WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

А.Ю. СЕРЕГИНА ПЕРЕВОДЫ КАТОЛИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В АНГЛИИ ВТОРОЙ ПОЛОВИНЫ XVI ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЫ XVII ВЕКОВ Бурная эпоха Реформации и Католической Реформы

сопровож далась волной публикаций религиозной литературы различных жан ров — полемики, наставлений, богословских трактатов, церковных истории и т.п., не говоря уже о многочисленных молитвенниках и катехизисах. В период, когда конфессиональные и политические конфликты, охватившие Западную Европу, совпали по времени с одной из важнейших технологических революций в истории челове чества — распространением книгопечатания — книги стали важным способом формирования этнополитических и/или конфессиональ ных сообществ. Полемическая литература была призвана очерчивать границы сообществ, так как она формулировала критерии для опре деления принадлежности к нему и формировала образ «чужого» — им, как правило, оказывались представители иных конфессий или даже члены других групп (например, монашеских орденов) внутри конфессии собственной. Наставительная литература, агиографиче ские произведения, катехизисы были призваны определить приори теты в религиозной жизни индивида и задать ее параметры. Эти функции литературы зачастую дублировались проповедью — ведь подавляющее большинство европейцев раннего Нового времени бы ли неграмотными, и устное слово имело больше шансов «достучать ся» до них, нежели письменное. Но и воздействие книги, в т.ч. пе чатной, не стоит преуменьшать, хотя бы потому, что практика чтения сильно отличалась от привычной для наших современников.

Для нас чтение — это занятие, которому предаются в уединении, а Исследование выполнено по проекту «Гендерное измерение социальных конфликтов: от Средневековья к Новому времени» в рамках Программы фун даментальных исследований Отделения историко-филологических наук РАН «Исторический опыт социальных трансформаций и конфликтов».

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… читаем мы, выйдя из детского возраста, про себя. Но в XVI–XVII вв.

чаще читали вслух, для друзей, семьи, слуг и т.п., и аудитория книги, отнюдь не ограничивалась только грамотными людьми.

Для английского католического сообщества XVI–XVII вв. кни ги имели огромное значение, большее, пожалуй, чем для их собрать ев на континенте: ведь с 1559 г. Англия вновь (и на этот раз оконча тельно) стала официально протестантской страной. Проповедь католичества в стране была поставлена вне закона, а священники миссионеры, действовавшие нелегально, могли охватить относи тельно небольшое число слушателей. Остальные должны были пола гаться на книги, которые они либо читали сами, либо слушали1.

Книги были важным каналом приобщения англичан к ценно стям и приоритетам реформированного, пост-Тридентского католи цизма, а для этого большое значение имели переводы, прежде всего для мирян, не владевших латынью и не знавших (или знавших не достаточно) иностранных языков. Переводная литература отражает приоритеты католической миссии, а также аудиторию, на которую предполагалось воздействовать. В данной статье исследуются пуб ликации переводов религиозной литературы на английский язык в 1559–1640 гг., с момента вступления в силу религиозного законода тельства Елизаветы I и до начала Гражданской войны. Предприня тый впервые анализ динамики публикаций и языков, с которых осу ществлялись переводы, круга авторов текстов, их жанров, а также групп людей, так или иначе с переводами связанных (переводчиков, издателей и патронов) позволяет представить роль книги в формиро вании и функционировании английского католического сообщества2.

Издания переводов Переводы составляли значительную группу — 34% всей анг лоязычной книжной продукции (315 изданий из 930). Естественно, значительная доля публикуемых переводов — 24% или 74 изда ния — пришлась на долю переводов Св. Писания, Псалтири и мо литвословов, предназначавшихся для мирян, которые порой оказы Walsham A. “Domme Preachers”? Post-Reformation Catholicism and the Cul ture of Print // Past and Present (168), 2000.

Все подсчеты выполнены автором по изданию: Allison A.F., Rogers D.M.

The Contemporary Printed Literature of the English Counter-Reformation between 1558 and 1640. Vol. II: Works in English (Aldershot, 1994).

92 История, религия, культура вались надолго лишены доступа к католическим священникам, а, следовательно, и к таинствам. Своего рода заменой — хотя и отнюдь не адекватной — католической литургии было регулярное чтение молитв, ее составляющих. Предполагалось, что такое чтение станет способом организации религиозной жизни мирян в отсутствие свя щенника, причем грамотные миряне — зачастую хозяева поме стья — собирали слуг и родственников для совместной молитвы.

Остальные переводы распадаются на многочисленные жанры.

Среди них были тексты, посвященные тому, как правильно молиться и медитировать, рассказывавшие о таинстве причастия и подготовке к нему, полемические сочинения и богословские трактаты, наставле ния в благочестивой жизни, жития святых и правила монашеских ор денов, катехизисы, церковные истории, сочинения отцов церкви и др.

Публикация этих трудов распределялась весьма неравномерно по хронологическому периоду, охватывающему около 80 лет. Боль шая часть переводов (как и книжной продукции вообще) приходится на первую половину XVII века, а число публикаций, появившихся в елизаветинский период, выглядит относительно скромным. В 1560-х гг. было издано 11 переводов (3,4%), в 1570-х — 15 (5%), в 1580-х — 10 (3%), в 1590-х — 21 (6,6%). Всего за 1559–1600 гг. вышло 57 из даний переводов (18% от их общего числа). В 1600-х гг. вышло изданий (9,2%), но уже в следующем десятилетии этот показатель резко подскочил: в 1610х гг. вышло в свет 61 издание (19,3%). В 1620-х гг. было издано 80 переводов (25,3%), а в1630-х гг. и того больше — 88 (28%). Всего в 1600–1640 гг. вышло в свет 268 изданий переводов католической литературы (85% от общего числа).

Такая неравномерность определялась политическими, экономи ческими и идеологическими факторами. К числу первых относится постепенное ослабление гонений на католиков к 1620-м гг. В прав ление Елизаветы католическое сообщество постоянно находилось под угрозой, так как правительство было склонно рассматривать его как своего рода «пятую колонну». Этому способствовало и Северное восстание 1569–70 гг., прошедшее под лозунгом восстановления «старой веры», и отлучение Елизаветы от церкви папой Пием V в 1570 г., и затяжная (1585–1604 гг.) война с католической Испанией.

Взошедший в 1603 г. на английский престол Яков I заключил мир с Испанией и стремился поддерживать хорошие отношения с католи А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… ческими соседями;

он даже имел своего неофициального представи теля в Риме. Несмотря на то, что антикатолические законы времен Елизаветы не были отменены, а Пороховой заговор 1605 г. вызвал в стране волну враждебности к католикам, в целом их положение при Стюартах улучшилось. Постоянно испытывавший нехватку средств Яков I предпочитал не преследовать католиков (что вступило бы в противоречие с проповедовавшейся им терпимостью), а взимать с них штрафы за отказ посещать приходские церкви. А после того, как в 1617 г. начались переговоры о браке принца Карла с испанской инфантой, действие законов против католиков неофициально пре кратили. Хотя испанский брак и не состоялся, в 1625 г. Карл I же нился на французской принцессе-католичке Генриетте-Марии, по этому политика его отца в отношении католиков продолжалась.

Естественно, в условиях большей терпимости XVII века стало безо паснее доставлять книги с континента в Англию и хранить их3.

Изменилась структура самой миссии. Она выдержала несколько реорганизаций и выросла численно. Около 40 лет (1559–1598) анг лийская миссия не имела четкой структуры;

работавшие в стране нелегально католические священники-семинаристы (выпускники английских семинарий в Дуэ, Риме, Вальядолиде и Севилье) состав ляли небольшие группы, которые неформально подчинялись рабо тавшим в данной местности иезуитам, число которых в Англии в XVI в. было невелико. В 1598 г. управление иезуитами и священни ками-семинаристами было разделено. Иезуиты оказались в подчине нии префекта Английской миссии ордена (позднее была преобразо вана в провинцию), а священники-семинаристы были переданы под начало архипресвитера. В 1623 г., был воссоздан католический епи скопат. Реорганизация миссии способствовала большей эффектив ности ее работы, в том числе и увеличению числа ввозимых книг.

Кроме того, постепенно улучшалось и финансирование миссии4.

Большое влияние на рост книжной продукции имело и увели чение числа издательских центров. В XVI – начале XVII в. англий ские католики, как правило, издавали свои книги на континенте, во Об истории английского католического сообщества см.: Серегина А.Ю.

Политическая мысль английских католиков второй половины XVI – начала XVII вв. СПб., 2006. Особенно c. 58-63.

Там же. С. 47-48.

94 История, религия, культура Франции или Испанских Нидерландах. Именно там (за редкими ис ключениями)5 появились все рассматриваемые переводы. Основным издательским центром эмигрантов-англичан во Франции был Руан, тесно связанный с английским книжным рынком еще с начала XVI в. (из Нормандии было сравнительно легко доставить тираж в Анг лию), когда английские печатники еще не в состоянии были полно стью обеспечить спрос на книжную продукцию. Нормандия была одним из центров, где сосредотачивались владения Гизов и, соответ ственно, базой Католической Лиги, а в XVII в. стала одним из цен тров Католической Реформы. В Руане англичане издавали свои кни ги в типографиях Жардэна Амильона и Жоржа Л’Уазле, работавших в городе в 1566–1614 и 1584–1599 гг. соответственно6. В XVII в. к ним прибавились печатник и книготорговец Жан Кутюрье (работал в Руане с 1609 г.) и печатник Николя Куран (1621–1635;

после этой даты предприятие возглавила его вдова)7.

В Париже было издано сравнительно мало английских книг.

Здесь контрагентами англичан были печатники Жером Блажар и его вдова, братья Жан и Николя де ла Кост, а также печатник и книго торговец Себастьян Крамуази8.

Сообщество печатников и книготорговцев, работавших с анг лийскими католическими переводами в Нидерландах, более много численно. В его состав входили англичане или натурализованные иностранцы, которые с приходом к власти протестантов предпочли эмигрировать. К их числу относятся печатники Джон Фаулер, типо графия которого работала в Лувене (1565–1570), Антверпене (1570) и Дуэ (1578–1579) и Джон Лайонс, также трудившийся в Лувене (1580) и Дуэ (1580–1581). Другой печатник, Лоренс Келлэм, начал работу в Лувене (1598–1604), а затем тоже перебрался в Дуэ (1607– 1614;

в 1614–1661 гг. дело продолжала его вдова). Еще один англи Например, опубликованный (без указания имен автора и переводчика) в Лондоне в 1560 г. перевод с латыни трактата о молитве кардинала Джона Фишера (католического мученика, казненного Генрихом VIII в 1535 г.). Перевод традици онно приписывается перу Энтони Брауна, виконта Монтегю (1527–1592).

См. Dictionary of Printers and Booksellers in England, Scotland and Ireland, and of Foreign Printers of English Books, 1557–1640 / Ed. by H.G. Aldis, R. Bowes, and H.R. Plomer (London, 1910). P. 122, 182.

Ibid. P. 78-79.

Ibid. P. 80, 88.

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… чанин, Джон Хейэм, открыл типографию в Дуэ, где работал с по 1622 гг., а затем переехал в Сент-Омер. Там он выступал в роли книготорговца (1622–1639), а затем и печатника (1631). В Антверпе не в 1576–1603 гг. действовал печатник Ричард Верстеган, а в Дуэ около 1624 г. жил книготорговец и печатник Генри Тайлор9.

Впрочем, эмигранты имели дело отнюдь не только с соотечест венниками. Много книг для них издал антверпенский печатник Арно Конъюнкс (работал в 1579–1608 гг.), а также Жан Богар, имевший типографии в Лувене (1564–1567) и Дуэ (1574–1626). Ему наследо вал его сын, Мартин, а затем и вдова последнего (до 1635 г.)10. В Дуэ действовал и Шарль Боскар (1596–1610), впоследствии перенесший свою типографию в Сент-Омер (1610–1619), затем его дело продол жила вдова (до 1652 г.)11. Другими издателями англичан-католиков были печатники из Дуэ Жерар Пинсон (работал в 1609–1634) и Марк Вийон (1609–1630;

вдова издавала книги до 1659 г.)12.

Перемещение печатников между Антверпеном, Лувеном, Дуэ и Сент-Омером отражало перипетии войны между католиками и про тестантами, охватившими Нидерланды после 1568 г. Стабилизация ситуации в южных провинциях под властью инфанты Изабеллы (с 1598 г.) и заключение перемирия между Испанией и северными про винциями (1609 г.) способствовали расцвету деловой активности в Нидерландах, включая и книгоиздательство.

Важным фактором, повлиявшим на выпуск английской книж ной продукции, стало создание типографии в английской коллегии ордена иезуитов в Сент-Омере. Основанная в 1593 г. Робертом Пар сонсом коллегия предназначалась для обучения мальчиков из като лических семей13. В 1608 г. там начала работу типография, быстро превратившаяся в главный издательский центр английской католи ческой миссии. Это позволило увеличить число издаваемых книг и их тиражи, а близость к Ла-Маншу — Сент-Омер находится в 24 ми лях от Кале — облегчала транспортировку книг в Англию.

Ibid. P. 107-108, 134, 163, 263, 275.

Ibid. P. 40, 74-75.

Ibid. P. 43.

Ibid. P. 215, 304-305.

За свою многовековую историю школа многократно переезжала. Сейчас она находится в Стоунихёрсте (Англия, графство Ланкашир).

96 История, религия, культура Тексты переводов Как и следует ожидать, самая многочисленная группа перево дов — с латыни. Помимо 74-х переводов Св. Писания и молитвосло вов (они здесь не учитываются), было издано 102 перевода с латыни (32,3% от общего числа). Они распадаются на группы по жанрам.

Самая большая группа (21 издание) — религиозные наставления, следующая (19 изданий) — полемические сочинения. 16 изданий — жития святых, 8 — руководства, посвященные молитве и медитации, 7 — богословские трактаты, по 6 — монашеские правила и сочине ния отцов церкви. 5 изданий посвящены переводам сочинений о Страстях Христовых. По 4 издания приходится на богословские тру ды и сочинения отцов церкви, по 3 — на катехизисы и церковные истории, по 2 — на труды, посвященные почитанию Девы Марии, публикацию документов (например, папские бреве) и на мартирии.

Один текст посвящен тщете всего мирского, и, наконец, еще один представляет собой военную историю — описание осады Бреды.

Эти цифры, кажется, свидетельствуют о некоем разнобое и не согласованности в отборе текстов для перевода. Тем не менее, в них можно усмотреть некие общие принципы и подходы. Совершенно очевидно, что большая часть текстов, за исключением, пожалуй, мо нашеских правил, предназначались для мирян, а также для мона хинь. Подразумевалось, что женщины-монахини не получили столь же хорошей филологической подготовки, как монахи-мужчины, и их латынь оставляла желать лучшего. Поэтому им предназначались пе реводы монашеских правил и, отчасти, наставительные сочинения и руководства, посвященные молитве. Ведь Тридентский собор пред писывал монахиням отказаться от подвижничества в миру и затво риться в стенах обители, проводя время в молитве.

Обилие наставительной и агиографической литературы для ми рян вряд ли может удивить. Примечательно, однако, что им предна значалось и сравнительно много полемических произведений. Это, видимо, объясняется практикой английских церковных судов. Они обладали правом вызвать любого совершеннолетнего католика, мужчину или женщину, и потребовать от них участия в диспуте с протестантским священником. Поэтому представление о догматиче ских различиях между конфессиями, а также об основах полемиче ского богословия было немаловажным и для мирян14.

См.: Questier M.C. Conversion, Politics and Religion in England, 1580– (Cambridge, 1996). P. 154-156.

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… Важно отметить и отношение к средневековому наследию ка толической церкви. Большая часть переведенных текстов принадле жала их современникам, авторам XVI — начала XVII в., или же от цам церкви, творившим в первые века христианства (наибольшей популярностью пользовался Св. Августин). Собственно средневеко вых сочинений среди них очень мало, что отражает как аудиторию переводов — а ею были миряне, а не ученые богословы, в переводах с латыни не нуждавшиеся — так и явный скептицизм по отношению к средневековому благочестию, в котором поколение католических реформаторов усматривало опасную близость к язычеству. Не слу чайно среди переводов нет ни одного издания средневековых сбор ников житий святых. Все жития, отобранные для переводов, были либо «одобрены» и отредактированы в XVI в. — например, культ Св. Франциска был значительно переосмыслен, и англичанам пред ставили уже новую версию — либо представляли собой жития но вых святых, канонизированных в начале XVII в., в том числе осно вателя ордена иезуитов Игнатия Лойолы, миссионеров в Мексике и далекой Японии. Чаще всего переиздавалась коллекция житий «со временных» святых — «Цветок святости» (1609, 1610, 1611, 1615).

Собственно средневековых текстов было немного. Это — трак тат Альберта Великого о слиянии души с Богом (1617) и самый по пулярный в раннее Новое время в Европе религиозный труд — «Подражание Христу» Фомы Кемпийского15. Написанное в XV в., это сочинение было призвано наставлять христианина в его трудном пути к Богу. Оно предназначалось всем христианам, и, прежде всего, мирянам и почти сразу обрело большую популярность. Реформация не изменила ситуации — «Подражание Христу» читали католики и протестанты, а издания исчислялись сотнями. Уже в XVI в. сущест вовало несколько английских переводов этого труда. Самый первый был сделан в 1502 г., в 1531 г. был впервые напечатан перевод мона ха-бригеттинца Роберта Уитфорда16, который эмигранты переиздали в 1575 и 1585 гг. В XVII в. появился новый перевод иезуита Энтони Хоскинса (издания 1613, 1615, 1616, 1620, 1624, 1633 и 1636 гг.).

Фома Кемпийский (Томас Хэмеркен) (ок. 1380–1471), монах монастыря Св. Агнессы в Зволле, мистик и религиозный писатель.

Роберт Уитфорд — монах бригеттинской обители Сион близ Лондона, автор популяных наставительных сочинений и переводчик.

98 История, религия, культура Но подавляющее большинство текстов было написано в XVI в.

Они представляли собой плоды нового, пост-Тридентского благо честия, которые и адаптировались для английской аудитории. Им предназначались переводы катехизисов Петра Канизия17, сочинений кардинала Роберто Беллармино18, полемистов Леонарда Лессия и Мартина Бекана. Все эти авторы были иезуитами, как и переводчики их трудов. Однако большая часть этих произведений имела всего одно издание. В отличие от них, некоторые произведения настави тельного жанра, или же руководства, посвященные молитве и меди тации, переиздавались многократно. Спрос на них определялся ау диторией, и не случайно светские лица становились порой их переводчиками. Так, труд немецкого монаха-картузианца Иоанна Герехта из Ландсберга19 о любви человеческой души к Богу был пе реведен на английский Филиппом Ховардом, графом Эренделом20, когда тот находился в Тауэре, и издан в Лондоне в 1593 г. Перевод был переиздан в Лондоне сразу после смерти графа в 1595 г., а затем и на континенте, в Сент-Омере, в Английской коллегии (1637).

Следующая по численности группа — переводы с французско го. Их было 54 (17% от общего числа). Переводы с французского языка стали относительно новым явлением (всего 4 из них появи лись до 1600 г.), что явилось отражением как смены политической ориентации многих эмигрантов с испанской на французскую, так и оживления религиозной жизни католической Франции после завер шения религиозных войн. С новых языков, включая французский, переводили современные переводчикам труды, написанные в XVI – начале XVII в. Как и в случае переводов с латыни, самую большую группу (22 издания) представляют наставления в религиозной жиз ни. К ней примыкают несколько изданий, посвященных почитанию Девы Марии (3), таинству причастия (2), благой смерти христианина Петр Канизий, Питер Канис (1521–1597) — иезуит, уроженец Нидер ландов (Гельдерн), богослов, автор катехизисов, святой католической церкви.

Роберто Беллармино (1542–1621) — иезуит, католический богослов, кардинал, святой католической церкви.

Иоанн Герехт из Ландберга (1489–1539) — немецкий монах картузианец (Кёльн), автор богословских сочинений.

Филипп Ховард, граф Эрендел (1557–1595) — английский аристократ католик, почитается католической церковью как мученик за веру. См.: Pol len J.H., MacMahon W. eds. The Ven. Philip Howard, earl of Arundel, 1557–1595:

English martyrs, Catholic RS, 21 (1919).

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… (1), руководства по молитве и медитации (2). За этой группой сле дуют полемические сочинения (17 изданий). 5 изданий было посвя щено житиям святых, а еще два — богословский труд и публикация эдикта Карла IX против протестантов. Самыми популярными пере водами с французского оказались сочинения Св. Франциска Саль ского21 (1613, 1614, 1617, 1622, 1630, 1632, 1637), иезуита Николя Коссэна (1626, 1631, 1632, 1634, 1638) и итальянки Изабеллы Кри стины Беллинзаги22 (1612, 1625, 1628, 1631), с которыми английские авторы познакомились во французском переводе.

Переводов с итальянского — 33 (10,4% от общего числа изда ний). Как и переводы с французского, это сочинения авторов XVI– XVII вв., довольно пестрые по жанровой принадлежности. По 7 тек стов относятся к наставлениям и катехизисам;

последние принадле жат перу иезуита Роберто Беллармино (1604–1605, 1611, 1614, 1617, 1624, 1633 гг.). К первой группе примыкают сочинения, посвящен ные благой смерти (5), Страстям Христовым (3), почитанию Девы Марии (2), таинству причастия (2). 4 издания представляют собой жития святых, одно из них — Св. Екатерины Сиенской — средневе ковое, принадлежащее перу Раймонда Капуанского23, а остальные были посвящены «современным» святым — например, итальянско му иезуиту Алоизию (Луиджи) Гонзага24. Помимо Беллармино, по пулярностью пользовались и сочинения другого итальянского ие зуита, Луки Пинелли25 (издания 1598, 1618, 1623, 1624 гг.).

Переводы с испанского представляют собой более гомогенную группу. Она состоит из 50 изданий (15,8% от общего числа), причем больше половины из них (30) относятся к жанру религиозных на ставлений. К ним примыкает еще 10 руководств, посвященных мо литвам и медитациям, 2 издания о таинстве причастия и 1 текст о Св. Франсуа де Саль, Франциск Сальский (1567–1622), епископ Женев ский, богослов, проповедник, основатель ордена визитадинок.

Изабелла Кристина Беллинзага (1551–1624) — визионерка из Милана, принадлежавшая к знатной семье. Ее труды, отредактированные ее духовным наставником, иезуитом Акилле Гальярди (1538–1607), были популярны во Франции — их, в частности, пропагандировал кардинал де Берюль.

Раймондо Капуанский, Раймондо дела Винья (1330–1399) — богослов, генерал ордена доминиканцев, духовный наставник Св. Екатерины Сиенской.

Алоизий (Луиджи) Гонзага (1568–1591) — итальянский иезуит, святой католической церкви.

Лука Пинелли (1542–1607), итальянский иезуит, богослов.

100 История, религия, культура Страстях Христовых. Кроме них, с испанского были переведены жития святых и 2 мартирии, а также всего одно полемическое произ ведение. Все без исключения испанские оригиналы принадлежали перу авторов XVI века и составляли своего рода «классику» благо честивой литературы этого периода. Среди наиболее популярных у переводчиков испанских авторов — францисканец Диего де Эстел ла26 (1577, 1554, 1622), иезуиты Гаспаро Лоарте27 (1579, 1596, 1613), Луис де ла Пуэнте28 (1586,1610,1612, 1619, 1625), Франсиско Ариас (1602, 1620, 1621, 1630, 1638), Алонсо Родригес30 (1630, 1631, 1632) и доминиканец Луис де Гранада31 (1584, 1633, 1634).

Кроме того, вышло два перевода с португальского и один — с голландского (все три — жития святых).

Тексты, отобранные для перевода, это «последние достижения» пост-Тридентского благочестия, каким его себе представляли руково дители миссии, среди которых было немало иезуитов, и неудивитель но, что они доминировали и среди авторов переводимых текстов.

Впрочем, сами иезуиты старались сделать доступными для англий ского читателя то, что они считали лучшими сочинениями, даже если те принадлежали представителям других орденов. Один из ярких примеров — издание английского перевода трактата «О презрении к миру» францисканца Диего де Эстеллы, вышедшее в свет благодаря стараниям иезуита Роберта Парсонса (Руан, 1584).

Переводчики и патроны Кто определял «литературную» политику миссии? Для ответа на этот вопрос, необходимо проанализировать состав группы перево дчиков, работавших в Англии и за ее пределами в XVI – первой по ловине XVII в. Часть из них осталась анонимной — из 106 перево дчиков 10 скрываются за инициалами, и установить их личность Диего де Эстелла (1524–1578) — монах-францисканец (Саламенка), ис панский богослов и мистик.

Гаспаро Лоарте (1498–1578) — испанский иезуит, богослов.

Луис де ла Пуэнте (1554–1624) — испанский иезуит, богослов и аскет.

Франсиско Ариас (1533–1605) — испанский иезуит, богослов и аскет, в Севилье почитался как святой.

Альфонсо (Алонсо) Родригес (1526–1616) — испанский иезуит, автор богословских сочинений.

Луис де Гранада (1505–1588) — испанский доминиканец, богослов и церковный историк.

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… оказалось невозможным. Среди остальных, как и следовало ожидать, большая часть — клирики, священники-семинаристы и иезуиты.

Представителей других орденов немного, в их числе было три фран цисканца: Артур (в монашестве Фрэнсис) Белл, Ричард Мейсон и Люк Уоддинг. Артур Белл (1591–1643), уроженец Вустершира, учил ся в коллегии Св. Альбана в Вальядолиде, а затем вступил в орден Св. Франциска. Белл был блестящим лингвистом, а приобретенное за годы жизни в Испании знание языка способствовало тому, что он впоследствии оказался в состоянии переводить с него на английский духовную литературу (2 издания 1624 г.)32. Ричард Мейсон (1600– 1678) был ученым богословом, и позднее стал главой английской провинции своего ордена. Большая часть его литературного наследия предназначалась студентам или богословам и написана на латыни, но его перу принадлежит перевод Правила Св. Франциска (1635), адре сованный английским монахиням-клариссинкам. Ирландец Люк Уоддинг (1588–1659) большую часть жизни провел в Испании, где основал ирландскую францисканскую коллегию Св. Исидора Мад ридского. Он — автор довольно большого числа трудов, но перевод среди них всего один (житие Св. Клары, 1635). Среди переводчиков также присутствуют кармелит Томас Дути, монах-бригеттинец Ро берт Уитфорд и доминиканец Уильям Перин, причем два последних создавали свои переводы с латыни в католической Англии (1531 и 1557 гг. соответственно), а их труды были впоследствии переизданы.

Безусловное доминирование иезуитов и священников семинаристов, объясняется, на мой взгляд, весьма просто. Они пере водили предназначенную мирянам литературу, поскольку это была важная часть их миссионерской деятельности. Представители дру гих орденов хотя и присутствовали в Англии, но были весьма не многочисленны, так что основная пастырская работа доставалась именно иезуитам и выпускникам руководимых ими семинарий.

Не случайно самыми плодовитыми переводчиками были свя щенники Энтони Батт (издания 1622, 1631, 1633 [2 книги] и 1638 гг.) Джон Уилсон (издания 1617, 1620, 1621, 1623, 1626, 1634 и 1635 гг.), Майлс Пинкни (издания 1630, 1632 [2 книги], 1635, 1636 гг.) и Джон Яксли (издания 1613, 1614, 1622 и 1637 гг.), а также их собратья по Биографические сведения, за исключением специально оговоренных случаев, приводятся по: Oxford Dictionary of National Biography (Oxford, 2004).

102 История, религия, культура миссии — иезуиты. Среди членов Общества Иисуса стоит выделить Томаса Эверарда (1560–1633)33. Он издал 9 переводов (1606 [2 изда ния], 1617 [2 издания], 1618, 1623, 1624, 1638 [2 издания]) «класси ки» иезуитской духовной литературы — сочинений Луки Пинелли, Св. Франсиско де Борхи, Франсиско Ариаса, Луиса де ла Пуэнте, Фульвио Андроцци и Игнасио Бальзамо. Все переводы были опуб ликованы в типографии иезуитской коллегии в Сент-Омере.

Эверард был младшим современником и последователем других переводчиков-иезуитов, издававших свои труды в Сент-Омере. Среди них — Ричард Гиббонс (1547/1553–1632), переводивший труды ис панских и итальянских богословов и мистиков — Луки Пинелли, Луиса де ла Пуэнте, Луиса де Гранады, Винченцо Бруно и Роберто Беллармино (издания 1599, 1604, 1610, 1614 и 1633 гг.) и подавший им всем пример Генри Гарнет (1555–1606)34, в течение 20 лет (1586– 1606) совмещавший заботы главы иезуитов-миссионеров в Англии с работой над памфлетами и переводами сочинений Франсиско Ариа са, Винченцо Бруно, Петра Канизия, Джакопо Ледисмы, и Луки Пи нелли (издания 1597 [2 книги], 1598 [2 книги], 1602, 1620 и 1622 гг.).

В отличие от них, иезуит Уильям Райт (1563–1639) переводил, в основном, полемические сочинения, созданные в 1606–1623 гг. в хо де охватившей половину Европы дискуссии о присяге католиков на верность Якову I, точнее, о содержавшейся в ней фразе о праве папы смещать светских государей с престола. В полемике участвовали не только английские богословы, но и французы, испанцы, голландцы35.

Райт стремился познакомить собратьев-католиков с доводами ученых иезуитов, отстаивавших официальную позицию Рима. Ему принад лежат переводы трактатов Мартина Бекана и Леонарда Лессия.

Помимо клириков, значительную группу переводчиков (17 чело век) составляли светские лица. Поскольку они, в отличие от миссио неров, не были связаны политикой руководства в отношении того, что именно следовало переводить, их выбор в большей степени отражает вкус аудитории, ее пристрастия и предпочтения в религиозных прак тиках, а круг авторов определялся не орденской принадлежностью, но Allison A.F. An early 17th century translator: Thomas Everard // Biographical Studies, 2 (1953-4). P. 188-215.

Caraman P. Henry Garnet, 1555–1606, and the Gunpowder Plot (L., 1964).

Серегина А.Ю. Политическая мысль английских католиков. C. 54-58, 65-69.

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… личным чувством. Так, Энтони Браун, виконт Монтегю36 издал в 1560 г. уже упоминавшийся трактат Джона Фишера об умственной молитве. А в 1610 г. (переиздан в 1635 г.) появился перевод Жития Св. Франциска, выполненный его внуком, Энтони-Марией Брауном, вторым виконтом Монтегю. В выборе текста отразилось свойственное всей семье почитание святого. А пребывавший в заключении в Тауэре в конце 1570-х гг. Джордж Коттон перевел — вполне уместно — трактат Диего де Эстеллы о презрении к миру. Оказавшийся в Тауэре чуть позже, в 1580 – начале 1590-х гг., граф Эрендел перевел уже упоминавшийся трактат о пути человеческой души к Богу.

Впрочем, выбор мирян не так уж сильно отличался от того, что им предлагали их священники-миссионеры. Некоторые из перево дчиков-мирян вообще были тесно связаны с руководством миссии.

Они сами были эмигрантами и работали в тесном контакте с лидера ми английской миссии на континенте. В первую очередь это относит ся к печатникам и книгоиздателям. Джон Фаулер (1537–1579), пере бравшийся на континент в 1560-е гг., с первой волной эмигрантов, издавал многочисленные полемические и наставительные произведе ния и сам перевел некоторые из них (издания 1566, 1568, 1576 гг.). А печатник и книготорговец Джон Хейэм (ок. 1568 – ок. 1634)37 спе циализировался в основном на молитвословах и наставительной ли тературе, причем и сам ее переводил. Он подготовил к изданию и перевел несколько сборников религиозных наставлений, включавших сочинения Луиса де ла Пуэнте, Карло Борромео, Луиса де Гранады О семье Монтегю см.: Questier M.C. Catholicism and Community in Early Modern England: Politics, Aristocratic Patronage and Religion, c.1550-1640 (Cam bridge, 2006);

Серегина А.С. Политическая и конфессиональная идентификация католической знати в Англии второй половины XVI – начала XVII веков // Соци альная идентичность средневекового человека / Ред. А.А. Сванидзе, П.Ю. Уваров.

М., 2007. С. 213-225;

Она же. Католическая знать в протестантской Англии: ви конты Монтегю (вторая половина XVI – начало XVII веков) // Искусство власти / Ред. О.В. Дмитриева. СПб., 2007. С. 328-351;

Она же. Верность королеве и долг католика: крещение Мэри Браун (1594 г.) // Средние века. 2007. Вып. 68(2). С. 5 32;

Она же. Католическое гостеприимство: визит королевы Елизаветы в Каудрей (1591 г.) // Мир Клио. Т. 1. М., 2007. С. 357-373;

Она же. Католик или политик? (с приложением транскрипции и перевода парламентской речи виконта Монтегю (1604)) // Диалог со временем. 2008. Вып. 25(2). С. 342-372.

Allison A.F. John Heigham of S. Omer (c.1568-c.1632) // Recusant History, (1957-8). P. 226-42.

104 История, религия, культура (издания 1604, 1611, 1614, 1618 и 1624 гг.). Еще одним переводчиком с испанского был Ричард Хопкинс (ок. 1546–1596), учившийся в свое время в Оксфорде (колледж Модлин), а затем завершивший образо вание в Испании. Ему принадлежат несколько переводов сочинений Луиса де Гранады (издания 1582 и 1586 гг.).

Остававшиеся в Англии миряне не отставали от эмигрантов.

Так, поэт и переводчик сэр Томас Хокинс (1570–1640?) издал не сколько переводов сочинений французского иезуита Николя Коссэна (в 1626, 1631, 1634 и 1638 гг.), а один из самых плодовитых перево дчиков XVII века, «блудный» сын англиканского архиепископа и обращенный католик, сэр Тоби Мэтью (1577–1655), переводил ис панских мистиков и духовных писателей — Франсиско Ариаса, Хуана де Авилы, Алонсо Родригеса (издания 1619, 1620 [3 книги], 1621, 1630 и 1631 гг. [3 книги]). Его же перу принадлежит и первый перевод на английский язык «Исповеди» Бл. Августина (Сент-Омер, 1620;

дважды переиздано в Париже в 1638 г.).

Таким образом, образованная элита католического сообщества в своих приоритетах была близка религиозной программе лидеров анг лийской католической миссии, так что светские и духовные лидеры сообщества выступали сообща, стараясь преобразовать религиозные практики своих единоверцев в соответствии с духом реформирован ного католицизма, очищенного, как им казалось, от суеверий.

Особую группу составляют женщины-переводчики. Их было совсем немного — всего 6, из них 5 принадлежали монашеским ор денам. Доминирование переводчиков-мужчин, безусловно, объясня ется особенностями женского образования, ограничивавшего их лингвистические познания;

кроме того, для женщины выступить в роли автора или переводчика все еще считалось пусть уже и не не слыханной, но все же дерзостью. Переводы монахинь предназнача лись для «внутреннего пользования» их монашеской общины, хотя порой оказывались такими популярными, что выдерживали не одно издание и выходили далеко за пределы монастырских стен. Так, сборник сочинений уже упоминавшейся итальянской визионерки Изабеллы Кристины Беллинзаги был переведен в 1612 г. настоя тельницей бенедиктинской обители в Брюсселе леди Мэри Перси (1570–1642). Этот перевод обрел большую популярность и выдер жал 4 переиздания (1625, 1628 и 1632 гг. [дважды]). Известны еще три переводчицы-бенедиктинки — Пуденциана Дикон(1581–1645), А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… Алексия Грей и Кэтрин Гринбери, и одна монахиня-клариссинка, аббатиса монастыря в Эйре — Элизабет Эвелинг (1597–1668)38.

Единственная переводчица-мирянка Элизабет Кэри (1585– 1639), виконтесса Фолкленд39, издала в 1630 г. перевод кардинала дю Перрона о властях светских и духовных. Созвучная позиции анг лийских католиков в споре о праве папы смещать государей, эта речь имела политическое значение, а переводить ее (да еще и по свящать королеве Генриетте-Марии) было рискованным занятием.

Большая часть тиража книги была арестована и уничтожена по при казу короля. Виконтессе, впрочем, дерзости было не занимать: она была первой женщиной, чья пьеса (трагедия «Мириам») была опуб ликована (1612) в Англии. Она же вопреки мнению родственников обратилась в католичество, едва не разрушив при этом собственную семью и лишившись средств к существованию. Ее перу принадлежа ла также «История правления, жизни и смерти короля Эдуарда II», известная при жизни автора только в рукописи (издана в 1680 г.).

Но если переводчиков-женщин было немного, то с патронами, которым эти переводы посвящали, дело обстоит совсем наоборот. Из 45 посвящений40 13 адресованы мужчинам, и 32 — женщинам. Сре ди патронов-мужчин фигурирует всего одно духовное лицо — Томас Голдуэлл (ум. 1585), епископ Сент-Азафа в Уэльсе и один из лиде ров английской католической эмиграции. Оксфордский ученый, он в конце 1530-х гг. покинул Англию и странствовал по Европе в каче стве капеллана кардинала Реджинальда Пола. При Марии Тюдор он вернулся в Англию и стал епископом (1555–1559), а после того, как Елизавета в 1559 г. восстановила в стране протестантскую церковь, вновь бежал на континент. Голдуэлл был единственным английским епископом, присутствовавшим на Тридентском соборе (1562 г.), а позднее стал генеральным викарием архиепископа Миланского Кар ло Борромео, «образцового» прелата Католической Реформы. Голду Registers of the English Poor Clare Nuns at Gravelines... 1608–1837 // Mis cellanea, IX, Catholic Record Society (далее — CRS), 14 (1914). P. 25-173.

The Lady Falkland: Her Life by One of Her Daughters / Ed. by B. Weller and M.W. Ferguson (Berkeley, 1994);

Серегина А.Ю. Смиренная мятежница: обраще ние в католичество Элизабет Кэри // Адам & Ева. Вып. 5. М., 2003. С. 121-144.

Есть еще 4 «коллективных» посвящения — всем иезуитам, а также анг лийским монахиням — клариссинкам, бригеттинкам и бенедиктинкам.

106 История, религия, культура эллу, впрочем, посвящен только один, ранний (1570 г.) текст. Позд нее подавляющее большинство посвящений адресовалось мирянам.

Среди адресатов неизбежно оказывались члены правительства, не имевшие отношения к католическому сообществу — например король Яков I или Джордж Кэри, лорд Хансдон (1547–1603) — но зато прекрасно подходившие на роль «фиктивных» патронов. Этот прием широко использовался полемистами, когда необходимо было подчеркнуть полную лояльность католиков правительству и неспра ведливость испытываемых гонений.

Другую группу составляли титулованные дворяне, придворные, сами, как правило, официально остававшиеся протестантами, но имевшие большой круг католической родни. Они являлись потенци альными (в случае обращения в «истинную веру») или даже реаль ными покровителями английских католиков. Это — придворный Карла I Джеймс Стюарт, граф Морей (1591–1638), супруга которого Энн Гордон, принадлежала к католической семье графа Хантли, ли дера шотландских католиков;

Эдвард Сэквилл, граф Дорсет (1570– 1652), сын католички Маргарет Ховард (сестры мученика за веру Филиппа, графа Эрендела)41;

а также Джон Тэлбот, граф Шрусбери (1601–1654), внук ревностного католика-рекузанта, сэра Джона Тэл бота из Графтона (1535?–1607?), и супруг представительницы друго го католического клана, Мэри Фортескью, правнучки католического мученика, сэра Эдриана Фортескью (казнен в 1539 г.).

Остальные адресаты посвящений были собственно католиками.

Одни явно приходились друзьями и родственниками переводчикам:

например, Ричард Банистер из Лондона и эсквайры Генри Мэнфилд и Уильям Стэнфорд. Другие были аристократами-католиками, настоя щими лидерами гонимого сообщества: родственник графа Дорсета Генри Невилл, лорд Абергавенни (ок. 1580–1641), и представители одного из самых влиятельных католических семейств страны — Эн тони-Мария Браун, второй виконт Монтегю (1574–1629), и его сын и наследник Фрэнсис Браун, третий виконт (1610–1682). Ряд переводов Smith D.L. Catholic, Anglican or Puritan? Edward Sackville, fourth earl of Dorset, and the ambiguities of religion in early Stuart England // Transactions of the Royal Historical Society, 6th ser., 2 (1992). 105-24;

Smith D.L. The fourth earl of Dorset and the personal rule of Charles I // Journal of British Studies, 30 (1991).

А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… был посвящен потомку заговорщиков, придворному и католику интеллектуалу XVII века, сэру Кенельму Дигби (1603–1665)42.

Неудивительно, что среди женщин-патронесс нашлись предста вительницы этих семейств, и их родственницы. Это — дочь второго виконта Мэри Браун, леди Питер (1603–1685), его сестра Джейн Браун, леди Инглфилд (1580–1650), и жена двоюродного брата, сэра Томаса Эренделла из Уордура (1560–1639), Энн (урожденная Фи липсон), а также дочь лорда Абергавенни Сесили Невилл.

Помимо этих аристократок в числе адресатов посвящений ока зались и другие дамы-католички (не считая самой королевы Генри етты-Марии): Мэри Ропер, леди Ловел (1564–1628)43, основательни ца и патронесса конвента английских кармелиток в Антверпене, ее сестра Элизабет, леди Вокс из Хэрроудена (ок.1564 – после 1625) и невестка последней Энн Вокс (1562–1637). Обе они были известны ми покровительницами иезуитов, немало за то пострадавшими после Порохового заговора. Другие патронессы — леди Элизабет Херберт, дочь известного католика сэра Эдварда Херберта из Поуис-Касла, Элизабет Дарси, виконтесса Сэведж (1581–1651), Энн Корваллис, графиня Аргайл (ум. 1635), Алтея Ховард, леди Фейрфакс из Эмли (ум. 1677) и Энн Пакингтон, леди Одли из Бирчёрч. Дороти Деверо, леди Ширли (во втором браке Стаффорд;

1600–1636), была обра щенной католичкой, дочерью ревностного протестанта и фаворита Елизаветы, графа Эссекса. Кэтрин Мэннерс, герцогиня Бекингэм (1603–1649), была одной из самых влиятельных дам при дворе Кар ла I44. Вернувшись к католичеству своей юности после гибели пер вого мужа45, покровительствовала единоверцам и способствовала не одному обращению в «римскую веру» (в т.ч. своей невестки Сьюзен Вильерс, леди Денби, и Элизабет Кэри, виконтессы Фолкленд). Еще одна английская дама — Джейн Дормер, герцогиня Фериа (1538– Foster M. Sir Kenelm Digby as man of religion and thinker // Downside Re view, 106 (1988).

Hardman A. English Carmelites in Penal Times (London, 1936).

Hibbard C.M. The role of a queen consort: the household and court of Henri etta Maria, 1625-42 // Princes, patronage and the nobility: the court and the beginning of the modern age, c.1450-1650. / Ed. R.G. Asch and A.M. Birke (1991). P. 393-414.

В 1635 г. вышла замуж за Рэнделла Макдоннела, графа Антрима в Ирлан дии (1609–1683), однако ей было позволено пользоваться герцогским титулом.

108 История, религия, культура 1612), долгие годы была неформальным лидером английских эмиг рантов в Испании и их покровительницей при испанском дворе46.

Целая группа текстов была посвящена монахиням. Впрочем, простых сестер среди адресатов не было. Все посвящения адресова ны главам женских монашеских общин — аббатисам клариссинок из Гравелина Маргарет (1582/5–1654) и Элизабет Рэдклифф, и Элизабет Тилдсли (1586–1654), приорессе дочерней обители в Сент-Омере Мэри Гуч47, настоятельнице обители Св. Моники (того же ордена) в Лувене Дороти Клемент;

аббатисе бригеттинского монастыря Сион, перенесенного в Дормант (Фландрия) Кэтрин Палмер и ее сестре по ордену, настоятельнице обители в Лиссабоне Барбаре Уайзмен (ум. 1649);

аббатисам английских бенедиктинок в Брюсселе Джоан Беркли (1555–1616) и Мэри Перси (1570–1642), и настоятельницам английских аббатств в Камбрэ и Генте леди Фрэнсис Гауэн (ум. 1629) и Люси Натчбулл (1584–1629) соответственно48.

Наконец, несколько изданий было посвящено дамам, пытав шимся воссоздать активную модель иезуитского служения в жен ском варианте. Антония Луиса де Карвахаль-и-Мендоса (1566–1614) хотя и давала монашеские обеты, не следовала правилам женских орденов. Отправившись в качестве миссионера в Лондон, она осно вала там небольшую женскую общину, члены которой помогали ка толическим священникам и фактически выполняли всю пастырскую работу, за исключением отправления таинств49. Мэри Уорд (1585– 1645), монахиня-клариссинка, основала Институт Блаженной Девы Марии, занимавшийся образованием девочек и подготовкой их к активному служению в миру. Институт задумывался как женская параллель ордена иезуитов и поэтому впоследствии был запрещен, однако его основательница сыграла большую роль в распростране нии Католической Реформы, как в Англии, так и за ее пределами50.

Серегина А.Ю. Религиозная полемика и модели женского поведения в Англии XVI – XVII веков // Адам & Ева. Вып. 15. М., 2008. С. 53-99.

Registers of the English Poor Clare Nuns at Gravelines... 1608-1837 // Mis cellanea, IX, CRS, 14 (1914). P. 25-173.

Neville A. English Benedictine nuns in Flanders, 1598-1687 / Ed.

M.J. Rumsey, Miscellanea, V, CRS, 6 (1909). P. 1-72.

Redworth G. The She-Apostle: the Extraordinary Life and Death of Luisa de Carvajal (London, 2008).

Chambers M.C. The Life of Mary Ward, 2 vols (London, 1882–1885);

Lit tlehales M.M. Mary Ward: Pilgrim and mystic, 1585–1545 (London, 1994). См. так А.Ю. Серегина. Переводы католической литературы… Подавляющее большинство текстов, посвященное патронам, имело характер религиозных наставлений, что отражало как их при надлежность мирянам или женским монашеским общинам, так и функцию: они должны были стать пособиями, или заместить порой недоступную проповедь, помочь их обладателям и читателям в той работе, которую, как подразумевалось, они на себя брали — органи зации религиозной жизни английских католиков, будь то монахини на континенте, или же члены католических семей, домочадцы, слуги и арендаторы на родине. Именно это объясняет большое число дам патронесс. В условиях гонений женщины — жены и матери — ис пользовали свой юридически неполноправный статус, чтобы, нару шая закон, обустраивать религиозную жизнь единоверцев. Именно они, укрывая в домах священников, или приглашая их, обеспечивали своей семье и местным католикам доступ к таинствам их веры. Они же наставляли детей и взрослых в вере, организовывали религиоз ные братства, оказывали финансовую и иную поддержку миссионе рам и монастырям. Книжные посвящения отражают тот факт, что важная роль женщин в жизни английского сообщества признавалась и высоко оценивалась лидерами английской миссии.

*** Проведенный анализ указывает на особый характер английско го католического сообщества, который ему стремились придать — и довольно успешно — его лидеры. Перед нами — один из ранних примеров усвоения идей пост-Тридентского реформированного ка толицизма английским духовенством и католической аристократией и попытки распространения этих идей среди единоверцев. Из всего богатого наследия католической духовной литературы XVI века от бирались те тексты, возникновение которых было связано с монаше скими орденами — преимущественно иезуитов, но также и франци сканцев, доминиканцев и кармелитов. Этот отбор лишь отчасти объясняется орденской принадлежностью переводчиков. Еще одним важным фактором было то, что в Англии после Реформации исчезла привычная структура католических приходов и епархий — влия же: Серегина А.Ю. «Смирение и покорность»: модели женского поведения в английском католическом сообществе XVI – начала XVII вв. // Адам & Ева.

Вып. 12. М., 2006. С. 118-144.

110 История, религия, культура тельная, но и неповоротливая — а проповедь «истинной веры» и распространение идей реформированного католицизма было возло жено на плечи миссионеров. Структура миссии была более гибкой, легче приспосабливалась к местным условиям, поэтому часто оказы валась более эффективной. В XVII столетии проповеднические мис сии монахов начнут действовать и в официально католических стра нах именно в силу их эффективности51. Парадоксальным образом протестантская Англия оказалась одним из полигонов, на которых «обкатывалась» такая модель миссионерской церкви.

Книга играла большую роль в жизни английских католиков, за частую заменяя им священника и/или проповедника. Эту роль при знавали и лидеры английской миссии, свидетельство чему — много численная книжная продукция. Однако в условиях преследований и относительной малочисленности католических миссионеров, рабо тавших в Англии, распространение даже «книжной» проповеди — не говоря уже о физическом распространении книг — возлагалось, по большей части, на мирян. Поэтому роль мирян (в т.ч. женщин) в английском католическом сообществе была велика, а светская элита во многих отношениях контролировала деятельность миссии, по скольку без ее поддержки она оказалась бы попросту невозможной.

Английское католическое сообщество представляет собой осо бый, парадоксальный вариант пост-Тридентского католицизма — миссионерскую церковь в Европе, отличающуюся как ранним ус воением идей Католической Реформы, так и влиянием в сообществе мирян, что этим идеям отчасти противоречило52.

О миссиях в католической Европе см.: Chtellier L. La religion des pau vres: les missions rurales en Europe et la formation du catholicisme moderne, XVIe XIXe sicle (P., 1993);

Gentilcore D. ‘Adapt Yourselves to the People’s Capabilities’:

Missionary Strategies, Methods and Impact in the Kigdom of Naples, 1600-1800 // Journal of Ecclesiastical History, 45 (1994). P. 269-296;

Johnson T. Blood, Tears and Xavier-Water: Jesuit Missionaries and Popular Religion in the Eighteenth-Century Upper Palatinate // B. Scribner and T. Johnson (ed.), Popular Religion in Germany and Central Europe, 1400–1800 (L., 1996) P. 183-202;

Soerleg P.M. Wondrous in His Saints: Counter-Reformation Propaganda in Bavaria (Berkeley, 1993).

Как в других католических общинах, религиозная жизнь английского ка толического сообщества представляла собой сплетение новых и традиционных, средневековых черт, а деятельность миссионеров была одновременно и борьбой с «суевериями», и переосмыслением традиционных религиозных практик. Одна ко этот сюжет невозможно рассмотреть в рамках данного исследования.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.