WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

С. В. АРИСТОВ ЖЕНЩИНА В КОНЦЕНТРАЦИОННОМ ЛАГЕРЕ РАВЕНСБРЮК:

НАСИЛИЕ И ПРОТИВОСТОЯНИЕ Ключевые слова: концентрационные лагеря;

Равенсбрюк;

ген дерная история;

история насилия Аннотация: Статья посвящена изучению положения женщин в концентрационном лагере Равенсбрюк, способов физического и психологического воздействия на узниц, имевших целью, среди прочего, разрушение гендерной идентичности, а также имев шихся у узниц возможностей эту идентичность сохранить.

В отечественной исторической науке до сих пор нет комплекс ного исследования системы нацистских концентрационных лагерей.

Как следствие, вне поля зрения ученых осталась и история женского концентрационного лагеря Равенсбрюк. Обращение к этой теме по зволяет сделать акцент на гендерных аспектах осуществлявшегося в лагере насилия над заключенными, а также их противостоянии ему.

Концентрационный лагерь Равенсбрюк действовал с 1939 г. и являлся до 1942 г. единственным местом заключения для женщин1.

До апреля 1945 г. через Равенсбрюк прошли около 132 000 узниц, представительниц более 40 наций2. Все женщины, по прибытии в лагерь, подвергались дезинфекции, включавшей холодный душ, который узницы принимали после сбривания волос на теле и голо ве, а также получение лагерной одежды3. Позже женщины могли, в Лишь с 1942 г. нацисты начали создавать женские отделения при кон центрационных лагерях, сначала на оккупированных восточных территориях, а потом и на территории «рейха».

Strebel B. Ravensbrck — das zentrale Frauenkonzentrationslager // Die na tionalsozialistischen Konzentrationslager: Entwicklung und Struktur / Hrgb.

U. Herbert, K. Orth, C. Dieckman. Gttingen, 1998. S. 215.

Данной процедуре подвергались в основном еврейки, советские жен щины, полячки и немки, арестованные за интимную связь с мужчинами — Гендерные роли и модели поведения качестве наказания за определенные «провинности», снова под вергнуться принудительной стрижке волос. Волосы традиционно воспринимались как один из основных элементов женской привле кательности и индивидуальности. Не случайно обезображенные бритьем головы узниц служили, по замыслу нацистов, деперсона лизации узниц4. Женщины болезненно переживали это вторжение в пространство телесности. Свидетельством тому является обрива ние надзирательниц, как один из способов мести, к которым прибе гали бывшие заключенные после освобождения. Травмировавшим женщин опытом, усугублявшим то, что они уже пережили по при бытии в лагерь, являлся гинекологический осмотр, производив шийся в бане врачом-эсесовцем. Это медицинское освидетельство вание к тому же грозило опасностью венерических заболеваний, ибо все поступавшие, независимо от состояния их здоровья, осмат ривались с помощью одних и тех же инструментов5.

Важно отметить, что процедура поступления женщин в лагерь производилась в присутствии мужчин-эсесовцев, которые не только наблюдали за обнаженными женщинами, но и непристойно коммен тировали происходившее6. Это служило еще одним мощным спосо бом психологического воздействия. В довольно патриархальных обществах довоенного времени скромность являлась одним из обя зательных компонентов модели поведения женщин. Многие узницы никогда не видели обнаженными даже собственных матерей, не го воря уже о посторонних женщинах или, тем более, мужчинах. Си туация, складывавшаяся по прибытии в Равенсбрюк, безусловно, иностранцами, угнанными на принудительную работу в Германию. В основ ной массе женщины направлялись на принудительную стрижку волос, если у них обнаруживались вши или их внешний вид вызывал зависть надзиратель ниц.– См. подробнее: Amesberger H., Auer K., Halbmayr B. Sexualisierte Gewalt.

Weibliche Erfahrungen in NS-Konzentrationslagern. Wien, 2007. S. 78.

Нельзя не отметить и экономический аспект стрижки волос в лагерях: с августа 1942 г. волосы заключенных использовались для переработки в про мышленный войлок и пряжу.

Нюрнбергский процесс: сборник материалов в 7 тт. М., 1959. Т. 4. С. 413.

Walz L. Erinnern an Ravensbrck. [S.l.]: Stiftung Brandenburgische Ge denksttten, 1998. S. 77.

С. В. Аристов. Женщина в концентрационном лагере… была направлена на то, чтобы вызвать у них чувство стыда и униже ния. Оказанное психологическое давление по-разному, но весьма негативно действовало на все группы узниц. Более стойко его пере носили женщины, относившиеся к категории «асоциальных», в пер вую очередь проститутки, ибо они имели опыт принудительных ме дицинских проверок, даже в присутствии мужчин7.

В отличие от этих способов воздействия, лагерная униформа не являлась лишь фактором первоначальной деморализации узниц по прибытии в лагерь. Будучи символом лагеря, она постоянно воздействовала на заключенных, напоминая им об их принадлеж ности этому пространству и отделяя от внешнего мира. Одновре менно униформа служила нивелированию индивидуальных разли чий во внешнем виде женщин8.

Методы воздействия, применявшиеся в лагерях, сказывались не только на психологическом состоянии женщин. Стресс, антиса нитарные условия жизни, плохое питание, а также тяжелая физиче ская работа имели свое влияние и на организм узниц. Одним из по следствий становилось исчезновение менструации. По свидетельствам бывших узниц, это могло также быть эффектом от приема специальных препаратов, которые либо подмешивались им в пищу, либо вводились в виде инъекций9. Подобное нарушение менструального цикла было характерно для основной массы за ключенных. Исключением являлись лишь женщины, сотрудничав шие с лагерной администрацией и в силу этого имевшие сносные условия жизни. Сам факт наличия или исчезновения менструации мог по-разному восприниматься женщинами. С одной стороны, те узницы, у которых сохранялся менструальный цикл, не только ис пытывали дискомфорт от отсутствия элементарных гигиенических средств, но и наказывались надзирательницами из-за неспособно сти скрыть от окружающих естественную деятельность женского организма. С другой стороны, узницы, у которых менструация Schikorra C. Kontinuitten der Ausgrenzung. „Asoziale“ Hftlinge im Kon zentrationslager Ravensbrck. Berlin, 2001. S. 138.

См. напр.: Макарова Л. М. Идеология нацизма. Сыктывкар, 2005. С. 136.

Amesberger H., Auer K., Halbmayr B. Op. cit. S. 95.

Гендерные роли и модели поведения пропадала, хотя и имели некоторые преимущества в лагерном бы ту, переживали страх перед неспособностью родить ребенка после освобождения, надежда на которое давала женщинам силы жить.

К деструктивным психологическим и физическим факторам воздействия на заключенных в Равенсбрюке относился тяжелый физический труд. Работа, выполнявшаяся узницами, например, раз грузка песка, рубка деревьев, мощение улиц, зачастую была им не по силам. Возникавшие перегрузки являлись не только причиной исчезновения менструации или истощения, они приводили к тяже лым травмам, последствия которых сказывались на протяжении всей жизни.

Особое место в истории Равенсбрюка занимает тема работы узниц в нацистских борделях различного типа — для СС, вермахта, рабочих принудительного труда и узников мужских концентраци онных лагерей. Публичные дома отличались не только разными условиями жизни в них женщин, что обусловливалось, прежде все го, контингентом посетителей, но и задачами, которые ставили пе ред ними нацисты. Так, на бордели для вермахта возлагалась функ ция борьбы с гомосексуализмом и венерическими заболеваниями в армии. Бордели для мужчин, принудительно угнанных на работу в Германию, должны были стимулировать повышение производи тельности труда и исключить половые связи иностранцев с немца ми. Публичные дома для СС способствовали «отдыху» представи телей «арийской» расы. И, наконец, бордели, появившиеся в 1942 г.

при мужских концентрационных лагерях, должны были не только стимулировать работу узников на предприятиях, но и продолжить политику атомизации лагерного общества. Узники, получавшие возможность посещения публичных домов, вызывали зависть и ненависть у солагерников10.

Основной контингент женщин для работы в борделях форми ровался в Равенсбрюке. К этой деятельности привлекались не толь ко бывшие проститутки, но и представительницы других лагерных категорий11. Главными критериями для отбора в бордели служили как сексуальный опыт женщин, так и их здоровье, красота. Пред Васильченко А. В. Сексуальный миф III Рейха. М., 2008. С. 280–294.

Amesberger H., Auer K., Halbmayr B. Op. cit. S. 125–129.

С. В. Аристов. Женщина в концентрационном лагере… ставляется спорным вопрос о добровольном согласии узниц на ра боту в борделях12. Лагерная администрация обманывала женщин, особенно на ранних этапах существования публичных домов, обе щая узницам хорошую зарплату, жильё, еду, одежду и, что особен но важно, свободу после шести месяцев работы13. Пытаясь избе жать суровой лагерной действительности, многие верили обещаниям администрации и соглашались, тем более, что нацисты обращались, прежде всего, к узницам, которые находились в наи более бедственном положении — в штрафблоке14, бункере15, реви ре16, бараке «асоциальных», так называемой «палатке»17. Абсолют ное большинство узниц, оказавшихся в борделях, было вынуждено терпеть издевательства эсэсовцев. Основная масса женщин, зара зившись венерическими заболеваниями, возвращалась в Равенсб рюк18. Позже, когда информация о происходившем в борделях по лучила распространение, женщины старались любыми способами избежать направления в публичные дома.

Следует отметить, что физическое насилие, являвшееся ос новным и перманентным методом деперсонализации личности уз ниц, а также разрушения их гендерной идентичности, присутство вало на всех этапах лагерной жизни женщин. Ежедневные многочасовые переклички, направление в штрафблок и бункер, где помимо сокращения пайка с 1940 г. применялось наказание в виде ударов плетью19, регулярное изнасилование узниц эсэсовцами, Ibid. S. 115–122.

Васильченко А. В. Сексуальный миф III Рейха. С. 291.

Барак, куда узницы направлялись за нарушение лагерного порядка.

Блок, в котором по отношению к заключенным применялись наиболее жестокие меры наказания.

От нем. das Revier — медпункт.

В августе 1944 г. из-за нехватки помещений в лагере между 24 и бараками была разбита палатка, выживание в которой было практически ис ключено.

См.: Schulz C. Weibliche Hftlinge aus Ravensbruck in Bordellen der Mnnerkonzentrationslager // Die nationalsozialistischen Konzentrationslager — Entwicklung und Struktur. Berlin, 1998. S. 142.

С 1942 г. оно было ужесточено, избивать женщин стали по обнажен ному телу. См. подробнее: Arndt I. Das Frauenkonzentrationslager Ravensbrck // Dachauer Hefte. 1993. № 3. S. 141.

Гендерные роли и модели поведения обычное в условиях демонстрации «абсолютной власти»20 - были нацелены на унижение женщин и наносили серьезную травму их психическому и физическому здоровью21.

Особое место в истории Равенсбрюка занимали опыты по изу чению роли сульфонамидов при лечении газовой гангрены и опера ции по стерилизации женщин22, проводившиеся К. Клаубергом23 и Х. Шуманом24 в начале 1945 г. Опыты К. Клауберга основывались на введении в живот инъекций сульфата бария и смеси формалина с новокаином. Они были признаны недостаточно «эффективными», ибо узницы после них долго болели и не могли работать на предпри ятиях25. Х. Шуман же применял для стерилизации рентген, приво дивший к сильному облучению заключенных26. В течение 1945 г. в Равенсбрюке было стерилизовано от 7027 до 140 узниц28. В основном операциям подвергались цыганки. При этом женщинам приходилось писать заявление о добровольности согласия на стерилизацию, кото рая по обещаниям врачей могла обеспечить освобождение из лагеря.

Тем не менее, и после операции узницы свободу не получали29.

Обращение к вопросу о положении женщин в концентрацион ном лагере Равенсбрюк будет не полным без рассмотрения тех мето Данный конструкт был предложен немецким социологом В. Софски для обозначения особого рода власти, возникающей в условиях концентраци онного лагеря. См.: Sofsky W. Die Ordnung des Terrors — Das Konzentration slager. Frankfurt, 1993.

См. например: Saidel R. The Jewish women of Ravensbrck Concentra tion camp. Madison, 2004. P. 213.

Первые операции по стерилизации в Равенсбрюке были проведены над 15 душевнобольными женщинами.

Карл Клауберг (1898–1957 гг.) — профессор гинекологии и акушерст ва, штандартенфюрер СС. В 1933 г. вступил в НСДАП, в 1940–1945 гг. дирек тор и главный врач женской клиники в Уппере.

Хорст Шуман (1906–1983 гг.) — штурмбанфюрер СС, доктор наук. В 1930 г. вступил в НСДАП. Участвовал в осуществлении программы по эвта назии, непосредственно работая в центрах уничтожения людей.

Васильченко А. В. Сексуальный миф III Рейха. С. 229.

Там же. С. 230.

Копия акта от 9 мая 1945 г. // ГАРФ. Ф. Р-7021. Оп. 115. Д. 12а. Л. 8.

Strebel B. Das KZ Ravensbrck. Padeborn, 2003. S. 260.

Женщины Равенсбрюка / Под ред. Э. Бухман. М., 1960. С. 70.

С. В. Аристов. Женщина в концентрационном лагере… дов, с помощью которых узницы пытались сохранить свою гендер ную идентичность30. Некоторые из вновь прибывавших в Равенсб рюк заключенных обращались к различным методам психологиче ской защиты уже во время денацификации. Так, бывшая узница А. Бруха вспоминала о том, как она заставляла себя представлять окружающую действительность театральной постановкой, в которой ей приходится принимать участие в качестве наблюдателя31. Другая заключенная вспоминала слова старой француженки, внушавшей им: «Дети, эсесовец — это не мужчина и не человек. Он для меня ящик». Это помогало женщинам абстрагироваться от постоянного присутствия мужчин-эсесовцев, воспринимая происходившее не столь негативно32. В некоторых случаях фактором, смягчавшим шок лагерной «инициации», становился юный возраст девушек, а значит и незавершенность процесса становления женской идентичности33.

Узницы Равенсбрюка боролись за сохранение своей внешней женственности и индивидуальности. Все они с особой тщательно стью заботились о своих волосах, используя редкую возможность помыть голову, расчесаться или даже создать подобие причесок34.

Узницы пытались также видоизменить униформу, например, повя зав платок, или фартук несколько иначе, чем было положено, доба вив внелагерные элементы к лагерной одежде, в частности — ниж нее белье. Помимо этого, заключенные обменивали на хлеб такие редкие в концентрационном лагере вещи как помаду или румяна35, По замечанию немецкого ученого Х. Эмбахер сохранение женской идентичности могло являться одной из целей для выстраивания стратегий выживания заключенных. См.: Embacher H. Frauen in Konzentrations — und Vernichtungslagern — weibliche Uberlebensstrategien in Extremsituationen // Stra tegie des Uberlebens: Haftlingsgesellschaften in KZ und Gulag. Wien.: Picus Ver lag, 1996. S. 154.

Morrison G. Ravensbrck: everyday life in a women’s concentration camp.

Princeton, 2000. P. 34.

Amesberger H., Auer K., Halbmayr B. Op. cit. S. 84.

Тимофеева Н. П., Аристов С. В. Опыт концентрационного лагеря Ра венсбрюк в нарративно-биографическом интервью с Л. Ф. Чулановой: текст и комментарии // Вестник Воронежского государственного университета. Се рия: гуманитарные науки. 2008. № 1. С. 181.

Они победили смерть. М., 1966. С. 158.

Embacher H. Frauen in Konzentrations — und Vernichtungslagern — weibliche Uberlebensstrategien in Extremsituationen // Strategie des berlebens.

Гендерные роли и модели поведения подчеркивая тем самым, хотя бы изредка, приоритет женственно сти над витальными потребностями в пище.

Отдельное внимание следует уделить тем видам труда, кото рые могли облегчить возможность реализации стратегии сохране ния узницами собственной гендерной идентичности. В данном случае яркими примерами являлись немки — «свидетельницы Ие говы» и некоторые «политические». Если первые зачастую работа ли уборщицами, сиделками или нянечками в домах эсесовцев, то вторые могли трудиться в зданиях администрации. Постоянный контакт с лагерным руководством позволял данным группам узниц сохранять волосы, чисто одеваться, принимать душ, а также раз мещаться в специальных бараках36. Подобные преимущества могли иметь и девушки, которые соглашались или принуждались к сексу альным контактам с эсесовцами и заключенными. Следует отме тить, что другие узницы относились к ним отрицательно. Это объ яснялось не завистью к их внешнему виду, а фактом согласия на подобное специфическое «сотрудничество» с врагом.

В соответствии с нацистской идеологией труд женщин на промышленных предприятиях характеризовался как низко квали фицированный и трудоемкий37. Именно это позволило появившей ся в Равенсбрюке в 1940 г.38 эсесовской фирме «Текслед», зани мавшейся ткацким производством, избежать внедрения сложных станков и ограничиться швейными машинами. В итоге, женщины не только осуществляли понятную и приемлемую для них работу, но и само «Общество с ограниченной ответственностью по исполь зованию текстиля и кожи»39 имело постоянную прибыль. Фирмы, Hftlingsgesellschaften im KZ und GULAG / Hrgb. R. Streibl, H. Schafranek.

Wien, 1996, S. 156–157.

Brandes U., Fllberg-Stolberg C., Kempe S. Arbeit im KZ Ravensbrck // Frauen in Konzentrationslagern: Bergen-Belsen, Ravensbruck. Bremen, 1994. S. 59.

Allen M. The Business of Genocide. The SS, slave labor and the concentra tion camps. Chapel Hill;

L., 2002. P. 72–78.

Morrison. G. Ravensbrck: everyday life in a women’s concentration camp. Princeton, 2000. P. 181.

От нем. «Gesellschaft fr Textil- und Lederverwertung mbH» (Texled).

Помимо него в лагере располагались цехи «Deutsche Ausrstungswerke GmbH» (DAW) и «Deutsche Versuchsanstalt fr Ernhrung und Verpflegung GmbH» (DVA).

С. В. Аристов. Женщина в концентрационном лагере… использовавшие труд мужчин-заключенных, были обязаны приме нять высокотехнологичное оборудование и, таким образом, зачас тую обрекались на неудачу, ибо узники оказывались не в состоя нии освоить подобную технику40.

Восстановлению и поддержанию женской идентичности мог ли способствовать и контакты узниц с мужчинами — эсэсовцами, узниками или представителями гражданского населения. Опас ность жестокого наказания за связь «арийцев» с «недочеловеками» не исключала интимных связей эсесовцев и заключенных-женщин, при этом обе стороны были вынуждены держать подобные факты в строгом секрете. Со стороны узниц такая близость могла использо ваться и как средство выживания. Кроме того, женщины пытались общаться с представителями мужского отделения, существовавше го в Равенсбрюке. Хотя подобные попытки жестоко пресекались надзирательницами41, тем не менее, некоторым узницам удавалось устанавливать переписку между двумя частями лагеря42. Недоста ток мужского внимания способствовал тому, что немцы-мастера на фабриках при лагере, то есть представители государства — врага, проявлявшие к узницам симпатию, запоминались последними поч ти всегда весьма положительно43.

Помимо того, женщины пытались сохранить в лагере те ген дерные роли, которые имели в обществе до попадания в Равенсб рюк. Характерным примером роли домохозяйки являлось написа ние и обсуждение рецептов различных блюд, имевшее место вопреки опасности жестокого наказания и трудностей с приобрете нием бумаги и пишущих средств44. Лагерные рецепты не только поддерживали чувство женственности и объединяли узниц, но и Allen M. The Business of Genocide. P. 72–78.

Они победили смерть. С. 147.

Buchmann E. Lange Jahre Hftling in Ravensbrck: Brief an eine Berliner Reporterin // Ravensbrcker Ballade oder Faschismusbewltigung in der DDR.

Berlin, 1992. S. 33.

Непобедимая сила слабых: концентрационный лагерь Равенсбрюк в памяти и судьбе бывших заключенных. Воронеж, 2008. C. 87.

См., напр., Голоса. Воспоминания узниц гитлеровских лагерей. М., 1994. C. 53.

Гендерные роли и модели поведения могли способствовать борьбе с голодом, а также конструированию представления о прошлом — «что готовилось до лагеря» — и о бу дущем — «что будет приготовлено после освобождения».

Умение организовать домашнее хозяйство, то есть сэкономить пищу, содержать одежду чистой, бороться с инфекционными забо леваниями, все это облегчало создание внутри лагерных категорий микрогрупп, которые у женщин, в отличие от мужчин-заключенных, были в большей степени похожи на «семьи»45. Образование таких микрогрупп, основывавшиеся на различных принципах — кровном родстве, общей национальности, долагерной дружбе, политических взглядах, вере и т.д., являлось одним из основных способов выжива ния в концентрационном лагере, сохранения групповой идентично сти и противостояния атомизации индивидов. Безусловно, отноше ния, возникавшие в лагерных «семьях», носили в основном платонический, дружеский или родственный характер, тем не менее, достаточно широко были распространены и лесбийские сексуальные контакты. Они имели место не только в среде «асоциальных» жен щин, но и в других лагерных группах46, а также между лагерной «элитой» и узницами47. Как и интимные связи с эсесовцами, лесбий ство могло не только в какой-то мере являться способом противо стояния процессу разрушения женской идентичности, но и способом получения дополнительных материальных преимуществ — одежды, еды и т.д. Кроме того, оно было результатом отсутствия в течение многих лет психологической и физиологической любви со стороны мужчин48.

Особое внимание следует уделить роли детей, которые рожда лись в Равенсбрюке, привозились в лагерь или оставались на сво боде. До появления блока для новорожденных поступление бере менных женщин в Равенсбрюк запрещалось. Если они все же Saidel R. The Jewish women of Ravensbrck Concentration camp.P. 208.

Анонимное письмо // Архив мемориала «Равенсбрюк». Ф. Наследие А. А. Никифоровой.

Письмо Пигнатти Т. В. от 3.09.1957 г. // Там же.

Women in the Resistance and in the Holocaust. The voices of eyewitnesses.

Westport, 1983. P. 24.

С. В. Аристов. Женщина в концентрационном лагере… оказывались в лагере, их либо принуждали к абортам, либо убива ли появившихся на свет детей49. Лишь с сентября 1944 г. роды ста ли принимать в специально оборудованном бараке, где по апрель 1945 г. число родившихся составило 560 детей50. При этом ни бе ременные, ни только что родившие узницы не освобождались от работы и многочасовой переклички, что являлось крайне тяжелой нагрузкой на ослабевших женщин. Еще более серьезным испыта нием для них становилась скорая смерть появившегося ребенка.

Подобному исходу способствовала антисанитарная обстановка в бараках, куда новорожденных отправляли вместе с матерями из блока рожениц, и недостаточное питание.

Помимо родившихся в самом лагере в Равенсбрюке были и де ти, прибывавшие с различными «транспортами»51. Доставленные в Равенсбрюк дети могли оказаться там со своими матерями и родст венниками или в одиночестве. В первом случае, находившиеся ря дом узницы, лишь опекали их, во втором — брали на себя заботу об их воспитании, становясь так называемыми «лагерными мате рями». Возможность исполнять традиционную женскую роль мате ри не только способствовала поддержанию гендерной идентично сти, у заключённых появлялась цель жизни — спасение ребёнка, а значит, выстраивалась и соответствующая стратегия выживания.

Этому не могли помешать никакие запреты и препятствия со сто роны лагерного руководства, выражавшиеся, например, в отказе выдавать отдельный паек для детей.

Нельзя не отметить, что если у женщин вне лагеря остава лись дети, то они также могли быть смыслом всех усилий, на правленных на выживание в экстремальных условиях Равенсбрю ка. В то же время, расставание с ребенком становилось иногда источником отчаяния и утраты надежды на будущую встречу. Бо лее того, чем дольше была разлука с детьми, тем в меньшей сте Pawelke B. Als Hftling geboren — Kinder in Ravensbrck // Frauen in Konzentrationslagern: Bergen-Belsen, Ravensbruck. S. 158.

Walz L. Erinnern an Ravensbrck. S. 83. Из них Равенсбрюк пережило около 100 детей. См.: Amesberger H., Auer K., Halbmayr B. Op. cit. S. 252.

Так среди заключенных назывался привозивший их поезд.

Гендерные роли и модели поведения пени они могли служить смыслообразующей основой выжива ния52. В условиях лагеря женщины зачастую вообще могли кон центрироваться только на себе, вытесняя из сознания наличие в их жизни ребенка53.

Нацистские концентрационные лагеря являлись средством де формации ценностных установок личности, телесного насилия, разрушения идентичности, в том числе и гендерной. Давлению «абсолютной власти» лагерной администрации Равенсбрюка про тивостояло стремление узниц к сохранению своей гендерной иден тичности. При этом механизмы выживания, которые выбирали женщины, находились в тесной взаимосвязи с долагерным про шлым заключенных — социальным классом, национальностью, политическими взглядами, верой, возрастом, здоровьем, а также с различными внутрилагерными факторами.

Вопросы о насилии, прежде всего сексуальном, над женщиной в концентрационном лагере Равенсбрюк, а также возможных путях противостояния ему стали исследоваться европейскими учеными лишь несколько десятилетий назад. В отечественной исторической науке они до сих пор не поднимались. Представленные в данной статье выводы требуют дальнейшего изучения, но они могут спо собствовать активизации научного поиска в рамках заявленной проблемы.

Аристов Станислав Васильевич аспирант кафедры зарубежной истории Воронежский государственный педагогический университет E-mail:asv@icmail.ru Amesberger H., Auer K., Halbmayr B. Op. cit. S. 289.

Ibid. S. 292.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.