WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Аналитика и прогноз СтРУКтУРа и пРОДУКтивнОСть РОССийСКОГО ЭКСпОРта Андрей кАукИН 1. Введение

Plt сотрудник института экономики POLITIKA Р переходного периода азвитие экспорта традиционно рассматривается как один из лев ФРейНкМАН путей достижения устойчивого кандидат экономических наук, экономического роста. Исследова­ • • советник ректора аНХ ния последних лет подтверждают, при Правительстве РФ µ OIKONOMIA что для долгосрочного развития от­ дельных стран важны не только объе­ мы и темпы роста их экспорта, но и его качественная структура1. Как характеристики последней могут рассматриваться производительность труда типичных национальных экс­ портеров, а также различия в набо­ рах факторов, которые используются при производстве товаров, экспорти­ руемых конкретной страной. Первая из этих характеристик отражает до­ ходность (или иначе — продуктив­ ность) экспортного сектора, а вторая показывает, насколько в среднем трудным для страны будет освое­ ние новых перспективных экспорт­ ных товаров с учетом сложившейся структуры национального экспорта.

Данная статья посвящена анали­ зу структуры российского экспорта и ее изменений за последнее деся­ тилетие (рассматривается период 1999—2006 годов) в свете послед­ них теоретических и эмпирических результатов исследований по вопросу о высокой значимости экспортных структур в обеспечении устойчиво­ сти экономического роста.

В разделе 2 кратко рассмотрены основные результаты современно­ го подхода к изучению взаимо­ связи между структурой экспорта и темпами экономического роста.

Guerson A., Parks J., Torrado M. Export Structure and Growth: A Detailed Analysis for Argentina // World Bank Policy Research Working Paper Series. 2007. No 4237.

100 Структура и продуктивность российского экспорта В разделе 3 с учетом этих результатов анализируются структура российского экспорта и ее динамика и делается попытка определить наиболее перспек­ тивные в плане долгосрочного потенциала экономического роста позиции для расширения российского экспорта. В заключении приведены основные выводы и интерпретация полученных результатов.

2. Современный подход к изучению взаимосвязи структуры экспорта и экономического роста Традиционное объяснение причин специализации какой­либо страны в производстве определенных товаров сводится к тому, что сложившаяся структура национального экспорта определяется в первую очередь особен­ ностями имеющегося физического и человеческого капитала, трудовых и ма­ териальных ресурсов, необходимых для конкурентоспособного производства товаров и услуг, а также качеством национальных институтов2. Эти факто­ ры задают уровни относительных затрат на производство и таким образом формируют набор товаров, производство которых оказывается конкурен­ тоспособным в конкретной стране. Следовательно, в существенной степени изменить структуру производства и экспорта можно только в том случае, если каким­либо образом изменить эти фундаментальные переменные.

В работах Р. Хаусманна, Дж. Хванга и Д. Родрика предлагается альтерна­ тивное объяснение экспортной специализации3. По мнению этих авторов, структура производства и экспорта зависит не только и не столько от пере­ численных выше «фундаментальных» факторов. Одна из главных идей их подхода заключается в том, что производство различных товаров оказывает неодинаковое воздействие на потенциал экономического развития.

Выстраиваемая авторами модель выглядит следующим образом. Пред­ приниматель, который собирается производить товар, ранее в этой стране не производившийся, сталкивается с неопределенностью в оценке уровня своих будущих издержек. Даже в том случае, если товар должен производиться по использовавшейся ранее (но для других целей или в других странах) техно­ логии, местные особенности в виде обеспеченности необходимыми ресур­ сами, а также специфики функционирования соответствующих институтов обусловливают невозможность точно спрогнозировать местные издержки, необходимые для начала производства.

Сравнительно точная оценка издержек становится возможной только после реализации проекта предпринимателем. Если проект оказывается успешным, другие предприниматели справедливо заключают, что данный вид деятельности перспективен, а значит, некоторые из них могут войти на рынок и составить конкуренцию первому предпринимателю. Если же проект проваливается, то другие предприниматели, скорее всего, не станут пытаться производить новый товар.

Таким образом, набор товаров, производимых и экспортируемых эконо­ микой, определяется не только «фундаментальными» факторами, такими как ее обеспеченность ресурсами, но и, к примеру, количеством предпринимате­ лей, готовых реализовывать проекты по производству новых для данной эко­ номики товаров. Кроме того, предполагается, что существуют товары с более Samuelson P.A. Prices of Factors and Goods in General Equilibrium // Review of Economic Studies. 1953. Vol. 21.

Hausmann R., Hwang J., Rodrik D. What you export matters // NBER Working Papers Series.

2005. No 11905;

Hausmann R. Economic Development as Self­Discovery // KSG Working Paper.

2003. No RWP02­023.

андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН высокой, чем сложившаяся средняя для экономики, продуктивностью (то есть с большей ожидаемой прибылью на единицу инвестиций), налажива­ ние местного производства которых предполагает большую вероятность их успешного экспорта на мировой рынок в будущем.

При построении формальной модели авторы нормируют количества това­ ров таким образом, чтобы цена для них всех была равна p (экзогенная вели­ чина, так как рассматривается малая открытая экономика). Каждому товару соответствует уровень продуктивности (по сути, это доходность на единицу инвестиций), который может меняться в пределах [0, h], где h определяется «фундаментальными» характеристиками данной экономики — качеством человеческого капитала, институтов и т. д. Таким образом, страны с высо­ ким значением показателя h могут производить более «доходные» товары.

Инвестор не знает точной величины показателя для конкретного проекта до того момента, как он реализован. В момент принятия решения о про­ изводстве нового товара инвестор предполагает только то, что параметр распределен равномерно на отрезке [0, h].

После того как проект реализован, величина необходимых издержек для производства нового товара становится общеизвестной, и потому новым инвесторам, заинтересованным во входе на соответствующий рынок, нет необ­ ходимости нести дополнительные издержки, с которыми сталкивался перво­ проходец, но зато они получают меньшую доходность от своих инвестиций.

В модели предполагается, что каждый из инвесторов уже имеет свой собственный проект с какой­то доходностью i по производству одного их традиционных товаров. Тогда если i > — максимальной из потенциаль­ max ных доходностей проектов по производству новых товаров, — то предпри­ ниматель будет продолжать заниматься тем же делом, что и раньше. Если же i <, то предприниматель переключится на реализацию одного или max нескольких новых проектов.

Если обозначить m число инвесторов, которые хотят инвестировать в про­ изводство новых товаров, то:

. (1) Стоит отметить, что значение ожидаемого max равно нулю, если m = 0, и стремится к h, если число предпринимателей m, собирающихся инвести­ ровать в новый сектор экономики, стремится к бесконечности.

Далее авторы получают следующие выражения для ожидаемой прибыли и ожидаемой продуктивности в производстве новых для экономики товаров:

, (2). (3) Видно, что ожидаемая прибыль от производства новых видов товаров равна произведению цены и ожидаемой продуктивности их производства.

Ожидаемая продуктивность, в свою очередь, зависит от h, то есть от состо­ яния «фундаментальных» факторов экономики, а также от m — числа пред­ принимателей, инвестирующих в сектор производства новых товаров, причем эта зависимость положительная.

Далее авторы вводят прокси для максимальной из возможных продук­ тивностей производства новых видов товаров. В качестве такой прокси они предлагают оценку усредненной текущей продуктивности для экспортного 102 Структура и продуктивность российского экспорта сектора экономики, названную ими ExpY, справедливо отмечая логичность предположения о том, что страна экспортирует именно те из производимых ею товаров, в производстве которых у нее наибольшая продуктивность и ко­ торые могут выдержать конкуренцию на мировом рынке.

Авторы предлагают следующий подход для количественной оценки ExpY.

На первом этапе рассчитывается индекс продуктивности для каждого экс­ портируемого на мировой рынок товара k (ProdYk). Он представляет собой взвешенное среднее ВВП на душу населения для всех стран, экспортирующих данный товар, причем в качестве весов используется отношение доли экспор­ та этого товара во всем экспорте страны к сумме соответствующих долей по всем странам:

, (4) где: j — индекс, обозначающий страну, k — индекс, обозначающий товар, xjk — экспорт товара k страной j, Xj — суммарный экспорт страны j, Yj — ВВП на душу населения в стране j.

По сути, веса при значениях ВВП, входящие в (4), представляют собой не что иное, как выявленное сравнительное преимущество (RCA, relative compar ative advantage) каждой страны по отношению к продукту k. Использование именно таких весов авторами обусловлено желанием избежать влияния раз­ личий в размерах экономик на рассчитываемый индекс.

Таким образом, товары, которые в существенных объемах экспортируются богатыми странами, имеют большую продуктивность ProdY. Другими словами, индекс ProdY для конкретного товара отражает среднюю производительность при производстве этого товара с учетом структуры его мирового экспорта.

Далее рассчитывается продуктивность экспорта в целом для каждой страны j:

. (5) Данный индекс представляет собой сумму взвешенных значений про­ дуктивностей каждого из экспортируемых страной товаров, где в качест­ ве весов берутся доли отдельных товаров в суммарном экспорте страны.

Соответственно индекс ExpY для отдельной страны является мерой средней производительности ее экспортного сектора с учетом структуры мировых рынков товаров, которые она экспортирует.

Построенные Р. Хаусманом, Дж. Хвангом и Д. Родриком4 по данным United Nations Commodity Trade Statistics Database (COMTRADE) значения продуктивностей экспорта для выборки из 113 стран за 1999—2001 годы имеют ряд интересных особенностей.

Прежде всего эти значения сильно коррелированы с величиной ВВП на душу населения5. Частично это можно объяснить их построением, но не пол­ Hausmann R., Hwang J., Rodrik D. What your export matters // NBER Working Papers Series.

2005. No 11905.

Вместе с тем, авторы отмечают, что существует ряд небольших стран с относительно низ­ ким уровнем ВВП, но довольно высоким значением продуктивности экспорта. Как правило, это страны, значительную часть экспорта которых составляют конкретные товары с большим ProdY (примером может служить Французская Полинезия, вошедшая, по расчетам авторов, в пятерку стран с наиболее высоким значением продуктивности экспорта. Большая часть ее экспорта — искусственно выращиваемый жемчуг, ProdY которого в 2001 году равнялась 22 888 долл.).

андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН ностью — так как, даже если при расчете ExpY для каждой страны исполь­ зуются величины ProdY, построенные без учета собственного экспорта этой страны, величина корреляции меняется не значительно. Более существенное объяснение состоит в том, что по модели авторов статьи (2) продуктивность экспортного сектора зависит от величины h, которая определяется фундамен­ тальными макроэкономическими характеристиками, влияющими на уровень душевого ВВП в стандартных моделях роста.

Тот факт, что странами с высоким уровнем продуктивности экспорта зачастую оказываются те, что демонстрировали в последние десятилетия существенный экономический рост, свидетельствует о возможной связи меж­ ду темпами роста и уровнем продуктивности экспорта. Для формального анализа этой зависимости авторы оценили несколько регрессий.

Они показали, что продуктивность национального экспорта, измеренная с помощью ExpY, действительно имеет значимое положительное влияние на темп экономического роста в каждой из рассмотренных авторами моделей.

Дальнейшее углубление подхода к анализу факторов экспортной дивер­ сификации и экономического роста представлено в работе Р. Хаусмана и Б. Клингера6.

Основная идея этой работы заключается в том, что факторы, необходи­ мые для производства одного товара, являются неполными субститутами факторов производства для других товаров, причем степень полноты (эффек­ тивность замещения) факторов сильно различается для разных пар това­ ров. К примеру, для того чтобы перейти с производства хлопчатобумажных брюк на производство хлопчатобумажных рубашек, требуется гораздо меньше затрат, чем при переходе на производство компьютеров, так как последнее требует освоения совершенно новой технологии, обучения персонала, при­ обретения нового оборудования, патентов и т. д.

С учетом затрат на освоение новых товаров скорость перехода с произ­ водства одних товаров на производство других существенно зависит от плот­ ности «пространства товаров» в той области этого пространства, в которой данная страна имеет наибольшие сравнительные преимущества7.

Формальная модель, используемая авторами статьи, представляет собой вариант модели с перекрывающимися поколениями для фирм, которые живут два периода и производят единицу того или иного товара в каждом из них. В экономике существует всего два товара: «стандартный», который традиционно производился в экономике, и новый товар — с более высокой ценой и продуктивностью.

Фирма может либо производить старый товар и получать единицу при­ были, либо освоить производство нового товара и получить большую при­ быль. Но последнее потребует от нее дополнительных издержек перехода на новый товар — по уже указанным выше причинам. Эти издержки зависят Hausmann R., Klinger B. Structural Transformation and Patterns of Comparative Advantage in the Product Space / John F. Kennedy School of Government, Harvard University. 2006.

Хаусманн и Клингер предложили следующую наглядную иллюстрацию. Товары подобны деревьям в лесу, которые могут расти близко или далеко друг от друга, в зависимости от того, насколько схожи факторы, необходимые для их производства. Фирмы представлены живущими в этом лесу обезьянами, которые получают разную полезность (прибыль), обитая на разных деревьях (к примеру, обезьяны, как правило, предпочитают бананы еловым шишкам). Лес оди­ наков для всех стран, но обезьяны, принадлежащие той или иной стране, занимают какую­то определенную его часть (производство уже существующих в стране товаров). Они могут пере­ прыгивать на другие, не занятые ими, деревья (освоение производства новых товаров), более привлекательные для них (с точки зрения прибыли), но при этом существует вероятность того, что они не допрыгнут, если расстояние между деревьями слишком велико.

104 Структура и продуктивность российского экспорта от «расстояния» между старым и новым товарами (то есть от схожести их факторов производства). Но как только одна фирма перешла на производ­ ство нового товара, специфические факторы, необходимые для его освоения, становятся общим знанием и другим фирмам уже не требуется нести весь объем фиксированных издержек перехода на новый товар. При этом фирмы выбирают расстояние, на котором будет располагаться их новый продукт по отношению к старому, максимизируя свою прибыль.

Пространство всех товаров может быть представлено матрицей, элемен­ тами которой являются расстояния между парами товаров.

При построении эмпирической меры расстояния между товарами авто­ ры статьи отталкиваются от того, что пространство товаров не является однородным, а схожесть факторов производства пары продуктов может быть задана вероятностью того, что страна одновременно специализируется на экспорте каждого из этих продуктов, то есть имеет высокий индекс RCA по ним обоим.

В качестве эмпирической меры технологической близости двух товаров в статье выбирается вероятность того, что страна экспортирует продукт 1, при условии, что она экспортирует продукт 2. Выбор экспорта, а не производства в целом здесь обусловлен предположением, что именно экс­ портируемые товары являются наиболее конкурентоспособными и доход­ ными в каждой отдельной национальной экономике. Выбор же условной вероятности, а не просто вероятности того, что два товара экспортируются одновременно, сделан с тем, чтобы исключить искажающее влияние на итоговые оценки какого­нибудь одного товара, если он экспортируется многими странами. Стоит отметить, что, так как P(A|B) P(B|A), авторы предлагают использовать минимальное из этих двух значений, чтобы избе­ жать асимметрии в оценках8.

Чтобы уменьшить статистический «шум» в используемых данных, в вы­ страиваемом индексе сходства товаров учитываются только те пары товаров, для каждого из которых RCA > 1. Это, по мнению авторов, гарантирует то, что экспорт страной конкретной пары товаров не случаен, а обусловлен схожестью необходимых факторов их производства и экспорта.

Обратная к «расстоянию» между двумя товарами величина определяется, как:

, (6) где: i, j — индексы товаров, t — время, и для любой страны c выполнено:

, (7), (8) где xvalict — экспорт товара i страной c в период t.

Величина ij изменяется в диапазоне от 0 до 1 и отражает вероятность одновременной специализации стран на экспорте товаров i и j.

Данный момент не является принципиальным, поскольку при допущении асимметричности расстояний результаты оценок сильно не меняются.

андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН Если характеристики пространства товаров действительно важны при переходе от производства одного продукта к производству другого, то тогда, как замечают авторы, вероятность того, что новый продукт в следующем периоде будет иметь высокое значение RCA (>1), зависит от того, какое количество необходимых для данного продукта факторов производства уже используется в этой экономике. Иными словами, существенным фактором успешного освоения нового товара является величина «расстояния» между новым продуктом и всеми товарами, которые к данному моменту уже про­ изводятся/экспортируются в экономике.

Чтобы учесть это, авторы строят обобщенную характеристику нацио­ нальной экспортной структуры, называемую ими «плотностью». Для каж­ дого продукта, имеющегося на мировом рынке, эта величина показывает, насколько плотно он «окружен» уже экспортируемыми на уровне RCA > данной страной товарами:

. (9) Очевидно, что значения этой величины будут лежать в интервале от 0 до 1.

В соответствии с моделью фирмы с большей вероятностью перейдут на производство и экспорт нового продукта, если значение плотности для него высоко, то есть если экономика уже специализируется на экспорте сходных товаров. Этот факт был продемонстрирован эмпирически в работе Хаусманна и Клингера. Таким образом, подтвердилась возможность объяснения эволю­ ции структуры производимых и экспортируемых товаров на национальном уровне с помощью предложенной меры расстояния между товарами.

Небезынтересен также вопрос, как выглядит на практике пространство товаров. Одной из работ, в которой оно было построено эмпирически, на основе фактических данных о структуре глобальной торговли товарами, является статья К. Гидальго, Б. Клингера, А.­Л. Барабаси и Р. Хаусманна9.

Графическое представление пространства товаров, полученное авторами, содержит набор кругов разного цвета и размера, связанных между собой пря­ мыми линиями. Круги — это товары, размер круга отражает объем мировой торговли соответствующим товаром, а цвет — отрасль, к которой относится его производство. Линии, соединяющие круги, отображают «расстояния» между товарами, то есть величины, рассчитываемые согласно (6).

Один из результатов, полученных авторами, состоит в том, что про­ странство товаров является наиболее плотным в местах, где сконцентри­ рованы технологически наиболее сложные товары, в то время как более «простые» товары, например сырье, располагаются на периферии. По сути, это отражение того факта, что технологически развитым странам легче перейти на производство новых товаров, чем менее развитым или сырье­ вым экономикам.

С учетом того обстоятельства, что страны, как правило, начинают про­ изводить и экспортировать продукты, наиболее близкие к уже имеющимся в их экспортной корзине, неудивительно, что бедным экономикам требуется гораздо больше времени и усилий для последовательного перехода от произ­ водства сырья и низкотехнологичных продуктов к производству технически более сложных товаров.

Hidalgo C.A., Klinger B., Barabasi A.-L., Hausmann R. The Product Space Conditions the Development of Nations // Science Online. 2007. 13 November.

10 Структура и продуктивность российского экспорта 3. Структура и продуктивность российского экспорта Прежде чем говорить об оценках продуктивности российского экспорта, рассмотрим его структуру и динамику за последние годы.

В табл. 1 и 2 представлены товары, составлявшие в 2006 году наибольшую долю экспорта России10. В первой из них разбивка проведена по отраслям (разделам, 2 знака товарной классификации), во второй — по товарам (товар­ ным подгруппам, 4 знака классификации).

Как видно, большую часть российского экспорта составляют нефть и не­ фтепродукты (преимущественно непереработанная нефть) и газ. Вместе они представляют 66,8% всего экспорта на отраслевом уровне и 60,4% на товар­ ном уровне. Более наглядно общая структура экспорта отражена на рис. и 2, показывающих кумулятивную долю экспорта на отраслевом и товарном уровнях соответственно. Помимо нефти и газа в экспорте широко пред­ ставлены металлы, уголь, продукция химической промышленности. Первые шесть товаров из списка наиболее экспортируемых обеспечивают 70% всего экспорта, первые 19 товаров — 80%.

Таблица Структура российского экспорта по отраслям, 2006 год Объем экспорта Доля Кумулятивная Код Наименование товарной группы (млн долл.) (%) доля (%) 33 Нефть и нефтепродукты 14 1114 51,2 51, 34 Газ, природный и произведенный 43 228 15,7 66, 68 Цветные металлы 19 229 7,0 73, 67 Железо и сталь 16 984 6,2 80, 24 Древесина и пиломатериалы 5668 2,1 82, 51 Химические элементы и соединения 5306 1,9 84, 71 Машинное оборудование, кроме электрического 5195 1,9 85, 73 Транспортные средства 5009 1,8 87, 32 Уголь, кокс 4590 1,7 89, 56 Удобрения 4077 1,5 90, 28 Металлосодержащая руда и металлический лом 3089 1,1 91, 66 Неметаллические минеральные изделия 2604 0,9 92, 72 Электрическое машинное оборудование 2562 0,9 93, 04 Зерновые 1806 0,7 94, 64 Бумага и картон 1537 0,6 95, Рис. 1. Кумулятивная доля экспорта по отраслям, 2006 год (%) Здесь и далее используются классификация и данные об экспорте и импорте COMTRADE.

10 андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН Таблица Структура российского экспорта по товарам, 2006 год Объем экспорта Доля Кумулятивная Код Наименование товарной группы (млн долл.) (%) доля (%) 3310 Сырая и частично переработанная нефть 96 675 41,8 41, 3411 Природный газ 43 228 18,7 60, 6841 Алюминий и его сплавы, необработанные 6412 2,8 63, 6831 Никель и его сплавы, необработанные 5906 2,6 65, 6725 Крицы, заготовки, склябы и т. д. из железа 5421 2,3 68, 3214 Уголь (антрацит, битум) 4341 1,9 70, 6822 Никель и его сплавы, обработанные 2801 1,2 71, 2422 Пиловочник, шпон 2520 1,1 72, 2432 Распиленные бревна, нетесаные 2265 1,0 73, 6727 Рулонная сталь и железо для вторичной прокатки 2245 1,0 74, 2820 Железный и стальной лом 2031 0,9 75, 6672 Алмазы, не технические, необработанные 1718 0,7 75, 6821 Медь и ее сплавы, необработанные 1671 0,7 76, 5611 Азотосодержащие удобрения 1510 0,7 77, 6712 Чугун в чушках 1456 0,6 77, 0410 Пшеница, немолотая 1368 0,6 78, 5619 Удобрения 1364 0,6 79, 6742 Листовая сталь и железо (толщиной 3—4,75 мм) 1316 0,6 79, 6743 Листовая сталь и железо (толщиной менее 3 мм) 1306 0,6 80, Рис. 2. Кумулятивная доля экспорта по товарам, 2006 год (%) Следует также обратить внимание на то, что Россия экспортирует пре­ имущественно непереработанное сырье.

На рис. 3 представлена динамика концентрации экспорта в период 1999— 2006 годов — изменение доли первых десяти и двадцати товаров в экспорте.

Как видно, доля первых двадцати товаров за это время выросла с 70 до 80%, причем если доля первой десятки возросла с чуть более 60% до приблизи­ тельно 75%, то доля следующих десяти товаров немного уменьшилась.

Более точно степень концентрации экспорта можно измерить с помо­ щью индекса Хиршмана, который представляет собой квадратный корень от суммы квадратов долей каждого товара — чем выше его значение, тем выше степень концентрации. Результаты построения данного индекса для российского экспорта представлены в табл. 3 и на рис. 4.

Интерес представляют относительные изменения индекса. Судя по рис. 4, степень концентрации российского экспорта за семь лет увеличилась при­ 10 Структура и продуктивность российского экспорта Рис. 3. Доля 10 и 20 самых экспортируемых товаров в России, 1999—2006 годы (%) Таблица Концентрация российского экспорта, 1999—2006 годы 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 Индекс Хиршмана 0,324 0,366 0,381 0,387 0,405 0,419 0,460 0, Доля 5 наиболее экспортируемых 55,1 59,4 61,0 60,0 61,8 61,7 66,0 68, продуктов (%) Доля 10 наиболее экспортируемых 62,2 66,6 67,4 67,7 69,2 69,7 72,6 74, продуктов (%) Доля 20 наиболее экспортируемых 71,3 74,4 74,8 75,5 76,5 77,7 79,8 80, продуктов (%) Количество товаров, объем экспорта 281 307 294 297 323 331 340 которых превышает 5 млн долл.

Количество товаров, объем экспорта 221 243 240 239 265 287 291 которых превышает 10 млн долл.

Рис. 4. Индекс Хиршмана мерно в полтора раза, однако в последний год этого периода рост концентра­ ции экспорта практически остановился.

По­видимому, факт увеличения концентрированности российского экспорта связан прежде всего с ростом цен на энергоресурсы в рассматриваемый период.

Эффект же получился столь значимым, поскольку поставки нефти и газа (цены на который привязаны к ценам на нефть) составляют львиную долю российско­ го экспорта. В пользу этого утверждения говорит то, что общий рост экспортной концентрации пришелся как раз на первые десять экспортируемых товаров.

Рассмотрим теперь оценки продуктивности российского экспорта и их динамику. Для этого воспользуемся методикой Хаусманна—Хванга—Родрика и предложенными ими расчетными формулами для продуктивности отде­ льного товара и средней продуктивности экспорта страны в целом: (4) и (5) соответственно.

10 андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН По экспорту использовались данные на уровне товарных подгрупп, ВВП на душу населения — по паритету покупательной способности, в долларах США.

Динамика продуктивности экспорта некоторых стран отражена на рис. 5.

Рис. 5. Динамика средней продуктивности экспорта, 1999—2006 годы (долл.) Видно, что в 1999 году продуктивность российского экспорта была меньше соответствующего китайского показателя приблизительно на 15%, а в 2006 году — уже на 35%, что свидетельствует о значительно более высоких темпах освоения новых продуктов и диверсификации экспорта в китайской экономике. Рис. 5 также отражает заметное отставание России в 2006 году от Индии и Бразилии по показателю продуктивности экспортной структуры.

Более подробный анализ данных для России показывает, что, во­первых, основная причина восходящего тренда в оценках продуктивности экспорта связана с ростом экспорта природного газа и, во­вторых, без учета нефти и газа в средней продуктивности российского экспорта не наблюдается ника­ кого заметного роста.

На рис. 6 и 7 изображена взаимосвязь между ВВП страны на душу насе­ ления и уровнем продуктивности экспорта в 2006 году. Налицо сильная и, по­видимому, экспоненциальная зависимость (что совпадает с результатами, полученными в работе Р. Хаусманна, Дж. Хванга и Д. Родрика11).

Рис. 6. ВВП на душу населения и продуктивность экспорта, 2006 год Hausmann R., Hwang J., Rodrik D. What you export matters.

110 Структура и продуктивность российского экспорта Рис. 7. ВВП на душу населения (по ППС) и продуктивность экспорта в логарифмическом масштабе, 2006 год На графиках отмечены страны, которые в этот период демонстрировали существенный рост — Китай, Индия, Бразилия. Для них значение продук­ тивности экспорта больше среднего значения для стран с приблизительно таким же уровнем ВВП на душу населения (соответствующие точки лежат ниже кривой на рисунке), что также соответствует результатам работы Хаусманна, Хванга и Родрика.

В то же время видно, что ситуация для России выглядит иначе: уровень продуктивности ее экспорта ниже, чем средний уровень продуктивности стран с близким значением ВВП (точка выше кривой). В рамках подхо­ да, предложенного Хаусманном, Хвангом и Родриком, это означает, что по сравнению с Индией, Бразилией и Китаем у России менее привлекательные среднесрочные перспективы роста.

Исследуем более подробно динамику показателей ВВП на душу населения и продуктивности экспорта для России (рис. 8).

Из графика видно, что и ВВП на душу населения и продуктивность экспорта росли довольно стабильными темпами на протяжении всего рассматриваемого периода. Однако темп роста продуктивности экспор­ та был заметно ниже темпа роста ВВП, что отразилось в динамике их соотношения, то есть улучшение структуры экспорта в последние годы Рис. 8. ВВП на душу населения, средняя продуктивность экспорта России и их соотношение, 1999—2006 годы андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН «не успевало» за темпами роста экономики. Если в 1999 году отношение продуктивности экспорта к ВВП на душу населения составляло около 1,7, то в 2006 году его значение снизилось до 1,1. Объяснение этого факта заключается в том, что значительная часть общего роста экспорта была вызвана ростом экспорта сырья, обладающего относительно невысоким значением экспортной продуктивности.

Динамика отношения продуктивности экспорта к ВВП на душу населения для некоторых других стран представлена на рис. 9.

Рис. 9. Отношение продуктивности экспорта к ВВП на душу населения (по ППС) для ряда стран, 1999—2006 годы Как показывает график, из рассмотренных стран наибольшее и довольно стабильное значение отношения продуктивности к ВВП на душу населения демонстрирует Индия, что, по логике статей Р. Хаусманна и др., может сви­ детельствовать о значительном потенциале среднесрочного экономического роста этой страны. За Индией следует Китай, однако для этой страны, как и для России, значение рассматриваемого отношения падало на протяжении всего периода — возможный сигнал о замедлении нынешних темпов роста страны в среднесрочной перспективе12.

Из работ Р. Хаусманна и др. следует, что в принципе страна может улуч­ шить перспективы роста своей экономики, реализуя одну из двух альтер­ нативных стратегий: или производя и экспортируя большее количество уже выпускаемых ею товаров с высокой продуктивностью, или переходя на про­ изводство/экспорт новых для нее товаров с высокой экспортной продуктив­ ностью. В этом контексте рассмотрим объемы экспорта и продуктивность первых десяти по объему экспорта российских товаров, а также то, как эти параметры менялись со временем.

На рис. 10 представлены объемы экспорта первых десяти товаров, на рис. 11 — соответствующие процентные доли от общего экспорта, на рис. 12 — показатели экспортной продуктивности этих товаров.

Первые два графика еще раз подтверждают то, о чем уже было сказа­ но: в рассматриваемый период доля экспорта нефти и газа существенно выросла по отношению к остальным экспортным товарам. Интерес пред­ ставляет график на рис. 12: можно утверждать, что средняя продуктив­ ность первой экспортной «десятки» постепенно, но не слишком сильно, возрастала с 1999 по 2006 год. При этом необходимо отметить, что по данному параметру ни один из этих товаров существенно не превосходил Оценки для США, по­видимому, занижены, так как эта страна экспортирует много услуг, не входящих в нашу оценку.

112 Структура и продуктивность российского экспорта Рис. 10. Объемы годового экспорта для 10 основных экспортных товаров России (млрд долл.) Рис. 11. Объемы экспорта для 10 основных экспортных товаров России как доля общего экспорта (%) Рис. 12. Экспортная продуктивность для 10 основных экспортных товаров России (долл./чел.) андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН усредненное значение продуктивности для всего российского экспорта (то есть значение ExpY), равное 10 770 долл. в 1999 году и 13 260 долл.

в 2006 году.

Чтобы оценить этот результат, необходимо сравнить его с динамикой про­ изводительности остальных российских экспортных товаров, не вошедших в первую десятку. В табл. 4 представлены 25 товаров российского экспорта за 2006 год с наибольшими значениями продуктивности (выбраны из первых 125 товаров по объемам экспорта), а на рис. 13 отражена динамика суммар­ ной доли этих относительно более продуктивных товаров во всем экспорте.

Как видно, эта доля испытывала существенные колебания на протяжении Таблица Товары с наиболее высоким значением продуктивности среди первых по объемам экспорта 125 товаров России, 2006 год Продуктивность Продуктивность Наименование товара (долл. на душу Наименование товара (долл. на душу населения) населения) Стальные и железные Часы, корпусы карманных 43 607,5 32 021, профили часов Материалы для вагонов 39 054,5 Гликоциды 31 964, Стальные и железные детали 38 593,9 Нотные издания 31 832, и конструкции Аудиозаписи на различных Рельсы 38 026,0 31 464, носителях Полированное или матовое Ускорители элементарных 37 464,0 стекло в кусках прямо­ 30 459, частиц угольной формы Гормоны 35 137,0 Меха, пушнина 30 412, Бекон, ветчина, соленая, Уран, торий и их сплавы 34 719,7 30 271, копченая свинина Ортопедические изделия, Химические реактивы 34 644,2 30 270, слуховые аппараты и т. д. для фотографии Органическо­неорганические, Самолеты, авиационные 33 854,3 30 194, гетероциклические смеси двигатели Небьющееся стекло, Шлифовальные 33 313,5 29 737, закаленное или слоистое и полировальные круги Железнодорожные и трам­ Электронная медицинская 33 083,0 29 553, вайные вагоны с двигателем аппаратура Смеси нитратов 32 637,5 Текстиль 29 492, Рис. 13. Суммарная доля в российском экспорте 25 товаров с максимальным значением продуктивности, 1999—2006 годы (%) 114 Структура и продуктивность российского экспорта рассматриваемого периода, причем с 2003 по 2005 год она уменьшилась почти вдвое. Но главное — в целом доля таких высокопродуктивных това­ ров очень мала и все ее изменения происходили в диапазоне от 1 до 2% суммарного экспорта.

Исходя из полученных результатов можно заметить, что практически для всех высокопродуктивных товаров из первых 125 их доля в общем объеме экспорта очень мала, практически не менялась со временем, а для некоторых даже падала. В то же время экспортная продуктивность многих рассмотрен­ ных высокопродуктивных товаров на протяжении исследуемого периода ощу­ тимо выросла, и ее значение в 2006 году оказалось в среднем в 1,5—2 раза больше, чем в 1999 году. При этом для большинства этих товаров значение продуктивности существенно выше (в 2,5—3,5 раза) усредненного значения продуктивности российского экспорта в целом.

Полученные результаты свидетельствуют о том, что среди российского экспорта есть довольно много товаров с высокой (и растущей) продуктив­ ностью. Это указывает на то, что расширение производства и экспорта таких товаров, вероятно, могло бы улучшить общие перспективы роста экономики.

Для оценки приоритетных направлений диверсификации российского экспорта необходимо учитывать, что в соответствии с результатами работы Р. Хаусманна и Б. Клингера13 затраты на диверсификацию существенно раз­ личаются для разных товарных позиций. Соответственно различные экспорт­ ные корзины (набор новых экспортных товаров) характеризуются неодинако­ вым потенциалом диверсификации, связанным с уровнем затрат на освоение производства товаров, смежных с теми, которые входят в корзину.

Для того чтобы иметь возможность выделить группу товаров, достаточно перспективных с точки зрения экономического роста и в то же время созда­ ющих хорошие возможности для дополнительной диверсификации экспорта, можно воспользоваться еще одним показателем, предложенным Хаусманном и Клингером, а именно — оценками «расстояния» каждого из товаров по отношению к продуктовой корзине общемирового экспорта:

, (10) где densityict, ikt, xckt рассчитываются согласно (9), (6) и (7) соответ­ ственно.

«Расстояние» товара по отношению к мировой корзине отражает степень схожести факторов, необходимых для его производства, с факторами произ­ водства товаров из общемировой экспортной корзины. Чем оно меньше, тем в среднем более привлекательно осваивать производство и экспорт такого продукта, поскольку при этом существует больше возможностей использо­ вать ресурсы, необходимые для его производства, также и для производства других, близких к нему, товаров.

На рис. 14 представлен график, абсциссой которого служит расстояние между отдельными товарами российского экспорта и общемировой экспорт­ ной корзиной, а ординатой — разность между экспортной продуктивно­ Hausmann R., Klinger B. Structural Transformation and Patterns of Comparative Advantage in the Product Space.

андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН стью товара и ее усредненным для всего российского экспорта значением.

Рассматривается 567 товаров российского экспорта за 2006 год.

Чем большее значение для продукта имеет разница между его экспортной продуктивностью и усредненной продуктивностью экспорта страны в целом (по вертикальной оси), тем более привлекательным является расширение его экспорта для экономики. Одновременно чем меньше расстояние продукта до общемировой товарной корзины (по горизонтальной оси), тем перспективнее этот товар с точки зрения возможностей для диверсификации экспорта — тем проще будет освоить экспорт близких ему новых экспортных продуктов за счет сходства факторов, необходимых для их производства, с теми, что уже используются в экономике. Таким образом, среди уже экспортируемых Россией товаров наиболее предпочтительными — как с точки зрения улуч­ шения перспектив роста, так и с точки зрения диверсификации — являются товары, расположенные в левом верхнем углу графика (на рис. 14 — внутри выделенной пунктиром области).

Рис. 14. Продуктивность российских экспортных товаров и их «удаленность» от общемировой экспортной корзины, 2006 год Список этих товаров представлен в табл. 5. В 2006 году на эти товары приходилось около 0,6 % всего российского экспорта.

Можно выделить несколько основных групп таких эффективных това­ ров: металлы (уран, никель) и их сплавы, сельскохозяйственная продук­ ция (рожь, овес, свиньи, свиной жир), продукция химической (гормоны, сложные неорганические эфиры), тяжелой (рельсы, вагоны) и оборонной (военные корабли) промышленности, а также некоторые товары, требующие серьезного уровня научного и технического развития (ядерные реакторы, ускорители частиц).

Как видно из табл. 5, далеко не все товары из списка наиболее предпоч­ тительных для расширения экспорта относятся к высокотехнологичным.

Этот результат является одним из ключевых для анализа, предложенного Р. Хаусманном и др.: для того чтобы обеспечить устойчивый рост экономи­ ки, вовсе не обязательно переключаться исключительно на производство/ экспорт высокотехнологичных товаров — часто выпуск более простой про­ дукции может обеспечить больший эффект.

11 Структура и продуктивность российского экспорта Таблица Товары, наиболее привлекательные для расширения объемов экспорта Продуктив­ Отклонение от Код ность среднего уровня, Расстояние, Наименование товара товара экспорта DIST ProdY — ExpInc (долл.) (долл.) 6880 Уран, торий и их сплавы 34 719,70 21 459,29 0, Железнодорожные и трамвайные вагоны 7314 33 083,02 19 822,61 0, с двигателем 2516 Древесная пульпа 20 081,12 6820,71 0, 7315 Железнодорожные и трамвайные вагоны 19 579,80 6319,39 0, 5153 Соединения и смеси тория 21 511,22 8250,82 0, 6831 Никель и его сплавы, необработанные 23 398,27 10 137,86 0, 0451 Рожь, немолотая 23 502,62 10 242,21 0, 2518 Сульфитная древесная пульпа 25 466,42 12 206,01 0, 7117 Ядерные реакторы 28 084,80 14 824,39 0, 7297 Ускорители элементарных частиц 37 464,01 24 203,6 0, 8923 Нотные издания 31 832,66 18 572,25 0, 5415 Гормоны 35 137,04 21 876,64 0, 6762 Материалы для вагонов 39 054,49 25 794,08 0, 6761 Рельсы, стальные или железные 38 026,04 24 765,63 0, 2120 Меха, пушнина 30 412,94 17 152,53 0, Смеси галогенов и серы с металлами 5134 26 289,93 13 029,52 0, или металлоидами 7351 Военные корабли 25 581,40 12 320,99 0, 6634 Слюда, обработанная 26 818,04 13 557,63 0, 0013 Свиньи живые 28 439,49 15 179,08 0, 0452 Овес, немолотый 28 809,82 15 549,42 0, 6832 Никель и его сплавы, обработанные 28 892,75 15 632,34 0, 5126 Неорганические эфиры и их соли 27 284,38 14 023,98 0, 0913 Свиное сало 27 865,71 14 605,31 0, 4. Заключение Данная работа посвящена анализу структуры российского экспорта, выяв­ лению набора товаров, развитие экспорта которых наиболее предпочтительно с точки зрения перспектив роста российской экономики.

Основной вывод, полученный при рассмотрении структуры российского экспорта последних лет (1999—2006 годы), заключается в том, что за это время существенно увеличилась концентрация экспорта в группе сырье­ вых товаров. Доля десяти наиболее экспортируемых продуктов выросла на 10 п.п. и составила в 2006 году 74,2%, доля двадцати наиболее экспортируе­ мых продуктов — на 9 п.п. (80,7% соответственно). Эти изменения во многом связаны с ростом цен на нефть и газ.

Построенные по методике Хаусманна, Хванга и Родрика индексы про­ дуктивности экспортных товаров показали, что доля наиболее продуктив­ ных товаров в российском экспорте невелика (суммарная доля первых по продуктивности 25 товаров на протяжении всего рассматриваемого периода не превышала 2%, причем в последние годы она упала почти до 1%). Этот факт нашел отражение в поведении другого индекса, характеризующего 11 андрей каУкиН, лев ФРейНкМаН продуктивность экспортного сектора в целом. Продуктивность российского экспорта росла на протяжении всего периода, но медленнее, чем, к при­ меру, у таких стран, как Бразилия, Индия и Китай. При этом отношение продуктивности экспорта к ВВП на душу населения, которое, по Хаусманну и др., определяет среднесрочные перспективы роста экономики, в России самое низкое из стран БРИК. Причем это отношение уменьшалось с 1999 по 2006 год. Это может быть свидетельством того, что при сохранении сло­ жившихся тенденций темпы роста российской экономики в перспективе будут отставать от темпов роста остальных стран БРИК. Вообще, уровень продуктивности российского экспорта оказался ниже, чем средний уровень продуктивности стран с близким значением ВВП, что свидетельствует о том, что среднесрочные перспективы роста в России менее благоприятны, чем у многих стран со сравнимым значением ВВП на душу населения.

В соответствии с логикой работ Р. Хаусманна и др. для того, чтобы повысить в будущем темпы роста экономики, необходимо осваивать или расширять производство экспортных товаров, удовлетворяющих двум кри­ териям: относительно высокое значение продуктивности и относительно малое «расстояние» до общемировой экспортной корзины. С учетом этих критериев в работе была выделена группа товаров российского экспорта, расширение производства и экспорта которых наиболее предпочтительно для увеличения темпов роста экономики и ее диверсификации. Как и пред­ сказывала теория и как показывали результаты, полученные в аналогичных исследованиях для других стран, далеко не все товары из этой группы являются высокотехнологичными.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.