WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Ю. Е. БАРЛОВА «НАДЗОР И ПРИБЫЛЬ» ОБЩЕСТВЕННОЕ ПРИЗРЕНИЕ И СОЦИАЛЬНАЯ ПОМОЩЬ В ТЕОРЕТИЧЕСКИХ КОНСТРУКТАХ ИЕРЕМИИ БЕНТАМА В статье освещен малоизученный аспект научного

творчества знаменитого мыслителя Иеремии (Джереми) Бентама — его взгляды на бедность, нищету и социальную помощь. Рекомендации Бентама по этому вопросу располагались в русле идеологии утилитаризма и теории максимации, а также его работы над проектом «Паноптикона». Бентам настаивал на моральной природе и личной обусловленности бедности, на болезненном характере социальной помощи и замене открытого призрения трудом в закрытом учреждении — под надзором и с экономической выгодой. Его построения во многом предопределили реформу законодательства о бедных 1834 г.

Ключевые слова: Иеремия Бентам, утилитаризм, бедность, социальное при зрение, законодательство о бедных, надзор, работный дом, реформа 1834 г.

Трудно представить себе историю общественно-политической мысли нового времени без фигуры знаменитого английского философа, социолога, юриста, моралиста и публициста Иеремии (Джереми) Бен тама (1748–1832), одного из «отцов-основателей» идеологии либера лизма и разработчика концепции утилитаризма. В огромнейшем насле дии, оставленном мыслителем, можно обнаружить отклики практически на все злободневные для его времени вопросы — от вполне традицион ных проблем совершенствования конституционного строя, законода тельства, экономики, до вопросов, считавшихся в XVIII столетии стран ными и даже «неприличными» — например, об эмансипации женщин или о правах гомосексуалистов. Все эти вопросы Бентам рассматривал сквозь призму утилитаризма — разработанной им системы взглядов, в центре которой лежала идея максимации, или «возможно большей сум мы счастья для возможно большего количества людей».

Традиционный стереотип в отношении идеологии Бентама, поро жденный этой растиражированной формулой, заключается в априорной констатации «идеализма и человеколюбия» мыслителя в вопросах прав и свобод человека. В ряде сочинений о нем эта констатация принимает апологетический характер. Так, один из русских дореволюционных биографов Бентама, П. Я. Левенсон, называет его «мощным умом, стре мившимся к улучшению участи всех людей и согретым неисчерпаемой Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… любовью к человечеству»1. Однако существует и противоположная точ ка зрения, представленная, например, К. Марксом, который, говоря об отношении Бентама к правам индивида, характеризовал известного фи лософа не иначе, как «гения буржуазной тупости, чья философия воз буждает почти брезгливость во всяком человеке, способном глубоко мыслить и чувствовать, каковы бы ни были его убеждения»2. Другой пример — знаменитая повесть-антиутопия В. Ф. Одоевского «Город без имени», опубликованная в 1839 г. в журнале «Современник» и рисо вавшая неприглядную картину «бентамитского» общества, основанного исключительно на соображениях личной пользы и отвергавшего все человеческие устои — в том числе мораль, религию, право, — во имя утилитаристских принципов3.

Думается, что выработка взвешенной научной позиции по вопросу о том, насколько «человечен» был либерализм Иеремии Бентама, не возможна без анализа практически не изученного аспекта его насле дия — а именно, его работ о бедности, нищете и социальном призрении.

Этот пласт сочинений мыслителя не так известен и растиражирован, как остальные его работы, достаточно сказать, что ни одно из них не пере ведено на русский язык. Между тем, именно бедность стала основным предметом размышлений и теоретических построений Бентама в тече ние почти двух десятилетий — в 1780–90-е гг.

Историография этого аспекта мысли Бентама также не столь об ширна, хотя наследие Бентама уже в XIX в. становится предметом на учных исследований. В дореволюционной России работы философа рассматривались как «учебники» для юристов и законодателей. Их пе реводили, анализировали и комментировали ведущие ученые того вре мени — наиболее известны работы литературоведа А. И. Пыпина, пра воведа П. Я. Левенсона4. В 1916 г. вышел фундаментальный труд «Бентам и его время», написанный приват-доцентом юридического фа культета Петроградского университета П. Покровским и до сих пор считающийся одним из самых скрупулезных исследований социокуль турного контекста мысли Бентама, ее истоков, основных направлений творчества мыслителя и его последователей5. В том же году знамени тый социолог Питирим Сорокин написал эссе-рецензию на книгу По кровского, известное под названием «Новый труд о Бентаме». В этом Левенсон. 1893. С. 55.

Маркс, Энгельс. Соч. Т. 23. С. 264.

Одоевский. 1980.

Пыпин. 1869. №№ 2-4;

Левенсон. 1893.

Покровский. 1916.

168 Идеология и политика очерке Сорокин выразил и свое отношение к идеологии утилитаризма: с одной стороны, он восхищается юридической стороной учения Бентама, замечая, что «одних его работ по реформе права и правовых институтов было бы достаточно, чтобы причислить его к величайшим реформато рам человечества», но, с другой стороны, считает моральную филосо фию Бентама слишком упрощенной, в силу отождествления «далеко не однородных, сплошь и рядом противоположных» понятий «удовольст вие — польза — добро — счастье — выгода», «в котором и состоит первородный грех теории Бентама»6.

В советские годы, в силу доминирования марксистской методоло гии, интерес к наследию Бентама снизился, и новая волна исследований приходится уже на конец ХХ в. Так, в 1999 г. вышел юбилейный сбор ник к 250-летию философа «Наука о морали: Джереми Бентам и Рос сия». В этом издании были собраны статьи зарубежных и отечествен ных исследователей, размышлявших над такими аспектами биографии и творчества Бентама, как судьбы семейства Бентам и учение Бентама в России, парадоксы теории «наибольшего счастья наибольшего числа людей», «польза», «выгода» и «удовольствие» как категории философ ской аксиологии, теория наказаний и «Паноптикон»7.

Между тем, вопрос об отношении Бентама к бедности и социаль ной помощи, в качестве отдельной проблемы, в отечественной бентами стике, по сути, поставлен не был. На Западе специальных исследований на эту тему тоже практически нет. Сочинения Бентама о социальном призрении анализируются, как правило, либо в общих трудах по исто рии социальной политики в Британии и — отчасти — по истории поли тической мысли8, либо (преимущественно в критическом контексте) с точки зрения его отношения к институту прав и свобод человека9.

*** Все выкладки Бентама о бедности и бедных можно условно разде лить на две группы. Первая — это отдельные общефилософские раз мышления в рамках «теории максимации», которые можно обнаружить в наиболее известных трудах Бентама — таких, как «Введение в осно вания нравственности и законодательства», «В защиту лихвы. Боль и наслаждение», «Принципы гражданского законодательства», «Анархи ческие заблуждения и др. Эти размышления достойны внимания хотя Сорокин. 1916. Вып. 5.

Философский век. 1999.

См., напр.: Jones. 1996;

Hampshier-Monk. 1992.

См., напр.: Nonsence upon Stilts…;

Boralevi. 1984.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… бы потому, что традиционно «обходились стороной» исследователями.

Вторая группа — это практически не известные у нас сочинения Бента ма, непосредственно и целиком посвященные проблемам бедности, ни щеты, социальной помощи: «Положение бедных и помощь им» (“Situa tion and the Relief of the Poor”), «Улучшенное управление пауперами» (“Pauper Management Improved”), «Замечания по поводу Билля о бед ных, предложенного досточтимым Уильямом Питтом» (“Observations on the Poor Bill Introduced by the Right Honourable William Pitt”).

В своих основополагающих юридических и философских трудах Бентам упоминает категории бедности и богатства лишь вскользь. Тем не менее, всякий раз он как бы «вписывает» их в общую систему ценно стных координат своей теории, предлагая ответы на вопросы о природе бедности, о моральной стороне этого явления, о мотивах, побуждающих человека помогать ближнему, и — в самых общих чертах — о праве нуждающегося на частную или государственную помощь.

Бедность для Бентама (как, впрочем, и для большинства его совре менников) — категория моральная. Природа ее двояка: с одной стороны, бедность вызвана «отрицательными» обстоятельствами или чертами ха рактера человека — будь то возраст, неспособность работать или найти работу, или же моральный упадок, лень и паразитизм, «неприученность» к труду. Эти факторы ведут к тому, что человек попадает в нужду. Но, с другой стороны, сама нужда оценивалась Бентамом как нечто позитив ное, как некий необходимый стимул, побуждающий человека трудиться, «вселяющий энергию, предусмотрительность, способности»10.

Такое понимание бедности обусловливало специфическое отно шение философа к помощи нуждающимся и к социальному призрению.

Все поступки человека, как считал он, определяются двумя основными стремлениями: получить удовольствие и избежать боли. Одно из наибо лее «сильных» удовольствий, поставленных Бентамом на второе место после чувственных наслаждений, — это удовольствие от богатства.

Бедность же, напротив, приносит боль. Однако первый же тезис, выво димый из этого мыслителем, заключался в ненужности щедрости в отношении бедных: «Каждая последующая сумма денег, пожалованная человеку, увеличивает его удовольствие уже в меньшей степени, чем предыдущая <…> Ценность 10 фунтов для паупера намного выше, чем для вполне обеспеченного человека, потеря же 10 фунтов для него ощу тимее, чем потеря этой суммы миллионером <…> Итак, чем беднее по Покровский. 1916. С. 369-372.

170 Идеология и политика лучатель определенной суммы денег, тем выше польза этой суммы для него, <…> то есть нет прямой линейной зависимости между объемом помощи бедняку и его удовольствием»11. Стремление человека избегать боли, по мнению Бентама, требует, парадоксальным образом, чтобы помощь бедным была болезненной: стремясь избежать боли, они начнут самостоятельно стремиться к «удовольствию от богатства», т.е. выби раться из нищеты. Это «вернет им достоинство» и «увеличит тем самым их удовольствие, как и удовольствие остальной части человечества»12.

Таким образом, мотивами призрения бедных, как писал Бентам в своей работе «Теория законодательства», ни в коем случае не должны служить «жалость, моральный долг или же «право» кого-либо на по мощь». Помощь нуждающимся должна быть обусловлена лишь «полез ностью, поддержанием стабильности и безопасности», а также «под держанием спокойствия самих бедных»13. Понятие «права» бедного на помощь Бентам, будучи идеологом «классического» либерализма, счи тал не чем иным, как одним из «анархических заблуждений». В одно именном труде (“Anarchial Fallacies”) он связывал политические и соци альные права с «эгоистическими страстями», «ограничение и дисциплинирование» которых — одна из основных задач государства14.

Единственный вид прав человека, который он признавал и защищал, — это право на личную свободу и самостоятельный выбор жизненного пути. Бедняк, таким образом, имеет право жить так, как он сочтет нуж ным, но только в том случае, если его выбор будет осуществляться соб ственными усилиями. Поэтому помощь нуждающимся ни в коем случае не должна рассматриваться как реализация некоего «абсолютного пра ва» на призрение. Вместо «провозглашения права» должны быть «четко указаны пути, средства и пределы» оказания помощи15.

Анализ общефилософских рассуждений Бентама о бедности выяв ляет, таким образом, четко очерченную позицию мыслителя по данному вопросу, которая может быть сведена к следующим тезисам:

• бедность — категория моральная и лично обусловленная (чело век сам виноват в том, что попал в нужду);

• чтобы «максимизировать общую сумму счастья максимального числа людей», включая самих бедных, бедность необходимо Hampshier Monk. 1992. P. 324.

Jones. 1993. P. 10-11.

Boralevi. 1984. P. 99.

Hampshier Monk. Op. cit. P. 533-534.

Покровский. 1916. С. 372.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… рассмотреть не как социальное зло, которое надо устранять, а как на неизбежное и даже позитивное явление, из которого можно извлечь пользу при «должном» поведении как бедных, так и тех, кто им помогает;

• помощь нуждающимся должна определяться пользой и сохра нением социальной стабильности, а не жалостью или сострада нием;

• помощь бедным не должна быть щедрой;

она должна носить болезненный характер — это увеличит «общую сумму счастья» людей.

Несмотря на абстрактный и обобщенный характер «ранних» вы кладок Бентама о бедности, они были логически вписаны в идеологию утилитаризма и «теорию максимации». В свою очередь, истоки послед них следует искать, в том числе, в ценностной системе пуританизма, определявшей особенности культуры современной Бентаму Англии.

Нормы и ценности «пуританской» этики — трезвость, трудолюбие, бе режливость, преуспевание в делах как свидетельство богоизбранно сти, — перекликались с идеей личной ответственности человека за свое материальное положение, так как, словами М. Вебера, пуританизм «способствовал установлению буржуазного, рационального с экономиче ской точки зрения образа жизни»16. Получалось, что социальная помощь противоречила такому образу жизни, «расслабляла» бедных и подрывала личную ответственность, бережливость и дисциплинированность.

По меткому замечанию И. Хемпшир-Монка, рассуждения Бентама «имели далеко идущие последствия в практической социальной поли тике»17. Именно вокруг них Бентам выстраивал свои практические ре комендации по реформированию системы социальной помощи, когда вплотную занялся проблемой бедности во второй половине 1790-х гг.

В то время он находился в Российской империи, в местечке Кричев под Могилевом, куда приехал по приглашению своего брата — инжене ра Самуэля Бентама, служившего у Григория Потемкина. В Кричеве Бентам много писал, и именно там из-под его пера вышли три фунда ментальных сочинения о бедности и социальном призрении. Одно из них — трактат «Управление бедными» (“Management of the Poor”) — было издано в Дублине в 1796 г. Почти сразу после опубликования Бен там внес в него незначительные изменения, в результате чего увидел свет более известный труд «Улучшенное управление пауперами». Од См.: Вебер. 2003. С. 272-292.

Hampshier-Monk. Op. cit. P. 324.

172 Идеология и политика новременно он пишет «Положение бедных и помощь им» и обширный комментарий-памфлет на законодательную инициативу английского премьер-министра Уильяма Питта-младшего — «Замечания по поводу Билля о бедных, предложенного досточтимым Уильямом Питтом».

Чем можно объяснить такой интерес и такую «плодовитость» Бен тама в течение довольно короткого периода времени (известно, что по сле 1800 года он вообще перестал интересоваться проблемой бедности)?

Скорее всего, тем, что в последней четверти XVIII в. в британских по литических кругах заговорили о «резком обострении проблем нищеты и безработицы», что вылилось в масштабные публичные дебаты о бедно сти. Под «обострением», правда, имелось в виду не столько ухудшение экономического положения бедняков, сколько неудобства, возникаю щие у тех общественных слоев, которые платили традиционный для Британии налог в пользу бедных. Вследствие роста безработицы, по вышения цен на продовольствие, падения заработных плат, а также войн с Францией, налоги на бедных во многих графствах выросли, что было невыгодно не только состоятельным лендлордам, но и фермерам средней руки и простым прихожанам. В итоге в центре дебатов оказался вопрос о реформе всей «старой системы» общественного призрения (т.н. «Елизаветинского законодательства о бедных»), основанной на принципе помощи нуждающимся и неимущим за счет обязательных налоговых отчислений. Поэтому сочинения Бентама, который никогда не оставался в стороне от злободневных вопросов своего времени и мнение которого британская политическая элита, безусловно, уважала, следует рассматривать как его «заочное» участие в этих дебатах.

Работа «Положение бедных и помощь им» (1797) по своему стилю напоминала, скорее, многословные философские размышления о при роде бедности, о ее причинах18. Здесь Бентам углубляет трактовку по нятия «бедность», предлагая разделять собственно «бедность» (poverty) и «крайнюю нужду» (indigence). Бедность — это естественная судьба многих, состояние каждого, кто вынужден прибегать к труду, чтобы добыть средства к существованию. Поэтому «вылечить» ее нельзя.

Крайняя же нужда — это когда, будучи бедным, человек или не спосо бен к труду, или не в силах обеспечить себя средствами, в которых ну ждается. Это «самое печальное общественное явление, зло, способное принимать ужасные формы», поэтому его «лечить» надо19.

Интересно, что сам Бентам в письме издателю отмечал, что «это, безусловно, утопия, романс — но как это может быть чем-то иным? <...> Это ведь ни что иное, как теория, размышления». The Works of Jeremy Bentham… P. 359.

Boralevi. Op. cit. P. 99.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… Учитывая, что в предыдущих сочинениях философ вообще отка зывался сострадать попавшим в нужду, эта мысль на первый взгляд мо жет показаться новаторской. Однако на самом деле она так же четко вписывалась в утилитаристскую концепцию, выделявшую в качестве столпов общественного устройства понятия «безопасность» и «равенст во». Когда эти понятия «приходят в конфликт», — писал Бентам ра нее, — приоритет должен отдаваться именно безопасности, равенство же — это “опасная химера”. К равенству может привести помощь бед ным, а призрение тех, кто оказался в крайней нужде — лишь поддержит безопасность общества, — следовательно, последнее в большей мере отвечает соображениям полезности20. В работе «Положение бедных и помощь им» Бентам как бы «совершенствует» свое понимание причин бедности, делая это посредством тщательнейшей, занимающей порядка 10 страниц, «классификации пауперов». Каждая выделенная им «груп па» бедняков соответствовала определенной причине, по которой чело век оказался в нужде. Так, нуждающиеся подразделяются на:

• «инвалидов»;

• «потерявших работу», в том числе «потерявших работу из-за вредности характера» (в качестве «подгрупп» здесь выступают «воры», «бродяги», «дезертиры», «цыгане», «проститутки»);

• «потерявших собственность» («погорельцы», «жертвы обстоя тельств», «жертвы собственной беспечности или азарта», «по терпевшие или виновники по суду»);

и т.д.

В классификацию нуждающихся Бентам включает также «идио тов», коих подразделяет на «абсолютных идиотов», «дураков и слабо умных», «лунатиков» и «меланхоликов»21.

Категории бедняков он именует «руки» (hands). Помимо вышепе речисленных групп, Бентам выделяет «потенциальные руки», «ленивые руки», «иноземные руки». Думается, что, используя такое слово, автор акцентировал внимание читателя на том, что нуждающихся следует рас сматривать как потенциальный производственный ресурс. Где и как этот ресурс использовать, он подробно поясняет в следующих двух работах.

Труды «Управление бедными» и «Улучшенное управление паупе рами», в сущности, идентичны, поэтому рассмотрим их в совокупности, как единое целое. Замысел Бентама, по его же словам, сводился к выра ботке «плана по сооружению учреждения, где указанные группы насе ления находились бы под надзором (Inspection)» (курсив Бентама — Ibidem.

The Works of Jeremy Bentham… P. 362-363.

174 Идеология и политика Ю. Б.). Бентам планировал учредить по всей Англии 200–250 «домов трудолюбия» (“industry houses”), в каждом из которых могло содер жаться до двух тысяч нуждающихся, и которые объединяли бы в себе функции тюрем, домов призрения, больниц и сумасшедших домов22.

Надзор Бентам считал необходимым, во-первых, для «искоренения нищенства» путем «оправданного и необходимого» принуждения. Он, в частности, писал, что «терпимость к нищим раздражает его», и «даже если в других странах иные, НЕ основанные на принуждении, меры и имели успех, то это ни в коем случае не должно смущать законодателей Англии»23. Аргументы его основывались на понимании бедности как моральной категории: «Только тот, кто окончательно пал, избирает путь паупера, живущего за счет дотаций», «продолжая пребывать в бездейст вии и лени». Поэтому, как только бедняк начинает уповать на дотации, он становится преступником: «привычка жить без источника дохода — это привычный грабеж». Меры, предлагаемые Бентамом для решения проблемы, суровы: установить вознаграждение за поимку нищего, а также допрашивать тех, кто «подозревается в попрошайничестве», на предмет наличия «честного источника дохода» — и, если «ответ не удовлетворительный», принудительно отправлять их в работный дом24.

Для должного осуществления надзора Бентам предлагал руково дствоваться принципом «разделения и перегруппировки» нуждающихся, попавших в систему «закрытого призрения», дабы «сберечь здоровых от заразы, мораль от греха, подозреваемых в порочности от не подозревае мых, класс от класса», а также, «для благопристойности», «пол от по ла»25. Меры по реализации этого принципа следующие. Во-первых, за бирать нищих семьями, но в «доме трудолюбия» семьи разлучать26. Во вторых, использовать возможность перемещения пауперов из одного работного дома в другой (более близкий к месту проживания или содер жания родственников) как стимул к «хорошему поведению и продуктив ной работе»27. В-третьих, избегать групповой работы в самом работном доме (чем меньше группа, занимающаяся в одно время одним делом, тем лучше). Наконец, целям надзора должна была служить и униформа: «ес ли солдаты носят униформу, то почему бы ее не носить пауперам?»28.

Bentham. 1796. P. I-II.

The Works of Jeremy Bentham… P. 401-403.

Ibidem.

Bentham. 1796. P. 6-8.

The Works of Jeremy Bentham... P. 372-373.

Ibid. P. 378.

Ibidem.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… Контроль и надзор, таким образом, — это лучшее, что можно при думать «для блага низших классов (в другом месте он употребляет вы ражение «постыдные классы» — Ю. Б.), то есть весомой доли нашего населения». Он укрепит мораль «плохих подмастерьев, плохих детей, плохих жен», убережет хороших жен «от домашнего насилия» со сто роны «плохих мужей», изолирует от общества «проституток и недруже любных женщин» в «период опасного возраста», и т.п.29. Кроме того, контроль поможет распространению в работном доме «нужных знаний» и «нужной пропаганды» среди низших классов. Бентам писал, что раз личие между уровнем образования богатых и бедных ведет к тому, что «поведение бедных зависит от постоянного воздействия на их мозги пластичной властью», которая позволяет «моделировать» их поведение.

Такой контроль над сознанием паупера, необходимо вести «с самого его рождения», чтобы уменьшить потенциальную опасность от «обремени тельной части бедных слоев для остальной части общества»30.

Итак, знак равенства между попавшим в нужду и преступником — отправная точка для построения всей системы помощи бедным. В работе «Улучшенное управление пауперами» Бентам прогнозирует: «Тюрьмы как таковые отомрут, так как их функции — строгий надзор — будут выполняться домом трудолюбия, у которого к этому времени будут и иные преимущества <…> И не нужны будут ни Говарды, ни Питты»31.

Помимо надзора, провозглашалась и другая цель призрения бед ных — экономическая выгода от труда последних. Цель эта вполне от вечала идеологии утилитаризма: «оказывать трудовую помощь, пока доход от труда призреваемых не компенсирует затраты на их призре ние»32. Для осуществления этой цели Бентам разработал, во-первых, принцип «наибольшей занятости» для обитателей дома трудолюбия:

«Всё, движение пальца, шаг, моргание глаза, шепот, — должно учиты ваться при обеспечении выгоды системы»;

«даже если человек слепой, он может быть способен, сидя в своей кровати, вязать или наматывать Ibid. P. 379.

Ibid. P. 395.

Ibid. P. 397. Последнее утверждение Бентама очень показательно с точки зрения выявления нравственной позиции философа в отношении нуждающихся.

Упомянутый Джон Говард — видный английский филантроп XVIII в., боровшийся за улучшение положения заключенных в тюрьмах, больницах и домах призрения.

Премьер-министр У. Питт предложил Билль о дополнительных государственных дотациях неимущим, критике которого Бентам посвятил отдельную работу.

«Объединив» эти две фигуры, Бентам четко противопоставил свою позицию той, что была основана на симпатии к нуждающимся.

Ibid. P. 430.

176 Идеология и политика нитки». Иными словами, физические ресурсы помещаемых в работный дом людей философ предлагал использовать «на полную мощность»33.

Второй принцип, связанный с первым, — это «принцип рационализации труда». Бентам предлагал «не давать мужчине ту работу, которую мо жет делать женщина», пока в работном доме остаются свободные жен ские руки, — и, соответственно, не давать женщине работу, которую может сделать подросток, пока есть свободные «детские руки»34.

Экономической окупаемости дома трудолюбия, как считал мысли тель, должно было способствовать всё, что повышает производитель ность труда: сдельная оплата труда пауперов, поощрение их к соревно вательности (например, за счет дополнительного куска масла или сыра в меню), принципы «сначала заработай» и «освободи себя сам» (помощь оказывается только при помещении в работный дом, и ее надо отрабо тать)35. Расходы же на содержание бедняков в работном доме Бентам предлагал свести к минимуму. Так, он скрупулезно прописывал воз можности сэкономить на питании, на которое «уходило 2/3 общих рас ходов». Для новичков предполагалась диета «скуднее, чем для старожи лов», еда должна была быть «самой дешевой с точки зрения качества», и при этом надо было «экспериментировать с наиболее подходящим количеством»36. Нормой в работном доме должен был стать «принцип абсолютной трезвости», исключающий спиртное в любом виде. Выда ваемая одежда также должна была быть самой дешевой. Главное ее на значение — «минимально согревать», поэтому «следует исключить все ненужные детали — карманы, манжеты, обшлага, поля у шляп»;

обувь тоже должна быть максимально экономичной — этому требованию от вечают деревянные башмаки-клоги37. Бентам предлагал не указывать размер жалованья в агитационных листках, приглашающих нуждаю щихся в дом трудолюбия, «чтобы потом была возможность платить меньше». Более того, он даже не исключал целесообразности сбора «не больших вступительных взносов» с поступающих в дома трудолюбия, чтобы отсеять антисоциальных паразитов от тех, кто действительно хо чет «исправиться» и получить трудовую помощь.

Значительная часть проекта Бентама была посвящена т.н. «содей ствию в бережливости» — то есть возможности оказания нуждающе муся денежной помощи, основанной на системе займов и вкладов. Эта Ibid. P. 384.

Ibidem.

Ibid. P. 385.

Ibid. P. 387.

Ibid. P. 388.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… система, во-первых, включала «помощь во временной нужде» тем бед някам, которые были в состоянии обеспечить себя и «встать на ноги за счет трудолюбия»: им, по решению приходского совета и одобрения капеллана, Бентам предлагал выдавать займы по низкой ставке (6%).

Именно займы, а не дотации, он считал «истинной ветвью милосердия», выступая тем самым против любой безвозмездной помощи38.

Весомое место в системе «содействия бережливости» занимали сберегательные кассы (“Frugality banks”). Их Бентам противопоставлял набиравшей в Англии популярность идее «дружественных обществ» (“Friendly societies”). Отличие сберкасс Бентама от «дружественных обществ» заключалось в том, что последние функционировали за счет добровольных взносов вступавших в них бедняков: в случае необходи мости любой из членов такого общества мог воспользоваться опреде ленной суммой из общего фонда. Такой подход Бентам называл «неаде кватным»;

вместо этого он предлагал беднякам вносить вклады в банк, принадлежащий акционерной компании, которая будет руководить но вой системой работных домов. Банк имел бы отделения — сберкассы — по всей стране, в них «малообеспеченные слои» хранили бы заработки и ежемесячно вносили бы туда вклады, которыми, в свою очередь, можно было бы воспользоваться при возникновении «страхового случая». Так, вкладчик мог вносить средства, чтобы в случае женитьбы было на что сыграть свадьбу и начать семейную жизнь, чтобы в случае его смерти жена получала аннуитет, или чтобы дети получали ежегодное пособие вплоть до совершеннолетия. Вкладчик мог также рассчитывать на кре дит «на доказанные нужды»39. Кроме того, в сберегательную кассу «за содействием» — то есть займом — мог обратиться любой «честный» бедняк, которого постигло неожиданное несчастье — потеря работы, болезнь, неожиданные расходы на похороны родственника, и т.п. Ис ключение, по мнению Бентама, должны были составлять вдовы, кото рым помогать «нельзя ни в коем случае» — вплоть до увольнения их самих по старости. Он считал, что в случае смерти кормильца семьи займы можно давать лишь детям, да и то не во всех случаях и при со блюдении определенных условий (например, ученичество и работа ре бенка в доме трудолюбия вплоть до совершеннолетия)40.

Таким образом, в своих построениях относительно помощи нуж дающимся, изложенных в работах «Положение бедных и помощь им», Ibid. P. 380.

Ibid. P. 407-414.

Ibidem.

178 Идеология и политика «Управление бедными» и «Улучшенное управление пауперами», Иере мия Бентам продолжал четко следовать принципам, которые он ранее провозглашал в своих общефилософских трудах. Именно надзор был поставлен им в основу системы призрения бедных, рассматривавшихся как часть пестрой толпы преступников, маргиналов, безумцев и нару шителей порядка, которых необходимо изолировать от остального «добропорядочного» сообщества. Позднее Мишель Фуко назовет такой подход компонентом «намеренной политики «интернализации» (изоля ции) бедных41. Презумпция порочности натуры бедняка предполагала суровый, «исправляющий» характер помощи и надзор в закрытом уч реждении. Утилитаристский подход определял возмездный характер помощи, основанной на займах и принудительных отработках, и стрем ление извлечь экономическую выгоду из труда пауперов. Соответствен но, лучшее средство социальной помощи для Бентама — это заключе ние бедняка в «дом трудолюбия», которое, соответственно, должно быть «недорогим (для работного дома — Ю. Б.) и исправляющим (для бедняка — Ю. Б.)». Может быть, понимая, что с точки зрения общече ловеческих ценностей выстроенная им система могла выглядеть жест кой, Бентам посвятил отдельный раздел «удобствам», которые получали бы от нее бедные. Это «здоровье, продление жизни, защита от нужды, трудоустройство и ночлег, защита от приставания других пауперов и угнетения чиновников, просветленное сознание, освещенное религиоз ными надеждами, чистота и медицинская помощь, безопасность, обра зование», и многое другое. Свою систему он называет «истинным мило сердием», противопоставляя его, в духе утилитаризма, «фальшивому милосердию, архи-врагу не столько удобства, сколько экономии»42.

Идея «дома трудолюбия» как идеального учреждения для закрыто го призрения бедняков и варианта социальной помощи, более выиг рышного, чем помощь на дому или государственные дотации, развива лась Бентамом в его многолетней работе над проектом архитектурного сооружения, облегчавшего надзор за заключенными в нем людьми, — так называемого «Паноптикона», или «Всевидящего места». Там же, в России, одновременно с работами о бедности, Бентам пишет один из самых знаменитых своих трудов — “Panopticon, or the Inspection House” («Паноптикон, или Дом Надзора»). Сама идея Паноптикона была под сказана ему братом, который, по желанию Потемкина, проектировал громадную фабрично-ремесленную фланстеру на две тысячи человек См.: Фуко. 1997.

The Works оf Jeremy Bentham... P. 430-434.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… всех возрастов, подчиненную принципу центрального надзора. Однако русско-турецкая война помешала осуществлению проекта Самуила Бен тама, и Иеремия Бентам решил реализовать его в Англии, модернизиро вав и подчинив несколько иным целям.

Согласно изначальному замыслу, Паноптикон представлял собой кольцеобразное здание, разделенное на камеры-кельи. В каждой камере было два окна — одно выходило наружу, другое — вовнутрь, тем самым каждое маленькое помещение как бы насквозь пронизывал свет. В цен тре сооружения находилась наблюдательная башня с окнами, выходя щими во внутренний двор. Таким образом, каждый обитатель этого за ведения мог быть постоянно обозреваем из этой башни, но при этом невозможно было определить, следят за тобой в данный момент или нет.

М. Фуко в знаменитой работе «Надзирать и наказывать: рождение тюрь мы» называл Паноптикон Бентама «дисциплинарным проектом нового времени, воплощённым в архитектуре», новой политической технологи ей, основанной на принципе «абсолютной видимости, превращённой в ловушку»43. Архитектура Паноптикона делала власть «непроверяемой», а камеры здания — «маленькими театрами, в каждом из которых был изолирован актер, отлично опознаваемый и постоянно видимый»44.

Безусловно, Бентам считал свой Паноптикон разновидностью тюрьмы, однако тюрьмы «многоцелевой», предназначенной для разных социальных групп, включая не только преступников, но и сумасшед ших, больных, школьников, рабочих. Он рассматривал свое детище как некую лабораторию для моделирования поведения, тренировки и кор рекции личности. При этом особую выгоду от такого учреждения он видел именно в перевоспитании и «приучении к труду» бедных — «ни щих и ленивцев», которые, в духе времени, были поставлены в один ряд с иными социально-бесполезными и нарушающими общественное спо койствие элементами. Он, в частности, писал, что «гордиев узел Зако нов о бедных будет не разрублен, но развязан — и все это с помощью простой архитектурной идеи!»45.

Если рассматривать «Управление бедными» и «Улучшенное управление пауперами» вкупе с созданным в то же время трудом «Па ноптикон, или Дом Надзора», то становится совершенно очевидным, что рекламируемые «дома трудолюбия» для бедных и знаменитый Па ноптикон — это, в теоретических построениях Бентама, одно и то же.

Foucault. 1977. P. 199.

Ibid. P. 200.

Ibid. P. 207.

180 Идеология и политика Свою идею Бентам начал реализовывать после смерти отца, оста вившего ему хорошее наследство. С 1794 г., заключив контракт с прави тельством, он начал строительство Паноптикона практически в центре Лондона — на том месте, где сейчас находится галерея Тэйт. Однако парламентская комиссия 1811 г. «зарубила» постройку, компенсировав Бентаму часть израсходованных денег;

в итоге в 1812 г. здание было достроено, но в несколько измененном виде, и в 1816 г. открыто как знаменитая лондонская тюрьма Мильбанк, просуществовавшая до кон ца XIX века. В туристическом справочнике о Лондоне 1850 года Миль банк был охарактеризован следующим образом: «тюрьма была сконст руирована в соответствии с дизайном Джереми Бентама, которому было передано безусловное право собственности на землю под строительст во;

говорят, что строительство обошлось в громадную сумму в полмил лиона фунтов стерлингов. Внешние стены формируют неправильный восьмиугольник, <…> общий план напоминает колесо, в центре которо го находится управляющий, от башни которого отходят шесть лучей, заканчивающихся также башнями <…> В тюрьму помещаются этапи руемые в Австралию преступники, до исполнения приговора, на пред варительное заключение. Приговор может быть скорректирован после наблюдения инспекторов за поведением заключенных»46.

Несмотря на то, что тюрьма Мильбанк была заложена по его проек ту и внешне очень напоминала Паноптикон, Бентам считал, что его ге ниальная идея потерпела полное поражение. Неизвестно, что было глав ной причиной разочарования философа. Проект был изменен, и заканчивали Мильбанк другие люди. В окончательном проектировании принимал участие упоминавшийся выше филантроп Джон Говард — оппонент Бентама, всегда выступавший против «смешивания в одну ку чу» бедняков, безработных, преступников и умалишенных. После своих многочисленных посещений работных домов, больниц и тюрем в разных странах Говард, в частности, неоднократно высказывал «возмущение зрелищем того, что под одной крышей находятся уголовные преступни ки, юноши, нарушавшие покой в своей семье или проматывавшие ее со стояние, просто подозрительные личности и умалишенные». Мильбанк, следовательно, был закончен именно как тюрьма — то есть место со держания одной определенной категории населения — уголовных пре ступников, — а не широкого круга «отбросов», включая бедняков, чей труд мог приносить прибыль. То есть из «грандиозного замысла» Паноп тикона был оставлен лишь один его элемент — надзор, второй же эле A Handbook of London… Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… мент — труд как средство перевоспитания и получения прибыли — был утрачен. Бентам был очень огорчен: «Какая жалость — в этом учрежде нии надзор был бы такой простой, удобный, непрерывный!»47.

В работах Бентама о бедности и социальном призрении особняком стоит одно сочинение, посвященное не собственным теоретическим построениям, а целиком и полностью критике оппонента. Этим оппо нентом был премьер-министр Англии, знаменитый политический дея тель Уильям Питт-младший. В 1797 г. Питт предложил в парламент свой проект билля о помощи бедным. Суть его сводилась к установле нию неких обязательных норм заработной платы для малообеспеченных слоев в кризисные периоды. Если, предлагал Питт, в годы кризиса или неурожая работодатель не может платить прежнюю заработную плату своим работникам, то он имеет право снизить ее до установленного за коном минимума, но при этом разница с прежним уровнем заработка доплачивалась бы работнику из средств, собранных в виде налогов.

Питт указывал, что в каждом отдельном случае такое решение должно приниматься приходскими властями под контролем судей. Кроме этого, билль предполагал отдельный вид помощи многодетным семьям бедня ков — дотации из государственной казны на содержание детей или иные оговоренные нужды, которые позволили бы семье содержать себя в дальнейшем (например, на покупку коровы). Основной «посыл» зако нодательной инициативы Питта, таким образом, заключался в том, что бы максимально поддержать институт «открытого» — то есть без обя зательного помещения в работный дом — призрения. В условиях, когда социальная напряженность в стране усиливалась (Англия находилась в состоянии войны с революционной Францией, и в стране наблюдался взлет радикализма, выливавшийся в периодические народные восста ния), предложенные Питтом меры, направленные на государственную поддержку уязвимых слоев, можно было считать действительно соци альными, а следовательно, способствовавшими сохранению обществен ного спокойствия и предотвращению социальных взрывов.

Бентам, между тем, обрушился на предложение Питта с гневной критикой, расположившейся на 50 страницах текста под названием «За мечания по поводу Билля о бедных, предложенного досточтимым Уильямом Питтом». В заключительной части этого текста автор даже выражал сожаление, что «страниц получилось так мало, по причине де фицита времени»48. Контраргументы Бентама можно условно разделить Цит. по: Левенсон. Указ. соч. С. 73.

The Works of Jeremy Bentham… P. 440.

182 Идеология и политика на несколько направлений. Первое направление — это критика идеи обязательного минимума заработной платы. «А если, — задается вопро сом Бентам, — чей-то труд по факту стоит меньше установленной планки — например, труд инвалида, неквалифицированного разнорабо чего и т.п.?» Таких работников, считает он, билль попросту лишает ра боты: «иногда есть разница между наивысшей суммой, которой рабочий достоин, и наименьшим жалованьем, которое работодатель готов ему платить… то есть, если последний и заплатит 9 шиллингов тому, чей труд не стоит выше 7-8 шиллингов, то вряд ли он будет платить этот минимум тому, чей труд не стоит больше 3-4 шиллингов!»49.

Вторая часть контраргументов касалась идеи компенсации пони женного жалованья за счет налогов. Бентам считал, что эта мера лишь «усилит лень и праздность», и протестовал против самого принципа «удовлетворения индивидуальной нужды за счет общественного карма на» (то есть, заметим, против самой системы общественного призрения как таковой), так как это «питает леность за общественный счет»50.

«Донациями такого рода, — пишет он, — вы вытаскиваете нескольких избранных индивидов из класса бедняков и помещаете их в класс людей легких обстоятельств. Но это — монашеская благотворительность в ог ромном масштабе, которая разбрасывается тушами говядины вместо того, чтобы накормить большое количество людей бульоном, <…> она губительна в своих последствиях, так как, облегчая сегодняшние беды, сеет семена будущих»51.

«Щедрость» премьер-министра Питта по отношению к бедным противоречила основному постулату Бентама о недопустимости щедро сти в социальной помощи. «Автора билля, — пишет он, — по видимому, вдохновил часто рисуемый сегодня меланхоличный образ несчастной трудолюбивой семьи, волею обстоятельств попавшей в со стояние «тюремного» заключения, от которого даже небольшая по мощь, оказанная им вовремя, могла бы их спасти;

в состояние зависи мости от случайного милосердия и бесчестия обычного (выделено мною — Ю. Б.) дома призрения — «заходи и откажись от всего или ос танься снаружи и умри с голода»52. «Сочувствие, — продолжает Бен там, — похвально, и для чувствительного сердца оно неизбежно. Но Ibid. P. 449.

Цит. по: Покровский. Указ. соч. С. 375.

The Works of Jeremy Bentham… P. 442-443.

Ibidem. Здесь Бентам, по-видимому, противопоставляет этот «обычный» дом призрения своему Паноптикону — «дому трудолюбия».

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… одно дело — сострадание, и другое, более сложное дело — помощь;

первое можно дарить всегда и в любом объеме;

второе дарить нельзя, и тем более за счет общества… Мы сочувствуем Дарию, сочувствуем Ли ру, но дарить королевства — не во власти приходов. Чтобы уничтожить не только нужду, но и зависимость, надо бороться не только с несчасть ями людей, но и с их непредусмотрительностью»53.

Наконец, третья и последняя часть «Замечаний по поводу Билля о бедных…» была направлена против помощи многодетным семьям, кото рые, с уверенностью прогнозировал Бентам, в случае принятия питтова предложения начнут «смотреть на деторождение как на источник при были». Он опасался, что пособие «будет выплачиваться вплоть до того, как ребенок будет себя обеспечивать, а не до того, когда он будет спо собен это делать», — намекая, опять же, на возможные злоупотребления со стороны бедняков54. Особенно же его возмутило предложение пре мьер-министра давать нуждающимся семьям «целевую» денежную до тацию на покупку коровы. «Если предыдущие разделы, — писал он, — лишь отворачивали кран, то раздел о корове и деньгах — открывает без донную дыру»55. Поясняет он свою метафору так: «если корова сдохнет, или ее украдут, или будет заявлено, что она украдена <…> надо, значит, заменить исчезнувшую корову второй, а затем, в случае повторения про пажи или смерти коровы, — третьей. Конечно, частые несчастья с коро вами должны вызвать подозрение в честности бедняка, но <…> если действовать по подозрению, можно обречь на голодную смерть вполне честную семью»56. Иными словами, Бентам предлагает вообще не под нимать вопрос о дотациях — как «честным» семьям, так и «нечест ным», — чтобы потом не мучиться подозрениями в злоупотреблениях.

Подводя итог, Бентам пишет, что его основная претензия к биллю Питта-младшего — «нечеткость и некомпетентность» законодательных формулировок, «делающие неясным, какие именно категории населения попадают под действие билля или выигрывают от него». Он как бы «на поминает» премьер-министру, что «законы — это инструменты, а пло хими инструментами ничего хорошего не создашь». Однако думается, что этот вывод — лишь прикрытие истинных причин возмущения Бен тама законодательной инициативой премьера, проходящих красной ни тью по всему тексту «Замечаний». Показательным является, например, Ibid. P. 444.

Ibid. P. 442.

Ibid. P. 446.

Покровский. Указ. соч. С. 378.

184 Идеология и политика обвинение Питта в том, что он борется с проявлениями нужды, тогда как надо бороться с причинами последней — а это, с точки зрения Бен тама, «лень, расточительность, надежда на благотворительность и не желание трудиться»57. Кроме того, в работе Бентама силен «мальтузи анский» акцент на «излишнее размножение» бедных как корень всех бед и изначальная презумпция виновности бедняка в его положении вследствие моральных пороков — нечестности и нежелания трудиться.

Пафос «Замечаний», таким образом, вполне объясним. Во-первых, инициатива Питта располагалась в русле «старого законодательства о бедных». Иными словами, Питт априорно отталкивался от идеи ответ ственности государства и общества за тех, кто оказался не в состоянии обеспечить себя. Это прямо противоречило установке Бентама на кри тику системы обязательного государственного призрения бедных. Во вторых, принятие предложения Питта могло усилить институт «от крытого» призрения и избавить многих бедняков от насильственного помещения в закрытое учреждение типа работного дома;

Бентам же, напротив, был поглощен идеей «закрытия» нуждающихся в Панопти коне — ведь именно в нем, по его замыслу, «моральные пороки» бедня ков подлежали бы исправлению посредством «помощи-наказания».

Показательно, что 11 февраля 1800 года, через три года после вы движения билля, Питт-младший в своей парламентской речи заявил, что «снимает свой проект, который он до сих пор находил хорошим, из поч тения к мнению тех, чьи мнения он должен уважать — то есть господина Бентама и господина Мальтуса»58. Влияние Бентама на провал предло жения Питта косвенно подтверждается и словами Джона Боуринга, ре дактора и издателя первого полного собрания сочинений Бентама: «на ходясь в тесном контакте с влиятельными людьми в парламенте, <...> он [Бентам] внес мощный вклад в провал этого предложения, которое могло иметь куда более катастрофические последствия для собственности, <…> чем самая разрушительная революция нашего времени»59.

Бентам перестал писать о проблеме бедности после 1800 г. и умер за два года до принятия реформы 1834 года, заменившей «старую» сис тему социальной помощи «новой», основанной на «закрытом» призре нии в тюрьмоподобном работном доме. Историки продолжают спорить о влиянии Бентама на принятие «нового законодательства». Боуринг настаивал, что «именно Бентам, а не Мальтус или Риккардо — хоть те и The Works of Jeremy Bentham… P. 452-547.

Bonar. 1885. P. 43-44.

The Works of Jeremy Bentham… P. 440.

Ю. Е. Барлова. «Надзор и прибыль»… поставили весомость своих мнений против института законодательного обеспечения обязательной помощи бедным — сформулировал базу для нового законодательства»60. Большинство современных специалистов не столь категоричны и, как правило, лишь отмечают, что «основные принципы нового законодательства о бедных — централизация, ликви дация открытого призрения, «непривлекательность» помощи — были, вне всякого сомнения, бентамитскими»61. Отметим, что в общественно политических дебатах о бедности и пауперизме, развернувшихся в Анг лии в конце XVIII — первой половине XIX в., позиция Бентама сыграла весомую роль. Учитывая, что именно эти дискуссии вели к принятию решения по реформе, можно считать, что, в числе прочих критиков «старого законодательства», он заложил основы реформы 1834 года.

Вопрос о «гуманизме» Бентама-либерала не однозначен. Во первых, Иеремия Бентам был юристом, увлеченным законотворчеством.

Согласимся с Л. К. Боралеви в том, что «было бы ошибкой искать свиде тельства гуманности и сострадания в сочинениях, призванных служить техническим руководством для законодателя — и хотя бы в силу этого основанных на соображениях пользы»62. Кроме того, знаменитый фило соф был человеком своего времени. Его выкладки располагались в русле философской и политической мысли XVIII — первой половины XIX в., протестантской этики, культивировавшей бережливость и предприимчи вость, и порожденного ею «нового типа социальной чувствительности».

Сочинения Бентама о бедности и бедных, скорее, можно упрекнуть в том, что они писались в полном отрыве от жизни, от осознания реально го положения, мировоззрения, ценностей бедных слоев, — в уединенном кабинете, из которого мыслитель практически не выходил. В то же самое время оппонент Бентама филантроп Джон Говард, также взявший на се бя ответственность высказываться по вопросам призрения, лично объез дил сотни тюрем, работных и исправительных домов. Другой его совре менник, аристократ Фредерик Мортон Иден, автор трехтомника «Положение бедных» (1797), скрупулезно описал в нем условия жизни бедняков в 181 приходе (более чем в 30-ти графствах!) Англии и Уэльса, включая вопросы питания, одежды, занятий, налогов и поборов, питей ных заведений в каждом приходе, и т.п.63. Но, с другой стороны, именно Ibidem.

См. напр.: Boralevi. Op. cit. P. 114.

Ibidem.

См.: Барлова Ю. Е. Сэр Фредерик Мортон Иден и его труд «Положение бедных» (1797) // Вопросы истории. 2009. № 5. С. 72.

186 Идеология и политика то, что в дебатах о нищете и бедности победила точка зрения, близкая к восприятию проблемы «теоретиком»-Бентамом и противоречившая мнению «практиков» — тех, кто изучал проблему «изнутри», — само по себе иллюстрирует общий настрой британского общества накануне ре формы 1834 года и его готовность отказаться от социальной ответствен ности в пользу «надзора и прибыли».

БИБЛИОГРАФИЯ Барлова Ю. Е. Сэр Фредерик Мортон Иден и его труд «Положение бедных» (1797) // Вопросы истории. 2009. № 5.

Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. М., 2003.

Левенсон П. Я. Беккария и Бентам. Их жизнь и общественная деятельность.

СПб., 1893.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23.

Одоевский В. Ф. Город без имени // Русская романтическая повесть. М.: Советская Россия, 1980.

Покровский П. Бентам и его время. Пг., 1916.

Пыпин А. И. Русские отношения Бентама. Вестник Европы, 1869. № 2-4.

Сорокин П. Новый труд о Бентаме // Вестник психологии, криминальной антрополо гии и педологии. 1916. Вып. 5.

Философский век. Альманах. Вып. 9. «Наука о морали: Джереми Бентам и Россия» / Отв. ред. Т. В. Артемьева, М. И. Микешин. СПб., 1999.

Фуко М. Безумие и неразумие. История безумия в классическую эпоху.

СПб.: «Университетская книга», 1997.

Bentham J. Management of the Poor. Dublin: James Moore, 1796.

Bonar J. Malthus and his Work. L., 1885.

Boralevi L. C. Bentham and the Oppressed. N.Y., 1984.

Foucault M. Discipline and Punish. The Birth of the Prison. L.: Penguin, 1977.

A Handbook of London. L., 1850.

Jones K. The making of social policy in Britain. L., 1996.

Hampshier-Monk I. The History of Modern Political Thought. Blackwell, Oxford, 1992.

Nonsence upon Stilts. Bentham, Burke and Marx on the Rights of Man / Ed. J. Waldron.

L., N.Y., 1987.

The Works of Jeremy Bentham, published under the Superintendence of his Executor, John Bowring. Edinburgh: William Tait, 1838–1843. In 11 vols. Vol. 8.

Барлова Юлия Евгеньевна, к.и.н., доцент кафедры всеобщей истории Ярослав ского государственного педагогического университета им. К. Д. Ушинского;

bar lova@mail.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.