WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«1 САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЭКОНОМИКИ И ФИНАНСОВ На правах рукописи Недосекин Алексей Олегович МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МОДЕЛИРОВАНИЯ ФИНАНСОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ...»

-- [ Страница 2 ] --

50 В целом, вопрос о технологиях лингвистической интерпретации экономических данных, с учетом фактора обратной связи, подлежит дополнительному исследованию, предмет которого выходит за рамки настоящей диссертационной работы. 1.3.3. Использование нечетких множеств при оценке риска принятия финансовых решений Сделаем ряд замечаний относительно существа финансового риск-менеджмента. Под риском мы здесь понимаем возможность финансовых потерь, вытекающая из специфики тех или иных явлений природы и видов деятельности человека. Классификационная система рисков включает в себя группы, виды, подвиды и разновидности рисков [183]. В зависимости от возможного результата (рискового события) все риски подразделяются на чистые (с обязательно нулевым результатом) и спекулятивные (где возможен как положительный, так и отрицателльный исход операции). Финансовые риски (предмет собственно финансового риск-менеджмента) являются спекулятивными. Они входят в состав коммерческих рисков (опасность потерь в результате финансово-хозяйственной деятельности. При этом чистые риски входят составляющей коммерческого риска на уровне прогнозных сценариев неблагоприятного развития событий (климатические катаклизмы, забастовки, техногенные катастрофы, криминальные факторы и т.д.). Сугубо финансовые риски подразделяются на риски, связанные с покупательной способностью денег (инфляционные, валютные риски и риски ликвидности) и на инвестиционные риски (риски упущенной выгоды, риски снижения доходности и риски прямых финансовых потерь). В свою очередь, на низовом уровне иерархии инвестиционных рисков находятся процентные риски, кредитные риски, биржевые риски, селективные риски и риски банкротства. Каждый из выделенных видов финансового риска имеет свою специфическую процедуру управления. Например, чистые риски подлежат страхованию, а инвестиционные риски часто анализируются на основе дерева вероятностей [34]. Но во всех случаях базовым подходом в оценке рисков в нынешнем финансовом менеджменте является использование точечных вероятностей и вероятностных распределений сценариев возможных событий, влияющих на финансовый результат. О проблемах, связанных с использованием вероятностей в риск-менеджменте, написано в [99]. Отказ от классического понимания вероятности и использование субъективно-аксиологической вероятности есть не что иное как стратегическое отступление науки перед лицом дурной неопределенности. И если раньше мы имели дело в ходе исследования только с финансовой моделью хозяйствующего субъекта, то теперь мы должны верифицировать вероятностную модель, предложенную экспертом, т.е. исследовать познавательную активность и самого эксперта. Вероятности не дают никакой информации о том, как они получены, если не предваряются дополнительными качественными соображениями о принципе вероятностной оценки. Одним из таких 51 принципов, продуктивно использовавшихся до сих пор, является принцип максимума правдоподобия Гиббса-Джейнса [171, 179], который в настоящий момент подвергнут обоснованной критике в связи с тем, что принцип максимума энтропии не обеспечивает автоматически монотонности критерия ожидаемого эффекта. Принцип генерации условных вероятностных оценок Фишберна [179, 186] выдвигает лишь идею назначения точечных оценок вероятностей, удовлетворяющих критерию максимума правдоподобия, однако не существует доказательств полноты выбранного поля сценариев. Все идет к тому, что сценарно-вероятностные методы анализа риска начинают себя понемногу изживать. На смену им приходят нечетко-множественные подходы, которые, с одной стороны, свободны от вероятностной аксиоматики и от проблем с обоснованием выбора вероятностных весов, а, с другой стороны, включают в себя все возможные сценарии развития событий. Так, треугольно-нечеткое число включает в себя все числа в определенном интервале, однако каждое значение из интервала характеризуется определенной степенью принадлежности к подмножеству треугольного числа. Такой подход позволяет генерировать непрерывный спектор сценариев реализации по каждому из прогнозируемых параметров финансовой модели. Подробно об основах теории нечетких множеств см. материал приложения 1 к настоящей диссертационной работе. Наконец, нечетко-множественный подход позволяет учитывать в финансовой модели хозяйствующего субъекта качественные аспекты, не имеющие точной числовой оценки. Оказывается возможным совмещать в оценке учет количественных и качественых признаков, что резко повышает уровень адекватности применяемых методик. Несколько замечаний следует сделать относительно методов оценки риска в фондовом менеджменте. Классическая мера риска по Марковицу – это среднеквадратическое отклонение распределения доходности актива. Эта мера риска была подвергнута критике за то, что она с одинаковым безразличием учитывает риск как роста, так и падения актива, что в глазах инвестора есть два совершенно неравнозначных события. Из этого соображения возникал мера downside-риска, т.е. такого, который сопряжен лишь с падением цены актива ниже требуемого уровня. Одной из разновидностей downside-риска является широко применяемый в банковском рискменеджменте показатель Value-at-Risk – статистическая оценка максимальных потерь за фиксированное время при заданном уровне доверительной субъективной вероятности [259]. Проблема, как и везде, состоит в том, что оценка Value-at-Risk предполагает наличие достоверной оценки параметров распределения доходности портфеля. И с этой точки зрения оценка Value-at-Risk базируется на том же информационном контенте, что и классическая оценка риска по Марковицу. 1.3.4. Роль предпочтений и ожиданий финансового менеджера, инвестора, эксперта в процессе принятия финансовых решений Субъективный фактор в процессе принятия финансовых решений до сих пор не имел удовлетворительной теории для количественного оценивания. В то же время неопределенность, сопровождающая финансовые решения, постоянно рождает 52 неуверенность принимающего эти решения лица, порождает риск неверной интерпретации исходной инвормации для принятия решения. И такую неуверенность уже давно следовало бы научиться количественно измерять. Неуверенность ЛПР в своих оценках ситуации порождает качественные высказывания в терминах естественного языка. Например, рассматривая фундаментальные характеристики ценной бумаги, инвестор оценивает текущее значение показателя P/E (цена к доходам), которое равно 20. «Много» это или «мало», вот вопрос. На этом этапе инвестор может обратиться к финансовому консультанту. Консультант, выступая как эксперт, первым делом должен построить гистограмму, где по оси Х отложены значения показателя P/E, а по оси Y – то, с какой относительной частотой выпадают те или иные значения показателя. Эксперт должен построить гистограммы в вертикальном и горизонтальном разрезах, т.е. как по секторам экономики, так и в различные периоды времени. Эксперт должен отметить, что доходность ценной бумаги состоит в обратном отношении к ее надежности, и зачастую люди покупают высококапитализированные компании, имея ввиду в первую очередь низкий риск дефолта, а во вторую очередь рассматривая уже соображения, связанные с доходностью. Что же до объективного уровня P/E, то все зависит от периода анализа. Например, для высокотехнологичных компаний США в 1999-2000 г.г. характерным уровнем P/E был уровень в несколько десятков единиц. Сегодня же типовое значение – 10-15, потому что произошла коррекция. Поэтому, производя качественную классификацию уровня P/E, эксперт должен руководствоваться максимумом информации, относящейся к объекту оценки. И наиболее точным ответом на вопрос инвестора будет пятиуровневый классификатор, определенный на носителе P/E (подробно об этом формализме см. в разделе П1.10 приложения 1 к настоящей работе). Качество построенного таким образом классификатора существенно зависит от квалификации эксперта, потому что вполне формализованных методов перехода от набора гистограмм к классификатору не существует. Очень многое в этом смысле является предметом эвристики и интуиции. Некоторые простейшие приемы такого перехода мы можем здесь обозначить. Пусть имеется унимодальная гистограмма фактора P/E для P/E>0 (рис. 1.7). По общим правилам статистики определим среднее значение m гистограммы и среднеквадратическое отклонение от среднего s. Построим набор из пяти узловых точек пятиуровнего классификатора по правилу m1 = m - t1s, m2 = m - t2s, m3 = m + t3s, m4 = m + t4s, m5 = m + t5s, (1.11) где ti – коэффициенты, в классической статистике являющиеся коэффициентами Стьюдента, а в квазистатистике выбираемые на основе дополнительных соображений. Для 53 каждой узловой точки классификатора справедливо, что в ней уровень фактора P/E распознается, однозначно, со стопроцентной экспертной уверенностью. Например, точка m1 отвечает очень низкому уровню P/E. Далее поделим каждый отрезок [mi, mi+1] на три зоны равной длины: зону абсолютной уверенности, зону пониженной уверенности и зону абсолютной неуверенности. Нанесем эти дополнительные точки на ось носителя P/E. Тогда можно в зоне уверенности принять соответствующую функцию принадлежности за 1, в зоне абсолютной неуверенности – за 0, а зону неуверенности описать наклонным ребром соответствующего трапециевидного нечеткого числа. Таким образом, первое приближение классификатора построено.

Рис. 1.7. Гистограмма фактора P/E и соответствующие узловые точки В дальнейшем эксперт может, уточняя полученный классификатор на основании дополнительных соображений, управлять местоположением узловых точек классификатора и получать новые функции принадлежности. Пусть теперь инвестор, получив экспертное заключение, созрел для того, чтобы принимать решение. Он говорит себе: «Сегодня у компании Х цена акций $20, а соотношение P/E составляет 41. Ее капитализация – 100 млрд долларов, однако я считаю, что компания все равно переоценена, и такой уровень P/E – слишком высокий. Для этой компании я считаю приемлемым диапазон P/E порядка 30-35. И даже если сегодня цена компании растет, я тем не менее нахожу, что этот рост ненадежен и может смениться спадом. Я буду покупать эти акции при целевой цене на уровне $15-$17, что соответствует моим ожиданиям». Таким образом, инвестор произвел свою самостоятельную оценку ситуации и принял решение. При этом в основаниях этого решения мы можем увидеть: · ожидания – связанные с перспективами роста данных акций;

· нечеткую классификацию, когда инвестор сопоставлял текущую капитализацию компании с ее P/E и производил анализ уровня показателя.

54 Все, что инвестор говорит на словах, он может вполне трансформировать в описания на языке математики. И тогда ожидания, предпочтения и нечеткие оценки, сделанные инвестором, явятся исходной инвформацией для моделирования предпосылок для принятия (непринятия) инвестиционного решения. Оценивая акции, инвестор может производить и макроэкономические оценки, например, перспектив тех или иных отраслей или даже национальной экономики. Уже в том утверждении, что США проходят фазу рецессии, содержится огромное количество информации, которую необходимо учитывать для принятии решения. Подробно об этом говорится в главе 3 диссертации, а сейчас ограничимся тем замечанием, что рецессия ставит одни отрасли в привелегированное положение, а другие отрасли оказываются ущемленными. Значит, идет межотраслевое перераспределение инвестиционных рисков, которое надо иметь ввиду. Инвестор, покупая или продавая акции, должен составить себе мнение о том, какой рынок сейчас одерживает победу – «медвежий» или «бычий». Это дает ему основания считать, «что на «медвежьем» рынке переоцененные активы, скорее всего, упадут, а недооцененные, если и упадут, то неглубоко. И наоборот: на «бычем» рынке недооцененные активы, скорее всего, возрастут, а переоцененные, если и возрастут, то несильно». Все, что отмечено курсивом в этих закавыченных предложениях, представляет собой предмет оценки инвестором текущего состояния рынка и его переспектив. Таким образом, на примере инвестиционных решений, мы заключаем, что огромное количество информации содержится в трудноформализуемых интуитивных предпочтениях ЛПР. Если эти предпочтения и допущения ЛПР обретают вербальную форму, они сразу же могут получить количественную оценку на базе формализмов теории нечетких множеств и составить обособленный контент исходной информации в рамках финансовой модели. Мы можем назвать этот обособленный контент экспертной моделью. Информация экспертной модели образует информационную ситуацию относительно уровня входной неопределенности финансовой модели. Она выступает как фильтр для исходных оценок параметров, преобразуя их из ряда наблюдений квазистатистики в функции принадлежности соответствующего носителя параметра тем или иным нечетко описанным кластерам (состояниям уровня параметра). Таким образом, от нечеткой оценки входных параметров после ряда преобразований мы можем перейти к нечетким оценкам финансовых результатов и оценить риск их недостижения в рамках принимаемых в плановом порядке финансовых решений. 1.3.5. Разновидности нечетких описаний при моделировании финансовой деятельности В настоящем разделе работы мы обосновали применимость нечетких формализмов к решению задач финансового менеджмента. По завершении этого обоснования дадим 55 крадкую сводку нечетких описаний и области их применения в финансовом менеджменте (табл. 1.3). Таблица 1.3. Нечетко множественные описания в финансовом менеджменте № Название Подробное Области применения описание формализма (приложение 1 работы) 1 Функция П1.3 Базовый формализм теории нечетких принадлежности множеств. Применение повсеместно 2 Лингвистическая П1.5 Базовый формализм теории нечетких переменная множеств. Применение повсеместно 3 Треугольные П1.6 Задание количественных параметров любой нечеткие числа финансовой модели, в том числе при бизнеспланировании 4 Трапециевидные П1.6 Классификация уровней факторов, в том числе нечеткие числа при анализе риска банкротства, при оценке инвестиционной привлекательности ценных бумаг, в стратегическом планировании 5 Нечеткие П1.7 Моделирование экономических процессов, последовательности и макроэкономическое моделирование, матрицы прогнозирование 6 Нечеткие функции П1.7 Моделирование экономических процессов, макроэкономическое моделирование, прогнозирование, портфельная оптимизация 7 Вероятностные П1.8 Портфельная оптимизация, актуарное распределения с моделирование нечеткими параметрами 8 Нечеткие знания П1.9 Используются при разработке экспертных моделей в составе модели финансовой системы 9 Нечеткие П1.10 Классификация уровней факторов, в том числе классификаторы при анализе риска банкротства, при оценке инвестиционной привлекательности ценных бумаг, в стратегическом планировании 1.4.

Выводы по главе Финансовая система корпорации или фондового рынка представляет собой кибернетическую систему, состояния которой интерпретируются как результаты финансовой деятельности, полученные в ходе суперпозиции финансовых решений (внутренние воздействия) и сигналов, посчтупающих извне системы (внешние воздействия, в том числе неблагоприятного свойства). Внешние факторы, не управляемые со стороны финансовой системы, создают неустранимую неопределенность 56 информационной ситуации, в отношении которой принимаются управленческие решения. Дополнительную неопределенность порождают ограниченные познавательные возможности принимающих решения лиц. Это прежде всего ограниченная возможность прогнозирования будущих состояний финансовой системы и распознвавния ее текущих состояний. Поэтому адекватная модель финансовой системы должна обладать признаками кибернетической модели, т.е. содержать внутри себя модель принятия финансовых решений в условиях существенной информационной неопределенности. При этом уровень модельных представлений должен строго соответствовать уровню неопределенности. Если состояния финансовой системы и внешние воздействия не обладают статистической природой в классическом понимании статистики, то моделирование на основе классических вероятностей и вероятностных процессов невозможно. Если исследование информационной ситуации позволяет интерпретировать ее как квазистатистику, то возможно применение в моделях аксиологических вероятностей, экспертных оценок, формализмов теории нечетких множеств и произвольных комбинаций перечисленных описаний. Но во всех случаях ввод этих формализмов в модель должен быть обоснован. Обзор применяемых в практике финансового менеджмента моделей и методов показывает, что в большинстве случаев упомянутые модели и методы не соответствуют природе финансовых систем и информационной ситуации, в которой они существуют. Красноречивые примеры такого несоответствия: · в практике моделирования фондового рынка винеровская модель случайного процесса является наиболее употребительным формализмом;

в то же время уже доказано, что она непригодна для моделирования существенно нестационарных случайных процессов, каким, собственно, и является ценовой процесс индекса акций. Отсюда издержки, связанные с некорректной портфельной оптимизацией и прогнозированием фондовых индексов;

· назначение сценариям инвестиционного процесса в ходе бизнес-планирования субъективных вероятностей чаще всего не содержит обоснования ввода этих вероятностей. В то же время схема Гиббса-Джейнса для обоснования вероятностных оценок подвергается справедливой критике за немонотонность;

· в ходе агрегирования отдельных финансовых факторов в комплексный показатель чаще всего не обосновываются ни уровни разграничения отдельных факторов по качественным признакам, ни веса отдельных факторов. Нечетко-множественные описания представляют собой, с одной стороны, набор адекватных формализмов для моделирования финансовых систем в условиях существенной неопределенности, а, с другой стороны, поле для новой интерпретации классических вероятностных и экспертных оценок. Так, можно перейти от классического вероятностного распределения к вероятностному распределению с нечеткими параметрами, управляя уровнем правдоподобия оценок распределения. Также можно перейти от совокупности экспертных оценок к набору функций принадлежности, образующих нечеткий классификатор.

57 Принимающее решение лицо, вербализующее свою интуитивную познавательную активность, чаще склонен прибегать к нечетким описаниям в своем повседневном опыте управления финансами. Задача моделирования экспертной активности в том, чтобы адекватно перевести качественные высказывания эксперта в количественные представления. С этой точки зрения теория нечетких множеств предоставляет исследователям высокоразвитый формальный аппарат. И, как будет показано в последующих главах работы, нечетко-множественные описания достигают максимальной эффективности там, где классические вероятностные или экспертные методы не достигают должного эффекта или не содержат достаточных оснований для применения в финансовой модели.

2. Применение нечетких множеств в управлении корпоративными финансами 2.1. Комплексный финансовый анализ корпорации на основе нечетких представлений 2.1.1. Проблемы анализа риска банкротства корпорации Главное внимание инвестора в активы корпорации (посредством вложения в ценные бумаги или путем прямых инвестиций) должно быть сфокусировано на финансовом здоровье корпорации. Вкладывая деньги, инвестор (или собственник) рассчитывает получить доход как в форме дивидендов по акциям, процентов по долговым обязательствам, так и в виде курсового роста соответствующих инвестиционных инструментов. Ухудшение финансового здоровья эмитента, сопровождающееся ростом его долгов, вызывает риск срыва платежей по обязательствам, прекращения любых выплат и сворачивания деятельности неудачливого субъекта рынка. Иными словами, возникает риск банкротства. Минимизировать риск банкротства, максимально оздоровить финансы корпорации – это задача финансового менеджмента корпорации. Согласно российскому законодательству [4], несостоятельность (банкротство) признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей. Задача определения степени риска банкротства является актуальной как для собственников предприятия, так и для его кредиторов. Поэтому вызывают интерес любые научно обоснованные методики оценки риска банкротства. Степень риска банкротства – это комплексный показатель, характеризующий как финансовое положение предприятия, так и качество управления им, которое, в конечном счете, получает свое выражение в финансовом эквиваленте, но не исчерпывается одними лишь финансовыми последствиями. Так, безалаберное одалживание средств у банков рано или поздно приведет к тому, что объем заемных средств превысит реальные возможности предприятия по расчетам с кредиторами. Это означает потерю финансовой устойчивости, которая легко измерима по балансу фирмы. Но корень проблемы находится не в самих финансах, а в неадекватных способах управления ими. Финансы – только зеркало проблемы, которую необходимо решать зачастую даже не финансовыми средствами (например – уволить некомпетентного менеджера).

59 В разделе 1.2.3 настоящей диссертационной работы подробно описаны существующие модели и методы финансового анализа корпорации. В практике финансового анализа очень хорошо известен ряд показателей, характеризующих отдельные стороны текущего финансового положения предприятия. Сюда относятся показатели ликвидности, рентабельности, устойчивости, оборачиваемости капитала, прибыльности и т.д. По ряду показателей известны некие нормативы, характеризующие их значение положительно или отрицательно. Например, когда собственные средства предприятия превышают половину всех пассивов, соответствующий этой пропорции коэффициент автономии больше 0.5, и это его значение считается "хорошим" (соответственно, когда оно меньше 0.5 - "плохим"). Но в большинстве случаев показатели, оцениваемые при анализе, однозначно нормировать невозможно. Это связано со спецификой отраслей экономики, с текущими особенностями действующих предприятий, с состоянием экономической среды, в которой они работают. Тем не менее, любое заинтересованное положением предприятия лицо (руководитель, инвестор, кредитор, аудитор и т.д.), далее именуемое лицом, принимающим решения (ЛПР), не довольствуется простой количественной оценкой показателей. Для ЛПР важно знать, приемлемы ли полученные значения, хороши ли они, и в какой степени. Кроме того, ЛПР стремится установить логическую связь количественных значений показателей выделенной группы с риском банкротства. То есть ЛПР не может быть удовлетворено бинарной оценкой "хорошо - плохо", его интересуют оттенки ситуации и экономическая интерпретация этих оттеночных значений. Задача осложняется тем, что показателей много, изменяются они зачастую разнонаправлено, и поэтому ЛПР стремится "свернуть" набор всех исследуемых частных финансовых показателей в один комплексный, по значению которого и судить о степени благополучия ("живучести") фирмы и о том, насколько далеко или близко предприятие отстоит от банкротства. Успешный анализ риска банкротства предприятия возможен лишь на основе следующих основных предпосылок: 1. В основу анализа ложатся результаты наблюдения предприятия за возможно более долгий период времени. 2. Учетные формы, используемые при анализе, должны достоверно отображать подлинное финансовое состояние предприятия. 3. Для анализа используются лишь те показатели, которые в наибольшей степени критичны с точки зрения их относимости к банкротству данного предприятия. А это возможно, когда ЛПР оценивает не только финансовое состояние предприятие, но и его отраслевое положение. 4. Лицо, производящее анализ, должно располагать представительной статистикой банкротств, которая также должна быть верифицирована на относимость к банкротству данного предприятия – с точки зрения отрасли, страны и периода времени, за который проводится анализ.

60 Все перечисленное говорит о том, что эксперт-аналитик должен составить представление о том, что является «хорошим» или «плохим» в масштабе отрасли, к которой относится данное предприятие. Так, например, инвестор в ценные бумаги должен следить за тем, как ключевое отношение цены акции к доходам по ней для предприятия соотносится с тем же для сектора экономики, к которому оно относится. Такая информация содержится практически на всех крупных американских финансовых интернет-сайтах, а кое-где, например на сайте [287], проводится сопоставление двух уровней показателей и делается заключение о том, в какой качественной степени эти уровни отстоят друг от друга. Применительно к развитым странам мира проблема снабжения заинтересованных лиц полной и обновляемой экономической статистикой успешно решена. Так [277], 9000 американских акционерных обществ, чьи акции котируются на ведущих биржах страны, классифицированы и отнесены к 9 отраслям, 31 индустриальной экономической группе и 215 секторам. По каждой из этих групп доступна информация по широкому спектру финансовых показателей деятельности группы, полученных как средневзвешенное по всем предприятиям, входящим в эту группу. Такая масштабная база для сопоставительного анализа позволяет ЛПР принимать уверенные решения. В России подобная работа только начинается, поэтому при классификации показателей следует опираться не только на статистику, но и на мнение экспертов, располагающих многолетним фактическим опытом финансового анализа предприятий.

2.1.2. Синтез количественных оценок и качественных признаков в оценке финансового состояния корпорации Качественные и количественные оценки уровня финансового менеджмента на предприятии могут быть объединены в рамках одной модели на основе так называемых матричных методов, разработанных диссертантом для комплексного финансового анализа различных финансовых систем [113]. Подробно матричный метод для комплексной финансовой оценки рассматривается в разделе 2.1.4 настоящей диссертационной работы, а в этом разделе высказывается ряд предварительных соображений. Пусть построена матрица, где по строкам располагаются отдельные количественные показатели, характеризующие различные стороны финансовой деятельности корпорации, а по столбцам располагаются качественные уровни данных показателей, выраженные на естественном языке (например, «низкий», «средний», «высокий» ). На пересечении строк и столбцов располагается степень принадлежности текущего количественного уровня фактора качественному подмножеству, измеренная определенным образом. Тогда результирующий комплексный финансовый показатель получается как двойная свертка компонент построенной матрицы с предопределенными весами. Такова суть матричных методов финансового анализа. Пусть все качественные признаки финансового состояния корпорации сведены в один результирующий показатель качественной оценки (например, по схеме Аргенти, 61 изложенной в разделе 1.3.3 настоящей диссертационной работы). Тогда результирующий показатель качественной оценки следует пронормировать (выработать правило распознавания уровней показателя) и присвоить этому показателю вес относительно совокупности всех прочих количественных показателей, включенных в оценку. И тогда качественные признаки будут учитываться совместно с количественными [135, 233]. Проблема только в том, что если данные для количественного анализа раскрыты по закону (балансы всех корпораций в РФ, чьи акции котируются на бирже, являются общедоступной информацией), то большинство качественных признаков видны только изнутри, и эта информация является принадлежностью инсайдеров. Использование такой информации инсайдерами в целях личного обогащения в США преследуется по закону. Тем не менее, обладание такой информацией для целей внутреннего менеджмента является неоценимым подспорьем для аналитика корпорации, т.к. делает комплексную оценку финансового состояния корпорации гораздо более уверенной. Накопление тревожных признаков неблагополучия, учитываемых при оценке, вызывает количественное снижение уровня комплексного показателя и переход на качественно более худшие ступени, и эта тенденция может быть своевременно выявлена в ходе горизонтального комплексного анализа. 2.1.3. Нечетко-множественная модель финансового состояния корпорации В предлагаемой модели корпорация описывается набором количественных и качественных факторов финансового анализа общим числом N. При этом все факторы являются измеримыми, т.е. имеют носитель со своей областью определения на вещественной оси. Нечеткие описания в структуре модели корпорации появляются в связи с неуверенностью эксперта, которая возникает в ходе классификации уровня факторов. Например, эксперт не может четко разграничить понятия «высокой» и «максимальной» вероятности, как это имеет место в [48]. Или когда надо провести границу между средним и низким уровнем значения параметра. Тогда применение нечетких описаний означает следующее: 1. Эксперт фиксирует показатель (фактор) и его количественный носитель. 2. На выбранном носителе эксперт строит лингвистическую переменную со своим терм-множеством значений. Например: переменная «Уровень показателя Х» может обладать терм –множеством значений «Очень низкий, Низкий, Средний, Высокий, Очень высокий». 3. Далее эксперт каждому значению лингвистической переменной (которое, по своему построению, является нечетким подмножеством значений интервала (0,1) – области значений показателя уровня менеджмента) сопоставляет функцию принадлежности уровня менеджмента тому или иному нечеткому подмножеству. Общеупотребительными функциями в этом случае являются трапециевидные функции принадлежности (см. рис. 2.1). Верхнее основание трапеции 62 соответствует полной уверенности эксперта в правильности своей классификации, а нижнее – уверенности в том, что никакие другие значения интервала (0,1) не попадают в выбранное нечеткое подмножество.

1, m( x ) 0, 0, 0, 0, 0 0 0, a a2 0,2 0, a3 0, a4 0,5 0,6 0,7 0,8 0, x Рис. 2.1. Трапециевидные функции принадлежности Для целей компактного описания трапециевидные функции принадлежности m(х) удобно описывать трапециевидными числами вида b(а1, а2, а3, а4), (2.1) где а1 и а4 - абсциссы нижнего основания, а а2 и а3 - абсциссы верхнего основания трапеции (рис. 2.1), задающей m(х) в области с ненулевой принадлежностью носителя х соответствующему нечеткому подмножеству. Также формальный ввод классификатора предполагает введение набора узловых точек (см. раздел П1.10 Приложения 1), которые являются абсциссами максимумов соответствующих функций принадлежности классификатора. В стандартном пятиуровневом классификаторе 5 симметрично расположенных на 01-носителе узловых точек: {0.1, 0.3, 0.5, 0.7, 0.9}. Таким образом, построен классификатор параметра по качественному уровню. Все теоретические обоснования для построения такого классификатора разобраны в п. 1.3.6 настоящей диссертационной работы. Продемонстрируем, как применяется полученный классификатор при поэтапном конструировании нечетко-множественной модели корпорации. Этап 1 (Лингвистические переменные и нечеткие подмножества). а. Лингвистическая переменная Е «Состояние корпорации» имеет пять значений: E1 – нечеткое подмножество состояний "предельного неблагополучия";

E2 – нечеткое подмножество состояний "неблагополучия";

E3 – нечеткое подмножество состояний "среднего качества";

63 E4 – нечеткое подмножество состояний "относительного благополучия";

E5 – нечеткое подмножество состояний "предельного благополучия". б. Соответствующая переменной E лингвистическая переменная G «Риск банкротства» также имеет 5 значений: G1 – нечеткое подмножество "предельный риск банкротства", G2 – нечеткое подмножество "степень риска банкротства высокая", G3 – нечеткое подмножество " степень риска банкротства средняя", G4 – нечеткое подмножество " низкая степень риска банкротства ", G5 – нечеткое подмножество "риск банкротства незначителен". Носитель множества G – показатель степени риска банкротства g - принимает значения от нуля до единицы по определению (стандартный 01-носитель, см. раздел П1.10 Приложения 1). в. Для произвольного отдельного финансового или управленческого показателя Хi задаем лингвистическую переменную Вi «Уровень показателя Хi» на нижеследующем терм-множестве значений: Bi1 - подмножество "очень низкий уровень показателя Хi", Bi2- подмножество "низкий уровень показателя Хi", Bi3 - подмножество "средний уровень показателя Хi", Bi4 - подмножество "высокий уровень показателя Хi", Bi5- подмножество "очень высокий уровень показателя Хi". Этап 2 (Показатели). Введем набор отдельных показателей X={Хi} общим числом N, которые, по мнению эксперта-аналитика, с одной стороны, влияют на оценку риска банкротства предприятия, а, с другой стороны, оценивают различные по природе стороны деловой и финансовой жизни предприятия (во избежание дублирования показателей с точки зрения их значимости для анализа). Пример выбора системы показателей: Х1 - коэффициент автономии (отношение собственного капитала к валюте баланса);

· Х2 - коэффициент обеспеченности оборотных активов собственными средствами (отношение чистого оборотного капитала к оборотным активам);

· Х3 - коэффициент промежуточной ликвидности (отношение суммы денежных средств и дебиторской задолженности к краткосрочным пассивам);

· Х4 - коэффициент абсолютной ликвидности (отношение суммы денежных средств к краткосрочным пассивам);

· Х5 - оборачиваемость всех активов в годовом исчислении (отношение выручки от реализации к средней за период стоимости активов);

Х6 - рентабельность всего капитала (отношение чистой прибыли к средней за период стоимости активов). Этап 3 (Значимость). Сопоставим каждому показателю Хi уровень его значимости для анализа ri. Чтобы оценить этот уровень, нужно расположить все показатели по порядку убывания значимости так, чтобы выполнялось правило · r1 r2...rN.

(2.2) Возьмем пример. Промышленное предприятие, прошедшее приватизацию и не приспособившееся к новым условиям хозяйствования, убыточно и нерентабельно. Однако оно располагает изрядным количеством неликвидного, морально устаревшего оборудования, а также производственными помещениями. Доля этого имущества в активах компании высока, что свидетельствует об высоком уровне ее финансовой автономии. Но эта пресловутая автономия, измеренная по балансу, мало что дает с точки зрения оценки риска банкротства, так как собственное имущество предприятия, в силу его неликвидности, не может выступить средством погашения текущей задолженности, а также выступать средством залога при кредитовании. Следовательно, финансовый показатель автономии должен занимать в выбранной системе показателей, применительно к указанному предприятию, одно из последних мест. Если система показателей проранжирована в порядке убывания их значимости, то значимость i-го показателя ri следует определять по правилу Фишберна [179, 186]:

ri = 2(N - i + 1). (N + 1)N (2.3) Правило Фишберна отражает тот факт, что об уровне значимости показателей неизвестно ничего кроме (2.2). Тогда оценка (2.3) отвечает максиму энтропии наличной информационной неопределенности об объекте исследования, т.е. позволяет ЛПР принимать наилучшие оценочные решения в наихудшей информационной обстановке (подробно это объяснено в [179]). Если же все показатели обладают равной значимостью (равнопредпочтительны или системы предпочтений нет), тогда ri = 1/N. (2.4) Этап 4 (Классификация степени риска банкротства). Построим классификатор текущего значения g показателя степени риска как критерий разбиения этого множества на нечеткие подмножества (таблица 2.1, рис. 2.1). Этот классификатор является стандартным пятиуровневым классификатором на 01-носителе (см. раздел П1.10 приложения 1). Узловыми точками в этом классификаторе являются числа gj = {0.9, 0.7, 0.5, 0.3, 0.1}, инвертированы относительно стандартного расположения {0.1, 0.3, 0.5, 0.7, 0.9} в классификаторе комплексной оценки состояния корпорации. Этап 5 (Классификация значений показателей). Сформируем набор классификаторов текущих значений x показателей Х как критерий разбиения полного множества их значений на нечеткие подмножества вида В. Чтобы не загромождать наше описание, приведем пример такой классификации сразу для примера с 6 показателями, приведенного при рассмотрении этапа 2 (таблица 2.2). При этом в клетках таблицы стоят 65 трапециевидные числа, характеризующие соответствующие функции принадлежности. Например, при классификации уровня параметра Х1 эксперт, затрудняясь в разграничении уровня на «низкий» и «средний», определил диапазоном своей неуверенности интервал (0.25, 0.3). Таблица 2.2 представляет собой классификацию, построенную в 1999 году экспертом, директором компании «Воронов и Максимов» О.Б.Максимовым [97].

Таблица 2.1. Классификация степени риска банкротства Интервал значений КлассифиСтепень оценочной g кация уровня уверенности (функция параметра принадлежности) 1 G5 0 g 0.15 0.15 < g < 0.25 G5 m5 = 10 (0.25 - g) G4 1- m5 = m4 1 G4 0.25 g 0.35 0.35 < g < 0.45 G4 m4 = 10 (0.45 - g) G3 1- m4 = m3 1 G3 0.45 g 0.55 0.55< g < 0.65 G3 m3 = 10 (0.65 - g) G2 1- m3 = m2 1 G2 0.65 g 0.75 0.75 < g < 0.85 G2 m2 = 10 (0.85 - g) G1 1- m2 = m1 1 G1 0.85 g 1.0 Таблица 2.2. Классификация отдельных финансовых показателей Шифр Т-числа {g} для значений лингвистической переменной "Величина покапараметра": зателя "очень "низкий" "средний" "высокий" "очень высокий" низкий" Х1 Х2 Х3 Х4 Х5 Х6 (0,0,0.1,0.2) (-1,-1, -0.005, 0) (0,0,0.5,0.6) (0,0,0.02, 0.03) (0,0,0.12, 0.14) (-, -,0,0) (0.1,0.2,0.25,0.3) (-0.005,0,0.09, 0.11) (0.5,0.6,0.7,0.8) (0.02,0.03,0.08, 0.1) (0.12,0.14,0.18,0.2 ) (0,0,0.006,0.01) (0.25,0.3,0.45, 0.5) (0.09,0.11,0.3, 0.35) (0.7,0.8,0.9,1) (0.08,0.1,0.3, 0.35) (0.18,0.2,0.3,0.4) (0.006,0.01,0.06, 0.1) (0.45,0.5,0.6, 0.7) (0.3,0.35,0.45, 0.5) (0.9,1,1.3,1.5) (0.3,0.35,0.5, 0.6) (0.3,0.4,0.5,0.8) (0.06,0.1,0.225, 0.4) (0.6,0.7,1,1) (0.45,0.5,1,1) (1.3,1.5,, ) (0.5,0.6,, ) (0.5,0.8,, ) (0.225,0.4,, ) Этап 6 (Оценка уровня показателей). Произведем оценку текущего уровня показателей и сведем полученные результаты в таблицу 2.3.

Таблица 2.3. Текущий уровень показателей Наименование Текущее показателя значение х1 Х1 … … хi Хi … … хN ХN Этап 7 (Распознавание уровня показателей на основе набора классификаторов). Проведем распознавание текущих значений х по критерию таблицы вида 2.2. Результатом проведенной классификации является таблица 2.4, где lij – уровень принадлежности носителя хi нечеткому подмножеству Вj. Таблица 2.4. Уровни принадлежностей носителей нечетким подмножествам Результат классификации по подмножествам Наименование показателя Вi2 Вi3 Вi4 Вi5 Вi1 Х1 l11 l12 l13 l14 l15 … … … … … … Хi li1 li2 li3 li4 li5 … … … … … … ХN lN1 lN2 lN3 lN4 lN Если таблицу вида 2.4 доопределить одним столбцом уровней значимости показателей в комплексной оценке (этап 3) и строкой узловых точек пятиуровнего классификатора (этап 4), то полученное матричное представление является итогом моделирование, достаточным для оценки комплексного финансового состояния корпорации.

2.1.4. Метод комплексной оценки финансового состояния корпорации Существо матричного метода оценки финансового состояния корпорации состоит в двойной свертке данных таблицы 2.4. Степени риска банкротства g: g = g j ri ij, j=1 i =1 5 N (2.5) где g j = 0.9 - 0.2 * (j - 1), (2.6) lij определяется по таблице 2.4, а ri – по формуле (2.3) или (2.4).

Существо формул (2.5) и (2.6) состоит в следующем. Внутреннее суммирование в (2.5) производится по значимостям показателя, а внешнее суммирование – по узловым точкам пятиуровнего классификатора степени риска. Таким образом, результирующая оценка риска определяется как средневзвешенное по всем участвующим в оценке показателям, с одной стороны, и по всем качественным уровням этих показателей, с другой стороны. Распознаем полученное значение степени риска на базе классификатора таблицы 2.1. Результатом классификации являются лингвистическое описание степени риска банкротства корпорации и степень уверенности эксперта в таком результате распознавания. Полное описание модели и метода завершено. Теперь рассмотрим пример.

2.1.5. Пример оценки риска банкротства предприятия Постановка задачи. Рассмотрим предприятие "CD", которое анализируется по двум периодам - IV-ый квартал 1998 г. и I-ый кварталы 1999 года. В качестве примера была выбрана реальная отчетность одного из предприятий Санкт-Петербурга. Произвести комплексную оценку его финансового состояния в указанный период времени. Решение (номера пунктов соответствуют номерам этапов построения модели согласно п. 2.1.3).

1. Определяем множества E, G и B, как это сделано на этапе 1. 2. Выбранная на этапе 2 система Х из шести показателей остается без изменений. 3. Также принимаем, что все показатели являются равнозначными для анализа (ri = 1/6). 4. Степень риска классифицируется по правилу таблицы 2.1 этапа 4. 5. Выбранные показатели на основании предварительного экспертного анализа получили классификацию таблицы 2.2. 6. Финансовое состояние предприятия «CD» характеризуется следующими финансовыми показателями (таблица 2.5):

Таблица 2.5. Текущий уровень показателей Шифр Значение Хi в Значение период I период II показателя Хi (хI,i) (хII,i) Х1 0.619 0.566 Х2 0.294 0.262 Х3 0.670 0.622 Х4 0.112 0.048 Х5 2. 876 3.460 Х6 0.113 0. Хi в 7. Проведем классификацию текущих значений х по критерию таблицы 2.2. Результатом проведенной классификации является таблица 2.6:

Таблица 2.6. Классификация уровней показателей Пока- Значение {l} в период I Значение {l} в период II затель l1(xI,i) l2(xI,i) l3(xI,i) l4(xI,i) l5(xI,i) l1(xI,i) l2(xI,i) l3(xI,i) l4(xI,i) Хi Х1 0 0 0 0.81 0.19 0 0 0 1 Х2 0 0 1 0 0 0 0 1 0 Х3 0 1 0 0 0 0 1 0 0 Х4 0 0 1 0 0 0 1 0 0 Х5 0 0 0 0 1 0 0 0 0 Х6 0 0 0 1 0 0 0.5 0.5 l5(xI,i) 0 0 0 0 1 Анализ таблицы 2.6 дает, что по втором периоде произошло качественное падение обеспеченности одновременно с качественным ростом оборачиваемости активов. 8. Оценка степени риска банкротства по формуле (2.5) дает gI = 0.389, gII = 0.420, откуда заключаем, что произошло серьезное ухудшение состояния предприятия (резкий количественный рост оборачиваемости не сопровожден качественным ростом, зато наблюдается качественный спад автономности, абсолютной ликвидности и рентабельности). 9. Лингвистическое распознавание степени риска по таблице 2.2 дает степень риска банкротства как пограничную между низкой и средней, причем уверенность эксперта в том, что уровень именно средний, нарастает от периода к периоду.

2.2.

Оценка риска инвестиционного проекта 2.2.1. Ограниченность существующих подходов к оценке эффективности и риска инвестиционного проекта Начнем наше изложение c трех базовых определений.

Инвестиции (в широком смысле) - временный отказ экономического субъекта от потребления имеющихся в его распоряжении ресурсов (капитала) и использование этих ресурсов для увеличения в будущем своего благосостояния. Инвестиционный проект - план или программа мероприятий, связанных с осуществлением капитальных вложений с целью их последующего возмещения и получения прибыли. Инвестиционный процесс - развернутая во времени реализация инвестиционного проекта. Началом инвестиционного процесса является принятие решения об инвестициях, а концом - либо достижение всех поставленных целей, либо вынужденное прекращение осуществления проекта.

Инвестиционный проект предполагает планирование во времени трех основных денежных потоков: потока инвестиций, потока текущих (операционных) платежей и потока поступлений. Ни поток текущих платежей, ни поток поступлений не могут быть спланированы вполне точно, поскольку нет и не может быть полной определенности относительно будущего состояния рынка. Цена и объемы реализуемой продукции, цены на сырье и материалы и прочие денежно-стоимостные параметры среды по факту их осуществления в будущем могут сильно разниться с предполагаемыми плановыми значениями, которые оцениваются с позиций сегодняшнего дня. Неустранимая информационная неопределенность влечет столь же неустранимый риск принятия инвестиционных решений. Всегда остается возможность того, что проект, признанный состоятельным, окажется de-facto убыточным, поскольку достигнутые в ходе инвестиционного процесса значения параметров отклонились от плановых, или же какиелибо факторы вообще не были учтены. Инвестор никогда не будет располагать всеобъемлющей оценкой риска, так как число разнообразий внешней среды всегда превышает управленческие возможности принимающего решения лица [201], и обязательно найдется слабоожидаемый сценарий развития событий (любая катастрофа, к примеру), который, будучи неучтен в проекте, тем не менее, может состояться и сорвать инвестиционный процесс. В то же время инвестор обязан прилагать усилия по повышению уровня своей осведомленности и пытаться измерять рискованность своих инвестиционных решений как на стадии разработки проекта, так и в ходе инвестиционного процесса. Если степень риска будет расти до недопустимых значений, а инвестор не будет об этом знать, то он обречен действовать вслепую. Способ оценки риска инвестиций прямо связан со способом описания информационной неопределенности в части исходных данных проекта. Если исходные параметры имеют вероятностное описание (например, см. [35, 36, 171]), то показатели эффективности инвестиций также имеют вид случайных величин со своим 70 импликативным вероятностным распределением (понятие импликативной вероятности см. в [81]). Однако, чем в меньшей степени статистически обусловлены те или иные параметры, чем слабее информационность контекста свидетельств о состоянии описываемой рыночной среды и чем ниже уровень интуитивной активности экспертов, тем менее может быть обосновано применение любых типов вероятностей в инвестиционном анализе. Альтернативный способ учета неопределенности - так называемый минимаксный подход. Формируется некий класс ожидаемых сценариев развития событий в инвестиционном процессе и из этого класса выбирается два сценария, при которых процесс достигает максимальной и минимальной эффективности, соответственно. Затем ожидаемый эффект оценивается по формуле Гурвица [35, 36] с параметром согласия l: Eav = (1-l)Emin + lEmax, (2.7) где Eav, Emin, Emax - ожидаемая, минимальная и максимальная эффективность проекта соответственно. При l=0 (точка Вальда) за основу при принятии решения выбирается наиболее пессимистичная оценка эффективности проекта, когда в условиях реализации самого неблагоприятного из сценариев сделано все, чтобы снизить ожидаемые убытки. Такой подход, безусловно, минимизирует риск инвестора. Однако в условиях его использования большинство проектов, даже имеющих весьма приличные шансы на успех, будет забраковано. Возникает опасность паралича деловой активности, с деградацией инвестора как лица, принимающего решения. Вот наглядный пример из практики азартных игр. Любой игрок в преферанс знает, что в ходе торговли за прикуп игрок с высокой степенью повторяемости должен заявлять на одну-две взятки больше, чем у него есть на руках, в расчете на добрый прикуп. Иначе, по результатам множества игр он окажется в проигрыше или, в лучшем случае, "при своих", потому что его соперники склонны к разумной агрессии, т.е. к оправданному риску. Понимая инвестиции как разновидность деловой игры, мы скажем по аналогии: инвестору вменяется в обязанность рисковать, но рисковать рационально, присваивая каждому из потенциальных сценариев инвестиционного процесса свою степень ожидаемости. В противном случае он рискует потерпеть убыток от непринятия решения убыток чрезмерной перестраховки. В карточной игре приличная карта, приличный прикуп приходят не так часто. В том же преферансе игрок, объявивший шесть взяток и сыгравший по факту восемь, вызывает всеобщее недовольство вероятным "перезакладом". Инструментом, который позволяет измерять возможности (ожидания), является теория нечетких множеств. Впервые мы находим ее применение к инвестиционному анализу в [219]. Используя предложенный в этой работе подход, построим метод оценки инвестиционного риска, как на стадии проекта, так и в ходе инвестиционного процесса.

2.2.2. Нечетко-множественная модель инвестиционного проекта В литературе по инвестиционному анализу (например, в [39, 40, 180]) хорошо известна формула чистой современной ценности инвестиций (NPV - Net Present Value). Возьмем один важный частный случай оценки NPV, который и будем использовать в дальнейшем рассмотрении:

· Все инвестиционные поступления приходятся на начало инвестиционного процесса. · Оценка ликвидационной стоимости проекта производится post factum, по истечении срока жизни проекта. Тогда соотношение для NPV имеет следующий вид: NPV = - I + i =1 N Vi C +, i (1 + r ) (1 + r ) N + (2.8) где I - стартовый объем инвестиций, N - число плановых интервалов (периодов) инвестиционного процесса, соответствующих сроку жизни проекта, DVi - оборотное сальдо поступлений и платежей в i-ом периоде, r - ставка дисконтирования, выбранная для проекта с учетом оценок ожидаемой стоимости используемого в проекте капитала (например, ожидаемая ставка по долгосрочным кредитам), C - ликвидационная стоимость чистых активов, сложившаяся в ходе инвестиционного процесса (в том числе остаточная стоимость основных средств на балансе предприятия). Инвестиционный проект признается эффективным, когда NPV, оцененная по (2.8), больше определенного проектного уровня G (в самом распространенном случае G = 0).

Замечания: · NPV оценивается по формуле (2.8) в постоянных (реальных) ценах. · Ставка дисконтирования планируется такой, что период начислений процентов на привлеченный капитал совпадает с соответствующим периодом инвестиционного процесса. · (N+1)-ый интервал не относится к сроку жизни проекта, а выделен в модели для фиксации момента завершения денежных взаиморасчетов всех сторон в инвестиционном процессе (инвесторов, кредиторов и дебиторов) по кредитам, депозитам, дивидендам и т.д., когда итоговый финансовый результат проекта сделается однозначным.

Если все параметры в (2.8) обладают "размытостью", т.е. их точное планируемое значение неизвестно, тогда в качестве исходных данных уместно использовать треугольные нечеткие числа с функцией принадлежности следующего вида (рис. 2.2). Эти числа моделируют высказывание следующего вида: "параметр А приблизительно равен a и однозначно находится в диапазоне [amin, amax]".

1. m( x) 0. 0. 0. 0. 0 0 0. a1 0. a 0.3 0.4 0. a2 0. x 0. Рис. 2.2. Треугольное число Полученное описание позволяет разработчику инвестиционного проекта взять в качестве исходной информации интервал параметра [amin, amax] и наиболее ожидаемое значение a, и тогда соответствующее треугольное число A = (amin, a, amax) построено. Далее будем называть параметры (amin, a, amax) значимыми точками треугольного нечеткого числа A. Вообще говоря, выделение трех значимых точек исходных данных весьма распространено в инвестиционном анализе (см., например, [180, 211]). Часто этим точкам сопоставляются субъективные вероятности реализации соответствующих ("пессимистического", "нормального" и "оптимистического") сценариев исходных данных. Но мы не считаем себя вправе оперировать вероятностями, значений которых не можем ни определить, ни назначить (в главе 1 настоящей диссертационной работы мы коснулись этого предмета, в частности, говоря о принципе максимума энтропии). Поэтому в инвестиционном анализе мы замещаем понятие случайности понятиями ожидаемости и возможности. Теперь мы можем задаться следующим набором нечетких чисел для анализа эффективности проекта: I = (Imin, I, Imax) - инвестор не может точно оценить, каким объемом инвестиционных ресурсов он будет располагать на момент принятия решения;

r = (rmin, r, rmax) - инвестор не может точно оценить стоимость капитала, используемого в проекте (например, соотношение собственных и заемных средств, а также процент по долгосрочным кредитам);

DVi = (Vmin, DVi, Vmax) - инвестор прогнозирует диапазон изменения денежных результатов реализации проекта с учетом возможных колебаний цен на реализуемую 73 продукцию, стоимости потребляемых ресурсов, условий налогообложения, влияния других факторов;

C = (Cmin, C, Cmax) - инвестор нечетко предсталяет себе потенциальные условия будущей продажи действующего бизнеса или его ликвидации;

G = (Gmin, G, Gmax) - инвестор нечетко представляет себе критерий, по которому проект может быть признан эффективным, или не до конца отдает себе отчет в том, что можно будет понимать под "эффективностью" на момент завершения инвестиционного процесса.

Замечания: · В том случае, если какой-либо из параметров A известен вполне точно или однозначно задан, то нечеткое число A вырождается в действительное число А с выполнением условия amin = a = amax. При этом существо метода остается неизменным. · В отношении вида G. Инвестор, выбирая ожидаемую оценку G, руководствуется, возможно, не только тактическими, но и стратегическими соображениями. Так, он может позволить проекту быть даже несколько убыточным, если этот проект диверсифицирует деятельность инвестора и повышает надежность его бизнеса. Как вариант: инвестор реализует демпинговый проект, компенсацией за временную убыточность станет захват рынка и сверхприбыль, но инвестор хочет отсечь сверхнормативные убытки на той стадии, когда рынок уже будет переделен в его пользу. Или наоборот: инвестор идет на повышенный риск во имя прироста средневзвешенной доходности своего бизнеса.

Таким образом, задача инвестиционного выбора в приведенной выше постановке есть процесс принятия решения в расплывчатых условиях, когда решение достигается слиянием целей и ограничений [25]. Чтобы преобразовать формулу (2.8) к виду, пригодному для использования нечетких исходных данных, воспользуемся сегментным способом, как это объясняется в разделе П1.8 Приложения 1 к настоящей диссертационной работе. Зададимся фиксированным уровнем принадлежности a и определим соответствующие ему интервалы достоверности по двум нечетким числам A и B : [a1, a2] и [b1, b2], соответственно. Тогда основные операции с положительно определенными нечеткими числами сводятся к операциям с их интервалами достоверности [234, 235]. А операции с интервалами, в свою очередь, выражаются через операции с действительными числами - границами интервалов: операция "сложения": (2.9) [a1, a2] (+) [b1, b2] = [a1 + b1, a2 + b2], операция "вычитания":

[a1, a2] (-) [b1, b2] = [a1 - b2, a2 - b1], (2.10) операция "умножения": (2.11) [a1, a2] () [b1, b2] = [a1 b1, a2 b2], операция "деления":

[a1, a2] (/) [b1, b2] = [a1 / b2, a2 / b1], операция "возведения в степень":

(2.12) [a1, a2] (^) i = [a1i, a2i].

(2.13) По каждому нечеткому числу в структуре исходных данных получаем интервалы достоверности [I1, I2], [ri1, ri2], [DVi1, DVi2], [C1, C2]. И тогда, для заданного уровня a, путем подстановки соответствующих границ интервалов в (2.8) по правилам (2.9) - (2.13), получаем:

[NPV1, NPV2 ] = (-) [I1, I 2 ] (+ ) ( ( +) [ C1 C2, ]= N +1 (1 + r2 ) (1 + r1 ) N + N i = DV )[ (1 + r ) N i1 2 i = i, DVi2 ] (1 + r1 ) i = [ -I 2 + C1 DVi1, - I1 + + i (1 + r2 ) (1 + r2 ) N + (1 + r ) i =1 N DVi i + C2 ]. (1 + r1 ) N +1 (2.14) Задавшись приемлемым уровнем дискретизации по a на интервале принадлежности [0, 1], мы можем реконструировать результирующее нечеткое число NPV путем аппроксимации его функциии принадлежности mNPV ломаной кривой по интервальным точкам. Надо отдавать себе отчет в том, что при перемножении и делении треугольных нечетких чисел друг на друга результатом является число, не имеющее треугольного вида. Однако в большинстве случаев оказывается возможным привести NPV к треугольному виду, ограничиваясь расчетами по значимым точкам нечетких чисел исходных данных (провести операцию трианглизации). Это позволяет рассчитывать все ключевые параметры в оценке степени риска не приближенно, а на основе аналитических соотношений. Продемонстрируем возможность трианглизации на простом примере. Пусть интервал проекта – год, всего 10 лет проекта, ставка дисконтирования колеблется в пределах от 10% до 20% годовых. Тогда фактор дисконтирования 1/(1+[0.1..0.2])10 представлен на рис. 2.3:

Рис. 2.3. Функция принадлежности числа 1/(1+[0.1..0.2]) Видим, что передний фронт функции принадлежности постепенно становится вогнутой функцией, а задний фронт функции – выпуклой функцией. Но в нашем случае эта возникшая кривизна практически незаметна, и ею легко можно пренебречь. Другое дело, если ставка дисконтирования увеличится в три раза (например, в связи с инфляцией). Тогда кривизна функции принадлежности уже вполне заметна (рис. 2.4), и решение - проводить трианглизацию или нет, - остается за разработчиком модели и заисит от необходимой точности при оценке риска неэффективности инвестиций.

Рис. 2.4. Функция принадлежности числа 1/(1+[0.3..0.6]) Но мы видим, что для стандартных низкоинфляционных рыночных условий кривизна функции принадлежности фактора дисконтирования является незначительной, и трианглизация возможна и оправдана.

2.2.3. Метод оценки риска неэффективности проекта Перейдем к изложению метода оценки собственно риска инвестиций. На рис. 2.5 представлены функции принадлежности NPV и критериального значения G.

Рис. 2.5. Соотношение NPV и критерия эффективности G Точкой пересечения этих двух функций принадлежности является точка с ординатой a1. Выберем произвольный уровень принадлежности a и определим соответствующие интервалы [NPV1, NPV2] и [G1, G2]. При a > a1 NPV1 > G2, интервалы не пересекаются, и уверенность в том, что проект эффективен, стопроцентная, поэтому степень риска неэффективности инвестиций равна нулю. Уровень a1 уместно назвать верхней границей зоны риска. При 0 a a1 интервалы пересекаются.

Рис. 2.6. Зона неэффективных инвестиций На рис. 2.6 показана заштрихованная зона неэффективных инвестиций, ограниченная прямыми G = G1, G = G2, NPV = NPV1, NPV = NPV2 и биссектрисой координатного угла G = NPV. Взаимные соотношения параметров G1,2 и NPV1,2 дают следующий расчет для площади заштрихованной плоской фигуры:

0, G 2 NPV1 2 (G 2 - NPV1 ), G 1 < NPV1 < G 2 NPV2 2 ( G 1 - NPV1 ) + (G 2 - NPV1 ) (G 2 - G 1 ), NPV1 G 1 < G 2 NPV2 2 Sa = (G 2 - NPV2 ) + (G 2 - NPV1 ) (NPV - NPV ), G NPV < NPV G 2 1 1 1 2 2 2 2 (G - G )(NPV - NPV ) - (NPV2 - G 1 ), NPV G NPV G 1 2 1 1 1 2 2 2 2 (G - G )(NPV - NPV ), NPV G 1 2 1 2 1 (2.15) Поскольку все реализации (NPV, G) при заданном уровне принадлежности a равновозможны, то степень риска неэффективности проекта j(a) есть геометрическая вероятность события попадания точки (NPV, G) в зону неэффективных инвестиций: () = S, (G 2 - G 1 ) ( NPV2 - NPV1 ) (2.16) где Sa оценивается по (2.15). Тогда итоговое значение степени риска неэффективности проекта:

V & M = j ()d (2.17) В важном частном случае (см. рис. 2.7), когда ограничение G определено четко уровнем G, то предельный переход в (2.16) при G2 ® G1 = G дает:

Рис. 2.7. Точечная нижняя граница эффективности 0 G - NPV1 j (a ) = NPV 2 - NPV1, при G < NPV1, при NPV1 G NPV2,, при G > NPV a = [0, 1].

(2.18) Для того, чтобы собрать все необходимые исходные данные для оценки риска, нам потребуется два значения обратной функции mNPV-1(a1). Первое значение есть G (по определению верхней границы зоны риска a1), второе значение обозначим G'. Аналогичным образом обозначим NPVmin и NPVmax - два значения обратной функции mNPV-1(0). Также введем обозначение NPVav - наиболее ожидаемое значение NPV. Тогда выражение для степени инвестиционного риска V&M, с учетом (2.18) и длинной цепи преобразований (простейший случай таких преобразований приведен в п. 2.2.5 настоящей работы), имеет вид: 0, G < NPVmin 1 - 1 ln(1 - 1 )), NPVmin G < NPVav R (1 + 1 V&M = 1 - 1 1 - (1 - R) (1 + ln(1 - 1 )), NPVav G < NPVmax 1 1, G NPVmax G - NPVmin, G < NPVmax, R = NPVmax - NPVmin 1, G NPVmax (2.19) где (2.20) 0, G < NPVmin G - NPVmin, NPVmin G < NPVav NPVav - NPVmin 1, G = NPVav 1 =. NPVmax - G, NPVav < G < NPVmax NPVmax - NPVav 0, G NPVmax Исследуем выражения (2.19) – (2.21) для трех частных случаев:

(2.21) 1. При G = NPVmin (предельно низкий риск) R = 0, a1 = 0, G' = NPVmax, и предельный переход в (2.19) дает V&M = 0. 2. При G = G' = NPVav (средний риск) a1 = 1, R = (NPVmax - NPVav)/(NPVmax NPVmin), предельный переход в (2.19) дает V&M = (NPVmax - NPVav)/(NPVmax NPVmin).

79 3. При G = NPVmax (предельно высокий риск) P = 0, a1 = 0, G' = 0, и предельный переход в (2.19) дает V&M = 1. Таким образом, степень риска V&M принимает значения от 0 до 1. Каждый инвестор, исходя из своих инвестиционных предпочтений, может классифицировать значения V&M, выделив для себя отрезок неприемлемых значений риска. Возможна также более подробная градация степеней риска. Например, если ввести лингвистическую переменную "Степень риска" со своим терм-множеством значений {Незначительная, Низкая, Средняя, Относительно высокая, Неприемлемая}, то каждый инвестор может произвести самостоятельное описание соответствующих нечетких подмножеств, задав пять функций принадлежности m*(V&M). Описание метода анализа эффективности инвестиций в нечеткой постановке с оценкой степени риска ошибки инвестиционного решения - завершено. Рассмотрим простой пояснительный пример.

2.2.4. Пример оценки риска инвестиций Исходные данные проекта: N = 2, I = (1, 1, 1) - точно известный размер инвестиций, r = (0.1, 0.2, 0.3), DV1 = DV2 = DV = (0, 1, 2), C = (0, 0, 0) - остаточная стоимость проекта нулевая, G = (0, 0, 0) - критерием эффективности является неотрицательное значение NPV. Результаты расчетов по формуле (2.14) для уровней принадлежности a = [0, 1] с шагом 0.25 сведены в таблицу 2.7.

Таблица 2.7. Результаты расчетов эффективности проекта Интервалы достоверности по уровню принадлежности a для: a r NPV DV 1 [0.2, 0.2] [1, 1] [0.527, 0.527] 0.75 [0.175, 0.225] [0.75, 1.25] [0.112, 1.068] 0.5 [0.15, 0.25] [0.5, 1.5] [-0.280, 1.438] 0.25 [0.125, 0.275] [0.25, 1.75] [-0.650, 1.944] 0 [0.1, 0.3] [0, 2] [-1, 2.470] Аппроксимация функции mNPV (рис. 2.8) показывает ее близость к треугольному виду 0, x +1, 0.527 + 1 µ NPV (x) = 2.47 - x, 2.47 - 0.527 0, при x < - 1 при - 1 x < 0.527 при 0.527 < x 2.47 при x > 2.47, (2.22) 80 и этим видом мы будем пользоваться в расчетах.

Рис. 2.8. Приведение функции принадлежности к треугольному виду Пусть принято положительное решение об инвестировании капитала I. Тогда a1 = mNPV(0) = 0.655, G' = mNPV-1(a1) = 1.197, и, согласно (2.18) - (2.22), R = 0.288, V&M = 0.127. Продолжим рассмотрение расчетного примера. Пусть принято решение о начале инвестиционного процесса, и по результатам первого периода зафиксировано оборотное сальдо DV1 = 1 при фактически измеренной ставке дисконтирования r1 = 0.2. Тогда перерасчет интервальной оценки NPV по (2.14) дает: [NPV1, NPV2 ] = [-0.167 + DV21 DV22, - 0.167 + ]. 2 (1 + r2 ) (1 + r1 ) (2.23) Результаты расчетов по формуле (2.23) сведены в таблицу 2.8.

Таблица 2.8. Результаты расчетов эффективности проекта Интервалы достоверности по уровню принадлежности a для: a r NPV DV 1 [0.2, 0.2] [1, 1] [0.527, 0.527] 0.75 [0.175, 0.225] [0.75, 1.25] [0.333, 0.738] 0.5 [0.15, 0.25] [0.5, 1.5] [0.153, 0.967] 0.25 [0.125, 0.275] [0.25, 1.75] [-0.012, 1.227] 0 [0.1, 0.3] [0, 2] [-0.167, 1.489] Приведение NPV к треугольному виду дает:

81 0, x + 0.167, 0.527 + 0.167 µ NPV (x) = 1.489 - x, 1.489 - 0.527 0, при x < - 0.167 при - 0.167 x < 0.527 при 0.527 < x 1.489 при x > 1.489, (2.24) откуда a1 = mNPV(0) = 0.241, G' = mNPV-1(a1) = 1.257, и, согласно (2.18) - (2.21), R = 0.101, V&M = 0.013. Видим, что за счет снижения уровня неопределенности степень риска понизилась почти на порядок. Таким образом, у инвестора появляется эффективный инструмент контроля эффективности инвестиционного процесса. Из расчетов видно, что чем значительнее неопределенность в исходных данных, тем выше риск. Поэтому в ряде случаев инвестор просто обязан отказаться от принятия решения и предпринять дополнительные меры по борьбе с неопределеннностью. Чтобы знать, когда оправдан отказ от принятия решения, инвестору необходим измеритель неопределенности сложившейся информационной ситуации (неустойчивости проекта [35]). Логично производить такие измерения по показателю a1. Для случая полной определенности a1=0. Применительно к mNPV(x) вида (2.22) расчеты дают a11 = 0.655, а для mNPV(x) вида (2.24) a12 = 0.241 < a11. Инвестор опять же может интерпретировать значения a1 лингвистически, как и в случае лингвистической оценки степени риска, и таким образом обозначить для себя границу a1, за которой неопределенность перестает быть приемлемой.

2.2.5. Простейший способ оценки риска инвестиций Рассмотрим процесс бизнес-планирования в расплывчатых условиях, когда неопределенность исходных данных такова, что позволяет порождать интервальносимметричные оценки (например: минимум продаж – 5 млн. руб, максимум продаж – 10 млн. руб, среднее – (5+10)/2 = 7.5 млн. руб). Особенно характерна такая ситуация для эскизных бизнес-проектов, когда исходные данные содержат максимум неопределенности. Интервально-смимметричные расплывчатые параметры можно характеризовать уже не тремя, а двумя действительными числами: средним значением параметра и разбросом от среднего. Если все параметры бизнес-плана интервально-симметричные, то можно привести результирующий показатель эффективности бизнес-плана - чистую современную ценность проекта (NPV) - к интервально-симметричному виду, пренебрегая погрешностью, вносимой несимметричностью размытого фактора дисконтирования.

82 Обозначим NPVav – среднеожидаемое значение NPV, D - разброс NPV от среднего, т.е. D = NPVav – NPVmin = NPVmax – NPVav, NPV = NPVav±D. Введем коэффициент устойчивости бизнес-плана:

l = NPVav/D.

(2.25) Ясно, что чем выше коэффициент устойчивости бизнес-плана, тем надежнее принимаемое инвестиционное решение. При l ® разброса данных нет, и инвестиционный проект может быть принят к исполнению или отвергнут без риска ошибочного решения. Однако в реальности инвестиционного проектирования всегда существуют сценарии неблагоприятного развития событий, когда NPVmin = NPVav - D < 0, т.е. l < 1. При этом рациональные инвестиционные проекты предполагают положительный среднеожидаемый исход проекта, т.е. выполняется l > 0. Таким образом, мы исследуем риск инвестиционного проекта при исходном допущении об устойчивости проекта в пределах 0< l < 1. Воспроизведем вывод формулы для оценки риска проекта в простейшем случае, воспользовавшись результатами раздела 2.2.4 работы. Если NPV проекта – треугольное нечеткое число (NPVmin, NPVav, NPVmax), то риск проекта RE (Risk Estimation - ожидание того, что NPV<0) оценивается соотношениями:

RE = j ()d, (2.26) где 0 - NPV1 j (a ) = NPV 2 - NPV1, при 0 < NPV1, при NPV1 0 NPV2,, при 0 > NPV2 (2.28) (2.29) (2.30) a = [0, 1].

(2.27) NPV1 = NPVmin + a (NPVav - NPVmin), NPV2 = NPVmax - a (NPVmax – NPVav), a1 = - NPVmin / (NPVav - NPVmin).

Обозначим 83 l = - NPVmin, m = NPVav - NPVmin, q = NPVmax – NPVmin. Тогда (2.26) приобретает вид:

RE = j ()d = 0 1 (2.31) q(1 - a )da = q a l - ma m l-m ln(1 - a 1 ) = q NPVav NPVav - NPVmin = + ln NPVmax - NPVmin NPVmax - NPVmin NPVav - NPVmin С учетом симметричности оценок имеем:

.

(2.32) RE = D - NPVav NPVav NPVav 1 l + ln = + (ln l - 1) 2D 2D D (2.33) Это и есть простейшее соотношение для оценки риска. На рис. 2.9 показана зависимость степени риска проекта от коэффициента устойчивости бизнес плана:

Рис. 2.9. Зависимость степени риска проекта от устойчивости бизнес-плана Из рис. 2.9 можно видеть, что приемемый риск проекта составляет до 10% (риск-функция возрастает медленно, почти линейно). При риске от 10% до 20% наблюдается пограничная ситуация, а при риске свыше 20% функция риска растет неумеренно, а сам риск перестает быть приемлемым. Такие субъективные оценки приемлемости риска приводят к нормативам вида таблицы 3.3 (для оценок первого столбца табл.3.3 решалось уравнение вида (3.26) относительно l: PE = 10%...20% ):

Таблица 2.9. Уровень риска и риск-статус проекта Уровень риска проекта Значение l 0.44 - 1 <10% 0.25 – 0.44 10% - 20% 0 – 0.25 > 20% Риск-статус проекта Приемлемый риск Пограничный риск Неприемлемый риск 84 Теперь можно очень просто, без применения наукоемких методик, за один шаг определять риск-статус инвестиционного проекта. Посмотрим это на двух примерах.

Пример 1. По результатам финансового анализа бизнес-плана получена треугольная интервально-симметричная оценка NPV = (-40, 40, 120) тыс. евро, или, что то же самое, NPV = 40± 80 тыс. евро. Определить риск-статус проекта. Решение. l = 40/(120-40) = 0.5 > 0.44. Риск проекта – приемлемый (7.7%). Пример 2. Возьмем за основу данные примера предыдущего пункта 2.2.4 работы (таблица 2.7). Там NPV = (-1, 0.527, 2.470) – несимметричное треугольное число. Рассмотреть варианты оценки риска по простейшей методике. Решение. Найдем два параметра симметричных треугольных чисел, строящихся на основании исходного: · среднее значение (-1 + 2.47)/2 = 0.735 > 0.527 треугольного числа для нижней оценки риска. Тогда NPV = (-1, 0.735, 2.47) = 0.735±1.735, l = 0.424, по этой оценке риск проекта признается пограничным (10.6%);

· верхнее значение 2*0.527-(-1) = 2.054 < 2.47 треугольного числа для верхней оценки риска. Тогда NPV = (-1, 0.527, 2.054) = 0.527±1.527, l = 0.345, по этой оценке риск проекта также признается пограничным (14.4%).

Таким образом, найдена двусторонняя оценка риска, которая приводит к однозначному результату распознавания качественного уровня риска в обоих случаях. Все это говорит о том, что зачастую двусторонние оценки, полученные с применением простейших методов и калькулятора, могут заменить оценки, для которых необходимо использовать более трудоемкие методики и специализированное программное обеспечение. 2.2.6. Оценка риска проекта по NPV произвольно-нечеткой формы В ряде случаев треугольная форма оценки NPV не может быть обоснована, и приведение нечеткого числа NPV к треугольному виду (операция трианглизации) невозможно. Продемонстрируем возможность (невозможность) трианглизации на простом примере. Пусть интервал проекта – год, всего 10 лет проекта, ставка дисконтирования колеблется в пределах от 10% до 20% годовых. Тогда фактор дисконтирования 1/(1+[0.1..0.2])10 представлен на рис. 2.10:

Рис. 2.10. Функция принадлежности числа 1/(1+[0.1..0.2]) Видим, что передний фронт функции принадлежности постепенно становится вогнутой функцией, а задний фронт функции – выпуклой функцией. В случае рис. 2.10 эта возникшая кривизна практически незаметна, и ею легко можно пренебречь. Другое дело, если ставка дисконтирования увеличится в три раза (например, в связи с инфляцией). Тогда кривизна функции принадлежности уже вполне заметна (рис. 2.11), и решение проводить трианглизацию или нет, - остается за разработчиком модели и зависит от необходимой точности при оценке риска неэффективности инвестиций.

Рис. 2.11. Функция принадлежности числа 1/(1+[0.3..0.6]) Если фактор дисконтирования не является треугольным числом, тогда и NPV не является треугольным числом. Поэтому соотношения для оценки риска, приведенные нами в предыдущих разделах работы, применены быть не могут. В то же время оказывается возможным записать формулу для оценки риска инвестиций для случая NPV в форме произвольного нечеткого числа. Зададим шаг дискретизации по уровню принадлежности Da (например, Da=0.1) и введем сегментный набор нечеткого числа как набор интервалов количеством N a ® [NPV1a, NPV2a ] (2.34) для заданного уровня принадлежности a (для Da=0.1 число интервалов принадлежности N = 11 = 1/Da+1, при a = 0..1). Такой сегментный способ задания произвольного нечеткого числа является общеупотребительным.

86 Таже возможно задать нечеткое число и функционально. Характерным примером являются числа (L-R)-типа [320], вид функции принадлежности которых представлен на рис. 2.12. Частным случаем чисел (L-R)-типа являются треугольные нечеткие числа.

m ( x) x a -a a a+b Рис. 2.12. Вид функции принадлежности нечеткого числа ( L - R ) -типа Но далее мы будем использовать только сегментное представление числа, к которому можно перейти, в частности, от функционального представления, - как самый общий вид задания нечеткого числа. Выше нами показано, что если NPV задан треугольным числом, то риск инвестиций определяется по формуле: Risk = j ()d 0 A, (2.35) где 0 G - NPV 1a j (a ) = NPV 2a - NPV1a, при G < NPV1a, при NPV1a G NPV2a,, при G > NPV2a a = [0, 1], (2.36) G – предустановленный плановый уровень NPV, ниже которого проект становится неэффективным, NPV1a, NPV2a - сегментно-интервальные функции, полученные на основе функции принадлежности треугольного нечеткого числа в каждой точке a, а А =mNPV(G). Перейдем от (2.35)-(2.36) к записи для NPV произвольного вида. Пусть a = ai = iDa, i = 0..N.

(2.37) Тогда запись (2.36) остается без изменений, а (2.35) преобразуется к дискретному виду:

Risk = j ( i ) D.

i =1 N - (2.38) Рассмотрим простейший пример. Пусть NPV задано сегментно табл.2.10 и рис. 2.13:

Табл. 2.10. Сегментное задание NPV (Da=0.1) ai NPV1a NPV2a 0 -10.9 52.5 0.1 -10.0 44.7 0.2 -9.0 37.7 0.3 -7.9 31.6 0.4 -6.7 26.2 0.5 -5.3 21.4 0.6 -3.8 17.1 0.7 -2.1 13.4 0.8 -0.2 10.0 0.9 2.0 7.0 1 4.3 4. j(ai) 0.172 0.183 0.193 0.200 0.203 0.199 0.180 0.134 0.016 0.000 0. В качестве норматива эффективности инвестиций примем G = 0, т.е. для того, чтобы считать инвестиции эффективными, должно выполняться условие NPV>0 (наиболее распространенный критерий эффективности инвестиций).

Рис. 2.13. NPV в соответствии с табл. 2. Тогда результат расчетов по формуле (2.36) приведен в последней колонке табл.2.10, и итоговое значение риска Risk на основе (2.38) составляет 0.148 (15%). Для сравнения: если интерпретировать NPV треугольным нечетким числом (-10.9, 4.3, 52.5), то оценка риска инвестиций по формулам (2.35) – (2.36) дает Risk = 0.086 (9%), т.е. в полтора раза меньше. Такое снижение риска возникает за счет снижения вогнутости переднего фронта числа и снижения выпуклости заднего фронта числа. В обоих случаях последствием является снижение риска, что, вообще говоря, приводит к его недооценке по сравнению с более корректным, хотя и приближенным, методом расчета. Полученное расхождение оценок как раз и свидетельствует в пользу того, что приведение оценки NPV к треугольному виду – это операция, требующая обоснования.

88 Если расхождение оценок рисков инвестиций по проекту, полученных двумя способами, велико, то трианглизация незаконна. На самых ранних этапах оценки проекта можно судить о том, будет NPV близок к треугольному виду или нет, по характеру нечеткого числа фактора дисконтирования. Если при сценарном изменении числа лет проекта и ставки дисконтирования (треугольное число) в некоторых пределах (близких к расчетным) фактор дисконтирования близок к треугольному виду, тогда можно ожидать результирующий NPV также треугольным, и усложнения расчетов не требуется. Если же форма числа фактора дисконтирования искривляется по переднему и заднему фронтам, то нужно переходить к расчетам в сегментной форме, по правилам мягких вычислений, и тогда производить оценку риска инвестиций по формулам, здесь предлагаемым. Полагаем, что теперь оценка риска инвестиционного проекта при любых способах задания денежных потоков проекта (в виде треугольных последовательностей или последовательностей произвольного вида) не представляет никакого труда. 2.2.7. Риск-функция инвестиционного проекта Пусть по результатам инвестиционного анализа проекта нам известен вид некоего результирующего показателя инвестиционного проекта (далее, без нарушения общности изложения, будем считать, что показателем эффективности инвестиционного проекта является NPV). Предположим также, что, в связи со значительной неопределенностью исходных данных проекта, показатель NPV может быть представлен одним из нижеследующих способов: 1) как интервальное значение NPV = [NPVmin, NPVmax];

2) как треугольно-симметричное нечеткое число NPV = NPVav ± D;

3) как треугольное число произвольного вида NPV = (NPVmin, NPVav, NPVmax);

4) как нечеткое число произвольного вида NPV = {NPVa;

a® [NPVamin, NPVamax]}, т.е. как набор интервалов по каждому выбранному уровню принадлежности a. Для всех четырех случаях задания NPV мы имеем точные и приближенные аналитические методы оценки риска инвестиций Risk(G), как возможности того, что по результатам инвестиционного процесса значение NPV окажется ниже предустановленного граничного уровня G: Risk (G) = Poss (NPV

0 G - NPV min Risk(G) = NPV max - NPVmin, при G < NPVmin, при NPVmin G NPVmax., при G > NPVmax (2.40) Вид риск-функции (2.40) представлен на рис. 1:

Рис. 2.14. Риск функция вида (2.40).

Видно, что с ростом ограничения риск проекта возрастает линейно, что как раз свидетельствует об интервальном характере неопределенности. Если об NPV известно что-то большее, чем интервал возможных значений, то риск-функция ведет себя нелинейно, что будет видно из последующих примеров.

Пример 2. NPV = 20 ± 30 – треугольно-симметричная оценка. Найти Risk (G). Решение 2. Этот вид оценки необычайно распространен в предварительных эскизных расчетах по проекту. Обычно проектант ориентируется на некоторый среднеожидаемый уровень эффективности, рассматривая отклонения от ожидаемого среднего как разброс плюс-минус дельта.

90 В самом общем виде риск-функция для NPV вида треугольного числа, как мы показали ранее, считается по формуле:

0, G < NPV min 1 - 1 R (1 + ln(1 - 1 )), NPV min G < NPV av 1, R isk (G ) = 1 - 1 1 - (1 - R) (1 + ln(1 - 1 )), NPV av G < NPV max 1 1, G NPV max (2.41) где G - NPVmin, G < NPVmax R = NPVmax - NPVmin, 1, G NPVmax (2.42) 0, G < NPVmin G - NPVmin, NPVmin G < NPVav NPVav - NPVmin 1, G = NPVav 1 =. NPVmax - G, NPVav < G < NPVmax NPVmax - NPVav 0, G NPVmax В данном треугольно-симметричном случае выполняется:

D = NPVav – NPVmin = NPVmax – NPVav, (2.43) (2.44) а риск-функция имеет вид рис. 2.15:

Рис. 2.15. Риск функция вида (2.41) для симметричного случая Для данного случая видно, что риск-функция имеет центрально-симметричный вид, с центром симметрии в точке (NPVav, 50%). При этом можно выделить три качественных участка функции: · медленный рост, примерно до точки (13, 20%);

· · бурный рост, примерно до точки (27, 80%);

насыщение.

Качественно порог (Gstop, 20%) является очень важным и характеризует границу между условно-приемлемыми и неприемлемыми значениями риска проекта (Gstop = Risk-1(20%) = 13 уместно называть порогом приемлемого риска для треугольносимметричных NPV). Таким образом, следует оценивать чувствительность проекта к колебаниям внешних требований к его эффективности, и самый предпочтительный способ такой оценки – качественный, лингвистический. Если, далее, классифицировать условно-приемлемые уровни риска на приемлемые и пограничные, то можно в первом приближении выделить уровень 10%-ого риска как межевой. Соответствующее значение Galert = Risk-1(10%) = 7 следует назвать алертным порогом, т.е. таким, когда необходимо вырабатывать предупреждение о переходе от приемлемых уровней риска проекта к пограничным. С самой общей точки зрения, задача классификации уровней риска проекта с точки зрения их допустимости – это задача гранулирования [209, 319] уровня G, т.е. выделения однотипных кластеров, характеризующихся общим лингвистическим описанием. Здесь мы провели четкое гранулирование уровней (NPVmin, Galert, Gstop, NPVmax). Такое гранулирование может быть и нечетким, например, с применением трапециевидных функций принадлежности.

Пример 3. NPV = (-10, 10, 50) – треугольная оценка общего вида. Найти Risk (G). Решение 3. По сравнению с примером 2, мы сместили вершину треугольного числа влево по оси абсцисс. Соответственно, риск проекта должен возрасти. Так оно и происходит. Применяя (2.41), получаем Risk (0) = 5.3% > 3.2% (по примеру 2). А риск-функция проекта имеет вид:

Рис. 2.16. Риск функция вида (2.41) для несимметричного случая Разумеется, вся симметрия функции, характерная для примера 2, пропадает. Также смещаются влево по оси абсцисс уровни Galert = 3 < 7 и Gstop = 7.5 < 13. То есть по всему видно, что проект примера 3 значительно более напряженный по риску, чем проект примера 2.

Для несимметричного треугольного числа NPV = (-10, 10, 50) существует двусторонняя оценка риска для треугольно-симметричных чисел NPV1 = (-10, 10, 30) и NPV2 = (-10, 20, 50). Соответственно, Risk1 (0) = 7.7% > Risk (0) = 5.3% > Risk2 (0) = 3.2%. (2.45) Пример 4. NPV представлено треугольным числом общего вида (таблица 2.11): Табл. 2.11. Сегментное задание NPV (Da=0.1) ai NPV1a NPV2a 0 -10.9 52.5 0.1 -10.0 44.7 0.2 -9.0 37.7 0.3 -7.9 31.6 0.4 -6.7 26.2 0.5 -5.3 21.4 0.6 -3.8 17.1 0.7 -2.1 13.4 0.8 -0.2 10.0 0.9 2.0 7.0 1 4.3 4. Найти Risk (G).

Решение 4. В разделе 2.2.6 работы нами доказано, что:

Risk (G) = j ( i ) D, (i) (2.46) где 0 G - NPV 1a j (a ) = NPV 2a - NPV1a, при G < NPV1a, при NPV1a G NPV2a,, при G > NPV2a a = [0, 1].

(2.47) В действительности, приближение (2.46) есть не что иное как обобщение на случай счетного множества интервалов принадлежности. С уменьшением уровня дискретизации Da точность оценки (2.46) возрастает. Число NPV, согласно таблице 2.11, представлено на рис. 2.17, а риск-функция Risk (G), оцененная по (2.46), - на рис. 2.18.

Рис. 2.17. NPV по табл. 2. Рис. 2.18. Риск функция вида (2.46) для примера 2.3. Нечетко-множественные модельные описания в стратегическом планировании корпораций Крупные многопрофильные компании (далее по тексту работы – Корпорации), проводящие согласованный бизнес по всему миру, очень часто применяют в стратегическом планировании матричную структуру. По строкам такой матрицы расположены страны, где ведется бизнес, а по столбцам – направления бизнеса, являющиеся для Корпорации профильными. На пересечении строки и столбца формируется бизнес-единица с двойным подчинением: региональному менеджменту, с одной стороны, и руководству бизнес-направления Корпорации, с другой стороны. Специфика стратегического планирования в таких сложных экономических системах, как Корпорации, состоит в оптимизации одновременно двух бизнес-портфелей: регионального портфеля и портфеля направлений. При этом: · в качестве критериев оптимимзации бизнес-портфелей выступают не только классические факторы экономической эффективности (продажи, прибыль, экономическая добавленная стоимость и т.д.), но и факторы ожидаемых перспектив бизнеса, рассматриваемые с точки зрения его жизненного цикла;

· стратегическое планирование носит многоуровневый характер и протекает, с одной стороны, на уровнях региональных сообществ Корпорации, а, с другой стороны, на уровнях бизнес-направлений Корпорации;

· планирование развивается в условиях максимума неопределенности относительно рыночных факторов. При этом присутствует неопределенность двух видов: а) непределенность при качественном распознавании текущего количественного уровня факторов;

б) неопределенность прогнозных значений параметров стратегического плана.

В этом разделе работы предлагается ряд вариантов учета неопределенности при стратегическом планировании, с применением формализмов теории нечетких множеств. Для примера рассмотрим простейший стратегический план регионального сообщества Корпорации за текущий финансовый год в предположении, что само региональное сообщество (далее по тексту статьи - Компания) представляет собой трехуровневую иерархическую систему: Компания содержит в своем составе несколько департаментов (бизнес-единицы в стратегическом плане Корпорации), а в сами департаменты входят несколько локальных однопрофильных бизнес-направлений. Стратегическое планирование в Компании проводится на всех трех уровнях: по локальным бизнеснаправлениям, по департаментам и по Компании в целом. При этом целесообразно, чтобы для безболезненного агрегирования информации структура планов на всех выделенных уровнях иерархии была однотипной.

· · · · В состав стратегического плана обычно включаются следующие основные блоки: макроэкономический блок, описывающий внешнее окружение бизнеса;

маркетинговый блок, описывающий рынок бизнесов и конкуренцию на нем;

финансовый блок, в котором собраны все финансовые показатели планируемого объекта;

блок решений, в котором фиксируются мероприятия по совершенствованию бизнеса, сроки их проведения и ответственные лица.

Далее по ходу изложения раздела мы рассмотрим характерные и вполне уместные варианты применения нечетких описаний для каждого выделенного блока (за исключением блока решений, где математика уже не участвует). 2.3.1. Макроэкономический блок. PETS-анализ В ходе первичного анализа макроэкономического окружения бизнеса часто применяется четырехсоставная PETS-модель (P – Political & Legal, E – Economic, T – Technological, S – Social) по группам условий: политические и правовые, экономические, технологические и социальные соответственно. В модели рассматривается возможность (ожидаемость) возникновения событий соответствующей направленности, которые рассматриватриваются как возможность или риск для данного бизнеса. Часто руководителей бизнеса, ответственных за разработку стратегического плана, менеджеры высших звеньев склоняют к тому, чтобы определять вероятности наступления событий количественно. Конечно, для такой количественной оценки нет никаких оснований. Сам термин «вероятность» в таком употреблении не 95 выдерживает критики, потому что единичные неоднородные по происхождению события не обладают статистикой, и говорить о частоте их возникновения невозможно. Сразу же напрашиваются два способа внедрения нечетких описаний в PETSмодель: · замена «вероятности» ожидаемостью, выраженной в качественных терминах «очень низкая ожидаемость», «низкая ожидаемость», «средняя ожидаемость», «высокая ожидаемость», «очень высокая ожидаемость». При этом самой ожидаемости не может быть сопоставлен количественный носитель;

· замена бинарной шкалы «возможность/риск для бизнеса» шкалой на 5 состояний: «скорее, возможность», «предположительно, возможность», «неопределенность», «предположительно, риск», «скорее, риск». Формирование поля событий (и их оценка) может производиться на основе экспертного опроса. Переход от результатов экспертного опроса к нечетким описаниям следует производить по схеме, предложенной в [10, 88] и рассмотренной нами в п. 1.3.4 настоящей диссертационной работы. 2.3.2. Маркетинговый блок. Анализ сильных и слабых сторон бизнеса Для оценки сильных и слабых сторон бизнеса (SWOT-анализ, S- Strength, WWeakness, O – Opportunities, T – Threats) можно использовать как количественные, так и качественные шкалы. Введем двухуровневую шкалу, содержащую ряд базовых факторов, которые в свою очередь, характеризуются наборами своих составляющих факторов. В качестве базовых факторов, характеризующих силу/слабость бизнеса, можно выбрать следующие: Техника, Качество, Затраты, Продажи, Цены, Сервис, Логистика. Составляющими факторами, например, по фактору «Продажи», являются: доступ к сложившимся каналам продаж, региональное присутствие, доступ к ключевым потребителям, реклама, квалификация персонала и т.д. Тогда агрегирование составляющих факторов на уровень базовых факторов может осуществляться на основе матричной схемы агрегирования, которая уже рассматривалась нами в разделе 2.1 настоящей работы, применительно к комплексному финансовому анализу предприятий.

Рассмотрим пример. Пусть базовый фактор определен двумя составляющими факторами с весами 0.6 и 0.4, причем уровень первого составляющего фактора определен экспертом как 0.8, а уровень второго составляющего фактора – как 0.5. Требуется качественно определить уровень базового фактора. Решение. Возьмем за основу набор функций принадлежности стандартной пятиуровневой классификации на 01-носителе. Функция принадлежности подмножества 96 «Высокий уровень фактора», определенная на 01-носителе х, имеет следующий аналитический вид: 0, 0 x < 0.55 10(x - 0.55), 0.55 x < 0.65. µ 4 (x) = 1, 0.65 x < 0.75 10(0.85 - x), 0.75 x < 0.85 0, 0.85 x <= (2.48) В свою очередь, функция принадлежности подмножества «Средний уровень фактора» имеет следующий аналитический вид: 0, 0 x < 0.35 10(x - 0.35), 0.35 x < 0.45. µ 3 (x) = 1, 0.45 x < 0.55 10(0.65 - x), 0.55 x < 0.65 0, 0.65 x <= (2.49) Соответственно, распознавание уровня дает, что первый составляющий фактор со степенью уверенности 0.5 является высоким, и с той же уверенностью – очень высоким. Распознавание уровня второго составляющего фактора дает однозначное признание этого уровня средним. Чтобы оценить силу/слабость бизнеса по базовому фактору, составим таблицу для вычисления SW по матричной схеме (таблица 2.12).

Таблица 2.12. Матрица для оценки SW Фак- ЗнаФункции принадлежности для уровней составляющих факторов: торы чиСредний Высокий Очень Очень Низкий моснизкий (m3) (m4) высокий (m5) (m2) ти (m1) 1 0.6 0 0 0 0.5 0.5 2 0.4 0 0 1 0 0 0.1 0.3 0.5 0.7 0.9 Узловые точки Тогда расчет по аналогии с (2.5) дает: SW = 0.6*(0.5*0.7+0.5*0.9) + 0.4*1*0.5 = 0.68, (2.50) что при распозновании по формуле (2.48) позиционирует уровень SW на 100% как высокий.

97 Изложение примера закончено. Аналогичным образом можно осуществить матричную свертку при переходе от частных показателей силы/слабости бизнеса по базовым факторам к интегральному показателю силы/слабости бизнеса. Нужно только определить веса базовых факторов в интегральной оценке. 2.3.3. Маркетинговый блок. Двумерный анализ «конкурентоспособность – перспективность» Пусть мы имеем два интегральных измерителя бизнеса: конкурентоспособность бизнеса и его перспективность. Тогда мы можем проводить анализ в рамках модели Shell/DPM 3х3, имеющей высокое практическое значение для стратегического планирования [56, 252]. Главный вывод, который можно сделать на основе модели – это позиционировать бизнес и тем самым определить его место и роль в совокупном портфеле бизнесов Компании.

Конкурентоспособность (А) можно измерять на основе следующих базовых факторов: · соотношение доли бизнеса и доли основного конкурента (RCP – Relative Competitive Position) – a1;

· распознаваемость имени Компании – a2;

· сила бренда бизнеса/Компании – a3;

· развитость дистрибьюторской сети – a4;

· технологические позиции бизнеса – a5. Перспективность бизнеса (B) можно измерять на основе следующих базовых факторов: · доля бизнеса в структуре департамента Компании – b1;

· темпы роста бизнеса – b2;

· интенсивность конкуренции с бизнесом на открытом рынке – b3;

· прибыльность бизнеса – b4;

· чувствительность бизнеса к бизнес-циклам – b5.

Всем перечисленным базовым факторам ai, bj можно сопоставить 01-носитель. Если исторически эти факторы измеряются на основе другой количественной шкалы (например, от 1 до 5), то можно совершить переход от существующей шкалы к 01носителю на основе простого линейного преобразования. Количественную оценку интегральных факторов A и B можно проводить в рамках стандартной матричной схемы оценки, но для распознавания уровня этих факторов следует применять не стандартную пятиуровневую 01-классификацию (рис. 2.1), а трехуровневую 01-классификацию (рис. 2.19), с подмножествами «Низкий уровень, Средний уровень, Высокий уровень» лингвистической переменной «Уровень фактора». Переход от пяти уровней к трем обусловлен тем, что модель Shell/DDM имеет размерность 3х3 (всего 9 позиций бизнеса).

Рис. 2.19. Трехуровневая 01-классификация Веса базовых факторов в интегральной оценке выбираются на основе дополнительных соображений. Одним из таких соображений может выступить принцип Фишберна, используемый в п. 2.2.2 настоящей работы.

Рассмотрим пример. Пусть интегральный фактор А бизнеса определен пятью базовыми факторами с системой весов и количественными уровнями, установленными таблицей 2.13, а интегральный фактор B этого же бизнеса определен пятью базовыми факторами с системой весов и количественными уровнями, установленными таблицей 2.14. Требуется качественно определить уровни интегральных факторов A и B на основании трехуровневой 01-классификации. Таблица 2.13. Матрица для оценки интегрального фактора А Фак- Зна- Функции принадлежности для уровней составляющих факторов: торы чиНизкий Средний Высокий Очень Очень мос- низкий (m1) (m2) (m3) (m4) высокий (m5) ти а1 0.3 0 0 0 0 1 а2 0.15 0 0 0 0 1 а3 0.15 0 0 0 0 1 а4 0.2 0 0 0 0 1 а5 0.2 0 0 0 0 1 0.1 0.3 0.5 0.7 0.9 Узловые точки Таблица 2.14. Матрица для оценки интегрального фактора B Фак- Зна Функции принадлежности для уровней составляющих факторов: торы чиНизкий Средний Высокий Очень Очень мос- низкий (m1) (m2) (m3) (m4) высокий (m5) ти b1 0.15 0 0 0 0 1 b2 0.3 0 0 0 0 1 b3 0.15 0 0 0 0 1 b4 0.25 0 0 0 0 1 b5 0.15 0 0 0 0 1 0.1 0.3 0.5 0.7 0.9 Узловые точки Решение. При распознавании мы взяли за основу набор функций принадлежности вида рис. 2.19. Функция принадлежности подмножества «Высокий уровень фактора», определенная на 01-носителе х, имеет следующий аналитический вид:

0, 0 x < 0.6 µ 3 (x) = 5(x - 0.6), 0.6 x < 0.8. 1, 0.8 x (2.51) В свою очередь, функция принадлежности подмножества «Средний уровень фактора» имеет следующий аналитический вид: 0, 0 x < 0.2 5(x - 0.2), 0.2 x < 0.4 µ 2 (x) = 1, 0.4 x < 0.6. 5(0.8 - x), 0.6 x < 0.8 0, 0.8 x <= 1 Соответственно, выполняется:

m1(х) = 1 - m2(х) - m3(х).

(2.52) (2.53) Расчет применительно к таблицам 2.13 и 2.14 дает: A =0.3*0.3 + 0.15*0.9 + 0.15*0.7 + 0.2*0.7 + 0.2*0.9 = 0.65, B = 0.15*0.9 + 0.3*0.3 + 0.15*0.5 + 0.25*0.7 + 0.15*0.7 = 0.58, что при распозновании по формулам (2.51), (2.52) позиционирует: (2.54) (2.55) · · уровень А на 25% как высокий и на 75% как средний;

уровень B на 100% как средний.

Изложение примера завершено. Теперь, распознав уровни А и B, можно позиционировать бизнес в соответствии с моделью Shell/DDM. В таблицу 2.15 сведены позиции модели [56, 252] и возможные стратегии ведения бизнеса.

Таблица 2.15. Позиции бизнеса в соответствии с моделью Shell/DDM № Уровни Наименование позиции и Возможные стратегии бизнеса фактократкая характеристика ров по показателям А В Продолжать инвестирование в бизнес, 1В В Лидер бизнеса Отрасль привлекательна и пока отрасль продолжает расти, для того, предприятие имеет в ней чтобы защитить свои ведущие позиции;

сильные позиции, являясь потребуются большие капиталовложения лидером;

потенциальный рынок (больше, чем может быть обеспечено за велик, темпы роста рынка - счет собственных активов);

продолжать высокие;

слабых сторон инвестировать, поступаясь сиюминутной предприятия, а также явных выгодой во имя будущих прибылей. угроз со стороны конкурентов не отмечается. 2В Ср Стратегия роста Стараться сохранить занимаемые Отрасль умеренно позиции;

позиция может обеспечивать привлекательна, но предприятие необходимые финансовые средства для занимает в ней сильные самофинансирования и давать также позиции. Такое предприятие дополнительные деньги, которые можно является одним из лидеров, инвестировать в другие перспективные находящемся в зрелом возрасте области бизнеса. жизненного цикла данного бизнеса. Рынок является умеренно растущим или стабильный с хорошей нормой прибыли и без присутствия на нем какого-либо другого сильного конкурента. Бизнес, попадающий в эту клетку, 3В Н Стратегия генератора является основным источником дохода денежной наличности Предприятие занимает предприятия. Поскольку никакого достаточно сильные позиции в развития данного бизнеса в будущем не непривлекательной отрасли. потребуется, то стратегия состоит в том, Оно, если не лидер, то один из чтобы делать незначительные лидеров здесь. Рынок является инвестиции, извлекая максимальный стабильным, но доход.

101 сокращающимся, а норма прибыли в отрасли снижающейся. Существует определенная угроза и со стороны конкурентов, хотя продуктивность предприятия высока, а издержки низки. 4 Ср В Стратегия усиления конкурентных преимуществ Предприятие занимает среднее положение в привлекательной отрасли. Поскольку доля рынка, качество продукции, а также репутация предприятия достаточно высоки (почти такие же как и у отраслевого лидера), то предприятие может превратиться в лидера, если разместит свои ресурсы надлежащим образом. Перед тем, как нести какие-либо издержки в данном случае необходимо тщательно проанализировать зависимость экономического эффекта от капиталовложений в данной отрасли. Продолжать бизнес с осторожностью Предприятие занимает средние позиции в отрасли со средней привлекательностью. Никаких особых сильных сторон или возможностей дополнительного развития у предприятия не существует;

рынок растет медленно;

медленно снижается среднеотраслевая норма прибыли.

Инвестировать, если бизнес-область стоит того, делая при этом необходимый детальный анализ инвестиций;

чтобы переместиться в позицию лидера, потребуются большие инвестиции;

бизнес-область рассматривается как весьма подходящая для инвестирования, если она может обеспечить усиление конкурентных преимуществ. Необходимые инвестиции будут больше, чем ожидаемый доход, и поэтому могут потребоваться дополнительные капиталовложения для дальнейшей борьбы за свою долю рынка.

Ср Ср Инвестируйте осторожно и небольшими порциями, будучи уверенным, что отдача будет скорой и постоянно проводите тщательный анализ своего экономического положения.

102 6 Ср Н Стратегия частичного свертывания Предприятие занимает средние позиции в непривлекательной отрасли. Никаких особо сильных сторон и фактически никаких возможностей к развитию у предприятия нет;

рынок непривлекателен (низкая норма прибыли, потенциальные излишки производственных мощностей, высокая плотность капитала в отрасли). Удвоить объём производства или свернуть бизнес” Предприятие занимает слабые позиции в привлекательной отрасли.

Поскольку маловероятно, что, попадая в эту позицию, предприятие будет продолжать зарабатывать существенный доход, постольку предлагаемой стратегией не развивать данный вид бизнеса, а постараться превратить физические активы и положение на рынке в денежную массу, а затем использовать собственные ресурсы для освоения более перспективного бизнеса.

Н В Инвестировать или покинуть данный бизнес. Поскольку попытка улучшить конкурентные позиции такого предприятия посредством атаки по широкому фронту потребовала бы очень больших и рискованных инвестиций, постольку она может быть предпринята только после детального анализа. Если устанавливается, что предприятие способно бороться за лидирующие позиции в отрасли, тогда стратегическая линия “удвоение”. В противном случае, стратегическим решение должно быть решение оставить данный бизнес. Никаких инвестиций;

всё управление должно быть сориентировано на баланс потока денежной наличности;

стараться удерживаться в данной позиции до тех пор, пока она приносит прибыль;

постепенно сворачивать бизнес. Поскольку компания, попадающая в эту клетку, в целом теряет деньги, необходимо сделать все усилия, чтобы избавиться от такого бизнеса, и чем скорее, тем лучше.

Н Ср Продолжать бизнес с осторожностью или частично свёртывать производство” Предприятие занимает слабые позиции в умеренно привлекательной отрасли. Стратегия свертывания бизнеса” Предприятие занимает слабые позиции в непривлекательной отрасли.

Н Н Схематически позиции модели сведены на рис. 2.20. Мы видим, что по условиям расчетного примера оцениваемый бизнес позиционируется по строке 5 таблицы 2.15 «Продолжать бизнес с осторожностью». При этом некоторое смещение в область высокой 103 конкурентноспособности (А+) говорит о том, что бизнес имеет нарастающие конкурентные преимущества, что, при наличии осторожных инвестиций, может позволить ему занять большую долю рынка продаж, т.е. увеличить массу прибыли.

Рис. 2.20. Позиционная матрица 3х3. Источник: [56] 2.3.4. Финансовый блок. Бизнес-план Как мы показали в разделе 2.2 настоящей диссертационной работы, все финансовые показатели за ряд лет в бизнес-плане уместно представлять в виде треугольно-нечетких последовательностей, характеризующих оптимистические, пессимистические и наиболее ожидаемые финансовые сценарии. Результирующие показатели бизнес-плана по итогам ряда лет (NPV, EVA нарастающим итогом, IRR и др.) приобретают в этой постановке задачи треугольно-нечеткий вид. Соответственно, это позволяет оценить риски - инвестиционной деятельности, срыва финансовых обязательств и т.д. – по методу оценки риска инвестиций, рассмотренного в разделе 2.2. настоящей работы. Например, если результирующий треугольный показатель Z = {Zmin, Zav, Zmax} в момент времени t должен быть больше уставочного значения P(t), то риск обратного события (срыва плана) вычисляется по формуле:

104 0, P(t) < Z min (t) 1 - 1 ln(1 - 1 )), Z min (t) P(t) < Z av (t) R (1 + 1 Risk(t) = 1 - 1 1 - (1 - R) (1 + ln(1 - 1 )), Z av (t) P(t) < Z max (t) 1 1, P(t) Z max (t) где P(t) - Z min, P(t) < Z max (t) R = Z max - Z min, 1, P(t) Z max (t) 0, P(t) < Z min (t) P(t) - Z min (t), Z min (t) P(t) < Z av (t) Z av (t) - Z min (t) 1, P(t) = Z av (t). 1 = Z max (t) - P(t), Z av (t) < P(t) < Z max (t) Z max (t) - Z av (t) 0, P(t) Z max (t) (2.56) (2.57) (2.58) В простейшем случае, для треугольно-симметричных результирующих факторов, можно использовать формулу для оценки риска из раздела 2.2.5 работы. Пусть Zav,= (Zmax+ Zmin,)/2, D = Zav – Zmin = Zmax – Zav, Z = Zav±D, l = Zav/D. Тогда (2.56) приобретает компактный вид:

Risk = 1 + (ln - 1). (2.59) (2.60) 2.4.

Выводы по главе Как мы показали в главе 2 работы, неопределенность, возникающая в ходе корпоративного финансового менеджмента, относится к трудноразличимому настоящему финансовых систем и к их труднопрогнозируемому будущему. При распознавании ситуаций и событий, относящихся к настоящему, уместно использовать нечеткие классификаторы и матричные схемы комплексирования данных, с получением интегральных оценок риска финансового менеджмента. Применительно к оценке перспективных уровней модельных переметров, целесообразно использовать формализмы треугольных нечетких последовательностей и функций. Тогда результирующие показатели эффективности финансового менеджмента также могут быть приведены к 105 треугольно-нечеткому виду, а риск недостижения плановых значений по результирующим показателям может быть оценен количественно. Так, в задаче комплексной оценки финансового состояния корпорации на основе нечеткой модели удалось построить матричную схему для агрегирования отдельных финансовых показателей в комплексный показатель, причем в ходе оценки учтена неуверенность эксперта в классификации уровня факторов. Такой подход позволяет эксперту наилучшим образом формализовать свои нечеткие представления, трансформировав язык слов в язык количественных оценок. Если эксперт хорошо знает корпорацию изнутри, то ему не составит никакого труда выделить именно те факторы, которые наиболее влияют на процессы потери платежеспособности (включая ошибки менеджмента), сопоставить этим факторам количественные показатели и пронормировать их. При этом, если эксперт затрудняется с классификацией, он может в ходе нормирования успешно применять нечеткие описания в том смысле, как это делается здесь. Дальнейшее – уже дело банальной арифметики. Опыт применения заявленного здесь подхода в самостоятельных работах студентов пятого курса СПбГУЭФ (Санкт-Петербург) по анализу ряда российских предприятий показал, что с точки зрения динамики комплексных показателей наш подход и подход Альтмана дает однотипные результаты (улучшение состояния корпорации по отдельным факторам вызывает падение степени риска банкротства этой корпорации, и наоборот). Ничего другого, разумеется, не следовало ожидать: оба метода предполагают монотонную зависимость уровня комплексного показателя от уровней от дельных факторов. Однако, если результаты подхода Альтмана не подлежат верификации (невозможно сказать, как коэффициенты, полученные на одной квазистатистике, пригодятся для другой), то в случае нашего метода мы сможем проверить, почему те или иные факторы принимают тот или иной качественный уровень, и как динамика этих уровней соотносится с динамикой комплексного показателя. С этой точки зрения наш метод прозрачен, а метод Альтмана – нет. Мы в своем изложении тщательно избегали ходового термина «вероятность банкротства», столь употребительного в литературе. Потому что если наличный контекст свидетельств не понимается как квазистатистика (а классической статистики нет, как мы понимаем), то нельзя говорить ни о классической, ни о субъективной вероятности. Если бы банкротства наблюдались как случайности, то эксперт не испытывал бы затруднения в классификации уровней тех или иных параметров, потому что имел бы представление о распределении тех или иных шансов, почерпнутых из отраслевой статистики. Но статистика «пляшет», поэтому эксперт не располагает устойчивыми связями и вынужден полагаться скорее на свое собственное чутье, нежели на слабо диагностируемую причинность. И поэтому все экспертные выводы должны содержать степень оценочной уверенности эксперта в правоте этого вывода. Наша методология позволяет эти оценки порождать и на их основе выводить результирующие нечеткие выводы (о риске банкротства эмитента, например).

106 Поэтому наш метод – это только инструмент, который в умелых руках будет звучать полноценно, а в неискушенных примется фальшивить. Это не свидетельствует против самого метода, а лишь характеризует предел его возможностей, предел, который является общим для любых методов экономического анализа. Предел этот - «дурная» рыночная неопределенность. Метод, названный нами V&M - метод комплексного финансового анализа, и предложенный здесь комплексный показатель финансового состояния предприятия, названный нами V&M - показатель, активно применяется в практике финансового анализа, будучи внедрен в программную модель «МАСТЕР ФИНАНСОВ: Анализ и планирование" (разработка консультационной группы «Воронов и Максимов»). Подробно этот программный продукт описан в главе 5 настоящей диссертационной работы. Аналогичным образом дело обстоит и в инвестиционном анализе на основе нечеткой модели бизнес-плана. Умея грамотно описать размытость исходных данных, мы логическим путем переходим к нечеткости результирующих показателей. Оценка инвестиционного риска - это оценка меры возможности неблагоприятных событий в ходе инвестиционного процесса, когда ожидаемость таких событий, задаваемая функцией принадлежности соответствующих нечетких чисел, известна или определяется специальными методами. Подход, основанный на нечеткостях, преодолевает недостатки вероятностного и минимаксного подходов, связанные с учетом неопределенности. Во-первых, здесь формируется полный спектр возможных сценариев инвестиционного процесса. Вовторых, решение принимается не на основе двух оценок эффективности проекта, а по всей совокупности оценок. В-третьих, ожидаемая эффективность проекта не является точечным показателем, а представляет собой поле интервальных значений со своим распределением ожиданий, характеризующимся функцией принадлежности соответствующего нечеткого числа. А взвешенная полная совокупность ожиданий позволяет оценить интегральную меру ожидания негативных результатов инвестиционного процесса, т.е. степень инвестиционного риска. В общем виде результирующие оценки эффективности инвестиционного проекта не имеют треугольного вида. Однако можно в подавляющем большинстве случаев обосновать возможности перехода к треугольным оценкам (процедуру трианглизации). В ходе развития метода оценки риска инвестиционных проектов выяснилось, что простейшая двусторонняя оценка риска позволяет сводить несимметричные треугольные оценки эффективности проекта. Также оказалось возможным получать оценки риска для произвольно размытых критериев эффективности инвестиционного проекта и строить соответствующие риск-функции. Метод, названный нами V&M-метод оценки риска инвестиций, и предложенный здесь показатель степени риска, названный нами V&M-показатель оценки риска инвестиций, использованы в разработанной консультационной группой "Воронов и Максимов" программной модели "МАСТЕР ПРОЕКТОВ: Предварительная оценка" и 107 широко применяются в автоматизированном инвестиционном анализе. Подробно этот программный продукт описан в главе 5 настоящей диссертационной работы. На уровне стратегического плана корпорации участвуют все предложенные в разделах 2.1 и 2.2 нечетко-множественные модели и методы анализа. Причем они хорошо адаптируются к оценке как количественных, так и качественных факторов. В частности, когда анализируется сила и слабость рынков соответствующих бизнесов, исходные данные по факторам бизнеса могут быть заданы как в количественной, так и в качественной форме. В последующем возможен переход от качественной оценки к количественному описанию фактора на основании соответствующих нечетких классификаторов, с одновременным переходом от нестандартных количественных носителей к стандартному 01-носителю посредством линейного преобразования. Система стратегического планирования ООО «Сименс Россия», в создании и внедрении которой диссертант принимал участие (в качестве бизнес-аналитика проекта), пока не содержит в своем составе нечетко-множественных описаний. Однако существует возможность существенной доработки этой программной системы и внедрения в нее моделей, изложенных в разделе 2.3 главы 2 работы.

3. Оценка эффективности и риска фондовых инвестиций 3.1. Недостаточность традиционных подходов к оценке инвестиционной привлекательности фондовых активов После августовского кризиса 1998 года спрос на научные работы в области фондового менеджмента в России исходил исключительно от западных компаний. При этом этот спрос был целевым и подразумевал большей частью исследования практического характера, направленные на разработку специализированных программ для работы на фондовом рынке, в том числе портфолио-менеджеров. Во время работы в компании Artificial Life Rus наше подразделение работало над портфолио-проектами для крупнейших мировых финансовых организаций, к которым относятся банк Credit Suisse First Boston, страховые компании LGT и UBS. Демонстрационная версия разработанного продукта находится на сайте [207]. Это поддержанный роботом (smart bot) портфолио-менеджер с широкой функциональностью. Работы над фондовыми компьютерными программами проходила в атмосфере мировой NASDAQ-эйфории, когда курсы акций высокотехнологичных компаний взлетали до заоблачных высот, акции традиционных отраслей стабильно росли до 30% в год в валюте, и ничто, казалось бы, не предвещало близкого краха. Но эта ситуация очень схожа с той, которая развивалась в России в 1994 году, во времена бурного роста акций АО «МММ». Никто, кроме самых осторожных аналитиков, не предвещал скорого краха рынка бумаг этой компании. Казалось, что в эту игру можно играть вечно. И точно так же иногда казалось, что акции высокотехнологичного сектора, в силу их необычайной привлекательности и перспективности, могут занять место альтернативной меры стоимости, выступить чуть ли не в качестве американской резервной валюты. Действительность быстро свела на нет эти химеры. В тон рынку выступала и наука. Большинству фондовых аналитиков виделось, что наступила эра процветания, базирующаяся на ценностях новой экономики. Все усматривали в неуклонном многолетнем росте фондовых индексов свидетельство особой синергии, когда новые технологии, оплодотворяя традиционные базовые отрасли и сектора экономики, вызывают в них бурный рост производительности труда, сжатие издержек и, соответственно, качественный скачок уровня прибыльности. Казалось, что прорывы в одном направлении в русле новой экономики должны будут вызвать немедленные прорывы на сопряженных фронтах этой экономики. Однако в действительности дело обстояло таким образом, что темпы роста курсов акций в новой экономике многократно опережали темпы роста прибылей в этой экономике (большая часть баснословно высоко оцененных компаний были даже убыточными). И в то же время влияние новой экономики на старую оказалось не столь масштабным, как хотелось бы ожидать. Поэтому масштабные ожидания аналитиков не оправдались. Хуже того: аналитики просто проспали тот момент, когда инвестор решил пересмотреть свои инвестиционные предпочтения и принялся фиксировать прибыль, 109 уходя с рынка. Стоило здравому смыслу хоть немного возобладать над эйфорией, - и финансовая пирамида на перегретых американских акциях начала осыпаться. И она осыпалась непрерывно в течение двух последних лет. Американский рынок похудел на 10 триллионов долларов. Отток инвестиций вызвал большие проблемы с заимствованиями длинных денег. Многие компании высокотехнологичного сектора вдруг с ужасом обнаружила, что структура их баланса неудовлетворительна, а занять денег на поправку дел негде. Началась целая цепь банкротств, поглощений, сворачивания бизнеса. Так, упомянутая уже компания Artificial Life Rus вынуждена была оставить лишь один свой офис в Гонконге, последовательно закрыв офисы в Швейцарии, Германии, России и США. И какого-то промежуточного финиша эта череда банкротств и скандалов достигла в 2002 году, с банкротством крупнейших корпораций Enron и WorldCom. Итак, финансовые аналитики просмотрели не только момент того, что мыльный пузырь новой экономики лопнул, но и момент смены целой макроэкономической парадигмы. Резкое ухудшение условий бизнеса, затяжная рецессия привели к тому, что экономика США (а вслед за ней и всего мира) вступила в фазу перерегулирования [271, 272]. Качественно сдвинулись оптимальные пропорции между инвестициями в долговые обязательства и инвестициями в акции. Владельцы акций стали требовать дополнительной доходности по акциям как премии за риск в условиях рецессии и корпоративных скандалов. Корпорации не смогли удовлетворить эти запросы в части прибыли, соответственно, инвестор проголосовал ногами, обеспечив требуемый ему уровень доходности через снижение цены тех активов, в которые планируется инвестирование. Американские финансовые аналитики беспомощно наблюдали за разаворачивающейся на их глазах драмой. Апофеозом беспомощности считается совет, выданный одним из крупнейших аналитиков США Эбби Коэн в 2001 г. – «сидеть тихо», т.е. следовать за рынком, ожидая коррекции рынка акций в сторону повышения. Со времен этого совета инвесторы потеряли еще 20% капиталов, инвестированных в акции. Стало вдруг ясно, что наступил масштабный кризис представлений о фондовом рынке. Рынок потерял привычное обличье, картина мира обновилась, новая непредсказуемость рынка вызвала потребность в ревизии всех ранее построенных моделей. То, что в свое время считалось приемлемым, перестало годиться куда бы то ни было. Теория оптимального портфеля Марковица [273], уже попадавшая в 70-е годы в немилость рыночных специалистов, вновь подверглась остракизму за «ложную [296]. Оказалась стационарность». Зашаталась теория Шарпа-Линтнера неработоспособной формула Блэка – Шоулза [213], что вызвало к жизни большое количество модификаций этой формулы [35]. Совсем недавно возникшая теория Value-atRisk [259] не избежала общей участи [253], попав под огонь критики с той же позиции, что и прочие теории. Методы GARCH/ARCH [216] прогнозировали только растущий рынок на данных растущего же рынка;

на рынке падающем предсказательная способность этих методов себя исчерпала. И, пожалуй, главное: перестала работать стационарная модель рыночного индекса как винеровского случайного процесса [222].

110 Наступило время возвращаться к базовым истинам, которые сохранили себя в неприкосновенности хотя бы на уровне словесных высказываний. В первую очередь это – золотое правило инвестирования, которое устанавливает пропорциональную зависимость между доходностью инвестиций и их риском. Рациональный фондовый портфель, построенный на по золотому правилу, называется монотонным [110]. В 2000 году американский монотонный фондовый портфель не существовал, потому что риск вложений в акции (ожидаемые возможные убытки) был несоизмеримо выше ожидаемой доходности при сохранении сценария роста рынка. Рациональный портфель того времени – 100% в государственных обязательствах – не был выдержан ни в одном из пенсионных фондов, ни в одной инвестиционной компании Америки. Можно списать это только на эйфорию инвесторов, частных и институциональных, на их веру в непрерывный и бесконечный прогресс, - и одновременно на неверие простым истинам, вроде золотого правила инвестирования. Следующая базовая истина – это равновесие инвестиционных предпочтений. Выбор осуществляется по результатам сопоставления уровней эффективности ряда инвестиционных альтернатив. Нарушение равновесия предпочтений влечет переток капитала. Если акции «перегреты», рационально выводить из них капитал, пренебрегая советами аналитиков вроде Эбби Коэн. Чем больше растут активы, находясь в противоречии с рациональными инвестиционными представлениями, тем выше риск их катастрофического падения, тем позже они могут быть включены в монотонный инвестиционный портфель. Большое значение для рациональных инвестиций является парадигмальный принцип. Различные исторические периоды хапрактеризуются своими инвестиционными пропорциями. Между отдельными парадигмами пролегает эпистемологический разрыв [83], который обесценивает для прогноза статистику, полученную в рамках предыдущей экономической парадигмы. Поэтому прогнозирование тенденций в рамках новой парадигмы должно опираться на самостоятельную экспертную модель. В свою очередь, эта экспертная модель должна содержать в своем составе классификатор состояний исследуемой рыночной среды (например, классификацию уровней финансовых показателей корпорации, как это продемонстрировано в главе 2 настоящей диссертационной работы). Разумеется, такая классификация не может быть точной, и поэтому лучше с самого начала делать ее размытой. Экспертная модель, построенная таким образом, представляет собой фундаментальный принцип для оценки текущего и перспективного состояния финансовых систем. Далее по тексту главы демонстрируется, как выработанные здесь принципы научного исследования фондового рынка смогли воплотиться в методах анализа инвестиционной привлекательности фондовых активов, оптимизации фондового портфеля, прогноза фондовых индексов.

3.2.

Рейтинг долговых обязательств субъектов РФ на основе нечетких моделей Применим то, что сделано в главе 2 работы, к исследованию кредитоспособности субъектов Российской Федерации. С недавних пор этот вопрос получил дополнительную актуальность. Дело в том, что с 2004 года накопительная составляющая трудовой пенсии, согласно закону [3], будет инвестироваться в разрешенные фондовые активы российских и зарубежных эмитентов, в том числе и в долговые обязательства субъектов РФ. И, чем лучше финансово-экономическое состояние региона, тем больше он, в принципе, может разместить своих обязательств. Следует ожидать, что в ближайшее время регионы, которые еще могут рассчитывать на инвестиции (таких в РФ чуть меньше половины), будут приводить свои бюджеты в относительный порядок, чтобы рассчитывать на дополнительные инвестиции. И им важно знать, что в оценке параметров регионального бюджета следует считать «хорошим», а что – «плохим», что следует поощрять, а с чем предстоит всемерно бороться. И, как всегда, встает вопрос о выработке единого показателя кредитоспособности региона. Все перечисленные задачи в настоящей работе нами решены. Для регионов, в отличие от предприятий, инвестиции имеют во многих случаях более важное значение, поскольку от них зависит не только рост экономического потенциала, но и состояние социальной сферы, определяющей в том числе и политическую ситуацию. Пенсионные капиталы, оставленные для инвестирования в регионах, - это, несомненно, фактор не только экономической, но и политической консолидации общества. Несмотря на то, что в стране имеется достаточно большое количество финансовых ресурсов, инвестиционная активность находится на недостаточном уровне. C одной стороны, регионы испытывают острую необходимость в привлечении инвестиций, а с другой стороны, инвесторы (в том числе банки) не готовы к активному вложению средств в регионы. И это понятно, т.к. существует дефолтный риск, который гораздо больше, чем в случае гособязательств. Известно уже множество примеров срыва выполнения обязательств по долгам субъектов РФ. Беспрецедентен случай, когда целый регион (Ульяновская обл.) фактически был объявлен банкротом в 2002 году [147]. Одним из ключевых факторов, препятствующих успешному развитию процесса привлечения заимствований регионами, является их слабая информационная прозрачность. Возможно, именно отсутствие качественной информации о платежеспособности региона является важнейшей причиной неразвитости рынка региональных облигаций. Как показал анализ исполнения бюджетов субъектов РФ по итогам 2001 года, проведенный Рейтинговым центром АК&М, 16 из них не соответствуют требованиям 112 Бюджетного кодекса РФ по количественным показателям. Нет единообразного подхода в отражении показателей, что обуславливает разночтения и затрудняет контроль. Часто не приводятся данные об обязательствах региональной Администрации, что является ключевыми параметрами при решении вопроса о способности расплачиваться по долгам. Согласно данным, опубликованным на официальном сайте Минфина, по состоянию на 1.01.2002 года 23% субъектов РФ не указали объем государственного долга в отчетах об исполнении бюджетов. Безусловно, потенциальные инвесторы, принимающие решение о направлении вложения средств, воспринимают низкую информационную прозрачность как весомый фактор риска. Кроме того, анализ даже «информационно прозрачного» региона представляет собой довольно серьезную проблему. Обилие бюджетных и макроэкономических показателей, неформализуемых объективных и субъективных факторов затрудняет получение адекватных оценок надежности региона как заемщика. Для определения надежности и качества заемщика в мировой практике используются кредитные рейтинги. Здесь возможны два подхода: один предполагает оценку риска невыполнения своих обязательств с присвоением соответствующей рейтинговой категории в виде буквенно-цифрового кода для каждого рейтингуемого региона;

другой предусматривает оценку относительной кредитоспособности, позволяющей провести сравнение различных субъектов федерации между собой. Сам процесс присвоения рейтинга, то есть оценки возможности и желания администраций регионов своевременно и в полном объеме расплачиваться по долгам или, другими словами, оценки вероятности неисполнения обязательств перед кредиторами, довольно сложен. Для качественной оценки вероятности неисполнения заемщиком своих финансовых обязательств необходимо изучение большого количества информационных материалов, включая анализ множества экономических показателей региона, характеризующих возможность аккумулирования денежных средств, а следовательно, возможности расплачиваться по долгам, а также изучения кредитной истории, контактов с региональными властями, кропотливого анализа множества неформальных факторов и оценки субъективных предпосылок, главнейшей из которых является желание администраций регионов выполнять свои обязательства. Чтобы свести все факторы, необходимые для анализа, в один комплексный фактор оценки кредитоспособности (риска банкротства) региона, Рейтинговым центром АК&М была разработана хорошая методика [162], основанная на свертке частных рейтингов отдельных факторов с предустановленными весами. Диссертант решил адаптировать эту методику к нечетко-множественной постановке задачи, где проводится распознавание уровня каждого фактора, а веса факторов в свертке определяются по правилу Фишберна. Таким образом повышается достоверность метода рейтинга. Одновременно полученные экспертами оценки факторов интерпретируются в модели рейтинга как результат нечетко-множественной классификации. В методике AK&M для построения формального рейтинга использовались 2 группы критериев:

· · Критерии, определяющие финансовое состояние региона (базируются на данных месячных отчетов об исполнении бюджетов субъектов РФ по состоянию на 1 января 2002 года, а также данные региональных Администраций об объемах государственного долга);

Критерии, определяющие уровень экономического развития региона и создающие предпосылки формирования доходной части бюджета (базируются на данных Госкомстата по состоянию на 1 января 2002 года).

Источником информации об исполнении бюджетов субъектов РФ является Министерство финансов РФ.

3.2.1. Критерии, определяющие финансовое состояние региона В эту группу критериев входят:

· X1 -Отношение государственного долга к доходам бюджета. Объем государственного долга по отношению к доходам бюджета является наиболее значимым критерием, определяющим долговую нагрузку на бюджет и, соответственно, кредитоспособность региона. Очевидно, что чем больше долг субъекта РФ, тем выше риск неисполнения обязательств;

X2 - Отношение объема заемных средств к доходам бюджета. Большой объем заемных средств свидетельствует о недостатке доходной базы для финансирования дефицита бюджета. Это является одним из наиболее значимых факторов, влияющих на кредитоспособность, поскольку сильная зависимость от внешних кредиторов заметно усиливает риски нехватки средств для осуществления выплат по долгам;

X3 - Доля собственных доходов в общем объеме доходов. К собственным доходам бюджетов субъектов РФ относятся все доходы бюджета без учета финансовой помощи бюджетов других уровней. Уровень собственных доходов регионального бюджета определяет степень его независимости от федерального центра. С ростом доли финансовой помощи повышается опасность неисполнения обязательств из-за риска ее несвоевременного поступления. Кроме того, недостаток собственных доходов говорит о слабости источников формирования доходной базы региона, что также приводит к увеличению вероятности невозврата долгов;

X4 - Объем собственных доходов бюджета. Объем собственных средств в абсолютном выражении характеризует объем собственной доходной базы бюджета субъекта РФ, а следовательно, позволяет оценить возможности региона выполнять свои обязательства по долгам;

X5 - Отношение профицита (дефицита) бюджета к доходам бюджета. Бюджетный дефицит определяет уровень превышения расходов над доходами регионального бюджета. Большой дефицит бюджета свидетельствует о несоответствии уровня доходов инвестиционным потребностям региона.Увеличение дефицита бюджета в настоящем рейтинге рассматривается как повышение кредитного риска;

· · · · · X6 - Доля средств, направляемых в бюджеты других уровней в расходах. Высокая доля средств, направляемых в бюджеты других уровней (финансовая помощь бюджетам других уровней, включая дотации, субвенции, трансферты), свидетельствует о необходимости Администрациям субъектов РФ оказывать финансовую помощь территориальным образованиям в регионе. Увеличение доли таких средств снижает возможности финансового маневра, тем самым повышая кредитный риск;

X7 - Доля выделяемых кредитов и бюджетных ссуд в расходах. Увеличение объема выделяемых кредитов приводит к росту риска их невозврата, что соответственно усиливает зависимость финансовой системы региона от качества других заемщиков. В результате, увеличивается риск невыполнения субъектом РФ своих обязательств.

· 3.2.2. Критерии, определяющие уровень экономического развития региона В эту группу критериев входят:

· X8 - Отношение задолженности по налогам к объему налоговых платежей. Отношение задолженности по налогам к общему объему налоговых платежей является наиболее важным фактором, определяющим качество функционирования налоговой системы региона, что, в свою очередь, напрямую связано с формированием налоговых доходов регионального бюджета. Налоговые доходы это основа всех собственных доходов бюджета субъекта РФ (более 70%), а следовательно, рост долгов по налогам нарушает механизм формирования денежных потоков, что, в конечном итоге, отрицательно влияет на кредитоспособность региона;

X9 - Доля прибыльных предприятий в общем количестве зарегистрированных на территории региона. Доля прибыльных предприятий на территории региона качественно определяет уровень поступления налога на прибыль в доходную часть регионального бюджета. На долю налога на прибыль приходится около 20% суммарных доходов бюджета. Ухудшение финансового положения предприятий неминуемо приведет к снижению налоговых поступлений, что обусловит рост риска кредитоспособности;

X10 - Сальдо прибылей и убытков предприятий. Как и второй критерий, сальдо прибылей и убытков определяет уровень поступлений налога на прибыль в региональный бюджет. Этот показатель дополняет предыдущий и определяет абсолютную величину поступления налога на прибыль;

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.