WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Т. Л. ЛАБУТИНА ЕКАТЕРИНА II И ЖЕНСКОЕ ОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ В XVIII ВЕКЕ Ключевые слова: Россия при Екатерине II;

женское образование в XVIII в.;

иностранное влияние на отечественное образование Аннотация: В статье рассматривается образовательная систе ма в России в XVIII в. и специфика женского образования в ча стности. Особое внимание уделяется вкладу в развитие россий ского образования Екатерины II.

Важное место в идеологии просветительского движения зани мала образовательная система. Все просветители были единодушны в том, что в деле реформирования общества «старого порядка» пер воочередным должно стать повышение образовательного и культур ного уровня граждан. Лепту в решение поставленной задачи вносили как сами просветители, так и «просвещенные» монархи. К числу по следних, как известно, принадлежала российская императрица Ека терина II. О том, как Екатерина относилась к образованию подрас тающего поколения вообще, и женского, в частности, и пойдет речь.

Надо заметить, что определенный интерес к образовательной системе в России со стороны монархов проявился еще до начала Ве ка Просвещения. К примеру, сводный брат Петра I Федор Алексее вич Романов, вступивший на престол в пятнадцатилетнем возрасте и управлявший страной всего шесть лет, стал одним из инициаторов создания первого высшего образовательного учреждения в нашей стране — Славяно-греко-латинской академии, открытой уже после его смерти, в 1685 г. В последние годы правления царь составил проект высшего училища или академии, который отличался демо кратичностью, поскольку предусматривал не только всесословное обучение российских граждан, но и их учебу «за казенный счет»1.

Соловьев С. М. История России с древнейших времен. Т. 13. М., 1991.

С. 246. Спустя несколько лет, в Англии со своим проектом образовательных академий выступил известный журналист и беллетрист Даниель Дефо, однако его «прожект» явно уступал по степени демократичности аналогичному предложению русского царя. См.: An Essay upon Projects by Daniel Defoe.

L., 1887. P. 151–152.

Гендерное образование При Петре I в России были открыты Навигацкая и Пушкарская шко лы, гимназия Глюка, медицинское, артиллерийское, инженерное училища. Предпринимались попытки создания начальной народной школы. Наконец, появились первые проекты (Ф. Салтыков, В. Татищев) женских образовательных учреждений2.

Екатерина II продолжила традицию своих предшественников3.

Западноевропейская образовательная система оказала определенное влияние на российские дидактические программы4. Примечательно, что в современной литературе не утихают дискуссии о том, какая из стран больше повлияла на российскую культуру в правление Екате рины: Франция или Великобритания? На этот вопрос ученые отве чают по-разному. К примеру, британский ученый Д. Хорн приписы вал Екатерине II англофильство, основываясь на том, что императрица любила читать переведенные на французский или не мецкий язык труды британских ученых, философов и экономистов, восхищалась историческими работами Д. Юма и У. Робертсона. Ека терина сама перевела с французского или немецкого на русский язык несколько пьес У. Шекспира и способствовала постановке анг лийскими актерами в театре Санкт-Петербурга в начале 1770-х гг.

ряда пьес знаменитого драматурга, в том числе «Отелло»5. На взгляд А. Б. Соколова, императрица по своим интеллектуальным интересам была англоманкой6. Э. Кросс убежден, что не только сама императ рица, но и все высшее российское общество при ней отличались не См.: Россия при Петре Великом, по рукописному известию И. Г. Фоккеродта и О. Плейера. М., 1874. С. 101–102;

Юровская Э. П. Утопиче ские черты организации Императорского воспитательного общества благород ных девиц // Екатерина Великая. Эпоха российской истории. СПб., 1996. С. 108.

Подобно Петру I, императрица приветствовала обучение российской мо лодежи в европейских университетах. В одной только Великобритании посто янно обучалось до сорока молодых людей. См.: Кросс Э. У Темзских берегов.

Россияне в Британии в XVIII веке. СПб., 1996. С. 197.

Подробнее о европейской системе образования в раннее Новое время см.: Лабутина Т. Л. Воспитание и образование англичанки в XVII веке СПб., 2001.

Horn D. Great Britain and Europe in the Eighteenth Century. Oxford, 1967.

P. 213.

Соколов А. Б. Навстречу друг другу. Россия и Англия в XVI–XVIII вв.

Ярославль, 1992. С. 258.

Т. Л. Лабутина. Екатерина II и женское образование… просто «широко распространенной англоманией, но англофильст вом»7. Иначе оценивал пристрастие Екатерины II к западноевропей ской культуре В. О. Ключевский. Он характеризовал императрицу как «немку по рождению, француженку по любимому языку и вос питанию»8. Н. А. Ерофеев был уверен, что «русское общество, по добно другим в Европе, испытало в ХVIII в. влияние французской культуры. В среде дворянства возникла галломания – тенденция к некритическому восприятию всего французского от литературы до светской моды»9. Так кто же из ученых прав?

Первыми учителями Екатерины II были французы-гугеноты, наводнившие Германию после отмены Людовиком ХIV в 1685 г.

Нантского эдикта. Именно от этих учителей будущая российская императрица научилась языку, который полюбила больше родного.

Она с теплотой вспоминала свою гувернантку – француженку Бабет ту Кардель, которая, кроме разных наук, знала, как свои пять паль цев, всякие комедии и трагедии, цитатами из которых так и сыпала.

Не мудрено, что басни Ж. Лафонтена Фике знала не хуже, чем Биб лию10. Став супругой цесаревича Петра III и переехав в Россию, Ека терина увлеклась чтением французской литературы. Поначалу это были романы, но очень скоро их сменили более серьезные произве дения, в том числе «Дух законов» Ш. Монтескье. За свою жизнь Екатерина прочитала, как она сама вспоминала, «необъятное коли чество книг». Кроме того, став императрицей, она пристрастилась к литературному творчеству, и чаще всего писала по-французски (по русски много реже, возможно, потому что была не в ладах с орфо графией). Более того, Екатерина превосходно усвоила «стиль и ма неру своих образцов, современных французских писателей, особен но их изящное и остроумное балагурство»11.

О многогранных связях Екатерины с французскими просвети телями хорошо известно. На протяжении 1763–1778 гг. российская императрица переписывалась с Вольтером. С его книгами она впер Кросс Э. Указ. соч. С. 299.

Ключевский В. О. Соч. в 9 т. М., 1989. Т. V. С. 29.

Ерофеев Н. А. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских.

1825–1853 гг. М., 1982. С. 52–53.

Анисимов Е. Женщины на российском престоле. СПб., 1997. С. 283–284.

Ключевский В. О. Соч. Т. V. С. 29.

Гендерное образование вые познакомилась по приезде в Россию. И с тех пор «не хотела чи тать ничего, что не было бы так же хорошо написано и из чего нель зя было бы извлечь столько же пользы»12. После смерти великого философа Екатерина выкупила у его наследников 20 ящиков книг Вольтера. Узнав о стесненном материальном положении другого известного просветителя Франции Д. Дидро, императрица приобрела у него собрание книг за 150 тыс. франков, а самому философу назна чила жалованье хранителя этой библиотеки. Осенью 1773 г. Дидро, по приглашению императрицы, гостил в Петербурге и не менее 60 ти раз беседовал с ней. Как правило, их беседы длились от полутора до двух часов. Екатерина переписывалась также с Д’Аламбером. В одном из писем к нему императрица заметила, что книга Монтескье «Дух законов» служит для нее «молитвенником»13.

О влиянии трудов Монтескье и Вольтера на формирование идейно-политических взглядов молодой Екатерины писали многие исследователи14. Иначе относилась Екатерина к трудам Ж. Ж. Руссо.

Ознакомившись с его «Эмилем», императрица запретила распро странение книги, причислив ее к таковым, которые «развращали нравы»15. В то же время российская императрица, что называется, «задала тон» в пропаганде французской литературы в своем «Нака зе». И вскоре произведения французских авторов стали широко рас пространяться по России. Книги Руссо, Монтескье и Вольтера мож но было встретить в личных библиотеках дворян в Оренбурге, Он же. Западное влияние в России после Петра // Он же. Неопублико ванные произведения. М., 1983. С. 46.

Сборник императорского русского исторического общества (Далее — СИРИО). СПб., 1883. Т. 10. С. 31.

По утверждению Е. Анисимова, эти ученые «дали мощный толчок ин теллектуальному росту будущей императрицы как государственного деятеля, законодателя» (Анисимов Е. Указ. соч. С. 302). По мнению Ключевского, «Дух законов» Монтескье послужил одним из главных источников «Наказа», напи санного императрицей в 1765–1767 гг. Из 527 его статей более 250 были заим ствованы у Монтескье (Ключевский В. О. Западное влияние в России после Пет ра. Указ. соч. С. 55).

«Особенно не люблю я эмилевского воспитания», — писала Екатерина.

См.: Кобеко Д. Ф. Екатерина I и Жан Жак Руссо. Исторический вестник.

М., 1883. Т. 20. С. 603, 610–611.

Т. Л. Лабутина. Екатерина II и женское образование… Казани, Симбирске. В знатных домах по-прежнему сохранял «педа гогическую монополию» французский гувернер. Для воспитания своего внука — великого князя Александра Екатерина пригласила месье Лагарпа, который открыто исповедовал свои республиканские убеждения. Графа П. А. Строганова обучал «истый республиканец» француз Ромм, а детей графа Н. И. Салтыкова — брат знаменитого революционера Ж. П. Марата.

Итак, как можно убедиться, влияние французской культуры в России при Екатерине II заметно усилилось, в частности, закрепи лось господство французской культуры и французского языка в высшем свете России. Но означало ли это, что британцы были по теснены и перестали оказывать прежнее воздействие на политиче скую элиту России, как то бывало в эпоху Петра I? Отнюдь, нет. Хо тя англичане, по замечанию французского министра Вержени, и «теряли в Петербурге прежнее влияние»16, однако их позиции при дворе, да и в высших слоях российского общества оставались по прежнему достаточно прочными. Оставались они таковыми и в об разовательной системе России. Во всяком случае, большинство уче ных признают влияние локковской системы в российских дидакти ческих программах. Профессор колумбийского университета Марк Раеф утверждал, что этико-педагогическая ориентация в России на ходилась в связи с европейскими образовательными теориями и практикой, ведущими свое происхождение от Локка17. Трактат Джо на Локка «Мысли о воспитании» в переводе был издан в России в 1760 г., второе издание появилось в 1788 г. О популярности данного труда у российской элиты свидетельствовали частые ссылки на него в трудах самой императрицы. Как отмечал американский ученый Э. Симмонс, Екатерина не симпатизировала французской системе образования, доминировавшей в России с середины ХVIII в., зато в своих инструкциях по поводу воспитания внуков она заимствовала целые страницы из сочинения Локка. Будущий император Алек сандр I был воспитан, по мнению Симмонса, «по английскому пла Сегюр Л. Ф. Записки о пребывании в России в царствование Екате рины II // Россия XVIII в. глазами иностранцев. Л., 1989. С. 342.

Raeff M. On the Heterogeneity of the Eighteenth Century in Russia // Russia and the World of the Eighteenth Century. Columbus, 1988. P. 671.

Гендерное образование ну», что означало «свежий воздух, либеральные идеи и наставления в области морали и поведения»18.

Определенное британское влияние прослеживается и в проек тах создания образовательных учреждений для девушек. В работе «Очерк о проектах» (1693 г.) Д. Дефо предложил устроить образова тельные «академии» с целью обучения в них девушек-аристократок.

Это были пансионы закрытого типа, в которых ученицы могли по лучить светское образование, познать грамоту, иностранные языки, обучиться музыке и танцам. В конце XVII — начале XVIII вв. част ные пансионы для девушек из высших и средних слоев сделались обычным явлением для Англии. В России первое женское образова тельное учреждение подобного типа – Императорское воспитатель ное общество благородных девиц (Смольный институт) было откры то в 1764 г. по инициативе самой Екатерины. Еще годом раньше императрица потребовала от своих дипломатических представителей в Вене, Копенгагене, Гааге, Берлине, Гамбурге, Стокгольме без про медления достать «подробные описания всем или лучшим таким уч реждениям в тех государствах, где они находились на службе»19.

По мнению Е. Ф. Петиновой, «ничего особенно ценного из-за границы почерпнуть не удалось», и потому Устав Воспитательного общества составляли по собственному разумению. Однако, на наш взгляд, без западных заимствований (в т.ч. британских) здесь все таки не обошлось. Аналогичного мнения придерживался ученый П. М. Майков, хотя он считал, что образцом для подражания при учреждении в России Общества благородных девиц послужило женское учебное заведение во Франции. В 1686 г. госпожа Менте рон основала в Сен-Сире первое образовательное учреждение (Ин ститут для дам Св. Людовика), в которое принимали «девиц благо родного происхождения» в возрасте от 7 до 12 лет. Они обучались за казенный счет и находились в учебном заведении до двадцати летнего возраста. Родители могли навещать своих дочерей в опре деленные дни. Воспитанницы делились по возрастным группам, которые разнились цветом платьев (коричневый, зеленый, желтый, Simmons E. J. English Literature and Culture in Russia (1553–1840). Cam bridge, 1935. P. 91–92.

Цит. по: Петинова Е. Ф. «Во дни Екатерины…» СПб., 2002. С. 48.

Т. Л. Лабутина. Екатерина II и женское образование… голубой). Как отмечал П. М. Майков, «все занятия были направле ны к тому, чтобы развить в девицах вкус ко всему благородному, прекрасному, изящному, их знакомили с отечественными писате лями, учили писать изысканным слогом, приучали беседовать меж ду собой о возвышенных предметах. При этом обращалось боль шое внимание на обхождение, изысканность в костюме, на светский лоск, манеры и т.д.» Воспитанницы декламировали сцены из комедий Расина, а также ставили пьесы, на которых нередко присутствовал сам Людовик ХIV. Учебное заведение в Сен-Сире, по утверждению ученого, получило широкую известность за пре делами Франции. Его брали за пример во многих европейских го сударствах. Нам представляется вполне возможным, что с данным заведением был знаком и Дефо, посетивший Францию незадолго до написания своего трактата о «женских академиях». Бывали в Сен-Сире и Петр I (во время своего визита в Париж в 1717 г.), и один из сподвижников Екатерины II в деле образования И. И. Бецкой, и сама императрица, в бытность свою немецкой княжной. Майков уверял, что устав Смольного монастыря являлся «сколком» с устава Сен-Сира20.

Как бы то ни было, но совершенно очевидно, что Смольный ин ститут был основан по примеру западноевропейских женских обра зовательных учреждений. В этом легко убедиться при сравнении устройства подобных учреждений, форм и методов преподавания, а также содержания образовательных программ в них на примере рос сийской и британской модели. Посетившая в 1781 г. Смольный ин ститут английская баронесса Димсдейл отмечала в своем дневнике:

из 700 воспитанниц 300 принадлежали к аристократическим семьям, остальные — к буржуазным. Девочек обучали истории, географии, русскому, французскому, немецкому и итальянскому языкам (анг лийский язык в образовательной программе отсутствовал — Т. Л.), а также музыке, танцам и рисованию. Большое внимание уделялось религиозному воспитанию. Представительниц средних слоев обуча ли еще и урокам домоводства: выпекать хлеб, сбивать масло и т.п. К Майков П. М. Иван Иванович Бецкой. Опыт его биографии. СПб., 1904.

С. 250–252, 265.

Гендерное образование слову сказать, специальное учебное заведение для девушек из мещан (Александровский институт) был также открыт Екатериной в 1765 г.

В Смольном Институте имелся даже собственный театр. Импе ратрица по праву гордилась своим «детищем». В одном из писем к Вольтеру она рассказывала о театральных представлениях, которые устраивали воспитанницы Смольного, и делилась своими соображе ниями по поводу того, каким должно быть воспитание юных дам.

«Мы очень далеки от мысли образовать из них монашек, — писала Екатерина. — Мы воспитываем их напротив так, чтобы они могли украсить семейства, в которые вступят;

мы не хотим их сделать ни жеманными, ни кокетками, но любезными и способными воспиты вать собственных детей и иметь попечение о своем доме»21.

Как видно, по своим целям и задачам, а также по форме обуче ния и образовательным программам женская образовательная сис тема в России во многом напоминала британскую модель. Единст венное отличие наблюдалось в способах финансировании женских пансионов. И если в Англии все расходы по содержанию учениц брали на себя их родители, то в России счета практически всех смо лянок оплачивала сама императрица, а точнее — государство. Как бы то ни было, но своей деятельностью на ниве образования подрас тающего поколения Екатерина II внесла посильный вклад в развитие общекультурного уровня развития Российского государства.

Лабутина Татьяна Леонидовна доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра проблем исторического познания Институт всеобщей истории РАН Тел.: 7 (495) 938–58– СИРИО. СПб., 1874. Т. 13. С. 226.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.