WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Г.С. ЧУВАРДИН «НЕМЕЦКО-ШВЕДСКОЕ» ДВОРЯНСТВО В ОФИЦЕРСКОМ КОРПУСЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ ГВАРДИИ В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА Одной из приоритетных областей современной отечественной

исторической науки является анализ процесса образования элит, при чем наиболее острая дискуссия разворачивается в отношении военно политической элиты России императорского периода. Базовые ин дексы элитарности чаще всего связываются со степенью близости того или иного представителя определенной социальной группы к Престолу, что кажется очевидным в условиях абсолютной монархии.

Именно группа приближенных к Престолу лиц формирует после дующие круги элиты. Возражения по поводу происхождения и соци ального статуса — «элитарности по праву рождения» — уместны, но данные параметры все-таки не играют решающей роли. Примером может служить превосходство представителей менее знатной по происхождению немецкой группы во власти перед «коренной» рос сийской аристократией. Еще один индекс можно обозначить как «за слуги» на военном или гражданском поприще. Но и здесь решаю щим фактором остаются личные симпатии или антипатии монарха.

Очевидным «клубом политической и военной элиты» в России была Свита Его Императорского Величества, формируемая на основе «Высочайшего Благоволения». Средоточием элиты, формирующей периферийные ее сегменты, а также группы полуэлиты, безусловно, являлись генералитет и российская императорская гвардия.

Высшие эшелоны государственной власти царской России име ли так называемый «закрытый характер» и формировались под воз действием «фактора военного мундира». Значимость этого парамет ра для анализа специфики ментальности военного чиновника Рос сийской империи достаточно четко комментирует военный министр генерал Куропаткин: «Военный мундир действительно уже давно стал особо почетным в русской земле…». Это в свою очередь приве 338 В пространстве социальной истории ло к тому, что «каждый носитель даже одной фуражки с кокардой считался в деревне власть имущим»1. Консервативный характер вла стной модели, обозначившийся еще в XVIII в., сохранился до начала XX в., а обособленность усилилась после революции 1905–1907 гг., когда и без того крайне нелюдимый Николай II окончательно замк нулся в рамках оставшихся верными ему гвардейских частей и «от гвардейских» структур военно-политической элиты.

Офицеры-гвардейцы имели некоторое преимущество даже пе ред генералитетом (дань традициям Петра I), так как чин флигель адъютанта чаще всего получали в гвардии. Был значителен процент генералов, в том числе и генерал-лейтенантов, не имеющих никакого отношения к Свите Его Императорского Величества. Для сравнения приведем следующую статистику: Свита Николая I составляла 540 человек. При этом через звание флигель-адъютанта за период правления вышеуказанного императора прошло около 258 человек, из которых около 80% составляли выходцы из гвардии (отсутствует информация по 11 чел.)2. Численность генералитета к концу правле ния Николая I составляла 937 человек3.

В правление Николая II число генералов на действительной службе колебалось от 1386 в 1900 г. («строевых» — 661 чел.) до 1598 в 1913 г. («строевых» — 821 чел.). При этом в Свите Николая II в 1900–1903 гг. было: генерал-адъютантов — 53 (в т.ч. 6 особ импе раторской фамилии, герцог Лейхтенбергский и принц Ольденбург ский), из которых 2 носили звание «состоящих при Особе Его Импе раторского Величества»;

Свиты Его И.В. генерал-майоров и контр адмиралов — 12 (из них 2 особы императорской фамилии);

наконец, флигель-адъютантов — 33 (в т.ч. 7 особ императорской фамилии, герцог Александр Георгиевич Лейхтенбергский — офицер л.-гв. Гу сарского Его В. полка и принц Петр Александрович Ольденбург ский — офицер л.-гв. Преображенского полка). Общее число лиц Свиты Его И.В. составляло 98 чел. В указанный период 28 флигель адъютантов служили в гвардии (по двум информация отсутствует).

Куропаткин А.Н. Русско-японская война, 1904–1905: Итоги войны.

СПб., 2002. С. 431-433.

См.: Милорадович. Список лиц С. Их Имп. Величеств с царствования Петра Великого по 1886 г. Киев, 1886. Дополнения 1891 и 1895.

Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 318.

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… В подтверждение можно привести наблюдения генерал-майора Е.И. Мартынова. Он отмечал, что в пореформенной России есть три пути проникновения в военную элиту империи. Это, во-первых, служба в «одном из дорогих гвардейских полков» (при этом генерал подчеркивает приоритетность этого пути), во-вторых, по линии ге нерального штаба. Евгений Иванович отмечает: «…более ловкие офицеры генерального штаба пристраиваются к одной из централь ных петербургских концелярий и благодаря этому попадают в гене ралы на 4-6 лет раньше своих товарищей, командовавших своими полками. Затем некоторые из военных бюрократов, пролавировав еще некоторое время между разными военными штабами, снова воз вращаются в строй, сразу занимая там крупные должности». Но са мый короткий путь в высшую военную элиту оказывается связан с придворной службой. Генерал резюмирует: «Фешенебельный ресто ран, петербургская канцелярия и дворцовая приемная — вот где из готовляется большинство русских военачальников»4.

С Николая I выстраивается жесткий вектор передачи власти по линии «отец – старший сын», обусловленный законотворчеством Павла I5. Окончательно оформляется имперская идеология и прин ципы верности Престолу и Отечеству. Николай I приближает новых людей, а его сыновья и внуки в дань памяти отцу и деду продолжают держать этих людей, их детей и внуков подле себя. При этом степень близости определяется возможностью поступления в престижные военные и светские учебные заведения, прежде всего Пажеский кор пус6 и императорскую гвардию. Последняя вплоть до начала Первой мировой войны оставалась мощным трамплином для успешной карьеры. Близость определялась также назначением адъютантом к одному из великих князей или лиц, приближенных к престолу, и, наконец, назначением в Свиту — получением флигель-адъютант ского звания. В последующем карьера такого человека была обеспе Мартынов Е.И. Из печального опыта русско-японской войны // Полити ка и стратегия. М., 2003. С. 67-68.

«Учреждение об императорской фамилии» от 5 апреля 1797 г.

Так на отрезке 1894–1914 гг. в полки 1-ой пехотной и 1-ой и 2-ой кавале рийской гвардейских дивизий из Пажеского Корпуса было выпущено 32,9% офицеров. См.: Чувардин Г.С. Старая гвардия: социокультурная структура и мировоззрение офицерского корпуса «старой гвардии». Орел, 2002. С. 265.

340 В пространстве социальной истории чена. Генерал Е.И. Мартынова замечал: «Какая-либо высокая особа получает командную должность. Вокруг нее тотчас же формируется круг приближенных — своего рода маленький двор: один прекрасно рассказывает анекдоты, другой веселый собутыльник, третий удобен для разных домашних поручений, четвертый просто приятен во всех отношениях. Поднимается по иерархической лестнице высокая осо ба и вместе с нею возвышаются ее приближенные, пока желающие из них не пойдут на высокие военные посты»7.

В рассматриваемый период императорская гвардия составляла существенный компонент российской армии. На 1900–1901 гг. из 209 полков полевой пехоты гвардия была представлена 12 полками, сформированными в три дивизии. Кроме этого, из 24-х стрелковых бригад имелась одна гвардейская стрелковая бригада в составе 4-х стрелковых полков. В регулярной кавалерии было 10 гвардейских полков и 55 армейских. Имелся один жандармский гвардейский эс кадрон и 5 армейских. Наконец, полевая пешая артиллерия была представлена 3 гвардейскими бригадами из 52 бригад и 5 гвардей скими батареями конной артиллерии из 28 батарей. В целом на на чало ХХ в. гвардия насчитывала приблизительно 44 полка и подраз деления (приблизительно 3% от общей численности армии)8.

Отдельные аспекты высшего командного состава император ской гвардии рассматривались9, однако проблема в целом остается малоизученной. Исследование офицерского корпуса императорской гвардии на всем отрезке ее существования позволяет открыть мно гие страницы отечественной истории. Одним из важнейших компо нентов анализа императорской гвардии является этноконфессио нальная составляющая ее офицерского корпуса. В Российской импе Мартынов Е.И. Указ. издание. С. 68.

Малинко В., Голосов В. Справочная книжка для офицеров. Ч. I. М., 1902.

С. 1-8.

Волков С.В. Офицеры российской гвардии: Опыт мартиролога. М., 2002;

Леонов О., Ульянов И. Регулярная пехота 1698–1801. М., 1995;

Леонов О., Улья нов И. Регулярная пехота 1855–1918. М., 1998;

Чапкевич Е.И. Русская гвардия в Первой мировой войне. Орел, 2003;

Федорченко В.И. Двор российских импера торов. М., 2004;

Он же. Свита российских императоров. Т. 1-2. М., 2005;

Он же. Российский императорский дом и европейские монархии. М., 2006;

Анто нов Б.И. Императорская гвардия в Санкт-Петербурге. СПб., 2001;

Незвец кий Р.Ф. Лейб-гвардия императорской России. М., 2009.

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… рии начала ХХ в. конфессиональный признак имел решающее зна чение. К 1897 г. число православных достигло 87,3 млн. человек, что составляло около 69,5% населения страны. Именно посредством православия как господствующей государственной религии, транс формировавшейся к концу XIX в. в систему мировоззрения и форму идеологии10, сглаживались многие межнациональные противоречия.

Национальный фактор имел второстепенное значение. Значи тельное число подданных Российской империи, особенно в интере сующей нас дворянской среде, стремилось принять православие для успешного осуществления своих карьеристских установок. Отметим интернациональный характер русского дворянства (особенно в ари стократической среде), мало считавшегося с национальным факто ром внутри своей замкнутой корпоративной среды. Ведущая роль православия обуславливалась и тем, что, главой русской православ ной церкви являлся сам император11. Кроме того, император был державным шефом подавляющей части гвардейских полков. Так, Александр III, еще будучи цесаревичем, был державным шефом л. гв. 3-го стрелкового Финского батальона, л.-гв. Донской казачьей конноартиллерийской Имени Наследника Цесаревича Александра Александровича батареи, л.-гв. Атаманского полка и вторым шефом л.-гв. Преображенского, Семеновского, Измайловского, Егерского, Гренадерского, Павловского, Кавалергардского, Конного, Кирасир ского Его Величества, Гусарского Его Величества, Казачьего, Улан ского Его Величества, 1-ой Артиллерийской бригады и Конноартил лерийской бригады12. Такова же ситуация и при Николае II. Все это в конечном итоге не могло не влиять на поведение большинства рус ских дворян, занимающих ответственные государственные посты, в том числе и старших офицеров императорской гвардии.

Характеризуя современность М. Хайдеггер указывает: «…христианские церкви осовремениваются, перетолковывая свое христианство в мировоззре ние» (Хайдеггер М. Время картины мира. СПб., 2004. С. 14).

С.С. Ольденбург писал: «...Русский Царь был не только главой государ ства: он был в то же время главой русской православной церкви». (См. Ольден бург С.С. Царствование императора Николая I. Т. 1. Белград, 1939. С. 16.) Полный послужной список Наследника Цесаревича Александра Алек сандровича 188 г. // Сборник документов РГИА. Фонд Великого Князя Алек сандра Александровича. М., 2002. С. 543.

342 В пространстве социальной истории Отправная точка анализа — группа полковников как переход ное звено из XIX в ХХ в. (ряд гвардейских полковников принимал участие еще в войне 1877–78 гг.). Согласно П.А. Зайончковскому, в пореформенный период постоянно росло число «генералов-немцев».

К началу Первой мировой войны их процентный состав имел сле дующий вид: генерал-майоров — 7,3%, генерал-лейтенантов — 9,9% и полных генералов — 16,5%. Историк резюмирует: «Значительный рост немцев среди высшего генералитета говорит, бесспорно, о сим патиях императорского дома к лицам этой национальности»13.

Анализ конфессиональной принадлежности по гвардии и ар мии, отмеченных в штатных расписаниях 1903–1905 гг., дает сле дующую картину: 84,4 % полковников, служащих в армейских час тях исповедовало православие и около 7% — лютеранство 14.

В полках императорской гвардии православие исповедовало 78,7% полковников, лютеранство — 21,3%.15 Эта цифра почти в два раза превышает процент по общим показателям, таким образом, ска залась на конфессиональном уровне длительное время проводив шаяся политика «онемечивания» отдельных гвардейских полков16.

При этом не учитывается общее число русифицированных немцев в гвардии, родственники/дальние родственники которых продолжали жить за границей. По понятным причинам в русской армии могли служить преимущественно подданные Российской империи. В 1880 г. был издан указ, ограничивающий поступление немцев, вы ходцев из Германии и Пруссии, на русскую военную службу в каче стве офицеров. Таким образом, значительный процент немцев протестантов поступал на военную службу из Ост-Зеи. Следует от метить тот факт, что к середине XVIII в. в состав Российской импе рии были включены территории Прибалтики, на которых проживало Зайончковский П.А. Русский офицерский корпус накануне Первой ми ровой войны. // П.А. Зайончковский (1904–1983 гг.): Статьи, публикации и вос поминания о нем. М., 1998. С. 31.

Режепо П.А. Статистика полковников. СПб., 1905. С. 19.

Был проведен анализ «Послужных списков» и «Списков по старшинст ву…» следующих фондов РГВИА (Российский Государственный Военно исторический архив). Ф.ф. 2584, 2577, 2576, 2581, 2583, 2588, 3543, 3544, 3547, 3545, 3549, 3551, 3591.

Среди солдат процент православных был еще ниже, по подсчетам того же П.А. Режепо, 75% от общего числа (данные того же года).

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… в соответствие с привилегированными дворянскими списками мартикулами: в Лифляндии 172, Эстляндии — 127 и на острове Эзель — 25 дворянских фамилий17. Получив свою «маленькую Гер манию», российские императоры пустили остзейских баронов в раз личные институты государственной власти, в том числе и в армию.

Выделим «наиболее православные» (1-я группа) и «наиболее протестантские полки» (2-я группа). К 1-ой группе можно отнести: в кавалерии — л.-гв. Кавалергардский, л.-гв. Гусарский Его Величества полки, а в инфантерии — л.-гв. Преображенский и л.-гв. Егерьский полки18. Ко 2-ой: в кавалерии — л.-гв. Конный, л.-гв. Кирасирский Ея И.В., л.-гв. Конно-Гренадерский и л.-гв. Драгунский полки, а в пехо те — л.-гв. Семеновский и, с некоторыми оговорками, л.-гв. Измай ловский полк19. В артиллерии — л.-гв. 2-ю артиллерийскую бригаду, в которой на отрезке 1905–1913 гг. отмечено от 10 до 16 лютеран20.

К началу ХХ века в Российской империи прослеживаются не сколько вариантов «классического» протестантизма. Из них выде ляются следующие направления: евангелическо-лютеранское (люте ранское), евангелическо-аугсбургское, реформаторское разных ви дов. Значительное число немцев, «остзейцев» и шведов оказалось в рядах русской армии и в императорской гвардии еще в XVIII в.

Большая часть из них, становясь русскими поданными, принимала православие: например, Корфы, Витгенштейны (родственники Го генцоллернов), Энгельгардты, Бенкендорфы, Врангели и др. Но зна чительная часть сохраняла протестантское вероисповедание.

Русские императоры охотно принимали немцев и шведов на во енную службу. «Пронемецкая политика» объяснялась высокой ис полнительностью и дисциплиной немецкого и шведского элемента21, службой не столько государственно-политической абстракции, име И это без учета дворянских родов Курляндии.

РГВИА. Ф.ф. 3545, 2583, 3591.

РГВИА. Ф.ф. 3543, 3547, Ф. 3551, 2595.

Полковники Ден А.А., фон-Аккерман Александр Федорович;

штабс капитаны Гук Георгий Алексей-Карлович;

Фон-Дитмар Генрих-Эманул Николай Владимирович;

Вестмарк Владимир Августович;

Шнейдеман Геори гий Вильгельм Эдуардович;

Заддэ Артур Яковлевич из потомственных почет ных граждан;

фон-дер-Ховен Александр Рейнгальдович;

Фехнер Федор Юлие вич и др. (см.: РГВИА. Ф. 3671. Оп. 1. Д. 7).

Волков С.В. Русский офицерский корпус. М., 1993. С. 276.

344 В пространстве социальной истории нуемой Россией, сколько непосредственно Престолу и лично импе ратору22. В немцах на русской службе (их приток при Александре III был ограничен, и поэтому целесообразнее говорить об «остзейском дворянстве») в первую очередь ценился «врожденный солдат». Со держание данного архетипа достаточно четко сформулировал идео лог прусского юнкерства Ф.А.Л. Фон дер Марвиц. Он писал, что все немцы (речь идет о дворянской аристократии) «рождаются солдата ми и должны служить всю свою жизнь, за исключением старших сыновей, которые заботятся об отце, если он стар и немощен»23. Есть небезосновательное указание на то, что остзейское дворянство пози ционировало себя в первую очередь как носителя аутентичного «германского (прусского) духа» на русской почве. Протестантизм, в отличие от православия, отрицал внешнюю сторону служения, под разумевая в церкви собрание «свободных верой» общинников, что в целом обуславливало специфику поведения офицеров-протестантов в определенных полках гвардии24.

Потомков представителей таких фамилий шведского происхо ждения, как Кнорринги, Лоде, Линдгрены, Нироды, Энкели, Ман нергеймы, Тигерстедты, Левстремы и других, встречаем в составе императорской гвардии начала ХХ в. Так, в л.-гв. Семеновском пол ку, который был одним из самых «немецких» в гвардейской пехоте, в 1900 г. из 22 представителей немецко-шведского элемента 6 было шведского (или датского) дворянского достоинства (то есть 27,3%) — все принадлежали к лютеранской церкви (см. таб. 1):

А.Е. Пресняков отмечал, что еще император Николай I «говаривал»:

«Русские дворяне служат государству, немецкие — нам». Пресняков А.Е. Рос сийские самодержцы. М., 1990. С. 265.

Marwitz F.A.L. von der. Ein markisher Edelmann im Zeitalter der Betrei ungskreige. Hrsg. Von F. Meusel. Berlin, 1913. Bd. II. S. 157.

Одним из отличий реформаторской церкви от лютеранства являлось оформление первой как пресвитерианской и синодальной — реформаторские общины были независимы даже от себе подобных. В Петербурге начала ХХ в.

было несколько таких общин, которые посещали и гвардейские офицеры. В реформаторской общине наблюдалось более строгое соблюдение «чистоты ве ры» и «истинной духовной иерархии». После Петра I значительное число нем цев-протестантов оказалось в России, позднее, с присоединением Финляндии, в России оказалось определенное число шведов-протестантов.

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… Таблица Наличие офицеров шведского (датского) дворянского достоинства в л.-гв. Семеновском полку № Фамилия, имя, Первое упоминание Конфессиональная отчество, титул о фамилии, подданство принадлежность 1. Энкель Оскар ХVIII в., шведское лютеранское Карлович 2. фон-Сиверс Федор ХV–ХVI вв., датское евангельско Яковлевич лютеранского 3. Майдель Роман ХVI в., шведское лютеранское Карлович, барон 4. Левстрем Эрнст ХVIII в., шведское лютеранское Лаврентьевич 5. Лоде Владимир ХII в., датское лютеранское Гармольдус Фроль польд Эдуардович 6. фон-Сиверс Яков ХV–ХVI вв, датское евенгельско Яковлевич лютеранского Офицер л.-гв. Семеновского полка П. Шостаковский отмечал, что наряду со шведами значительный процент в полку составляли немцы, происходившие из Пруссии: «В полку 17 немецких баронов, родственники которых служили в прусской гвардии»26.

Большинство представителей немецко-шведского элемента стремились получить высшее военное образование — окончить Ни колаевскую академию Генерального Штаба. Например, в л.-гв. Кон ном полку окончившие академию представители этой группы со ставляли 75%,27 в л.-гв. Семеновском полку — 50% (у семеновцев один «остзеец» окончил Военно-Юридическую Академию)28, в л.-гв.

Егерском полку — 42%29, в л.-гв. Драгунском полку — 29%30.

Стремление получить высшее военное образование, способствовав шее последующей успешной военной карьере, было связано с труд ным материальным положением, в котором находились «шведы»31 и «остзейские бароны», а служба в «старой гвардии» требовала значи РГВИА. Ф. 2584. Оп. 1. Д. 2595.

Шостаковский П.П. Путь к правде. Минск, 1960. С. 47.

РГВИА. Ф. 3543. Оп. 1. Д.д. 3239, 3145, 3147, 3152.

РГВИА. Ф. 2584. Оп. 1. Д.д. 2595, 2756, 2822.

РГВИА. Ф. 2576. Оп. 2. Д.д. 195, 198, 228.

РГВИА. Ф. 3552. Оп. 1. Д.д. 12, 16, 55.

См.: Вейо Мери. К.-Г. Маннергейм маршал Финляндии. М., 1997. С. 30.

346 В пространстве социальной истории тельных материальных затрат. Даже такой «образцовый кавалер гард», как барон К.-Г. Маннергейм, отмечал свою «бедность» для службы в полку, которая со временем стала одной из причин пере вода в действующую армию32.

Представители данной группы отличались от остальных групп гвардейских офицеров сдержанностью, воспитанностью, холодно стью, переходящей порой в чопорность, умением держать дистан цию. А. Бенуа отмечал в знакомых гвардейцах-«остзейцах» следую щие черты: «Оба (барон К. Деллингсгаузен и граф Н. Ферзен) были...

типичными “остзейцами”, оба сильно белокуры, оба говорили по русски правильно, но с легким немецким акцентом, оба были отлич но воспитаны и изысканно вежливы... граф Ферзен строго сохранял всегда дистанцию, что и соответствовало его характерно герман ской, абсолютно прямой осанке, его высокому росту и “аполлониче скому” сложению». А. Бенуа также специально отмечал, что «ост зейцы» никогда «не впадали в сплетни»33.

Представителям данной группы была свойственна высокая пре данность правящей династии, с которой они связывали свои нравст венные и моральные идеалы. В их сознании сложился устойчивый, связанный со средневековьем, стереотип «рыцарской чести». Приве дем признания семеновского офицера-«остзейца» А.А. фон-Лампе:

«Страна, которая приютила моих предков, стала для меня настоящей Родиной, и настолько, что я, как умирающий гладиатор, гибну, но шлю ей последний привет и питаюся одной надеждой — мое про клятие победителю приведет его к поражению и, таким образом, я, умирая, достигну цели — освобожу Родину... Родине я дал все...»34.

Совсем иначе выглядели представители данной группы, пере шедшие в православие, постепенно «обрусевшие» и воспринимав шиеся как «свои». В л.-гв. Конном полку состава 1902 г. из 19 пред ставителей шведско-немецкой группы только 7 являлись протестан тами (лютеранами), остальные 12 были православного вероиспове дания, что составляло 63%. Среди них были такие «откровенные по происхождению немцы», как барон Н.А. Врангель (датского проис хождения, ХII век), герцог Г.Н. Лейхтенбергский, граф Ф.М. Нирод Маннергейм К.-Г. Мемуары. М., 1999. С. 18.

Бенуа А. Мои воспоминания. Кн. I-III. М., 1993. С. 110.

ГАРФ. Ф. 5853. Оп. 1. Д. 9. Л. 179.

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… (шведского происхождения, ХVI в.), барон С.К. Фелейзерн, граф А.П. Беннигсен, барон П.Ф. Мейендорф, барон В.А. фон-дер Пален35. Представители данной группы, как и их «русские собра тья», порой совершали крайне неблаговидные поступки — среди них было значительное число «дамских угодников», бретеров и пья ниц, на что указывают «порицания», получаемые отдельными гвар дейскими офицерами. В том же полку из 33-х офицеров, получив ших различной степени порицания в промежутке между 1908– 1912 гг., 17 чел. оказались немцами или «остзейцами», что составило 51,5%. Из них 14 являлись православными и только 3 — лютеранами (2 штабс-ротмистра и 1 корнет)36. Примеры похождений «обрусев ших «остзейцев» приводит в своих воспоминаниях В. Трубецкой37.

В гвардейской артиллерии к началу ХХ в. наиболее высок был процент исповедующих протестантизм разных толков в л.-гв. 2-й артиллерийской бригаде. Из 57 офицеров (не учитываются 6 генера лов) в 1910 г. 7 чел. принадлежали к лютеранскому вероисповеда нию (1 полковник и 6 офицеров прочих званий)38. Для сравнения — в л.-гв. 3-й артиллерийской бригаде из 70 офицеров 6 чел. (включая командира полка) принадлежали к лютеранской вере. Примечатель но, что и 2-й гвардейской артбригадой командовал немец, генерал майор Александр Федорович фон-Гилленшмидт (уроженец Лиф ляндской губернии)39, но уже его отец перешел в православие.

Не столь существенным был процент немцев и шведов в гвар дейских стрелковых частях (за исключением л.-гв. 3-го Финляндско го стрелкового батальона). Так, в л.-гв. 1-м Стрелковом ЕВ батальо не из 31 офицера в 1899 г. 5 являлись протестантами (из них 1 гене рал)40. К 1905 г. число лютеран уменьшилось до 4 человек, при этом все они имели звание подпоручиков41. Наконец, к 1910 г. теперь уже в л.-гв. 1-ом Стрелковом ЕВ полку не остается ни одного лютерани на. Схожая ситуация наблюдается в л.-гв. 4-ом Стрелковом Импера РГВИА. Ф. 3543. Оп. 1. Д. 3239.

РГВИА. Ф. 3543. Оп. 1. Д. 3245.

Трубецкой В. Записки кирасира // Россия воспрянет. М., 1996. С. 464.

РГВИА Ф. 3671. Оп. 1. Д. 19. Л. 37об.

Там же. Л. 3.

РГВИА Ф. 2587. Оп. 2. Ед. хр. 154. Л. 16.

Там же. Ед. хр. 161. Л. 26.

348 В пространстве социальной истории торской фамилии батальоне (с 1910 г. в л.-гв. 4-ом Стрелковом Им ператорской фамилии полку). В полках 2-ой бригады 2-й л.-гв. диви зии прослеживается тот же механизм ротации немецко-шведского элемента офицерской среды, что и в 1-ом и 4-ом стрелковых баталь онах/полках. Так в л.-гв. Павловском полку в 1895–1897 гг. насчиты вается 7 лютеран из 83 наличествующих офицеров, а в 1909–1910 гг.

число лютеран сокращается до 1-го человека из 79 офицеров42. В л. гв. 2-м Стрелковом Царскосельском батальоне в 1899-1900 гг. из человек 2 лютеранина, причем один из них генерал43. Та же ситуация сохраняется в 1907–1910 гг.44 Интересно, что батальоном/полком в 1905–1914 гг. командовали офицеры немецко-шведского происхож дения, предки которых (на отрезке прадед-дед) перешли в правосла вие в XIX в. — Свиты Е.И.В. генерал-майор П.А. Дельсаль, генерал майор Д.Н. Пфейфер и полковник Д.К. Седергольм.

В гвардейских казачьих частях (л.-гв. Казачий Его Величества и л.-гв. Атаманский Его И. Высочества Наследника Цесаревича полки) в начале ХХ в. количество лютеран никогда не превышало 1-2 чело века. В л.-гв. Сводно-Казачьем полку лютеран вообще не числилось.

«Остзейцы»-протестанты славились особым «рвением и испол нительностью». Это были зачастую настоящие профессионалы сво его дела, глубоко впитавшие в себя дух средневековых воинов наемников: «... служили они преимущественно в войске, потому что к нему чувствовали тяготение, будучи потомками рыцарских родов (Тевтонский и другие ордена)»45. Пример подобного рода являет офицер л.-гв. Кирасирского Ея И.В. полка Эдвин Иоган Иоганович Линдгрен, которого В. Трубецкой вспоминал как «службиста в пол ном смысле слова», как «педанта до мозга костей», как «практично го, хозяйственного, всегда добросовестного и трезвого»46.

Хотя процент представителей римско-католической церкви в гвардии был крайне незначительным, тем не менее мы встречаем их практически во всех полках гвардии (см. таб. 2):

РГВИА Ф. 2581. Оп. 1. Д. 727.

РГВИА Ф. 2588. Оп. 2. Д. 238. Л. 15.

Там же. Д. 241. Л. 14об.

Российские офицеры. // Военно-Исторический журнал. № 2. 1994. С. 44.

Трубецкой В. Указанное издание. С. 114-115.

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… Таблица Наличие офицеров католического (римско-католического) вероисповедания в российской императорской гвардии 1900–1914 гг. № Фамилия, инициалы, Полк, в котором Национальная титул служил офицер принадлежность 1. де-Броэль-Платерн л.-гв.Кавалергардский Немец Ю-Ф.А., граф полк 2. фон-Гротгус Г.Г., л.-гв.Кавалергардский немец («остзеец») барон полк 3. Тышкевич С.В., граф л.-гв. Конный полк Поляк 4. Велопольский А.С., л.-гв. Гусарский Е.В. Поляк граф полк 5. Велопольский К.С., л.-гв. Гусарский Е.В. Поляк граф полк 6. Абаковский А.И. л.-гв. Семеновский полк Поляк 7. Погоржельский К.С. л.-гв. Семеновский полк Поляк 8. Копец К.К. л.-гв. Павловский полк немец («остзеец») 9. Госевский А.К. л.-гв. Павловский полк Поляк 10. Яблонский П.И. л.-гв. Павловский полк поляк, сын австрийского подданного, принявшего подданство Российской им перии 11. Гинтылло Л.Б. л.-гв. Павловский полк французские корни 12. Винчи Ф.И. л.-гв. Павловский полк итальянские корни 13. Исарлов И.Л. л.-гв. Конно-Гренадер- ? — уроженец Тифлисской ский полк губернии 14. Наполеон л.-гв. Уланский Ея В. француз (из французского принц Людовик полк царствовавшего император ского дома) 15. Принц л.-гв. Гродненский гу- из царского дома Бурбонов Бурбонский Х.К. сарский полк испанской линии 16. Осецкий К.В. л.-гв. Драгунский полк Поляк 17. Тупальский К.-В. В. л.-гв. Драгунский полк Поляк 18. Глембоцкий И.М. л.-гв. Драгунский полк Поляк 19. Здроевский М.Ю. л.-гв. Драгунский полк Поляк 20. Окулич В.А. л.-гв. Измайловский Поляк полк 21. Солини К.И. л.-гв. 2-й стрелковый Поляк батальон 22. Шифнер А.М. л.-гв. 2-я артиллерий- немец («остзеец») ская бригада РГВИА Ф.ф. 3545, 3543, 3544 3591, 3551, 3552, 2581, 2584, 2577, 2588.

РГВИА Ф. 2581. Оп. 2. Д. 707. Л. 8.

350 В пространстве социальной истории Как видно, в данной группе большинство составляют офицеры польского происхождения. Необходимо отметить, что после ряда волнений и двух восстаний в Польше в ХIХ в. польская католиче ская церковь, подпитывающая национально-освободительную борь бу, оказалась «вне закона». Русская армия фактически отказалась от услуг польского служилого дворянства, и наличие поляков офицеров, исповедующих католицизм, было исключением из общих правил. Даже в так называемой «варшавской гвардии» процент ка толиков был крайне низок. Например, в л.-гв. Гродненском Гусар ском полку в 1906–1910 гг. из 47 офицеров только 1 был католи ком49. А в л.-гв. Уланском Его И.В. полку — 2 чел.

«Тяжелая кавалерия» императорской гвардии в силу мощных традиционных установок могла пойти на такое исключение: в пол ках продолжали служить офицеры, «генетически» связанные с исто рией данных частей. Так, в л.-гв. Конном полку сложилась устойчи вая традиция принимать потомков следующих фамилий: князей Сангушевых, графов Тышкевичей, Ходкевичей и Довгелло. В иссле дуемый период мы встречаем только графа С.В. Тышкевича. Из дан ных фамилий «польской аристократии» за весь период существова ния л.-гв. Конного полка в нем служило всего 35 человек50. Такой же редкостью было и наличие немцев-католиков (хотя к этой группе никаких предубеждений не существовало). Схожая ситуация про слеживается и в л.-гв. Драгунском полку. В 1899–1914 гг. в полку служило 11 офицеров римско-католического вероисповедания, при чем только один из них может быть идентифицирован как «немец» (генерал-майор А.-И.-Г.Е. Ризенкампф51), остальные имели польское происхождение (Тупальский, Глембоцкий, Осецкий, Здроевский, Главацкий, Валицкий и др.). Думается, что это объясняется тем, что значительное число немецких дворянских родов, особенно мелких, перешло после Реформации в протестантизм. Католическую веру сохранили, пожалуй, лишь «оголтелые ортодоксы», воспринимав шие таковую как неотъемлемую часть своей родовой традиции.

Таким образом, к началу Первой мировой войны представители немецко-шведских дворянских фамилий занимали значительное ме РГВИА. Ф. 3551. Оп. 1. Д. 53.

История лб.-гв. Конного полка. Париж, 1961. С. 10.

РГВИА. Ф. 3552. Оп. 1. Д. 55. Л. 4.

Г.С. Чувардин. «Немецко-шведское» дворянство… сто и играли существенную роль в структуре российской император ской гвардии (а по крупному счету и военной элиты)52. Это касается не только рядовых офицеров отдельных гвардейских полков, но и высшего командного состава Гвардейского корпуса. На первом эта пе войны сложилась парадоксальная ситуация. Отдельные гвардей ские полки были укомплектованы более чем на 30% офицерами не мецко-шведского происхождения, исповедующими разные вариации протестантизма. Так как в большинстве престижных гвардейских полков значительный процент составляли немцы, то «немцам» при ходилось воевать против «немцев». Думается, что изучение рефлек сии офицера-немца на войну против своей исторической родины заслуживает пристального внимания и дальнейшего исследования.

После начавшейся германофобии, получившей юридическую базу уже в сентябре 1914 г. (например, московская городская управа 4 сентября запросила сведения обо всех австрийских и немецких подданных — служащих городских предприятий, а 9 сентября при няла постановление о прекращении приема подданных воюющих с Россией государств на работу в органы управления53, что тут же, по замечательной русской традиции, было перенесено на «православ ных немцев»), происходит стремительное вымывание «немецкого» элемента, в том числе и из гвардейских частей. В конечном итоге это крайне негативно сказалось на боеспособности гвардейских частей, дисциплина в которых стимулировалась, в первую очередь, офицерами-службистами немецко-шведского происхождения.

Палеолог С.Н. Около власти. М., 2004. С. 30-50.

Гатагова Л. Хроника бесчинств. Немецкие погромы в Москве в 1915 г. // Родина. № 10. 2002. С. 19.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.