WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 3. ЖЕНЩИНА АЗЕРБАЙДЖАНА В ПЕРИОД РАЗВИТОГО СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (IX – XVIII вв.) План занятия XII – XIII вв. – период ренессанса Азербайджана – мусульманского (в поэзии Мехсети Гянджеви, ее свободная

любовная лирика) и возрождения албанского христианства (строительство соборов женщинами из родов Гасан Джалалов);

Женщины Востока – мусульманские правительницы IX – XIII вв.;

Роль и место женщин у тюркских кочевых племен VIII –XIII вв. в эпосе «Книга моего деда Деде Коркута» – культ женщины–матери, участие женщин в битвах);

Женщины в Европе и России IX – XIII вв.;

Женщины мусульманки в XIV - XVIII вв.;

Женщины Европы в XIV- XVIII вв.;

Женщины России в XIV- XVIII вв.;

Женщины Азербайджана в XVI - XVIII в.

Азербайджанское общество претерпело два ренессанса в силу того, что в этом обществе проживали в основном, мусульмане, христиане: мусульманский – восточный ренессанс и христианский – албанский ренессанс.

Периодом азербайджанского мусульманского ренессанса считается XII в., характеризующийся подъемом культурной жизни в Азербайджане. В этот период в таких столичных городах, как Тебриз, Шамахы, Нахчыван, Гянджа и др. были созданы научные центры. По сведениям источников, во дворцах Ширваншахов и Илденезидов были собраны лучшие ученые того времени, достигшие больших успехов и достижений в математике, естествознании, медицине, химии, философии, логике, праве, астрономии, арабской и персидской литературе и в других областях;

многие из них стали одними из самых выдающихся деятелей мусульманской культуры и науки. Эти ученые продолжали свое образование и деятельность в таких признанных центрах мусульманской культуры, как Багдад, Каир, Александрия, и творили на научном языке тех времен – арабском. Среди них можно назвать ученика и последователя Авиценны Бахманйара (ум. в 1066 г.), сыгравшего большую роль в развитии философской мысли средневекового мусульманского Востока;

азербайджанского литературоведа Хатиба Табризи (1030 – 1109), проводившего научные диспуты с видными учеными в городах Сирии, Египта, Ирана и преподававшего в медресе «Низамиййе» университетского типа, открытого Низам ал–Мулком в Багдаде;

выдающегося мыслителя и суфийа Шихабаддина Сихраварди (1145 – 1234), принимавшего активное участие в общественно – политической жизни Халифата.

Азербайджанская поэтическая школа, переживавшая в XI – начале XIII вв.

пору своего расцвета, славилась такими известными мастерами, как Низами Гянджеви, Абулула Гянджеви, Афзаладдин Хагани, Фелеки Ширвани, Мюджираддин Байлакани. Персидский язык, предпочитавшийся как тюркоязычными сельджукскими правителями, так и Атабеками, и Ширваншахами в качестве средства обучения в их дворцах, своим развитием и усовершенствованием обязан именно представителям азербайджанской поэтической школы и, в особенности, гениальному Низами Гянджеви. Его «Хамсе» («Пятерица»), будучи одним из ценных жемчужин мировой литературы, является вершиной Восточного ренессанса.

Представительницей этой поэтической школы является азербайджанская поэтесса Мехсети Гянджеви (конец XI – XII вв.). Сведений о ее личной жизни очень мало: известно, что она родилась в Гяндже, получила домашнее образование: прекрасное знание восточной классической литературы и музыки.

Свое литературное дарование ей удалось проявить при дворе султана Махмуда Сельджукида и его дяди султана Санджар Сельджукида (Сянъяр Селъукид).

Мехсети Гянджеви считалась высоким профессионалом в области создания рубаи (четверостишия). Основной темой ее лирики были любовь и гуманизм. Она участвовала в поэтических собраниях, салонах г.Гянджи. Сохранилось около рубаи и несколько поэтических произведений, созданных ею на фарсидском языке. Имя Мехсети Гянджеви не меркнет в созвездии таких имен, как Низами, Фелеки, Хагани, чьи произведения обогатили сокровищницу мировой поэзии.

Именно то, что она – единственная поэтесса в окружении столь блистательных поэтов, придает особый блеск ее легендарному ореолу. На Востоке не было принято ставить памятники, тем более женщинам. Но Мехсети Гянджеви бессмертными четверостишиями сама себе воздвигла памятник:

Ты в бога веришь – поклонюсь и я, К вину привержен – опьянюсь и я.

С тобой, любимый, я себя забуду – Небытие отрадней бытия.

Я роза без шипов, я – соловей, Грустящий по тебе в тиши ночей, Не сетуй: ловчий сокол – гордость шахов Навек в сети запутался твоей.

Тебе враги твердили вразнобой:

«Не связывай судьбу с ее судьбой», Ты хочешь, чтобы их труды пропали?

Давай же завтра встретимся с тобой!

Не верь, что без тебя живу счастливо, Теряя силы, я клонюсь, как ива.

Я поняла: терпенье – мой удел, Но что поделать – жду нетерпеливо!

Вода в истоке мужества горька;

Вот почему не пьют из родника, Огонь же, разведенный подлецами, От честных не оставит уголька.

Не жди пощады от людей чужих, Не жди прохлады от ветвей сухих, Постыдна жадность и корысть отвратна, Но бережливость отличай от них.

Мир – золотой кувшин, хорош на вид, Но не всегда хорошим нас поит, А жизнь подобна краткому привалу Конь смерти ждет, оседланный стоит.

В литературе и искусстве XI – XII вв. появились новые характерные стили и особенности. Условно обозначаемые сельджукским, это «новое» искусство воспроизвело многие черты, ставшие в последствии характерными для общемусульманского искусства. В таких крупнейших экономических, политических и культурных центрах Азербайджана, как Шамахы, Баку, Гянджа, Нахчыван, Байлакан, Тебриз, Марага, Урмейа и др. возводились монументальные памятники самого различного характера. Именно в это время складываются Ширванская, Нахчыванская, Тебризская и Арранская архитектурные школы, определившие основные направления в дальнейшем развитии средневекового зодчества Азербайджана. Среди этих памятников своим самобытным и оригинальным стилем выделялись оборонительные стены Баку, Шамахы, Байлакана, Гянджи, Тебриза, Мараги, апшеронские башни (Баку, Мардакян, Нардаран, Раманы), мечети, медресе, ханаги (минарет «Сыныгкала» в Ичери – шехер, ханага Пир Хусейна), мосты (Худаферинский, Джугинский).

Особо следует отметить один из шедевров азербайджанской архитектуры XII в. – мавзолей усыпальницу Момине–Хатун, любимой жены атабека Илденизида, воздвигнутого известным зодчим Азербайджана XII в. Аджеми. Этот мавзолейусыпальница свидетельствует об отношении к женщине, жене.

В XI XII вв. наблюдается значительное развитие и ряда отраслей прикладного искусства (роспись керамических сосудов, окраска и орнаментация тканей, обработка дерева, стекла, чеканка металла, ковроткачество).

Как было отмечено наряду с мусульманским ренессансом в Азербайджане шел процесс христианского албанского возрождения IX – XIII вв. у албан, проживающих в Карабахе (Арцахе) и Сюнике, сумевших возродить свое Албанское царство – каченское княжество (IX – XV вв.), управляемое Хасан Джалаловским родом – потомками Великих князей Албании – Михранидов.

Возрождение наблюдалось как в экономической, политической, так и культурной жизни албанского общества. Это наблюдается в попытке албанского царя Хасан Джалала «сюзеренного князя Хачена и Арана, самодержавного царя страны Арцахской и … пределов Хаченской», возглавлявшего княжество в XIII в.

возродить албанскую историколитературную традицию. С этой целью по просьбе Хасан Джалала «История албан» Моисея Каланкатуйского была дополнена и дописана 4мя новыми главами, отражавшими славное правление самого Хасан Джалала, строительство Хасан Джалалом Гандзасарского собора для самостоятельной патриаршей Албанской церкви. В этот период в культурную жизнь албанского общества активно вовлекаются албанские женщины – царицы, княгини.

Следует отметить монументальные архитектурные памятники Албании, некоторые из которых и поныне существуют: своим величием, богатством архитектурных решений и сегодня представляют большую ценность.

Многочисленные высеченные на стенах различных строений надписи и свидетельства историков удостоверяют, что роль албанских женщин в строительстве памятников в различные века была значительной и что особо они отличились в создании строений духовного назначения. Албанские княгини вкладывали огромные финансовые средства в строительство монастырей, церквей, в их убранство.

Историки утверждают, что женщины часто покупали и дарили монастырям целые поселения с большими земельными угодьями, фруктовыми садами, водными ресурсами;

ценные украшения для их убранства: сосуды из золота и серебра, ковры, покрывала и занавеси, расшитые золотом. На это их побуждала христианская вера, любовь к родине и осознание великой важной роли, которую выполняли албанские монастыри и церкви в деле развития и распространения албанской самобытной культуры и образования. В своих трудах историографы эпохи с благодарностью перечисляют имена этих албанских женщин.

Епископ Степаннос Сюникский, албанский историк (XIII в.) в своем труде «История рода Сисакан» приводит ряд имен княгинь, помощь которых в строительстве множества монастырей в азербайджанской области Сюнике была весьма велика.

Согласно его сообщению в IX в. метрополит Сюникский обращается к князю Сюника Ашоту и его жене княгине Шушан за материальной поддержкой в деле строительства Татевского монастыря, которое началось в 895 г. и продолжалось 10 лет. Был воздвигнут собор изумительной красоты, огромных размеров, с оригинальными барельефами, росписями на стенах, эпиграфическими надписями.

Княгиня Шушан и дочь князя Сюника Бабкена – Амаспруи принимали активное участие в строительстве церквей, дарили им деревни, роскошные предметы убранства, украшения, (Гл. XXXIX, с. 161-166) Жена другого князя Сюника Слебата, княгиня Софья также была известна как строительница. По ее инициативе в 936 г. в местности Вайодзор (в Карабахе) строится церковь Гндеванк, куда ею были приглашены первокласные каменотесы и художники. Из «Истории рода Сисакан» известно имя дочери албанского первопрестольного ишхана (князя) ВаразТрдата Шагандухт (IX в.), которая в знак благодарности за свое чудесное спасение в результате нападения на нее и ее охрану «посвятила себя монашеству, построила в Сюнике, в Багке часовню и маленькую келью, где провела 30 лет своей жизни. Призвав блаженного епископа Сюникского, поручила себя и передала свое имущество с тем, чтобы часть раздать бедным, а другую часть вместе с землей передать Татевскому монастырю» (Гл. XXXV, с. 119-121).

По сведениям Степанноса Сюникского, в конце XI в. жена сюникского правителя Смбата сюникская царица Шагандухт, «из рода Агванского царского рода (Гл. VIII, с. 232-235), дочь прославленного ишхана (князя) Албанского Севар, тронутая божественным указанием построила Вагаднинский монастырь с прекрасным вкусом, который являлся местом мужей поломников, назначила там монахов (иноков) и многолюдных служителей. У порога церкви соорудила молитвенный дом (часовню), определила в пользу монастыря поместье Гомер» (Гл.IV, с. 216-221). В деле возрождения Вагаднинского монастыря и других церквей в Сюнике вместе с царицей Шагандухт принимал участие ее брат царь Сенекерим. "Сенекерим и царица Шагандухт много совершили выгоды и замечательные постройки в монастыре г`Овганна, а также подарили много подарков, имений святому главному престолу Татева» (Гл. VIII, с. 232-235).

Албанский католикос Степаннос, живя там (в Татевском монастыре) несколько дней, скончался там же и был похоронен в том же святилище (Гл. XIV, с. 174-176).

В 1191-1196 гг. албанский историк, правовед Мхитар Гош строит в Новом Гетике церковь Святой Мариам Богородицы в Сюнике. Там же строятся и 2 другие церкви. Значительное содействие при возведении комплекса оказали князь Карабаха Арцаха Вахтанг и его жена Арзу Хатун, которая с помощью своих дочерей соткала огромный, шитый золотом занавес для церкви. Подобные рукотворные изделия впоследствии Арзу Хатун подарила и в монастыри Ахпат, Макараванк, Дадыванк. Она же строит в начале XIII в. в Арцахе (Карабахе) церковь с центральными куполами, залом с красивыми архитектурными элементами.

В 1233 г. завершилось строительство жемчужины албанской архитектуры – Гандзасарского церковного комплекса со всеми вспомогательными строениями, осуществленное князем Арцаха Хасан Джалалом и его женой княгиней Мамка, которая, по свидетельству историка Киракоса Гянджинского была одной из самых образованных женщин своего времени.

Итак, многочисленные свидетельства историков и эпиграфические надписи на стенах архитектурных памятников свидетельствуют о том, что албанские женщины средневековья внесли свой весомый вклад в их строительство.

Период IX – XVIII вв. также интересен в освещении деятельности выдающихся женщинмусульманок в период мусульманского ренессанса в различных средневековых восточных государствах. Как было изложено в предшествующей лекции, с распространением ислама женщина обрела юридические права. Многие европейские исследователи неверно понимали положение женщины в исламском обществе. Они выдвигали тезис о том, что мусульманская женщина на протяжении веков была рабой мужчины или же влачила жизнь затворницы.

Косвенным подтверждением этой гипотезы являлась преемственность многих традиций и этических норм в жизни народов Ближнего и Среднего Востока.

Такие правила, как необходимость повиновения женщин мужчинам, соблюдения девушками целомудрия, женщинами верности своим мужьям, уплата выкупа («калыма») за невест, выделение большей доли наследства, запретов в семейнобрачной жизни, обычаев многоженства и ношение паранджи (чаршафа), которые воспринимались как типично мусульманские, но на самом деле действовали еще задолго до появления ислама.

Изучение массового документального материала (протоколов шариатских судов, вакуфных грамот, архивов каирской Генизы), использование нарративных, документальных, этнографических и лингвистических источников, проделанные ученым Турции Бахрис Учок, в последнее время меняет подход востоковедов к интересующей нас проблеме, к крайностям в оценке положения женщин в мире ислама. Ведь речь идет о большой исторической эпохе, длившейся более тысячи лет, на протяжении которой ислам распространился на огромной территории – от Испании и Марокко до Индокитая и Филиппин, от Поволжья и Западной Сибири до Занзитара и Уганды. Было бы неверно утверждать, что положение женщин во всем исламском мире всегда было одинаковым.

Мусульманская женщина Востока в период средневековья, начиная с X в., обладала и правами и дееспособностью, обретя свой правовой статус, намного раньше европейской женщины.

Активизация роли женщин на политической арене происходит в периоды резкого усиления центробежных сил, вторжения иноземных захватчиков, в частности тюркских и монгольских кочевых племен, в период распадающегося Аббасидского халифата.

Опираясь на свои имущественные и семейные права, мусульманская женщина могла играть довольно активную роль в разных сферах общественной жизни. Проявления этой деятельности были различны в деревне и в городе;

имущественное положение, уровень образования, принадлежность к разным социальным слоям также оказывали свое существенное влияние на активности женщин. Общественную значимость деятельности женщин подтверждает работа Ахмада Абд арРазика (Ahmad Ahd ar – Raziq, Lи femme au temps des mam louks en Egypte), проанализировавшего различные виды профессиональной занятости египтянок в XII – XV вв. Все женские профессии разделены исследователем на три категории в соответствии с отношением к ним в обществе. К первой отнесены занятия, связанные с выполнением религиозных и образовательных функций.

Женщины, преподававшие теологию, право, занимавшиеся поэзией, каллиграфией, пользовались наибольшим уважением и почетом. Ко второй, более многочисленной категории относились женщины «обычных профессий»: искусные мастерицы (в частности, ковровщицы), торговки, банщицы, акушерки, музыканты и певицы. К группе «низших» занятий принадлежало выполнение малопочетных обязанностей, например обязанностей плакальщицы и проститутки. Хотя добропорядочные мусульмане осуждали «дочерей греха», численность падших была весьма велика, да и свободой они пользовались немалой. Перечисление всех этих занятий показывает несостоятельность тезиса о «затворничестве» женщинмусульманок. Даже наличие в Каире специальной женской тюрьмы не подтверждает мнения об их изоляции в исламском мире. Однако исследователи, занимавшиеся изучением роли женщины, единодушны в том, что они не имели права занимать какиелибо военные или административные должности и принимать участие в политической жизни. Но исторические факты свидетельствуют, что исключений было достаточно много. В период высшего расцвета мусульманского мира женщина могла занять подобающее ей место.

Рядом с великими исламскими литераторами, проповедниками, учеными и поэтами стояли и женщины. Для убедительности коротко упомянем о женщинах, чьи имена сохранились в исламской истории.

В Сирии жила знаменитая проповедница (ваиза), которую называли Ситт ал-Улама (Госпожа ученых), красноречивые проповеди которой принесли ей еще одно прозвище – Соловей. Когда она умерла, ее останки провожала огромная толпа женщин.

Ваджхийя, дочь Муаддада, больше известная под именем Зайн ад-Дар, прославилась своей добродетелью и глубиной познаний в фикхе (фикхмусумальное право, составная часть шариата). Среди учителей аз–Захаби была одна женщина, читавшая лекции о хадисах в Дамаске и Баальбеке по имени Зейнаб, дочь Амира.

Среди литераторов Андалусии большим авторитетом пользовалась Басина – дочь эмира Севиль Мутамида Ибн Абада. В той же Андалусии знаменитой поэтессой своего времени считалась Хамдуна, дочь некоего Зийада. Многие известные поэты подражали ее поэтической манере и даже присваивали ее стихи.

В X в. в Багдаде своими проповедями прославилась Хамда, дочь Васика.

Она читала их у городских ворот (Баб ал–Маратиб) и имела свой собственный круг слушателей. Она читала хадисы в передаче Абу Бакра Ахмада Ибн Али и хадисы и фикх в передаче Ибн Самани.

Если до сих пор не удалось установить имени какойлибо женщины, постоянно и непосредственно исполнявшей должность кадия, зато можно указать имена женщин, занимавших куда более высокий и важный пост руководителя Дивана жалоб (Диван алмазалим). Так, к примеру, все государственные дела в правление халифа ал-Муктадира (908-932) контролировались его матерью, которая уполномочила женщину по имени Сумайя, выполняющую обязанности министра двора, рассматривать все спорные вопросы и принимать по ним решения. Каждую пятницу Сумайя, располагалась в помещении, выстроенном матерью халифа в квартале Русафа в Багдаде, справа и слева от нее восседали знатоки фикха, кадии и государственные чиновники, и она рассматривала судебные дела, принимала решения и сама их подписывала.

В ходе изысканий исследователей удалось установить имена 20 женщин – государынь и 13 регентш, о деятельности которых свидетельствовали чеканка собственной монеты, упоминание их имен в пятничной молитве (хутбе), данные письменных источников, указывающих о возвышении их до положения монарха.

Источники сохранили сведения о регентстве женщины Сайидахатун, матери малолетнего владетеля иранского города РеяМадж ад-Даулы из династии Буидов (997-1029), успешно противостоящей стремлению султана Махмуда Газневи овладеть Реем.

В истории мусульманского Востока XI в. также есть имена замечательных женщин, деятельность которых заслуживает внимания.

Высокий пост – регента занимала сестра египетского халифа Фатимида алХакима Ситт (Сайиды) алМулук, которая правила страной в первые 4 года правления его сына Захира.

В XI в. в Багдаде своими проповедями прославилась большой знаток ислама женщина по имени Хадиджа атШахджаханийя, которая скончалась в 1068г.

Продолжая тему регентства, следует упомянуть о жене сельджукского султана Меликшаха Турканхатун (1072-1092), которую считали одной из виднейших женщин в истории турок. Она происходила из рода Караханидских государей, и, после того, как стала женой султана Меликшаха, в ее распоряжении оказалась личная гвардия численностью до 12 тыс. всадников. В 1092 г. после смерти султана Меликшаха Турканхатун была провозглашена регентшей при малолетнем сыне, но в том же году в борьбе за власть в Сельджукском государстве была убита.

Что касается XII в., то в работе немецкого востоковеда А.фон Кремера (A.von Kremer, Culturgeschichte des Orients unter den Chalifen, Bd. 2. Wien. 1890, c.

121, см. Бахрис Учок) упоминается женщина по имени Шухда, дочь Ибн Наср Ахмада, которая была ученицей знаменитых факиров и после получения диплома читала лекции обширной аудитории в Багдаде. Шухда, получившая почетное прозвище Фахр анНиса (Гордость женщин), умерла в возрасте 90 лет в 574 г.х.

(год хиджры) (1178г.). Как отмечал А.фон Кремер, в его личной библиотеке хранилась рукопись, составленная из конспектов лекций, читанных Шухдой.

Освещая вопрос о роли женщины в истории Востока, XIII в. следует отметить особо, ибо в этот исторический период появляется ряд умных, одаренных и властных женщин, которые придя к власти в качестве государяправителя, султана или регента, сыграли немаловажную роль в политике того или иного мусульманского государства. Вступление женщин на престолы этих государств началось намного раньше, когда над находившимся в состоянии полного упадка Аббасидским халифатом уже нависла угроза его окончательного разгрома монголами. Когда халифат Аббасидов прекратил свое существование, вовсе исчезло и последнее препятствие (получение инвеституры халифа на право правления в государстве), мешавшее женщинам быть правительницами в государствах, образовавшихся на землях раннее входивших в состав халифата, о некоторых из них следует упоминуть.

Мать Хорезм шаха Ала адДина Мухаммеда (1200 – 1220) Теркен хатун контролировала важные государственные дела. Она управляла Диваном «Юлук», опираясь на поддержку военной аристократии, рассматривала жалобы на чиновников, занимавших видные военные и гражданские посты, и выносила приговоры в отношении провинившихся. Это принесло ей титул «Владычицы мира».

Для всех мусульманских стран, расположенных на территории трех континентов – от Испании до Индонезии, первой женщиной, владевшей престолом, была султан Делийского тюркского мусульманского государства – Разийяхатун. Правитель этого государства Шамс адДин Илтутмуш (1211-1236) назначил наследницей престола свою дочь Разийюхатун, которая считается единственной женщиноймусульманкой, получивший престол путем наследования.

На возражение приближенных султана по поводу передачи власти дочери при наличии совершеннолетних сыновей султан ответил, что сыновья его проводят все время в пьянстве и веселье и ни один из них не сможет управлять государством. Разийя обладала необходимыми государям превосходными качествами: она была храбрым воином, любила ученых людей, заботилась о них.

После смерти султана Илтутмуша Разийяхатун была временно смещена с престола. Вернувшись к власти она первым делом расправилась со своим братом, претендовавшим на престол, и убившим другого их брата. Она возродила традиции и порядки династии Шамсийя, о которых вовсе забыли, или которыми пренебрегали во время правления ее брата, и взяла в свои руки дела правосудия.

Особенно великодушной она была по отношению к подданным. На монетах чеканенных в первые годы ее правления, она приказала выбивать такую титулатуру: «Умдат аннисван малике и заман султан Разиййя бинти Шамс адДин Илтутмуш» («Опора женщин, владычица эпохи, султан Разийя, дочь Шамс адДина Илтутмуша»), Султан Разийя почти четыре года (1236-1240) официально и фактически держала в руках управление огромной страной. Она была благодетельной и сильным государем. Ей пришлось подавить кровавое столкновение в Дели, вызванное религиозным фанатизмом;

подавить восстание крупных тюркских эмиров во главе с ее везиром, направленное на свержение ее власти;

совершать военные походы для укрепления границ своего государства.

Сменив женскую одежду на мужскую, вооруженная луком и стрелами она часто появлялась в народе.

В 1240 г. султан Разийя была свергнута и заточена в крепость. Но ее популярность была так велика, что ей удалось собрать вокруг себя сторонников для вторичного овладения престолом Делийского султаната. Но ее попытка не удалась, султан Разийя потерпела поражение и погибла. Гробница ее стала местом паломничества. Кроме отмеченных воинских и административных способностей султана Разийи, следует отметить и ее поэтический талант. После нее остались стихи, подписанные псевдонимами – Ширин Дихлави или Ширин Гури.

Регентство в Египте в период 1236-1242 гг. принадлежало дочери айюбидского владетеля Египта алМалика алАдиля – Даифахатун, которая мастерски управляла страной в течение шести лет.

Среди женщингосударынь, законных держательниц власти в средневековом мусульманском мире, второй по времени (после Разийи) была жена айюбидского египетского султана Малика Салиха Шаджар (или Шаджарат) адДурр (жемчужное древо). Она была посредницей при переходе власти от династии Айюбидов к мамлюкским султанам в Египте. После смерти своего мужа в 1249 г. Шаджарат адДурр в сложных политических условиях нашествия крестоносцев помогла взойти на египетский престол его сына – Туран–шаха. В 1250 г. он был объявлен султаном страны. Объединив войска Египта с мамлюками, прибывшими с ним из ХиенКайфы, а также сторонниками Шаджарат адДурр – мамлюками Салихийя и Бахрийя Туран–шах разбил войска крестоносцев, были взяты в плен тысяча французов и сам король Людовик IX, сожжены 32 вражеских корабля. После этой победы Тураншах стал жестоко обращаться с мамлюками, за что был ими убит. С его смертью закончилось господство династии Айюбидов в Египте, длившееся год. На египетский престол в том же году (1250 г.) была возведена Шамшарат адДурр путем избрания со стороны эмиров, мамлюков. По мнению современников, она была прекрасным администратором, набожной и благотворительной правительницей. Она не носила традиционных предписанных государям почетных одежд, но во всех мечетях Каира читалась хутба с упоминанием ее имени, монетные дворы чеканили монеты с ее именем (Государство халифа ал-Мустасима и ас-Салиха, государыня мусульман, родительница победоносного владыки Халила, наместница Эмира верующих).

Государством Шаджарат адДурр правила только с согласия совета везиров и эмиров, который она созывала ежедневно, но соблюдая традиции мусульманства общалась с ними и при нимала решения всех государственных дел, находясь за занавеской. Она отменила тяжелые налоги в стране, облегчила часть других налогов;

договорилась с эмирами о порядке возвращения мусульманам крепости Дамиетта, находившейся в руках французов. Ее мамлюки кроме указанной крепости получили от французов 40 тыс. динаров в возмещение нанесенных войной убытков. Получив выкуп, она освободила из плена короля Франции Людовика IX, королеву Маргариту, брата короля Альфонса и их воинов (12 человек) и им было разрешено выехать из Египта. Таким образом, 12 мая 1250 г., 8 сафара 648 г.x., крестоносцы в течение 11 месяцев и 9 дней оккупировшие Дамиeтту, в жалком состоянии ушли в Акку. Это событие явилось причиной многодневных празднеств в мусульманском Египте. Все войска принесли присягу Шаджарат адДурр и это укрепило ее авторитет в народе, войсках и среди эмиров.

Однако сторонники убитого Тураншаха, бежавшие в Сирию, объединились с придворной челядью аббасидского халифа ал-Мустасима для свержения с престола Шаджарат ад-Дурр, сумевшей сохранить мир и спокойствие в Египте.

Халиф алМустасим направил угрожающее письмо в Каир: «Если среди вас не нашлось ни одного мужчины, который мог бы стать султаном Египта, мы сами пошлем вам султана. Разве вы не знаете священного предания (Хадис ал Шариф), гласящего, что племя, передавшее государственные дела в руки женщины, спасения не обретет?». Осложнение политической ситуации, угроза нового вторжения крестоносцев вынудили Шаджарат адДурр созвать совет эмиров и снять с себя полномочия султана после 3 месяцев своего правления.

Султаном Египта стал ее муж мамлюк Айбек, правление которого отличалось жестокостью (12501257). В 1257 г. Шаджарат ад-Дурр униженная своим мужем и изза страха быть им убитой, расправилась с ним, за что была жестоко убита.

Таким образом, Шаджарат ад-Дурр стала основательницей нового султаната в Египте. Это был султанат мамлюков Бахрийя, за 140 лет существования которого престол побывал в руках 25 представителей мамлюков. Упорядочение дел в Сирии, которой грозила опасность вторжения крестоносцев, – была заслуга Шаджарат ад-Дурр. Она же впервые в истории ислама ввела в обычай отправлять в Мекку покрывало для Каабы. Ей посвящались пьесы, книги.

У монголов неоднократно после смерти одного императора до избрания нового государством управляла вдова умершего владыки. Например, после смерти сына Чингисхана Угэдея в течение 4 лет государством управляла невестка Чингисхана Туракина, которая назначила своим главным визиром мусульманку Фатимухатун. У тех же монголов были наместницы, которые будучи попечительницами своих малолетних детей, чеканили от своего имени монеты.

Жена КараХулагу по имени Эргэнэ–хатун после смерти мужа с 1251 г. и пока ее сын был малолетним являлась регентшей, управляла всеми делами улуса Чагатая и чеканила от своего имени монету. Жена Гуюк–хана по имени ОгулГанмишхатун также после смерти мужа была правительницей от имени своих сыновей Ходжи и Наку.

На юге Ирана в области Керман существовало государство Кутлугханов, и четвертым государем его была женщина по имени Турканхатун (1257-1282).

После смерти ее мужа Кутб адДина керманские эмиры, духовные лица, некоторые монгольские районы добились у ильхана Хулагухана ярлык на царствование в государстве Керман Турканхатун. По свидетельству источников, Турканхатун была справедливой, целеустремленной в деле благоустройства областей своего государства, проявляя заботы об ученых, увеличив количества благотворительных учреждений и построек. Она привела в полный порядок торговые пути Кермана, как на суше, так и на море.

Правительницей государства Керман была также дочь вышеуказанной Турканхатун – Падишаххатун под именем Сафват ад-Дунйава–д-Дин (Избранница мира и религии) в период 1292-1295 гг. Будучи государыней, она проявляла заботу об ученых и достойных людях;

была прекрасным каллиграфом и поэтом, украшала переплеты древних стихотворных сборников, а переписанные ее рукой книги Корана и стихотворные диваны занимали видное место в библиотеках того времени.

В хронологической последовательности следующей мусульманской государыней, деятельность которой заслуживает внимания, была Абишхатун. Она являлась владычицей государства Атабеков из династии Салгуридов в Фарсе (1263-1287). До нее в период 1262-1263 гг. регентские обязанности в этом государстве исполняла ее мать Турканхатун, происходившая из рода владетелей Кермана Кутлугханов. После убийства Турканхатун в связи с тем, что в роде Салгуридов не было ни одного наследника мужского пола претендентами на султанский трон оказались лишь дочери Турканхатун и правителя Фарса Саада II Абишхатун и Салгум. Абишхатун в 662 г.х. (1263 г.) по приказу Хулагухана была возведена на престол государства Фарса. Ее имя стало упоминаться в хутбе и чеканиться на монетах. Со смертью Абишхатун вассальное государство Атабеков Фарса потеряло свою даже номинальную независимость и включалось в состав государства Ильханов как обычная провинция.

Таким образом, женщины, жившие в разных концах света, нередко играли выдающуюся роль на политической сцене. Иногда путь этот был им открыт, а иногда им приходилось пробивать его насильно. Однако почти всегда современные им историки пренебрегали их достижениями и не фиксировали должным образом роли и места женщин в обществе, в истории.

Внедрявшееся в мусульманский мир тюрки, в период средневековья, создавая новые государства и занимая в них высшие должности, заставили общества принять ряд новых взглядов традиций, связанных с тюркским обычным правом, с тюркскими воззрениями на женщин и на ее положение в тюркском обществе. К концу монгольских завоеваний эти представления полностью возобладали в государствах, вновь образованных на халифатских землях. Если не считать островов Индийского океана и Индонезии, то все женщины, занявшие престол на территории бывшей арабской империи, происходили из тюркских или монгольских династий. Подобное обстоятельство убеждает, что в общественной жизни тюркских и монгольских народов женщины играли важную роль. В некоторых случаях тюрки ставили женщину даже выше мужчин. Известно, что на ранней стадии Уйгурское государство было в руках одной принцессы.

Для того, чтобы лучше узнать систему этических и моральных взглядов, традиций тюрков – кочевников, следует обратиться к известному эпосу огузских тюрков, принявших ислам, «Книга моего деда Коркута». Этот эпос получил распространение и в Азербайджане, так как один из основных этнических пластов страны составляли тюрки. Эпос позволяет осветить аспект гендера в среде кочевого или полукочевого быта тюркских племен. Согласно Бартольду В.В., события, описываемые в эпосе, окончательно сложившееся к XII в., связанные с тюркамиогузами, территориально приходятся на Центральную часть западного Кавказа, а также на территорию северовосточной части Восточной Анатолии и Армянского нагорья. Исследование эпоса выявляет родоплеменную структуру огузского общества, одним из элементов которого является военная демократия, т.е. во главе союза огузских племен стоит совет старейшин, из самых выдающихся воинов. Другим признаком этой системы правления являлось отсутствие непосредственной передачи власти по наследству, ее нужно было заслужить. В эпосе сказано: «В тот век юноше не давали имени пока он не отрубил головы, не пролил крови». (III, с. 33). Если сын убегал с поля боя, отец имел право разрубить его мечом.

В эпосе дан богатый этнографический материал;

что касается религиозного аспекта, то следует отметить, что ясно прослеживается приверженность к шиитскому направлению ислама среди тюрковогузов.

С точки зрения исследуемого нами аспекта эпос позволяет осветить образ женщины в тюркскоогузской среде: матери, жены, ее положение в обществе.

Символ матери считается в эпосе священным, о чем свидетельствуют слова: «Да будет местом твоей серокудрой матери – рай». (I, с 21-22);

«Право матери право бога». (II, с.27).

В эпосе можно найти эпизоды, которые свидетельствуют о сохранении элементов матриархата, что усматривается в тех экстренных ситуациях, когда мужчина должен сделать выбор в отношении женщины;

он предпочтет всему мать, которая священна. Это отголоски о женщине – прародительницы, женщине – богини.

Во II Песне эпоса можной найти эпизод, в котором Салор Казан, обращаясь к своему врагу Шюкли, разграбившему его юрты, уведшего всю его родню, забравшего все его богатство, произносит слова:

«Царь Шюкли, ты унес мои златоверхие жилища;

да дают они тебе тень!

Ты унес мою богатую казну, мои большие деньги;

да будут они тебе на расходы!

Ты увел Бурлахатун и с ней сорок стройных дев;

да будут они тебе пленницами!

Ты увел моего сына Уруза и с ним сорок джигитов;

да будут они твоими рабами!

Ты увел табуны моих быстрых коней;

да служат они тебе для езды!

Ты увел ряды моих верблюдов;

да служат они тебе для вьюков!

Ты увел мою старухумать;

слушай гяур!

Мать мою отдай мне, без борьбы, без битвы я вернусь назад, уйду, так и знай!» (II, с. 29) В IV Песне эпоса «Песнь о том, как сын Казанбека Урузбек был взят в плен» также интересен эпизод, характеризующий тюркскую женщину, мать.

Обеспокоенная исчезновением своего сына ханская дочь Бурлахатун произносит слова, обращаясь к мужу: «Если ты заставил единственного сына слететь с лежащей против нас черной горы, я велю свалить ее заступами. Если ты заставил единственного сына поплыть по вечной текущей, быстрой реке, я велю засыпать ее истоки. Если ты дал схватить сына гяурам нечистой веры, скажи мне, я пойду к моему отцухану, возьму большое войско, обильную казну;

пока я не сойду, израненная с моего кавказского коня, пока не вытру рукавом своей алой крови, пока мои руки и ноги не упадут безжизненно на землю, пока не получу вести о единственном сыне, я не вернусь с путей к гяурам» (IV, с.5455).

Очень показательно то, что Бурлахатун не просит мужа или отцахана проделать все это для поиска сына, а сама желает преодолеть все препятствия, что свидетельствовало о ее моральной и физической силе и способности все преодолеть без мужчины. А главное, она к этому традиционно и психологически готова, ибо она выпестована, взрощена в этом духе, в чем мы убедимся далее.

Этот эпизод также подходит к аспекту освещения образа матери в кочевой огузской среде: она молча не смирится с участью сына, она будет бороться за него. Следующий эпизод этой же песни подтверждает высказанную мысль:

«Бурлахатун не находила успокоения;

взяв с собой своих сорок стройных дев, она велела привести своего коня, села на него, опоясалась своим мечом». (IV, «Сорок дев» яркое свидетельство традиционных ратных качеств тюркских кочевых женщин, в противном случае Бурлахатун взяла бы с собой 40 воинов – всадников. с.57) Так вкратце, согласно эпосу «Книга моего деда Коркута» можно охарактеризовать образ матери в тюркской кочевнической среде: какой она должна быть и что она должна значить для своего сына.

Теперь можно рассмотреть аспект образа жены, каким он дан в тюркском эпосе. Для этого можно обратиться к III. Песне эпоса. Несмотря на то, что БамсиБейрек и БануЧечек были обручены еще при рождении, при попытке БамсиБейрека познакомиться с девушкой, последняя, представившись ему служанкой, произнесла слова: «Не такова она, чтобы показаться тебе;

давай, выйдем вместе на охоту;

если твой конь обгонит моего коня, ты обгонишь и ее коня;

выпустим стрелы, если ты меня превзойдешь, ты превзойдешь и ее;

поборемся с тобой;

если ты меня одолеешь, ты одолеешь и ее». Бамси–Бейрек с легкостью преодолел два первых состязания, что касается борьбы, то как сказано в эпосе: «они схватились, обхватили друг друга, подобно двум богатырям, то Бейрек поднимает девицу, то девица поднимает Бейрека, чтобы сбросить на землю». Лишь мысль о позоре и насмешках всех огузов над ним придала юноше больше энергии победить в этой борьбе. Этот эпизод эпоса очень показателен для освещения образа женщины в среде кочевников, ибо кочевой образ жизни заставлял, адаптировал женщину быть подстать мужчине, т.е. быть и всадником, и воином. Этот фрагмент также показателен для понимания какие качества в мужчине ценила женщина при самостоятельном выборе себе мужа, (III, с. 35). Интересен в этом отношении другой эпизод из «Книги моего деда Коркута», в котором изложены адекватные представления мужчины о женщине – жене: «Отец, возьми для меня такую девицу, чтобы пока я еще не встал с места, она уже встала;

чтобы пока я еще не сел на своего коня, она уже села, чтобы пока я еще не вышел на битву, она уже принесла мне голову врага». (III, с.36;

VI, с.63) В VI Песне эпоса «Песнь о КанТурали, сыне КанлыКоджи» можно найти эпизод, как невеста КанТурали Сельджанхатун обрядившись в броню, взяв в руки свое копье уходит вместе с женихом из родительского дома. В данном случае не с приданым, как было принято для женщин, а с конем, броней, копьем. (VI, с. 69) В следующем эпизоде этой же песни интересен сюжет для осмысления некоторых психологических черт кочевников. Хотя СельджанХатун соответствовала требованиям женщинывоина, что и было главным в выборе КанТурали (она при приближении врага первой бросилась в бой, нанесла поражение врагам, она из боя вынесла на коне своего мужа), КанТурали приходит, на наш взгляд, к совершенно неожиданной мысли – убить жену. Ибо мысль о том, что огузы узнают об этом из ее бахвальства, хвастовства и поднимут КанТурали насмех была для него страшней, чем несправедливое решение – убийство жены. «Когда будут хвалиться, пусть хвалиться мужчина, он лев;

для женщины похвальба ложь;

похвальбой женщина мужчиной не станет!». В ответ на подобное утверждение Сельджанхатун предлагает мужу сразиться с ней, как с воином, в случае, если она победит, он ее не убьет. (VII, с. 71).

Повидимому, тяжелый кочевой динамичный образ жизни требовал быть сильными как мужчин, так и женщин: будь то встреча с врагами, будь то занятие охотой, скотоводством. Однако будучи всадником, воином лучшим, чем мужчина, в ряде случаев, женщина не должна была это выставлять на показ, говорить об этом: она ставится по рангу ниже мужчины и должна всегда это помнить.

Завершая тему, в дополнение следует привести слова Деде Коркута о том, какие бывают женщины в огузском обществе. «Говорит певец: «женщины бывают 4 родов: одни наводящая бледность порода, другие оставляющий пресыщение, пир, третьи опора дома, четвертые хуже всего, чтобы ты не сказал».

«Опора своего дома» – это та, которая, когда из степи в дом приходит гость, когда муж ее на охоте, она того гостя накормит, напоит, уважит и отпустит. Это – порода Айши и Фатимы (жена и дочь Пророка Мухаммеда), согласно эпосу «Книга моего деда Деде Коркут».

Наводящая бледность порода – женщина, которая до зари встает со своего места, моет руки и лицо, досыта ест хлеб, выпьет простоквашу и говорит: «Пусть разрушиться этот дом, с тех пор как я вышла замуж, в моем желудке не было сытости, на лице не было улыбки, моя нога не видела башмака, мое лицо – чадры. Может быть, случится еще выйти замуж лучше, чем я надеюсь».

Оставляющая пресыщение пир – женщина, которая встает со своего места, моет руки и лицо, с одного конца шатра до другого на все натыкается, хватается за маслобойку, связывает тюки, до полудня идет гулять, после полудня приходит домой – видит, вор, собака, кобыла, теленок перевернули дом вверх дном;

курица вернулась – в курятник, корова – в хлев. Она кричит соседям: «Девушки, Зулейха, КутлуМелик, мне до смерти нужно было уйти, что же вы не могли хоть немного посмотреть за моим домом? Право соседа – право бога».

Четвертая категория: когда к ней в дом из степи придет стыдливый гость, муж ее дома скажет ей: «Встань принеси хлеб, поедим, пусть и этот поест».

Она скажет: «У тебя испеченного хлеба не осталось. В этом доме, чтоб ему разрушиться, нет муки, решета, верблюд с мельницы не вернулся. «Ударив себя рукой по задней части, оборачивается к мужу боком, опрокидывает перед ним скатерть, хотя бы и сказал он тысячу слов, она ни одного без ответа не оставит, на слова мужа внимания не обратит. Это основа слез Ноя;

от такой да сохранит вас Бог, да не придет она к вашему очагу!» (Вступление, с.13-14) Так как семья, семейные устои были очень важны и сильны в огузском обществе, в эпосе не оставлен без внимания вопрос о детях. Рождение ребенка отмечается в эпосе как знаменательное событие, но соблюдается система отношения к тому или иному человеку в зависимости от того, какого пола его ребенок. Так в эпосе описаны праздники, устраиваемые ханом Баяндурханом, на которых ставились палатки для всех огузов трех цветов. Белые палатки предназначались лишь тем мужчинам, у кого был сын и его кормили мясом белого барана, над палаткой водружалось белое знамя. В красные палатки с красным знаменем приглашались все, чьи дети были девочки. И наконец, в черную палатку с черным знаменем направляли всех гостей, кто был бездетен, и здесь их кормили мясом черного барана. Если гость хотел, он мог уйти с пира без слов, если хотел остаться, мог остаться. Бездетный мужчина считался, согласно эпосу, проклятым Богом, а это значило, как сказано в эпосе, огузы также могут его проклясть.

Как видно из данного отрывка в огузском обществе при рождении детей приоритет давался рожденному мальчику, но появление девочки тоже почиталось.

Таковы были нравы, традиции тюркоязычных кочевых племен средневековья, где со всей очевидностью проявлялось место женщины в обществе, в семье, быту и со всей четкостью высвятились гендерные отношения:

отношения мужчин к женщине в социальной среде (к жене, невесте, матери) и соответственно отношения женщин в той же среде к мужчине – мужу, сыну, жениху.

По сравнению с античной эпохой средневековье называли «ледниковым периодом» в истории и культуре Европы. В период IX – XIII вв. шел процесс окончательного оформления двух основных сословий общества – феодальное рыцарство и крестьянство. Первые рыцарские замки начали возникать в Европе в IX в. во время набегов внешних врагов – норманнов, арабов, венгров, которые опустошили тогда Западную Европу.

Замки, являясь средством обороны от врагов, в то же время служили лучшим средством держать в подчинении весь округ. Центральная власть в государстве еще в IX в. пытается с этими замками бороться, запрещает их постройки, но слабость центральной власти являлась причиной усиления феодального рыцарства. Феодальные войны в рассматриваемый период были обычным явлением, узаконенным феодальными обычаями.

Непрерывные феодальные войны наложили неизгладимую печать на характер, привычки и образ жизни рыцаряфеодала. Набеги и войны являлись главным развлечением, и они пользовались всяким предлогом, чтобы ввязываться в рискованную авантюру. Быт рыцарства очень хорошо описывается в знаменитой «Песне о Роланде», которая возникла в X в.

В X XI вв. рыцарство было еще очень грубо. Для того чтобы сделаться рыцарем, требовалось посвящение в рыцари. Уважения к женщине не было никакого. Оно пришло позднее, в результате восточных влияний. «В песнях о подвигах» преподаются советы рыцарям, как надо поступать с женщинами. В одной из песен есть такое наставление: «Если женщина тебе противоречит или лжет подними свой кулак и бей ее прямо в голову». Духовенство терпело убытки от феодальных войн и поэтому стремилась както ослабить это положение: с середины XI в. соборные постановления запрещали воевать в определенные дни, включая христианский пост и праздники. Желая разрешить сложную политическую и экономическую ситуацию, королевская власть выдвигает с помощью духовенства идею освобождения «Гроба Господня» из рук мусульман и организовывает крестовые походы на Восток (1096-1099;

1147-1149;

1189-1196;

1202-1204, 1217, 1229, 1248-1254, 1270 гг).

Члены этих орденов были связаны монашескими обетами: не иметь семьи, подчиняться уставу ордена, его главе, гроссмейстеру или великому магистру.

Ордена зависели непосредственно от Папы и не подчинялись власти тех государств, где были расположены их владения.

Начиная с XII в. роль женщины в феодальном обществе Европы значительно меняется. Повышение статуса женщин наиболее ярко читается в культе Девы Марии, расцветшем в XII – XIII вв., поворот в христианской спиритуальности подчеркивал искупление греха женщин Марией, новой Евой.

Этот поворот виден также в культе Магдалины, получившем развитие с XII в., как показывает история религиозного центра в Везелее. Но реабилитация женщины была не причиной, а следствием улучшения положения женщины в обществе.

Занятия женщин высшего класса были хотя и более «благородными», но не важными. Они стояли во главе гинекеев, где изготовление предметов роскоши – дорогих тканей, вышивок обеспечивало большую часть потребностей в одежде сеньора и его людей. Хотя женщина и не считалась столь же полезной в средневековом обществе, как мужчина, но тем не менее она играла важную роль в экономической жизни почти тождественной, если не равной мужчине.

Конечно, главную роль в куртуазной литературе сыграли дамывдохновительницы и поэтессы – героини во плоти или героини грез:

Элеонора Аквитанская, Мария Шампанская, Мария Французская, равно как и Изольда, Гвиньевьера или Далекая принцесса, они открыли современную любовь. Часто утверждалось, что крестовые походы, оставлявшие женщин Запада в одиночестве, привели к росту их власти и прав. Д.Херлихи еще раз подтвердил, что положение женщин высших слоев на юге Франции и Италии знало два периода улучшения: каролингскую эпоху и время крестовых походов, Реконкисты. И поэзия трубадуров, казалось, отражала это повышение роли покинутых жен. Изучение же юридических актов показывает, что во всяком случае, в вопросах управления совместным имуществом супружеской пары ситуация женщин ухудшалась с XII по XIII вв.

Огромная популярность любовность лирики породила один из самобытных феноменов средневековья – рыцарское служение даме. В высоких залах звучали тысячестрофные романы в стихах придворных певцов – трубадуров. Они воспевали не только подвиги древних героев, но и красоту нежных чувств. Пели о женщинах;

пели и сами женщины. Иногда столь активно, что в наставлениях хорошего тона того времени женщинам советовалось соблюдать разумные пределы. Каждая благородная дама могла иметь одного или нескольких поклонниковрыцарей, которых законный супруг обязан был признавать без ревности. Молодого рыцаря еще мальчиком посылали ко двору знатного человека обучаться манерам и ратному искусству. Служа пажом у хозяйки замка, он обязан был посвящать ей все свое внимание. Впоследствии юноша избирал себе даму сердца, посвящал ей все свои подвиги, клялся защищать ее от всякого зла, сражался в честь ее на турнирах и слагал ей песни. В противоположность земной любви, которая могла быть только между супругами, рыцарская любовь была чемто возвышенным, небесным. Это была строго регламентированная светская игра, воспринимаемая совершенно всерьез ее участниками. Как всегда, так и в ту эпоху, правила игры порой нарушались, что влекло за собой жестокие любовные драмы. У рыцаря, кроме дамы сердца, была и законная жена. Та сидела дома, вела хозяйство, воспитывала детей и ждала, когда же супруг явится домой.

В нижестоящих кругах ничего подобного не знали, не признавали. Главными добродетелями девушки считались трудолюбие и скромность. Свадьба была самым значительным событием в жизни женщины. Свадьбу справляли несколько дней, а среде правящих классов – даже несколько месяцев.

Одним из положительных результатов рыцарского служения даме было культурное развитие мужчин, в чем заслуги женщин несомненны. К примеру, первая жена императора Священной Римской Империи Оттона I научила супруга читать, вторая – латинскому языку и хорошим манерам. На смену игре в кости и попойкам пришло музицирование и исполнение car. Образованные женщины встречались во всех сферах жизни. Школа в Салерно дала миру выдающихся женщинврачей, которые прекрасно знали арабскую медицину, разбирались в хирургии. Прославились женщиныписательницы: широко известна была жившая в XII в. в Англии Мария Французская, Аббатиса Геррада Ландсбергская составила книгу «Hortus deliciarum» – отлично проиллюстрированный лексикон тогдашней жизни.

В Европе в период IXXIII вв. временами женщины играли важную роль в государстве, становясь правителями.

Правление Михаила IV и кратковременное царствование его племянника Михаила V Калафата (1041-1042), двух случайных и ничтожных личностей на престоле, вызвали сильное брожение и острое недовольство в Византийской империи. В результате Михаил Калафат был низложен и ослеплен. В течение менее двух месяцев Византия видела после этого в 1042 году на престоле необыкновенное зрелище: государством управляли две сестры, овдовевшая вторично Зоя и ее младшая сестра Феодора. Однако, Зоя в том же 1042 году вышла в третий раз замуж, и ее новый муж, провозглашенный императором, Константин IX Мономах, правил с 1042 по 1054 гг. Престарелая Зоя умерла раньше своего третьего супруга. Отстраненная же от власти ее сестра Феодора пережила Зою и после смерти Константина Мономаха сделалась, наконец, самодержавной правительницей империи (1054-1056). После императрицы Ирины, известной первой восстановительницы иконопочитания в конце VIII и начале IX в., Зоя и Феодора являются в летописях византийской истории вторым и последним примером того, как на престоле восседала женщина, как самодержавная и полновластная императрица ромеев. Со смертью Феодоры окончательно прекратилась династия македонских императоров, занимавшая престол в течение 189 лет.

В Испании своим правлением была известна королева Уррака (1109-1126), а в Шотландии королева Маргарита (1286-1290).

Русские летописи повествуют о многочисленных случаях участия русских княгинь и боярынь в политической борьбе. В XII XIII вв. в период обособления русских княжеств, именно знатные женщины содействовали продвижению тех, кто вел политику укрепления этих княжеств. Немало примеров в раннефеодальной истории Руси, когда находящаяся у власти женщина становилась родоначальницей крупных реформ. Княгиня Ольга (X в.), находясь у власти провела первую финансовую реформу на Руси, установив фиксированный размер дани и порядок ее сборов. Она же первая продемонстрировала возможность заключения равноправных международных соглашений без военных действий:

Русь за время ее княжения не воевала ни с одной из соседних держав.

Письменные памятники XII–XIV вв. свидетельствуют о высоком уровне образования женщин господствующего класса. Они знали не только поучительную церковную литературу, но и математику, и средневековую философию. У некоторых княгинь Руси были свои богатые библиотеки. В жизнеописании Ефросинии Суздальской говорится о знании ею таких античных философов как Аристотеля, Платона, поэтов Вергилия, Гомера. Дочери Ярослава Мудрого воспитывались в атмосфере «книжности». Русские княжны, выданные замуж за иностранных принцев и королей, сыграли свою роль в государственной и культурной жизни Франции, Германии, Византии. Швеции, Дании, Польши. Будучи высокообразованными по тем временам женщинами, они активно участвовали в политических событиях. Анна – дочь Ярослава Мудрого, выданная в 1048 г. замуж за короля Франции Генриха, хорошо знавшая официальный язык своего времени – латынь, получила право ставить свою подпись на официальных документах.

Она активно участвовала в государственных делах в годы опекунства над несовершеннолетним сыном – Филлипом. Однако в процессе укрепления христианства на Руси начинается постепенное исключение женщины из «мужского» общества. Открывается целый период в истории русской женщины – «теремного затворничества». Условия для полного затворничества женщин в обществе начали складываться в середине XIII–XIV вв. с установлением татаромонгольского ига на Руси.

Русский исследователь Буслаев, анализируя текст «Домостроя», считал, что предписываемые мужьям правила отношения к женам были страшно реакционными. К примеру, «…Жены мужей своих вопрошают о всяком благочинии: как душу спасти, Богу и мужу угодить;

и дом свой добре строити;

и во всем ему покорятся, и что муж накажет, то с любовью примети и творити по его наказанию» («Домострой», гл. XXIX, XXXIV, XXXVI). «А только жены… слово или наказание не иметь, не слушает, и не внимаете и не боится, и не творит того как муж учит, ино плетью постегать по вине смотря...» (гл.XXXVIII). Итак, большинству горожанок приходилось коротать свою жизнь в узко семейном кругу. Женщины и девушки были в массе своей затворницами, им не разрешалось показываться без надобности и позволения на чужих людях.

Многие из них, особенно богатые боярыни, были обречены на полное безделье.

Основная же масса русских женщин в то время не знала грамоты.

В XVIII в. аббат д`Оттерот, живший в России, в своей книге писал, что русские женщины являются рабынями своих мужей. А если они рабыни, то когда началось их рабство? Социальное положение женщины в обществе кардинально менялось, прежде всего, в связи с идеологией государства. По меткому определению русского историка В.Я.Шульгина, во времена язычества все сферы жизни были открыты женщине. Отличительная черта русских былин X – XIVвв.

почти полное отсутствие образов «женщинврагов». Именно женские божества были добры и милостивы к людям (Лада – покровительница любви, брака и веселья). Такое положение отчасти сохранялось до XIX в.

Рассмотрим положение женщин в обществе, в семье в XIV–XVIII вв. в странах Востока. Хотя в мусульманских странах под влиянием религиозных норм, обычаев и традиций женщины подчас были вынуждены вести жизнь затворниц в гаремах, все же они доказали, что ни в чем не уступают женщинам других стран и вероисповеданий. Важным источником информации о положении в стране для исследователей всегда были и остаются исторические хроники, из которых можно узнать только об отдельных выдающихся представительницах эпохи, но трудно составить представление об общем положении женщин. Более обстоятельны сообщения европейских очевидцев – послов, торговцев, путешественников. Леди Мэри Уортли Монтегю, супруга английского посла в Стамбуле, высказывала мысль о том, что европейцам не следует сокрушаться о несчастной доли турецких дам, которые свободнее всех дам на свете и являются единственными женщинами в мире, ведущими жизнь полную беспрерывных удовольствий.

В работе Р.Дженнингса («Women in early 17th century. Ottoman Judical Record. The Sharia court of Anatolian Kayseri»), опубликованной в 1975 г., были представлены протоколы шариатских судов Кайсери и ряда других турецких городов в конце XVI – начале XVII вв. Оказалось, что свыше 11% всех дел, зафиксированных в судейских реестрах, связано с выступлением женщин в качестве истцов или ответчиков. Хотя в шариатском суде мусульманки не обладали равными правами с мужчинами они все же весьма часто использовали суд для обеспечения своих прав на собственность.

Некоторые из них владели значительным имуществом, вкладывали деньги в торговлю и ростовщические операции, основывали вакфы для поддержания мечетей и других религиозных и культурных учреждений.

Исторический период XIV–XVIII вв. также знаменуется именами замечательных женщин мусульманских стран Востока, деятельность которых в истории этих государств позволила сохранить потомкам их имена.

В XIIIXVI вв. на югозападе Ирака существовали два государства: одно из них было государством Большого Лура (Луристана), другое – Малого Лура Хуршидидов.

Одной из правительниц Малого Луристана в XIV в. была жена умершего правителя Даулат–хатун (716 г.х./1316/17 г.). Она являлась правительницей зависимого государства, атабеком – вассалом монгольских ханов.

Соблюдая хронологическую последовательность в перечне некоторых женских имен Востока XIV в., следует остановиться на деятельности нескольких просветительниц мусульманского вероучения и права.

Дочь Шейха Таки адДина алВасити после получения диплома читала лекции по государственному праву в мечети, находившейся в пригороде Дамаска.

За комментарии к сочинению Яхьи Ибн Адама «Китаб алХарадж» («Книга о Харадже») она была удостоена титула Ситт ал–Фукаха (Госпожа факихов).

Умерла она в возрасте 92 лет в 726 г.х. (1326г.).

В 726 г.х. (1326) две женщины – преподавательницы (мударрисы) – Шейха Салиха Умм Мухаммед Аиша, и Шейха Салиха Зейнаб, которые выдали в Дамаске диплом об окончании медресе знаменитому Ибн Баттуме. Умм Абдаллах, дочь кадия Шамс адДина прославилась как толковательница преданий о пророке Мухаммеде (мухаддиса). Она была приглашена в Египет, где у нее учились хадисам эмир Сайф адДин Аргун и кадий Карим ад–Дин ал–Кабир.

Возвращаясь к теме государственного управления, следует отметить, что в XIV в. империей монголов Ильханидов правила женщина по имени Сатибек, происходившая из рода ханов, принявших ислам. Отказ монголов от буддизма и принятие ислама не лишил женщин тех преимуществ, которыми они обладали в общественной жизни: наоборот, монголы оказались единодушны с тюрками в вопросе о том, что женщина может обладать такими же политическими правами, что и мужчина. Начиная с 1307 г. это единство взглядов достаточно четко прослеживается в общественной жизни таких центров Азербайджана, как Тебриз, Марага и Султания.

В 1338 г. Сатибек была возведена на престол государства Ильханидов, которым она правила около года.

Девятнадцатым мусульманским владыкой Мальтивской Республики (Мальдивиды), государства, расположенного на одноименных островах в Индийском океане была женщина Хадиджа, дочь мальдивского правителя, которая правила островами в течении 33 лет (1346-1379). После нее престол заняла ее сестра Марйам (1379-1383). Третьей правительницей – султаном Мальдив стала ее дочь Малика Фатима – Дайин Камбадикиладжа (1383-1388).

Таким образом Мальдивский султанат в течение 42 лет без перерыва находился в руках трех правительниц.

XV в. в истории мусульманских стран Востока также знаменуется интересными историческими фактами, заслуживающими внимания для освещения исследуемой темы.

В истории государства Джалаиридов можно найти сведения о женщинеправительнице. Джалаириды были одним из больших племенных ответвлений монголов, но, как и некоторые другие монгольские племена, жившие в Туркестане и Кыпчагских степях, они подверглись тюркизации. В ходе бесконечной борьбы за власть в государстве в 1411 г. его правителем становится дочь джалаиридского султана Хусейна Денди–хатун, которая согласно данным историков, управляла государством Джалаиридов до 1419 г. Своей столицей она провозгласила Шустар, ее имя чеканилось на монетах и упоминалось в хутбе, что свидетельствовало об узаконенности ее правления. Различными дипломатическими уловками Дендихатун стремилась возродить уже пришедшее в упадок государство Джалаиридов.

В истории Азербайджане XV в. известна женщинадипломат Сарахатун, мать правителя государства Ак-Коюнлу султана УзунГасана, который отправил к османскому султану Мехмеду II Фатиху (правил в 1444-1446, 1451-1481 гг.) посольство, во главе которого была Сарахатун. Ее дипломатическая миссия оказалась весьма успешной. Султан обошелся с ней весьма уважительно, называл ее матерью, взял с собой в поход на Трапезунд, после чего наградив богатыми дарами, отправил назад к сыну.

Среди просветительниц мусульманского вероучения XV в. следует отметить дочь Абд алВаххаба ибн Умара ибн Касира, которая после получения диплома из рук известных шейхов, прославилась как мухаддиса, за что была отмечена титулом Ситт алКудат (Госпожа кадиев).

В XVI в. регентшей в Казанском ханстве была дочь ногайского хана Юсуфа Мирзы Сююмбике–хатун, которая правила при малолетнем сыне СафаГирей в период 1549-1550 гг. Она стояла на позициях антирусской ориентации, что явилось еще одним поводом для русского царя Ивана Грозного подчинить своей власти Казанское ханство в 1550 г.

В северной части самого большого острова Индонезии, Суматры, в начале XVI в. были образовано государство Аче (англ. Acheen, голл. Atjeh). Оно просуществовало вплоть до окончательного завоевания острова Голландией в 1903 г. Во второй половине XVI и первой половине XVII вв. оно считалось наиболее значительным и мощным мусульманским государством в ЮгоВосточной Азии. В XVII в. большая роль в управлении этим государством принадлежало женщинам. В 1641 г. после смерти султана Искандера Сани престол султаната Аче без борьбы заняла его жена Сафийат ад-Дин Тадж–ал–Алам (1641-1675).

Начиная с этого времени и до 1699 г. в течение 58 лет султанатом Аче непрерывно правили четыре султаната – женщины. В правление султаната Зийнат адДин Камалатшах последней женщины правительницы, противникам избрания женщин на престол султаната Аче удалось заполучить из Мекки фетву о том, что после ее смерти женщины больше не будут занимать престол в султанате.

Последним ханом Касимовского ханства, расположенного в 20 км. к юговостоку от Москвы и основанного в 1445 г. казанским ханом Улуг Мухаммедом, была женщина Сейид Фатима Султанбике (1679–1681). Это ханство, контролировавшее угрофинские и тюркские племена, ставило своей целью препятствовать попыткам Золотой Орды вмешиваться во внутренние дела Московского княжества и пересекать вторжения в его земли. В 1681 г. имя Сейид Фатимы Султанбике перестает упоминаться в письменных источниках, что свидетельствовало о прекращении ее правления, вслед за котором некогда сильное Касимовское ханство утратило свою самостоятельность и его земли вошли в состав Русского государства.

В XIV XVIII вв. в Европе временами правили женщины:

Неаполитанское королевство – Джованка I (1343-1382), Джованка II (1414 1435);

Дания, Норвегия, Швеция – королева Маргарита (1387-1412), получившее прозвище Северной Семирамиды, она на некоторое время сумела создать Кальмарскую унию, объединившую эти три государства;

Испания – Изабелла I (1474-1504), которая не только сумела вновь объединить Испанию под одной короной, но и снабдив Христофора Колумба кораблями, непосредственно помогла открытию Америки;

другой испанской королевой была Хуна (1504-1516);

Шотландия – Мария Стюарт (1542-1567);

Англия – Мария Кровавая (1553-1558);

Елизавета I (1558-1603), которая разбив в 1588 г. испанскую «Великую армаду», сумела защитить протестантство, превратить свое государство в самую мощную морскую державу эпохи;

Мария II (1689-1694), Анна (1702-1714);

Швеция – Кристина (1644-1654), Ульрика – Элеонора (1719-1720);

Австрия – Мария Терезия (1740-1780), была первой женщиной, вошедшей на австрийский престол из числа наследников империи франков. Во время войны она помогла прусскому королю Фридриху Великому присоединить к своим владениям Силезию, сумела отстоять свою власть и благодаря энергии и храбрости обрела первенство среди всех австрийских монархов;

Португалия – Мария I (1777 – 1791).

Рассматривая исторические события происходящие во Франции в XV в. с точки зрения гендерного аспекта, нельзя не остановиться на той роли, которую сыграла Жанна д`Арк во Франции. Вокруг нее возникло множество легенд. Как личность, она проявилась в ходе англофранцузской войны, принесшей поражение Франции и оккупации части ее территории. Будучи крестьянского происхождения, Жанна д`Арк была убеждена, что ее миссия заключается в том, чтобы освободить Францию от англичан и короновать в Реймсе Карла VII, что давало окончательную санкцию его власти. В этом она видела выполнение Божьей воли. В 1429 г. Жанна д`Арк добилась аудиенции у Карла VII и склонила его к решительным действиям.

Карл VII позволил ей восстать во главе войска, которое шло на выручку Орлеана.

Хотя при ней состояли опытные военачальники, ее непосредственное участие в сражениях, в рыцарских доспехах, вносило сильное воодушевление в армию.

Жанна д`Арк была прозвана «Орлеанской девой» и символизировала собой свободу Франции. После освобождения Орлеана ее авторитет непомерно возрос в народе, что вызвало недовольство короля Карла VII и знати. В одной из битв при Компьене, где Жанна д`Арк со своим отрядом вынуждена была отступить к воротам города, она была схвачена бургундцами и передана англичанам, в 1430 г.

англичане устроили над ней церковный суд, в котором принимало участие французское духовенство, преимущественно парижское. Суд происходил в Руане.

«Орлеанская дева» была обвинена в колдовстве и ложных пророчествах. В результате судебного процесса ее приговорили к смертной казни, и она была сожжена в Руане в 1431 г. Но ее казнь не принесла победы англичанам.

Освободительное движение во Франции разгорелось еще сильнее после казни Жанны д`Арк, и Франция изгнала англичан со своей территории в 1453 г. Что же касается Жанны д`Арк, то в XX в. она была канонизирована и возведена в Лик святых. Жанна д`Арк является символом высочайшей любви к своей стране, своему народу и свободы.

В глухое время господства домостроевских воззрений на женщину и полуазиатских правил поведения в России в XIV-XVIII вв. появились замечательные женские характеры. Н.Карамзин в «Истории государства Российского» описывает гордую, честолюбивую женщину, вдову бывшего посадника Исаака Борецкого – Марфу, которая вознамерилась освободить Новгород от власти Ивана III. Женщины, принадлежавшие к великокняжеским семьям, нередко самым непосредственным образом влияли на внутреннюю и внешнюю политику своего княжества: как опекунши малолетних царей, они часто непосредственно управляли государством – мать царя Василия Дмитриевича Евдокия, мать Ивана III Марфа. Яркой личностью является и княжна Софья Алексеевна старшая сводная сестра Петра I, опираясь на стрелецкое войско и возбудив кровопролитную смуту, она заставила признать двоецарствие Петра и его сводного брата Ивана, длившееся 7 лет (1682-1689). Софья стала также средоточием московского ученолитературного мира с Симеоном Полоцким и Сильвестером Медведевым во главе. Они надеялись распространить просвещение на Руси. Считается, что Софья Алексеевна была одной из женщинписательниц. Митрополит Евгений в своем «Словаре русских светских писателей» конца XVII в. называет и ее имя. Петр I первым вывел женщин в люди, при нем произошло резкое и качественно новое изменение положения женщины в России. Именно тогда женщине снова возвращаются ее место в обществе и права, но в более высоких и развитых формах. В культуре стала преобладать светская направленность, а русское общество постепенно стало приобщаться к достижениям мировой культуры. Закончился век «теремного заточения» женщины: новый царь велел подданным приводить своих жен и дочерей на устраиваемые им увеселительные ассамблеи. В XVIII в. в России во главе государства стояли императрицы: Екатерина I (1725-1727), Анна (1730-1740), Елизавета (1741-1762), Екатерина II (1762-1796). XVIII в. в России в полном смысле слова стал веком владычества женщин.

Императрицы сумели сохранить и возвеличить роль России как великой европейской державы, которую создал Петр I, а Екатерина II, расширила земли России и окончательно вывела ее к берегам Черного моря. С именем Екатерины II, действительно, связаны многие реформы. Она положила начало именно женскому образованию в России: именно при ней было учреждено первое училище для девиц при Смольном монастыре, впоследствии получившее название Смольного Института благородных девиц. В XVIII в. в России появилась и первая женщина – президент Российской Академии наук – ею стала Екатерина Дашкова. При ней Академия успела написать и издать Российский этимологический словарь. Е.Дашкова подарила Академии свою прекрасную библиотеку, на ее же средства был основан и лучший журнал того времени «Собеседник любителей Российского слова». Написанные Е.Дашковой «Записки» до сих пор остаются одним из лучших памятников мемуарной литературы XVIII в.

Несомненно, Е.Дашкова возвышалась над средним уровнем светских дам, но не была редким исключением: в последней четверти XVIII в. был широко распространен тип светской женщины, развлекающейся в часы досуга литературой и искусством. Таких дам было немало, например, Князева (дочь поэта Сумарокова), Урусова, Белкова, Ржевская. В XVIII в. в России было немало женщинписательниц и даже ученых, упражняющихся в сочинительстве, театре и науках. В образовании женщин, в их внутреннем обустройстве был сделан грандиозный шаг вперед: необходимость соответствовать нравам новой культуры XVIII в. Женщина, чтобы блистать в обществе должна была быть немного музыкантшей и певицей, немного танцовщицей и художницей, знать иностранные языки и прочее. Это выводило общество в целом на более высокий виток духовной эволюции. Воспитание девочек было полностью ориентировано на умение царить в обществе, так как без знания салонных искусств ни одна, даже самая красивая девушка, не могла рассчитывать на успех. Екатерина Дашкова пишет, что подобное обучение сводилось к знанию нескольких языков, музицированию и танцам. Она же считает, что без такого уровня воспитания о глубоком интеллектуальном развитии девушек в XVIII в. не могло быть и речи. В XVIII в. зародился новый тип женщины, сыгравшей видную роль уже в следующем, XIX в. Речь идет о появлении в России женщинпрофессионалов.

Первоначально это были, в основном гувернантки и артистки.

Профессиональными артистками становились, в основном, представительницы непривилегированных классов, которым такого рода заработок давал возможность материальной независимости. Известно, что средние оклады женщинартисток порой превосходили оклады некоторых чиновниковмужчин.

Кроме того, «казенные актрисы», работавшие в государственных театрах, а не в частных заведениях дворянмеценатов, пользовались одинаковыми с мужчинамиартистами правами по службе и получали лишь немногим меньше жалованье. Следовательно, на артистическом поприще женщине впервые удалось завоевать себе право собственным трудом зарабатывать на жизнь. И это стало важнейшим завоеванием женщины, первым шагом на пути ее к свободе в обществе. Многих знаменитых актрис знал XVIII в.: сестры Семеновы, певицы Михайлова, Соколовская, Синявская.

Что касается женщин Азербайджана XVI–XVIII вв., то следует отметить, что в целом ее роль в обществе ограничивалась ролью жены и матери, что было закреплено догмами духовенства как мусульманского, так и христианского, ибо наряду с мусульманским населением в Азербайджане, в Карабахе проживало христианское население, потомки древних албан. Однако при возможности, в экстремальной ситуации азербайджанская женщина могла проявить свои неординарные способности. В подтверждение этого можно привести два факта из истории. В начале XVI в. при осаде г. Баку войсками Исмаила Сефевида, будущего шаха Исмаила, обороной города руководила правительница Баку, имя которой осталось неизвестной. В ответ на требование посла Исмаила о сдаче Баку правительница города приказала казнить его. Такая же учесть постигла и городского даргу, уговаривающего ее сдать крепость. Только с помощью подкопа, пробив брешь в крепостных стенах, кызылбаши (воины Исмаила) проникли в город.

Другой женщиной, оставивший след о себе в истории Азербайджана XVIII в., была Тутибеке, жена кубинского хана Фаталихана. Влиятельные феодалы Северного Азербайджана, опасавшиеся объединительной политики и растущего могущества Фаталихана, боясь потерять свою независимость, организовали против него коалицию. Эту коалицию возглавил уцмий Эмир Гамза, брат Тутибике. Во время отсутствия Фаталихана, они осадили столицу его ханства г.Дербент, обороной которой руководила длительное время Тутибике. Ей удалось выстоять до возвращения Фаталихана.

Итак, при новом взгляде на историю Азербайджана при сравнительном анализе с фрагментами, фактами из истории стран Востока и Европы с периода ренессанса до XVIII в. в свете гендерного аспекта было выявлено положение женщин в обществе, их активная роль, в общественной, религиозной, политической и культурной жизни.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. ASE, ba red. C.V.Quliyev. Bak, 1982, c. VI, s. 2. Azrbaycan dbiyyat tarixi. 3 cildd, c.1, Bak, 3. Бахрис Учок. Женщины – правительницы в мусульманских государствах, пер. с турец. З.М.Буниятов. Москва, 1982, с.4, 4. Бертельс Е.Э.Низами и Физули. Москва, 5. Епископ Степаннос Сюникский. История рода Сисакан. Москва, 6. История Азербайджана с древнейших времен до начала XX в., под ред.

Алиева И. Баку, 1995, с. 220- 7. История средних веков, под ред. А.Д.Удальцова, Е.А. Косминского. Москва, 1938, т.1. с. 143, 248- 8. Книга моего деда Коркута. под ред. В.М.Жирмунского, А.Н.Кононова. пер.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.