано в работе Е. Гайдара16, восста­ новительный рост базируется на ранее созданных производственных мощ­ ностях и обученной до его начала рабочей силе. Тем не менее одной из отли­ чительных черт российской экономики стало увеличение инвестиционного спроса в 2001—2002 годах. На протяжении 2000—2004 годов наблюдалась Гайдар Е.Т. Долгое время. Россия в мире. Очерки экономической истории. М.: Дело, 2005.

С. 400—403.

134 конъюнктура мирового рынка энергоносителей и темпы экономического роста в России Источники: Росстат, расчеты авторов.

Рис. 10. Структурная и конъюнктурная компоненты темпов роста ВВП, 1999—2007 годы (п.п.) тенденция опережающего роста инвестиций в основной капитал по сравне­ нию с динамикой ВВП и выпуском продукции базовых отраслей экономики.

Такая динамика инвестиций была в значительной степени вызвана интенсив­ ным ростом доходов экономики, связанным, с одной стороны, с благопри­ ятными изменениями конъюнктуры цен мирового рынка на углеводородное сырье и металлы и, с другой стороны, с процессами импортозамещения на внутреннем рынке отечественными товарами17.

Таким образом, в 2001—2002 годах, по мере уменьшения потенциала вос­ становительного роста, несколько снижалась роль структурных факторов роста, что объясняет сокращение структурной компоненты темпов роста российского ВВП в 2001 году, которая немного росла до 2004 года, по­види­ мому под воздействием увеличения инвестиций (см. рис. 10). Положительное значение конъюнктурной компоненты темпов роста реального ВВП, обуслов­ ленное в 1999—2004 годах ценами на нефть и наблюдавшееся одновременно со снижением реальной цены на нефть с 25,6 в 2000 году до 18,4 долл./бар.

в 2001 году, объясняется тем фактом, что, как уже отмечалось выше, в тече­ ние всего рассматриваемого периода с 1999 по 2007 год фактическая цена на нефть в реальном выражении находилась на уровне выше своего среднемно­ голетнего значения, в отличие от 1995—1998 годов, когда среднемноголетняя цена превышала фактическую (рис. 11).

По данным, представленным в табл. 5, начиная с 2005 года усиливается роль конъюнктурных факторов экономического роста, в первую очередь высоких мировых цен на энергоносители (см. рис. 11). В 2005 году доля конъюнктурной составляющей темпов роста ВВП выросла до 5%, или до 77,6% от фактического темпа роста ВВП (то есть по сравнению с 2004 годом увеличилась более чем в два раза), тогда как структурная составляющая темпа роста ВВП — сократилась (см. рис. 10).

Фактором устойчивого экономического развития России в 2005—2007 годах являлось одновременное расширение и внешнего, и внутреннего рынка. Если динамика внешнего спроса формировалась под влиянием благоприятной ситуации на мировых рынках топливных и сырьевых ресурсов, то расшире­ ние внутреннего рынка определялось кумулятивным воздействием факторов Российская экономика в 2004 году. Тенденции и перспективы. Вып 26. М.: ИЭПП, 2005.

С. 288—290 (данная публикация доступна также на сайте www.iet.ru).

Мария казакОВа, Сергей СиНельНикОВ­МУРылеВ Источники: МВФ (IFS database, CD­ROM edition, June 2009), расчеты авторов.

Рис. 11. Динамика реальной (в ценах 1999 года) и среднемноголетней цен на нефть марки Brent (долл./бар.), 1994—2007 годы повышения деловой активности и роста платежеспособного спроса населения.

Повышение деловой активности опиралось на опережающий рост инвести­ ций относительно динамики конечного потребления и оказало существенное влияние на характер структурных сдвигов произведенного и использованного ВВП. При увеличении ВВП в 2007 году на 8,1% фактическое конечное пот­ ребление домашних хозяйств выросло на 13,1%, а инвестиций в основной капитал — на 21,1% (по сравнению с 2006 годом)18.

Эти процессы нашли отражение в динамике структурной и конъюнктурной компонент экономического роста. В табл. 5 показано, что период с 2005 по 2007 год характеризуется быстрым ростом ВВП. Высокий уровень нефтяных цен, более высокий объем экспортной выручки и соответственно более высокий объем импорта, в том числе инвестиционных ресурсов, привел к увеличению темпов экономического роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В свою очередь, незначительное сокращение в 2007 году доли конъюнктурной составляющей темпов роста ВВП, обусловленной ценами на нефть, можно объяснить постепенным исчерпанием роли цен на нефть в экономическом росте России и возрастанием роли факторов внутреннего спроса.

* * * Использованный в данной статье подход к разложению темпов экономичес­ кого роста на структурную и конъюнктурную составляющие основан на оценке влияния нефтяных цен на экономический рост в долгосрочном и краткосроч­ ном периодах с учетом динамики объема инвестиций в основной капитал.

В целом, как показал проведенный анализ, до 2004 года темпы роста рос­ сийского ВВП определялись восстановительным характером роста в 1999— 2000 годах и последующим расширением внутреннего спроса за счет интен­ сивного роста доходов в экономике. В последующие годы высокие темпы роста российской экономики определялись главным образом благоприятной внешнеэкономической конъюнктурой. В условиях относительно низкой кон­ курентоспособности российских товаропроизводителей и отсутствия диверси­ фикации производства значительная доля конъюнктурной компоненты темпов роста ВВП подтверждает высокую чувствительность российской экономики по отношению к колебаниям на мировых рынках энергоносителей.

Российская экономика в 2007 году. Тенденции и перспективы. Вып. 29. М.: ИЭПП, 2008.

С. 233—234 (данная публикация доступна также на сайте www.iet.ru).




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.