WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

173 © Laboratorium. 2012. №2: 173–182 Н АБЛЮДАТЕЛИ В РЕГИОНЕ:

НАБРОСКИ К АНАЛИЗУ Александр Фудин Александр Фудин – аспирант Института социологии РАН, участник Неза висимой исследовательской инициативы (НИИ митингов). Адрес для пе реписки: ул. Островитянова, 35а, кв. 1017б, Москва, 117279, Россия.

afudin13@gmail.com.

Хочу выразить искреннюю благодарность всем наблюдателям, рассказав шим о своем опыте участия в выборах;

Александру Бикбову, чьи рекомен дации обогатили текст аналитическими находками и составили саму его структуру;

и Олесе Кирчик – за ценные комментарии, позволившие уточнить важные положения исследования.

Ключевые слова: Россия, политические выборы, наблюдатели на выборах Требования честных выборов, звучавшие рефреном в пространствах столич ных площадей и улиц между декабрем 2011-го и мартом 2012-го года, а также в активной медийной и сетевой полемике, привели к новому явлению, которое сей час маркируется как «движение наблюдателей». Многие респонденты, опрошен ные в ходе московских митингов, выразили желание стать наблюдателями на выбо рах президента. Некоторые коллеги по Независимой исследовательской инициативе также решили принять участие в этом виде общественного активизма. Они дели лись со мной впечатлениями от пройденной подготовки и от того, с чем пришлось столкнуться на избирательных участках. Но если о выборах в столице и крупных городах было достаточно сведений, то о происходившем в небольших провинци альных городах и тем более селах дефицит информации ощущался явно. Я никог да не был наблюдателем на выборах и не имел активистского опыта. Тем не менее, у меня возникло предположение, что характер и условия этого «движения» долж ны различаться в Москве и других крупных городах, с одной стороны, и в регионах с совершенно иными политическими, социальными, культурными, экономически ми характеристиками – с другой. Так появился интерес к этой теме и исследова тельский вопрос: «Как наблюдение за выборами проходило в регионах?», и, бла годаря контактам в одном из субъектов РФ, был начат сбор интервью.

На момент написания этого текста были взяты методом «снежного кома» ин тервью у пятерых наблюдателей, участвовавших в выборах президента РФ. Все пятеро – студенты разных специальностей одного из местных вузов. Для кого-то из них это стало первым опытом общественного активизма и вообще первыми вы 174 ПОЛЕВЫЕ ЗАМЕТКИ борами, на которых они получили право голоса. Все пятеро выросли в этом регио не (населением около миллиона человек). Его бюджет формируется в основном за счет федеральных дотаций, а трудности с трудоустройством и небольшие зар платы приводят к тому, что трудовая миграция (временная или постоянная) стано вится распространенным явлением как среди молодого, так и более старшего тру доспособного населения. Местную политическую жизнь нельзя охарактеризовать наличием протестных настроений. Между тем, по оценкам респондента, наблю давшего за голосованием как на парламентских, так и на президентских выборах, в декабре в столице региона было 50 наблюдателей, а в марте уже 300.

Дополнением к краткой социальной и «протестной» характеристике региона может служить оценка этими пятью наблюдателями своей социальной принад лежности. Как и у большинства участников московских протестных событий (Лун кин 2012), предложение соотнести себя с каким-то социальным классом, слоем, группой, вызывает у них трудности. Лишь девятнадцатилетний респондент, при зер олимпиад по истории, будущий лингвист, ставит почти социологический диа гноз современному социальному устройству:

В России классы размыты, есть элита, есть все остальные. К элите мы не от носимся, значит, соответственно, мы все остальные. Потому что средний класс больше развит в крупных городах. В маленьких городах весьма сложно выч ленить какую-то социальную группу. Поэтому мы – все остальные (07.06.2012, муж., 19 лет, студент-гуманитарий).

Далее я постараюсь показать, какое влияние оказывает социальная и геогра фическая дифференциация между столицей страны и регионом (а также внутри самого региона) на процесс наблюдения за выборами. Анализ этих различий кос нется, по очереди, каждого из трех этапов деятельности наблюдателей: до выбо ров, на выборах и после выборов.

ПОДГОТОВКА К НАБЛЮДЕНИЮ: ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ САМООБ РАЗОВАНИЕ И ЦЕНТРАЛИЗОВАННЫЕ ЗАНЯТИЯ Подготовка – ключевой этап в формировании навыков наблюдения, наравне, собственно, с самим днем наблюдения. В ходе подготовки наблюдатель может по лучить знания о том, с чем ему предстоит столкнуться на избирательном участке.

Это касается как самой «оптики», то есть практического владения деталями про цедуры, на которые наблюдатель должен обращать внимание во время голосова ния, так и моральной и юридической сторон. К последнему относится знание сво их прав, типичные виды нарушений и «вбросов», а также элементарные правила взаимодействия на избирательном участке – вплоть до распространявшегося на кануне выборов предостережения «независимых» наблюдателей не принимать из рук членов комиссии пищу и чай, так как в них могут быть добавлены слабитель ное или снотворное средства (Сысоев 2012).

Арсений Сысоев (2012), участник НИИ митингов, работавший наблюдателем в Москве, выделяет три формы подготовки в ходе своего обучения в рамках проекта АЛЕКСАНДР ФУДИН. НАБЛЮДАТЕЛИ В РЕГИОНЕ: НАБРОСКИ К АНАЛИЗУ «Гражданин наблюдатель»: 1) предварительная встреча в штабе организации «Мемориал», на которой рассказывали об основных целях наблюдения на выбо рах в целом. Любопытно, что на данном этапе ему показалось, «что это в некото рой степени продолжение митинга, однако на этот раз праздничной атмосферы не было, люди были собранны, внимательны, некоторые немного взволнованны»;

2) четырехчасовой тренинг, проводимый участником выборов 4 декабря, настро ивший на «ад»;

3) ролевая игра в выборы, на которой все обучаемые были раз делены на «злостных фальсификаторов» и «честных наблюдателей».

Культурный капитал и опыт участия в разных видах общественного активизма могут действенно компенсировать отсутствие подготовительных курсов. Так, дру гой наш респондент, наблюдатель из Москвы, профессионально занимающийся историей и политической журналистикой, оказался способен пресечь серьезное нарушение (отсутствие печати), при том что из-за своей занятости не нашел вре мени не только посетить тренинги, но даже специально прочесть какие-то мате риалы в сети. Но этот случай не может быть назван типичным.

А как велась подготовка в регионе? Респондент, проводивший наблюдение в районном центре, сообщает: «Я до этого просто закон о выборах читал. Допол нительно перепрочитал его там. Смотрел несколько [видео]лекций, которые Росвыборы делали. Но в основном это, да, самоподготовка». – «Никаких курсов, лекций?» – «Нет. А где бы я их посетил?» (07.03.2012, муж., 20 лет, студент гуманитарий). Другие респонденты, помимо самостоятельной подготовки, упоми нали лекции (в среднем трехчасовые) в местных штабах КПРФ и ЛДПР. На них лекторы рассказывали о наборе необходимых документов, правах и обязанностях наблюдателей, а также раздавали готовые бланки для различных видов наруше ний, в которых оставалось только внести номер участка, дату и личные данные наблюдателя. Психологическая «тренировка», распространенная в Москве, заме нялась неформальным общением друг с другом и наблюдателями, участвовавши ми в выборах в Государственную думу.

Итак, подготовка наблюдателей в столице отличалась от подготовки, которую могли пройти их региональные коллеги. В первом случае это был централизован ный процесс, организованный наблюдательской сетью, занимающий несколько дней и включающий юридический и психологический тренинги. Во втором случае подобные наблюдательские сети отсутствовали, и подготовкой наблюдателей за нимались только местные отделения наиболее представительных политических партий. Причем эта подготовка была заметно короче по времени и менее разноо бразна по содержанию, что приводило к преобладанию «теоретического» самооб разования.

ВЫБОР УЧАСТКА: ПРИНЦИП БЛИЗОСТИ Как респонденты выбирали участок для наблюдения? Этот вопрос может стать предметом отдельного исследования в контексте массового движения наблюдате лей: согласно записям в блогах, были те, кто намеренно шел наблюдать на участок в своем районе проживания, были те, кто «бросались в омут», предлагая наблюдатель 176 ПОЛЕВЫЕ ЗАМЕТКИ ской сети распределить их на участки из соображений максимальной пользы, встре чались и те, кто специально «искал трудностей», выбирая участки, уже отметившиеся серьезными нарушениями или грубым обхождением с наблюдателями (например:

Винькова 2012;

Правниченко 2012;

Burivykh [имя пользов.] 2011;

Hapchik [имя пользов.] 2011). В нашем случае, когда между индивидуальными наблюдателями и системой избирательных участков не было посредника в виде сети наблюдательских ассоциаций, выбор подшефного избирательного участка производился, так или ина че, с учетом места проживания или расположения родительского дома.

В день выборов, который был выходным, часть опрошенных студентов воз вращалась в небольшое село или районный центр, где они выросли и где продол жают жить их родители. Студенты, постоянно живущие в столице региона, выби рали участки вблизи своих квартир. Один из них рассказал в интервью, что среди мотивов выбора места наблюдения недалеко от дома была возможность «поймать нарушителя за руку»:

Я решил попробовать сам, посмотреть, я хотел даже кого-нибудь за руку пой мать. […] На том же участке у меня друг был оператором КОИБа1. И я знал человека, который […] должен был «сделать» нужное количество, скажем так. Поэтому я шел, зная его даже внешне, потому что на веб-камере я его видел за два дня до этого (13.06.2012, муж., 21 год, студент естественно технической специальности).

Выбор избирательного участка по принципу близости к дому отражает раз личия в социально-биографических характеристиках респондентов, «высвечи вая» их социальный капитал. Так, наблюдатель, работавший на участке в столице региона, – неоднократный победитель школьных олимпиад по истории, это дало ему возможность в упрощенном режиме поступить на соответствующую специ альность. Он учится на престижном факультете иностранных языков, староста своей группы, регулярно занимается спортом, состоит в партии «Яблоко». На до суге любит читать историческую литературу и военные мемуары. (Артикулирован ная характеристика социальной структуры современного российского общества, приведенная в начале текста, принадлежит именно ему.) Родительское отноше ние к его участию в электоральном процессе выражается в тезисе: «Хочешь – иди.

Не хочешь – не иди. Главное: не нарушай закон». Родители работают в правоо хранительных органах.

Для сравнения: наблюдатель, присутствовавший на сельском избирательном участке, увлекается спортом, раньше играл в спортивное «Что? Где? Когда?» и дру гие интеллектуальные игры. Сочиняет шутки для юмористического сетевого со общества, посвященного актуальным событиям в регионе. К моменту выборов проживает в студенческом общежитии. «Материально положение держится пол ностью – не полностью, а в основном на родственниках из Москвы. Родители КОИБ, «комплекс обработки избирательных бюллетеней» урна для голосования с элек тронным учетом и распознаванием бюллетеней для голосования;

одной из ее функций является снижение возможностей фальсификации голосования.

АЛЕКСАНДР ФУДИН. НАБЛЮДАТЕЛИ В РЕГИОНЕ: НАБРОСКИ К АНАЛИЗУ получают очень мало, вообще очень мало. Отец работает в лесничестве, тяже лая физическая работа, у него спина надрывается» (07.03.2012, муж., 20 лет, студент-гуманитарий).

«ТРАВМА НАБЛЮДАТЕЛЯ»: ТЕХНИЧЕСКАЯ И МОРАЛЬНАЯ СТОРОНЫ Наблюдатель, идущий на выборы, заранее готов к тому, что столкнется с на рушениями. В каком-то отношении это единственный смысл его деятельности, особенно в такой проблематичной электоральной демократии, как российская.

Поэтому в роли наблюдателя с самого начала заложены трудности ее исполнения, конфликты с недобросовестными участниками выборов или членами избиратель ной комиссии, переживания, связанные с фиксацией нарушений;

отчасти (чему существует множество публичных свидетельств) – попытки лично предотвратить нарушения. Весь этот опыт, потенциально присутствующий в деятельности любо го наблюдателя и нередко актуализирующийся в реальной практике наблюдения на выборах, можно суммировать в понятии «травмы наблюдателя»2. С чем стол кнулись на выборах респонденты, какой травматический опыт приобрели и как пытались эту травму нормализовать?

Вот свидетельство студента-гуманитария, проводившего наблюдение в род ном селе:

Там глава администрации сельской, он, как бы, не причастен был к избира тельной комиссии, но находился. У него вся семья была задействована. Се стра у него трижды с разными паспортами, а у нее был паспорт, в котором была ксерокопия чьих-то документов, кто точно не придет на выборы. И вот она раз пять, наверное, так проголосовала при мне. Я предупреждал. Сказали «ладно», но продолжали. Там и учителя участвовали. Маскарад настоящий.

Из-за веб-камер кто-то капюшон накинет, кто-то пальто поменяет. Вот. В об щем, в итоге я написал заявление. Я спокойно написал заявление по образцу от ЛДПР такое. Написал в двух экземплярах. Принес туда и глава – не глава, а председателю избирательной комиссии предоставил. Он говорит: «Я не могу так принять». Я говорю: «Вы обязаны принять». Он принял. Потом позвал гла ву администрации. Он угрожал, что типа проблемы у тебя с семьей здесь бу дут, в институте проблемы будут, у брата в институте проблемы. Вот. Я не поддался сначала. Вот. Потом приехали милиционеры из района. Из района приехал тот, кто наблюдал за районом, из N** [столицы региона]. Они вели со мной практически такую же беседу. Мотивы мои узнавали, деньги или что там. Я, то есть, не забирал свое заявление. И в итоге они докопались до на правления от ЛДПР. У всех людей, которые тоже были наблюдателями, у них были печати, у меня только подпись. Я позвонил, там, в штабе трубку не бра ли. Позвонил [цитировавшемуся выше наблюдателю в районном центре], он говорит, что «это все гон, сиди дальше». Ну, они, короче, вынесли заявление, пригласили мою мать. Мать легко поддалась на эти угрозы. Вот. Давление Я благодарю Александра Бикбова, который в ходе работы над текстом предложил это понятие, позволяющее более глубоко проблематизировать опыт наблюдателей.

178 ПОЛЕВЫЕ ЗАМЕТКИ было нешуточным. Прям был нагружен. Направление. В итоге они всей из бирательной комиссией вынесли решение, что я там самозванец и должен покинуть участок. Я с этой бумажкой ушел оттуда. Но мать еще осталась. С ней поговорили, она тайком взяла это заявление и принесла обратно. Я остался с голыми руками (07.03.2012, муж., 20 лет, студент-гуманитарий).

Другой молодой человек, наблюдавший за выборами в районном центре чис ленностью около 20 тысяч человек, так рассказывает об испытанном:

Без эмоций. Все спокойно. Все скрупулезно. Усталость под конец была. По тому что я и ходил [с переносной урной для голосования на дому]. И мораль но меня к этому времени начали очень сильно подавливать, что более мне не понятно. Слов подобрать не могу. Цинично, подло, паскудно родителей ста ли давить. Ко мне домой приходили (07.03.2012, муж., 20 лет, студент гуманитарий).

Как можно видеть, «травму» определяют или даже усиливают такие слагае мые, как индивидуальная решимость наблюдателя «идти до конца», его неуступ чивость и реакция официальных посредников в процедуре выборов на столь нео жиданное поведение своего односельчанина. Поведение участников нарушения по отношению к непреклонному наблюдателю условно можно маркировать как «усовестливание». И наблюдатель в селе, и наблюдатель в районном центре, упо минают такие определения и фразы, услышанные в свой адрес: «Кляузник», «Да, ладно. Пускай. Система такая», «Что тебе, плохо живется?», «Сколько тебе запла тили?». Последний вопрос задал наблюдателю в районном центре неизвестный мужчина, за ним поступило предложение заплатить в два раза больше.

В отличие от первых двух респондент, проводивший наблюдение в столице региона, попал в абсолютно незнакомое для него пространство и описывает про цесс выборов скорее позитивно:

У нас были памятки, мы были подготовлены. Мы еще с самого утра обрати лись: «Давайте проведем чистые выборы». Иначе у вас будут, у вас и у нас, будут, скажем так, неприятности с вышестоящими инстанциями. Если что, мы молчать не будем. Они: «Все, все». И выборы были проведены хорошо. То есть, довольно рискованный ход, но сработал. Никаких провокаций, ничего у нас не было. Все тихо, спокойно. Люди были тоже очень радостные… Ходили, как на праздник (07.06.2012, муж., 19 лет, студент-гуманитарий).

В этом случае мы не наблюдаем «травмы наблюдателя», которую можно было ожидать от участка, выбранного по принципу «чтобы недалеко ходить». Интервью со студентом содержит детали, объясняющие спокойный ход голосования. Во первых, респондент проживает в центре города. Здесь же располагался избира тельный участок: в центре риск грубых нарушений ниже, а уровень контроля за процедурой выше, в том числе со стороны самих членов избирательной комиссии.

Во-вторых, участок был оборудован КОИБом (одним из пятнадцати, функциониро вавших в регионе). Его наличие существенно снижает технические возможности АЛЕКСАНДР ФУДИН. НАБЛЮДАТЕЛИ В РЕГИОНЕ: НАБРОСКИ К АНАЛИЗУ нарушений. И, в-третьих, кроме респондента там были и другие наблюдатели, ко торых нельзя отнести к презрительно называемому активными наблюдателями типу «наблюдатели-мебель»: «Нас было очень много. Поэтому мы по очереди бе гали на первый этаж, проверяли нет ли каруселей, нет ли каких-либо агитаций» (07.06.2012, муж., 19 лет, студент-гуманитарий).

Таким образом, проведенное исследование позволяет предположить, что опыт наблюдения у опрошенных нами молодых людей был тем более травматичен, чем меньше по размеру населенный пункт и чем скромнее социальное положение их семьи (и, соответственно, чем меньше объем социального капитала, которым они располагают). В условиях небольшого населенного пункта давление на наблюда теля дополняется мощным давлением на его родных. Попав в трудную ситуацию на участке, респонденты созванивались с теми из своих коллег, с кем сложились до верительные отношения, или с друзьями, вместе с которыми решили «попробо вать» проконтролировать честность выборов. Но это была не полноценная под держка «наблюдательской сети»3, а корпускулярная взаимовыручка, сопереживание отдельных идивидов, связанных предыдущим знакомством или дружбой.

ПОСЛЕ ВЫБОРОВ: ПОСЛЕДСТВИЯ «ТРАВМЫ» И ДАЛЬНЕЙШИЕ ПЛАНЫ Прочитанное в сети о нарушениях на парламентских выборах находит реальное подтверждение у наблюдателей, рискнувших пойти на конфликт с нарушителями.

Если опыт предыдущего общественного активизма мал или вовсе отсутствует, то из бирательный участок становится местом формирования нового критического, экс прессивно окрашенного знания того, «как на самом деле это делается»:

Из-за того, чтобы на участке было восемьсот шестнадцать человек, чтобы все было нормально, ведь даже по N**ому району процент составляет, ну зачем так суетиться, это же, для чего? [Произносит это очень возбужденно] Мне вот это непонятно. Я понял. Ну не то, что понял. Я это знал. Снова подтвердились мои догадки то, что сейчас система – это в худший период Советского Союза.

Это гигантская амбразура делается для того, чтобы как-то выслужиться, чтобы снять ответственность, перекинуть все друг на друга. А в итоге она ничего не делает, она недействительна, и не может никак повлиять. То есть, даже ба нально меня не смогли задавить и вывести. Потому что когда хотели вывести, либо я сразу отказывал, либо я говорил, что имею на это право, и поэтому идите вы на хер (07.03.2012, муж., 20 лет, студент-гуманитарий).

«Честные выборы» в трактовке наших респондентов это выборы, где отсут ствуют нарушения (по крайней мере, влияющие на количество голосов за того или иного кандидата). Именно фиксация нарушения становится апогеем наблюда тельской практики, экстремальным тестом для знаний, полученных при подготов ке. Наблюдатели обнаруживают, что в словесных баталиях с нарушителями могут Как известно, в сфере профессиональных и околопрофессиональных контактов слабые связи эффективнее сильных (Granovetter 1973).

180 ПОЛЕВЫЕ ЗАМЕТКИ использовать положения избирательного законодательства и способны юридиче ски обосновать свое поведение (к примеру, правильно составить заявление). Они удивлены, что, несмотря на агрессивное давление, их боятся. Респондент, имев ший, на наш взгляд, самый «травматичный» опыт наблюдения в селе, вспоминает:

«Кто-то подошел потом, когда я уходил оттуда, из избирательного участка, чтобы заявление писать, сказал: “Тебя только и побаиваются”» (07.03.2012, муж., 20 лет, студент-гуманитарий).

Полученная травма и критическое знание могут вести некоторых наблюдате лей к отказу от подобных опытов в будущем;

кого-то, напротив, такой опыт под талкивает к более активному и решительному участию в общественной жизни.

Прояснить, какие последствия для гражданской активности может иметь нетриви альный политический (травматический) опыт, позволяет вопрос о дальнейших планах наблюдателей.

Респонденты, опрошенные в ходе нашего исследования, заявили о своей го товности принять участие в следующих выборах, но при определенных условиях:

• «Если бы выборы состоялись завтра, то сто процентов» (13.06.2012, муж., 21 год, наблюдатель в столице региона, студент естественно технической специальности).

• «Безусловно, есть. Только мне кажется, если они будут. А то династия Путина, какие выборы? [Смеемся] А так да. Я постараюсь тогда с пра вом решающего голоса» (07.03.2012, муж., 20 лет, наблюдатель в район ном центре, студент-гуманитарий).

• «Да. Только я буду, точно не буду работать у себя в селе. В соседнем или лучше даже в городе» (07.03.2012, муж., 20 лет, наблюдатель в селе, студент-гуманитарий).

• «Как появится какая-то возможность, какая-либо перспектива. По мере возможностей. Разве кто-нибудь планирует стать губернатором?..

Никто» (07.06.2012, муж., 19 лет, наблюдатель на участке в центре ре гиональной столицы, оборудованном КОИБом, студент-гуманитарий).

Успех или фиаско в обеспечении честности электорального процесса во всех случаях явно соотносятся с эмоциями, испытываемыми после выборов. Так, по казательно, что наблюдатель, «закрывавший» участок в районном центре, в школе, где учился два последних года, «не питал особых иллюзий» по поводу выборов.

Но давление, оказанное на его семью, и попытка подкупа 4 марта вызвали депрес сию и чувство разочарованности. После интервью он уходит на курсы английско го языка, летом уезжает работать в США и признается, что после выборов прези дента мысли о переезде за рубеж посещают его все чаще и чаще.

Наблюдатель, попавший на участок с КОИБом в центре города, едет вместе с ним, но уверенно заявляет, что «хотел бы жить только в этой стране», то есть в России.

Респондент, целенаправленно выбиравший участок с высоким потенциалом нарушений, был также разочарован результатами своей деятельности как наблю дателя: в день выборов, сосредоточив внимание на члене избирательной комис сии, осуществлявшем, по словам его друга, «вбросы» на предыдущих выборах, он АЛЕКСАНДР ФУДИН. НАБЛЮДАТЕЛИ В РЕГИОНЕ: НАБРОСКИ К АНАЛИЗУ упустил из виду переносную урну, в которой оказалось подозрительно большое количество голосов за одного из кандидатов. Он разочарован ситуацией в стране в целом и открыто говорит, что без раздумий переехал бы за рубеж или в Москву.

И такой шанс у него есть. Респондент успешно занимается наукой на техническом факультете, и по окончании вуза перед ним открывается возможность учебы в за рубежной или столичной аспирантуре.

Наблюдатель, контролировавший выборы в селе, планирует на каникулах ра ботать в Москве. Ему предстоит наладить отношения с матерью.

*** Промежуточный анализ собранного на данный момент эмпирического мате риала показывает, как коллизии избирательного процесса повторяют дифферен циацию, заключенную в географических и социальных пространствах. Эта диффе ренциация существует не только между федеральным центром и регионом, но и внутри самого региона. Избирательные участки размещаются в школах и других учреждениях бюджетной сферы4, инкорпорированных в местное географическое и социальное пространство, с характерными для них неравенствами, такими, на пример, которые маркируют упомянутые выше «хороший» участок в центре города и «трудный» – в малом селе. Участок в селе несет в себе модель самог места про живания, настолько компактного, что все жители знают друг друга лично, как и участок, расположенный в центре региональной столицы – центре не только гео графическом, но и политическом, а значит, видимом для СМИ, общественности и федеральной власти. Наблюдатель, твердо решивший дать ход заявлению о на рушениях в сельском участке, сталкивается со всем давлением, которое может оказывать маленькое сообщество, где он вырос. В то время как участок в центре столицы региона, и без того аккумулирующий преимущества своего особого по ложения, оказывается снабжен электронной системой против фальсификаций и притягивает активных наблюдателей, более тщательно отслеживающих наруше ния в менее «проблемном» месте. Можно видеть, что связка пространственного и социального измерений на выборах ведет к дифференциации не только избира тельных участков, но и опыта наблюдателей, вероятности получения ими «травмы наблюдателя», а в конечном счете к дифференциации всего пространства голо сования и неравенству демократии, если можно говорить об этом в условно коли чественных терминах.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ Винькова, Ксения. 2012. «Исповедь наблюдателя: как умирают кумиры и рождаются враги. За конное беззаконье на участке 3185». Блог в «Живом журнале». Просмотрено 20 августа 2012 г. (http://gm2011vkv.livejournal.com/647.html).

Лункин, Роман. 2012. «Митинги как машина знания. Социологи об исследовании новых форм политической активности и об их поиске “креативным классом”». Среда. Некоммерче ская исследовательская служба, 14 мая. Просмотрено 5 июля 2012 г. (http://sreda.

org/2012/mitingi-kak-mashina-znaniya-sotsiologi-ob-issledovanii-novyih-form politicheskoy-aktivnosti-i-ob-ih-poiske-kreativnyim-klassom/4313).

Избирательные комиссии формируются из работников этих государственных институций.

182 ПОЛЕВЫЕ ЗАМЕТКИ Правниченко, Ирина. 2012. «В наблюдатели я решила пойти еще в декабре…». Электронное периодическое издание «Лента.ру», 10 апреля. Просмотрено 20 августа 2012 г. (http:// lenta.ru/articles/2012/04/09/nablyudateli).

Сысоев, Арсений. 2012. «О перспективах движения наблюдателей». Институт «Коллектив ное действие», 9 марта. Просмотрено 5 июля 2012 г. (http://www.ikd.ru/node/18045).

Burivykh [имя пользов.]. 2011. «Коротко». Блог в «Живом журнале». Просмотрено 20 августа 2012 г. (http://burivykh.livejournal.com/64708.html).

Hapchik [имя пользов.]. 2011. «Выборы, выборы». Блог в «Живом журнале». Просмотрено августа 2012 г. (http://hapchik.livejournal.com/106850.html).

Granovetter, Mark. 1973. “The Strength of Weak Ties.” American Journal of Sociology 78(6):1360– 1380.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.