WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Политическая экономия СПецифиКА иНСТиТУциОНАльНОГО АНАлизА В ОТРАСлях, СВязАННых С ПРиРОдОПОльзОВАНиеМ* Конрад хАгЕдОРн

1. Введение Plt Берлинский университет им. Гумбольдта, POLITIKA Э Германия кономисты-аграрии сталкивают ся со значительными трудностя ми, когда пытаются обнаружить в рамках институциональной теории • • концептуальные подходы, специ µ OIKONOMIA ально анализирующие проблемати ку взаимодействия с естественными системами, и прежде всего вопро сы управления ресурсами и охраны природы в сельском, лесном, рыбном хозяйстве и в садоводстве. В рамках институциональной теории суще ствует по крайней мере два ведущих течения, сторонниками которых под черкивается значимость биофизи ческих и технических особенностей.

Теория трансакционных издержек ут верждает, что трансакция, включая ее физический аспект, «является ос * Автор выражает глубокую признатель ность за ценные критические замечания Кэтрин Дэдлоу, Андреасу Тилю, Волкеру Бэкманну, Мелф-Хинриху Эхлерсу, Кристиану Шлейеру, Маркусу Ханишу, Мартине Падманабхан, Инзе Тисфелд, а также трем анонимным рецензентам и редактору.

В данной статье понятие «естественные  системы» используется в качестве обобщаю щего термина для обозначения составляющих природной среды Земли, таких, например, как экологические системы, биофизические систе мы, гидрологические системы, геофизические системы, биологические системы, атмосфер ные системы и т. д. Общая черта этих сис тем — то, что они не были созданы человеком, хотя люди обычно их используют, оказывают на них воздействие и видоизменяют их. Так, например, фермеры не имеют возможно сти полностью контролировать естественное Hagedorn K. Particular Requirements for плодородие и процессы эрозии почвы, о чем Institutional Analysis in Nature-Related свидетельствуют различные виды деградации Sectors // European Review of Agricultural ее природных свойств. Аналогичным образом Economics. 2008. Vol 35. No 3. P. 357—384. продукты питания, пройдя процесс обработки и доставки потребителю, сохраняют свойства, Перевод с английского В. Малыгина. присущие биологическим системам.

136 Специфика институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием новным элементом анализа…». Как подчеркивали О. Уильямсон и Э. Остром, характер воздействия правил и норм на поведение акторов, в свою очередь, «подвержен влиянию свойств биофизического и материального мира как объ екта человеческой деятельности».

В силу этого мы должны исходить из следующего постулата: для инсти туционального анализа материальный мир (и соответствующие материаль но-вещественные свойства трансакции) имеет столь же важное значение, что и мир социальный (и соответствующие материальные характеристики акторов), и как тот, так и другой могут оказывать решающее воздействие на сдвиги в институциональной системе и на качество ее функционирова ния. Это исходное допущение остается верным и за рамками сферы анализа аграрной экономики и управления ресурсами — в такой, к примеру, отрас ли, как туризм, где столь важна красота природных ландшафтов. Однако наиболее характерная и очевидная связь с природными ресурсами (почвой, водой, воздухом, климатом, растениями и животными) характерна для эко номической деятельности в сфере сельского, лесного, рыбного хозяйства, садоводства при решении вопросов рационального управления ресурсами и осуществления природоохранных мероприятий.

Поскольку хозяйственная деятельность в отраслях, связанных с природо пользованием, порождает трансакции особого рода, именно этот аспект ста нет в настоящей статье исходным пунктом анализа данных отраслей с точки зрения институциональной теории. Причина выбора трансакции в качестве элемента анализа заключается в том, что на конкретные свойства опреде ленной трансакции существенным образом влияет специфика естественных экосистем. Отсюда закономерно возникает следующий вопрос: насколько необходимым является создание специальных институтов и институциональ ных рамок (структур), обеспечивающих адекватное регулирование и коорди нацию процесса взаимодействия между осуществляющими эти трансакции экономическими субъектами.

Применение институциональной теории для исследования проблема тики аграрного сектора можно назвать своеобразной традицией съездов Европейской ассоциации экономистов-аграриев. Так, на съезде, состо явшемся в 005 году, К. Менар и Э. Валцескини выступили с докладом о новых институтах управления в производстве продовольствия (agri-food industry). Или другой пример: на съезде в 00 году А. Ватн представил доклад «Многопрофильное сельскохозяйственное производство: последствия для системы международной торговли», в котором были проанализированы трансакционные издержки, порождаемые конкретными мерами экономи ческой политики в названной области4.

Более того, специфика трансакций, связанных с природопользовани ем, не ограничивается рамками рационального использования природных ресурсов или сельскохозяйственного развития в садоводстве, сельском, лес ном, рыбном хозяйстве, но характерна (в различной степени) и для многих других научных проблем, таких, в частности, как теория потребительского выбора в продовольственном секторе, вопросы управления поставками, Williamson О. The Economic Institutions of Capitalism. N. Y.: The Free Press, 985. P. 8;

 Ostrom E. Understanding Institutional Diversity. Princeton, NJ: Princeton University Press. 005.

P. .

Menard C., Valceschini E. New institutions for governing the agri-food industry // European  Review of Agricultural Economics. 005. Vol. . P. 4—440.

Vatn A. Multifunctional agriculture: some consequences for international trade regimes // European Review of Agricultural Economics. 00. Vol. 9. P. 09—7.

13 Конрад хаГЕдОРн сельскохозяйственная торговля, институциональные изменения в переход ных экономиках (см. ниже).

Настоящая статья имеет следующую структуру. Взяв за основу модель институционального обеспечения трансакций (Institutions of Sustainability Framework), мы анализируем используемые в последующих разделах клю чевые концептуальные принципы и понятия с точки зрения дифференци рованного подхода к трансакциям как к основному элементу научного ана лиза (раздел ). Затем мы покажем, как трактуются релевантные свойства трансакций в традиционной экономической теории и в теории трансакци онных издержек, обосновывая необходимость теоретического разграничения:

а) основных свойств материальных объектов;

б) характеристик трансакций, на которые эти свойства влияют и в) итоговых требований к компетенции институционально-организационной структуры, обеспечивающей регулиро вание и контроль трансакционных процессов (раздел ). Далее нами рассмат ривается следующий вопрос: обусловлена ли необходимость упорядочения трансакций только наличием барьеров (frictions) в искусственных, прежде всего производственно-технологических, системах (на чем фокусируется теория трансакционных издержек) либо ее причины коренятся также и во взаимосвязях естественных экосистем, которые не являются исключитель ным продуктом человеческой деятельности. Для ответа на этот вопрос потре бовалось провести краткий обзор институциональных аналитических основ, связанных с природопользованием;

в результате было выяснено, что вторая (расширенная) трактовка признается лишь несколькими научными шко лами. Наконец, особое внимание уделено полицентричности управления и многообразию смешанных (гибридных) форм организации как наиболее адекватных сложности и взаимозависимости трансакционных процессов, имеющих отношение к природопользованию (раздел 4).

Для упорядочения и систематизации трансакций на основе их свойств нами предлагается эвристическая модель, базирующаяся на двух параметрах:

а) модульность и возможность декомпозиции структур, а также б) функцио нальная взаимозависимость процессов. Она положена в основу типологии, опирающейся в качестве системы координат на весь континуум — от ато мистически изолированных до комплексно взаимосвязанных трансакций (раздел 5). Для уяснения той роли, которую играет специфика связанных с природопользованием трансакций в процессе взаимодействия социальной и природной систем, нами использована методика разложения на концепту альные модули (раздел 6). В итоге мы получаем ряд концептуальных модулей, соответствующих этапам цикла «трансакция—взаимосвязь» и позволяющих структурировать процесс превращения деловых операций как физического акта в институционализированные трансакции. Для определения требова ний к управлению, вытекающих из характерных особенностей анализируе мых трансакций, нами применен метод дискриминационного выравнивания (discriminating alignment), позволяющий обеспечить их согласование с требу ющимися институтами и институциональными структурами (раздел 7).

2. Концептуальная модель анализа трансакций, связанных с природопользованием Понятийный аппарат институционального анализа Основные аналитические понятия, необходимые для уяснения категории институтов, представлены на рис. , где изображена модель институциональ 13 Специфика институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием ного обеспечения трансакций5, представляющая в схематичном виде процесс упорядочения человеческой деятельности, результатом которого является заключение трансакций, воздействующих на соотношение природной и со циальной систем. В основу приведенной схемы положен следующий постулат:

институты (совокупность правил и норм) и обеспечивающие их соблюдение институциональные (регулятивные) структуры либо возникают спонтанно в процессе самоорганизации, либо создаются в результате сознательной, целе направленной человеческой деятельности. То, каким образом осуществляется встраивание этих институтов и институциональных структур в социальную ткань общества, зависит от конкретных свойств конкретных трансакций, а также от конкретных характеристик экономических субъектов — участни ков этих трансакций (акторов). Названные процессы имеют место на инс титуционально-правовом поле, где происходит взаимодействие акторов друг c другом в ситуациях принятия решений (см. рис. ). Использование модели институционального обеспечения трансакций предполагает учет временных лагов процесса институционализации трансакций6.

Рис. 1. Аналитическая структура институционального анализа Наиболее распространенная трактовка институтов в экономике и поли тологии отражена в следующем определении Д. Норта: «Институты — это „правила игры“ в обществе или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми». К ним относятся формальные (уставы, законы, конституции) и неформальные (традиции, привычки, добровольно принятые стереотипы поведения) ограничения, а также механизмы, обеспечивающие их соблюдение.

«Следовательно, они задают структуру побудительных мотивов человеческого взаимодействия — будь то в политике, социальной сфере или экономике»7.

Hagedorn K., Arzt K., Peters U. Institutional Arrangements for Environmental Co-operatives:

A Conceptual Framework Environmental Cooperation and Institutional Change: Theories and Policies for European Agriculture / K. Hagedorn (ed.). Cheltenham. UK: Edward Elgar. 00. P. —5.

Thiel A. Institutions of Sustainability and Multifunctional Landscapes: Lessons From the Case of the Algarve // ICAR Discussion Paper No /6. Berlin: Humboldt University, 006. P. 0.

North D.C. Institutions, Institutional Change and Economic Performance. Cambridge: Cambridge University Press. 990. P.  (рус. пер.: Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики / Пер. с англ. А. Нестеренко. М.: Фонд экономической книги «Начала». 997).

Конрад хаГЕдОРн Аналогичной логики придерживается Остром, по мнению которой «…инсти тут можно охарактеризовать как совокупность действующих правил и норм, применяемых для решения следующих вопросов: кто правомочен принимать решения в определенной сфере деятельности;

какая деятельность разреше на и в отношении какой существуют ограничения;

каковы общие „правила игры“;

какими процедурными нормами следует руководствоваться;

каковы критерии информационного обеспечения и условия вознаграждения физи ческих лиц по результатам их деятельности»8.

Институциональные структуры — контракты, альянсы, чиновничий аппарат, кооперация, рынки — представляют собой организационные фор мы функционирования институтов, выступая гарантией соблюдения прав и обязанностей в процессе согласования интересов участников трансакций.

Следовательно, важно провести четкое различие между институтами и орга низациями (структурами)9. Последние как таковые собственно институтами не являются;

они скорее выступают как организационные формы, то есть формализуют то, каким образом институты задают конкретную матрицу, формирующую алгоритм (взаимо)действия между людьми как на индиви дуальном, так и на коллективном уровне. Базисную основу формальных и неформальных институтов составляют права собственности.

Акторы вступают на арену действия, где «…экономические субъекты ока зываются в ситуации принятия решения под воздействием внешних факто ров, что приводит к результатам, которые, в свою очередь, влияют как на самих участников, так и на условия их взаимодействия…»0. Ситуация при нятия решения имеет место «всякий раз, когда два субъекта (либо большее их число) оказываются перед выбором из ряда альтернативных действий, обеспечивающих совместный результат…». Не всякие решения автоматичес ки связаны с трансакциями, однако нас интересуют прежде всего последние, поскольку именно они являются экономическими процессами, посредством которых обеспечивается аллокация товаров и услуг, ресурсов и преимуществ нематериального характера (amenities), а также вреда и ущерба.

Нам также приходится признать, что в многонаселенном мире, где практи чески не осталось бесплатных благ, находящихся в неограниченном доступе, эти трансакции обусловливают взаимозависимость акторов, поскольку влияют на доступ к товарам и услугам, на возможности использования ресурсов или преимуществ нематериального характера и получения гарантий защиты от ущерба или вреда;

причем интересы акторов могут быть как взаимоисклю чающими, так и взаимодополняющими и, следовательно, могут порождать синергетический эффект. Поэтому акторы обычно реагируют на сделку, что имеет следствием акт взаимодействия между ними. Только люди, наделенные способностью осуществлять сознательный выбор желаемых практических дейст вий, могут считаться акторами (экономическими субъектами). Такие экономи ческие объекты, как, например, элементы природной или технологической систем, могут «реагировать» на воздействие со стороны человека, однако они не обладают способностью осуществлять сознательный выбор. В этом смысле «взаимодействие» между социальной и материальной системами (например, Ostrom E. Governing the Commons: The Evolution of Institutions for Collective Action. N. Y.:

Cambridge University Press, 990. P. 5.

Bromley D.W. Economic Interests and Institutions. Cambridge, MA: Basil Blackwell, 989.

P. 4.

Ostrom E. Understanding Institutional Diversity. Princeton. NJ: Princeton University Press, 005.

 P. .

Ibid. P. .

 140 Специфика институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием в рамках «человек—экосистема» или «человек—транспортная система») отли чается от взаимодействия между акторами. Таким образом, по отношению к трансакциям взаимосвязь между социальной и материальной системами является внутренней, тогда как взаимосвязь между акторами — внешней.

Трансакция как единица анализа В данной статье мы сознательно не хотим объединять материальный и ин ституциональный аспекты трансакции. Противоположный подход означал бы, во-первых, что сделка уже одобрена институтами и институциональными структурами всех уровней с точки зрения как необходимого государственного (например, законы), так и частного (например, контракты) правового режи ма и, во-вторых, что уже задан конкретный механизм использования этих институционально-организационных структур применительно к конкретным случаям. Вместо такого ex post подхода к институциональным изменениям мы используем ex ante трактовку институциональной динамики, при кото рой сделка как материальная трансакция запланирована или уже совершена (сознательно либо непреднамеренно), не будучи при этом институционали зированной. Такой подход диктует логика нашего анализа. В результате мы попытаемся разложить весь процесс на составные части, представив его как ряд стандартных шагов;

при этом наша цель состоит в том, чтобы показать логику и причины процесса трансформации трансакции из материального акта в институционализированную категорию (раздел 7 и рис. ).

Таким образом, сначала мы рассматриваем трансакцию с точки зрения ее материальных параметров и тех свойств, которые по сути своей являются материальными (хотя их восприятие и трактовка всегда социально струк турированы). Причем за основу взято следующее характерное для теории трансакционных издержек определение: «Трансакция имеет место там, где происходит выход товара или услуги за рамки отдельного технологически обо собленного интерфейса. Один этап деятельности завершается и начинается другой». Такой подход с акцентом на экономически релевантных параметрах трансакции может показаться слишком ограниченным, поскольку согласно ему главной причиной необходимости использования институционально организационных структур для регулирования процесса трансакций считается наличие барьеров (frictions) между различными видами деятельности. Однако не менее важной причиной, диктующей необходимость использования инс титуционально-управленческих структур для упорядочения трансакционных процессов, являются связи между различными видами деятельности.

Учет связей обеспечивает более широкий подход к вопросу, поскольку теория трансакционных издержек обычно фокусируется на трансакциях, которые могут рассматриваться как преобразование товарных полуфабрика тов (commodities), то есть в основном продукции технологических процессов в рамках искусственных систем, созданных людьми. Что же касается инсти туционального анализа применительно к отраслям, связанным с природо пользованием, то он, напротив, фокусируется на нетоварных полуфабрикатах (non-commodities), то есть природных ресурсах, товарах и услугах, сделки с которыми включают процессы самоорганизации в экосистемах, которые, Williamson О. The Economic Institutions of Capitalism. N. Y.: The Free Press, 985. P. .

 Различие между двумя названными типами товаров выявилось в дискуссиях по пробле  ме многофункциональности сельскохозяйственного производства. См. об этом подробнее:

Multifunctional Agriculture: A New Paradigm for European Agriculture and Rural Development / G. van Huylenbroeck, G. Durand (eds.). Aldershot: Ashgate, 004.

Конрад хаГЕдОРн не будучи исключительным продуктом человеческой деятельности, тем не менее зачастую не только оказываются объектом воздействия, но даже под вергаются разрушению со стороны человека (раздел ).

Таким образом, применение институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием, требует учета дополнительных свойств трансакций, которые обусловлены в том числе (хотя и не только) материаль ными свойствами, присущими естественным системам, такими, например, как целостность и неделимость, согласованность и комплексность. Отсюда не следует, что разработанный О. Уильямсоном концептуальный поход, опи рающийся на специфическую трактовку трансакции, не может быть исполь зован применительно к искусственным системам столь же плодотворно, как и к естественным. Однако для этого ограниченную трактовку, соглас но которой «трансакционные издержки есть своеобразный экономический эквивалент сил трения в механических системах»4, необходимо расширить за счет издержек корпоративного управления (governance costs) как произ водной феномена взаимосвязи в системах. Так, например, от регулирования регионального водостока зависят рост растений и урожайность, сохранение богатства животного и растительного мира, заболоченных участков земель, формирование озелененных благоустроенных ландшафтов, состояние озер и рек, водоснабжение домохозяйств, предприятий энергетики и других отрас лей, что соответственно может вызывать проблемы координации и обеспе чения консенсуса интересов многочисленных заинтересованных сторон.

Как расхождение, так и совпадение интересов акторов может порождать взаимозависимости между акторами, для регулирования которых необхо дима институционально-организационная структура, услуги которой, как правило, не являются безвозмездными. Таким образом, необходим учет не только «издержек противоречий» (friction costs)5, но и того, что можно назвать «издержками координации» (coherent costs), хотя их роль и значение в разных материальных системах могут быть различными.

Трансакция как материальный акт может означать движение товаров от одного актора к другому (например, доставка фермером пшеницы в сбытовой кооператив). Такой вид трансакций предусматривает перемещение матери альных (природных) ресурсов между акторами (например, когда руководитель оросительной системы, с которым у ассоциации водопользователей заключен контракт, обеспечивает подачу воды фермерам для орошения). Трансакции как материальный акт не исчерпываются прямой передачей собственности от одного или нескольких акторов к другому (другим), они также могут быть опосредованными, иметь длительность во времени и пространстве, быть одноразовыми либо, наконец, просто латентными. Они могут являться продуктом сознательного человеческого замысла или быть спонтанными, таргетированными или нецелевыми, прогнозируемыми или непредсказу емыми. Участники трансакции не всегда знают друг друга, порой вообще бывает крайне трудно идентифицировать всю их цепочку. Перечисленные характеристики трансакций более значимы, когда они осуществляются в ес тественных, нежели в искусственных (man-made) системах.

В то же время трансакции не всегда связаны с движением материаль ного объекта между акторами6. Так, продажа или аренда земли не пред Williamson О. The Economic Institutions of Capitalism. P. 9.

 Ibid. P. 8.

 Schmid A.A. Conflict and Cooperation: Institutional and Behavioural Economics. Oxford: Blackwell.

 004.

142 Специфика институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием полагает ее физического перемещения. Для признания акции трансакцией необходимо и достаточно, чтобы ее участники находились под влиянием материального фактора. Вместо того чтобы считать трансакцию во всех слу чаях передачей прав собственности в какой-либо материальной системе, мы просто полагаем, что она во всех случаях принимает форму материального воплощения, значимого для ее участников. Очевидно, трансакцию следует рассматривать как материальный феномен, обусловленный решением одно го или нескольких акторов и оказывающий воздействие на другого (других) акторов. Основная причина, в силу которой мы исходим из столь широкого определения, состоит в том, что все эти различные виды трансакций несут в себе возможность порождать взаимозависимость между акторами, которая, в свою очередь, либо вызывает конфликты, требующие разрешения, либо создает благоприятные возможности для сотрудничества. Именно поэтому в обоих вышеназванных случаях возникает необходимость в упорядочиваю щем (регулятивном) воздействии институтов и институциональных структур (подробнее ниже). Иными словами, у подобных трансакций существует не менее важный институциональный аспект. Институционализированные трансакции отражают возможности и ограничения по передаче прав собст венности на товары или ресурсы, что означает их превращение — с помощью институтов и институциональных структур — в упорядоченные (например, продажа водных ресурсов или регулирование процесса использования воды объединениями водопользователей). В этом смысле трансакции — «это отчуждение и приобретение индивидами прав собственности на мате риальные объекты в будущем»7. С этой точки зрения любая трансакция представляет собой изменение в общественных взаимоотношениях. Именно это изменение в области индивидуальных прав и взаимных обязательств и составляет сущность трансакции8.

Дж. Коммонс, подобно О. Уильямсону, также считает трансакцию ключе вым элементом анализа. Однако действительно ли они вкладывают в понятие «трансакция» одинаковый смысл? «…По мнению Уильямсона, трансакция влечет за собой пересечение товаром или услугой технологически обособ ленного интерфейса, то есть она связана с перемещением объекта сдел ки (asset) через дискретные стадии многоступенчатого производственного процесса. Что касается Коммонса, то согласно его трактовке трансакция является элементом процесса передачи правообладания, что означает пере дачу прав собственности. Между этими трактовками существует серьезное различие, поскольку отчуждение права собственности может и не сопровож даться перемещением товара или услуги через технологически обособленный интерфейс»9. И хотя в традиционном для неоинституциональной теории определении трансакции подчеркивается, что она имеет место тогда, когда происходит перемещение через технологически обособленный интерфейс, ссылка на ее физический (материальный) аспект не означает односторон него подхода. Такое определение в явной форме включает и вторую сторону вопроса — социальный аспект. Уильямсон0 недвусмысленно ссылается на Commons J. R. Institutional Economics: Its Place in Political Economy. N. Y.: Macmillan, 94.

 P. 58.

Schmid A.A. Conflict and Cooperation: Institutional and Behavioural Economics. Oxford:

 Blackwell. 004. P. 69ff.

Ramstad Y. Is a transaction a transaction? // Journal of Economic Issues. 996. Vol. 0. P. 45.

 Williamson O. The New Institutional Economics: Taking Stock, Looking Ahead // Journal  of Economic Literature. 000. Vol. 8. P. 599;

см. также: Williamson O. The Mechanisms of Governance.

Oxford: Oxford University Press, 996.

Конрад хаГЕдОРн требование Коммонса, согласно которому «конечный элемент деятельности… должен содержать в себе три начала: конфликтность, взаимность и упоря дочение. Именно такой элемент и представляет собой трансакция». И далее он добавляет: «теория трансакционных издержек не только разделяет идею о том, что трансакция составляет основной элемент исследования, но также считает, что регулирование и контроль являются инструментом формирова ния такого порядка, который позволяет минимизировать конфликты и обес печить реализацию взаимовыгодных решений» (курсив оригинала).

3. Традиционные взгляды на свойства трансакций и их институциональное обеспечение Трансакции, порождаемые ситуацией альтернативного выбора и влекущие за собой последующие действия акторов, можно описать с помощью основ ных физических, химических, экологических или биологических характерис тик объектов их воздействия. Однако не это составляет первоочередной пред мет интереса экономистов и других специалистов в области общественных наук;

главный объект их внимания — те исходные условия (препятствия либо благоприятные возможности), которые предопределяются этими свойствами и учитываются в процессе поиска и формирования социальной матрицы, способной обеспечивать регулирование и координацию взаимосвязей, воз никающих между акторами в результате этих трансакций. Поэтому товары, становящиеся объектами трансакций, обычно характеризуются не собствен но их физическими, химическими, экологическими или биологическими свойствами как таковыми, а способностью регулятивного механизма осу ществлять координацию этих трансакций. Примером могут служить частные блага с такими их свойствами, как редкость и конкурентность, что делает их выигрышными в рыночном производстве. В основе этой терминологии и классификации лежит проблема способности рынка как социальной орга низации осуществлять координацию трансакционных процессов. Решение этой проблемы целесообразно разбить на три составляющие:

• основные атрибуты материальных объектов, на которые влияют транс акции;

• специфические свойства трансакций, порождаемые этими атрибутами;

• значение названных свойств трансакций для институционально-орга низационной структуры, обеспечивающей процесс регулирования и ко ординации трансакций.

Как показывает дальнейший анализ, эти три составляющие не всегда можно разграничить.

Внешние эффекты и общественные блага: понятие «нечастное благо» как суррогат На то, как используются в экономической науке понятия «экстерналии» и «частное и общественное благо», по всей вероятности, до сих пор серьезно влияет дихотомия «рынок—государство». Экономисты стараются избегать прямого понятия «общественное благо», предпочитая пользоваться опосре дованным термином — «нечастное благо». Говоря точнее, мы по сути даем определение не частного или общественного, а рыночного или нерыночного Commons J.R. The Problem of Correlating Law, Economics and Ethics // Wisconsin Law Review.

 9. Vol. 8. P. 4.

144 Специфика институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием блага (предоставление нерыночных благ считается функцией государства).

Это объясняется методикой, лежащей в основе данного понятия:

• в качестве критерия разграничения этих двух видов благ используют ся два свойства: редкость и конкурентность. Однако они не являются непосредственными атрибутами самих благ, а характеризуют институ ционально-организационную адекватность (fit) такого общественного устройства, каким является добровольный обмен между по меньшей мере двумя экономическими субъектами. В этом смысле они являются рыночно-ориентированными, то есть показывают, способны ли рынки обеспечивать регулирование экономических сделок с неким благом;

• при таком подходе прямо переходят от атрибутов благ к вопросу инс титуционального качества рынка, минуя промежуточную (см. выше) стадию непосредственного анализа характеристик трансакций, которые могут быть как совместимыми, так и несовместимыми с конкретной институционально-организационной структурой;

• названные два критерия не способны помочь нам при поиске отве та на вопрос о том, какие именно другие, не удовлетворяющие этим критериям, инстититуциональные структуры пригодны для координа ции этих трансакций. Они лишь указывают нам на то, что для этого необходимы какие-то иные институциональные структуры.

Это разграничение благ на частные и нечастные отражает дихотомию между четко определенным и нечетко определенным институтом и инсти туциональной структурой — дихотомию, которая в известном смысле явля ется незавершенной. Очевидно, что те свойства товаров, которые считаются значимыми, предопределяются их соответствием требованиям рынка. Такая предопределенная трактовка делает восприятие исследователя избиратель ным: он в состоянии идентифицировать лишь те свойства товаров, которые заведомо включены в состав его умозрительной доктрины, и не способен адекватно воспринимать другие, выходящие за ее рамки.

Трактовка свойств трансакций в теории трансакционных издержек Как уже говорилось, свойства товаров, используемые для разграничения их на частные и «нечастные», не являются релевантными per se, а в неявном виде связаны с возможностью решения проблем координации как след ствия передачи права собственности на товар от одного актора к другому (другим). Более развернутая и детализированная трактовка названной взаи мосвязи традиционна для теории трансакционных издержек4. В частности, все три (упоминавшиеся выше) шага, необходимые для получения оцен ки адекватности институционально-организационной структуры, дела ются на основе эмпирически установленных характеристик трансакций, таких, например, как неопределенность, повторяемость и специфика объ екта. Примером может служить то, как такое материально-вещественное свойство объекта, как невозможность его альтернативного использования, порождает характеристику трансакции, известную как специфика сделки, и, как следствие, — проблему регулирования и контроля взаимосвязи между То есть названные свойства благ значимы и для других видов механизмов координации.

 Так, например, средствам общего фонда (пула), которые обычно используются как общая собст венность согласно договору пайщиков, одновременно присуще свойство конкурентности.

Popper K.R. Objektive Erkenntnis. Hamburg: Hoffmann und Camp, 974. P. 59.

 Williamson O. The New Institutional Economics: Taking Stock, Looking Ahead. P. 595—6.

 Конрад хаГЕдОРн акторами5. Метод дискриминационного выравнивания как аналитический инструмент, посредством которого трансакции выстраиваются в рамках управленческих структур6, является одной из ключевых составляющих тео рии трансакционных издержек.

Тем не менее преобладающие в теории трансакционных издержек кон цепции, по-видимому, оставляют открытым вопрос об их применимости к трансакциям в отраслях, связанных с природопользованием. Причина состоит в том, что свойства трансакций, которым эта теория уделяет основ ное внимание, выявлены в тех сферах производства и торговли, где трансак ции, как правило, являются делимыми, что объясняется высокой степенью их разложимости, модульности и независимости7. Как уже говорилось, эти трактовки были установлены в контексте передачи товарных полуфабри катов, в основном — продуктов технологических процессов, характерных для искусственных систем, созданных людьми. Здесь наличие в системе рас согласованности, порождающей барьеры между различными видами деятель ности, воспринимается как причина, в силу которой трансакции нуждаются в институтах и регулятивных структурах. Иначе обстоит дело с нетоварными полуфабрикатами — благами и услугами, (природными) ресурсами и пре имуществами нематериального характера (amenities), а также с возмещением убытков и неудобств, в значительной степени обусловленных самоорганизую щимися экосистемами, в которых роль человеческого сознательного замыс ла ограничена. В данном случае именно связи между различными видами деятельности, обусловленные когерентностью системы и взаимосвязанностью составляющих ее элементов, выступают в качестве причин, в силу которых трансакционные процессы требуют регулирования с помощью институтов и организаций. Оба типа задач могут являться причиной установления между акторами взаимосвязей, требующих регулирования, что прибавляет дополни тельный аспект к трактовке, согласно которой «трансакционные издержки есть экономический эквивалент сил трения в механических системах»8.

Williamson O. The Mechanisms of Governance. P. 59, 06.

 Williamson O. The New Institutional Economics: Taking Stock, Looking Ahead. P. 599.

 «Почти разложимость» — ключевое понятие в работе Г. Саймона (Simon H. A. The Sciences  of the Artificial. Cambridge, MA: MIT Press, 969), где проанализирован широкий диапазон систем (от коммерческих организаций до биологических структур). Оно используется для обозначе ния особого свойства сложных систем, позволяющего каждой из входящих в них подсистем выполнять большинство своих функций при слабом взаимодействии с другими модулями.

Модульность организации отражает понятие унифицированных блочных модулей (De Jong E.D., Thierens D., Watson R.A. Defining Modularity, Hierarchy, and Repetition / Proceedings of the Genetic and Evolutionary Computation Workshop (GECCO), Seattle, WA, USA, 004. P. ). Его можно представить как предпосылку полной разложимости и как производную идеи, согласно которой ограниченная оптимизация подмножества переменных в системе возможна без учета других переменных этой системы. Аддитивное разложение тесно связано с разложимостью модулей.

Эти понятия подтверждают общую идею, согласно которой внутримодульное взаимодействие менее значимо по сравнению со взаимодействием межмодульным. Однако модульность сви детельствует лишь о структурной взаимосвязи модулей и отражает вероятность мгновенного взаимодействия между двумя модулями в определенный момент. Она ничего не говорит о вза имосвязях между различными модулями в динамике, от которых зависит то, как изменения в состоянии одного модуля сказываются на изменениях в состоянии другого модуля. Эти взаи мосвязи показывают уровень функциональной зависимости одного модуля от другого, которая, опять-таки, для разных иерархических уровней системы может быть различной. «Модульный принцип построения не означает изолированности или почти независимости поведения модулей в динамических условиях» (Watson R.A. Modular Interdependency in Complex Dynamical Systems / Workshop Proceedings of the 8th International Conference on the Simulation and Synthesis of Living Systems, UNSW Australia, December 00;

см. также раздел 5).

Williamson О. The Economic Institutions of Capitalism. P. 9.

 146 Специфика институционального анализа в отраслях, связанных с природопользованием Таким образом, большое значение имеют как «издержки противоречий», так и то, что мы называем «издержками координации»9.

Следовательно, применение институционального анализа к отраслям, связанным с природопользованием, требует учета дополнительных харак теристик трансакций как следствия свойств, которые могут наблюдать ся преимущественно в экосистемах, таких, в частности, как целостность и неделимость, когерентность и комплексность, слабая стандартизуемость и исчислимость, протяженность во времени и пространстве, предсказуемость и необратимость (невозможность отмены), пространственные характерис тики и мобильность, адаптируемость и наблюдаемость и т. д. Например, применение фермерами азотного удобрения является трансакцией, затра гивающей — в силу взаимосвязей природной экосистемы — интересы дру гих акторов различным (как положительным, так и негативным) образом, что имеет следствием сложную ситуацию альтернативного выбора решений.

Активное использование азотных или органических удобрений при выра щивании зерновых культур, несомненно, позволяет повысить урожайность, а также способно при определенных условиях улучшать плодородие почвы.

Однако этим благоприятным результатам обычно (в особенности при недо статочно эффективном регулировании процесса землепользования) сопут ствуют многочисленные негативные эффекты0, которые нарушают интересы третьих лиц и сопровождаются сложными, пока недостаточно изученными биохимическими и геофизическими последствиями. Это приводит к крайне сложным комплексным трансакциям. Яркий пример атомистически изоли рованной трансакции — так называемая стрижка, или навар (haircut), то есть разница между ценой соглашения и текущей рыночной ценой.

Окончание следует Williamson О. The Economic Institutions of Capitalism. P. 8f.

 Например, загрязнение озер водорослями и гибель рыбы, выброс парниковых газов (№ 0),  сокращение биологического многообразия и негативное воздействие на здоровье населения чрезмерного содержания нитратов в питьевой воде и продуктах питания.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.