WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Ю. Я. ВИН МОТИВАЦИИ АКТОВ ПОЗЕМЕЛЬНЫХ ОТЧУЖДЕНИЙ ВИЗАНТИЙСКИХ КРЕСТЬЯН …психологическое толкование лежит

в основе всех остальных методов исторической интерпретации источников.

А. С. Лаппо-Данилевский В статье анализируются мотивы поземельных сделок византийских крестьян:

отчуждений, обменов и завещаний.

Ключевые слова: акты, поземельные отчуждения, дарение, завещание, обмен, купля-продажа, мотивы, средневековый менталитет, психология, византий ское крестьянство, собственность, натуральная экономика.

Акты поземельных отчуждений византийских крестьян, которые относятся главным образом к последнему периоду истории Византии (XIII–XV вв.), весьма многообразны по содержанию. Исследование ха рактера крестьянского землевладения и объема правомочий разных категорий селян, принципиальных отличий мелкой и крупной земель ной собственности настоятельно требует пристального анализа купчих, дарственных и завещаний. При этом на передний план выходят некото рые детали их формуляра, которые обнаруживали себя с наибольшей ясностью именно в поздневизантийский период, благодаря чему ди пломатика частного акта этого времени неоднократно оказывалась предметом специального изучения1. Как правило, подобные документы отражают факты покупок, дарений и завещаний недвижимости, произ веденных в пользу монастыря, в архиве которого они хранились2.

При использовании актов дарения, завещания и продажи, исходя щих от частных лиц, зачастую возникают трудности с установлением общественного положения контрагентов сделки. Безусловно, во многих Подробнее см.: Вернадский.1925. С. 35-43;

Каждан. 1950. С. 387-393;

Каж дан.1952. С. 28-36;

Медведев.1979. С. 124-147;

Медведев.1988. С. 43-99;

Ferrari.1910.

P. 8-111;

Ferrari. 1935. P. 249-263;

Simon. 1971. S. 155-181;

Kravari.1992. S. 77-88.

Лишь очень немногие из них содержат свидетельства об отчуждении кресть янских имуществ светским собственникам. Например, в кодексе Патмосского мона стыря ряд документов начала XIII в. отображает процесс скупки крестьянских наде лов протовестиаритом Георгием Евнухом. MM. VI. 156-158, 158-160, 160-162, 162 164, 164-165. Подробнее см.: Фрейденберг. 1956. С. 118;

Морозов. 2005. С. 49.

Ю. Я. Вин. Мотивация актов поземельных отчуждений… документах зарегистрированы отчуждения земельных имуществ пред ставителями господствующих групп общества. Иногда социальное по ложение дарителя или продавца выясняется непосредственно из содер жания документа. Часто основанием для установления статуса служат особенности формуляра акта3. Для дарителей и продавцов, занимавших высокое общественное положение, характерно тщательное нотариаль ное оформление, которое подтверждает юридически дееспособность контрагента сделки4. Важен и статус свидетелей сделки, поскольку скрепление документов подписями высоких должностных и сановных лиц может указывать на соответствующий статус контрагента сделки.

Особое значение играет преамбула документа. Ведь именно она в первую очередь, как видно на примерах многих завещаний, раскрывает «причины составления акта», а в пространных их редакциях содержит «экспозицию» — раздел, в котором обычно излагаются биографиче ские сведения о завещателе5. Но даже при отсутствии ярко выраженной преамбулы почти любой акт сохраняет вводные формулы «духовного содержания», которые мотивируют юридические действия ссылками не только на предписания формуляра, касающиеся здоровья, доброволь ности распоряжения, приближения кончины и т.п., но и конфессио нальную догматику6. Без сомнения, витиеватые библейские цитаты и реминисценции святоотеческой литературы не просто свидетельствуют о духовном умонастроении завещателя, как и дарителя или продавца7.

Подчас содержащиеся в тексте рассказ о причинах, побудивших к за ключению сделки, цитата из священного писания, а иногда и ссылка на ту или иную норму права, изобличая начитанность или другие особен ности общественного поведения, становятся надежным признаком вы сокого социального статуса главных субъектов соответствующих пра вовых действий8. Наилучшим доказательством тому служит завещание Феодора Сапуа, трапезундского землевладельца и воителя, поднявше гося на долгом жизненном пути до уровня авторитетного церковного деятеля, игумена монастыря. Вышедший из-под пера Феодора доку мент отличает наглядная своеобычность, выделяющая его из общего Об условном формуляре частного акта подробнее см.: Медведев. 1979.

С. 124-147;

Медведев. 1988. С. 43-99.

Kravari. 1992. P. 78, 85, 87.

Герд. 1994. С. 243 и далее, 245.

Там же. С. 244 и далее.

Ср.: Герд 1994. С. 254.

Напр., ср.: ВА. № 52;

№ 60;

№ 65;

№ 79;

№ 100;

Chil.* № 53;

№ 69;

№ 99;

Xn. № 8;

№ 9.

276 История, религия, культура ряда поздневизантийских завещаний общей архитектоникой изложения причин последнего волеизъявления9.

Документы об отчуждении земельных наделов, совершаемых мелкими земельными собственниками, достаточно многочисленны.

Нередко акты сделок, произведенных разными мелкими землевладель цами, бывают объединены или скопированы вкупе, составляя один, общий для всех документ10. В свое время М. М. Фрейденберг соотно сил свидетельствующие, по его мнению, о возникновении отношений личной зависимости краткие формулировки документов с типом акта дарения, не распространяя того же критерия на акты продажи11. В на стоящее время у византинистов не вызывает сомнения то обстоятельст во, что и для актов продаж, как и для дарений и завещаний мелких зем левладельцев, характерен сжатый формуляр и скудость сведений о контрагентах сделки12. Поэтому использование актов этой категории правомерно только после сопоставления всех сведений о каждом контрагенте такой сделки и всех ее свидетелях, которые приводятся в различных документах. Необходимо особо отметить, что типичной чертой поземельных сделок крестьянства являлась практически непре менная причастность к ним членов семей и родственников землевла дельцев, скреплявших своими подписями акты отчуждения земельных участков. При этом сведения о домочадцах и односельчанах, высту пивших свидетелями сделок, позволяют изучать как семейно родственные отношения, так и нормы общинного землепользования13.

Благодаря своим сведениям акты отчуждения семейной собствен ности, может быть, как никакие иные, предоставляют возможность для раскрытия важнейших особенностей крестьянской ментальности.

А. Е. Лаиу, придерживаясь формально-правовой интерпретации актов, отмечает, что нередко отчуждения недвижимости сопровождало со ставление договоров, сочетавших в себе черты и продажи, и — одно временно — дарения. Исходя из мотивации экономических интересов покупателей и продавцов к получению наибольшей «прибыли» — сво ей главной теоретической посылки, Лаиу объясняет казусы продаж, якобы замаскированных под дарения, устремлением партнеров подоб ных сделок избежать юридических ограничений. В их числе она назы ВА. № 107. Ср.: Герд. 1994. С. 244-245.

Напр., см.: Chil.* № 109;

Zogr. № XIX;

Xr. № 16. Также см.: Медведев. 1988.

С. 32-33;

Kravari. 1992. P. 85.

Фрейденберг. 1956. С. 118-119.

Kravari. 1992. P. 85-86.

См.: Kravari. 1992. P. 85-88.

Ю. Я. Вин. Мотивация актов поземельных отчуждений… вает нормы, обусловленные правом предпочтения, а также ранневизан тийским законодательством, которые касались размеров уплачиваемых за отчуждаемые имущества денежных сумм в соответствии с представ лениями византийцев о «справедливой цене»14. Не оспаривая это суж дение, отсылающее нас к постановлениям Диоклетиана (C.IV.44.2) и Юстиниана (C.IV.38.15;

I.III.23.1)15, нельзя не процитировать меткого высказывания А. С. Лаппо-Данилевского о затруднениях, с которыми при изучении подобных документов встречается историк: «ведь даже для понимания какого-либо обоюдостороннего акта, вроде например, купчей, он далеко не всегда в состоянии установить “общее намерение” сторон: замечая, что каждый из контрагентов преследует свою цель, он не всегда может определить “общую” их волю, хотя бы в одном только юридическом ее смысле...»16.

Итак, в актах можно отыскать немало примеров обусловленного теми или иными причинами сочетания сделок продаж и дарений. На пример, рассмотрим форму отчуждения земельного надела некоего Ио анна, его супруги и детей, которые, вероятно, в начале XI в. уступили в монастырь Гомату свои «засеянные хорафии (пашенные поля)» в окре стностях Хрисиппу. В то время как совершившие это отчуждение зем левладельцы говорят о «таковом даре» (th;

n toijauvthn dwrevan) и «необ ратимом дарении» (th;

n... ajmetavtrepton dwraiavn), в описании сделки упоминается денежное «возмещение» (ajntistrevfhn)17. На первый взгляд этот факт полностью подтверждает правоту А. Лаиу. Вместе с тем, обращает на себя внимание непосредственное упоминание о соче тании двух видов отчуждений в акте афонского прота Феодора, кото рый в 1257 г. принял решение передать одну из разрушенных обителей настоятелю монастыря Алопу Феофану. Он, в свою очередь, предъявил «написанный заверенный документ в части обмена и продажи» (e[grafon pepistwmevnon dikaivwma ejn mevrei ajntallagh` kai;

pravsew), полученный от предшествующего святогорского главы Дометия Иеру салимита и его сподвижников18. Схожий вариант двойной сделки пред ставляет акт отчуждения городской усадьбы в Фессалонике, которое совершили в 1315 г. местный клирик Никифор Кладон и его супруга в пользу Ксенофонтова монастыря19. Одну половину своей недвижимо Laiou- Morrisson. 2007. P. 227-228.

Подробнее см.: Дождев. 1999. С. 570.

См.: Лаппо-Данилевский. 2006. С. 335.

См.: Kutl. № 5.1-12, 19-21.

См.: Kutl. № 2.1-3 etc.

См.: Xn. № 10.

278 История, религия, культура сти они передают названной обители в качестве дара, а другую — про дают. При этом, однако, на первый план вынесены благочестивые мо тивы их дарения, объясняемые посвящением памяти господина Ники фора Кладона, архиепископа Веррои Никифоре, монастырского настоятеля Феодосии. Что же касается проданной доли входивших в усадьбу домов, то размеры денежной платы мотивирует «общее и удовлетворение, и желание» обеих сторон, что удостоверил целый ряд свидетелей20. Да и ближайшие соседи по кварталу, среди которых на зван протопапа Георгий Каталакт, не остались в стороне от совершен ной сделки, на что указывает преамбула акта21. Более того, в обеспече ние гарантии сделки продавец «отказывает» (paraitou`mai) и доселе принадлежавшее ему «право близости» (tou` plhsiasmou` divkaion), то есть право предпочтительной покупки, которое отныне переходит Ксе нофонтову монастырю вместе с проданными и посвященными дома ми22. Очевидно, что сходными благочестивыми намерениями руково дствовалась и семья Иоанна Сисиния, когда в 1327 г. жертвовала Алипийскому монастырю «некую долевую» (tiv meriko;

n), точнее — одну четвертую, часть (merivdion) наследственной мельницы близ Реви фиона. Однако это не стало препятствием для продавцов, чтобы полу чить за их дар от монастырского эконома в виде денежной компенса ции «самую маленькую цену» (tivmhma mikro;

n), и для «достойных веры свидетелей», чтобы подтвердить законность совершенной сделки23.

Анализируя обстоятельства подобных отчуждений, необходимо указать на совершенно справедливое мнение И. П. Медведева, согласно которому смешению в документе формулярных признаков продаж, да рений и других типов сделок присущ сугубо эклектичный характер, объясняемый преломлением в повседневной действительности право вых установок византийцев24. В этом свете не нуждается в особых ком ментариях, к примеру, и выявленный вселенским судьей Николаем Ма тарангом при рассмотрении в 1341 г. условий продажи монастырю владельцем садового участка в г. Серры факт «некого уменьшения дос тойной цены» (tino ejlattwvsew tou` ajxivou timhvmato) «ради душев ного спасения»25. Иначе говоря, сугубо средневековая природа актов отчуждения семейной и иных разновидностей собственности обуслов Xn. № 10.18-21 etc.

Xn. № 10.1 etc.

Xn. № 10.43-48.

Kutl. № 13.1-10 etc.

См.: Медведев. 1979. С. 128-129 и далее;

Медведев. 1988. С. 49-50.

См.: Kutl. № 19.35-36.

Ю. Я. Вин. Мотивация актов поземельных отчуждений… лена, думается, нерасчлененным восприятием людей далекой от нас эпохи материальных и духовных явлений их жизни.

Простейшее соединение дарений и продаж демонстрирует серия свыше 50-ти актов поземельных отчуждений, в том числе дюжины дар ственных, с упрощенным (ввиду краткости) формуляром, которые со ставлены мелкими собственниками в 1310 г. и в последующие годы в пользу монастыря Ксиропотаму26. В общем ряду требует внимания сделка Георгия Контогрику. Из пяти небольших земельных участков — виноградников и пашенного поля, которые передал в монастырь на званный селянин, он продал только один, а четыре жертвовал ради сво его «душевного спасения»27.

Средневековые отчуждения недвижимости были мотивированы, как правило, благочестивыми намерениями. Так, в серии более 20-ти отчуждений — продаж, дарений и завещаний — в пользу Ватопедского монастыря, совершенных в 1308-12 гг. окрестными мелкими собствен никами (надо полагать, крестьянами и вотчинниками), выделяется акт дарения иерея Феодора Корма. Сущность его дарения, как и в других аналогичных вкладах, выражает глагол «дать» в аористной форме 1 л.

ед. ч. (e[dwka) и, несмотря на немногословность документа, благочести вая мотивация, облеченная в формулу «ради душевного спасения», ко торой предшествует указание на размер полученного, тем не менее, денежного вознаграждения. Этой записи сопутствует разъяснение о том, что отчуждаемый участок ранее был выкуплен Феодором у его брата «кира» («господина») Константина28. При этом было бы опро метчиво подозревать священника в попытке укрыть характер отчужде ния от родного брата с целью предотвратить иск о праве предпочтения, поскольку, вероятно одновременно, Константин Корм и сам идет на двойную сделку с монастырем, которому одно пашенное поле продает в присутствии свидетелей, включая иерея Феодора Корма, а другое да рит «ради душевного спасения»29. Таким образом, природа его дарения предстает как результат целенаправленного действия: сначала Феодор выкупает пашенное поле у своего брата, а затем совершает вклад в мо настырь, получив от него компенсацию за предшествующие издержки.

В любом случае, мотивация поступков Феодора Корма, как и его брата, заключалась в их благочестивой заботе о спасении своей души.

См.: Xr. № 16.

Xr. № 16.293-298.

См.: Vatop. I. № 43.XIX.104-105.

См.: Vatop. I. № 43.XX.106-108.

280 История, религия, культура В той же серии актов отметим аналогичным образом совершённые вклады на помин души. Например, отчуждения наделов Ирины и ее сестры Зои, дочерей «кира» Георгия, покойного иерея и протопапы епископии Иериссо. Они, сначала от своего имени, как подчеркивается в документе — по воле их дяди, также «кира» Георгия, иерея и харто филакса названной епископии, продали Ватопедскому монастырю свое пашенное поле30. А затем, уже от имени их дяди, но при прямом уча стии племянниц — дочерей покойного «зятя», совершено отчуждение в названный монастырь другого пашенного поля, которое, как писали родственники, «мы передаем» в монастырь, поскольку покойный, дес кать, этот свой надел «оставил на кончину ради душевного спасения»31.

Подобные усложненные схемы отчуждений земельных наделов мелких собственников характерны и для их обменов, о чем свидетель ствует вторая серия в архиве Ватопедского монастыря кратких актов отчуждений небольших земельных участков, которые были произведе ны в 1337–38 г.32 Главной особенностью документов этой серии, вклю чающей сведения о более чем 110-ти сделках, является тот факт, что все они совершены в пользу Феодоры Ангелины Кантакузины, матери Иоанна VI Кантакузина33. Судя по всему, незадолго до своей кончины в 1342 г. она пожертвовала приобретенную ею землю в названный мона стырь, о чем упоминает ватопедский практик 1368 г.34 Абсолютное большинство актов этой серии составляют никак не мотивированные продажи, наряду же с ними следует отметить единичные образчики дарений и обменов. В частности, выделяется выпадающий из общего ряда обмен пашенного поля, на который пошли монахи монастыря Ку вуклиев. Возможно, однако, подразумевается дарение или, не исключе но — двойной обмен. Судя по не вполне вразумительным объяснениям монахов, прежде чем заключить соглашение с Феодорой, они предва рительно совершают сделку с Николаем Мавром, выкупившим в свою очередь земельный надел у иерея Димитрия Куписта, видимо, мелкого землевладельца, поскольку интересовавший монахов участок лежал «вблизи нас», то есть по соседству с их монастырем35.

За исключением описанного случая все остальные обмены второй ватопедской серии актов отчуждения осуществлены индивидуальными См.: Vatop. I. № 43.IV.22-27.

См.: Vatop. I. № 43.V.28-33.

См.: Vatop. II. № 80.

Подробнее см.: PLP 5. № 10942.

См.: Vatop. II. № 128.6-7.

См.: Vatop. II. № 80.14.83-89.

Ю. Я. Вин. Мотивация актов поземельных отчуждений… собственниками, в том числе обмен пашенного поля Поту, также выку пленного заранее у другого владельца — семьи Влизимадов36. Можно предположить, что эта сделка с Феодорой Кантакузиной была проведе на как первый в ряду других обмен наделов, которые, вероятно, были связаны между собой. Дело в том, что названному Поту был продан другой участок, на который семья некоего Иоанна и Марии обменяла с Феодорой принадлежавшее им пашенное поле37. Отметим также не только дарение Феодоре Кантакузине надела некоего Иеракия38, но и целый ряд индивидуальных ее обменов с группой мелких землевла дельцев, одному из которых была при этом выплачена денежная ком пенсация. Все указанные процедуры произведены в «новом», как под черкивается, имении («зевгилатии») Феодоры39. Вероятно, эта деталь раскрывает подлинную причину всех остальных сделанных аристокра тичной собственницей ста девяти приобретений. Они объясняются ор ганизацией крупного хозяйственного комплекса, который его созда тельница изначально собиралась жертвовать в монастырь, о чем говорят произведенные в пользу Феодоры дарения, с одной стороны, и с другой — отвечают потребностям мелких земельных хозяйств, чьи владельцы в своем большинстве нуждались, по всей видимости, в де нежных средствах, а если нет, то обусловлены (в случаях обменов) тер риториальным расположением наделов. В силу данных обстоятельств формуляр отчуждений в пользу Феодоры Кантакузины полностью сво боден от клаузулы, провозглашающей целью «душевное спасение» или «благочестивое пожертвование» прежних владельцев земельных участ ков. Вместе с тем нет оснований утверждать, что сочетание продаж с дарениями и обменами продиктовано стремлением к «чистогану»: ско рее, речь идет не о наживе, а о компенсации произведенных мелкими земельными собственниками и держателями расходов.

Привлеченные примеры позволяют поставить вопрос о важности изучения материалов продаж, дарений и других видов имущественных операций, совершаемых в конкретных районах. Они, по мнению совре менной исследовательницы, имевшей в виду натуральный характер производимых отчуждений, порою отображают в высшей степени «средневековый» тип экономики40. Благодаря большой повторяемости личных имен, административных и топографических названий материа Vatop. II. № 80.25. Также см.:Ibid. № 80.26.169.

Vatop. II. № 80.52. Также см.: Ibid. № 82.74-75.

См.: Vatop. II. № 80.102.

См.: Vatop. II. № 80.103.

Ср.: Saradi-Guelph 1995. S. 412.

282 История, религия, культура лы актов обеспечивают возможность изучать историю отдельных кре стьянских семейств и их хозяйств. Удается проследить жизненный путь и некоторых представителей мелковотчинного землевладения, и общие закономерности общинного землевладения. Так, изучение имен свиде телей в актах продаж, дарений и других документах Вазелонского мо настыря косвенно подтверждает не только действенность основных норм права предпочтения, но и специфику их восприятия в сознании рядовых жителей поздневизантийского села, несомненно, весьма зна чимую для регулирования поземельных отношений между ними и со хранения общинных связей.

Изучение мотиваций актов земельных отчуждений византийских крестьян дает основу для понимания восприятия жизни средневековым человеком. Он, выступая лицом, от имени которого византийские дело производители составляли документ, можно сказать — его «автором», вольно или невольно обращался к тем или иным стереотипам формуля ра. Однако акты сделок рядовых селян, в чьих документах формуляр ные клаузулы, как правило, сведены к минимуму, свидетельствуют, что именно собственное волеизъявление агента сделки (продавца, завеща теля. дарителя) определяло ее характер и форму отчуждения недвижи мости, отражая реальные отношения и раскрывая в мотивациях актов особенности средневековой ментальности.

БИБЛИОГРАФИЯ Вернадский Г. В. Заметки о византийских купчих грамотах XIII в. // Сборник в честь на Василъ Н. Златарски. София, 1925. С. 35-43.

Герд Л. А. Византийские завещания: функции преамбулы // Вспомогательные исто рические дисциплины. СПб., 1994. Вып. 25. С. 240-255.

Дождев Д. В. Римское частное право. М., 1999.

Каждан А. П. Аграрные отношения в Византии XIII–XV вв. М., 1952.

Каждан А. П. Локальные формуляры поздневизантийских грамот // ВВ. 1950. Т. 3.

С. 387-393.

Лаппо-Данилевский А. С. Методология истории. М., 2006.

Медведев И.П. Дипломатика частного византийского акта // Проблемы источнико ведения западноевропейского Средневековья. Л., 1979. С. 124-147;

Медведев И. П. Очерки византийской дипломатики. Л., 1988.

Морозов М.А. Монастыри средневековой Византии: хозяйство, социальный и право вой статусы. СПб., 2005.

Успенский Ф. И., Бенешевич В. Н. Вазелонские акты: Материалы для истории кре стьянского и монастырского землевладения в Византии XIII–XV веков. Л., 1927.

Фрейденберг М. М. Развитие феодальных отношений в византийской деревне в XI – XII вв. // Ученые записки Великолукского госпедин-та. Великие Луки, 1956. Т. 2.

С. 103-134.

Ю. Я. Вин. Мотивация актов поземельных отчуждений… Acta et diplomata graeca medii aevi sacra et profana / Ed. F. Miklosich, J. Mller. Vindo bonae, 1890. Vol. VI. T. 3.

Actes de Chilandar / Publ. par L. Petit, B. Korablev. Premire Partie: Actes Grecs / Publ.

par L. Petit // Византийский временник (везде — ВВ.). СПб., 1911. Т. XVII. При ложение I.

Actes de Vatopdi. Texte / Ed. dipl. par J. Bompaire, J. Lefort, V. Kravari, Chr. Giros.

Paris, 2001.

Actes de Vatopdi. Texte / Ed. dipl. par J. Lefort, V. Kravari, Chr. Giros, K. Smyrlis. Paris, 2006.

Actes de Xnophon. Texte / Ed. dipl. par D. Papachryssanthou. Paris, 1986.

Actes de Xropotamou. Texte / Ed. dipl. par J. Bompaire. Paris, 1964.

Actes de Zographou / Publ. par W. Regel, E. Kurtz, B. Korablev // ВВ. 1907. Т. XIII.

Приложение I.

Ferrari G. I documenti greci medioevali di diritto privatto dell’ Italia meridionale e loro attinenze con quelli bizantini d’ Oriente e coi papiri greco-egizii. Leipzig, 1910.

Ferrari G. Registro Vaticano di atti bizantini di diritto privato // Studi bizantini e neoel lenici. Roma, 1935. Vol. 4. P. 249-263.

Kravari V. Les actes privs des monastres de l’ Athos et l’ unit du patrimoine familial // Eherecht und Familiengut in Antike und Mittelalter. Mnchen, 1992. S. 77-88.

Laiou A. E., Morrisson C. The Byzantine Economy. Cambridge, 2007.

Prosopographisches Lexikon der Palaiologenzeit / Erst. von E. Trapp u. a. Wienn, 1983.

Fasc. 5.

Saradi-Guelph H. Evidence of Barter Economy in the Documents of Private Transac tions // BZ. 1995. Bd. 88, Hft. 2. S. 405-418.

Simon D. Ein sptbyzantinisches Kaufformular // Flores Legum: H.J. Scheltema anteses sori groningano oblati. Grningen, 1971. S. 155-181.

Вин Юрий Яковлевич, к.и.н., старший научный сотрудник Центра «Проблемы исторического познания» ИВИ РАН;

hkn@igh.ras.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.