WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Федеральное Государственное Унитарное Предприятие Научно-производственный Центр по сверхглубокому бурению и комплексному изучению недр Земли (ФГУП НПЦ "Недра"), г.Ярославль Московский Государственный

Университет им. М.В. Ломоносова

На правах рукописи

Наркисова Вера Валентиновна ПЕТРОХИМИЯ ПОЗДНЕОРДОВИКСКИХ – РАННЕДЕВОНСКИХ БАЗАЛЬТОИДОВ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ТАГИЛЬСКОЙ ЗОНЫ СРЕДНЕГО УРАЛА (по данным Уральской сверхглубокой скважины и околоскважинного пространства) Специальность 25.00.04— петрология, вулканология Диссертация на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук

научный руководитель доктор геолого-минералогических наук В.И. Фельдман (МГУ) Москва, 2005 г 2 Содержание глава Введение 1 2 2.1 2.2 2.3 3 4 4.1 4.2 4.3 4.4 4.5 5 5.1 5.2 5.3 5.4 5.5 Геологическое строение южной части Тагильской зоны и точки зрения на ее формирование Раннепалеозойские вулканические ассоциации южной части Тагильской структуры Вулканические ассоциации позднего ордовика – раннего силура Вулканические ассоциации силура - раннего девона Последовательность формирования вулканических ассоциаций Методы исследований и разбраковка аналитических данных Петрографическая, петрохимическая и геохимическая характеристика раннепалеозойских базальтоидов южной части Тагильской структуры Петрографическая характеристика базальтоидов Петрохимическая характеристика базальтоидов Геохимические особенности базальтоидов Петрохимические типы и серии базальтоидов Относительная временная последовательность вулканических (петрохимических) серий базальтоидов Петрология и тектоническая обстановка формирования раннепалеозойских базальтоидов Тагильской структуры Особенности формирования магм в современных островных дугах и континентальных рифтах Изотопно-геохимические данные о роли мантийной и коровой составляющих источников плавления раннепалеозойских базальтоидов Оценка мантийной составляющей источников плавления раннепалеозойских базальтоидов Природа коровой составляющей источников плавления раннепалеозойских базальтоидов Палеогеодинамическая обстановка формирования раннепалеозойских базальтоидов Тагильской структуры Заключение Список использованных источников Приложения 94 123 128 145 84 77 75 72 72 67 35 35 42 56 62 14 14 18 24 29 6 Стр. 3 ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследований. Геологические исследования на Урале имеют многовековую историю, с начала прошлого века вулканизм Тагильской зоны исследуется систематически. Петрологии вулканических пород Среднего Урала посвящены многочисленные работы, определены основные особенности развития вулканизма в раннем палеозое. И, тем не менее, предлагаются различные интерпретации тектонической обстановки их формирования. Обосновываются две модели формирования Тагильской зоны: континентально-рифтогенная (Каретин, 1997-2004) и надсубдукционная – островодужная (Агеева, 1992;

Язева и Бочкарев, 1989, 1995, 2000;

Розен и др., 1997, 1999;

Румянцева, 1989, 1995;

Петров и др., 2000;

Коротеев и др., 2001 и др.). Генезис вулканических пород Тагильской структуры, принципиально важный для объяснения развития вулканизма этой зоны и всего Урала, таким образом, остается актуальной проблемой. В процессе исследований пород Уральской СГ-4, вскрывшей в Тагильской зоне раннепалеозойские вулканогенные образования до глубины 6000 м, накоплен значительный объем материалов по петрологии и геохимии вулканитов, что дает возможность рассмотреть их генезис в сопоставлении с базальтоидами современных обстановок. В раннепалеозойских вулканических комплексах Тагильской структуры базальты и андезиты обычно преобладают над кислыми породами, как и в составе вулканических ассоциаций современных островных дуг и континентальных рифтов. Поэтому по петрологии и геохимии базальтоидов предполагается восстановить их генезис и тектоническую обстановку раннепалеозойского вулканизма. Целью исследований является определение генезиса базальтоидов позднего ордовика – раннего девона южной части Тагильской зоны и реконструкция геодинамической обстановки их формирования. Для достижения этой цели были поставлены следующие задачи: 1. Обобщить петрологические данные по раннепалеозойским базальтоидам южной части Тагильской зоны и выделить ассоциации вулканических пород (O3-D1). 2. Определить принадлежность базальтоидов к петрохимическим сериям и установить последовательность их образования. 3. Установить геохимические особенности базальтоидов и характер их изменения в пространстве и во времени. 4. Оценить состав источника раннепалеозойских базальтоидов. Научная новизна работы. Впервые получены новые данные по геохимии позднеордовикских - раннедевонских базальтоидов южной части Тагильской зоны и обобщены петрохимические данные по району СГ-4. Это позволило обосновать палеоостроводужный генезис этих пород. Этот вывод получил дополнительное подтверждение при сопоставлении базальтоидов Тагильской зоны с базальтами современных различных геодина 4 мических обстановок, что позволило представить общую последовательность развития вулканизма в раннем палеозое на Среднем Урале. Основные защищаемые положения: 1. Установлено, что базальтоидный вулканизм в южной части Тагильской зоны эволюционировал от однородного толеитового к дифференцированному известковощелочному и, затем, к шошонитовому - в последовательности, типичной для современных островных дуг. 2. Показано, что геохимические особенности базальтоидов определялись составом деплетированного мантийного субстрата, преобразованного под воздействием флюиднорасплавной компоненты субдукционной природы. 3. Выявлена поперечная петрогеохимическая зональность базальтоидов с запада на восток Тагильской зоны. Она объясняется обеднением источника водным флюидом, снижением степени плавления и увеличением глубины очага магмагенерации. 4. Полученный комплекс данных доказывает, что раннепалеозойский базальтоидный вулканизм южной части Тагильской зоны происходил в островодужной обстановке. Фактическая основа работы. Было исследовано более 500 образцов базальтоидов из вулканических комплексов (O3-D1) южной части Тагильской зоны, собранных в полевых исследованиях 1995-2004 г.г. Проведено опробование Уральской СГ-4, структурных скважин и коренных выходов на поверхности поперек структуры, на широте СГ-4. Проведено петрографическое изучение базальтоидов в шлифах (более 1000), в том числе и из коллекции ФГУП НПЦ "Недра". Детально изучена коллекция базальтоидов (100 образцов), для которых были определены содержания главных компонентов и элементовпримесей. Был детально изучен составов клинопироксенов из нижнепалеозойских базальтоидов на электронном (более 500 анализов) и ионном (около 20 анализов) зондах. В работе использовано около 200 химических анализов базальтоидов, данных Е.М. Ананьевой (1983), Н.С. Чурилина (1985), А.Ф. Кирьякова (1987), Н.А. Румянцевой (1988), В.Б. Пояркова (1988), О.М. Розена (1995), Ю.С. Каретина (2000), К.Г. Башты и Ан.И. Марченко (1992-2003). Использованы данные по базальтоидам современных островных дуг (180 анализов) и континентальных рифтов (160 анализов) из электронной базы GEOROC (http://georoc.mpch-mainz.gwdg.de/georoc). Практическое значение. Результаты работы имеют большое практическое значение для изучения палеозойского этапа развития Урала. Методический подход, использованный при изучении палеозойских вулканитов, может быть применен в исследованиях палеотипных вулканических пород, в палеогеодинамических реконструкциях Урала и регионов со сходным тектоническим строением.

5 Аппробация работы. Результаты исследований по теме диссертации докладывались на научных чтениях памяти профессора И.Ф. Трусовой (Москва, МОИП, 1996-1999), на Втором Всероссийском петрографическом совещании “Петрография на рубеже XXI века. Итоги и перспективы” (г. Сыктывкар, 2000), на X Всероссийском совещании «Петрография XXI века» (г. Апатиты, 2005). По теме диссертации опубликовано 29 работ (7 статей и 22 тезиса докладов). Структура и объем работы.

Работа состоит из 5 глав, введения, заключения и приложений;

имеет общий объем 144 страницы, содержит 2 таблицы и 48 рисунков;

табличные приложения из 23 страниц;

список литературы включает 182 наименования. В первой главе рассматриваются геологическое строение района исследований, проблемы, важные для объяснения развития раннепалеозойского вулканизма, задачи исследований. Во второй главе дана характеристика вулканических ассоциаций (O3-D1). В третьей главе приводится методика исследований. В четвертой главе дана характеристика состава и геохимических особенностей базальтоидов. В пятой главе рассматривается генезис и палеогеодинамическая обстановка формирования базальтоидов. Благодарности. Автор выражает благодарность к. г-м. н. А.А. Носовой (ИГЕМ РАН) и Л.В. Сазоновой (МГУ) за инициацию этой работы, помощь в отборе и обработке материалов, обсуждении результатов, а также за участие в изучении составов клинопироксенов, корректирующее ход исследований. Автор благодарит к. г-м. н. А.Я. Докучаева за организацию полевых работ. Осуществление этой работы было бы невозможным без помощи в полевых исследованиях руководителей и геологов Уральской ГРЭ (Уральская скважина СГ-4) К.Г. Башты, В.А. Горбунова, Ан.И. Марченко, Ал.И. Марченко, Л.Н. Шахториной.. Особая признательность д. г-м. н. Ю.С. Каретину (ИГиГ УрО РАН) за участие в совместных полевых работах. Автор благодарит руководство ФГУП НПЦ "Недра" за финансовую поддержку.

1. ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ТАГИЛЬСКОЙ ЗОНЫ И ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ЕЕ ФОРМИРОВАНИЕ Уральский складчатый пояс расположен между Восточно-Европейской платформой и Западно-Сибирской и Казахстанской плитами. Его строение является результатом длительного развития, а мощность коры (на Среднем Урале 44-45 км, на Приполярном Урале 48-49 км, на Южном Урале 47-53 км) на 4-6 км превышает мощность смежных структур Восточно-Европейской платформы и Западно-Сибирской плиты (Костюченко и др., 1998). Уральский складчатый пояс относится к коллизионным складчатым сооружениям, сформировавшимся на границах литосферных плит, и в его формировании признается значимая роль надвиговой тектоники (Штрейс, 1951;

Пейве и др., 1977;

Хаин, 1977;

Тектоническая..., 1990;

Сегалович, Дмитровская, 1992;

Соколов, 1992;

Пучков, 1993). Тектоническая активность Уральского межплитного «шва» проявляется и в современное время (Леонов, 1995). Тагильская зона представляет собой узкую, до 40-80 км, протягивающуюся почти на 800 км, субмеридиональную структуру раннепалеозойских осадочно-вулканогенных образований Среднего и Северного Урала (рис. 1.1А, Б). Верхняя часть земной коры Тагильской зоны (до глубин 10-15 км) по геофизическим данным представляет собой аллохтон с бивергентной структурой и многочисленными шарьяжно-надвиговыми и сдвиговыми дислокациями (Пучков, 1993;

Friberg, Petrov, 1998;

Костюченко и др., 1998;

Егоров, 2004) (рис. 1.1В). Раннепалеозойские образования слагают внутреннюю часть Тагильской зоны и отделены зонами региональных разломов от структур внешнего обрамления: на западе от Центрально-Уральского поднятия зоной Главного Уральского глубинного разлома (ГУГР), на востоке от Восточно-Уральского поднятия зоной Серовских разломов. В раннепалеозойских осадочно-вулканогенных образованиях установлена субмеридиональная зональность, подчиненная общему простиранию структуры. На широте Уральской скважины СГ-4 (58о22' с. ш., 59о43' в.д.) выделены три зоны: западная (Кумбинская), центральная (Центрально-Тагильская) и восточная (Красноуральская) (рис. 1.1Б). В западной и центральной зонах стратифицированные образования залегают с восточным падением;

с запада на восток они представлены кабанской (O3), павдинской (S1lw), именновской (S1w-S2ld) и туринской (S2p-D1l) свитами. Свиты выходят на поверхность узкими субмеридиональными полосами и обычно имеют тектонические контакты, однако возрастная последовательность их залегания, по палеонтологическим данным (Иванов, 1998), сохраняется.

Рис. 1.1 А. Схема расположения района исследований. Б. Геологическая схема южной части Тагильской зоны. В. Геологический разрез через СГ-4 (интерпретация сейсмопрофиля ESRU 95) по Г.А. Петрову (Разработка…, 1999).

Условные обозначения к геологической схеме (Б). Красной штриховой линией показаны границы структурно-формационных зон I-III: I – Кумбинская, II – Центрально-Тагильская, III – Красноуральская. 1-9 - свиты: 1туринская (S2-D1tr), 2-именновская, верхняя толща (S1-2im2), 3-именновская, нижняя толща (S1-2im1), 4-павдинская (S1pv), 5-кабанская (O3-S1kb), 6-красноуральская (S1ks), 7мариинская (O3mr), 8-выйская (O2-3vs), 9-пальничнинская (O1-2pl). 10-зона ЦентральноУральского поднятия, 11–зона Восточно-Уральского поднятия. 12-21- интрузивные комплексы: 12-кушвинский габбро-сиенитовый (S2-D1k), 13-верхнетагильский габбродиоритовый (S2vt), 14-волковский клинопироксенит-габбровый (S2v), 15-арбатский диорит-плагиогранитовый (S1a), 16-левинский габбро-плагиогранитовый (S1lv), 17-тагилокытлымский габброидный (S1tk), 18-офиолитовый габбро-диабазовый (O3), 19-кривинский клинопироксенит-габбровый (O3kr), 20-качканарский дунит-клинопироксенитовый (O3k), 21-серовский дунит-гарцбургитовый (O3sr). В восточной зоне, надвинутой на центральную зону по субмеридиональному Туринскому надвигу, свиты залегают в тектонических блоках с западным падением. С востока на запад располагаются красноуральская (S1l), павдинская (S1l-w) и именновская (S12) свиты. Значительный вклад в изучение вулканизма Тагильской зоны внесли Е.А. Кузне цов, И.Д. Соболев, Г.Ф. Червяковский, Ю.С. Каретин, В.С. Шарфман. На сегодняшний день существуют две различные модели, объясняющие развитие Тагильской зоны в раннем палеозое: надсубдукционная и грабен-рифтовая. Они основываются на различных научных концепциях о тектонических обстановках формирования и развития континентальной коры. Представление о Тагильской зоне как внутриконтинентальной рифтовой структуре последовательно отстаивается Ю. С. Каретиным (1997 - 2004). Согласно его точке зрения мантийный диапир в области межплитного шва внутри Евразийского континента привел к образованию внутриконтинентального «субокеанического» (Каретин, 2000) морского бассейна шириной не менее 500 км. Магмогенерация «в области сочленения мощных континентальных литосферных плит» (Каретин, 2000) вызывалась периодическим воздействием мантийных диапиров и эволюционировала в «режиме остаточного рифтогенеза» (Каретин, 2000). В среднем – позднем ордовике сформировались рифтогенные троги шириной до 50100 км и возникли «короткоживущие оси спрединга» (Каретин, 2000) - с ними был связан магматизм офиолитового типа. В силуре - раннем девоне внутри тех же трогов за счет «остаточной рифтовой активности» магматизм имел «квазиостроводужный» характер (Каретин, 2000). В. С. Попов (2000) в геологической истории Среднего и Южного Урала выделяет несколько тектономагматических циклов. Каждый цикл от инициального рифтинга до коллизии отражает эволюцию крупной, длительно существовавшей тепловой аномалии, возникшей в глубинах мантии и распространявшейся вверх, захватывая континентальную кору. В Тагильской зоне каледонский цикл (ордовик - ранний девон) представлен начальной стадией стандартного тектономагматического цикла (до стадии коллизионного сжатия). Этот цикл включает: инициальный рифтинг в начале ордовика (стадия максимального частичного плавления мантийного материала) и закрытие инициальных рифтов в конце ордовика с образованием офиолитовых поясов;

продленный рифтинг в позднем ордовике – раннем силуре с возникновением вторичных магматических источников в коре и появлением кислых расплавов;

островодужную аккрецию в обстановке сжатия в силуре с большими объемами андезитового вулканизма и гибридными породами промежуточного состава (за счет смешения мантийных и коровых магм). Завершающий вулканизм проходил в раннем девоне, в обстановке предколлизионного рифтинга. Эти точки зрения отражают представления о формировании раннепалеозойских вулканитов в обстановке растяжения и ограниченного разрыва континентальной коры и не предполагают существенного горизонтального перемещения литосферных плит. Ю.С. Каретин весь раннепалеозойский вулканизм в условиях рифтинга - ограниченного спрединга - остаточного рифтинга ограничивает стадией трансформации континентальной коры в субокеаническую (рис. 1.2а). В.С. Попов отводит значительную роль вулканизму орогенной стадии (островодужной аккреции) в силуре (рис. 1.2б).

Рис. 1.2. Схемы тектонических обстановок в Тагильской зоне на Среднем Урале в раннем палеозое. В рамках мобилистских представлений Урал по (Иванов, 1998) прошел следующие этапы геодинамического развития: предрифтовый (рифей - венд);

континентального рифтогенеза (кембрий - нижний ордовик);

океанического спрединга (средний – верхний ордо вик);

островодужный (верхний ордовик-верхний девон);

коллизионный (верхний девон – пермь);

посторогенного растяжения (триас);

субплатформенный. Палеозойская история Урала представляет собой последовательность событий раскрытия Палеоуральского океана и его закрытия в ходе субдукции океанической коры под островные дуги (Зоненшайн и др., 1990;

Пучков, 1993;

Язева, Бочкарев, 1995;

Коротеев и др., 2001). Раскрытие Палеоуральского океана относят к раннему ордовику, начало островодужного вулканизма – к позднему ордовику (рис. 1.2в). Палеоуральский океан реконструируется с пассивной окраиной Восточно-Европейского континента и активной окраиной Казахстано-Тяньшаньского континента, с террейнами силурийской и девонской островных дуг, разделенными микроконтинентами - окраинно-континентальными и континентальными блоками (Пучков, 1993;

Коротеев и др., 2001;

Мизенс, 2002) (рис. 1.3а, б). Таким образом, уралиды (каледониды-герциниды) - образования раннего ордовика-перми, представляют собой океанические, субдукционные и островодужные комплексы, сформировавшиеся в ходе развития Уральского палеоокеана, а затем тектонически фрагментированные при последовавшей аккреции островных дуг и коллизии континентов. В рамках этих представлений остаются дискуссионными вопросы, касающиеся расположения и типа силурийской дуги. Существующие точки зрения можно объединить в три группы: 1. Тагильская палеодуга - северный сегмент силурийской островной дуги (Язева, Бочкарев, 1995) возникла над зоной субдукции восточного падения (в современных координатах), следом ее существования на Среднем Урале считается зона Главного Уральского глубинного разлома. От казахстанид Тагильская палеодуга отделяется окраинноконтинентальными комплексами позднего ордовика-раннего карбона и микроконтинентальными блоками рифея? – позднего девона (Ферштатер и др., 1998;

Friberg, Petrov, 1998). Завершение островодужного вулканизма в Тагильской палеодуге в раннем девоне связывается с аккрецией дуги и микроконтинентов (Салдинского, Зауральского и др.). Коллизионный шов Тагильской палеодуги на Среднем и Северном Урале идентифицируется с офиолитами Серовско-Маукской зоны (корой задугового моря океанского типа) (Коротеев и др., 2001). Надсубдукционная обстановка раннепалеозойского вулканизма обосновывается присутствием реперных для островных дуг вулканических формаций и характерной их пространственной упорядоченностью (Язева и др., 1989;

Язева, Бочкарев, 1995). В Тагильской зоне на Среднем Урале выделены комплексы фронтального аккреционного клина, барьерной зоны и тыловой зоны Тагильской палеодуги (Кумбинская и Центрально-Тагильская зоны) и задугового бассейна (Красноуральская зона) (рис. 1.3б, в, г). Одним из основных аргументов в пользу восточной вергентности зоны субдукции счита ется нарастание калиевости островодужных вулканитов с запада на восток - от фронтальной зоны к тыловой. 2. Не исключается заложение Тагильской палеодуги вдоль восточной (в современных координатах) окраины Восточно-Европейского континента (Петров и др., 2000). Отмечается, что в синформной Тагильской зоне возрастание калиевости происходит от обоих бортов к центру, и, поэтому, направленное увеличение калиевости не может быть однозначным свидетельством восточного погружения палеозоны субдукции. Палеозона субдукции западного падения может быть идентифицирована с Серовско-Маукской сутурной зоной. Аргументом в пользу западного падения зоны субдукции по мнению авторов может служить присутствие высокомагнезиальных андезитов павдинской свиты (S1pv) в восточной зоне структуры на широте Уральской СГ-4 (рис. 1.3г). 3. Сложные схемы развития Тагильской палеодуги предложены Н.А. Румянцевой с соавторами (Румянцева и др., 1988;

Провести…, 1988) и С.Т. Агеевой (Агеева, 1992). Н.А. Румянцева не исключают существование в восточной части Тагильской структуры (Красноуральской зоне) синхронной зоны субдукции западного падения. В модели С.Т. Агеевой присутствуют два эпизода раскола палеодуги (послекабанский и послеименновский), вулканогенные образования западной зоны идентифицируются с реликтовой дугой, а восточной зоны с активной дугой. Силурийская дуга, поздними образования которой являются субщелочные калиевые вулканиты и сиениты, по мнению Р.Г. Язевой и В.В. Бочкарева (1995) возникла как энсиалическая, подобно Новозеландской, Японской, Соломоновой и др., и в ее основании возможно присутствие блока древней сиалической коры. Н. Б. Кузнецовым (1999, 2000) предполагается, что развитие Тагильской дуги проходило на гетерогенном основании, в составе которого вместе с меланократовыми комплексами присутствовали и сиалические блоки, отторгнутые от Восточно-Европейского континента. Представления об энсиматическом характере островной дуги на основании геохимических и изотопно-геохимических исследований вулканитов павдинского и именновского комплексов придерживается О. М. Розен (Розен и др., 1997). В представлениях об островодужной природе Тагильской структуры предлагается различное решение вопросов о тектоническом положении палеодуги (окраинноконтинентальном и внутриокеаническом) и, соответственно, типе коры в ее основании (энсиалическом и энсиматическом) и направлении падения зоны субдукции (восточном и западном).

Рис. 1.3. (а) - Схема тектонического районирования Среднего и Южного Урала по Б.Г. Ферштатеру (1992): голубой штриховкой показана палеоконтинентальная зона – пассивная окраина Восточно-Европейского континента, зеленой штриховкой – зауральская зона;

Ia, Ib – зона Главного Уральского разлома и Платиноносного пояса. II и III – северозападная и юго-восточная зоны Урала: IIa, IIIa – островодужные;

IIb, IIIb – окраинноконтинентальные;

IIc, IIIc - континентальные. (б) – Геологическая схема раннепалеозойских образований Среднего Урала на основе четырех листов геологических карт М 1:200 000: I - Л.И. Десятниченко (2001);

II, IV - В.С. Орлова и Ю.С, Каретина (1987);

III - Г.А. Петрова (1999). (в) – Профиль 1-1 на широте с. Павда. (г) – Профиль 2-2 на широте Уральской СГ-4. Остальные условные см. рис. 1.1.

Таким образом, реконструкции геодинамических обстановок раннепалеозойского вулканизма для Среднего Урала существенно различаются. В данной работе предлагается рассмотреть генезис раннепалеозойских вулканитов, сопоставляя их с вулканитами современных геодинамических обстановок (островодужных и внутриплитных). В связи с этим необходимо установить состав раннепалеозойских вулканических ассоциаций и определить относительную последовательность их формирования.

2. РАННЕПАЛЕОЗОЙСКИЕ ВУЛКАНИЧЕСКИЕ АССОЦИАЦИИ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ТАГИЛЬСКОЙ СТРУКТУРЫ В работе под вулканическим комплексом понимается ассоциация вулканических (эффузивных, субвулканических, вулканокластических и др.) пород, обладающих общими чертами состава и строения, располагающихся в определенном геологическом пространстве и объединяемых определенной последовательностью образования в ограниченный отрезок геологического времени. В Тагильской зоне образования (O3-S1) представлены преимущественно эффузивными, субвулканическими и эффузивно-обломочными породами. Вулканические породы (S1-2-D1) сопровождаются вулканогенно-осадочными и осадочными породами. Пространственно вулканические (O3-S1) и осадочно-вулканогенные комплексы (S1-2-D1) соответствуют свитам либо их частям (верхним или нижним толщам). В соответствии с геологическим положением, возрастом и строением вулканогенных толщ выделены ранние (O3-S1) и поздние (S1-2-D1) ассоциации вулканических пород. 2.1. Вулканические ассоциации позднего ордовика – раннего силура Вулканогенные образования кабанской свиты позднего ордовика (на западе) и красноуральской свиты раннего силура (на востоке) соответствуют кабанскому и красноуральскому комплексам (рис. 2.1). Кабанский комплекс (O3kb) выходит на поверхность полосой шириной 2,6-3,4 км в западной части структуры, в приосевой зоне вскрыт Уральской СГ-4 на глубине 5056 м (в инт. 5056-6015 м) (рис. 2.2). Оба контакта образований кабанского комплекса тектонические: на западе с позднеордовикскими сланцами по вулканитам мариинского комплекса, на востоке с раннесилурийскими вулканитами павдинского комплекса (по разрезам СГ-4 и скв.7) (Геологическое…, 1993;

Отчет…, 1995;

Изучить…, 2000). На широте СГ-4 образования кабанского комплекса на западе ограничены массивом диоритов-плагиогранитов арбатского комплекса (S1a). Кабанский комплекс подразделен на нижний и верхний подкомплексы. Нижний подкомплекс сложен шаровыми и массивными лавами афировых и редкопорфировых базальтов, изредка андезитов и единичными субвулканическими телами плагиоклазовых риодацитов. В верхней части разрезов встречаются маломощные прослои лаво- и гиалокластитов, осадочных кремнистых пород;

мощность отложений оценивается в 500-900 м (Геологическое…, 1993;

Разработка…, 1999). Вулканические породы нижнекабанского подкомплекса образуют базальтовую, содержащую плагиориодациты, ассоциацию.

Рис.2.1 Схема опробования раннепалеозойских вулканитов основного-среднего состава Тагильской структуры: А – по поверхности, Б – в СГ-4 и структурных скважинах. Желтыми значками показаны точки опробования с номерами образцов. Условные обозначения см. рис. 1.1.

Рис. 2.2. Геологический разрез Уральской скважины СГ-4. Белыми линиями (без масштаба) показаны дайки, секущие (10-50о к оси керна) более пологослоистые (60-80о) осадочно-вулканогенные образования.

Верхний подкомплекс на поверхности в западной части полосы выходов сложен субвулканическими и лавовыми телами плагиодацитов-плагиориолитов, вмещающих Кабанские колчеданные месторождения. К востоку кислые породы фациально замещаются подушечными и шаровыми лавами афировых - редкопорфировых базальтов. Мощность подкомплекса по поверхности оценивается в 500-1300 м (Геологическое…, 1993). Верхнекабанский подкомплекс вскрыт Уральской СГ-4 в инт. 5056-6015 м мощностью ~960 м (рис. 2.2). Базальты залегают двумя лавовыми горизонтами. Верхний горизонт мощностью около 80 м (инт. 5184-5264 м). Нижний горизонт (инт. 5920-6015 м) образован лавовыми телами базальтов мощностью 7-12 м (инт. 5920-5932 м;

5943-5950 м;

5980-5988 м;

60056015 м), дайками меланодолеритов и роговообманковых меланодолеритов, и единичными субвулканическими телами андезидацитов. Базальты имеют афировый облик, образуют потоки массивных и шаровых лав мощностью 2-6 м, в кровле и подошве базальты обильно миндалекаменные, часто брекчированные. Между горизонтами базальтов залегает мощная (650 м) толща вулканитов преимущественно кислого состава (вулканокупольная структура?). Она сложена (сверху-вниз) субвулканическими кварцсодержащими плагиодацитами (инт. 5264-5294 м), лавами миндалекаменных плагиориолитов, сопровождающихся лавовыми брекчиями, лаво- и гиалокластитами кислого и смешанного состава (инт. 5294-5317 м), субвулканическими плагиодацитами (от плагиоандезидацитов, и более редких андезитов до плагиориолитов) (инт. 5317-5920 м). Кислые вулканиты вмещают субвулканические тела габбро-долеритов мощностью до 17-33 м, дайку меланодолеритов, вблизи которых изменены до кварцсерицитовых метасоматитов (рис. 2.2). Вулканическая толща в верхней части сложена лавовыми брекчиями, лаво- и гиалокластитами базальтового либо смешанного состава (инт. 5072-5184 м). Вулканические породы верхнекабанского подкомплекса образуют базальтплагиодацит-плагиориолитовую ассоциацию. Вулканогенные образования перекрыты радиоляриевыми силицитами (инт. 50565072 м) с конодонтами верхнего ордовика (не моложе среднего карадока) и вулканогенноосадочными алевропелитами и силицитами (инт. 5006-5056 м) с конодонтами верхов нижнего лландовери силура (Иванов, 1998;

Иванов и др., в печати). Мощность осадков, перекрывающих кабанский комплекс, около 65 м. Красноуральский комплекс (S1ks) выходит на поверхность двумя полосами, которые разделены тектонически блоками образований позднего силура – раннего девона и раннего-среднего девона (рис.2.1). Узкая восточная (Вересовская) полоса (1-2 км) отделяется Серовским разломом от мафит-ультрамафитовых пород Серовского пояса. Западная (Красногвардейская) полоса более широкая (3,5-4 км), на западе тектонически граничит с вулканитами павдинского комплекса. По определениям конодонтов из линз яшмоидов среди афировых базальтов красноуральский комплекс отнесен к раннему силуру (Иванов и др., 2004). О тектоническом положении пород крайне восточной (Вересовской) полосы Красноуральской свиты высказаны противоречивые мнения. Стратиграфически они включаются в красноуральскую свиту (Сбор…, 1983 и др.), а формационно отнесены к кабанскому комплексу (Корреляция…, 1991). В силу такой неопределенности вулканиты восточной полосы в тексте рассматриваются как нижнекрасноуральский подкомплекс, вулканиты западной полосы – как верхнекрасноуральский подкомплекс. Нижний подкомплекс (мощностью до 500-1000 м) сложен лавами афировых и редкопорфировых базальтов, их лаво- и гиалокластитами с редкими прослоями яшмоидов. Кислые породы представлены субвулканическими телами плагиофировых риодацитов, по объему (1-3%) они резко подчинены вулканитам основного состава (Корреляция …, 1991). Вулканические породы образуют базальтовую, содержащую плагиориодациты, ассоциацию. Верхний подкомплекс слагают лавы, брекчии и лавокластиты афировых и редкопорфировых андезибазальтов, андезитов и дацитов. Вулканиты среднего состава доминируют в нижней части разрезов (Отчет…, 1986). В структурной скв. 8121, вскрывшей 730 м образований верхнего подкомплекса, андезиты и андезибазальты, их брекчии и лавокластиты залегают в нижней части разреза (инт. 430-730 м) (Провести…, 1988). Они перекрываются дацитами, андезидацитами и андезитами (инт. 20-430 м) – плагиофировыми и пироксен-плагиофировыми с микролитовой, фельзит-микролитовой и пилотакситовой структурой, секутся дайками долеритов (инт. 220-355 м). Помимо даек долеритов вулканиты включают многочисленные мелкие интрузии плагиогранитов-диоритов левинского комплекса раннего силура (S1lv), который считается формационным аналогом арбатского комплекса в западном борту Тагильской структуры (Корреляция…, 1991). С вулканитами среднего-кислого состава связаны проявления колчеданной Cu-Zn минерализации и рудные тела полиметаллического колчеданного Красногвардейского месторождения. Мощность верхнекрасноуральского подкомплекса существенно выше, чем верхнекабанского: 1250-2000 м и более (Геологическое…, 1993). Вулканические породы образуют андезибазальт-андезит-плагиодацитовую ассоциацию. 2.2. Вулканические ассоциации силура - раннего девона Осадочно-вулканогенные образования павдинской свиты раннего силура в районе СГ-4 выходят на поверхность двумя полосами: узкой в западной части Тагильской структуры (в Кумбинской зоне) и широкой в восточной части (в Красноуральской зоне) (рис.2.1). Эти блоки разделены выходами более поздних отложений именновской и турин ской свит. Севернее, в районе п. Павда выходы павдинской свиты сливаются в единую субмеридиональную полосу. Вулканогенные образования (туфы и лавы) преобладают в восточной зоне, где они выделены под названием липовского комплекса (Провести …, 1988;

Румянцева и др., 1989). В западной полосе – в павдинском комплексе доля вулканитов уменьшается за счет увеличения в разрезе вулканогенно-осадочной (туфотурбидитовой) составляющей (Наркисова и др., 2000;

Носова и др., 2000). Ранее западная часть раннесулурийского разреза (в районе СГ-4) выделялась как «флишоидная толща» и включалась либо в кабанскую свиту (Зенков, Коровин, 1985), либо в именновскую свиту (Провести …, 1988;

Отчет…, 1995). Павдинский комплекс (S1pv). Выходы пород павдинского комплекса прослеживаются к востоку от кабанского. Павдинская толща несогласно (тектонически) перекрывает кабанскую в разрезе СГ-4 (инт. 3487-5056 м) и в скв.7 (рис. 2.1). По различным оценкам мощность комплекса составляет от 1000-1500 м (Провести..., 1988) до 2000-2500 м (Корреляция..., 1991). В СГ-4 мощность около 1570 м (рис. 2.2). По определениям конодонтов, граптолитов и хитинозой из осадочных пород из основания (инт. 5014,4-5022,6 м) и верха (инт. 3525,0-3885,0 м) павдинской толщи возраст вулканогенных образований лландоверийский - от верхов нижнего лландовери и не моложе низов венлока (Иванов, 1998;

Иванов и др., 2004). Возраст трондьемитов левихинского габбро-диорит-трондьемитового комплекса, комагматичного вулканитам павдинской свиты (Корреляция…, 1991), датируется в 430 млн лет (Rb-Sr) (Попов и др., 2003). В составе стратифицированной толщи значительное место занимают глубоководные вулканогенно-осадочные отложения - градационно-слоистые псефитовые, псаммитовые, алевропелитовые туфотурбидиты, сопровождающиеся углеродсодержащими силицитами (65-85о к оси керна). Пачки этих пологослоистых пород чередуются с плохо сортированными грубослоистыми глыбово-псефитовыми вулканогенно-обломочными отложениями (образованиями грязекаменных и пирокластических потоков). Состав вулканокластики базальтовый, андезибазальтовый, андезитовый, изредка плагиориодацитовый (в СГ4 в инт. 3300-4000 м). Эффузивные породы составляют незначительную часть (до 5%) и на поверхность в западной части комплекса выходят лишь плагиориодациты в виде цепочки экструзивных куполов (Сбор…, 1983;

Геологическое…, 1993;

Отчет..., 1995). В СГ-4 встречены эффузивные породы основного-среднего состава в средней части комплекса - два лавовых горизонта общей мощностью около 86 м. Они сложены маломощными потоками массивных и шаровых лав миндалекаменных порфировых базальтоидов, среди которых доминируют андезибазальты и андезиты. Нижний лавовый горизонт (инт. 4657-4712 м) сложен пре имущественно крупнопорфировыми плагиоклаз-пироксеновыми андезибазальтами и базальтами. В ассоциации с ними встречается подчиненное количество пироксенплагиоклазовых базальтов, андезибазальтов и андезитов. Верхний лавовый горизонт (инт. 4617-4648 м) сложен мелкопорфировыми плагиоклазовыми и пироксен-плагиоклазовыми андезибазальтами и андезитами. Павдинская толща в разрезе, вскрытом СГ-4, включает согласные интрузивные тела Hbl габбродиоритов мощностью от 5-7 м до 14-29 м и многочисленные секущие маломощные дайки (Ol?)-Hbl пикродолеритов, Hbl меланодолеритов и меланобазальтов. Вулканические породы павдинского комплекса образуют базальтандезибазальт-андезит-риодацитовую ассоциацию. Липовский комплекс (S1lp) в районе СГ-4 слагает протяженный тектонический блок, расположенный западнее красноуральского комплекса (Липовско-Калугинскую гряду). Мощность вулканогенных толщ оценивается в среднем в 1000 м (Корреляция…, 1991). По геологическому положению относительно вулканитов красноуральского комплекса липовские вулканиты являются более поздними образованиями (Групповое…, 1984). Строение липовской вулканогенной толщи во многом аналогично павдинской: лавовые горизонты расположены в средней части разрезов, в нижней части разрезов присутствуют экструзии плагиодацитов. В составе комплекса доминируют вулканокластические и вулканогенно-осадочные образования (туфы, туфотурбидиты). Доля эффузивных пород выше, чем в павдинском комплексе, мощность эффузивных толщ здесь достигает 250-650 м. Эффузивные породы имеют подушечный и массивный облик, представлены миндалекаменными порфировыми базальтоидами. По составу, как и в павдинском комплексе, доминируют андезибазальты и андезиты. Преобладают пироксеновые и плагиоклазпироксеновые, иногда с оливином, базальтоиды. Эти породы отнесены Н.А. Румянцевой (Румянцева и др., 1989) к бонинитам и плагиобонинитам. С пироксеновыми разностями базальтоидов, как и в западной зоне Тагильской структуры, тесно ассоциируют плагиоклазовые - пироксен-плагиоклазовые разности;

однако здесь они встречаются преимущественно в вулканокластических и субвулканических фациях. Пироксеновые разности базальтоидов доминируют в разрезах к западу - северозападу от г. Красноуральска (скв. 5809, 7903 и др.), а западнее (в районе г. Липовой) и восточнее (в скв.12) возрастает доля плагиоклазовых базальтоидов. В скв. 5809 (Провести…, 1988;

Румянцева и др., 1989) в нижней части разреза (инт. 659-840 м) залегают туфы плагиоклазовых - пироксен-плагиоклазовых базальтоидов. Выше располагаются массивные и подушечные лавы и гиалокластиты пироксеновых и плагиоклаз-пироксеновых базальтоидов: порфировые «плагиобониниты» (инт. 500-659 м) и «бониниты» (инт. 377- м), афировые и микропорфировые «бониниты» (инт. 84-377 м), порфировые «плагиобониниты» (инт. 13-84 м). Эффузивы сопровождаются редкими слоями туфов. В скв.12 (Отчет…, 1966;

Сбор…, 1983) вулканогенная толща, вскрытая на 632 м, сложена грубообломочными туфами и лавами пироксен-плагиоклазовых андезибазальтов и андезитов (инт. 260-330 м, 100-120 м и 60-80 м), реже плагиоклаз-пироксеновыми базальтами (инт. 90-100 м). Вулканические породы липовского комплекса образуют базальт-андезибазальтандезит-плагиориодацитовую ассоциацию. Осадочно-вулканогенные образования именновской свиты раннего-позднего силура представлены именновским и гороблагодатским комплексами (нижняя и верхняя толщи, соответственно). Именновский комплекс (S1-2im1). Именновская толща вулканитов выходит на поверхность широкой полосой (3,5-4 км) в западной части Тагильской структуры восточнее павдинского комплекса. В разрезе СГ-4 именновская толща мощностью около 3500 м (инт. 30-3487 м) тектонически перекрывает павдинскую (рис. 2.2). Восточнее, в Центрально-Тагильской зоне, именновские вулканиты залегают под образованиями гороблагодатского и туринского комплексов (скв. 1, 4);

контакты с породами окружения здесь так же тектонические. В восточной (Красноуральской) зоне именновские вулканиты слагают узкий (1,3-2,0 км) тектонический блок, ограниченный на западе тектонической зоной Туринского надвига, по которой вулканогенные образования Красноуральской зоны смещены на запад, а именновские вулканиты перекрывают образования туринской свиты (скв. 3). На востоке именновские вулканиты имеют тектонический контакт с липовским комплексом. Возраст именновской толщи в районе СГ-4 не имеет фаунистического обоснования. Эти образования отнесены к нижнему-верхнему силуру по геологическому положению: они залегают выше фаунистически охарактеризованой павдинской толщи нижнего силура и ниже гороблагодатской толщи верхнего силура (Разработка…, 1999). О нормальном геологическом положении именновских толщ свидетельствует то, что они секутся диоритами северорудничного габбро-диорит-гранодиоритового комплекса, комагматичного вулканитам гороблагодатского комплекса (Корреляция…, 1991), возраст которых датируется в 416±1,5 млн лет (Rb-Sr) (данные С.В. Бубнова, ИГЕМ РАН). Вулканогенная толща именновского комплекса сложена преимущественно грубообломочными туфами и тефроидами базальтоидов (отложениями пирокластических и грязекаменных потоков). Они сопровождаются слоистыми мелкообломочными отложениями (туфотурбидитами) и довольно редкими прослоями силицитов, количество которых кверху разреза снижается. Эффузивные породы (вскрыты в СГ-4 и в скв. 5, 4, 1, 3) залегают обычно в верхах вулканогенных толщ. Мощность эффузивных толщ достигает 200-400 м, а в разрезах, где они переслаиваются с вулканогенно-обломочными породами - до 700 м. Эффузивные породы представлены миндалекаменными и массивными базальтами и андезибазальтами - порфировыми и афировыми разностями. Среди порфировых базальтоидов, так же, как в павдинско-липовской ассоциации, присутствуют пироксеновые - плагиоклазпироксеновые разности и плагиоклазовые - пироксен-плагиоклазовые разности. В разрезе СГ-4 вулканогенная толща включает преимущественно секущие интрузивные тела габбродиоритов и кварцевых диоритов, дайки (Ol?)-Px меланобазальтов, Pl-Px меланобазальтов (рис. 2.2). В СГ-4 эффузивная толща (инт. 30-430 м) образована потоками лав и редкими субвулканическими телами базальтов и андезибазальтов (рис. 2.2). В нижней (инт. 397-430 м) и верхней (инт. 30-50 м) частях толщи залегают небольшие по мощности горизонты массивных лав мелкопорфировых плагиоклаз-пироксеновых базальтов. Среднюю часть толщи мощностью ~120 м (инт. 265-384 м) слагают массивные лавы обильнокрупнопорфировых плагиоклазовых базальтов и андезибазальтов. Верхнюю часть эффузивной толщи мощностью ~150 м (инт. 117-265 м) образуют подушечные лавы миндалекаменных афировых базальтов и андезибазальтов. Афировые базальтоиды сопровождаются редкими прослоями углеродсодержащих радиоляриевых кремнистых осадков. В районе СГ-4 несколькими структурными скважинами (скв. 5, 4, 1, 3) вскрыты мощные (300-700 м) вулканогенные толщи базальтоидов: лав и вулканогенно-обломочных пород. Скв. 5, расположенной к югу от СГ-4 (рис. 2.1), вскрыты лавы пироксеновых и плагиоклаз-пироксеновых базальтов мощностью 30-180 м (инт. 12-40 м, 600-783 м) и лавы плагиоклазовых базальтов мощностью около 130 м (инт. 851-980 м). Скв 4 вскрыла несколько горизонтов лав пироксеновых и плагиоклаз-пироксеновых базальтов мощностью 10-80 м (в инт. 348-973 м), и мощную толщу (около 200 м) лав обильнопорфировых плагиоклазовых базальтов и андезибазальтов (инт. 973-1180 м). В скв. 1 толща массивных лав мощность около 300 м пироксеновых и плагиоклаз-пироксеновых базальтов залегает на глубине 908-1200 м под вулканогенными образованиями гороблагодатского и туринского комплексов. В восточной зоне структуры лавовая толща мощностью около 300 м плагиоклазовых и пироксен-плагиоклазовых базальтоидов, вскрытая скв. 3, залегает на вулканогенных образованиях туринского комплекса. Вулканические породы именновского комплекса образуют базальт-андезибазальтовую ассоциацию. Гороблагодатский комплекс (S1-2im2) выходит на поверхность в западной части Центрально-Тагильской зоны в полосе шириной 2-5 км (рис. 2.1). Вулканогенная толща погружается на восток и в центральной части структуры перекрывается образованиями туринского комплекса (скв. 1 и 4). Контакты с именновскими и туринскими отложениями тектонические, но не исключается и нормальное стратиграфическое залегание (Провести…, 1988;

Групповое..., 1984). Гороблагодатская толща вулканитов относится к верхней части именновской свиты (Сергиевский, 1948;

Штрейс, 1951). В самостоятельный комплекс отдельно от именновского эти образования выделены Н.А. Румянцевой с соавторами (Провести…, 1988) и Ю.С. Каретиным (2000). Базальты слагают нижние части разрезов - западную часть Центрально-Тагильской зоны. Здесь на поверхность выходят подушечные лавы и туфы афировых - редкопорфировых базальтов. Эти образования прорываются редкими экструзиями трахибазальтов. Восточнее, к верху разрезов, вулканиты фациально замещаются вулканогенно-осадочными породами, среди которых встречаются маломощные (~4 м) потоки массивных базальтовых лав и редкие субвулканические дайки дацитов и трахидацитов (скв. 1, 4). Осадочновулканогенная толща мощностью ~1200-1700 м перекрывается карбонатными породами. Возраст вулканогенных образований по фауне из перекрывающих известняковых конгломератов позднесилурийский, не моложе лудлова-пржидолия (Разработка…, 1999). Возраст диоритов северорудничного габбро-диорит-гранодиоритового комплекса, комагматичного вулканитам гороблагодатского комплекса (Корреляция…, 1991), датируется в 416±1,5 млн лет (Rb-Sr) (данные С.В. Бубнова, ИГЕМ РАН). Вулканические породы гороблагодатского комплекса образуют базальтовую, содержащую дациты-трахидациты, ассоциацию. Осадочно-вулканогенные образования позднего силура – раннего девона представлены туринским комплексом. Туринский комплекс (S2-D1tr) выходит на поверхность широкой полосой (до 1015 км) в Центрально-Тагильской зоне (рис. 2.1). На широте СГ-4 туринская осадочновулканогенная толща залегает на известняках, перекрывающих гороблагодатскую толщу. Пространственные соотношения туринских и гороблагодатских образований недостаточно ясны. В различных разрезах (по скважинам и в обнажениях) фиксируется и тектонически несогласное, и нормальное стратиграфическое залегание (Групповое..., 1984;

Провести..., 1988). На востоке образования туринского комплекса ограничены Туринским надвигом, по которому они перекрываются вулканогенными толщами Красноуральской зоны именновским и липовским комплексами. Возраст вулканогенных образований по фауне из сопутствующих осадочных пород ограничивается пржидолием-лохковом (Румянцева и др., 1995;

Разработка…, 1999 и др.). Возраст сиенитов кушвинского габбро-сиенитового комплекса, комагматичного вулканитам туринского комплекса, составляет 395±10 – 425±12 млн. лет (K-Ar по биотитам из сиенитов) (Разработка…, 1999). В типичном для центральной зоны разрезе на широте СГ-4 (скв. 719) брекчированные известняки (инт. 1260-1445-м) фациально замещаются полимиктовыми вулканогенно осадочными (инт. 812-1260 м) и затем вулканическими породами (инт. 0-812 м), представленными латитами в виде подушечных и массивных лав, и туфов с субвулканическими дайками латитов и шошонитов. В разрезах на поверхности широко развиты игнимбритоподобные лавы и лавобрекчии латитов с субвулканическими телами того же состава, относимые также к спекшимся туфам (Корреляция…, 1991;

Разработка…, 1999). Мощность эффузивных толщ (по скв. 719, 722, 3) достигает 400-800 м (Изучение…, 1985). Мощность осадочно-вулканогенных толщ оценивается, в среднем, в 1000-1500 м, участками (г. Еловица в восточной части Центрально-Тагильской зоны) достигает 3000 м. Вулканические породы туринского комплекса образуют шошонит-латитовую ассоциацию. 2.3. Последовательность формирования вулканических ассоциаций Раннепалеозойские вулканогенные комплексы южной части Тагильской структуры различаются по составу ассоциаций вулканических пород и соотношению вулканитов различной кремнекислотности, а также по соотношению эффузивных, вулканокластических и вулканогенно-осадочных фаций, и сопутствующих им фаций осадочных пород. По некоторым общим чертам состава и строения вулканогенных толщ, позволяющим восстановить палеовулканическую обстановку, можно выделить три группы вулканических комплексов (рис. 2.3). В позднем ордовике – раннем силуре были сформированы кабанский (O3) и красноуральский (S1l1-2) комплексы. Инициальный вулканизм имел базальтовый характер, этому этапу соответствуют нижнекабанский и нижнекрасноуральский? подкомплексы базальтов с низкой долей (<1-3%) вулканитов кислого состава. Затем последовал базальтплагиодацит-плагиориолитовый вулканизм верхнекабанского подкомплекса и андезибазальт-андезит-плагиориодацитовый вулканизм верхнекрасноуральского подкомплекса. Вулканогенные образования представлены эффузивными и эффузивнокластическими фациями базальтоидов и кислых пород, субвулканическими фациями кислых пород;

крайне редкими вулканогенно-осадочные образования. Лавы базальтоидов обычно имеют подушечную или шаровую отдельность, сопровождаются гиалокластитами. Все это свидетельствуют в пользу подводной (возможно, глубоководной) обстановки базальтоидного вулканизма. Лавы базальтов нижних подкомплексов, прорываемые дайками кислых пород, изливались, скорее всего, из трещинных вулканов. В верхних подкомплексах возникли щитовые вулканы и, судя по присутствию мощных толщ кислых эффузивных и субвулканических пород (вулканокупольных структур?), вулканизм приобретал черты центрального типа. Афировый - редкопорфировый облик базальтоидов (и пород кислого состава) предполагает высокую скорость продвижения магматических расплавов к поверхности и невысокую степень дифференциации. Верхнекабанский комплекс в разрезе СГ-4 перекрыт кремнистыми туфоалевропелитами и радиоляриевыми силицитами (~65 м), что дает основание предположить перерыв в вулканической деятельности и тектоническую перестройку. В раннем-позднем силуре были сформированы павдинский - липовский (S1l-w) и именновский (S1w-S2ld) комплексы. Общим для этих стратифицированных вулканогенных толщ является значительный объем вулканокластических и вулканогенно-осадочных пород, присутствие глубоководных осадочных пород (силицитов) и подчиненное количество пород эффузивной и субвулканической фаций. В раннем силуре (павдинский и липовский комплексы) резко возрастают объемы вулканитов среднего состава, вулканиты представлены базальт-андезибазальт-андезит-риодацитовой ассоциацией, в составе которой доминируют андезибазальты и андезиты. Вулканизм раннего - позднего силура (именновский комплекс) имел базальт-андезибазальтовый характер. Силурийские базальтоиды имеют порфировый и обильно-порфировый облик, и характеризуются разнообразным петрографическим составом (с преобладанием клинопироксена либо плагиоклаза во вкрапленниках). Это является признаком продолжительного интрателлурического этапа эволюции магматических расплавов в промежуточных камерах. Увеличение продолжительности существования магматических расплавов, так же, как и значительные объемы вулканокластических пород, следует связывать с вулканизмом центрального типа. Обстановка вулканических излияний базальтоидов в силуре соответствовала подводной, поскольку лавы базальтоидов часто имеют шаровой или подушечный облик. Об этом так же свидетельсвует присутствие в вулканогенных толщах павдинского комплекса глубоководных вулканогенно-осадочных отложений - градационно-слоистых туфотурбидитов, сопровождающихся радиоляриевыми углеродсодержащими силицитами. В вулканогенных толщах именновского комплекса туфотурбидитовые отложения нижних частей разрезов к верху разрезов фациально замещаются грубообломочными отложениями (грязекаменных и пирокластических потоков), в составе цемента появляется хемогенное карбонатное вещество. В течение силура, таким образом, глубоководная обстановка вулканизма сменилась менее глубоководной-суаэральной. Доля вулканогенно-осадочных и осадочных пород в вулканогенных толщах силура снижается с запада на восток, то есть наблюдается фациальная неоднородность по латерали.

Рис. 2.3. Раннепалеозойские вулканические комплексы и ассоциации вулканических пород южной части Тагильской зоны. Фаунистические датировки по (Иванов, 1998 и др.). Радиологические датировки: *- трондьемиты левихинского комплекса (Rb-Sr), комагматичные павдинским вулканитам (Попов и др., 2003);

**- диориты северорудничного комплекса (Rb-Sr), комагматичные гороблагодатским вулканитам (данные С.Н. Бубнова, ИГЕМ РАН);

*** - сиениты кушвинского комплекса (K-Ar по биотиту), комагматичные туринским вулканитам (Разработка…, 1999).

Именновский вулканизм заканчивается излиянием лав афировых миндалекаменных базальтов и андезибазальтов. Лавы имеют подушечную отдельность, их сопровождают радиоляриевые кремнистые осадочные породы, что указывает на увеличение глубины излияния афировых базальтов по сравнению с базальтами порфирового облика. Отсутствие (или малое количество) вкрапленников в вулканитах этого типа связано с быстрым продвижением магматических расплавов к поверхности. Обеспечить режим быстрого подъема магматических расплавов могли условия кратковременного растяжения. В позднем силуре – раннем девоне были сформированы гороблагодатский (S2ld-p) и туринский (S2p-D1l) комплексы. В этот период вулканизм приобретает черты переходного типа (к субщелочному) и затем имеет субщелочной характер. Вулканическая ассоциация гороблагодатского комплекса объединяет базальты переходного типа эффузивной фации, трахибазальты? и трахидациты субвулканической фации. Субщелочной вулканизм представляет шошонит-латитовая ассоциация туринского комплекса, в которой доминируют вулканиты среднего состава. В составе гороблагодатской толщи значительные объемы занимают вулканокластические и вулканогенно-осадочные отложения, а подушечные лавы базальтов и субвулканические породы образуют лишь маломощные тела. В туринском комплексе эффузивные фации - подушечные и массивные лавы латитов, и экструзивные тела (игнимбритоподобные лаво- и гиалокластиты с субвулканическими телами того же состава) сопоставимы по объему с вулканогенно-осадочными отложениями. Позднесилурийскиераннедевонские вулканические породы в разрезах резко сменяются вулканогенноосадочными и осадочными карбонатными отложениями, что характеризует обстановку вулканизма, в отличие от предшествующего, как подводную - субаэральную. Базальтоиды этих комплексов имеют преимущественно афировый и редкопорфировый облик. Степень порфировости базальтоидов снижается по сравнению с силурийскими вулканитами, что является признаком более короткого интрателлурического периода дифференциации их расплавов. Изменение во времени палеообстановки и характера вулканизма, с которыми связаны различия в составе вулканических ассоциаций и в строении вулканогенных толщ (вулканогенных и осадочно-вулканогенных), а также перерыв в вулканизме, зафиксированный датировками конодонтов из кремнистых осадков в разрезе СГ-4, позволяют выделить ранние (O3-S1) и поздние (S1-2-D1) вулканические ассоциации. К ранним вулканическим ассоциациям отнесены: базальтовая (нижнекабанская и нижнекрасноуральская?) базальт-плагиодацит-плагиориолитовая (верхнекабанская) андезибазальт-андезитплагиодацитовая (красноуральская). К поздним вулканическим ассоциациям отнесены:

базальт-андезибазальт-андезит-плагиориодацитовая (павдинская и липовская) базальтандезибазальтовая (именновская) базальтовая (гороблагодатская) шошонитлатитовая (туринская). В раннепалеозойских вулканических ассоциациях Тагильской структуры всегда присутствуют вулканиты базальтового – андезитового состава, в вулканических толщах они обычно преобладают над кислыми породами. Эволюция магматизма и зональность структур современных островных дуг и континентальных рифтов реконструируется в значительной степени по базальтоидам, доминирующим в вулканических ассоциациях. Это определило выбор именно базальтоидов для дальнейших исследований. Изучение химического состава и геохимических особенностей базальтоидов дает возможность обсудить проблему происхождения базальтовых магм и тектоническую обстановку раннепалеозойского вулканизма в Тагильской структуре.

3. МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗБРАКОВКА АНАЛИТИЧЕСКИХ ДАННЫХ Проведено микроскопическое изучение раннепалеозойских базальтоидов в шлифах, на основе которого были выделены петрографические типы базальтоидов эффузивной (лавовой) фации, определена степень их вторичных изменений, установлены характерные особенности и отличия базальтоидов из разных вулканических комплексов. Исследовано содержание главных компонентов и элементов-примесей. Методы исследований. Петрогенные элементы определялись классическим методом “мокрой химии” и рентгено-флюоресцентным анализом (XRF). Силикатный анализ выполнялся в ИГЕМ РАН аналитиками Ю. В. Долининой и О. Г. Унановой по методикам, принятым в ЦХЛ ИГЕМ РАН;

точность метода сотые-тысячные доли %. Рентгенофлюоресцентный силикатный анализ производился в ИГЕМ РАН на квантометре СРМ-25 (аналитик М. Михеев). Для контроля качества анализа использовались российские и внутриинститутские стандарты. Часть проб была проанализирована в ЦХЛ Объединенного института геологии, геофизики и минералогии Сибирского отделения РАН г. Новосибирска на рентгеновском анализаторе VRA-20R (производство фирмы «Карл Цейсс Йена», ГДР), руководитель Л.Д. Холодова, аналитик В. Б. Василенко. В качестве образца сравнения использовался государственный стандарт СГД-1А (габбро эссекситовое). При выполнении анализа на каждые 8 проб параллельно проводилось измерение двух стандартных образцов СГ-1А (альбитизированный гранит) и СТ-1А (трапп). Для большинства петрогенных элементов пределы обнаружения составили 0,02-0,005%, для оксидов Mg и Na 0,1 и 0,2%, соответственно. Содержания элементов-примесей в породах определялись методами рентгенофлюоресцентного анализа (XRF), инструментального нейтронно-активационного анализа (INAA) и масс-спектрометрического анализа с индуктивно связанной плазмой (ICP-MS). Рентгенофлюоресцентный анализ (на 15 элементов-примесей) производился в ИГЕМ РАН на спектрометре "Респект-100" с компьютерным управлением (аналитик И.А.Толоконников), часть проб была проанализирована на XRF-спектрометре последовательного действия Philips PW2400. Определялись содержания Ca, Ti, V, Fe, Mn, Ni, Cr, Sc, Co, Cu, Zn, Pb, Th, Sr, Rb, Ba, Zr, Nb, Y. Порог чувствительности определяемых содержаний n – n*10 г/т. Для контроля качества анализов использовались российские и международные (Германия) стандарты (MO2, MO4, ST-1A, SGD-1A и др.). Инструментальный нейтронно-активационный анализ (на 28 элементов) производился в редкометалльном отделении ИГЕМ РАН (аналитик А. Л. Керзин). Определялись содержания ряда элементов со следующим порогом чувствительности (г/т): K, Ca, Fe, Sr, Rb, Zr, Ba, Sn - 100-1000;

Cr, Zn, Br, Ga, Ge, Cd, Mo, Ag, Ce, Nd, Gd, W, Re - 10-1000;

Na, As, Cs, Sb, Sm, Tb, Yb, Lu, Hf, Ta, Th, U - 1-5;

Co, Sc, Mn, La, Eu, Ir, Ar - 0,1-0,5. При расшифровке использовались ВМ, ВР и другие эталоны. Анализ проб методом масс-спектрометрии с индуктивно связанной плазмой (на 43 элемента) проводился в лаборатории ИМГРЭ на приборе Elan 6100 DRC (аналитик Д.З.Журавлев). Пределы обнаружения элементов составляли от 1-5 мг/т для тяжелых и средних по массе элементов (уран, торий, РЗЭ и др.) до 20-50 мг/т для легких элементов (бериллий, скандий и др.). В качестве стандартного образца использовался внутрилабораторный аттестованный образец горной породы, разложенный по той же методике, что и изучаемые образцы. Один образец (обр. 614) был исследован в лаборатории Геологической Службы США (г. Рэстон, Вирджиния) методами XRF, INAA, ICP-MS и др. Содержания главных компонентов в клинопироксенах определялись в Лаборатории локальных методов исследования вещества кафедры петрологии Геологического факультета МГУ (аналитики Н.Н. Коротаева и Е.В. Гусева). Анализ производился на сканирующем электронном микроскопе Camscan-4DV с энергодисперсионным анализатором Link AN-10000, при ускоряющем напряжении 15 kV и токе зонда на образце (1-3)х10-9 А. Пределы обнаружения элементов составляли (мас.%): K2O >0,12;

SiO2 >0,15;

TiO2 и Al2O3 >0,18;

FeO, MnO, MgO, CaO, Cr2O3 >0,20;

Na2O >0,5. Концентрации микропримесей в клинопироксенах (Ti, Cr, Sr, Zr, Ba, Th, Y, Nb, B, Li, Be, TR) определялись в Институте Микроэлектроники РАН, г. Ярославль (аналитики С.Г. Симакин, Е. Потапов) методом вторично-ионной масс-спетрометрии. В работе использованы данные по изотопному составу Sr в исследуемых породах С.Н. Бубнова с соавторами (Бубнов и др., 2001;

Комплексные…, 2001;

Выполнить…, 2003), по изотопному составу Sr и Nd О.М. Розена с соавторами (1995, 1999), по изотопному составу Nd Н.А. Румянцевой (ВСЕГЕИ). Разбраковка аналитических данных. Исследуемые раннепалеозойские вулканиты преобразованы в условиях эпидотхлоритовой и пренит-пумпеллиитовой субфации регионального метаморфизма, поэтому особое внимание было уделено отбору образцов и разбраковке аналитических данных. Из рассматриваемых выборок по минералого-петрографическим и химическим критериям исключены сильно измененные породы, рассмотрены вариации содержаний элементовпримесей, определенных различными методами. Региональный метаморфизм мог иметь субизохимический характер, при котором породы наследуют химический состав и особенности его вариаций. При этом в субизохимически измененных породах возможно локальное перераспределение элементов (K, Rb, Ca, Na и др.) за счет образования новых минералов и агрегатов. Вместе с тем, и зеленокаменные, и зеленосланцевые изменения могут сопровождаться привносом и/или выносом высокоподвижных во флюиде щелочных компонентов (Кейльман, Золоев, 1989;

Метасоматизм…, 1998). Степень изменения минерального состава пород устанавливалась по доле вторичных минералов (или измененного стекла) и новообразованных минералов, нетипичных для первичного состава вулканитов. Породы считались неизмененными, если содержание вторичных фаз составляло не более первых процентов, и измененными при более высоком их содержании (в том числе умеренно измененными – до 50% и сильно измененными – более 50%). Петрографические наблюдения исследуемых вулканитов показали сильную степень их изменения, примерно 75-100%, и единственным, сохранившимся полностью или частично минералом этих пород, является клинопироксен. 1. В базальтоидах кабанского и красноуральского комплексов часто присутствуют новообразованный гематит (до 10-30%), эпидот (до 25%), в незначительном количестве может присутствовать серицит. Образование метаморфогенных минералов в условиях эпидот-хлоритовой субфации зеленосланцевого метаморфизма (Викентьев и др., 1999), отражается в значительных вариациях содержаний, прежде всего Ca, Na, K, Fe. 2. Вулканиты часто имеют миндалекаменный облик. Содержание карбонатного кальция в образцах с миндалекаменными текстурами легко устанавливается по химическому составу. В случаях, когда среди вторичных минералов, заполняющих миндалины, доминирует кварц, важное значение при выделении групп пород имела проверка на соответствие химического состава петрографическому. Например, среди афировых вулканитов именновского комплекса (инт 117-265 м в СГ-4) по химическому составу, наряду с базальтами и андезибазальтами, были выделены (Каретин, 2000) андезиты - исландиты. Эти андезитового состава вулканиты содержат многочисленные миндалины с кварцем и петрографически соответствуют базальтам;

по данным из (Разработать…, 1995), было установлено, что относительно базальтов в «андезитах» не накапливаются некогерентные элементы, включая РЗЭ, то есть, они не дифференцированы относительно базальтов и, поэтому, не рассматриваются в данной работе. Степень изменения химического состава пород определялась по стандартным критериям: величине потерь при прокаливании ППП (содержание H2O, P, F, Cl, S, C - флюидных компонентов, накапливающихся в процессе вторичных изменений), содержанию CO2 (степень карбонатизации) и H2O+ (степень гидратации), отношению Fe2O3/FeO (показатель окисленности). Для кайнотипных базальтов из современных островодужных обстановок эмпирически установлены следующие значения этих показателей для неизмененных пород: ППП<1,5%, H2O+<0,8%, Fe2O3/FeO<1;

для океанических базальтов типа N-MORB: ППП<0,9%, H2O+<0,3%, Fe2O3/FeO<0,3 (Николаева, 1995, 1997). Для идентификации химически неизмененных регионально метаморфизованных пород мафического состава рекомендуемая величина ППП<8%, для фельзических пород ППП<4,0%;

сумма H2O+CO2<3,8% (Harris et. al., 1999). С учетом значительного изменения минерального состава исследуемых пород, что является их региональной особенностью, для химически неизмененных пород фельзического типа принята величина ППП<5,0%. Определение неизмененных образцов вулканитов по химическому составу и разбраковка химических анализов состояла из нескольких последовательных проверок, основная из которых - по величине ППП или H2O+CO2, превышающей установленные допустимые пределы. Проведена проверка выборок на экстремальные содержания главных компонентов, не удовлетворяющих условию (m+2S), то есть, отличающихся от среднего значения на величину более чем два стандартных отклонения. Этой проверкой, в частности, контролировалось присутствие карбонатного CaO в тех анализах, где CO2 не определялся. Величина Fe2O3/FeO принималась (для пород каждого комплекса) как вполне удовлетворительная в пределе двух стандартных отклонений от среднего значения. Кроме указанных показателей рассматривался нормативный состав пород на присутствие нетипичных минералов. Для выборок, удовлетворяющим стандартным химическим критериям неизмененных пород, рассчитывались индексы ACNK и Хашимото (Harris et. al., 1999). Индекс ACNK=Al2O3/(CaO+Na2O+K2O) показывает степень изменений плагиоклаза и полевого шпата при выносе щелочных компонентов и консервации глинозема. Индексом Хашимото 100*(MgO+K2O)/(MgO+K2O+CaO+Na2O) оценивается степень мобильности в базальтах MgO и K2O, перераспределяющихся в хлорит и серицит при изменениях темноцветных минералов, в сопоставлении с CaO и Na2O, перераспределяющихся во вторичные минералы при изменениях плагиоклаза и полевых шпатов. Оказалось, что индекс ACNK, а в некоторых случаях и индекс Хашимото превышают величины, принятые для неизмененных пород (ACNK<0,72;

индекс Хашимото<49). Это свидетельствует о локальном перераспределении щелочей и кальция в породах, и согласуется с петрографическими наблюдениями - они показали, что в исследуемых породах изменился первичный состав плагиоклаза, и в лучшей степени сохранился клинопироксен. Температуры метаморфогенного минералообразования оценены в 180-3000С для пренит-пумпеллиитовой и актинолит-пумпеллиитовой субфаций зеленокаменного метаморфизма и в 300-3700С для эпидот-хлоритовой субфации зеленосланцевого метаморфиз ма (Изучить…, 1998;

Выполнить…, 2003). Оценка степени изменения пород показала, что изменения состава пород были близки к субизохимическим. Особенностью состава исследуемых вулканитов является локальное перераспределение наиболее мобильных щелочных компонентов. Перераспределение щелочных компонентов могло произойти при процессах низкотемпературного регионального метаморфизма и при имевших место, по данным изучения изотопного состава кислорода и водорода вулканических пород силура (Покровский и др., 1996), низкотемпературных гидротермальных изменениях с участием морской воды. Проведено сопоставление содержаний элементов-примесей, определения которых выполнено несколькими методами. Хорошая сходимость данных ICP-MS и INAA установлена для Sc, Co, Cr, Cs, Ta, Hf, Th, U, РЗЭ;

удовлетворительная сходимость данных ICP-MS и XRF установлена для Rb, Sr, Ba, Ni, V, Cu, Zn, Zr. Обнаружено расхождение результатов для Y (снижение YXRF относительно YICPMS), Nb (увеличение NbXRF относительно NbICP-MS) и Pb (увеличение PbXRF относительно PbICP-MS). Для Nb расхождение результатов измерений методами ICP-MS и XRF имеет определенную закономерность: чем меньше содержание NbICP-MS, тем больше отклонение NbICP-MS/NbXRF от 1 (рис. 3.1). Отсутствие расхождения в результатах измерений Nb этими методами наблюдается при содержании Nb>7 г/т, по (Munker, 1998) Nb>10-15 г/т. В данном случае высокое отклонение NbICP-MS/NbXRF от 1 является результатом низкой точности измерения Nb методом XRF. Поэтому содержание Nb принято по ICP-MS и лишь в случаях минимальной ошибки приводится Nb по данным XRF. Для Pb (Рис. 3.2) и Y расхождение данных имеет незакономерный характер, что не исключает аналитические погрешности;

поэтому для Pb и Y использованы те данные РФА, в которых величина отклонения XICP-MS/XXRF от 1,0 является минимальной (например, для Pb + 0,2-0,3). К данным по химическому составу пород из литературных и фондовых источников предъявлялись следующие требования. Отбирались анализы индивидуальных образцов с площадной и/или глубинной привязкой, с авторскими данными по возрастной и формационной принадлежности. Выполнялась проверка лабораторной точности анализов по сумме оксидов (не менее 99% и не более 100,5%). Строгий отбор анализов по химическим критериям минимизировал расхождения данных из разных лабораторий. Последующее сопоставление по химическому составу собственных данных с данными из фондовых источников показало их хорошую сходимость. Для классификации пород по химическому составу использованы нормы Терминологической комиссии петрографического комитета РАН (Петрографический…, 1995;

Классификация…, 1997), рекомендации Петрографического комитета ИГЕМ (Магматические..., 1987), справочные материалы (Ефремова, Стафеев, 1985;

Петрография…, 2001 и др.). Список сокращений и индексов, используемых в тексте, приведен в Приложении 1.

1, 1, 1, NbICP-MS/NbXRF 0, 0, 0, 0, 0, NbICP-MS, г/т Рис. 3.1. Соотношение NbICP-MS/NbXRF - NbICP-MS в исследуемых базальтоидах.

1, 1, 1, PbICP-MS/PbXRF 0, 0, 0, 0, 0, PbICP-MS, г/т Рис. 3.2. Соотношение PbICP-MS/PbXRF - PbICP-MS в исследуемых базальтоидах.

4. ПЕТРОГРАФИЧЕСКАЯ, ПЕТРОХИМИЧЕСКАЯ И ГЕОХИМИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАННЕПАЛЕОЗОЙСКИХ БАЗАЛЬТОИДОВ ЮЖНОЙ ЧАСТИ ТАГИЛЬСКОЙ СТРУКТУРЫ Раннепалеозойские базальтоиды были опробованы в коренных выходах на поверхности, в структурных скважинах и в Уральской СГ-4 (рис. 2.1). 4.1. Петрографическая характеристика базальтоидов Кабанский комплекс (O3). Нижний подкомплекс. Базальты (обр. 106-11, 106-13;

106-13*;

206/99;

106-3) имеют афировый или редкопорфировый облик, содержат микровкрапленниками плагиоклаза и клинопироксена. Для них характерна гиалопилитовая и пилотакситовая основная масса, образованная крупными и мелкими лейстами плагиоклаза, в интерстициях которого изредка расположены зерна клинопироксена и титаномагнетита, и вторичные минералы. Текстура базальтов массивная и миндалекаменная. Верхний подкомплекс. Базальты миндалекаменные, афировые с редкими (<3%) мелкими вкрапленниками плагиоклаза и клинопироксена (обр. 34147, 34147*, 34144-34163, 34163P;

34215, 34254P, 34358, 34402, 34462-34464, 34531P;

7/608,1), изредка порфировые (обр. 7/691,5а;

7/725;

306-2) с мелкими зернами плагиоклаза (до 7-15%) либо плагиоклаза (10%) и клинопироксена (1-2%). Основная масса интерсертальная и пилотакситовая, состоит из лейст и иногда метельчатых агрегатов волокнистого плагиоклаза, изредка зерен клинопироксена, титаномагнетита и вторичных минералов. Вулканиты преобразованы в условиях эпидот-хлоритовой субфации зеленосланцевого метаморфизма. Среди первичных минералов базальтов неизмененным или частично измененным остается лишь клинопироксен, присутствуют псевдоморфозы по темноцветному минералу (предположительно клинопироксену);

плагиоклаз замещен альбитом, соссюритизирован. Вторичные минералы основной массы в базальтах нижнего подкомплекса представлены преимущественно хлоритом, актинолитом, реже кварцем, титанитом, эпидотом, кальцитом;

участками породы сильно гематитизированы. В базальтах верхнего подкомплекса среди вторичных минералов более широко развиты эпидот, кальцит и серицит, и реже встречается актинолит. Красноуральский комплекс (S1). Нижний подкомплекс. Базальты (обр. 316/1, 316/3;

316/3*) массивные и миндалекаменные, афировые и редкопорфировые с мелкими вкрапленниками альбитизированного плагиоклаза (5-7%) и единичными микровкрапленниками клинопироксена. Для них характерна гиалопилитовая или пилотакситовая основная масса, образованная лейстами плагиоклаза, с редкими зернами клинопироксена, иногда титаномагнетита, и вторичными минералами. Верхний подкомплекс. Андезибазальты и андезиты (обр. 314/1, 314/2;

314/2*) афировые и редко-микропорфировые породы. Афировые разности слабо раскристаллизованы, с вариолитовой структурой. Редкопорфировые разности - с плагиоклазом и клинопироксеном во вкрапленниах (5-7%) и интерсертальной основной массой, сложенной удлиненными лейстами и метельчатыми агрегатами плагиоклаза, между которыми расположены зерна клинопироксена, титаномагнетит и вторичные минералы. Вулканиты нижнего и верхнего подкомплексов преобразованы в условиях зеленосланцевой фации, часто интенсивно гематитизированы. Плагиоклаз полностью альбитизирован;

клинопироксен сохраняет первичный состав или замещен хлоритом. Вторичные минералы основной массы представлены актинолитом, хлоритом, кварцем, реже титанитом и эпидотом, доля которого возрастает в базальтоидах верхнего подкомплекса;

неравномерно развит гематит. Клинопироксены из кабанских и красноуральских базальтоидов представлены 2-мя генерациями кристаллов: микровкрапленниками размером обычно не более 1,0 мм и микролитами. Клинопироксены микровкрапленников из базальтов нижних подкомплексов по составу высокомагнезиальные авгиты En45-40 Wo43 Fs-11-15 (нижнекабанские) и эндиопсиды En48-46 Wo43-42 Fs7-10 (нижнекрасноуральские). Клинопироксены из базальтоидов верхних подкомплексов в ядрах вкрапленников соответствуют высокомагнезиальному авгиту, изредка диопсиду: En46-43 Wo44-38 Fs9-17 (верхнекабанские) и En46-43 Wo40-38 Fs12-17 (верхнекрасноуральские) (Носова и др., 2002;

Изучить…, 2001). В микролитах они принадлежат более железистому авгиту: En43-31 Wo32-39 Fs23-28 (верхнекабанские) и En38 Wo39 Fs22 (верхнекрасноуральские). Павдинский и липовский комплексы (S1). Среди базальтоидов павдинского и липовского комплексов по преобладанию во вкрапленниках клинопироксена либо плагиоклаза выделены два петротипа базальтоидов: магнезиальный и глиноземистый. Базальтоиды магнезиального типа. В павдинском комплексе они представлены плагиоклаз-пироксеновыми андезибазальтами, реже базальтами (обр. 30350, 30350*, 30458, 30548, 30557, 30566, 30613, 33/95). Это миндалекаменные обильнопорфировые мелкосреднепорфировые породы, в которых во вкрапленниках клинопироксен и псевдоморфно замещенный ортопироксен и/или оливин (всего 15-20%) преобладают над плагиоклазом (5-10%). В липовском комплексе базальтоиды магнезиального типа представлены пироксеновыми андезибазальты и андезитами. Андезибазальты (обр. КУ-5, КУ-7) и андезиты (обр. КУ-12, КУ-12*, 333/3) - миндалекаменные мелко-среднепорфировые породы с вкрапленниками (от 5% до 15%) клинопироксена и псевдоморфно замещенного цветного минерала. Клинопироксен неизменен, представлен средними и мелкими кристаллами, образует сростки. Псевдоморфозы мелкие, сложены хлоритом и серпентином или пумпеллиитом, эпидотом и кварцем. Единичными зернами встречаются мелкие вкрапленники соссюритизи рованного плагиоклаза. Основная масса гиалиновая, гиалопилитовая, состоит из лейст и волокон плагиоклаза, иголочек клинопироксена, единичных зерен хромшпинели;

вторичных минералов по стеклу: хлорита, кварца, пумпеллиита, эпидота, титанита, изредка игольчатого и волокнистого амфибола (тремолита). Базальтоиды глиноземистого типа. В павдинском комплексе представлены базальтами, андезибазальтами и андезитами. Базальты крупно-мелкопорфировые пироксенплагиоклазовые и плагиоклазовые (обр. 30353, 30386, 30377, 30390, 30390*, 30597, 30599, 30653). Для них характерно присутствие крупных и средних вкрапленников плагиоклаза (10-15%, изредка 25%), мелких вкрапленников клинопироксена и псевдоморфно замещенного темноцветного минерала (5-10%). Среди андезитов и андезибазальтов встречаются пироксен-плагиоклазовые мелко-крупнопорфировые разности (обр. 30427, 30485, 30500, 30522, 30674 - в нижнем лавовом теле) и плагиоклазовые мелкопорфировые разности (обр. 30120, 30141, 30215, 32/95 - в верхнем лавовом теле). В пироксен-плагиоклазовых разностях во вкрапленниках присутствуют крупные и средние зерна плагиоклаза (10-15%) и мелкие зерна клинопироксена и псевдоморфно замещенного темноцветного минерала (510%). Во вкрапленниках плагиоклазовых разностей плагиоклаз (5-7%, редко 10-20%) заметно преобладает над клинопироксеном (от единичных зерен до 3%). Вкрапленники базальтоидов магнезиального и глиноземистого типа часто имеют овальную или корродированную? форму, что является признаком их быстрой кристаллизации. Основная масса гиалопилитовая, реже интерсертальная или гиалиновая (в магнезиальном типе) состоит из лейст и метельчатых агрегатов волокнистого плагиоклаза, более редких зерен клинопироксена, редких зерен магнетита и вторичных минералов по стеклу. В липовском комплексе базальтоиды глиноземистого типа представлены плагиоклазовыми андезибазальтами и андезитами – мелко и среднепорфировыми, часто гломеропорфировыми, обильноминдалекаменными. Во вкрапленниках доминирует плагиоклаз (до 15%), изредка встречается более мелкий клинопироксен. Основная масса гиалопилитовая, сложена тончайшими лейстами плагиоклаза и вторичными минералами. Породы изменены в условиях пренит-пумпеллиитовой фации регионального метаморфизма. Плагиоклаз полностью альбитизирован и часто соссюритизирован. Клинопироксен не изменен или изменен частично, присутствуют псевдоморфозы вторичных минералов (эпидот+хлорит+кварц+магнетит, боулингит) по темноцветным минералам (клинопироксену и, предположительно, оливину или ортопироксену). Встречаются крупные вкрапленники плагиоклаза и клинопироксена овальной и изометричной формы, иногда оптически зональные (признаки быстрой кристаллизации). Среди вторичных минералов основной массы высока доля хлорита, кварца и богатых кальцием пренита, эпидота и пумпеллиита;

реже встречаются титанит, актинолит, серицит, карбонат, сульфиды. В липовских базальтоидах, в отличие от павдинских, выше доля вторичных минералов, обогащенных магнием: хлорита, актинолит-тремолита. Клинопироксены из павдинских – липовских и именновских базальтоидов представлены 3-4-мя генерациями кристаллов размером от 1,0-3,5 мм (реже 5,0 мм) до 0,1-0,05 мм. Ранние генерации клинопироксенов имеют сложную зональность (Сазонова и др., 1997;

Носова и др., 2000;

Провести…, 1988). Клинопироксены из базальтоидов магнезиального типа в ядрах высокомагнезиальные авгиты En46 Wo40 Fs14 (павдинские) или эндиопсиды En50 Wo42-40 Fs6-9 (липовские). Ядра резорбированы и окружены промежуточными зонами более магнезиального состава: En47 Wo43 Fs10 (павдинские), En51 Wo41 Fs7 (липовские). Клинопироксены из базальтов глиноземистого типа в ядрах также высокомагнезиальные авгиты: En46 Wo39 Fs15 (павдинские), однако, в отличие от клинопироксенов из базальтоидов магнезиального типа, имеют прямую зональность с последовательным снижением магнезиальности в промежуточных и краевых зонах до En42 Wo40 Fs18. Наименее магнезиальным составом характеризуются клинопироксены андезитов En43-41 Wo39 Fs18-20 (ядра) и поздние генерации клинопироксенов андезибазальтов (микролиты) En44-40 Wo40-37 Fs16-23 (павдинские) и En47 Wo32-35 Fs20-16 (липовские). Именновский комплекс (S1-2im1). Базальтоиды представлены порфировыми и афировыми разностями. Порфировые базальтоиды представлены двумя петротипами: магнезиальным - с преобладающим клинопироксеном во вкрапленниках и глиноземистым - с преобладающим плагиоклазом. Базальтоиды магнезиального типа представлены средне-мелкопорфировыми редкоминдалекаменными пироксеновыми и плагиоклазпироксеновыми разностями. В пироксеновых базальтах (обр. 1/916, 4/828, 5/20) вкрапленники представлены клинопироксеном (5-15%) и псевдоморфно замещенным оливином или ортопироксеном (3-5%), и изредка плагиоклазом. В плагиоклаз-пироксеновых базальтах встречаются порфировые разности (обр. 5/95, 5/95*;

6/95) и обильнопорфировые (обр. 5/640, 5/718). Для порфировых базальтов характерно присутствие мелкого клинопироксена, псевдоморфно замещенного темноцветного минерала (10-15%) и более крупного плагиоклаза (10%). Для обильно порфировых – среднего и мелкого клинопироксена, псевдоморфоз по темноцветному минералу (15-20%) и более мелкого плагиоклаза (15-20%). Основная масса интерсертальная, гиалопилитовая или пилотакситовая, сложена тонкими лейстами и иногда метельчатыми агрегатами плагиоклаза, зернами клинопироксена и вторичными минералами. Базальтоиды глиноземистого типа представлены массивными, изредка миндалекаменными, обильнопорфировыми плагиоклазовыми и пироксенплагиоклазовыми базальтами и андезибазальтами. Плагиоклазовые разности (обр. 3/95, 4/95, 4/95*, 4/1088, 434/1, 434/2, 5/966) характеризуются резким преобладанием мелкосреднезернистого плагиоклаза (10-35%) над редкими мелкими зернами клинопироксена и псевдоморфно замещенного темноцветного минерала. В пироксен-плагиоклазовых разностях (обр. 3/115) количество вкрапленников клинопироксена и псевдоморфно замещенного темноцветного минерала увеличивается до 5-7%. Основная масса пилотакситовая, гиалопилитовая, реже интерсертальная, для нее характерно присутствие в раскристаллизованном стекле плохо индивидуализированных лейст и метельчатых агрегатов плагиоклаза, изредка зерен клинопироксена. В разностях с интерсертальной основной массой встречаются футляровидные микролиты плагиоклаза. Для базальтоидов магнезиального и глиноземистого типов характерны гломеропорфировые сростки плагиоклаза и сростки клинопироксена с псевдоморфно замещенным темноцветным минералом. Афировые базальты и андезибазальты (обр. 1/95, 2/95, 2/95*, 614) по высокому содержанию окислов железа отнесены к железистому типу. Это обильно миндалекаменные породы, изредка с мелкими вкрапленниками (до 5-7%) плагиоклаза, клинопироксена и псевдоморфно замещенного темноцветного минерала. Основная масса гиалопилитовая до интерсертальной, сложена лейстами (часто с расщепленными концами) и метельчатыми агрегатами плагиоклаза, редкими микролитами клинопироксена, микрозернами магнетита, и вторичными минералами по стеклу. Породы преобразованы в условиях пренит-пумпеллиитовой фации регионального метаморфизма. Плагиоклаз полностью альбитизирован, часто соссюритизирован, в наиболее измененных разностях замещен пренитом и серицитом. Клинопироксен не изменен, изменен частично или полностью (присутствуют псевдоморфозы хлорита, кварца и карбоната);

в магнезиальном типе базальтов отмечены редкие псевдоморфозы боулингита (предположительно по оливину или ортопироксену). Среди вторичных минералов основной массы наряду с хлоритом и кварцем высока доля богатых кальцием пренита, пумпеллиита, эпидота, карбоната;

присутствуют лейкоксен, цеолиты, гематит, сульфиды. Клинопироксены из базальтоидов магнезиального типа в ядрах авгит-эндиопсиды обычно с обратной зональностью (En51-43 Wo38-36 Fs9-19), из базальтоидов глиноземистого типа высокомагнезиальные авгиты (En48-47 Wo43-36 Fs8-17) (Сазонова и др., 1997). Поздние генерации клинопироксенов (микролиты) характеризуются более железистым составом (до ферроавгитов): En41-28 Wo36-38 Fs22-33. Клинопироксены из ферробазальтоидов представлены двумя генерациями: мелкими кристаллами (размером менее 1,0-1,5 мм) и микролитами. Это авгиты довольно однородного состава: En42-47 Wo35 Fs17-18 (в ядрах) и En42 Wo36 Fs22 (в поздних генерациях).

Гороблагодатский комплекс (S1-2im2). Базальты (обр. 50/98, 52/98, 101/98, 101/98*, 431/6, 431/7) - редкоминдалекаменные средне-мелкопорфировые редкопорфирового и порфирового облика. Характерно преобладание вкрапленников плагиоклаза (510%) над клинопироксеном (1-5%) и присутствие в заметном количестве (до 5%) титаномагнетита и мелких зерен акцессорных минералов: апатита, ильменита, сфена. Клинопироксен во вкрапленниках более мелкий, чем плагиоклаз, часто деформированный (трещиноватый, с волнистым погасанием). Основная масса гиалопилитовая, микродолеритовая, сложена удлиненными лейстами плагиоклаза, зернами клинопироксена и вторичными минералами по стеклу. Вулканиты преобразованы зеленокаменно. Клинопироксен неизмененен, плагиоклаз полностью альбитизирован, незначительно пелитизирован и серицитизирован, по краям зерен часто замещен серицитом или пренитом. Среди вторичных минералов основной массы развиты хлорит, серицит, кальцит, пренит, реже встречаются титанит и кварц. Туринский комплекс (S2-D1tr). Латиты подушечных лав (обр. 104/98;

104/98*) и массивных лав (обр. 3/481, 3/685) преимущественно редкопорфировые с мелким и средним, обычно гломеровидным плагиоклазом (5-7%), и редким мелким клинопироксеном во вкрапленниках, изредка с микровкрапленниками титаномагнетита и апатита. Встречаются крупно-среднепорфировые разности с вкрапленниками плагиоклаза (10-35%) и редким клинопироксеном. Основная масса пилотакситовая, сложена лейстами альбита, иголочками клинопироксена, редкими зернами титаномагнетита, ильменита и апатита, и вторичными минералами. Более крупные микролиты плагиокалаза и клинопироксена имеют футляровидную форму. В подушечных лавах структура основной массы изменяется от микролитовой в центральной части подушек до вариолитовой во внешней зоне. В брекчированных лавах и лавокластитах (обр. 312/1, 312/2, 30/95) латиты порфировые и редкопорфировые. Порфировые разности содержат гломеровидные сростки, мелкого и среднего плагиоклаза (до 15%). В редкопорфировых разностях вкрапленники представлены КПШ (до 5%) и более редким альбитом. Для КПШ характерны пертитовые вростки альбита. Основная масса микрофельзитовая, с такситовой линзовидно-пятнистой текстурой за счет неравномерного развития вторичных минералов. В субвулканических телах (обр. 29/95) латиты редкопорфировые с мелкими вкрапленниками плагиоклаза (5%), часто практически полностью замещенного серицитом, а по краям полевым шпатом. Основная масса микролитовая, сложена мелкими зернами и веерообразными волокнистыми агрегатами КПШ;

содержит редкие чешуйки хлоритизированного биотита, единичные зерна титаномагнетита, циркона и апатита. Шошониты (обр. 3/316, 330/2) массивные обильнопорфировые с гломеровидными сростками мелко-среднезернистого плагиоклаза (30-40%), изредка с мелкими зернами клинопироксена (до 5%), и с редкими мелкими зернами титаномагнетита, апатита и сфена. Основная масса пилотакситовая, сложена лейстами альбита, более редкими зернами клинопироксена и вторичными минералами. Породы преобразованы зеленокаменно. Плагиоклаз альбитизирован, изредка соссюритизирован, обычно имеет буроватый пятнистый облик за счет частичного замещения серицитом и полевым шпатом, по краям зерен может быть замещен полевым шпатом. КПШ пелитизирован и незначительно серицитизирован. Клинопироксен не изменен, иногда частично замещен хлоритом. Присутствуют темноцветный минерал, предположительно клинопироксен, псевдоморфно замещенный кварцем, эпидотом, хлоритом, кальцитом. Среди вторичных минералов основной массы широко развиты хлорит, гематит, титанит, лейкоксен;

высока доля калиевых минералов (серицита, калиевого полевого шпата);

встречаются кварц, эпидот, пренит, кальцит. Породы неравномерно гематитизированы. Клинопироксены из гороблагодатских и туринских базальтоидов представлены 2-3 генерациями зерен: мелкими вкрапленниками размером менее 1,0-1,5 мм и, обычно, двумя генерациями микролитов (серийно-микролитовые структуры). По составу это салиты – высококальциевые авгиты в ранних генерациях: En39-46 Wo32-45 Fs15-21 (гороблагодатские) и En36-39 Wo41-43 Fs18-21 (туринские), и ферросалиты-ферроавгиты в микролитах: En26-36 Wo32-43 Fs30-32 (гороблагодатские) и En21-33 Wo35-41 Fs30-36 (туринские) (Носова и др., 2002). Обогащение клинопироксенов Ca связано с высоким содержанием калия и/или высокой общей щелочностью расплавов. Характер вторичных изменений раннепалеозойских базальтоидов, если исключить влияние метасоматических процессов, в определенной степени контролируется тенденцией вулканизма (толеитовой, известково-щелочной, щелочной). Общим для базальтоидов всех комплексов является альбитизация плагиоклаза. Поскольку альбитизация плагиоклаза происходит при взаимодействии вулканитов с морской водой, обстановку раннепалеозойского вулканизма можно считать преимущественно подводной. Вулканиты кабанского и красноуральского комплексов (O3-S1) изменены в условиях эпидот-хлоритовой ступени зеленосланцевой фации метаморфизма. В базальтоидах нижних подкомплексов наиболее широко развиты хлорит и актинолит - минералы, характерные для вулканитов толеитового ряда. Среди вторичных минералов базальтоидов верхних подкомплексов возрастает доля обогащенных кальцием минералов – эпидота и кальцита. Такой характер изменений более свойственен вулканитам переходного типа или известково-щелочной серии. Вулканиты павдинского-липовского и именновского комплексов (S1-2) изменены в условиях пренит-пумпеллиитовой субфации регионального метаморфизма. Среди вторичных минера лов преобладают богатые кальцием пренит, пумпеллиит, эпидот и кальцит, что указывает на их принадлежность к известково-щелочной серии. Среди вторичных минералов зеленокаменно измененных базальтоидов гороблагодатского и туринского комплексов (S2-D1) растет доля богатого калием серицита, его развитие обусловлено субщелочным составом вулканитов. 4.2. Петрохимическая характеристика базальтоидов Петротипы базальтоидов значимо различаются по MgO, FeOобщ, CaO и Al2O3 по результатам кластерного анализа (Statistica 5.5: Cluster Analysis). Базальтоиды кабанского и красноуральского комплексов (O3-S1) относятся к нормально-щелочному ряду и характеризуются довольно однородным составом - содержание главных компонентов в них не изменяется или незначимо возрастает со снижением магнезиальности (рис. 4.1, 4.2А). Нижние подкомплексы. Кабанские базальты и красноуральские базальты и андезибазальты (Прил. 2, табл. 1, 3;

рис. 4.1.А) - низкомагнезиальные до высокомагнезиальных: MgO=4-8%;

Mg#=41-62 – в первых и MgO=5-10%;

Mg#=53-64 – во вторых. Железистость пород возрастает по феннеровскому тренду, что характерно для толеитовых серий (рис. 4.2.Б). Базальтоиды низкотитанистые (TiO2ср=1%), низкокалиевые (K2Oср=0,3-0,4%), натриевого типа щелочности. Верхние подкомплексы. Кабанские базальты и красноуральские андезибазальты и андезиты (Прил. 2, табл.2, 3;

рис. 4.1Б) так же характеризуются значительными вариациями MgO и магнезиальности (от низко- до высокомагнезиальных): MgO=4-14%;

Mg#=38-70 – верхнекабанские, MgO=3-5%;

Mg#=37-58 – верхнекрасноуральские. Железистость базальтоидов в зависимости от кремнекислотности возрастает по известково-щелочному (боуэновскому) тренду (рис. 4.2.В). В базальтоидах верхних подкомплексов по отношению к нижним возрастает содержание Al2O3 и глиноземистость (нижние - умеренноглиноземистые, верхние – высокоглиноземистые), K2O (в верхнекабанских базальтах) и незначительно снижается содержание (TiO2ср=0,8-0,9%). Верхнекабанские базальты преимущественно низко-умереннокалиевые калиево-натриевого типа щелочности;

верхнекрасноуральские базальтоиды низкокалиевые натриевого типа щелочности. За счет увеличения содержания K2O или Na2O общая щелочность базальтоидов часто выше, чем в нормальнощелочных породах, то есть породы приобретают черты серий переходного типа. В красноуральских базальтоидах в среднем незначительно ниже содержание CaO и выше Na2O.

Рис. 4.1. Содержание главных компонентов в базальтоидах кабанского и красноуральского комплексов в зависимости от магнезиальности. Подкомплексы: А - нижнекабанский (зеленый залитый кружок), нижнекрасноуральский (красный залитый квадрат);

Б - верхнекабанский (зеленый незалитый кружок), верхнекрасноуральский (красный незалитый квадрат).

Рис. 4.2. Базальтоиды кабанского и красноуральского комплексов на диаграммах Na2O+K2O – SiO2, вес.% (А) и FeOобщ/MgO-SiO2, вес% (Б). Стрелки показывают направление фракционирования составов: зеленая – базальтов кабанского комплекса;

красная – базальтоидов красноуральского комплекса. Черная стрелка показывает изменение средних составов базальтов СОХ по (Melson et al., 1976;

Дмитриев и др., 1979;

Wood et al., 1981;

Wedepohl, 1981;

Shilling et al., 1983). По химическому составу базальты нижних подкомплексов отнесены к Na толеитовой серии, базальты верхнекабанского подкомплекса к K-Na известково-щелочной серии, базальтоиды верхнекрасноуральского подкомплекса к Na известково-щелочной серии. Базальтоиды кабанского и красноуральского комплексов обеднены Cr, Ni, Co, Sc (в среднем <100-50 г/т) относительно V (в среднем >200-300 г/т) и характеризуются низкими отношениями Ni/Co~0,7-1,0 до 2,0 и Cr/V~0,1-0,3 до 0,7 (рис. 4.3). Известково-щелочные базальтоиды верхних подкомплексов по содержанию этих элементов не отличаются значимо от толеитовых базальтов нижних подкомплексов. Наблюдаемый уровень содержания Cr и Ni значительно ниже, чем в толеитах СОХ. В последних по средним оценкам содержание Cr~360 г/т и Ni~140 г/т, и значительно более высокие отношения Ni/Co~3,0 и Cr/V~1,5 (Salters, Stracke, 2004).

Рис. 4.3. Содержание Cr, Ni, Co, Sc, V в базальтоидах кабанского и красноуральского комплексов в зависимости от магнезиальности. Условные обозначения см. рис. 4.1.

Базальтоиды павдинского и липовского комплексов (S1): базальты, андезибазальты и андезиты относятся к нормально-щелочному ряду, их состав дифференцирован в зависимости от магнезиальности (рис. 4.4, 4.5А). По содержанию магния и глинозема обособляются две группы базальтоидов: с высоким содержанием магния и низким глинозема (петрографически клинопироксеновые и плагиоклаз-клинопироксеновые разности) - магнезиального типа, и с низким содержанием магния и высоким содержанием глинозема (петрографически клинопироксен-плагиоклазовые и плагиоклазовые разности) - глиноземистого типа. Вулканиты магнезиального типа: представлены базальтами и андезибазальтами павдинского комплекса (Прил.2, табл.4), андезибазальтами и андезитами липовского комплекса (Прил.2, табл.6). Это высокомагнезиальные низко-умеренноглиноземистые (al’=0,6-1,0) породы с низким содержанием титана. Содержание MgO и магнезиальность незначительно выше, а содержание TiO2 ниже в андезибазальтах и базальтах липовского комплекса (MgOср~10%;

Mg#=63-72, до 75;

TiO2=0,28-0,58%), чем в павдинских (MgOср~9%;

Mg#=59-71;

TiO2=0,43-0,68%). В андезитах липовского комплекса (MgOcр~5,5%;

Mg#=60-64;

TiO2=0,33-0,58%) магнезиальность существенно не снижается по сравнению с андезибазальтами. Базальтоиды глиноземистого типа (Прил.2, табл.5) характеризуются более низким содержанием магния (MgOcр~5,6%) и более высоким содержанием TiO2 (0,48-0,88%) и глинозема (al’=1,0-1,6 - высокоглиноземистые), а также более высокой общей щелочностью (рис. 4.5А). В разрезах базальтоиды глиноземистого типа ассоциируют с вулканитами магнезиального типа и образуют самостоятельные тела. В первом случае они представлены (в павдинском комплексе) магнезиальными разностями базальтов, андезибазальтов (Mg#=5765) и андезитов (Mg#=55-63);

во втором случае – умеренно-низкомагнезиальными андезибазальтами (Mg#=40-47) и андезитами (Mg#=44-46). В липовском комплексе также присутствуют магнезиальные и умеренно-низкомагнезиальные разности базальтовандезибазальтов (Mg#=41-67) и андезитов (Mg#=37-61) глиноземистого типа. Липовские базальтоиды преимущественно низкокалиевые с Na типом щелочности;

павдинские умеренно-низкокалиевые с Na и K-Na типом щелочности. Для всех базальтоидов характерна известково-щелочная тенденция дифференциации расплавов (рис. 4.5Б). Они отнесены к Na и K-Na известково-щелочной серии, а их характерными чертами являются низкая титанистость и преобладание магнезиальных и высокомагнезиальных разностей.

Рис. 4.4. Содержание главных компонентов в базальтоидах павдинского (А) и липовского (Б) комплексов в зависимости от магнезиальности. Базальтоиды магнезиального типа: павдинские (оранжевый залитый кружок), липовские (фиолетовый залитый квадрат). Базальтоиды глиноземистого типа: павдинские (оранжевый незалитый кружок), липовские (фиолетовый незалитый квадрат).

Рис. 4.5. Базальтоиды павдинского и липовского комплексов на диаграммах Na2O+K2O – SiO2, вес.% (А) и FeOобщ/MgO-SiO2, вес% (Б). Стрелки показывают направление фракционирования составов: 1 – базальтоидов магнезиального типа;

2 – базальтоидов глиноземистого типа. Остальные условн. см. на рис. 4.4. Высокомагнезиальные разности базальтоидов (магнезиального типа) характеризуются, по сравнению с базальтоидами остальных комплексов, наиболее высокими содержаниями Cr (до 440 г/т), Ni (до 300 г/т) и отношениями Ni/Co и Cr/V (рис. 4.6). При этом в магнезиальных андезитах липовского комплекса отношения Ni/Co и Cr/V не снижаются по отношению к базальтам. В базальтоидах глиноземистого типа заметно снижаются содержания Cr (<100 г/т) и Ni (<60 г/т) и растет содержание V. Так же в вулканитах глиноземистого типа значительно снижаются Ni/Co~2 и Cr/V~0,2-0,3 отношения;

в железистых разностях Cr/V~0,03 – cнижается на порядок.

Рис. 4.6. Содержание Cr, Ni, Co, Sc, V в базальтоидах павдинского (А) и липовского (Б) комплексов в зависимости от магнезиальности. Условные обозначения см. рис. 4.4.

Базальтоиды именновского и гороблагодатского комплексов (S1-2) представлены нормально-щелочными и переходного типа (к субщелочным) базальтами и андезибазальтами (рис. 4.7, 4.8А), образуют слабо дифференцированную (по кремнекислотности) серию. В зависимости от содержания магния, железа и глинозема выделено три типа базальтоидов: магнезиальный – порфировые плагиоклаз-клинопироксеновые базальты именновского комплекса, глиноземистый – порфировые клинопироксен-плагиоклазовые базальты и андезибазальты именновского комплекса, железистый - афировые– редкопорфировые именновские и гороблагодатские ферробазальты – ферроандезибазальты (рис. 4.7). Базальты магнезиального типа (Прил.2, табл.7) относительно базальтоидов глиноземистого типа характеризуется более высоким содержанием MgO (в среднем~7,5% и ~3,8%, соответственно) и более низким содержанием Al2O3. Это магнезиальные до высокомагнезиальных (Mg#ср.=58), низко-умеренноглиноземистые породы (al’=0,7-1,2). Базальты и андезибазальты глиноземистого типа преимущественно умеренномагнезиальные (Mg#ср.=46), высокоглиноземистые (al’=1,1-1,6). Базальтоиды магнезиального и глиноземистого типов низкотитанистые (TiO2=0,7-1,0%), умеренно-низкокалиевые, Na типа щелочности, с известково-щелочной тенденцией изменения железистости в зависимости от кремнекислотности (рис. 4.8Б). Именновские и гороблагодатские ферробазальты-ферроандезибазальты (Прил.2, табл. 7, 8;

рис. 4.7Б) характеризуются низким TiO2 (в среднем~1,1%), Al2O3 (умеренноглиноземистые - al’=0,9-1,1) и MgO (в среднем~4,0%) и, соответственно, наиболее низкой магнезиальностью (Mg#ср.=38-43). Увеличение железистости ферробазальтоидов с ростом SiO2 происходит по толеитовому тренду (рис. 4.8Б). Именновские ферробазальтоиды преимущественно низкокалиевые Na типа щелочности. Относительно базальтоидов магнезиального и глиноземистого типов в них повышена общая щелочность за счет Na2O (рис. 4.8А), однако по авгитовому составу клинопироксенов их следует отнести к нормально-щелочным породам толеитовой серии. Гороблагодатские ферробазальты умереннококалиевые Na и K-Na типа щелочности, в отличие от именновских ферробазальтоидов они незначительно обогащены Al2O3, CaO, K2O, и обеднены TiO2 (рис. 4.7Б). Ферробазальты относятся к нормально-щелочным породам, но обнаруживают черты субщелочных пород (высококальциевый состав клинопироксенов, возрастание K2O, особенности минерального состава), и поэтому отнесены к породам переходного типа.

Рис. 4.7 Содержание главных компонентов в базальтоидах именновского и гороблагодатского комплексов в зависимости от магнезиальности. А - базальтоиды именновского комплекса магнезиального (синий залитый кружок) и глиноземистого (синий незалитый кружок) типов. Б - базальтоиды железистого типа именновского (голубой квадрат) и гороблагодатского (серый кружок) комплексов.

Рис. 4.8. Базальтоиды именновского и гороблагодатского комплексов на диаграммах Na2O+K2O – SiO2, вес.% (А) и FeOобщ/MgO-SiO2, вес% (Б). Стрелки показывают направление фракционирования составов магнезиального (1) и глиноземистого (2) типов базальтоидов, и ферробазальтов именновского (1) и гороблагодатского (2) комплексов. Остальные условн. см. на рис. 4.7. Базальты именновского комплекса по сравнению с павдинскими и липовскими характеризуются более низкими содержаниями Cr, Ni и отношениями Ni/Co и Cr/V (рис. 4.9А). В базальтах магнезиального типа содержания Cr (180-250 г/т) и Ni (<100 г/т) выше, а V (230-300 г/т) ниже, чем в базальтах глиноземистого типа: Cr и Ni (<50 г/т), V (240-340 г/т). Значительно снижаются отношения Ni/Co~1,9 и Cr/V~0,8 - в базальтах магнезиального типа (Ni/Co ниже, чем в глиноземистых базальтоидах павдинского комплекса). В базальтоидах глиноземистого типа отношения этих элементов еще ниже: Ni/Co~1,3 и Cr/V~0,1. Ферробазальтоиды по низким содержаниям Cr и Ni (преимущественно<70-30 г/т), накоплению V (в среднем >300 г/т) и низким отношениям Ni/Co (<1,0) и Cr/V (в среднем 0,1) сопоставимы с базальтоидами кабанского и красноуральского комплексов (рис. 4.9Б).

Рис. 4.9. Содержание Cr, Ni, Co, Sc, V в базальтоидах именновского и гороблагодатского комплексов в зависимости от магнезиальности. Условные обозначения см. рис. 4.7.

Базальтоиды туринского комплекса (S2-D1) представлены латитами и редкими шошонитами (Прил.2., табл. 8, рис. 4.10). Это низкотитанистые (TiO2 в среднем ~0,7%), высоко и весьма высокоглиноземистые (al’=1,3-3,4) породы с низким содержанием MgO (в среднем 2,5-3,5%). Магнезиальность латитов изменяется в довольно широких пределах (Mg#=60-20), со снижением магнезиальности в породах незначительно возрастают TiO2, P2O5, Na2O, CaO, но снижаются Al2O3 и K2O (рис. 4.11А). В шошонитах содержание калия изменяется от низкого до умеренного. Латиты – высококалиевые породы с высокой общей щелочностью (alk=8-12%). Вулканиты туринского комплекса принадлежат к субщелочной серии, по соотношению Na/K=0,5-2,3 они относятся преимущественно к калиевому ряду.

Рис. 4.10. Базальтоиды туринского комплекса на диаграммах Na2O+K2O – SiO2, вес.% (Le Bas et. al., 1986). Шошониты (розовый незалитый квадрат), латиты (розовый залитый квадрат). Латиты и шошониты наиболее обеднены Cr и Ni (<20 г/т), а также V (преимущественно 100-160 г/т) и, особенно, Co и Sc (рис. 4.11Б) по сравнению с вулканитами более ранних комплексов. При низком Cr/V (~0,1-0,2) в них довольно высокое отношение Ni/Co (~2,0) - на уровне базальтов магнезиального типа именновского комплекса.

Рис. 4.11 Содержание главных компонентов (А) и Cr, Ni, Co, Sc, V (Б) в базальтоидах туринского комплекса в зависимости от магнезиальности. Условные обозначения см. рис. 4.10.

4.3. Геохимические особенности базальтоидов Содержание ВЗЭ, КИЛЭ и РЗЭ в базальтоидах рассматривается относительно уровня содержаний в базальтах СОХ (N-MORB) и в хондрите C1 (Sun and Donough, 1989). Базальтоиды кабанского и красноуральского комплексов (O3-S1) обеднены ВЗЭ и обогащены КИЛЭ к ВЗЭ. На спайдер-диаграммах (рис. 4.12А, Б) прослеживаются отчетливые минимумы Nb, Ta, Zr, Hf, Ti, Y относительно N-MORB. Лишь в верхнекрасноуральских андезибазальтах и андезитах незначительно возрастают Zr и Hf. Более низкие содержания ВЗЭ отмечаются в базальтах кабанского комплекса, залегающих в западной зоне структуры.

Рис. 4.12. Спектры некогерентных элементов, нормированных к N-MORB (А, Б) и РЗЭ, нормированных к хондриту C1 (В, Г), базальтоидов кабанского и красноуральского комплексов. А, В - нижние подкомплексы: кабанский (зеленый кружок), красноуральский (красный квадрат). Б, Г – верхние подкомплексы: кабанский (зеленый незалитый кружок), красноуральский (красный незалитый квадрат). Содержания КИЛЭ широко варьируют, в большей степени ими обогащены базальтоиды верхних подкомплексов. Более высокими содержаниями K, Rb, Ba и Sr характери зуются кабанские базальты. Th, U, Pb накапливаются в более железистых разностях базальтоидов: в нижних подкомплексах - в кабанских базальтах, в верхних подкомплексах – в красноуральских андезибазальтах и андезитах. Базальты нижних подкомплексов сильно обеднены РЗЭ (рис. 4.12.В), их содержание ниже, чем в N-MORB, распределение близко к хондритовому. Незначительное обогащение Nd и Sm (LaNYbN) придает спектрам слабо выпуклую форму. Содержание и степень фракционирования РЗЭ в кабанских базальтах (РЗЭN=11-12;

La/YbN=0,9-1,3) лишь незначительно ниже по сравнению с красноуральскими (РЗЭN=12-15;

La/YbN=1,01,5). Базальтоиды верхних подкомплексов значительно обогащены средними и легкими РЗЭ относительно N-MORB (рис. 4.12.Г). По сравнению с вулканитами нижних подкомплексов РЗЭ в них сильно фракционированы (LaN>SmN>YbN). Содержание и степень фракционирования РЗЭ незначительно выше в менее основных по составу красноуральских базальтоидах (РЗЭN=37-43;

La/YbN=3,4-3,6) по сравнению с кабанскими (РЗЭN=2530;

La/YbN=2,0-3,0). Базальтоиды павдинского и липовского комплексов (S1) магнезиального и глиноземистого типов также обеднены ВЗЭ и обогащены КИЛЭ к ВЗЭ (рис. 4.13.А, Б). Базальтоиды магнезиального типа деплетированы Nb, Ta, Ti, Y относительно NMORB (рис. 4.13.А). Концентрации ВЗЭ ниже в липовских андезибазальтах;

в андезитах элементы-примеси, включая КИЛЭ, не накапливаются относительно андезибазальтов. В базальтоидах глиноземистого типа (рис. 4.13.Б) содержания ВЗЭ незначительно увеличиваются относительно вулканитов магнезиального типа, но относительно N-MORB концентрации Nb, Ta, Ti, Y остаются пониженными. Базальтоиды глиноземистого типа богаче Rb, Ba, Th, U и беднее Sr и Pb по сравнению с базальтоидами магнезиального типа (Sr также богаче магнезиальные разности глиноземистого типа по сравнению с железистыми). В андезитах КИЛЭ и ВЗЭ не накапливаются относительно андезибазальтов, как и в андезитах липовского комплекса. Базальтоиды характеризуется низкими содержаниями и невысокой степенью фракционирования РЗЭ. Базальтоиды магнезиального типа относительно N-MORB обеднены средними и тяжелыми РЗЭ и обогащены только ЛРЗЭ (рис.4.13.В). Наиболее низким содержанием и невысокой степенью фракционирования РЗЭ характеризуются андезиты (РЗЭN=9,5-12,1;

La/YbN=1,2-2,0) и андезибазальты (РЗЭN=14,2;

La/YbN=2,0) липовского комплекса. В андезибазальтах павдинского комплекса содержание РЗЭ возрастает (РЗЭN=16,4-21,7;

La/YbN=1,6-2,2), но степень фракционирования остается такой же низкой, как и в липовских базальтоидах.

Рис. 4.13. Спектры некогерентных элементов, нормированных к N-MORB (А, Б) и РЗЭ, нормированных к хондриту C1 (В, Г), базальтоидов павдинского и липовского комплексов. Вулканиты магнезиального типа (А, В): андезибазальты павдинского комплекса (оранжевый кружок);

андезибазальты (фиолетовый квадрат) и андезиты (фиолетовый частично залитый треугольник) липовского комплекса. Вулканиты глиноземистого типа павдинского комплекса (Б, Г): базальты и андезибазальты (оранженый незалитый кружок), андезиты (черный треугольник). В базальтоидах глиноземистого типа павдинского комплекса возрастает содержание всех РЗЭ (лишь незначительно больше других увеличивается содержание средних РЗЭ), поэтому степень фракционирования остается низкой, на уровне вулканитов магнезиального типа (рис.4.13.Г). В андезитах РЗЭ (РЗЭN=19,1-24,6;

La/YbN=1,8-2,3) не накапливаются относительно андезибазальтов и базальтов (РЗЭN=18,4-30,6;

La/YbN=1,5-2,5). Характер фракционирования РЗЭ в вулканитах глиноземистого и магнезиального типа однотипный (LaN>SmN>YbN), различия состоят в появлении слабо выраженного минимума Eu в вулканитах глиноземистого типа.

Базальтоиды именновского комплекса (S1-2), как и предшествующие им павдинские и липовские, обеднены ВЗЭ и обогащены КИЛЭ к ВЗЭ (рис. 4.14).

Рис. 4.14. Типичные спектры элементов-примесей базальтоидов именновского комплекса (средние содержания). Базальты магнезиального типа (синий кружок), базальтоиды глиноземистого типа (голубой незалитый кружок), ферробазальтоиды (голубой квадрат). В среднем, более низкими содержаниями ВЗЭ характеризуются базальты магнезиального типа;

Nb, Ta, Ti и Y в них ниже, чем в N-MORB. В базальтоидах глиноземистого типа концентрации ВЗЭ незначительно увеличиваются, но такими же низкими остаются содержания Ta, Ti и Y. В ферробазальтоидах концентрации ВЗЭ увеличиваются, и за исключением Ti и Y они выше, чем в N-MORB. Содержания Rb, Ba и Sr значительно варьируют;

самые низкие, в среднем, содержания этих элементов, а также Th и Pb в базальтах магнезиального типа;

базальтоиды глиноземистого типа отличаются наиболее высоким Rb и Sr, ферробазальтоиды - наиболее высоким Th и Pb. Именновские базальтоиды значительно обеднены тяжелыми РЗЭ и обогащены средними и легкими РЗЭ относительно N-MORB (рис. 4.15). Они имеют сильно фракционированные спектры РЗЭ, чем заметно отличаются от павдинских и липовских базальтоидов. В базальтах магнезиального типа содержание РЗЭ (РЗЭN=22-37;

La/YbNср.=2,9) незначительно ниже чем в базальтоидах глиноземистого типа (РЗЭN=30-41;

La/YbNср.=3,3) (рис.4.15.А). Ферробазальтоиды (РЗЭN=43-48;

La/YbNср.=3,0) отличаются более высоким содержанием ТРЗЭ и в целом РЗЭ (рис.4.15.Б). Характер распределения РЗЭ во всех именновских базальтоидах однотипный (LaN>SmN>YbN), они слабо различа ются по степени фракционирования, которая незначительно возрастает в базальтоидах глиноземистого типа.

Рис. 4.15. Спектры РЗЭ базальтоидов именновского комплекса. А – базальтоиды магнезиального типа (синий кружок) и глиноземистого типа (голубой незалитый кружок). Б - ферробазальтоиды (голубой квадрат). Базальты гороблагодатского комплекса (S2) по содержанию ВЗЭ - ниже или на уровне N-MORB (рис.4.16.А) наиболее близки к именновским ферробазальтоидам. В отличие от всех базальтоидов именновского комплекса гороблагодатские ферробазальты обогащены КИЛЭ группы K (Rb, Ba, Sr);

при этом содержания Th, U и Pb в них незначительно снижаются.

Рис. 4.16. Спектры элементов-примесей и РЗЭ ферробазальтов гороблагодатского комплекса (серый кружок). Типичные спектры базальтов именновского комплекса: магнезиального типа (голубой кружок) и ферробазальтов (голубой квадрат). Ферробазальты обеднены тяжелыми РЗЭ и обогащены легкими и средними РЗЭ относительно N-MORB (рис.4.16.Б). По содержанию и степени фракционирования РЗЭ (РЗЭN=26-48;

La/YbNср.=2,9), а также по характеру фракционирования РЗЭ (LaN>SmN>YbN) ферробазальты близки к именновским базальтоидам. Однако содержание РЗЭ, в среднем, все же незначительно снижается относительно именновских ферробазальтоидов, отличающихся более высоким содержанием РЗЭ среди базальтоидов именновского комплекса. Базальтоиды туринского комплекса (S2-D1): латиты и шошониты обогащены всеми некогерентными элементами (рис.4.17.А). Концентрации ВЗЭ, за исключением Ti, Y и Yb, выше, чем в N-MORB. Для них характерно наиболее высокое среди всех раннепалеозойских базальтоидов обогащение КИЛЭ относительно ВЗЭ. Шошониты и латиты также обогащены РЗЭ (РЗЭN=62-77 в шошонитах;

РЗЭN=80-114 в латитах), особенно сильно ЛРЗЭ (LaN>>SmN>YbN) (рис.4.17.Б). Поскольку содержание в них ТРЗЭ находится примерно на уровне N-MORB, они имеют сильно фракционированные спектры РЗЭ (La/YbN=5,0-11,3).

Рис. 4.17. Спектры элементов-примесей и РЗЭ латитов (розовый квадрат) и шошонитов (розовый кружок) туринского комплекса.

4.4. Петрохимические типы и серии базальтоидов Раннепалеозойские базальтоиды Тагильской структуры принадлежат к различным петрохимическим сериям и типам (рис. 4.18). По содержанию щелочей и соотношению общей щелочности и кремнекислотности базальтоиды позднего ордовика - силура относятся к нормально-щелочному ряду, базальтоиды позднего силура - раннего девона к субщелочной серии и к толеитовой с чертами переходной к субщелочной.

Рис. 4.18. Сериальная принадлежность базальтоидов (O3-D1) Тагильской структуры. Римскими цифры обозначают этапы вулканизма: I – поздний ордовик – ранний силур, II – силур, III – поздний силур - ранний девон. Стрелками показана последовательность формирования базальтоидов выделенных комплексов. Вулканиты нормально-щелочного ряда принадлежат преимущественно к магнезиально-железистому типу (Mg#<60), однако в раннем силуре преобладали высокомагнезиальные базальтоиды (Mg#>60), близкие к высокомагнезиальному (бонинитовому) типу. Среди базальтоидов магнезиально-железистого типа доминируют базальтоиды известково-щелочной серии. К толеитовой серии относятся нижнекабанские и нижнекрасноураль ские базальтоиды позднего ордовика. Ферробазальтоиды позднего силура относятся к переходному типу, промежуточному между породами нормально-щелочного и субщелочного ряда. По составу вулканических ассоциаций и петрохимическим особенностям базальтоидов выделены два временных ряда вулканических ассоциаций: позднего ордовика – раннего силура (I ряд) и силура – раннего девона (II ряд) (табл. 4.1) Таблица 4.1. Петрохимические серии базальтоидов раннепалеозойских вулканических ассоциаций Петрохимические серии Комплекс Вулканическая ассоциация базальтоидов Нижний кабанский, Однородная базальтовая (ненижний красноуральдифференцированная), содер- Na толеиты ский жащая плагиодациты (O3) I ряд Базальт-плагиодацитВерхний кабанский K-Na известковоплагиориолитовая (контраст(O3) щелочные базальты но-дифференцированная) Верхний красноураль- Андезибазальт-андезитNa известково-щелочные ский плагиодацитовая (последоваандезибазальты и андези(S1) тельно дифференцированная) ты Na и K-Na известковощелочные базальты, андеБазальт-андезибазальтзибазальты и андезиты: Павдинский, липовандезит-риодацитовая (непре- глиноземистого типа и ский (S1) рывно дифференцированная) магнезиального типа, близкого к высокомагнезиальному II ряд Именновский (S1-2) Na известково-щелочные базальты и андезибазальты: магнезиального и глиноземистого типов Na ферробазальты и ферроандезибазальты K-Na ферробазальты Kсубщелочные латиты и шошониты Базальт-андезибазальтовая (слабо дифференцированная) Гороблагодатский (S2) Туринский (S2-D1) Базальтовая (однородная), содержащая дациты - трахидациты Шошонит-латитовая (слабо дифференцированная) Раннепалеозойские базальтоиды, за исключением базальтоидов субщелочной серии, обеднены ВЗЭ и ТРЗЭ (их содержания ниже уровня N-MORB) и обогащены КИЛЭ и ЛРЗЭ. Значительным дефицитом ВЗЭ и ТРЗЭ, и невысокими содержаниями КИЛЭ и ЛРЗЭ характеризуются нижнекабанские и нижнекрасноуральские базальтоиды толеитовой серии, начинающие I ряд вулканических ассоциаций, а также павдинские и липовские высокомагнезиальные известково-щелочные базальтоиды, начинающие II ряд вулканиче ских ассоциаций. Дефицит ВЗЭ и ТРЗЭ сохраняется в базальтоидах известково-щелочных серий I и II ряда (верхнекабанских-верхнекрасноуральских и именновских, соответственно), а по Ti, Y и ТРЗЭ и в более поздних вулканитах (именновских и гороблагодатских ферробазальтоидах, субщелочных туринских базальтоидах). Содержание КИЛЭ и ЛРЗЭ, и обогащение КИЛЭ/ВЗЭ и ЛРЗЭ/ТРЗЭ последовательно возрастают в базальтоидах толеитовой, известково-щелочной и субщелочной серий. Таким образом, содержание некогерентных элементов и обогащение их КИЛЭ/ВЗЭ и ЛРЗЭ/ТРЗЭ возрастает в базальтоидах I и II ряда вулканических ассоциаций от ранних серий к поздним. Состав базальтоидов и их геохимические особенности изменяются во времени, что свидетельствует о изменении условий их формирования. Условия кристаллизации базальтоидов могут быть восстановлены с учетом особенностей состава клинопироксенов, их изучению было посвящено несколько работ (Сазонова и др., 1997;

Носова и др., 2000;

Наркисова и др., 2000;

Носова и др., 2002;

Сазонова и др., 2003). Некоторые особенности формирования базальтоидов могут быть определены по содержанию тугоплавких элементов и их отношениям (например, Ni/Co и Cr/V), являющимся вместе с величиной магнезиальности показателями степени дифференциации магм. Базальтоиды афирового-редкопорфирового облика кабанского и красноуральского комплексов характеризуются довольно однородным составом и низкими содержаниями Ni, Co и Cr, преобладанием магнезиальных и умеренномагнезиальных разностей. Состав клинопироксенов из афировых – редкопорфировых базальтоидов кабанского и красноуральского комплексов изменяется незначительно по пижонитовому тренду (Ca2+Fe2+ при Mg2+const). Это позволяет предположить раннюю кристаллизационную дифференциацию их первичных расплавов, быстрый подъем к поверхности и быстрое остывание расплавов в условиях низкого давления. Среди порфировых известково-щелочных базальтоидов павдинского-липовского и именновского комплексов присутствуют высокомагнезиальные разности, обогащенные тугоплавкими элементами, и низкомагнезиальные разности с более высоким содержанием V и низким содержанием Ni, Co и Cr. Клинопироксены из порфировых базальтоидов имеют сложную зональность и протяженные тренды кристаллизации авгитового типа (Mg2+Fe2+ при Ca2+const). Это показывает, что расплавы известково-щелочных базальтоидов павдинского-липовского и именновского комплексов претерпели продолжительную многостадийную кристаллизацию в изменяющихся физико-химических условиях. Повышение содержания тугоплавких компонентов в расплавах связано с увеличением глубины (давления) и степени плавления, следует предположить, что формирование первичных расплавов павдинских и липовских базальтоидов, для которых характерны наиболее высокие содержания и отношения Ni/Co, Cr/V, происходило из высокомагнезиального субстрата. Кристаллизация магнезиальных андезибазальтов (магнезиального и глиноземистого типов) павдинского комплекса (моделирование кристаллизации ранних ядер клинопироксенов из расплавов андезибазальтового состава (обр. 30390, 33/95) в КОМАГМАТ 3.0) происходила при повышенных давлениях (около 8 кбар), в относительно восстановительных условиях (fO2 несколько ниже буфера WM). Клинопироксены магнезиальных базальтоидов павдинского комплекса имеют прерывистую обратную зональность и обогащенные Cr промежуточные и краевые зоны. Для кристаллизации клинопироксена такого состава необходимо повышение температуры ликвидуса, что могло реализоваться за счет поступления высокотемпературных порций расплава. Вероятно, при кристаллизации магнезиальных павдинских базальтоидов могло иметь место смешение частично дифференцированных расплавов с вновь поступавшими в камеры порциями недифференцированных расплавов. Кристаллизация низкомагнезиальных андезибазальтов и андезитов глиноземистого типа, судя по прямой зональности в клинопироксенах, происходила в условиях снижения температуры при низких давлениях (порядка 2 кбар и менее). Именновские клинопироксены из базальтоидов магнезиального и глиноземистого типов имеют более протяженные тренды кристаллизации, чем павдинские и липовские (см. гл 4.1), следовательно, их расплавы претерпели более длительную кристаллизационную дифференциацию. В ядрах ранних генераций клинопироксенов именновских базальтоидов магнезиального и глиноземистого типов, и изредка железистого типа наблюдается обратная зональность;

она может быть объяснена повышением температуры ликвидуса при дегазации расплавов, что привело к росту fO2, кристаллизации магнетита и увеличению магнезиальности остаточного расплава. Присутствие в базальтоидах магнезиального и глиноземистого типов однотипных ядер ранних генераций клинопироксенов указывает на то, что они могли образоваться за счет фракционирования из единого родоначального расплава. При более низком содержании MgO, Ni, Co, Cr в базальтах глиноземистого типа практически не изменяется содержание SiO2, CaO, TiO2, а так же содержание и степень фракционирования РЗЭ, что свидетельствует о близости составов исходных магм. Моделирование (КОМАГМАТ 3.0) показало возможность образования базальтов глиноземистого типа при фракционной кристаллизации расплавов базальтов магнезиального типа при осаждении Cpx(1)+Pl(1)+Ol(2) и степени кристаллизации около 15% и fO2 < fNNO. Именновские афировые – редкопорфировые ферробазальты, по сравнению с магнезиальными базальтами, обеднены MgO, Al2O3, Ni, Co, Cr. В них незначительно возрастает общая щелочность, TiO2 и V, при неизменном содержании CaO. Составы клинопироксе нов из именновских ферробазальтоидов слабо изменяются вдоль пижонитового тренда, что предполагает высокую скорость их кристаллизации при быстром подъеме и остывании расплавов. По особенностям состава ранних генераций этих клинопироксенов (более высокое отношение Ti/Al и резкое обогащение Ti при незначительном возрастании железистости) их кристаллизация происходила на меньшей глубине (при более низком давлении), чем расплавов известково-щелочных базальтов магнезиального и глиноземистого типов. На основании этого можно предположить, что фракционная кристаллизация их первичных расплавов проходила в других физико-химических условиях, чем известковощелочных базальтов либо был иным источник расплавов. Гороблагодатские ферробазальты характеризуются довольно однородным составом и низкими содержаниями Ni, Co, Cr. Туринские латиты обеднены MgO и тугоплавкими элементами. Высокожелезистый и высококальциевый состав клинопироксенов из гороблагодатских ферробазальтов и из туринских субщелочных базальтоидов (плоские тренды кристаллизации при Ca2+=const Mg2+Fe2+) отражает особенности химического состава расплавов, обогащенных калием и имеющих повышенную щелочность, что предполагает возрастание глубины формирования их первичных расплавов и раннее фракционирование расплавов. Изучение ксеногенных магнезиальных ядер в клинопироксенах из габбродиоритов и диоритов, комагматичных базальтоидам именновского и гороблагодатского комплексов, соответственно (Сазонова и др., 2003), показало следующее. Клинопироксены габбродиоритов содержат ксеногенные магнезиальные ядра, геохимические особенности которых (обогащены Ba, Sr, Be, B и ЛРЗЭ>СРЗЭ>ТРЗЭ) унаследованы от клинопироксенов мантийных пород, претерпевших метасоматические преобразования с участием водного флюида и незначительной доли расплава. На основании этого предполагается водный характер первичных магм базальтоидов именновского комплекса. Геохимические особенности ксеногенных магнезиальных ядер в клинопироксенах из диоритов (не обогащены Ba, Sr, Be, B и ЛРЗЭ<СРЗЭ>ТРЗЭ) соответствуют клинопироксенам из областей мантийного метасоматоза, связанного с воздействием щелочных базальтовых расплавов (типа OIB). Это показывает, что формирование первичных магм гороблагодатских и туринских базальтоидов происходило из обогащенного субстрата (на значительной глубине и при более низкой степени частичного плавления). Особенностью геохимического состава клинопироксенов из раннепалеозойских базальтоидов является соответствие содержаний элементов-примесей (Sr, ЛРЗЭ, Zr, Ti, Yb) их содержаниям в клинопироксенах островных дуг, и уровня отношений элементовпримесей уровню отношений в клинопироксенах из мантийных перидотитов островодуж ных обстановок (Носова и др., 2002). Таким образом, во времени изменялся состав вулканических ассоциаций, состав и геохимические особенности базальтоидов, и условия их формирования. 4.5. Относительная временная последовательность вулканических (петрохимических) серий базальтоидов Временная последовательность вулканических серий имеет ключевое значение для решения альтернативы: островная дуга или континентальный рифт, так как эволюция вулканизма в этих структурах имеет в целом противоположную направленность. Для современных зон растяжения и сжатия установлены и детально изучены типичные вулканические ассоциации и петролого-геохимические особенности базитов, входящих в различные вулканические серии (Магматические…, 1987 и др.). Поэтому, сравнение последовательности формирования раннепалеозойских вулканических серий Тагильской структуры с вулканическими формациями современных основных геодинамических режимов - зон растяжения и сжатия позволяет восстановить палеогеодинамические условия их формирования. Континентальные рифты проходят через два этапа развития: предрифтовый и рифтовый. Для предрифтовой стадии характерны слабо дифференцированные щелочнобазальтовые ассоциации, иногда сменяющиеся толеитовыми. На собственно рифтовой стадии, наряду со слабодифференцированными ассоциациями повышенной щелочности формируются дифференцированные субщелочные серии вулканитов, часто отчетливо контрастно дифференцированные. Щелочные и субщелочные вулканиты преобладают по объему над вулканитами толеитовой серии. При переходе от континентального рифтогенеза к межконтинентальному (Красноморская рифтовая область) возникают толеитовые недифференцированные серии вулканитов типа N-MORB. В рифтовых структурах, итогом развития которых может являться раскрытие океана, происходит направленное уменьшение щелочности магматизма от ранних щелочных и субщелочных серий к поздним толеитовым сериям (Магматические…, 1987;

Фролова, Бурикова, 1997 и др.). На всех стадиях развития континентальных рифтов, вплоть до разрыва континентальной коры, мантийный источник их магмогенерации остается неистощенным, и породы несут многочисленные признаки этого (мантийные нодули, следы мантийного метасоматоза, обогащенность как КИЛЭ, так и ВЗЭ, и др.). Во времени щелочные базальтоиды сменяются толеитовыми, близкими базальтам СОХ. Островные дуги проходят через несколько стадий развития. В зависимости от строения литосферы и глубинных геодинамических процессов на границах и в тылу конвергирующих плит типы вулканических ассоциаций в островных дугах и последователь ность их формирования могут различаться (Магматические..., 1987;

Фролова, Бурикова, 1997). В основании островных дуг (энсиматических) предостроводужный этап фиксируется специфическими островодужными офиолитами (толеиты, бониниты, ультрамафиты). Затем происходит излияние вулканитов бимодальных риолит-базальтовых серий (преимущественно в энсиматических дугах), непрерывных базальт-андезит-дацитовых (преимущественно в энсиалических дугах) и базальт-андезибазальтовых известково-щелочных серий и, наконец, шошонит-латитовых субщелочных (Магматические…, 1987;

Фролова, Бурикова, 1997 и др.). При возникновении рифтов над зонами субдукции (внутридуговых или задуговых) последовательность вулканических серий может быть более сложной. Состав мантийного источника (фертильный типа MORB) вследствие декомпрессионного плавления и формирования предостроводужных офиолитов эволюционирует к сильно истощенному. Деплетирование перидотитов мантийного клина ВЗЭ связывается также с предшествующим плавлением в задуговом бассейне и последующей конвекцией мантийного вещества к фронту дуги, наведенной погружающейся плитой. В островных дугах происходит постепенное наращивание мощности земной коры и погружение области магмогенерации, в результате чего мантийный источник эволюционирует от сильно истощенного к недеплетированному (обогащенному КИЛЭ при сохранении определенного дефицита ВЗЭ). Вулканиты современных надсубдукционных обстановок отличаются от рифтогенных присутствием вулканитов известково-щелочного ряда и отсутствием вулканитов щелочного ряда, а также обратной последовательностью формирования формаций: толеитовые серии сменяются известково-щелочными и субщелочными. Тагильская структура. Базальтоиды выделенных вулканических ассоциаций обладают собственными устойчивыми петрографическими, петрохимическими и геохимическими признаками. Позднему ордовику – раннему силуру соответствует I временной ряд вулканических (петрохимических) серий: ТNaИЩK-NaИЩNa. Толеитовый недифференцированный вулканизм (нижнекабанский и нижнекрасноуральский) сменился известковощелочным контрастным (верхнекабанским) и затем известково-щелочным последовательно дифференцированным вулканизмом (верхнекрасноуральский). Последовательность формирования базальтоидов I ряда вулканических ассоциаций следующая: Na толеиты (нижнекабанские и нижнекрасноуральские), K-Na известково-щелочные базальты (верхнекабанские) и Na известково-щелочные андезибазальты и андезиты (верхнекрасноуральские). Таким образом, в южной части Тагильской структуры в течение позднего ордовика и в раннем силуре преимущественное развитие имел известково-щелочной вулканизм.

Силуру – раннему девону соответствует II временной ряд вулканических (петрохимических) серий: ВМИЩK-Na, NaИЩNaТNaИЩ-СЩK-NaCЩK, K-Na.

Последова тельно дифференцированный известково-щелочной вулканизм (павдинский, липовский) сменяется слабо дифференцированным известково-щелочным (именновским). Завершающим являлся субщелочной вулканизм слабо дифференцированного характера (туринский). Ему предшествовал слабо дифференцированный толеитовый (именновский) и однородный (гороблагодатский) вулканизм переходного (от нормально-щелочного к субщелочному) типа. Базальтоиды II ряда вулканических ассоциаций формировались в последовательности: близкие к высокомагнезиальной серии K-Na - Na известково-щелочные базальтоиды (павдинские и липовские), Na известково-щелочные базальтоиды (именновские), Na толеитовые базальтоиды (именновские) и K-Na базальты (гороблагодатские) переходного к субщелочным типа, K - K-Na субщелочные базальтоиды (туринские). В силуре – раннем девоне так же преобладал известково-щелочной вулканизм. Характерной особенностью силурийских известково-щелочных базальтоидов, в отличие от верхнеордовикских, является присутствие дифференциатов магнезиального и глиноземистого типа. Таким образом, в раннем палеозое в Тагильской структуре доминировал известково-щелочной вулканизм. Известково-щелочной вулканизм является типичным для современных островных дуг, а не для континентальных и межплитных рифтов, и, следовательно, является индикаторным для палеоостроводужных обстановок. Последовательность формирования раннепалеозойских вулканических серий соответствует формационным рядам современных островных дуг (Магматические…, 1987;

Петрология…, 1987;

Фролова, Бурикова, 1997 и др.). Вулканические серии переходного типа (именновскую и гороблагодатскую), предшествующие субщелочной серии, предполагается рассматривать как надсубдукционные рифтогенные. По геохимическим особенностям базальтоиды Тагильской структуры также следует относить к островодужным. По содержанию КИЛЭ и ВЗЭ (Nb, Ba, Sr) они располагаются в поле низко-Ti базальтов островных дуг (рис. 4.19). В отличие от базальтов континентальных и межплитных рифтов, обогащенных ВЗЭ и ТРЗЭ, раннепалеозойские базальтоиды Тагильской структуры, как и базальтоиды современных островных дуг, деплетированы ВЗЭ и ТРЗЭ, и обогащены КИЛЭ и ЛРЗЭ.

Рис. 4.19. Магнезиальность и содержание Nb, Sr, Ba в зависимости от TiO2 в базальтоидах (O3-D1) Тагильской структуры и в базальтах современных островных дуг и континентальных рифтов.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.