WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ИСТОРИЯ НАСТОЯЩЕГО Е. А. ОСИПОВ ЕВРОПЕЙСКИЕ ИДЕИ ЖОРЖА ПОМПИДУ В статье анализируются выдвинутые вторым президентом Пятой республики тезисы по «завершению,

углублению и расширению» ЕЭС.

Ключевые слова: Президент Франции, ЕЭС, «Общий рынок», конфедерация.

Создание «объединенной Европы» — один из наиболее значимых факторов в истории международных отношений XX века. Началом ев ропейской интеграции принято считать так называемый «план Шумана» (по фамилии министра иностранных дел Франции Робера Шумана) 1950 г., который предусматривал объединение металлургической, каменно угольной и железнодорожной промышленности. Эту идею поддержали шесть стран: Бельгия, Италия, Люксембург, Нидерланды, Франция и ФРГ. Именно тогда и образовалась «шестерка» европейских государств, которым было суждено начать строительство единой Европы.

В 1951 г. на основе «плана Шумана» появилось Европейское объе динение угля и стали (ЕОУС). В 1957 г. был сделан следующий, очень важный, шаг на пути к европейской интеграции. Речь идет о двух под писанных в Риме договорах, декларировавших создание Европейского экономического сообщества (ЕЭС) и Европейского сообщества по атомной энергии (Евратом). Римский договор значительно расширил сферу интеграционного строительства. Первостепенное значение имело учреждение ЕЭС (или «Общего рынка»), предусматривавшего создание таможенного союза стран-членов, ведение общей аграрной и торговой политики, а также проведение дополнительных мероприятий, направ ленных на углубление сотрудничества.

Европейская составляющая голлизма предполагала строительство независимой (или «европейской», т.е. свободной от вмешательства как со стороны СССР, так и США) и конфедеративной Европы. Эти идеи вступали в противоречие с взглядами «отцов» европейской интеграции.

Для де Голля создание любого наднационального института было не приемлемо. «Объединенную Европу» он видел только как «Европу оте честв», конфедеративный союз, в котором каждое государство сохраняло бы свой суверенитет: «Нет сомнения в том, что народы, которые объе 322 История настоящего диняются, должны сохранять свою самобытность и что путь, по которо му нужно идти, это путь организованного сотрудничества государств, ведущего к образованию могущественной конфедерации»1. Он также заявлял, что «нужно построить конфедерацию, то есть коллективный организм, в котором различные государства, не теряя своей территории, своей души и неповторимого лица, делегировали бы часть своего суве ренитета в областях стратегии, экономики, культуры»2. Цель де Голля заключалась «в адаптации французского общества и государства к вызо вам времени, при сохранении в то же время национальной идентичности французов, их верности наследию великого прошлого страны»3. Для это го необходимо было создать инструменты гармонизации экономических, научных, технических и политических усилий стран «Общего рынка».

Жорж Помпиду, многолетний соратник де Голля, в основных чер тах продолжил политику генерала. В 1969 г., когда он стал президентом Франции, «Общий рынок» находился на переходном этапе своего суще ствования. Таможенный союз к тому времени уже был создан, теперь странам ЕЭС предстояло перейти к следующей фазе интеграции.

В июле 1969 г. Помпиду выдвинул свою европейскую программу, ставшую в итоге стержнем всей его внешней политики. Программа под разумевала «завершение, углубление и расширение» ЕЭС. Под «завер шением» имелись в виду конец переходного этапа, приведшего к созда нию таможенного союза, выработка единой сельскохозяйственной политики и создание однородного экономического пространства в рам ках «Общего рынка». «Углубление» означало развитие кооперации в различных сферах. Речь шла о сотрудничестве в таких областях, как «техника, наука, энергетика, транспорт, права человека и, что очень важно, финансовое и валютное сотрудничество»4. Планировалось соз дание экономического и валютного союза. Предполагалось и развитие сотрудничества в сфере политики, то есть в конечном итоге «углубле ние» означало превращение союза шести стран в настоящее сообщест во. «Расширение» же должно было привести к принятию в ЕЭС новых стран, в том числе Великобритании.

На совещании в Гааге в декабре 1969 г. программа Помпиду была принята всеми странами ЕЭС. По выражению известного журналиста Андре Фонтена «саммит в Гааге закончился с успехом, на который ни Цит. по: Прат. 1996. С. 57.

Gaulle. 1970. P. 574.

Рубинский. 2004. С. 40.

Цит. по: Coust, Visine. 1974. P. 105.

Е. А. Осипов. Европейские идеи Жоржа Помпиду кто не надеялся еще несколько месяцев назад»5. В ходе переговоров удалось прийти к соглашению по вопросу об общей сельскохозяйствен ной политике, важность которой Помпиду неоднократно подчеркивал в своих выступлениях. Так, 22 декабря 1971 г. он заявил следующее: «Ес ли общий сельскохозяйственный рынок будет подорван, то в тот же мо мент… исчезнет надежда на экономический и валютный союз, не будет больше перспективы для политического союза»6. В Гааге участники совещания договорились, что все вопросы, касавшиеся сельского хозяй ства, должны быть урегулированы еще до конца 1969 г., что являлось безусловным успехом французской делегации и лично президента.

В 1970 г. в соответствии с решениями гаагского саммита был соз дан так называемый «комитет Вернера» (по фамилии премьер-министра Люксембурга Пьера Вернера). В феврале 1971 г. он был утвержден на Совете Министров ЕЭС. За 10 лет участники союза собирались в три этапа решить следующие задачи: ввести полную взаимную обратимость валют, обеспечить свободу передвижения капиталов, объединить все официальные золотовалютные резервы и создать фонд валютного со трудничества;

твердо зафиксировать обменные курсы и, возможно, пе рейти к единой валюте7. Однако, «план Вернера» не был осуществлен из-за разразившегося экономического кризиса.

Европейская программа Помпиду, будучи планом действий на ближайшее время, предусматривала развитие политического сотрудни чества, однако, строительство подлинного политического объединения, то есть Европейского союза, в качестве конечной цели в ней не значи лось. Европейский союз был делом отдаленного будущего.

Помпиду, как и де Голль, в единой Европе видел прежде всего средство усиления французского государства, защиты национальных интересов. Франция должна была сама решать свою судьбу, следова тельно, не могло быть и речи о делегировании суверенитета какому либо наднациональному органу. С другой стороны, Франция стреми лась к повышению своей роли в международных делах, что подразуме вало политическое сотрудничество между странами ЕЭС, так как в оди ночку она не имела возможности противостоять США или СССР. Все это неизбежно вносило некоторые противоречия во взгляды француз ского президента. Историк Шарль Деббаш верно отмечает, что «Пом пиду отказывался от политического союза, но при этом был первым Fontaine. 1970. № 190. P. 16.

Pompidou. 1975. P. 90.

Европейский союз… 2003. С. 134.

324 История настоящего сторонником политического взаимопонимания между “девяткой”»8.

Действительно, политическая составляющая европейской концепции Помпиду не шла дальше консультаций, обменов мнениями или перего воров для сближения позиций. Наследник де Голля никогда не отвергал саму идею Европейского союза, но выступал за постепенное, поэтапное движение к конечной цели, до которой было еще очень далеко. В вы ступлении от 2 июля 1970 г. Помпиду заявил: «Все зависит от того, что называть политическим сотрудничеством. Я сторонник того (и мы уже на это согласились), чтобы правительства и министры иностранных дел встречались и обсуждали не только внутренние проблемы, но и пробле мы политики в целом. В ходе таких встреч они могли бы не только ин формировать друг друга, но и консультироваться, и по возможности гармонизировали свои позиции. Что касается мыслей о том, что завтра будет создана общая европейская политика… Европейская политика станет реальностью в тот день, когда, по меньшей мере, будет создана европейская конфедерация. Со своей стороны я нахожу возможным и желательным двигаться к европейской интеграции поэтапно». В том же выступлении он пояснил, что страны-участницы ЕЭС руководствуются слишком разными целями и ведут разную политику, «поэтому на на стоящий момент нет никаких шансов, что политика будет общей»9.

Аналогичные мысли Помпиду высказывал и относительно власт ных институтов сообщества. Он выступал против расширения полномо чий таких органов, как Комиссия европейских сообществ и Европейский парламент: «Я враждебно отношусь к расширению власти Комиссии.

Никто не должен думать, что однажды Европой станет управлять этот орган <…> Позже, возможно будет создано правительство Европы, со стоящее из собрания высших представителей стран-членов, а не из ко миссии, которая должна выполнять только второстепенную роль коор динации и исполнения <…> В целом я не против всеобщих выборов в Европейский парламент, но это произойдет не завтра. И в любом случае, даже избранные напрямую народом, европейские парламентарии не должны стоять выше, чем национальные законодательные органы»10.

Помпиду последовательно выступал за конфедеративную «Европу государств», идентичную «Европе отечеств» де Голля. Он много раз повторял, что наднациональная Европа невозможна в существующих условиях и что единственный реальный вариант интеграции — объеди Debbasch. 1974. P. 157.

Pompidou. Op. cit. P. 79-80.

Roussel. 1984.

Е. А. Осипов. Европейские идеи Жоржа Помпиду нение по конфедеративному принципу. В большинстве случаев Помпи ду не уточнял, что конкретно имеется в виду под термином «конфеде рация». Однако, 19 мая 1971 г. в интервью бельгийской газете «Суар» он сделал следующее заявление: «Для меня речь идет о конфедерации государств, которые отказываются от своих прерогатив по отношению к институтам сообщества только на добровольной основе и только ради развития самого сообщества. Важно сохранить внутри союза богатство национальных различий»11. 21 января 1971 г. Помпиду снова высказал ся по этому вопросу: «Речь может идти только о создании на основе того, что существует, конфедерации государств, решивших гармонизи ровать свою политику и интегрировать свою экономику, и если так бу дет, то мы увидим, что спор о наднациональности — ложный спор»12.

Очевидно, что именно «Европа государств» отвечала националь ным интересам Франции, так как в федеративной, наднациональной Ев ропе, неизбежно увеличилось бы влияние других членов Сообщества (особенно, если учитывать планы расширения ЕЭС), что автоматически снизило бы влияние Франции. Сохранению лидирующего положения Франции внутри Европы должен был помочь и принцип принятия важ ных решений путем единогласного голосования. Для Помпиду этот во прос имел большое значение. Он говорил: «Если все придерживаются одного мнения, то все хорошо;

если нет, возникает большинство и меньшинство. В этом случае, меньшинство, понимая, что вопрос не жиз ненно важен, уступает, или думает наоборот и раскалывает коалицию.

Вполне очевидно, что при нашей европейской концепции нельзя ничего разрывать, иначе все разрушится. Отсюда я делаю вывод, что важные решения могут приниматься только единогласно»13. Такой принцип го лосования позволял Франции быть застрахованной от невыгодных ей решений со стороны других участников «объединенной Европы».

Таким образом, политическую часть европейской программы Помпиду составляли мысли о поэтапном, медленном строительстве единой Европы, в которой каждая страна сохраняла бы свою нацио нальную идентичность. Полноценный политический союз как конечная цель всего европейского проекта французским президентом не отвер гался, но пока для Помпиду строительство единой политической Евро пы означало прежде всего координацию действий между лидерами го Цит. по: Coust, Visine. Op. cit. P. 32.

Ibid. P. 113.

Ibid. P. 42.

326 История настоящего сударств и гармонизацию отношений между странами. Только в этом смысле можно было говорить о единой европейской политике.

Помимо «завершения» и «углубления» программа Помпиду пред полагала еще и «расширение» ЕЭС. Пожалуй, это была одна из главных дипломатических задач Франции в рассматриваемый период. Политика, направленная на «расширение», должна была открыть двери в Сообще ство для новых стран, и, прежде всего, для Великобритании. Известно, что в период президентства де Голля отношения между Францией и Англией были достаточно сложными. Переговоры о вступлении Вели кобритании в ЕЭС открылись еще в начале 1960-х гг., но прийти к со глашению стороны так и не смогли. Генерал дважды, в 1963 и 1967 гг., накладывал вето на продолжение переговоров с британской делегацией.

Де Голль был настроен против кандидатуры Великобритании в первую очередь из-за «особых отношений» между США и Англией, которые, в случае вступления последней в «Общий рынок», могли бы изменить саму сущность ЕЭС. Великобритания, по его мнению, вела недостаточно «европейскую» политику и, следовательно, не соответст вовала принципу «европейской» Европы. Отметим, что изначально для де Голля единая Европа была союзом между Францией и ФРГ, а Англия могла стать его частью только в качестве ассоциированного партнера.

В период президентства Помпиду Великобритания все-таки стала членом «Общего рынка». Было ли это связано с изменением курса французской дипломатии, или же стороны пошли на взаимные уступки в силу объективных причин, которые нельзя было игнорировать? Более логичным представляется второй вариант.

По словам французских исследователей Кусте и Визина, «Европа для де Голля была возможностью, а для Помпиду — необходимо стью»14. Действительно, для генерала в 1963 и 1967 гг. достижение до говоренности с Великобританией не было жизненно важной целью, да и английское правительство не имело достаточной воли, чтобы преодо леть все трудности, возникшие в ходе переговоров. Для Помпиду же Европа стала приоритетным направлением внешней политики. Расши рение ЕЭС и принятие в него Англии было на самом деле необходимо для Франции в рассматриваемый период по целому ряду причин.

Главной причиной была все усиливающаяся экономическая мощь ФРГ. Как мы уже говорили, основой первоначальной европейской кон цепции голлизма был союз между Францией и ФРГ. Однако, со време нем в нее пришлось вносить коррективы. Елисейский договор 1963 года Coust, Visine. Op. cit. P. 10.

Е. А. Осипов. Европейские идеи Жоржа Помпиду стал одновременно и кульминацией и началом охлаждения во франко западногерманских отношениях. С одной стороны, он предусматривал активизацию сотрудничества, регулярные встречи на высшем уровне, но с другой стороны, в текст договора по настоянию германского пра вительства была включена статья о приоритетных отношениях с НАТО, что не входило в планы французской дипломатии.

К 1969 г. экономическое лидерство Западной Германии в Европе было очевидным для всех. Без сомнения, у Франции были свои неоспо римые преимущества перед ФРГ в других областях, прежде всего воен ной. Но в годы президентства Помпиду мир был уже не таким как в 1950–60-е гг. Достижение военного паритета между СССР и США при вело к понижению роли военной силы. На первый план в международ ных делах выходила экономическая мощь, в которой Франция (как и Англия) сильно уступала Западной Германии. Усиление ФРГ ставило под угрозу лидерство Франции в «объединенной Европе». Было понят но, что со временем именно Западная Германия будет диктовать свою волю в ЕЭС. Великобритания же могла стать неким противовесом (речь идет о триумвирате Париж-Лондон-Бонн, в котором все три страны бу дут взаимно уравновешивать друг друга). Скорее всего именно поэтому Помпиду выступил инициатором расширения Сообщества. Такого мне ния придерживаются многие исследователи данного вопроса. Напри мер, Андре Фонтен пишет: «Помпиду понимал, что Бонн рано или поздно будет доминировать в Сообществе»15.

Зимой 1968–1969 гг. Помпиду еще будучи премьер-министром в разговоре с английским дипломатом заявил, что, «если он станет прези дентом, то не будет противиться вступлению Соединенного Королевст ва в “Общий рынок”». А 14 мая 1969 г., во время предвыборной прези дентской кампании, он отметил, что «было бы неразумно оставлять Англию за пределами Европы»16. Таким образом, еще не став президен том, Помпиду уже четко сформулировал свое положительное отноше ние к вопросу о расширении Сообщества.

Помпиду, как и де Голль, был сторонником «европейской» Евро пы, независимой от американского влияния. Существует мнение, что к концу 1960-х гг. «особые» англо-американские отношения ушли в исто Fontaine. 1982. P. 159. А. Гроссер писал: «Вступление Великобритании в Сообщество, без сомнения, не состоялось бы, если бы Париж не беспокоился по поводу усиления ФРГ» (Grosser. 1984. P. 242).

Цит. по: Roussel. Op. cit. P. 369.

328 История настоящего рию17. Для нас важно, что сам Помпиду по-прежнему находил англо американские отношения «особыми». Такой вывод следует из выступ ления президента на пресс-конференции, где он говорил: «…Мы видим Великобританию, которая хочет войти в Сообщество, но в то же время, сохраняет особые отношения с США, которые находятся не в Евро пе…»18. Но эти отношения были «особыми» в политической или воен ной сферах. Помпиду же в первую очередь думал об экономике19.

Расширение ЕЭС было необходимо для Помпиду еще и потому, что все остальные пять партнеров Франции по европейскому строитель ству, жизненно заинтересованные во вступлении Великобритании в ЕЭС, отказывались от дальнейшего продвижения по пути интеграции, пока не будет положительно решен британский вопрос. Став президен том, Помпиду однажды сказал: «Когда я пришел к власти, Европа, в действительности, была в тупике. Наши партнеры по Европе шести не хотели, чтобы Англия оставалась за ее пределами. Великобритания не могла мириться с Европой шести, которая в какой-то степени ей напо минала о наполеоновской империи и континентальной блокаде»20. Рас ширение ЕЭС позволило «объединенной Европе» развиваться дальше.

Добавим к этому, что на гаагском совещании, по словам самого фран цузского президента, все проблемы, касающиеся функционирования общей сельскохозяйственной политики, были улажены в обмен на во зобновление переговоров с Англией. Таким образом, быстрое решение важного для Франции сельскохозяйственного вопроса стало возможным благодаря вступлению Великобритании в «Общий рынок».

Расширение ЕЭС было выгодно Франции и тем, что английское руководство тоже представляло будущую Европу как конфедеративный союз государств. Известно, что страны Бенилюкса стояли на федерали стских позициях относительно будущего развития Европы. Они высту пали за такую структуру Европы, в которой решения принимались большинством голосов, что заставило бы более крупные страны учиты Известный историк Ф. Бедарида отмечает: «Лишь растущее отчуждение между всемогущей заокеанской державой и утрачивающей влияние Великобритани ей, слишком поздно вернувшей свое благорасположение Европе, в шестидесятые годы показало, что выражение «особые отношения» безнадежно устарело, а обозна чаемого им понятия давным-давно не существует». — Бедарида. 2009. С. 267.

Pompidou. Op. cit. P. 79-80.

По словам Ю. И. Рубинского, «в его прагматичной шкале приоритетов неза висимость и величие Франции определялись не столько политическими или военны ми, сколько прежде всего экономическими категориями». — Рубинский. 2004. С. 40.

Pompidou. Op. cit. P. 127.

Е. А. Осипов. Европейские идеи Жоржа Помпиду вать их интересы. За федеративную Европу выступала и ФРГ. Таким образом, Франция в лице Англии нашла себе союзника в решении очень важного вопроса о политической структуре будущего объединения.

Немаловажной причиной были и интересы торговли. Дело в том, что франко-британская торговля в 60-е гг. развивалась крайне медленно.

Так, Франция в 1969 г. экспортировала в Соединенное королевство то варов на сумму примерно в 3 миллиона франков, что составляло всего 4% от общего экспорта21. Примерно такие же цифры можно привести и относительно французского импорта из Великобритании. Выше приве денные данные показывают, что для развития франко-британской тор говли расширение ЕЭС было необходимо.

Отметим еще и тот факт, что Великобритания была лидером ЕАСТ, альтернативного европейского объединения, конкурирующего с ЕЭС. Вступление Англии в «Общий рынок» означало, что отныне бу дущее проекта по объединению Европы будет связано именно с ЕЭС.

Итак, расширение «Общего рынка» и вступление в него трех но вых стран, включая Великобританию, не было изменением французской дипломатии и отходом от голлистских принципов22. Голлистская внеш неполитическая концепция, как и любая другая доктрина, предполагает постановку глобальной цели. Но методы ее достижения меняются в за висимости от времени и обстоятельств. Сам де Голль неоднократно ме нял направления своей дипломатии, и это не было отходом от голлизма.

В целом, переговоры закончились удачно благодаря обоюдному жела нию идти на компромисс, вызванному объективными факторами.

Европейская политика Помпиду, конечно, была более прагматич ной и не такой эмоциональной, как дипломатия до Голля, но она оста валась в рамках голлизма.

Подводя итоги, отметим, что в годы президентства Помпиду про изошло первое расширение «Общего рынка». «Шестерка» стала «девят кой», соперничество между двумя проектами европейского объединения разрешилось в пользу ЕЭС. Начала функционировать общая сельскохо зяйственная политика. Единая Европа развивалась по конфедеративному принципу. Сотрудничество в области политики не выходило за рамки консультаций, совещаний и попыток гармонизации позиций. Что касает ся экономического развития, то в рассматриваемый период странам ЕЭС Notes et tudes documentaries… P. 48.

По мнению французской обозревательницы Женевьевы Табуи: «Ликвида ция конфликта основана на сближении взглядов двух правительств. Это не является результатом изменения французской политики». (Цит. по: Лебедев. 1988. С. 55).

330 История настоящего не удалось добиться в этой области значительных успехов. Амбициоз ный «план Вернера» в силу объективных причин осуществлен не был.

Однако, в начале 1970-х гг. получили свое дальнейшее развитие многие глобальные экономические идеи (например, введение единой европей ской валюты), которые были реализованы позднее.

БИБЛИОГРАФИЯ Бедарида Ф. Черчилль. М.: Молодая гвардия, 2009.

Европейский союз: справочник-путеводитель / Под ред. О. В. Буториной, Ю. А. Борко, И. Д. Иванова. М.: Деловая литература, 2003.

Лебедев А. А. Очерки британской внешней политики. М.: Международные отноше ния, 1988.

Прат А. Франция в Европе. М.: Воскресенье. 1996.

Рубинский Ю. И. Национальная идея в политической культуре Франции. М.: Огни, 2004.

Coust P.-B., Visine F. Pompidou et l’Europe. P.: Litec, 1974.

Debbasch Ch. La France de Pompidou. P.: P.U.F., 1974.

Fontaine A. Histoire de la «detente», 1962–1981: Un seul lit pour deux rves. P.: Fayard, 1982.

Fontaine A. Une diplomatie moins ombrageuse // Le monde diplomatique. 1970. № 190.

Gaulle Ch. de. Discours et messages. Dans l’attente. P.: Plon, 1970.

Grosser A. Affaires extrieures: La politique de la France, 1944–1984. P.: Flammarion, 1984.

Notes et tudes documentaries. 1970. № 3725-3726.

Pompidou G. Entretiens et Discours. 1968–1974. P.: Plon, 1975.

Roussel E. Le Prsident d’avant la crise. Saint-Amand: Marabout, 1984.

Осипов Евгений Александрович, аспирант Государственного академического уни верситета гуманитарных наук;

kolesnicegonitel@yandex.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.