WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ЧИТАЯ КНИГИ Т.А. ТОШТЕНДАЛЬ-САЛЫЧЕВА ОБРАЗ КОРОЛЕВЫ КРИСТИНЫ В ИНТЕРПРЕТАЦИИ ПЕТЕРА ЭНГЛУНДА «Она была рождена во власти с властью и для власти».

«Достижение личного суверенитета было её конечной целью».

«Без сомнения, она была женщиной с очень дурной славой, самой восхваляемой, самой оклеветанной, самой прославляемой и самой презираемой в Европе того времени».

P. Englund. Silvermasken, S. 50, 85, 15.

До XX в. шведские историки не уделяли большого внимания личности королевы Кристины. О времени, когда она была у власти, немного писали авторы многотомных трудов по истории Швеции, прежде всего Андерс Фрюкселль (1795–1881) с его «Рассказами из шведской истории». Основатель шведской исторической науки Но вого времени Эрик Густав Гейер (1783–1847) в «Истории шведского народа» посвятил периоду правления Кристины 70 страниц, из кото рых только последние полстраницы касаются времени после ее от речения1. И только в XX в. ученые всерьез заинтересовались лично стью королевы Кристины, той психологической загадкой, которую она представляла. Вопрос ставился следующим образом: почему она сделала то, что сделала? Нильс Анлунд в 1931 г. опубликовал статью об отречении королевы от шведского трона, Курт Вейбулль написал несколько исследований, в которых королева Швеции показана та лантливым политиком, интеллектуальному и религиозному разви тию Кристины посвятил две книги литературовед Свен Стольпе2.

Переход Кристины из лютеранства в католичество, по мнению Гейера, «сделало ее навсегда чужой для бывшей родины». Geijer E.G. Svenska folkets historia. Kristina. I Samlade skrifter. Sjtte delen. Stockholm, 1927. S. 163.

Anlund N. Drottning Kristinas tronavsgelse. Ngra randanteckningar // Personhistorisk tidskrift. 1931. № 3. S. 196-214;

Weibull C. Drottning Christina.

Studier och forskningar. Stockholm, 1931. Drottning Christina — Studier och efterforsningar. Stockholm, 1934;

Drottning Christina och Monaldesco. Stockholm, 1936;

Drottning Christina och Sverige 1646–1651. En fransk diplomat berttar.

Stockholm, 1970 и др.;

Stolpe S. Drottning Kristina. Den svenska tiden. Stockholm, 1960;

Drottning Kristina. Efter tronavsgelsen. Stockholm, 1961.

Т.А. Тоштендаль-Салычева. Образ королевы Кристины… На сегодня библиография работ (и не только шведских авторов, но и гуманитариев из Европы и Америки, насчитывает более тысячи названий. «Серебряная маска» Петера Энглунда3 совсем не послед няя по времени работа в этом ряду4. И все же «Серебряная маска», ставшая девятой книгой, вышедшей из-под пера Энглунда5, по мно гим причинам достойна отдельного рассмотрения, так как ее автор занимает особое место в шведской историографии.

Место Петера Энглунда в шведской историографии П. Энглунд (род. 4 апреля 1957 г.) получил классическое исто рическое образование в Уппсальском университете, где он, кроме истории, изучал археологию и теоретическую философию6. В 1989 г.

Энглунд защитил диссертацию по идеологии шведского дворянства XVII в. (научный руководитель Рольф Тоштендаль). Труд, написан ный по теме диссертации, «Ветхий дом. Представления дворянства об обществе периода великодержавия»7, вторая книга Энглунда.

Первая вышла годом раньше — «Полтава: рассказ о гибели од ной армии»8, и сразу сделала ее автора знаменитым. Книга была переведена на несколько языков, в т.ч. на русский9. Вслед за первы ми двумя последовали другие исследования и сборники эссе, кото рые главным образом затрагивали проблемы войны и мира в Шве ции и Европе, а также такие острые темы XX в., как мировые войны, нацизм и сталинизм. Кроме того, Энглунд много выступал на стра ницах крупнейших газет по вопросам истории и культуры. Он рабо Englund P. Silvermasken — en kort biografi ver drottning Kristina.

Stockholm, 2006. 183 s.

В 2008 г. профессор высшей школы Кристианстада Мари-Луиз Родн опубликовала биографию королевы Кристины: Rodn M.-L. Drottning Christina.

En biografi. Stockholm, 2008.

В 2008 г. свет увидела десятая книга П. Энглунда «Красота и горесть боя»: Englund P. Stridens sknhet och sorg. Stockholm, 2008. В этой работе в 212 ти коротких главах автор рассказывает историю Первой мировой войны как бы изнутри, через призму 19-ти человеческих судеб.

Еще в гимназии он приобрел профессию воспитателя детского сада, затем добровольно отслужил 15 месяцев в армии, после чего завершил свое довузов ское образование трехлетним гимназическим курсом гуманитарного профиля.

Englund P. Det hotade huset. Adliga frestllningar om samhllet under stormaktstiden. Stockholm, 1989.

Englund P. Poltava: berttelsen om en arms undergng. Stockholm, 1988.

Энглунд П. Полтава. Рассказ о гибели одной армии. М., 1995;

М., 2009.

374 Читая книги тал в Уппсальском университете и в Институте драмы (Dramatiska institutet), где занимал должность профессора нарраталогии.

В 2002 г. Энглунд стал членом Шведской Академии10, в кото рой он занял кресло под номером 18, освободившееся после смерти одного из крупнейших историков Швеции XX века Эрика Лённрута.

С июня 2009 г. Энглунд является постоянным секретарем Шведской Академии, в обязанности которого входит объявлять имя очередного лауреата Нобелевской премии в области литературы.

В период становления Энглунда как ученого историческая нау ка Швеции прошла через увлечение материализмом, познакомилась с работами историков школы «Анналов» и начала перенимать пред ложенные ими методы исследования, признала необходимость при менения достижений общественных наук, прежде всего социологии, в исторических исследованиях. Произошло вхождение теоретиче ских концепций в шведское научное историческое поле.

Уже в докторской диссертации Энглунда встречаются сноски на книги авторов, придерживавшихся марксистских взглядов на раз витие истории, в том числе и на таких советских историков, как А.Я. Гуревич и Б.Ф. Поршнев. Часто ссылается Энглунд и на пред ставителей школы «Анналов». Заметно влияние синтезирующего подхода и веберовской социологической традиции.

Особо следует отметить историзм работ Энглунда. Рассуждает ли автор о событиях изучаемой эпохи или дает конкретные характе ристики историческим деятелям, он всегда проникнут пониманием законов развития и ментальности людей того времени, знаком с тра дициями и обычаями представителей различных слоев общества.

Совершенно очевидно, что Энглунд в ходе написания «Сереб ряной маски» проработал значительное количество источников, хо тя, по его собственному признанию, еще на начальном этапе работы над книгой он «освободился от иллюзии сделать крупное научное завоевание»11. Проработанные и обдуманные материалы входят в Шведская Академия (Svenska Akademien) была основана 5 апреля 1786 г. Густавом III по образцу Французской академии с целью содействия развитию шведского языка и литературы. Восемнадцать членов Академии из бираются пожизненно главным образом из числа писателей и поэтов. С 1901 г.

Академия присуждает Нобелевскую премию в области литературы.

Englund P. Silvermasken. S. 175.

Т.А. Тоштендаль-Салычева. Образ королевы Кристины… оценочную часть повествования, но подробно не разбираются, а зачастую и вовсе не называются. Сноски присутствуют, но их не много и в них не указываются страницы.

Было бы неверно, характеризуя позиции Энглунда в науке, ог раничиться критериями, применяемыми только по отношению к историческим и обществоведческим дисциплинам. Феномен Энг лунда нельзя объяснить без привлечения такой гуманитарной науки, как литературоведение, ибо он в полной мере может рассматривать ся и как писатель-прозаик. И не только потому, как указывает Йоран Хэгг в работе «Двадцать один современный классик», что «в роман ских и англосаксонских странах даже мемуары, эссе, биографии, философия и история принадлежат ”литературе”»12, но, главным образом, потому, что в трудах Энглунда наличествуют элементы, присущие художественной литературе. Его отличает блестящий стиль, легкое «золотое перо». При этом он никогда не оставляет по зиции профессионального историка, строго следящего за достовер ностью используемого материала. Энглунд не ограничивается по следовательным изложением событий, не морализирует, не навязы вает свою точку зрения, а анализирует и сопоставляет факты, пре доставляя читателю самостоятельно делать выводы. Одновременно его искусная манера повествования немного обманчива, ибо вселяет в читающего уверенность, что это он сам приходит к окончательно му заключению, хотя на деле к нему умело подводит именно автор.

Стиль работ Энглунда вообще и «Серебряной маски» в частно сти действительно во многом принадлежит художественной литера туре. Автор вживается в обстоятельства описываемой эпохи, пыта ется объяснить мотивы поступков исторических деятелей, мыслит за своих героев. Как создатель биографии королевы Кристины Энглунд занимает типичную для художественной прозы позицию «всезнаю щего» рассказчика, что позволяет ему переходить на точку зрения любого героя своего повествования и от его лица комментировать события и давать характеристики другим действующим лицам. И хотя все персонажи Энглунда являются историческими личностями, именно автор обладает всей полнотой знаний о них.

Hgg G. Tjugoen moderna klassiker. Stockholm, 1995. S. 140.

376 Читая книги Здесь налицо некоторые элементы психологической прозы:

портреты действующих лиц, их жесты, мимика, костюм, интерьер, в котором происходят описываемые события;

незначительные детали, на которые обращает внимание автор, являются ключом к понима нию характера героев. Энглунд так описывает внешность великого французского философа и математика Рене Декарта, специально приехавшего для встречи с королевой Кристиной в Стокгольм (и там же скончавшегося в феврале 1650 г.): «Красивый курчавый парик, изящно расшитые перчатки и модные узконосые туфли»13.

«Серебряную маску», строго говоря, нельзя назвать романом, ибо Энглунд ничего не выдумывает, все факты выверены по источ никам и научной литературе, здесь нет вымышленных героев и диа логов. Но с помощью косвенной речи автор, наглядно и живо описы вая действие, вплотную приближается к диалоговой форме подачи материала: «Она шла прямо сзади него и тихо спросила, нет ли у него письма для нее. Он, не поворачивая головы и не делая каких-либо могущих разоблачить его жестов, подтвердил, что таковое имеется.

Она тотчас же приказала ему никому ничего не говорить» (S. 41).

В произведении присутствуют авантюрно-приключенческое начало и элементы жанра детектива, фрагментарность текста и вре менная инверсия, а также другие признаки художественной прозы.

Автор играет стилями, есть даже приёмы музыкально-ритмической прозы с выделением отдельной строкой какой-то важной мысли или действия. Например, после сплошного текста вдруг появляются две строки, написанные как поэтические строфы:

«Отречение касалось чего-то совсем иного.

Отречение касалось чего-то намного более личного» (S. 39).

А в качестве заключения идет лишь одно предложение: «Цен тральным в беседах было как раз это — соотношение веры и знания» (S. 46). И затем — всего два слова отдельной строкой, перебиваю щей предыдущее повествование:

«Кристина вмешалась» (S. 63).

Для литературоведов Энглунд, несомненно, является писате лем. Во втором томе «Шведских современных писателей» есть глава об Энглунде, написанная Элисабет Гуммессон, в которой он харак Englund P. Silvermasken. S. 34.

Т.А. Тоштендаль-Салычева. Образ королевы Кристины… теризуется как один из самых популярных писателей Швеции: «Пе тер Энглунд дал нам новый взгляд на историческое творчество — оказывается можно писать для широкого круга читателей, не посту паясь академическими требованиями правильности и точности»14.

Взгляд П. Энглунда на королеву Кристину Королева Кристина — эта, как ее называли «Северная Минер ва», — была единственной женщиной на шведском троне, не считая короткого времени, когда после смерти Карла XII королевой стала его сестра Ульрика Элеонора (1719–1720).

Последний представитель династии Васа королева Кристина родилась 8 декабря 1626 г. Она была правнучкой основателя этой династии Густава I и дочерью прославленного короля великодер жавной Швеции Густава II Адольфа, боровшегося за укрепление лютеранской веры в Европе. После гибели Густава II Адольфа в 1632 г. Кристина стала королевой Швеции еще до того, как ей ис полнилось шесть лет. Достигнув совершеннолетия (в 1644 г.) Кри стина самостоятельно правила Швецией15 девять с половиной лет (до 6 июня 1654 г.), когда в Уппсальском дворце торжественно от реклась от трона. После этого она сразу же покинула Швецию. Её переход в католическую веру произошел сначала тайно в канун Ро ждества 1654 г. в Брюсселе, а затем открыто и официально в Инсб руке в ноябре 1655 г. Оставшуюся часть жизни Кристина Александ ра — так она звалась после обращения — в основном провела в Риме (более 33 лет), где и скончалась в Палаццо Риарио 19 апреля 1689 г.

в возрасте 62-х лет и была похоронена в соборе Св. Петра.

Историков, писавших о времени правления королевы Кристины (1644–1654), главным образом интересовали причины ее отречения от трона, а не ее деятельность как главы страны. Жизнь Кристины после того, как она покинула Швецию, изучена еще меньше и в ос новном искусствоведами, которые писали о ней как о меценате и покровительнице искусств. Образ Кристины как бы распадается на Gummesson E. Peter Englund // Svenska samtidsfrfattare. B. 2. Lund, 2000.

S. 42.

Вопреки традиции официальная коронация имела место не в Уппсале, а в Стокгольме (20 октября 1650 г.).

378 Читая книги две части, что создает странное впечатление, будто существовали две Кристины — одна до отречения, а другая — после.

П. Энглунд прослеживает жизненный путь королевы от рожде ния до смерти, уделяя серьезное внимание ей как личности, причем личности в высшей степени противоречивой16. Кристина претерпела несколько «метаморфоз», и одной из них был переход в католиче скую веру. Однако в цепи событий ее жизни самым значительным и важным превращением оказалось сотворение собственной индиви дуальности, «персоны», по словам Энглунда, заложницей чего Кри стина оставалась на протяжении большей части своей жизни: «Она подобна узнику, заключенному в этой персоне;

вероятно, можно было бы сказать, что она срослась со своей ролью, если бы речь шла не о маске, в которой играют, а затем сбрасывают по собственному усмотрению;

нет, это было образом жизни»17. И, наконец, последняя «метаморфоза» — превращение в «благочестивую» Кристину.

Историк показывает Кристину в контексте естественнонаучной революции XVII в.18. Общепризнанным фактом является высокая образованность шведской королевы (она была очень начитана, знала восемь иностранных языков), хотя именно П. Энглунд отмечает ау тодидактичность Кристины, что, в свою очередь, и послужило при чиной ее желания пригласить к себе ученых мужей из Европы для пополнения собственных знаний и шире — для превращения своего двора в центр знаний и науки «самого высочайшего качества»19. В начале 1650-х годов Стокгольм стал средоточием интеллектуалов и ученых. Подобное имело немного аналогов в Европе того времени, не говоря уж о географически удаленном северном королевстве.

Как уже отмечалось, все авторы, писавшие о королеве Кристи не, пытались ответить на вопрос, почему она отреклась от трона20.

П. Энглунд отвергает точку зрения некоторых историков о том, что Кристина сделала это только по религиозным соображениям. Он Englund P. Silvermasken. S. 15.

Ibid. S. 143.

Ibid. S. 29.

Ibid. S. 32.

Можно, конечно, постараться уйти от решения этой непростой задачи, как это элегантно сделала М.-Л. Роден, написав, что нам не дано узнать ответ, так как сама Кристина этого не хотела. Rodn M.-L. Op. cit. S. 117.

Т.А. Тоштендаль-Салычева. Образ королевы Кристины… указывает на то, что решение отречься на четыре-пять лет предшест вовало смене веры (Энглунд датирует это «внутреннее решение» 1652 годом21.) А вопрос о влиянии Декарта и французского посла в Стокгольме Шаню на оба эти решения королевы автор полагает и вовсе некорректным, ибо подобная версия предполагает пассивность самой Кристины, которая в этом случае должна быть уподоблена пустому сосуду, каковым она, конечно же, не являлась22.

История перехода Кристины из протестантизма в католичество кроется в ее «интеллектуальном и религиозном кризисе» и, как ду мает Энглунд, смена веры была не целью, а лишь средством дости жения заветной мечты23. Целью же являлось обретение личного су веренитета. Конфликт между здравым смыслом и чувством, свойст венный многим думающим людям того времени, привел Кристину к компромиссу — «религии по собственному усмотрению»24, а затем, после долгих размышлений, и к мысли об обращении. Решающим оказался тезис ее собеседников-иезуитов о том, что католическая религия не вступает в противоречие со здравым смыслом, она, рели гия — над ним, ибо и здравый смысл имеет свои ограничения25. Зёр на синкретизма, брошенные учителем Кристины Юханнесом Мат тие, упали на благодатную почву.

Забегая вперед, Энглунд обозначает и такую незатрагиваемую другими тему, как разочарование Кристины в католицизме26.

Очень важным для понимания личности королевы являются также ее отношение к власти и ее политические способности. Энг лунд вслед за Куртом Вейбуллем достаточно высоко оценивает Кри стину-политика. Знаменитое долгое заседание риксдага 1650 г., на котором королева добилась назначения наследником шведского пре стола отвергнутого в свое время в качестве претендента на роль ее мужа кузена Карла Густава с дальнейшим наследованием ему по мужской линии, было, по определению Энглунда, «политическим шедевром Кристины». Ею были достигнуты властные позиции почти Englund P. Silvermasken. S. 46.

Ibid. S. 39.

Ibid. S. 49.

Ibid. S. 31.

Ibid. S. 46.

Ibid. S. 40.

380 Читая книги абсолютистского характера, которых «никогда не имел её отец, и о которых родоначальник династии Густав Васа мог только меч тать»27. Энглунд считает, что после отъезда из Швеции Кристина вовсе не собиралась покидать мировую арену и политику28. Оставляя трон одной из могущественных стран Европы, она сохраняла нерас траченным желание власти29.

Много внимания уделяет Энглунд рассмотрению темы о стрем лении Кристины быть независимой и самостоятельной. В этом, ве роятно, кроется и причина ее отказа выходить замуж, рожать на следников и даже решения отказаться от престола и сменить веру. Ее неукротимый инстинкт свободолюбия, по словам Энглунда, лежит в основе происшедших в ней изменений: «от помолвки до идеала дев ственницы, от королевского трона до отречения, от протестантизма до католицизма, от ортодоксии до свободомыслия, от Стокгольма до Рима». «Возможно, — пишет он, — лучше всего эта мысль была сформулирована ею на одной из медалей, которую она заказала в Италии: “Я родилась и жила свободной. Я умру освобожденной”»30.

В деле Мональдеско (Gian Rinaldo Monaldesco) Энглунд разо блачает те слухи, которые возводили этого итальянского дворянина, находившегося на службе у королевы и позднее казненного по ее приказу, в ранг ее любовника. К тому же автор легко парирует обви нения в жестокости в адрес королевы тем, что полагает неоспоримой и доказанной виновность Мональдеско в предательстве и шпионаже в пользу другой страны. Энглунд напоминает, что Кристина была с юридической точки зрения суверенным монархом и в этом качестве обладала полной властью над своими подданными, да и историче ский контекст того времени наполнен аналогичными примерами.

Вместе с тем Энглунд подчеркивает, что этим поступком Кристина обнаружила свою ограниченность как политика31. Однако он приво дит также и несколько примеров ее удачных политических акций32.

Несмотря на то, что некоторым грандиозным планам не суждено Ibid. S. 65.

Ibid. S. 71.

Ibid. S. 50.

Ibid. S. 86.

Ibid. S. 99.

Ibid. S. 102.

Т.А. Тоштендаль-Салычева. Образ королевы Кристины… было свершиться, Кристина сохраняла свое политическое влияние и находясь в Риме. В частности неоспорима ее решающая роль в во просе выбора Папы Клемента IX в 1667 г. Ее мечта о крупной и ге роической роли в европейской политике продолжала жить33.

Петер Энглунд отмечает никем до него не рассматриваемые черты в образе Кристины — ее терпимость к взглядам других, ее неафишируемую материальную помощь ученым и их детям34.

Наконец, интересен взгляд Энглунда на Кристину как на жен щину: «Она оставалась всю жизнь женщиной, не любившей жен щин, и предпочитавшей общество мужчин»35. По мнению Энглунда, она имела проблемы с сексуальной идентичностью. Многое, как отмечает историк, указывает на то, что она испытывала беспокойст во и даже страх перед сексом36. Многие, писавшие о ней, видели в ее умелом гарцевании верхом на лошади, ношении мужского платья во время путешествий, быстрой ходьбе и т.п. проявление неженского начала. На эту тему распространялись слухи, имели хождение нели цеприятные домыслы. Пикантной темой, которой касаются далеко не все авторы, являются нежные чувства Кристины к Эббе Спарре, красивейшей женщине своего времени, ставшей позднее супругой брата знаменитого Магнуса Габриеля Делагарди. В анализе этого сюжета Энглунд также не покидает позиций историзма, которые диктуют ему менее скандальные, более прозаические и, возможно, более достоверные объяснения интимных отношений двух женщин.

Так, он напоминает читателям, что в холодных каменных помеще ниях той эпохи люди имели обыкновение согревать постель теплом тел своих слуг или, как в нашем случае, близких друзей. Однако характер тесной дружбы Кристины и Эббы не был раскрыт до конца никем. По словам Энглунда, именно эта женщина была единствен ным человеком из покинутой Швеции, без которой Кристина «томи лась» и «скучала»37.

И все же свою истинную любовь Кристина встретила в Риме.

Непростые, наполненные драматизмом отношения с кардиналом Ibid. S. 109, 119.

Ibid. S. 35, 36.

Ibid. S. 121.

Ibid. S. 128, 130.

Ibid. S. 129.

382 Читая книги Дечо Аццолино (1623–1689), всего на полтора месяца пережившего Кристину, длились до ее последних дней. Интеллектуальный уро вень, страсть к политической интриге, вкус к власти, общие интере сы и дела превратили королеву и кардинала в близких, нужных друг другу людей: «Любовь вырастала из их духовного родства»38.

Особую роль в книге играет театральное действо. «Серебряная маска» начинается с описания внешнего вида мадридского уличного театра, готовившего постановку в 1656 г. первой пьесы о королеве Кристине, написанной Кальдероном. Театральность, во многом при сущая всей жизни Кристины, отражается в лексике книги Энглунда.

Он часто употребляет слова «роль», «спектакль», «сцена». В приво димых им обильных цитатах из эпистолярных и других произведе ний Кристины, которые, в свою очередь, являются украшением ра боты Энглунда, имеется выдержка из письма королевы к француз скому дипломату Шаню, где есть такой пассаж: «В тот момент, ко гда я готова завершить мою роль, с тем, чтобы уйти с подмостков сцены, меня мало волнуют аплодисменты»39.

Автор представляет свою героиню как персонаж театральной драмы. Кроме того, Кристина, если следовать за Энглундом, режис сировала свою жизнь после отречения от престола, превратив ее в театральную постановку с собой в главной роли. Ее увлечение теат ром перешло в театрализацию собственного бытия: «Нетрудно ус мотреть театральную жилку в натуре Кристины в ее слабости к пре увеличениям, в ее склонности к драматическим сценам и в ее игре ролями»40. Одновременно Энглунд отмечает театральную менталь ность описываемого в книге времени41.

Значительное место в своем труде Петер Энглунд отводит рас смотрению выдающихся литературных способностей королевы Кри стины, выразившихся в сочинении ею автобиографии, эссе, афориз мов, максимов (1 300) и других произведений. Автор отмечает ее роль в создании научных академий в Швеции и в Италии. Однако наибольшее внимание уделяется вкладу Кристины в развитие театра, ее неподдельному интересу к музыке (она сама училась пению, об Ibid. S. 131.

Ibid. S. 68.

Ibid. S. 19.

Ibid. S. 120.

Т.А. Тоштендаль-Салычева. Образ королевы Кристины… ладала приятным меццо-сопрано). В то же время в изобразительном искусстве она была не слишком искушена и принадлежала к числу собирателей-дилетантов42.

«Серебряная маска» П. Энглунда принадлежит перу историка, умеющего одновременно писать интересно, образно и научно. Он виртуозно владеет искусством рассказа, при этом никогда не поки дает почву твердой, невымышленной исторической реальности, вос созданной на базе серьезного изучения разнообразных источников.

Он всегда высказывает интересные суждения о важных проблемах, связанных с героями повествования и эпохой, в которой они жили.

К какому же из разделов исторической науки может быть отне сена книга П. Энглунда? На наш взгляд, она находится на стыке со временной политической истории, освободившейся от идеографиче ской самоограниченности и впитавшей достижения социальной ис тории, а также интеллектуальной истории, взявшей все лучшее от истории идей, между которыми сохраняются прозрачные границы.

Однако, как было отмечено выше, для оценки данного автора и его трудов недостаточно критериев только исторической науки.

В случае с П. Энглундом необходимо вооружиться литературовед ческим инструментарием.

Произведения Петера Энглунда, вне всяких сомнений, созданы ученым, умеющим, в силу своих природных дарований и высокого профессионализма, блестяще сочетать методы исторического иссле дования и приемы художественной литературы. Труды Энглунда являют собой классический пример междисциплинарного подхода в области гуманитарного знания.

Ibid. S. 163.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.