WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ГЕНДЕРНАЯ ИДЕОЛОГИЯ Д. М. ОМЕЛЬЧЕНКО ЖЕНСКИЙ МОНАСТЫРЬ СВ. ИОАННА В АРЕЛАТЕ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ VI в.: НОРМАТИВНАЯ МОДЕЛЬ И ПРАКТИКА Ключевые слова:

церковная история;

галльские монастыри VI в.;

женское монашество Аннтотация: В статье рассматривается ранняя история жен ского монастыря Святого Иоанна в Арелате, основанного епи скопом Цезарием (470–542). Анализируются функции этого монастыря и деятельность аббатисы Цезарии.

Раннесредневековое женское монашество, развивавшееся под сенью мужского и имевшее более замкнутый характер, оставило о себе самом довольно мало свидетельств, становясь предметом за конодательного и дидактического творчества мужчин. Однако если принимать на веру все речи мужчин о женщинах, «нам оставалось бы только заключить, что женщины были пойманы в сети столь строгих правил, что не могли ни слова сказать, ни рукой пошеве лить»1. К счастью, у нас есть возможность, хотя и несколько огра ниченная, если не опровергнуть такого рода заключение, то скор ректировать его.

В нашем распоряжении имеется комплекс источников, ка сающихся начальной истории женского монастыря Св. Иоанна Крестителя в провансальском городе Арелате, который занимает в истории раннегалльского монашества особое место. Если не счи тать довольно скупых (и часто полулегендарных) сообщений о женских аскетических общинах в Галлии2, монастырь в Арелате Клапиш-Зубер К. Скрытая власть женщин // История женщин на Запа де. Т. II. Молчание Средних веков / Под общ. ред. Ж. Дюби, М. Перро. СПб., 2009. С. 164.

Griffе. La gaule chrtienne poque romaine. P., Tolouse, 1947. Р. 279;

Clbert J.-P. Provence Antique. V. 3. Aux temps des premieres chrtiens. P., 1992.

Р. 162–172.

Гендерная идеология стал первым, о котором известно более или менее подробно. Он был основан в 506 г. или 507 г. епископом Цезарием Арелатским (470–542) для нескольких женщин-подвижниц. Сначала обитель располагалась возле города, но после разрушения во время осады Арелата бургундами была перенесена под защиту городских стен и освящена в 512 г. Видимо, здание монастыря примыкало к кафед ральному собору, с которым соединялось дверью3. За пределами монастыря располагалась базилика Св. Марии, служившая местом погребения сестёр. Первой аббатисой монастыря стала Цезария Старшая — сестра епископа. О ней почти ничего не известно, кро ме того, что некоторое время она жила в монастыре в Массилии4.

Второй аббатисой была Цезария Младшая, племянница епископа, которая с детства воспитывалась в монастыре Св. Иоанна. Она воз главила монастырь в возрасте около 25 лет и руководила им в те чение трёх десятилетий (приблизительно до 557 г.5).

Комплекс источников, который нам предстоит проанализиро вать, был создан в первые сорок лет существования обители. В не го входят: составленные Цезарием «Правило для дев» (534 г.)6 и завещание7;

послание Цезария аббатисе Цезарии Старшей (ок. 507 г.)8;

письма диакона Теридия к Цезарии Младшей (ок. 525 г.)9 и папы Гормизда (понтификат 514–523 гг.) к Цезарию Vogu A. de. Regle des vierges. Introduction // Sources Chrtiennes. V. 345.

P., 1988. P. 98–99. (Далее — SC).

Vita Sancti Caesarii I, 25 // Patrologiae cursus completes. Ser. Latina / Ed.

J.-P. Migne. V. 67. Col. 1013–1014.

Coureau J. Trois crits de l’abbesse Csarie. Introduction // SC. V. 345.

P. 440.

Caesarius Arelatensis. Regula virginum // Ibid., P. 169–345. (Далее — Regula).

Testamentum sancti Caesarii // Ibid., P. 381–397. (Далее — Testamentum).

Перевод см.: Завещание Цезария Арелатского / Перевод, вступ. статья, ком мент. Омельченко Д. М. // CURSOR MUNDI: ЧЕЛОВЕК Античности, Средне вековья и Возрождения. Иваново. Вып. 2. С. 204–219.

Caesarius episcopus omnium servorum dei famulus Caesariae sanctae sorori abbatissae vel omni congregation suae in Christo aeternam salutem // SC. V. 345.

P. 295–337. (По первому слову это письмо называют Vereor).

Epistola Hortatoria ad virginem Deo dicatem // SC. V. 345. P. 419–439. (По первому слову это письмо обычно именуют O profundum). Перевод см.: На ставление диакона Теридия аббатисе Цезарии. Письмо-увещание деве, посвя тившей себя Богу / Перевод, вступ. статья, коммент. Омельченко Д. М. // Cogito. Альманах истории идей. Ростов-на-Дону. 2008. С. 371–382.

Д. М. Омельченко. Нормативная модель и практика… (ок. 515 г.)10;

несколько отрывков из писем Цезарии Младшей11 и её письмо к Рихильде и Радегунде12 (550-е гг.). Особое место занимает Житие Цезария13 (после 542 г.).

Обратимся к сконструированной Цезарием и его сподвижни ками нормативной модели женского монашества. Наиболее важен здесь текст «Правила для дев» — как источник, имеющий, в пред ставлении Цезария, законченную структуру с раз и навсегда уста новленным идейным содержанием14. Это первый из известных нам западных письменных уставов, созданных специально для женщин.

До этого в женских обителях, как правило, использовались — с некоторыми оговорками — уставы для монахов15. В основе же «Правила» Цезария лежат не только отдельные положения муж ских уставов, но и собственные наблюдения епископа за организо ванной им общиной в течение двадцати лет16.

Ключевыми в конструируемом «Правилом» дискурсе являются понятия замкнутости и границы, отделяющей монастырь от мира.

Конечно, осмысление себя как «иного жительства», «иного града», «социального ино-бытия»17 является характерной чертой монашест ва, однако в «Правиле» принцип «инобытийности», замкнутости женского монастыря на себе самом и отделения его от мира возво дится в абсолют. Уже один из первых пунктов «Правила» гласит, что монахиня, «дабы избежать зубов духовных волков, никогда не должна до самой своей смерти ни выходить из монастыря, ни вхо дить в базилику18 через дверь» (Regula 2;

50). Изоляция от мира обеспечивается рядом требований: вступающие в монастырь обяза ны предварительно избавиться от всякого имущества (Regula 5–6;

52);

монахини должны сами изготавливать для себя одежду, «чтобы Dilectissimo fratri Caesario Hormisda // SC. V. 345. P. 353–359. (По пер вому слову — Exulto).

Dicta Caesariae // SC. V. 345. P. 470–475. (Далее — Dicta).

Dominabus sanctis Richildae et Radegundi Caesaria exigua // SC. V. 345.

P. 476–499. (Далее — Epistola Caesariaе).

Vita Sancti Caesarii // Patrologiae cursus completes. Ser. Latina / Ed. J. P. Migne. T. 67. Col. 1001–1042. (Далее — Vita).

Официальное утверждение «Правила» произошло в июне 534 г.

Vogu A. de. Op. cit. P. 190–273.

Caesarius Arelatensis. Regula virginum, 1.

Флоровский Г. В. Восточные отцы Церкви. М., 2003. С. 488.

По мнению исследователей, под базиликой понимается кафедральный собор, к которому примыкал монастырь Св. Иоанна (Vogu A. de. Op. cit. Р. 98).

Гендерная идеология никогда не было у настоятельницы необходимости обеспечивать нужды извне» (Regula 28);

сёстрам запрещено становиться крёстны ми матерями (Regula 11). Внешний мир мог проникнуть в монастырь с родственниками, пришедшими навестить монахинь, мастерами, которых позвали что-то починить, поэтому общение с ними строго ограничено и регламентировано. Даже представители духовенства могли находиться в монастыре только во время церковных служб (Regula 36–38).

Настоятельнице категорически запрещалось устраивать трапе зы в честь каких-либо гостей, будь то родственники сестёр или да же епископ (Regula 39;

53). Также она «никогда не должна прини мать пищу за пределами монастыря, если только недостаток [пи щи], болезнь или дела не требуют того» (Regula 41). Последствия такого запрета вполне очевидны, если учесть, что совместная тра пеза была средством создания и поддержания социальных связей, а застольный ритуал выступал «одним из способов облечения власти в видимые формы»19. Даже каритативная функция монастыря, во площавшая идеал деятельного милосердия, осуществлялась сёст рами не напрямую:

«Дабы избежать большой давки у входа в монастырь, здесь не должно быть каждый день усердных попрошаек;

если Бог подаст нечто сверх того, что необходимо монастырю, пусть настоятельница раздаст это бедным через провизора20» (Regula 37, 42).

Замкнутость должна была обеспечиваться также экономиче ской и административной независимостью монастыря. Ещё при жизни Цезарий позаботился о пожаловании общине земельных на делов из имущества Арелатской Церкви и заручился в том под держкой папы Гормизда (Exulto 3). Впоследствии он подтвердил свои пожалования в Завещании (Testamentum 32–37). Администра тивная автономия должна была проявляться в том, что выборы но вой аббатисы проводились внутри монастыря самими сёстрами (Regula 61), а епископ не имел права вмешиваться в дела общины.

Более того, Цезарий настаивал:

Арнаутова Ю. Е. Еда // Словарь средневековой культуры. М., 2007.

С. 173.

Провизор — поверенный в делах монахинь.

Д. М. Омельченко. Нормативная модель и практика… «Если однажды какая-то настоятельница… из-за родства или по каким-то иным обстоятельствам решит подчиниться власти епископа этого города, то, вдохновляемые Богом и с на шего разрешения, сопротивляйтесь сему с почтением и досто инством и ни в коем случае не допускайте того» (Regula 64).

Однако папа Гормизд, на авторитет которого Цезарий ссылался, несколько смягчил его ригоризм, разрешив епископам последующих времён посещать монастырь «со своими клириками в чистоте сердца и в случае необходимости — как и подобает» (Exulto 2, 4).

Комплекс идеалов и средств, подразумевавшихся под поняти ем «замкнутость»21, включал, помимо физических границ, эконо мической и административной независимости, своего рода духов ные барьеры, которые следовало выстроить в душе каждой мона хини. Этим барьерам Цезарий уделил пристальное внимание в письме к сестре — аббатисе Цезарии Старшей. Написанное в пер вые годы существования монастыря и задолго до окончательной версии «Правила», это письмо ещё не предполагало строгой замк нутости монашеской жизни. Поэтому весь поток своего — или свя тоотеческого — красноречия Цезарий направил против иллюзии, что «приятельские отношения» с мирянами, пусть даже самыми благочестивыми, возможны без ущерба для целомудрия — главной добродетели монахинь (Vereor 3, 14–31;

4, 1–16;

5, 6–10). Очевид но, опыт показал, что физические преграды гораздо прочнее ду ховных: во всяком случае, «Правило» не предполагает возможно сти возникновения «приятельских отношений».

Итак, задуманная Цезарием модель женского монашества, на шедшая своё концентрированное выражение в «Правиле для дев», призвана была полностью изолировать монахинь — «драгоценных жемчужин… которые молятся за всех людей» и тем самым несут особую службу в Церкви (Regula 1, 6;

40, 2;

1, 5–6;

72, 1–6). — от остального мира. Однако уже из рассмотренных текстов очевидно, насколько далеко действительность отстояла от теории. Весьма характерно в этом отношении завещание Цезария, где доказывается законность пожалований монастырю из церковного имущества и устанавливается граница власти епископа над общиной. Акцент на этих вопросах заставляет предположить, что распространение жен Hochstetler D. The meaning of monastic cloister for women according to Caesarius of Arles // Religion, culture and society Middle Age. Michigan, 1987.

P. 37.

Гендерная идеология ского монашества в Южной Галлии первой трети VI в. наталкива лось на определённые препятствия. Одно из них — отсутствие чёт ко определённого статуса монахинь в структуре Церкви. Поэтому, доказывая законность имущественных операций в отношении мо настыря, Цезарий не только нарочито ссылался на каноническое право (Testamentum 23, 24, 41) и разрешение Римского престола (Testamentum 29), но и пытался вписать монахинь в уже сложив шуюся систему церковного милосердия. Они оказываются в одном ряду со странниками и бедняками, в отношении которых «Церковь имеет обыкновение быть щедрой» (Testamentum 3), а также вдова ми, получающим stipendium от Церкви (Testamentum 36)22.

Не только в церковной среде основание женского монастыря не всегда находило одобрение. Косвенным, но весьма любопытным свидетельством отношения общества к инициативе Цезария может служить его проповедь, посвящённая осаде Арелата23. Во время осады города бургундскими войсками зимой 507–508 гг. был раз рушен почти достроенный женский монастырь. Описывая военные бедствия, Цезарий удивительным образом «забывает» упомянуть о столь значимом, казалось бы, для христиан событии. Возможно, ответ стоит искать в «Житии Цезария» и в его завещании, где нет упоминаний о частных благотворителях, жертвующих на построй ку монастыря, а епископ предстаёт одиноким энтузиастом. В ко нечном итоге женский монастырь не стал для Цезария и его паствы символом коллективной идентичности, поэтому его разрушение так и осталось личной трагедией епископа.

Однако возвратимся к основным источникам. Примечательно противоречие между завещанием и «Правилом» в пункте о епископ ской власти над монастырём. Если «Правило» исключает возмож ность вмешательства епископа в дела монастыря, то в завещании Цезарий с первых строк изъявляет желание, «чтобы монастырь… был канонически под властью Арелатского понтифика» (Testamen tum 5, 8). Единственная свобода, которая, по тексту завещания, оста По обычаю того времени, епископ считался владельцем всех церковных земель и распорядителем остального церковного имущества и был обязан де лить доходы на четыре части: на содержание епископского дома, духовенства, различного рода социальных групп, входящих в категорию «бедных», а также на строительную деятельность. (Лебедев А. П. Духовенство древней Вселенской Церкви от времён апостольских до Х века. СПб., 2006. Отдел III., Гл. V–VI).

Csaire d ‘ Arles. Sermons au people, 70 // SC. V. 330. Р., 1986. Р. 156–169.

Д. М. Омельченко. Нормативная модель и практика… ётся у сестёр, это право избрания провизоров и священнослужителей для базилики Св. Марии (Testamentum 20). В остальном же монахи ни должны полагаться на епископа и отвечать на его заботу любо вью и послушанием (Testamentum 25).

Поскольку завещание составлялось, исходя из реальных усло вий существования общины, указанное противоречие свидетельст вует о действительной опасности того, что монастырь окажется без материальной основы. По замечанию исследователя, «если Цезарий утверждает в завещании широкое и неограниченное право епископа, то это потому, что неуместно настаивать на независимости мона хинь, когда всё завещание направлено на оправдание — в прошлом и будущем — материальной помощи монастырю со стороны Церк ви»24. Подобная помощь предполагала причисление монахинь к служителям Церкви, зависимым от епископа. Нетрудно увидеть ле жащую в основе подобных отношений мыслительную схему: пред ставление о «доме» (domus) — в данном случае Церкви, — как структуре, соединяющей хозяйственные и личные отношения и ру ководимой «отцом семейства» (paterfamilias)25.

Необходимо отметить, что отчасти проблемы монастыря Св. Иоанна связаны с личностью его основателя, ведь именно уст ройство женской обители стало главным объектом нападок против ников Цезария26. Речь идёт не только о материальной стороне вопро са, но и о широком комплексе явлений, называемых в современной науке «социокультурными способами властвования»27, одним из ко торых и была строительная практика. Иными словами, городской монастырь выполнял важную функцию репрезентации епископской власти: он «мыслился как непременный компонент духовного окру жения, сообщавшего епископской кафедре надлежащую святость и…великолепие»28. Не случайна поэтому забота Цезария о том, что Vogu A. de. Op. cit. Р. 365.

Эксле О. Г. «Образ человека» у историков // Он же. Действительность и знание: очерки социальной истории Средневековья. М., 2007. С. 322–323.

Klingshirn W. Caesarius of Arles. The making of a Christian Community in Late Antique Gaul. Cambridge, 2004. Р. 117–123.

Бессмертный Ю. Л. Некоторые соображения об изучении феномена власти и о концепциях постмодернизма в микроистории // Одиссей. Человек в истории. М., 1995. С. 15.

Усков Н. Ф. Монастыри в городе // Город в средневековой цивилиза ции Западной Европы. Т. 1. Феномен средневекового урбанизма. М., 1999.

С. 290.

Гендерная идеология бы «люди неблагоразумные и недружелюбные к монастырю не по вредили его репутации» (Regula 46, ср.: 36).

Принцип независимости монастыря от епископа был нарушен самим Цезарием: после смерти сестры он не позволил монахиням провести выборы внутри монастыря, а назначил новой аббатисой свою племянницу — Цезарию Младшую. Это обстоятельство делает очевидным, что женский монастырь был значимой частью честолю бивого пастырского проекта Цезария и его сторонников, способст вовал укреплению положения семьи епископа и его собственной власти в городе. В то же время возникает вопрос о том, насколько пассивной была роль самих монахинь (точнее, аббатис, поскольку о простых сёстрах сведений нет) в осуществлении этого проекта.

Прежде чем перейти к ответу на данный вопрос, хотелось бы обратить внимание на замечательный источник — «Увещание к де ве, посвящённой Богу» (O profundum), написанное диаконом Тери дием, племянником епископа и адресованное молодой Цезарии, только что ставшей аббатисой. С одной стороны, письмо типично и для эпохи, и для среды: автор, скорее всего, недавно принявший ду ховный сан, всё же считает себя вправе давать советы по управле нию аббатисе, которая всю сознательную жизнь провела в монасты ре и, будучи родственницей первой аббатисы, видимо, играла там не последнюю роль. С другой стороны, это письмо замечательно тем, что, совмещая дискурсы посланий девам, мужских уставов и писем клирикам, Теридий как будто пытается найти образы для характери стики собственно женских способов властвования. В основном, ему на ум приходят мужские роли (монетчика (O profundum 1, 8), воина (O profundum 2, 4;

5, 1), врача (O profundum 4, 7–8)) или лексика, традиционно применяемая к епископу (O profundum 2, 5;

3, 4;

4, 7– 8). Даже образ матери семейства, казалось бы, наиболее подходящий в данном случае, едва прорисовывается в письме (O profundum 5, 3).

Можно предположить, что нечёткое описание властных функ ций аббатисы связано не только с отсутствием в предшествующей монашеской традиции собственно женских уставов. Отчасти это объясняется тем, что Цезарии ещё предстояло заслужить авторитет в глазах общины. Отчасти — личным отношением автора к адреса ту. Послание почти целиком построено на цитатах из писем Иеро нима Стридонского (ок. 345–420) к Павле, Евстохии и Блезилле — Д. М. Омельченко. Нормативная модель и практика… образованным римским аристократкам, посвятившим себя монаше скому служению. Апеллируя к «памяти контекста», послание диа кона демонстрирует высокую оценку интеллектуальных качеств новой аббатисы, уважение и доверие к ней: Теридий, скорее, при зывает Цезарию саму задуматься над своей ролью, чем дать ей го товые формулы власти.

Другие источники говорят о том, что Цезария Младшая не бы ла заурядной женщиной. Несомненно, она зарекомендовала себя как рачительная хозяйка: к моменту смерти епископа в 542 г. её община насчитывала более двухсот монахинь (Vita II, 47) и имела довольно обширные земельные владения (Testamentum 32–36).

Также аббатиса была рукодельницей: епископу она своими руками изготовила подбитый мехом плащ, который тот завещал после сво ей смерти возвратить ей (Testamentum 42, 2,46). Значимый соци альный аспект деятельности аббатисы и её общины связан с созда нием искусных копий с различных книг, в том числе и проповедей Цезария, которые расходились далеко за пределами Арелатского диоцеза (Vita I, 58). Если учесть, что распространение собственных проповедей было важным элементом стратегии христианизации, разработанной Цезарием, то очевидно, что монастырю Св. Иоанна была отведена в этом отнюдь не пассивная роль.

Ещё один социальный аспект деятельности женской общины связан с тем, что в современной историографии принято называть феноменом memoria. Монастырь Святого Иоанна как «сообщество вспоминающих»29 соединял в себе два взаимодополняющих вида memoria — архитектурную и нарративную. Именно в базилике мо настыря был похоронен епископ Цезарий. Ещё при жизни он стя жал славу чудотворца, которая являлась важнейшим компонентом репрезентации епископской власти. Прежде всего, к этой славе апеллировали клирики из ближайшего окружения Цезария, стре мясь после его смерти сохранить своё привилегированное положе ние в арелатском диоцезе. Место захоронения, таким образом, вы полняло группообразующую функцию для сторонников и продол жателей дела Цезария. Аббатиса же, под чьей опекой находилась могила епископа, приобретала в данном случае особый статус, вы водящий её за рамки монастырской замкнутости. Осознание собст Арнаутова Ю. Е. Memoria: «тотальный социальный феномен и объ ект» исследования // Образы прошлого и коллективная идентичность в Европе до начала Нового времени. М., 2003. С. 28.

Гендерная идеология венного статуса явно чувствуется в постановлении аббатисы о за прете хоронить других клириков в базилике монастыря:

«Поскольку посвящённое молитве место было занято могила ми священников, может случиться, что однажды мы окажемся изгнанными в другое место для погребений — и это мы, которых Бог хотел собрать вместе в едином лоне во время нашей жизни и таким же образом дать единое место погребения?» Возможно, ведущая роль принадлежит аббатисе Цезарии и в нарративной форме memoria о епископе. Во сяком случае, написа ние «Жития Цезария» связывается с просьбой рассказать о нём, обращённой аббатисой к клирикам из его ближайшего окружения (Vita I, 1). Хотя в этом «Житии» нет ни слова самой аббатисы о епископе, однако несомненно, что защита женского монастыря бы ла одной из основных целей написания этого произведения.

Даже в собственных произведениях Цезарии её голос едва различим в гуле мужских голосов, звучащих в бесконечных цита тах. Характерно в этом смысле самое обширное из дошедших до нас произведений аббатисы — письмо к Рихильде31 и Радегунде.

Оно было отправлено вместе с «Правилом» Цезария по просьбе королевы франков Радегунды, устроившей монастырь в Пуатье.

Радегунда в то время вела борьбу с епископом Пуатье Маровеем и в «Правиле» Цезария её, по большому счёту, привлекло лишь по ложение о независимости женского монастыря от епископа32. По слание Цезарии почти полностью построено на цитатах из Библии, произведений Арелатского епископа и отцов Церкви. Примеча тельно, что аббатиса, которая в момент написания письма была уже в преклонном возрасте, не попыталась найти образы для реперезен тации собственно женского опыта монашеской жизни. Она прини мает мыслительные схемы, заданные мужчинами, и практически затушёвывает гендерную идентичность монахинь:

«С той же силой и мужественностью, как если вы были муж чинами, боритесь с вашими врагами, дабы тело ваше не было по ражено, с таким же постоянством и мужественностью бори тесь против дьявола, дабы он не убивал ваших душ наущениями и весьма опасными помыслами» (Epistola Caesariaе 34).

Ordonance Caesariae, 5–6 // SC. V. 345. Р. 496–497.

Кто такая Рихильда, точно не известно. Возможно, она была первой на стоятельницей женского монастыря в Пуатье (Coureau J. Op. cit. P. 450–451).

Григорий Турский. История франков, IX, 40–42. М., 1987.

Д. М. Омельченко. Нормативная модель и практика… И всё же в этом послании и в дошедших до нас отрывках про изведений Цезарии есть основная тема, которая, хотя и развивается по тому же парафразно-центонному принципу, но может сказать нечто о духовности самой аббатисы. Это — сосредоточенности мысли на Писании: «помышлять день и ночь о законе Божием», слушать «божественные чтения» как приказы короля и посвящать им «все свои помыслы», сосредоточиваться на псалмопении, не думая ни о чём другом, выучить наизусть Псалтырь и следовать Евангелию (Epistola Caesariaе 5–7, 8–13, 39–40, 60–62), «приобре тать и поддерживать похвальное горение усердным чтением» (Dicta Caesariae II, 1). Очевидно, прав был французский исследователь Ж. Курро, который увидел в Цезарии Младшей «монахиню одно временно простую и образованную, мудрую, обладающую глубо кой духовностью, любящую слово Божие»33.

Подведём итоги. Основной принцип в созданной Цезарием и его окружением нормативной модели женского монашества — замкнутость, полная изоляция от мира. Однако в силу того, что женский городской монастырь призван был выполнять важную функцию репрезентации епископской власти и занимал значимое место в стратегии христианизации, разработанной Цезарием, он не мог быть полностью исключён из социально-экономических и по литических связей. Поэтому, вопреки духу «Правила», значение деятельности аббатисы и сестёр не ограничивалось стенами мона стыря. В скриптории общины Святого Иоанна делались копии с различных книг и переписывались сборники проповедей Арелат ского епископа, создававшие далеко за пределами Арелатского диоцеза его репутацию народного проповедника. Несмотря на уси лия епископа устранить всякую возможность того, чтобы монахини были услышаны миром, аббатису Цезарию можно считать одной из ключевых фигур в процессе конструирования памяти о нём. Со хранившиеся произведения аббатисы свидетельствуют, что Цеза рия была отнюдь не заурядной женщиной, призванной стать лишь слепым инструментом в замыслах епископа и его окружения.

Омельченко Дарья Михайловна аспирант кафедры истории древнего мира и средних веков Ставропольский государственный университет E-mail: dorothy_om@mail.ru Coureau J. Op. cit. P. 441.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.