WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

И. В. КРЮЧКОВ КАРЛ МЕНГЕР В ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОМ ПРОСТРАНСТВЕ АВСТРИИ (60-е гг. XIX – начало XX вв.) Цель статьи — исследование основных событий из жизни выдающегося авст рийского

ученого и политического деятеля Карла Менгера, оказавшего огром ное влияние на дальнейшее развитие европейского либерализма и методологии социальных наук. К. Менгер изучая политэкономическую проблему — теорию субъективной ценности вышел на необходимость проведения исследований на микроуровне в экономических и гуманитарных науках. Показан исторический и интеллектуальный контекст Австрии последней трети — начала ХХ вв., кото рый оказал влияние на деятельность и формирование взглядов К. Менгера.

Особое внимание в статье уделяется «спору о методе» К. Менгера с представи телями немецкой исторической школы.

Ключевые слова: Австрия, либерализм, историзм, политэкономия, модерн, империя, метод.

Карл Менгер принадлежит к замечательной плеяде австрийских ученых, которые на многие годы определили вектор развития евро пейской науки. Австрия во второй половине XIX – начале ХХ в.

входила в круг стран, формировавших интеллектуальное простран ство Европы. З. Фрейд, К. Менгер, Л. Витгенштейн, Ф. Визер, Е. Бем Баверк, Э. Мах, О. Нейрат, это далеко не полный список ученых, ко торых дала имперская Австрия миру этот период. Среди них особое место занимает К. Менгер, основоположник «австрийской экономи ческой школы». К числу учеников К. Менгера относились такие ве ликие ученые как лауреат нобелевской премии в области экономики Ф. Хайек, крупный ученый-экономист, политолог, один из идеоло гов европейского либерализма ХХ в. Л. Мизес, экономист и полито лог Й. Шумпетер, чьи работы по теории социализма стали мировой классикой, и этот список можно продолжать дальше.

К. Менгер известен прежде всего среди экономистов. Однако его имя незаслуженно забыто историками, практически ни в одном исследовании по теории и методологии истории мы не найдем упо И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… минаний о К. Менгере. Хотя в свое время знаменитый «спор о мето де» в 1880-е гг. К. Менгера с немецкой исторической школой и ее лидером Г. Шмоллером, расколол все научное сообщество Европы на сторонников К. Менгера и Г. Шмоллера. Этот спор послужил мощным интеллектуальным толчком для дальнейшего осмысления проблем методологии гуманитарных наук, в том числе истории, и их тесной взаимосвязи учеными в ХХ в. Интерес к истории К. Менгер передал многим своим ученикам, в частности Л. Мизесу, опублико вавшему специальное исследование по методологии истории1.

К. Менгер жил в удивительный период истории Австрии. До второй половины XIX века Австрия не влияла на развитие интеллек туальной жизни Европы. В Вене мало заботились об изучении фило софии, литературы и других наук. Практически никто не обратил внимание на визиты в Вену Лейбница и Юма2. Однако положение дел меняется с приходом к власти в Австрии либералов и проведе нием реформ в 1860–70-е гг., включая отмену цензуры в высшем образовании и либерализацию университетской системы. Формаль но профессура должна была выполнять приказы правительства, но оно практически не вмешивается в учебный процесс, тем более в содержание лекционных и семинарских занятий. Более того, в по следней трети XIX века в австрийских университетах появляются так называемые «частные доценты», то есть лица, имеющие ученое звание и не входившие формально в штаты университетов. Они по лучили право вести в государственных университетах отдельные дисциплины с согласия правительства, которое практически всегда соглашалось с мнением университета по данному вопросу.

В Вене частные семинары посещало большое количество пред ставителей интеллектуальной элиты и бюрократии. Частные семина ры были воплощением новых идей, открытым вызовом консерва тивной науке. На частных семинарах люди не боялись, открыто кри тиковать традиционное знание и выдвигать свое видение проблемы.

Неслучайно, что идеи психоанализа получили распространение не в официальных университетах, а на частных семинарах З. Фрейд3.

В конце XIX в. австрийская интеллектуальная элита переживает смену поколений. На смену старой профессуре приходят новые лю Мизес. 2001.

Mises. 1969. P. 11.

Ibid. P. 16.

144 Из истории идей и понятий ди, с нестандартным мышлением, новыми идеями. Интеллектуальная элита Вены являлась мощной корпорацией, активно обменивающей ся инновациями внутри себя и передающей их обществу. Интеллек туалы оказывали сильное воздействие на деловую и политическую элиту страны. В Австрии не было такой глубокой пропасти между интеллектуалами и представителями других элит, которая наблюда лась в то время во многих государствах Европы. Это предопределило успехи австрийской науки и культуры в эпоху “Fin-de-sicle Vienna”4.

Только накануне первой мировой войны проявляются первые при знаки отчуждения интеллигенции от общества5, поэтому K. Менгер во всех отношениях пришелся «ко времени и ко двору».

К. Менгер родился 23 февраля 1840 г. в местечке Ней-Сандец (соврем. Нови Соне) на территории Западной Галиции, входящей в настоящее время в состав Польши. О его родителях известно очень мало. В отличие от большинства представителей интеллектуальной среды Австрии второй половины XIX в. К. Менгер был благоверным католиком — австро-немцем. Отец К. Менгера был землевладельцем дворянином, он умер, когда Карлу было всего восемь лет6. Семья К. Менгера смогла, несмотря на смерть отца, дать Карлу прекрасное образование. Следует подчеркнуть, что во второй половине XIX в.

австрийские гимназии и университеты были доступны представите лям среднего класса. Особенно успешно австрийская система образо вания стала развиваться благодаря деятельности графа Л. Туна, в том числе после реформы гимназического образования 1850 г.

К. Менгер выбрал в качестве своей специализации юриспру денцию, это была типичная квалификация для представителей сред него класса, которые желали сделать карьеру на государственной службе или в бизнесе. К. Менгер поочередно обучался в Пражском и Венском университетах, относившихся к числу лучших универси тетов Центрально-Восточной Европы в XIX – начале XX в. В уни верситете он связал свою дальнейшую судьбу с наукой. В то время карьера ученого считалась очень престижной, она превосходила по социальному статуса карьеру в бизнесе и даже в государственном аппарате. С. Цвейг по этому поводу писал: «…репутация каждой Beller. 1992. P. 72-73.

Щорске. 2001. С. 20-21.

Джонстон. 2004. С. 113.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… “приличной” семьи требовала, чтобы хотя бы один из сыновей име новался доктором каких-нибудь наук»7.

Следует подчеркнуть, что старший брат К. Менгера Макс (1838–1911) и младший Антон (1841–1906) также сделали успешную карьеру в имперской Австрии. Макс более 30 лет был депутатом нижней палаты парламента от немецких либералов, а Антон вслед за средним братом выбрал научную карьеру. Макс Менгер в парламен те прославился упорной борьбой с консервативными правительства ми и славянскими националистами. Макс и Карл выступали против федерализации Австрии, видя в этом угрозу единству страны. Они, как и большинство австрийских либералов, выступали за предостав ление личности индивидуальных гражданских свобод, не наделяя ими отдельные корпорации и национальные группы.

В наши дни мало кто знает о знаменитом австрийском юристе Антоне Менгере, хотя в начале ХХ в. российская радикальная моло дежь зачитывалась его работами. Антон отличался от своих братьев некоторой бесшабашностью, нежеланием подстраиваться под суще ствующие социальные нормы. Поэтому его выгнали из гимназии, но судьба благоволила Антону, он выиграл деньги в лотерею и потра тил их на подготовку к докторскому экзамену, который успешно сдал в 1865 г. С 1875 по 1899 гг. Антон был профессором Венского университета по гражданскому процессуальному праву. В универси тете Антон также отличался своей экстравагантностью, посещая его в старой одежде и в горных ботинках8. Студенты университета очень любили Антона за его аскетизм, простоту в общении и доброту. Это, разумеется, шокировало коллег А. Менгера по университетскому цеху. Профессура Венского университета в целом оставалась до вольно консервативной и патриархальной корпоративной группой9.

В отличие от своих братьев, Антон проповедовал идею муниципаль ного социализма, критикуя государство, основанное на либеральном индивидуализме10. Он отвергал существовавшие в то время теории частного права, называя их инструментом необоснованного закреп ления власти господствующих классов и подавления рабочего класса Цвейг. 2004. С. 31.

Джонстон. Указ. соч. С. 134.

Цвейг. Указ. соч. С. 82.

Менгер. 1906. С. 19-26.

146 Из истории идей и понятий и других неимущих социальных групп. Расхождения в политических взглядах не мешали братьям поддерживать хорошие родственные отношения. Антон и Карл почти каждый день встречались в одном из кафе напротив университета и вели беседы на разные темы.

Свою профессиональную карьеру К. Менгер начинает в 1864 г.

с успешной защиты диссертации в Краковском университете. После этого он получает престижную для молодого человека должность в отделе по связям с прессой при правительстве Австрии. Это давало возможность окончательно перебраться в столь любимую им Вену.

Данная должность позволила К. Менгеру приобрести необходимые связи и контакты, которыми он потом не раз пользовался. В частно сти, К. Менгер подружился с известным австрийским либеральным журналистом конца XIX – начала ХХ в., франкофилом, редактором «Венского еженедельника» Морицем Шепсом. К. Менгер оказался одним из ярких сторонников австрийского либерализма в последней трети XIX в., что их объединяло с М. Шепсом.

В 1860–70-е гг. быть либералом в Вене было престижно. Либе ральная политика правительства князя А. Ауэрсперга, затронула все сферы жизни австрийского общества, она стала источником веры в поступательность прогрессивного развития и в безграничные воз можности индивида11. Однако эта либеральная эйфория завершается с «Биржевым крахом» 1873 г., когда общество разочаровывается в либерализме и сваливает на него все свои беды12. Это был мощный удар по австрийскому либерализму, от которого он не смог опра виться вплоть до краха Дунайской империи в 1918 г. Многие быв шие сторонники либералов находят новые политические ориентиры.

Так, К. Люэгер стал вождем австрийских христианских социалистов, проповедовавших антисемитизм, а Т. Герцль, наоборот, основателем сионистского движения. К. Менгер не пошел по пути бывших кол лег, до конца своих дней разделяя либеральные взгляды.

Занимаясь профессиональной и политической деятельностью, К. Менгер не бросил науку, продолжая свои научные изыскания. В результате в 1871 г. он издает труд всей своей жизни «Основы по литэкономии»13. В 1870-е гг. эта работа не стала интеллектуальной Щорске. Указ. соч. С. 27-28.

Barany. 1998. P. 213.

Менгер. 1992.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… сенсацией, ее по достоинству оценили значительно позже, уже в ХХ в., но она сразу заинтересовала молодых венских интеллектуа лов. Второе издание «Основ политэкономии» появляется в Австрии только в 1923 г., уже после смерти К. Менгера 27 февраля 1921 г.

Однако эта книга была издана в большинстве европейских стран, в том числе в России. В начале ХХ в. российская интеллекту альная элита гордилась знанием работ К. Менгера14. Так, П. Струве, желая показать невежество В. Ленина, однажды заявил, что тот ни когда не читал К. Менгера. Под влиянием работ Менгера возникло такое оригинальное направление в науке России, как организацион но-производственное направление во главе с А. Чаяновым15. Ориги нальность подхода К. Менгера в решении сложных политэкономи ческих проблем и его размышления о методе гуманитарных наук заставили Европу заговорить о нем как о крупном ученом.

Публикация «Основ политэкономии» открыла К. Менгеру путь для карьеры в Венском университете. В 1872 г. он становится при ват-доцентом университета, в 1873 г. экстраординарным профессо ром, а в 1879 г. штатным профессором и заведующим кафедрой по литэкономии. Кстати З. Фрейд так и не стал штатным профессором Венского университета, всю жизнь, оставаясь экстраординарным профессором. З. Фрейд это сделал отчасти сознательно, потому что в отличие от штатных профессоров он абсолютно не зависел от мини стерства образования и университетской бюрократии. К тому же для того чтобы стать штатным профессором были необходимы сильные связи и протекция. В университете раскрывается еще одна грань та ланта К. Менгера — блестящий преподаватель, он умел вызвать у студентов живой инерес к самым скучным темам. Студенты очень любили Менгера, его добровольная отставка в 1903 г. вызвала боль шое сожаление среди части коллег и в студенческом сообществе, еще в 20-е гг. по рукам студентов ходили конспекты его лекций.

На кафедре политэкономии после ухода К. Менгера остались его ученики во главе с Ф. фон Визером, который занимал несколько раз министерские посты в правительстве Австрии, включая пост послед него министра торговли имперской Австрии в 1917–1918 гг. Этим Одно из первых российских изданий «Основ политической экономии» см.: Менгер. 1903.

Крючков. 1995.

148 Из истории идей и понятий влияние К. Менгера на политическую элиту и на внутреннюю поли тику Австрии не ограничивалось. Другой его последователь, Е. Бем Баверк в 1895–1897 гг. и в 1900–1904 гг. занимал пост министра фи нансов Австрии16 и довольно успешно провел налоговую реформу.

Об авторитете К. Менгера в Австро-Венгрии говорит и тот факт, что он с 1876 по 1878 гг. был наставником кронпринца Рудольфа, единственного сына императора Франца-Иосифа I и наследника пре стола. Либеральные взгляды наставника не могли не отразиться на умонастроениях кронпринца. После поездки К. Менгера и кронприн ца в Великобританию в 1878 г. в Мюнхене выходит анонимный пам флет «Австрийский дворянин и его конституционное призвание». В памфлете осуждалась праздность австрийского дворянства, погряз шего в охоте и танцах, и в качестве примера для подражания приво дилось британское дворянство с его чувством гражданской и соци альной ответственности. Авторство Рудольфа и К. Менгера вскры лось только в 1906 г. после трагической смерти Рудольфа и отставки К. Менгера. Именно К. Менгер познакомил Рудольфа с М. Шепсом.

В течении шести лет Рудольф и Шепс переписывались, а затем с по 1885 гг.17 Рудольф публиковался на страницах «Венского ежене дельника» под псевдонимом, критикуя существовавшие в империи Габсбургов устои. Эти обстоятельства и призывы Шепса к установ лению дружеских отношений между Австро-Венгрией и Францией приводили к постоянным его конфликтам с цезурой.

В научной и политической карьере К. Менгера проявляется еще одна страсть ученого — история. Он всегда интересовался историей империи Габсбургов и мировой историей. В своих экономических разработках Менгер постоянно обращался к историческим экскур сам и работам известных историков. В свою очередь, К. Менгер ока зал сильное влияние на историческое сообщество Австрии на рубе же XIX–XX вв. «Спор о методе» К. Менгера с немецкой школой подтолкнул другого известного австрийского ученого Карла При брама заняться историческими и терминологическими аспектами изучения проблемы перехода цивилизации от феодализма к капита лизму18. Именно К. Прибрам, находясь под впечатлением дискуссии К. Менгера с Г. Шмоллером, использует результаты этого методоло Хайек. 1999. С. 167.

Джонстон. Указ. соч. С. 48.

Pribram. 1953. № 43.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… гического спора в своей концепции, вводя в научный аппарат такие категории как «холизм», «органицизм», «феодализм», «социальное происхождение», «партикуляризм», без которых невозможно пред ставить современные исторические исследования.

Здесь не ставится задача подробного анализа политэкономиче ских взглядов К. Менгера. Хотелось бы только подчеркнуть, что цен тральное место в его экономических воззрениях занимает теория субъективной ценности. Она, во многом является продуктом католи ческой культуры, в рамках которой Менгер был воспитан, тогда как трудовая теория британской политэкономии являлась результатом развития протестантской этики. Католицизм довольно либерально относился к умеренному стремлению к земным благам, к удовольст виям, вместо постоянных трудовых назиданий и призывов к бережли вости, что было характерно для протестантизма. Католическая куль тура легализовала интерес к потребностям индивида. В этой связи неслучаен тот факт, что в центре внимания теории субъективной цен ности К. Менгера стоят «неудовлетворенные» потребности человека, факторы, определяющие его потребности, а не процессы производст ва19. Нельзя согласиться с утверждением, что концепция К. Менгера и австрийской экономической школы выражает и защищает интересы капиталистов-рантье, о чем в свое время писал Н. И. Бухарин20.

Дело в том, что объектом исследования новой теории оказыва ется не капиталист-предприниматель, а потребитель и, прежде всего массовый потребитель, ибо на смену эпохе капитализма XVII– XIX вв. с ее идеалами бережливости, накопления капитала приходи ла эпоха потребительского общества ХХ в. с новыми идеалами мак симального удовлетворения потребностей индивида. Не соответст вует действительности и распространенное утверждение, что мар ксизм послужил толчком к появлению теории предельной полезно сти К. Менгера. Первый том «Капитала» вышел в свет в 1867 г., че рез три года были опубликованы «Основы политической экономии», поэтому вряд ли К. Маркс оказал какое-нибудь существенное влия ние на фундаментальный труд К. Менгера.

Нас больше интересует отношение К. Менгера к проблеме мето дологии социальных наук, которые, в представлении ученого в сере дине XIX века, на данном поприще не достигли значительных успе Менгер. 1992. С. 53.

Бухарин. 1988. С. 28.

150 Из истории идей и понятий хов. Это, по мнению Менгера, предопределило слабый интерес ин теллектуалов к теоретическому осмыслению проблем развития обще ства и народного хозяйства: «Причина этого... равнодушие заключа ется в настоящем положении самой науки, в бесплодности делавших ся до сих пор попыток постичь ее эмпирические основания»21.

На взгляд К. Менгера, разработка методологических принципов крайне важна для дальнейшего развития теоретического познания.

Вполне возможно развитие науки без обращения к вопросам мето дологии, при этом даже могут появляться значительные научные исследования. Но как только: «…в какой-либо научной области по какой-нибудь причине утрачивается понимание целей исследования, вытекающих из природы вещей, когда второстепенным задачам нау ки придается чрезмерное или даже решающее значение, когда оши бочные методологические положения... получают господствующее значение.., тогда ясная постановка методологических проблем явля ется непременным условием всякого дальнейшего прогресса»22. От сюда необходимо кардинальное реформирование всего научного знания. Реформа методологических принципов социальных наук, по мнению ученого, возможна в двух направлениях. Первое — реформа старого знания на базе традиционных методологических принципов, здесь необходимо было не столько критиковать, сколько создавать новое прогрессивное знание, но это требовало оригинальности мышления исследователя. Второе — реформа старого знания на ос нове новых теоретико-методологических принципов.

Первый путь менее продуктивен, ибо устоявшиеся консерватив ные принципы, сила авторитета старого знания подавляли творческий ум, нейтрализуя его инициативу и уверенность в себе. Второй путь более радикален и эффективен. Но здесь также кроется большая опас ность, а именно угроза продвижения по ложному, хотя и новому пути.

Методология научного исследования Менгера формировалась в условиях жесткой дискуссии с немецкой исторической школой во главе с Г. Шмоллером, В. Рошером, К. Книсом, которая была одним из самых авторитетных направлений в социальных науках, особенно в Германии и Австро-Венгрии, и отдавала приоритет анализу факта события, с подозрением относясь к теоретическим конструктам.

Менгер. 1992. С. 34.

Menger. 1884. S. 11.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… Правда, в отличие от Рошера, отвергавшего принцип научных обобщений, как таковой, новая немецкая историческая школа не сколько смягчает свое отношение к проблеме обобщений: «…в не давнее время много раз высказывалось утверждение, что те, которые требовали, в противоположность Миллю, Керису и Менгеру, более усиленного пользования индукцией, желали исключить совсем вся кую дедукцию, то с этим не могу согласиться...», — подчеркивал Г. Шмоллер23. Но, по его мнению, любое обобщение должно опи раться только на фактический материал и привязываться к конкрет ной исторической эпохе, избегая излишних обобщений и гипотез.

Историческая школа полагала, что все социальные теории зависят от особенностей национальных культур и характера исторической эпо хи, поэтому социальные науки имеют относительный характер. От сюда можно говорить о существовании нескольких наук, в том числе историй, зависящих от национальных и социокультурных факторов.

Более того, практически невозможно выделить единый объект исследования в социальных науках, в том числе в политэкономии, ибо по мере развития народного хозяйства меняются условия функ ционирования экономики и сам характер хозяйствующего субъекта.

С такой постановкой вопроса был согласен ряд других известных немецких ученых, в том числе Ф. Лист, обвинявший в своей работе «Национальная система политэкономии» А. Смита и других британ ских экономистов в космополитизме. По его мнению, каждая нация должна «владеть» своей особой историей, политэкономией и т.д., ибо только нация является проявлением высшего целого, находяще гося между личностью и мирозданием. Цель нации заключается в развитии производительных сил, а не в накоплении капитала. Следо вательно, «национальная» наука не должна ориентироваться на изу чение интересов частного хозяйства24.

К. Менгер признавал определенное влияние национальных осо бенностей на поведение индивида, однако эта тенденция не имеет для него существенного значения при выявлении законов, опреде ляющих поведение человека. Здесь следует отметить утилитаризм протестантской этики представителей немецкой исторической шко лы. Национализм протестантизма проявлялся даже на уровне опре Шмоллер. 1902. С. 95.

Лист. 1897.

152 Из истории идей и понятий деления метода социальных наук, а католицизм, носителем которого являлся К. Менгер, смотрел на явления значительно шире, не огра ничиваясь национальными рамками и не ориентируясь только на создание некой национальной науки. Задача социальных наук, по мнению ученого, заключается в анализе изменений, наблюдающихся в росте благосостояния индивида и в соотношении индивидуального и общественного начала в процессе эволюции человека.

К. Менгер довольно высоко оценивал вклад немецкой истори ческой школы в развитие европейской науки, особенно в области накопления и исследования фактического материала, в том числе по истории экономических институтов. В то же время он практически полностью отрицал методологические воззрения исторической шко лы. «Внешняя связь положительного исторического знания с трудо любивым, но бессистемным эклектизмом…», — так К. Менгер оце нивал достижения немецкой исторической школы25. По его мнению, эта школа смешивала задачи истории и теоретических наук, ибо не возможно только на основе сбора и анализа эмпирического материа ла исследовать историю экономических институтов, выявить общие закономерности функционирования народного хозяйства, общества и их субъектов. Таким образом, для К. Менгера история является эмпирической наукой, которая должна обслуживать интересы более высокого знания в лице теоретических наук.

В теоретических науках господствует метод обобщений и науч ных гипотез, в отличие от истории, которая на основе индуктивного метода исследует конкретные факты и явления. К тому же теорети ческие науки не занимаются анализом конкретной экономической и финансовой политики государства — это участь экономики и права.

Историческая школа игнорировала эти особенности, что К. Менгер считал большой ошибкой. «Теоретическая национальная экономия никогда не может быть признаваема исторической, или как думают некоторые, практической наукой», — писал ученый26.

Таким образом, К. Менгер выделял три уровня научного позна ния: 1) индивидуальное (историческое), ориентированное на изуче ние конкретных фактов и явлений в пространстве и времени;

2) родовое (теоретическое), предполагавшее исследование повто Менгер. 1894. С. XXII.

Там же. С. 77.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… ряющихся явлений, их взаимодействия, выделение типологических соотношений;

3) практическое — анализ конкретных мероприятий в экономической и в других сферах политики с целью выработки практических рекомендаций. К. Менгер уделял большое внимание именно второму типу познания: «Исследования типов и типических соотношений между явлениями, несомненно, имеет чрезвычайное значение для человеческой жизни, не менее важное, чем изучение самих конкретных явлений... для полного познания реального ми ра»27. Типология определяет господство человека над вещами и воз можность прогнозирования будущего развития цивилизации с по мощью выявленных социальных законов. К. Менгер отмечал суще ствование двух типов социальных законов: естественные законы, последовательно отражающие наблюдаемые взаимозависимости, и эмпирические законы, которые имели более сложную характеристи ку, допуская исключения и абстрагирования.

К. Менгер полагал, что эмпирические законы, будучи абстракт ной формой, проявляют социальные процессы в идеальном виде без влияния целого ряда осложняющих обстоятельств, то есть в «чис той», идеальной форме. В естествознании именно таким образом были открыты инертные газы и многие элементы в периодической таблице Д. Менделеева. Так, основа хозяйственной деятельности индивида заключается в экономическом расчете (эгоизме). Это глав ный мотив поведения хозяйствующего субъекта. В повседневной жизни на него могут наслаиваться иные виды мотивации, а в неко торых случаях хозяйственный эгоизм отходит на второй план. Все это затрудняет выявление первоосновы, определяющей тенденции, поэтому исследователи должны абстрагироваться от сопутствующих факторов при выделении основополагающего социального закона.

К. Менгер, в отличие от немецкой исторической школы пытал ся свести сложные экономические явления к анализу на уровне ин дивида (то есть на микроэкономическом уровне), так как «…явления народного хозяйства, в конце концов, приводятся в теории к инди видуальным хозяйственным стремлениям, к их простейшим конст руктивным элементам»28. Исследованию подлежала первичная мат рица народного хозяйства, а именно индивидуальное хозяйство, ко Там же. С. 26.

Там же. С. 77.

154 Из истории идей и понятий торое ведется на основе целеустремлений, ожиданий, предпочтений и даже заблуждений хозяйствующего субъекта. Таким образом, в центре внимания К. Менгера оказывается психология человека.

Так К. Менгер невольно заложил вектор для последующего развития исторической науки. «Человек экономический», его пове дение в рамках локального и глобального пространства, все это было с успехом реализовано историками в ХХ в. Политэкономия и исто рия в ХХ в. в этом плане выступили в качестве тесных союзников.

Повальный интерес в Австрии к психологии был не случаен.

Научные работы З. Фрейда, К. Менгера, Э. Маха, произведения «венского модерна», обращенного к психологии личности, имели под собой веские социальные предпосылки. Кризис «идеологии про свещения» в Австрии проявился довольно быстро. В условиях мно гонациональной империи и поликультурного общества доктрина «человека прагматичного» себя быстро исчерпала, индивид теперь представляется более сложной субстанцией. «Венский модерн» жил в ощущении близкого апокалипсиса, это заставляло австрийских ин теллектуалов заглянуть внутрь себя и своего окружения для понима ния глубинной сущности человека XIX – начала ХХ в. Неслучайно один из ярких представителей «венского модерна» А. Шницлер не которое время работал в клинике З. Фрейда, используя затем этот опыт в своих произведениях29.

Одновременно К. Менгер не отрицал необходимость анализа объективных зависимостей, но они для него имели второстепенный характер. Изучая сферы деятельности человека, исследователь стал кивается, главным образом, с его сознательными аспектами, осно ванными на экономическом расчете. Поэтому нельзя смотреть на мир только через призму изучения объективных реальностей, ибо истин ным творцом истории является человек, и для того чтобы понять мо тивы его поведения, важно исследовать его внутренний мир и вос приятие окружающей действительности. Данный подход получил в истории науки название «методологического субъективизма».

Будучи последовательным либералом, К. Менгер утверждал, что социальные институты, как и народное хозяйство, возникли под воздействием стихийных бессознательных сил. Отсюда он не согла шался с утверждением, что государство создается в результате соз Щорске. Указ. соч. С. 34-35.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… нательной деятельности политических элит или социальных групп.

Государство является результатом естественных процессов и стрем ления индивидов к удовлетворению своих частных запросов, в том числе и через создание государства. Сознательная деятельность, скорее всего, содействует развитию естественных процессов, но не более того. «Право, язык, государство, деньги, рынок, все эти соци альные явления... в весьма значительной степени несознательные результаты социального развития... возникли без всякого отношения к общему интересу, исключительно благодаря импульсу индивиду альных интересов, как результат осуществления последних», — ука зывал К. Менгер30. Отсюда, в отличие от представителей немецкой исторической школы, он не испытывал особого пиетета перед госу дарством и не ратовал за расширение его функций, видя в этом опасность для свобод индивида.

Данные рассуждения предопределили отрицательное отношение К. Менгера к социализму и его постоянные споры с А. Менгером. По его мнению, для того чтобы ликвидировать частную собственность, на чем настаивали социалисты, необходимо было добиться полного соответствия между производством благ и запросами индивида, но без снижения уровня потребления. В противном случае это приведет к замене одного класса собственников другим, пусть даже в лице бю рократии. К. Менгер полагал, что полное равновесие между произ водством и потреблением никогда не будет достигнуто, так как по мере развития общества растут и видоизменяются потребности само го индивида, появляются новые потребности. «Поэтому… все проек ты социальных реформ могут быть разумно направлены лишь на це лесообразное распределение благ, но не на уничтожение самого ин ститута собственности», — подчеркивал К. Менгер31.

К. Менгер признавал, что в социальных науках существуют универсальные законы, определяющие развитие общества, вне зави симости от исторической эпохи, национальных и культурных осо бенностей цивилизации. Они являются проявлением стихийных процессов, столкновения отдельных интересов. Разумеется, в обще стве действует и «разумная сила» в лице государства, влияющая сво ей политикой на жизнь общества. Но акцент в исследовании необхо Менгер. 1894. С. 168-169.

Он же. 1992. С. 79.

156 Из истории идей и понятий димо ставить на изучении стихийных сил, ибо только они определя ют направление развития экономики и общества, выводя их на но вый качественный уровень.

Социальные законы не всегда полностью отражают повседнев ную действительность, так как они во многом носят абстрактный характер, невидимый для восприятия обывателя. Абстрагирование от второстепенных обстоятельств, является основой для всех точных наук, в том числе социальных, основанных на обобщениях. Данные законы полностью применимы при выделении общих тенденций со циально-экономического и политического развития и довольно при близительно к конкретным, отдельно взятым фактам и явлениям.

К. Менгер, выступая против крайностей историзма (кстати, данный термин был введен в научный оборот именно им), описа тельно-индуктивного метода, довольно часто прибегал к историче ским экскурсам при исследовании экономических процессов. Так, ученый отводил значительное место историческому материалу при исследовании сущности денег и кредита32.

Необходимо отметить, что К. Менгер, дискутируя с немецкой исторической школой о сущности метода «теоретических» наук, в определении предмета самой истории стоял на позициях немецкой школы, тем самым значительно его сужая. Здесь сказались авторитет Г. Шмоллера и его сторонников в европейской историографии XIX века и нахождение К. Менгера за пределами профессионального сообщества историков, что не давало ему основания авторитетно вы сказываться по ряду проблем теории истории. Тем не менее, после дующие поколения историков использовали многие компоненты тео ретико-методологических наработок К. Менгера, пытаясь вывести историческую науку за узкие рамки утилитаризма немецкой истори ческой школы, позитивизма и марксизма. В частности, М. Вебер син тезировав концепции Шмоллера и Менгера, сформулировал теорию «идеальных типов». Л. Мизес развивая теорию о стихийности соци альных процессов К. Менгера активно боролся с экономическим де терминизмом марксисткой и позитивистской историософии33. И это было начало бурного развития теории и методологии истории в ХХ в.

Менгер. 1992. С. 217-243.

Мизес. 2001. С. 13-15.

И. В. Крючков. Карл Менгер в интеллектуальном пространстве… БИБЛИОГРАФИЯ Бухарин Н. И. Политическая экономия рантье. М., 1988.

Джонстон У. Австрийский Ренессанс. Интеллектуальная и социальная история Австро-Венгрии 1848–1938 гг. М., 2004.

Крючков И. В. А. В. Чаянов: основы теории некапиталистической аграрной эво люции (к 70-летию публикации «Организации крестьянского хозяйства») // Вестник Ставропольского государственного педагогического университета.

Вып. 1. Социально-гуманитарные науки. 1995.

Лист Ф. Национальная система политэкономии. М., 1897.

Менгер А. Новое учение о государстве. СПб., 1906.

Менгер К. Исследование о методах социальных наук и политэкономии в осо бенности. СПб., 1894.

Менгер К. Основания политической экономии // Австрийская школа в полит экономии: К. Менгер, Е. Бем Баверк, Ф. Визер / Предисловие, комментарий В. С. Автономова. М., 1992.

Менгер К. Основы политической экономии. Одесса, 1903.

Мизес Л. Теория и история: интерпретация социально-экономической эволю ции. М., 2001.

Хайек Ф. Познание, конкуренция и свобода. М., 1999.

Цвейг С. Вчерашний мир. Воспоминания европейца. М., 2004.

Шмоллер Г. Народное хозяйство, наука о народном хозяйстве и ее методология.

Хозяйство, нравы и право. Разделение труда. Вып. 11. М., 1902.

Щорске К. Вена на рубеже веков: политика и культура. СПб., 2001.

Barany G. Political Culture in the Lands of Former Habsburg Empire: Authoritarian and Parliamentary Traditions // Austrian Yearbook Historian. Vol. XXIХ. 1998.

Beller S. Central Europe: Birthplace oh the Modern World? // Austrian Yearbook Historian. Vol. XXIII. 1992.

Menger C. Die irrtumer des Historismus in der deutschen nationalokonomie. Wien, 1884. S. 11.

Mises L. The Historical setting of the Austrian school of economics. Arlington house, 1969.

Pribram K. Patterns of Economic Reasoning // American Economic Review. 1953.

№ 43.

Крючков Игорь Владимирович, д.и.н., проф., зав. кафедрой новой и новейшей ис тории Ставропольского государственного университета;

igory5@yandex.ru.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.