WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«ИЗ ФОНДОВ РОССИЙСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БИБЛИОТЕКИ Нарбикова, Наталья Геннадьевна Меры пресечения, связанные с ограничением свободы Москва Российская государственная библиотека diss.rsl.ru 2006 ...»

-- [ Страница 2 ] --

места жительства обвиняемого (подозреваемого) выступают в качестве обстоятельств обосновывающих применение меры пресечения. Указав на возраст обвиняемого (подозреваемого), законодатель обращает внимание на то, что лица, не достигшие восемнадцати лет (несовершеннолетние), и престарелые, нуждаются в особом, более гуманном и снисходительном отношении, в том числе и при выборе мер пресечения. Полагаем необходимо отметить, что одной из гарантий законного и обоснованного применения норм уголовного процессуального права к несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) данной категории. Особенности применения выступает мер комплекс к специальных норм, регламентирующих особенности производства по делам пресечения несовершеннолетним обвиняемым (подозреваемым) будут рассмотрены нами в 3 главе данного исследования. Состояние здоровья как одно из обстоятельств, указанных в законе, учитывается при избрании меры пресечения. Болезненное состояние, в котором находиться обвиняемый (подозреваемый), подразумевает под собой необходимость постоянного медицинского ухода и лечения, данное состояние здоровья и организма делает нецелесообразным заключать такое лицо под стражу, и, как правило, к ним применяются меры пресечения, не связанные с лишением свободы. В то же время это не является абсолютным правилом, требованием для уполномоченных лиц и органов. В каждом конкретном случае вопрос, связанный с тем или иным заболеванием, решается с участием врачей, в необходимых случаях — путем назначения и проведения судебно-медицинской экспертизы. Вероятно психическое следует признать, что законодатель оправданно так и К включает в понятие «состояние здоровья» как физическое, состояние здоровья обвиняемого (подозреваемого).

физическим недостаткам необходимо отнести хронические заболевания, инвалидность, либо состояние здоровья, которое на момент принятия решения об хронические, избрании определенной меры пресечения делает это невозможным. К психическим недостаткам необходимо отнести как так и временные психические расстройства, например, шизофрению, слабоумие и многие другие. Приведем пример из практики. К., обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч.2 ст. 158 УК, оказывая сопротивление при задержании на месте преступления, выпрыгнул с балкона квартиры, расположенной на 3 этаже, после чего не смог даже встать. Прибывшая «скорая помощь» доставила К. в травмпункт, где врачтравматолог констатировал перелом пяточной кости левой ноги и перелом малой берцовой кости правой ноги. Ему были наложены гипсовые лангеты, после чего он был доставлен домой. Следователем в отношении К. была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении \ На наш взгляд следователь правильно решил вопрос об избрании меры пресечения, поскольку, учитывая состояние здоровья и его возможность уклонения от следствия и суда сведена к минимуму. В дополнение хотелось бы отметить верное, замечание профессора Ю.Д. Лившица, о том, что на наш взгляд, к состоянию, аналогичному болезни, разумеется только в рассматриваемом аспекте, может быть приравнена беременность женщины. Однако, несмотря на данное обстоятельство, закон не исключает возможность применения к беременным женщинам мер пресечения, в том числе и самой строгой заключения под стражу. Полагаем, обстоятельства, что семейное положение также, как и иные может иметь большое значение при выборе меры пресечения. В случае если у обвиняемого (подозреваемого) есть семья, дети, престарелые родители, младшие братья, сестры и они находятся на его иждивении, то заключать данное лицо под стражу нецелесообразно, так 1 Уголовное дело № 94/04. Архив Центрального суда г.Оренбурга. Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С.29.

как наличие семьи снижает степень вероятности уклонения лица от предварительного следствия и суда. То есть к данной категории обвиняемых (подозреваемых) по возможности необходимо применять меры пресечения, не связанные с лишением свободы, чтобы подследственное лицо могло, как и раньше, осуществлять трудовую деятельность и содержать семью. Род занятий также, на наш взгляд, может оказать влияние на выбор мер пресечения. Так, например, к лицам, чья деятельность связана с частыми командировками, разъездами (летчики, проводники, экспедиторы) нецелесообразно применять такую меру пресечения как подписка о невыезде и надлежащем поведении. Решая вопрос об избрании меры пресечения, дознаватель, следователь, прокурор, суд оценивает каждое обстоятельство отдельно и в совокупности. Он должен помнить о том, что объективность решения зависит от точности и детальности сведений, характеризующих обвиняемого, подозреваемого1. В ст. 99 УПК законодатель, наряду с рассмотренными выше обстоятельствами, указывает и на «другие», учитываемые при избрании меры пресечения. Полагаем, что данный перечень носит открытый характер ввиду того, что нельзя учесть и закрепить в законе все те обстоятельства, которые подлежат анализу и учету при избрании меры пресечения. Проанализировав юридическую литературу, мы пришли к выводу о том, что практически все авторы солидарны в этом вопросе и в понятие «другие обстоятельства» включают: способствование раскрытию преступления, принятие мер по заглаживанию причиненного потерпевшему вреда и иные смягчающие обстоятельства, поведение обвиняемого (подозреваемого) в ходе расследования, в судебном заседании;

действия по Мамаев Ю.В., Посник В.С., Смирнов В.В. Применение мер пресечения следователем: Учебное пособие. Волгоград, 1976. С.60-61.

примирению с потерпевшим;

обстоятельства, отягчающие наказание;

процессуального и разбирательства наличие судимости;

форма вины и вид соучастия в преступлении '. Сопоставление оснований применения меры пресечения со всеми обстоятельствами расследования каждом конкретном случае. Требование уголовного дела позволяет сделать вывод о необходимости ее применения в о применении указанных мер только в случае необходимости предполагает оценку предусмотренных законом оснований во взаимосвязи со всеми обстоятельствами дела. Из него следует, что нет необходимости в применении мер процессуального пресечения, если тот же самый результат чу может быть достигнут иными мерами, например, обязательством о явке. В юридической литературе имеется несколько противоположных точек зрений о возможности одновременного применения нескольких мер пресечения в отношении одного подозреваемого, обвиняемого. Так, по мнению П.И. Люблинского, возможно комбинирование нескольких менее тяжких мер пресечения, например в случаях, когда есть основания для применения заключения под стражу 3. Также данной точки зрения придерживается и Н.В.Ткачева, указывая, что в отношении обвиняемого (подозреваемого) возможно применение нескольких мер пресечения, однако это могут быть только меры пресечения, не связанные с заключением под стражу. На наш взгляд, мнения указанных авторов довольно дискуссионными.

представляются Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С.21;

Короткое А.П. Указ. раб. С. 176;

Ткачева Н.В. Указ. раб. С.96;

Комментарий к Уголовному Кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. д.ю.н., профессора Ю.И.Скуратова и д.ю.н., председателя Верховного Суда РФ В.М.Лебедева. 3-е изд., изм. и доп. М.: НОРМА, 2000. С.232. 2 Ткачева Н.В. Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу в уголовном процессе России: Монография / Научный редактор А.В.Кудрявцева. Челябинск: ЮУрГУ, 2004. С.77. 3 Люблинский П.И. Меры пресечения. М., 1926. С. 13. 4 Ткачева Н.В. Указ.раб. С. 31.

Полагаем, что наиболее правильной является позиция, которой придерживаются М.М.Гродзинский, Ю.Д.Лившиц и другие. Так, по мнению М.М. Гродзинского, в отношении обвиняемого может быть избрана только одна какая-либо мера пресечения, так как одновременное назначение двух или более мер пресечения... явилось бы незаконным стеснением прав обвиняемого '. Профессор Ю.Д. Лившиц считал, что одновременное применение двух мер пресечения к обвиняемому нецелесообразно, так как все меры пресечения, не связанные с лишением свободы, почти в одинаковой степени обеспечивают неуклонение от следствия и суда, и добавлять одну меру к другой не имеет никакого практического смысла 2. В свою очередь, в подтверждение правильности данных высказываний хотелось бы отметить, что каждая мера пресечения, имеет свою определенную цель, которая, предусмотренная УПК, одновременно с учетом данных о его личности, необходима и достаточна для обеспечения надлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). Также отметим и императивное требование законодателя, указанное в ст. 97 УПК «...избирать... одну из мер пресечения». Так, например, к П., гражданину Российской Федерации, уроженцу г. Оренбурга, имеющему высшее профессиональное образование, ранее не судимому, состоящему в браке, имеющему на иждивении двух малолетних детей, положительно характеризующемуся с места работы и жительства, обвиняемому в совершении преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 160 УК была применена мера пресечения в виде подписке о невыезде 3. Таким образом, в приведенном примере избранная мера достаточна, то есть не требуется комбинирования с иной мерой, например, залогом, как это предлагает 1 2 М.М.

Гродзинский, указывая, что дополнительное Гродзинский М.М. Обвиняемый, его обязанности и права в процессе. М., 1926. С. 13. Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С.38. Уголовное дело 54/03. Архив суда Ленинского района г. Оренбурга. имущественное обременение в большей степени обеспечит надлежащее поведение обвиняемого (подозреваемого). Приведем другой пример. Р. 2 марта 2004 г. в 11 часов вечера в г. Оренбурге из хулиганских побуждений нанес П., удар ножом в область спины, умышленно причинив здоровью вред средней тяжести в виде резаной раны спины. 5 марта 2004 г. Р., также из хулиганских побуждений, нанес С, удар ножом в живот, причинив тяжкий вред здоровью в виде приникающего ранения брюшной полости, повреждения брюшного отдела аорты, вследствие чего произошел геморрагический шок IV степени. В ходе судебного заседания в отношении Р. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Суд мотивировал свое решение тем, что ранее судимый Р. в течение короткого промежутка времени совершил однородные, насильственные преступления против личности с причинением тяжкого вреда здоровью, задержании, не имеет постоянного оказывал сопротивление при места работы, отрицательно характеризуется с места жительства, то есть все основания полагать, что Р., оставаясь на свободе, может скрыться от органов следствия и суда, продолжать заниматься преступной деятельностью. Полагаем, что в данном случае невозможно комбинирование нескольких иных мер пресечения, не связанных с заключением под стражу. В данном случае мы полностью согласны с мнением, что «рекомендация замены содержания под стражей сочетанием других мер вообще опасна, ибо ослабляет борьбу с преступлениями»'. Представляется верным мнение профессора А.П. Гуськовой о том, что по мере становления и утверждения принципов демократического правового государства в России должны развиваться и укрепляться по обеспечению законности, охраны прав и процессуальные гарантии свобод человека, гражданина при производстве уголовных дел и именно при Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С.38. реализации судебной производстве '.

власти непосредственно судов в досудебном Характер предварительного расследования таков, что в интересах защиты общества от преступлений требует принятия мер, ограничивающих такие конституционные права граждан, как право на свободу и личную неприкосновенность. В связи с тем значением, которое в демократическом обществе придается свободе и личной неприкосновенности, проблема ограничения этого права всегда осознавалась как наиболее актуальная. Отсюда и то внимание, которое уделяется гарантиям защиты этого права от незаконного и произвольного ограничения2. В этой связи мы разделяем мнение Л.М.Володиной, которая отмечает, что важнейшей из гарантий, направленных на обеспечение прав личности в сфере уголовного судопроизводства, должны быть обязанности должностных лиц, несущих ответственность за принимаемые решения в ходе производства по делу 3. Наличие оснований для избрания меры пресечения делает возможным ее применение лишь при соблюдении ряда правовых гарантий 4. Правовые гарантии в аспекте применения мер пресечения имеют огромное значение, поскольку обеспечивают соблюдение прав и свобод человека и гражданина, гарантируют защиту от произвольного и незаконного их ограничения.

Гуськова А.П. Судебная защита конституционных прав и свобод человека, гражданина посредством уголовного судопроизводства // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 2. Том 2. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2005. С.6 2 Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М.: РАП, 2000. С. 80-81. 3 Володина Л.М. Механизм обеспечения прав личности в уголовном процессе // Защита прав и законных интересов граждан, участвующих в уголовном процессе, как приоритетное направление в судопроизводстве / Отв. ред. И.Ф.Демидов. Москва — Оренбург: Издательский центр Оренбургского государственного аграрного университета, 1999. С.27. 4 Громов Н.А. Уголовный процесс России: Учебное пособие. М.: Юристь, 1998. С. 188 Н.А.Громов, рассматривая гарантии применения мер пресечения, указывает, что они могут быть применены к надлежащему субъекту, а именно к лицу, достигшему возраста уголовной ответственности (16 лет, а при совершении ряда опасных преступлений, указанных в ст. 20 УК — 14 лет) 3. Думается, что данное положение нельзя признать справедливым, так как лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, не может быть привлечено к уголовной ответственности, следовательно, в отношении него не может быть возбуждено уголовное дело. Возбуждение уголовного дела создает необходимую правовую основу для производства процессуальных действий, в том числе создает условия для избрания мер пресечения. Таким образом, одной из гарантий является то, что мера пресечения избирается только в рамках уголовного дела, возбужденного в строгом соответствии со ст. 140 УПК. Во-вторых, мера пресечения может быть применена только уполномоченным законом лицом, то есть дознавателем, следователем, прокурором, судом в пределах представленных им полномочий. В-третьих, мера пресечения применяется к обвиняемому и лишь только в исключительных случаях при наличии оснований и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК, может быть избрана в отношении подозреваемого. Четвертой гарантией является положение, в соответствии с которым, мера пресечения, избранная в отношении подозреваемого, немедленно отменяется при несоблюдении уполномоченными органами установленного законом срока предъявления обвинения. В-пятых, при наличии специального субъекта (несовершеннолетний, депутат, судья и т.д.) подлежат применению нормы, регламентирующие особенности избрания мер пресечения в отношении данных лиц.

В-шестых, меры пресечения не являются мерами уголовного наказания, следовательно, они не могут быть строже санкции, предусмотренной за инкрементируемое деяние. Так, например, в ст. 108 УПК указано, что заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется... в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. Таким образом, если за совершенное деяние санкция уголовного закона не предусматривает наказание в виде лишения свободы, то уполномоченные органы вправе применять только те меры пресечения, которые не связаны с лишением свободы. Таким образом, установленные и закрепленные законом уголовнопроцессуальные гарантии обеспечивают законное и обоснованное применение мер пресечения в целях содействия успешному осуществлению правосудия, а также защиты прав и законных интересов личности. Как уже было отмечено выше, в исключительных случаях при наличии оснований и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК меры пресечения могут быть избраны в отношении подозреваемого. По действующему законодательству подозреваемым признается лицо в отношении которого возбуждено уголовное дело;

лицо, которое задержано в установленном законом порядке;

лицо, к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения. В своем исследовании Е.Э.Цибарт, на наш взгляд, верно замечает, что наибольшее число нарушений прав человека происходит, как правило, на начальном этапе предварительного расследования, то есть тогда, когда появляется фигура подозреваемого \ Следовательно, указание законодателя на исключительность применения меры пресечения к данному участнику Цибарт Е.Э Процессуальное положение подозреваемого в российском уголовном процессе. Учебное пособие. Оренбург, 2001. С. уголовного судопроизводства представляет собой определенную гарантию защиты прав и свобод подозреваемого при избрании меры пресечения. Однако применительно к вопросу избрания меры пресечения в отношении подозреваемого уголовно-процессуальный закон не раскрывает понятия «исключительный случай». В связи с этим полагаем целесообразно привести мнение профессора М.С.Строговича, который указывал, что под исключительными случаями следует понимать такие ситуации, когда совершено преступление, на определенное лицо указывают некоторые улики, оставить это лицо на свободе представляет опасность для общества, но предъявить обвинение еще нет возможности, так как для этого нужно выяснить ряд обстоятельств1. Полагаем, что профессор Ю.Д.Лившиц совершенно верно указывал, что привлечение лица в качестве обвиняемого и предъявление ему обвинения или обстоятельства, дающие возможность считать определенное лицо подозреваемым, сами по себе еще не являются основаниями для принятия мер пресечения 2. В этой связи, думается, что Л.В.Франк правильно отмечал, что применение меры пресечения к подозреваемому явление может быть оправдано, если:

- лицо подозревается в тяжком, особо опасном преступлении;

- на виновность лица указывают серьезные улики;

- только единственным срочный, немедленный способом арест лица может быть эффективным обеспечения общественной как исключительное безопасности и успешного расследования;

- предъявление обвинения не может быть произведено, так как для этого еще необходимо выяснить ряд обстоятельств дела, проверить собранные по делу данные, уточнить квалификацию.

1 Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1968. С.276. Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С. 18.

Только совокупность вышеуказанных элементов может составить правильный критерий обоснованности ареста до предъявления обвинения '. Следует отметить, что в соответствии с уголовно-процессуальным законом (ст. 100 УПК) подозреваемому, в отношении которого избрана мера пресечения, должно быть предъявлено обвинение не позднее 10 суток с момента применения меры пресечения, а если подозреваемый был задержан, а затем заключен под стражу - в тот же срок с момента задержания. Если в этот срок обвинение не будет предъявлено, то мера пресечения немедленно отменяется. Соблюдение этого правила имеет важное значение, поскольку законность и обоснованность избрания меры пресечения находятся в непосредственной его действий. Решение об избрании меры пресечения оформляется постановлением лица производящего расследование либо определением суда, оно должно соответствовать требованиям ч.4 ст. 7 УПК, то есть быть законным, обоснованным и мотивированным. Несоблюдение требований, предъявляемых к решению, следует считать существенным нарушением уголовно-процессуального - решение незаконно и необоснованно;

- не указано преступление, в котором подозревается или обвиняется данное лицо;

- не изложены основания для применения меры пресечения и избрания ее конкретного вида;

закона, требующим отмены решения. Это должно иметь место в случаях, когда: зависимости от законности и обоснованности привлечения лица в качестве подозреваемого, от правильной квалификации Франк Л.В. Задержание и арест подозреваемого. Душанбе, 1963. С.49. Гуткин И.М. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М.: Юридическая литература, 1963. С.21. - не приведены факты и доказательства, свидетельствующие о виновности лица;

- мотивировочная часть решения не соответствует фактическим обстоятельствам дела или уголовно-процессуальному закону. Таким образом, обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что законное и обоснованное решение об избрания меры пресечения может быть вынесено только уполномоченными на то должностными лицами, в пределах предоставленных им законом полномочий, закрепленными в УПК. В соответствии с уголовно-процессуальным законом (ст. 110 УПК) мера пресечения отменяется, изменяется По когда отпадает необходимость, или на более строгую или на более мягкую, когда изменяются мнению А.П.Рыжакова значительную психологическую в установленном порядке и строгом соответствии с основаниями и обстоятельствами, основания для избрания меры пресечения. нагрузку несет предупреждение обвиняемого о том, что при нарушении условий данной меры пресечения будет избрана более строгая мера. Без преувеличения можно сказать, что на обвиняемого действует не только избранная мера пресечения, но и угроза ее изменения на более строгую1. Отмена или изменение меры пресечения производится по мотивированному постановлению органа, производящего расследование, либо определению суда. Верно, как представляется, указывал профессор Ю.Д. Лившиц, что данное положение закона об изменении и отмене меры пресечения при определенных условиях исходит из того, что ограничение личной свободы в уголовном процессе диктуется задачами правосудия с учетом законных прав и интересов граждан. Поэтому следователь, лицо, производящее дознание, и суд должны в ходе производства по делу периодически обращаться к Рыжаков А.П. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М.: Филинъ, 1997. С.18. вопросу о мере пресечения и в соответствии с обстоятельствами дела принимать необходимые решения в смысле ее возможного изменения или отмены. И, наоборот, игнорирование этого, а также формальное отношение к дальнейшей судьбе первоначально избранной меры пресечения приводит к нарушениям и незаконным ограничениям прав граждан '. Мера пресечения может быть отменена или изменена в любой момент, как на стадии предварительного расследования, так и на дальнейших стадиях судебного разбирательства либо обжалования. При наличии к тому достаточных оснований решение об отмене или изменении меры пресечения может быть принято: по истечении срока задержания лица, подозреваемого в совершении преступления;

- по окончании срока предварительного следствия по делу;

- при приостановлении или возобновлении предварительного следствия по делу;

- при прекращении уголовного дела;

- при направлении дела прокурору с обвинительным заключением;

- при направлении дела прокурору с обвинительным актом;

- при подготовке дела к судебному разбирательству;

- при производстве предварительного слушания;

- в подготовительной части судебного разбирательства;

- при постановлении приговора;

- при производстве в апелляционной и кассационной инстанциях. Законодатель строго регламентирует порядок отмены или изменения мер пресечения в каждом конкретном случае, то есть на каждой стадии уголовного судопроизводства. Например, ст. 221 УПК указывает, что при поступлении от следователя уголовного дела прокурор вправе отменить или изменить, ранее избранную меру пресечения;

ст. 228 УПК Лившиц Ю.ЛД. Указ. раб. С.94. обязывает суд выяснить подлежит ли отмене или изменению избранная мера пресечения в отношении каждого обвиняемого;

ст. 299 УПК гласит, что при постановлении приговора в совещательной комнате суд решает вопрос об отмене или изменении меры пресечения в отношении подсудимого. приведенных ситуациях В 1) 2) применении;

3) пресечения;

4) пресечения 5) 6) приговора;

7) 8) невозможности вынесения в отношении обвиняемого обвинительного истечения предельного срока заключения под стражу и дальнейшего продления, за исключением случаев, приговора без назначения наказания;

если подозреваемому, в отношении которого избрана мера не предъявлено обвинение в течение 10 суток с момента достижения целей, ради которых была избрана мера соответствии изменена, но также может остаться и неизменной. с уголовно-процессуальным законом мера пресечения отменяется немедленно, в случае: признания вышестоящей инстанцией незаконным или необоснованным первоначальное решение об избрании меры;

если исчезли либо изменились основания, в соответствии отпала необходимость в ее с которыми она была избрана, то есть В мера пресечения может быть отменена или задержания или с момента применения данной меры;

прекращения уголовного дела в отношении обвиняемого;

вынесения в отношении обвиняемого оправдательного установленных ст. 109 УПК;

Основаниям для изменения меры пресечения на более строгую могут быть случаи, когда 1) происходит изменение обвинения на более тяжкое;

2) (подозреваемого);

3) 4) в материалах уголовного дела появились новые данные, о ненадлежащим поведении обвиняемого свидетельствующие изменились обстоятельства (ст.99 УПК), которые были ранее избранная мера пресечения не достигла своей цели и изменения учтены при избрании более мягкой меры пресечения;

обвиняемый (подозреваемый) препятствует производству по делу. Наиболее часто в практике встречаются два случая меры пресечения на более строгую, когда ранее избранная мера пресечения не достигла своей цели и когда в материалах уголовного дела появились новые данные, свидетельствующие в связи с о ненадлежащим совершением поведении обвиняемым обвиняемого (подозреваемого). В практике имеют место случаи, когда мера пресечения уголовных под стражу. Так, например, 19.11 2004 г. к ранее судимому, не работающему Р., подозреваемому в совершении преступления, предусмотренного ч.З ст. 158 УК первоначально была применена мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. После избрания данной меры Р. совершил еще более тяжкое преступление - кражу золотых изделий у П. При допросе 24.11.2004 г. Р. свою причастность к совершенному преступлению (краже золотых изделий) не отрицал, в связи с чем следователем было принято решение о его задержании в порядке ст. 91-92 УПК. На основании изложенного перед судом было возбуждено ходатайство об изменении меры пресечения подписки о невыезде и надлежащем поведении на заключение под стражу. С нашей точки зрения, следователь недостаточно полно исследовал и оценил все обстоятельства дела в изменяется (подозреваемым) нового преступления. Тщательный анализ материалов дел свидетельствует о том, что в большинстве случаев сразу же следовало бы применять самую строгую меру пресечения — заключение совокупности с данными о личности. В судебном заседании следователем и прокурором было поддержано заявленное ходатайство в силу того, что в настоящее время подозреваемый Р. нигде не работает, ранее неоднократно судим, 10.07.2004 по постановлению Новотроицкого суда освобожден условно-досрочно, однако в период испытательного срока продолжает заниматься преступной деятельностью, а после избрания ему меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении совершил тяжкое преступление1. Полагаем, что в данном случае имелись все необходимые основания применить к Р. заключение под стражу еще при первоначальном решении вопроса об избрании той или иной меры пресечения. Основаниями для изменения меры пресечения на более мягкую могут быть случаи, когда 1) 2) 3) мягкой меры;

4) истек предельный срок заключения под стражу и невозможно его продлить. В таком случае применяется мера пресечения не связанная с лишением свободы, то есть более мягкая. Решение об отмене или изменении меры пресечения оформляется отдельным процессуальным документом, в котором находят отражение основания и мотивы принятия данного решения. Орган, производящий расследование определение.

обвинение изменено на менее в тяжкое и имеется возможность для избрания более мягкой меры;

вышестоящая инстанция процессе обжалования первоначального решения изменяет меру пресечения на более мягкую;

исчезли либо изменились основания, в соответствии с которыми она была избрана и появилась возможность применения более выносит мотивированное постановление, а суд — Уголовное дело № 65/04. Архив городского суда г. Медногорска Оренбургской области. В связи с тем, что прокурор на досудебных стадиях осуществляет ^ надзор за органами дознания и предварительного следствия, законодатель прямо указывает на то, что мера пресечения, избранная прокурором, а также следователем, дознавателем по его письменному указанию может быть отменена или изменена только с согласия прокурора (п. 5. ч.2 ст.37, ч..З ст. ПО УПК). Следовательно, если прокурор не давал указание на применение меры пресечения, то она может быть отменена либо изменена и без его согласия, это в полной мере относиться к заключению под стражу и к * домашнему аресту, так как согласие прокурора на возбуждение перед судом ходатайства об избрании меры пресечения не равнозначно его письменному указанию. При принятии решения о прекращении уголовного дела об отмене меры пресечения указывается в резолютивной части постановления, в иных случаях закон требует вынесения отдельного процессуального документа. Постановление (определение) объявляется лицу, в отношении которого отменена или изменена мера пресечения. Ему также вручается копия данного решения и одновременно с этим разъясняется порядок его ^ обжалования. В случае отмены либо изменении меры пресечения в отношении несовершеннолетних, военнослужащих или граждан, проходящих военные сборы, вынесенное постановление (определение) объявляется также и родителям, опекунам, попечителям, администрации детского учреждения (то есть лицу или органу, осуществляющему присмотр) либо командованию воинской части. С принятием нового УПК в юридической литературе многие авторы указывали на то, что положение закона, в силу которого мера может быть пресечения, избранная на основании судебного решения, отменена только по судебному решению существенно ущемляет права и законные интересы обвиняемого (подозреваемого) и предлагали внести изменения и дополнения в ст. 110 УПК. Так, например, Л.К. Трунова по данному вопросу отмечала, что судебная процедура применения в отношении лица мер пресечения в виде заключения под стражу или домашнего ареста предусмотрена с целью реализации дополнительных гарантий защиты прав лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении противоправного деяния при ограничении их конституционных прав и свобод. Естественно, что правоприменитель в лице суда должен произвести тщательную и всестороннюю проверку законности, обоснованности и необходимости в каждом конкретном случае применять столь строгие меры пресечения, т.е. суд своим решением разрешает содержать подозреваемого или обвиняемого под стражей или домашним арестом. Причем инициатива применения этих мер пресечения исходит от дознавателя, следователя и прокурора, которые и обосновывают их необходимость. В процессе производства дознания и предварительного следствия обстоятельства избрания меры пресечения могут измениться и необходимость изоляции подозреваемого или обвиняемого от общества может отпасть. В этом случае, поскольку содержание под стражей и домашний арест, как и применение иных мер пресечения, есть право, а не обязанность лица или органа, осуществляющего производство по уголовному делу, необходимо внести изменения в ст. 110 УПК, в соответствии с которым, прокурор, дознаватель или следователь с согласия прокурора вправе самостоятельно изменить или отменить меру пресечения, избранную судом, в которой отпала необходимость \ Федеральным законом № 92-ФЗ от 4 июля 2003 года в УПК было внесено изменение, в соответствии с которым рассматриваемое положение признано утратившим силу. Таким образом, данная норма претерпела Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С.94. изменения, а предложения ученых-процессуалистов нашли в ней свое отражение. § 2 Характеристика мер пресечения, связанных с ограничением свободы Рассмотрим отдельно, каждую из общих, выше названных мер пресечения, связанных с ограничением свободы. Подписка о невыезде и надлежащем поведении. Как уже было отмечено выше, подписка о невыезде и надлежащем поведении остается самой распространенной мерой пресечения. В соответствии со ст. 102 УПК «подписка о невыезде и надлежащем поведении состоит в письменном обязательстве подозреваемого или обвиняемого не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в назначенный срок являться по вызовам дознавателя, следователя, прокурора и в суд, иным путем не препятствовать производству по делу». По отношении к УПК РСФСР 1960 года данная мера пресечения претерпела ряд изменений и дополнений, законодатель дополнил данную норму положением о надлежащем поведении подозреваемого, обвиняемого. Таким образом, внутренне содержание данной меры изменилось, стало более широким. Теперь подозреваемый, обвиняемый, помимо обязанности не покидать место жительства, обязан вести себя надлежащим образом. О надлежащем поведении можно говорить в широком смысле этого слова применительно к каждому человеку и в узком, то есть в том, в котором оно употребляется в законе. В широком смысле слова надлежащее поведение означает добропорядочное поведение, соответствующее общепринятым нормам права и морали. Но законодатель употребляет понятие надлежащего поведения применительно не к каждому гражданину, а к обвиняемому (подозреваемому), поставленному в особое процессуальное положение \ Надлежащее поведение подозреваемого, обвиняемого заключается в следующем: лицо, к которому применена данная мера пресечения, без соответствующего разрешения не имеет право покинуть постоянное или временное место жительства;

в назначенный срок обязано являться по вызовам указанных лиц;

а также иным путем не производству по уголовному делу. В своем исследовании Н.В. Трунова приходит к выводу о необходимости исключения п.З ст. 102 УПК «иным путем не препятствовать производству по уголовному делу», руководствуясь тем, что он, по ее мнению, не имеет юридического значения. Позволим себе не согласиться с данной точкой зрения. Так, в случае исключения данного положения, требования рассматриваемой нормы будут носить исчерпывающий характер, что позволит обвиняемым (подозреваемым), не покидая место жительства (пребывания) и являясь в назначенный срок по вызовам, препятствовать производству по делу, например, уничтожать доказательства или воздействовать на свидетелей. А ввиду отсутствия указания на обязанность «иным путем не препятствовать производству по уголовному делу» у государственных органов и должностных лиц не будет законных оснований изменить меру пресечения на более строгую, так как требования п.1и п.2 комментируемой статьи. Полагаем, что наложение дополнительной обязанности надлежащего поведения законодатель связывает с назначением уголовного судопроизводства - защитой прав и законных интересов лиц и организаций, обвиняемый (подозреваемый) одновременно с противоправными действиями выполняет препятствовать Корнуков В.М. Меры процессуального принуждения в уголовном судопроизводстве. Саратов, 1978. С.75 потерпевших от преступлений и защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. По своему внутреннему содержанию подписка о невыезде основана на психологическом воздействии на подозреваемого, обвиняемого как самим фактом своего обязательства, так и возможностью применения более строгой меры пресечения в случае его нарушения. Данное положение подтверждается мнениями различных авторов. В.М.Корнуков, считает, что реализация подписки о невыезде как меры пресечения проявляется в психологическом воздействии на сознание обвиняемого, которое основывается на морально-этических качествах его личности, не позволяющих ему нарушить взятое обязательство *. Подписка о невыезде, - считает Л.К.Трунова, - в большей степени носит характер к психологического соблюдению принуждения в обвиняемого законе правил (подозреваемого) установленных определенного поведения под угрозой применения к обвиняемому более строгой меры пресечения, как это предусмотрено ст. 97,99 и 110 УПК РФ 2. В свою очередь, П.М.Давыдов также указывает на психологическую насыщенность данной меры, полагая, что подписка о невыезде исполняется обвиняемым не из-за боязни усиления меры пресечения, а из-за сознательности в выполнении им своих обязанностей3. На наш взгляд, для уяснения сущности данной меры пресечения необходимо рассмотреть цели применения надлежащего поведения. Наиболее обобщенно подходят к этому вопросу А.В. Смирнов и К.Б. Калиновский4, указывая, что, как и любая мера пресечения, подписка подписки о невыезде и Корнуков В.М. Указ. раб. С.54. Трунов И.Л., Трунова Л.К. Указ. раб. С. 172. 3 Давыдов П.М., Якимов П.П. Применение мер процессуального принуждения по Основам уголовного судопроизводства СССР и союзных республик. Свердловск, 1961. С.25-26. 4 Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов/ 2-е изд. Под общ.ред. А.В.Смирнова СПб.: Питер, 2005. С.255.

преследует все их цели, в том числе и пресечение продолжения преступной деятельности, также, по мнению профессора З.Д. Еникеева, никаких других целей подписка о невыезде не предусматривает, и ее предупредительные возможности ограничены '. По мнению А.М.Рекункова и А.К.Орлова, подписка избирается лишь в целях неуклонения обвиняемого от следствия и суда 2. Противоположной позиции придерживается М.С. Брайнин, считая, что истинная цель подписки заключается не столько в воспрепятствовании возможному уклонению от следствия и суда, сколько в возможном ускорении предварительного следствия, движения процесса вообще, ради чего представляется необходимым удерживать обвиняемого поближе к месту производства следствия и суда, не лишая вместе с тем его свободы 3. Позволим себе не согласиться с данной точкой зрения, полагая, что целью применения той или иной меры пресечения является предотвращение возможности для подозреваемого, обвиняемого скрыться от следствия и суда, продолжать совершать преступления. Исходя из буквального понимания нормы, регламентирующей порядок применения подписки о невыезде как подозреваемый, обвиняемый не вправе покидать свое меры пресечения, постоянное или дознания, временное место жительство. Во избежание расширительного толкования данных понятий обратимся к законодательному определению, которое приводится в Законе РФ «О праве граждан Российской Федерации Российской Федерации».

на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Еникеев З.Д. Применение мер пресечения по уголовным делам. Уфа, 1988. С.8. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР / Под ред. Рекунова А.М., Орлова А.К. М, 1985. С.170. 3 Брайнин М.С. Меры процессуального принуждения в советском уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М.,1950. С. 81. 4 Закон Российской Федерации «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» // Российская газета. 1993. № 152.

Место жительство — жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, доминтернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды, либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. Место пребывания — гостиница, санаторий, дом отдыха, пансионат, кемпинг, туристическая база, больница, другое подобное учреждение, а также жилое помещение, не являющееся местом жительства гражданина, - в которых он проживает временно. В целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином Российской Федерации его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом в Российской Федерации введен регистрационный учет граждан по месту пребывания и месту жительства. Изучение практики показало, что у лиц, производящих расследование, и суда в связи с этим возникают некоторые трудности, связанные с определением и указанием в процессуальном документе места, которое, без соответствующего подозреваемый, обвиняемый. Таким образом, думается необходимо внести дополнения в соответствующий бланк процессуального документа, составляемый при избрании данной меры, обязав тем самым соответствующих лиц помимо постоянного или временного места жительства в обязательном порядке в отдельной графе указывать и место регистрации. При избрании меры пресечения в виде подписке о невыезде следователь, лицо, производящее дознание, прокурор или суд не определяют разрешения не должен покидать место проживания подозреваемого, обвиняемого, а лишь запрещают ему без разрешения покидать место жительство или проживания в определенном населенном пункте. Тем самым, ограничивается конституционное право каждого, кто законно находится на территории РФ, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства закрепленное чЛ ст.27 Конституцией РФ \ Большое практическое значение имеет правильное решение вопроса о понятии отлучки обвиняемого, как основания для признания нарушенным взятого им на себя обязательства 2. В юридической литературе на важность данного вопроса указывали Ю.Д.Лившиц, П.М.Давыдов, П.И.Люблинский, В.А. Михайлов, И.К. Трунов и Л.К.Трунова. Так, по мнению профессора Ю.Д.Лившица, при уяснении понятия отлучки следует избегать двух крайностей. Если разрешить обвиняемому отлучаться в пределах города или района на длительное время, да еще и менять при этом квартиру, как предлагал П.И.Люблинский 3, то подписка о невыезде потеряет свое значение как мера пресечения. Если же запретить обвиняемому выходить из дома, то она будет похожа на домашний арест 4. В.А.Михайлов указывает, что у обвиняемого следует отбирать обязательство не отлучаться не с места его прописки или регистрации, а с места его фактического постоянного или временного пребывания. Иное решение вопроса, по его мнению, будет дискриминационным по отношению к обвиняемым, по социальным условиям не имеющим регистрации и постоянного места жительства. Кроме того, это будет нарушением ст. 19 Конституции Российской Федерации, устанавливающей равенство граждан перед законом, независимо от их места жительства. В то же время (свободу передвижения), Селин М.И. Теоретические проблемы правового регулирования мер пресечения в Российском праве. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб., 2002. С.41 2 Лившиц Ю.Д.Избранные труды. Челябинск: Книга, 2004. С.42. 3 Люблинский П.И. Указ. раб. С.29. 4 Лившиц Ю.Д. Там же. С.43. бессмысленно применять подписку о невыезде к бродягам или лицам без определенного места жительства (бомжам) \ Однако И.К.Трунов и Л.К.Трунова, считают, что для правильного решения вопроса о понятии отлучки, первоначально необходимо, чтобы дознаватель, пребывания следователь, прокурор или суд, удостоверились в действительности места постоянного или временного проживания и обвиняемого, подозреваемого. Подтверждающим обстоятельством может быть, например, договор купли-продажи квартиры или дома на его имя, где он фактически проживает, или договор аренды жилого помещения по конкретному адресу. Позволим себе не согласиться с данным мнением, так как наличие у лица документа, свидетельствующего о наличии у него права на проживание в том или ином месте, еще не означает, что подозреваемый, обвиняемый фактически будет находиться по данному адресу. Сегодня многие граждане имеют на праве собственности несколько квартир, домов, а проживают только в одном из указанных мест. На наш взгляд, при отбирании подписки необходимо делать акцент на место жительства или место пребывания, а не на наличие или отсутствие правоустанавливающих документов на то или иное жилье. Полагаем, что позиция П.М.Давыдова по данному вопросу, является наиболее приемлемой, она основана на мнении, что при отобрании подписки о невыезде законодатель имеет в виду отлучку на длительное время. Подписка о невыезде не должна препятствовать отлучке обвиняемого по служебным или домашним надобностям на короткий промежуток времени в течение суток или рабочего дня 2. В соответствии с ч.1 ст. 102 УПК подозреваемый, обвиняемый не вправе покидать постоянное или временное место жительства без разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда. Следовательно, исходя из буквального 1 толкования данной нормы, подозреваемый, Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. М., 1996. С.63. Давыдов П.М Указ. раб. С. 287.

обвиняемый, получив разрешение соответствующего лица, автоматически получает право на отсутствие в указанном в подписке месте. Однако, указывая на возможность такого разрешения, законодатель не определяет порядок и форму его получения. Как нам видится, точка зрения профессора Ю.Д.Лившица вполне приемлема. Он считает, что само обращение обвиняемого к следователю за разрешением на отлучку уже укрепляет у последнего уверенность в том, что обвиняемый не имеет намерений уклоняться^ В этом случае возможно вынесение следующих решений: а) следователь, будучи уверенным, что обвиняемый не уклонится, отменяет вообще меру пресечения и ограничивается отобранием подписки о явке к следователю и суду;

б) следователь удовлетворяет просьбу обвиняемого;

в) следователь отклоняет просьбу обвиняемого. Все эти вопросы закон не регулирует, процессуального оформления 1. Принимая во внимание вышеизложенное, считаем необходимым внести дополнения в ст. 102 УПК «Подписка о невыезде и надлежащем поведении», изложив их в следующей редакции: «2. Подозреваемый, обвиняемый, его защитник, законный в месте представитель вправе заявить мотивированное устное или письменное ходатайство для получения разрешения на отсутствие постоянного или временного жительства, указанном в подписке о невыезде. Устное ходатайство заносится в протокол, письменное приобщается к материалам дела. 3. Об удовлетворении либо отказе в удовлетворении ходатайства дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят постановление, а суд — но представляется, что соответствующего кроме их принципиального решения они требуют Лившиц Ю.Д. Указ. раб. С. 43. определение, в котором указываются сроки отсутствия подозреваемого, обвиняемого и место его нахождения в этот период, либо мотивы отказа в удовлетворении данного ходатайства. Вынесенное решение может быть обжаловано в общем порядке, установленным главой 16 настоящего Кодекса». Подписка о невыезде и надлежащем поведении как мера пресечения применяется к лицам, у которых, по данным органов, производящих расследование, возможность уклонится от следствия и суда сведена к минимуму, но не исключается вообще. Таким образом, подписка о невыезде и надлежащем поведении, как и другие меры, применяется с учетом данных о личности подозреваемого, обвиняемого. Так, по мнению В.Г.Лебединского, обоснование применения данной меры пресечения будет правильным, когда в постановлении подчеркивается возможность ее избрания в силу определенных причин (постоянное место жительство, наличие семьи, постоянной работы и т.п.), свидетельствующих о привязанности обвиняемого к определенному месту, а также положительно характеризующих его личность, но при наличии вероятности возможного уклонения \ Профессор М.С. Строгович и Д. Карницкий отмечают, что подписка о невыезде должна быть нормальной мерой пресечения при совершении не особо тяжких преступлений обвиняемыми, имеющими постоянное место жительство или место постоянных занятий и, если нет данных, внушающих опасения, что пребывание их на свободе будет мешать расследованию дела 2. Многие авторы выделяют случаи, когда избрание данной меры нецелесообразно, ввиду трудовой или иной деятельности лица, к которому она применяется, например, к проводникам поездов дальнего следования, летчикам, 1 участникам геологоразведочных экспедиций, шоферам Лебединский В.Г. Образцы основных прокуроско-следственных актов. М., 1954. С.29. Строгович М.С. Карницкий Д. УПК, текст и постатейный комментарий. М., 1926. С.181. дальнобойщикам, военнослужащим срочной службы, капитанам дальнего плавания 1. Учитывая условия современной жизни и уровень мобильности граждан, количество таких категорий будет постоянно расти. Полагаем, что к данным лицам наиболее целесообразным было бы применение таких мер как личное поручительство или залог, которые не будут ограничивать свободу передвижения данных лиц, но в то же время обеспечат выполнение целей, возложенных на меры пресечения. На наш взгляд, одним из важных вопросов остается вопрос об эффективности применения данной меры. В юридической литературе исследованием данной проблемы занимались З.Д. Еникеев, В.М. Корнуков, И.К.Трунов, Л.К.Трунова, Н.В.Ткачева. При всем различии употребляемых в литературе определений эффективности, в них есть общие элементы, сводящиеся к тому, что эффективность права есть определенный результат воздействия права. Изучив данные понятия, мы пришли к выводу, что эффективность мер пресечения заключается в их действенности и результативности, то есть получение результата в достижении всех поставленных целей, как практики по Оренбургской предупредительных, так и воспитательных. Анализ следственной и судебной области (70 уголовных дел, где первоначально в качестве меры пресечения выступала подписка о невыезде и надлежащем поведении) свидетельствует, что по 15 уголовным делам (21 % случаев) подписка о невыезде оказывалась неэффективной мерой пресечения, то есть подозреваемый, обвиняемый нарушил возложенные на него обязанности и впоследствии к нему была применена более строгая мера пресечения. По 9 уголовным делам (66 % случаев) - заключение под стражу, по 3 уголовным делам (20 % Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов/ 2-е изд. под общ.ред. А.В.Смирнова СПб.: Питер, 2005. С.256, Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв.ред. П.А.Лупинская. М.:Юристь, 2004. С.304 2 Корнуков В.М. Указ. раб. С. 72. случаев) - наблюдение командования воинской части, по 2 уголовным делам (13% случаев) - личное поручительство, по 1 уголовному делу (2 % случаев) - залог (Приложение № 4). В связи с этим в науке обсуждается проблема повышения эффективности данной меры пресечения. Так И.Л. Трунов и Л.К.Трунова предлагают установить режим поведения обвиняемого (подозреваемого), к которому применена подписка о невыезде и надлежащем поведении, с определенными дополнительными ограничениями, например, периодически регистрироваться у следователя \ Полагаем, что данное предложение будет носить незаконный характер. На наш взгляд, дополнение анализируемой нормы нецелесообразно, поскольку уголовно-процессуальный закон содержит и иные меры пресечения, которые могут быть избраны соответствующими органами и должностными лицами в случаях, когда установлена необходимость дополнительных ограничений. Как нам видится вполне приемлемо предложение Н.В.Ткачевой. В соответствии с которым одним из условий повышения эффективности данной меры должно послужить сообщение участковому инспектору об избрании подписки, с тем, чтобы в любой момент следователь при обращении к участковому поведение лица. Не менее важно, на наш взгляд, отметить следующее. Данная мера будет эффективной только в том случае, когда ограничение прав и свобод подозреваемого, обвиняемого в целях его надлежащего поведения будет соизмеримо соотносится с необходимостью обстоятельствами, характеризующие личность. данного ограничения и мог бы проконтролировать надлежащее 'Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. - СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2003. С.172. 2 Ткачева Н.В. Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу в уголовном процессе России: Монография / Научный редактор А.В.Кудрявцева. Челябинск: ЮУрГУ, 2004. С.157. Изучение практики (70 уголовных дел с применением именно данной меры пресечения) показывает, что по 10 уголовным делам (в 15 % случаев) подписка о невыезде и надлежащем поведении применяется необоснованно, без наличия основания для ее избрания, то есть в случаях, где можно было бы ограничиться обязательством о явке. Безусловно, данная проблема имеет большое практическое значение и требует закрепления в законе. Домашний арест. Процесс гуманизации современного российского процессуального законодательства стоит на пути сокращения самой строгой меры пресечения - заключения под стражу. Так, введение домашнего ареста по замыслу законодателя, должно стать альтернативой заключения под стражу. Домашний арест, являясь общей мерой пресечения, может быть применен в отношении любого обвиняемого (подозреваемого), в том числе и военнослужащего и несовершеннолетнего. Введение меры пресечения в виде домашнего ареста новеллой современного уголовно-процессуального является законодательства Российской Федерации, которая позитивно скажется на правах человека, приведет к дополнительным гарантиям соблюдения прав и законных интересов граждан, привлеченных к ответственности в судопроизводстве 1. Как мера пресечения, домашний арест применялся еще в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года, по данным практики домашний к высокопоставленным арест в тот период применялся, как правило, уголовном чиновникам, военным начальникам, депутатам. В УПК РСФСР 1923 года прямо указывалось, что домашний арест — это лишение обвиняемого свободы в виде изоляции, только не в следственных изоляторах, а дома. Появление домашнего ареста в системе мер пресечения вызвало бурное обсуждение среди ученых-процессуалистов. Так, Ф. Багаутдинов Трунов И.К., Трунова Л.К. Указ. раб. С. 157. считает, что данная мера призвана изменить соотношение между наиболее распространенными мерами пресечения: заключением под стражу и подпиской о невыезде;

уменьшить число лиц, заключаемых под стражу, разгрузить следственные изоляторы 1. Иной точки зрения придерживается Е.В.Гусельникова, возражая против данной меры пресечения и ссылаясь на недостатки применения домашнего ареста в период с 1864 по 1903 гг., а также в 1922-1926 гг. 2. На сегодняшний день произошел значительный технический прогресс, позволяющий на существующем уровне развития науки и техники использовать самые современные достижения в этой области для установления контроля за обвиняемым (подозреваемым), находящимся под домашним арестом, следовательно, при строгой и четкой регламентации данной меры пресечения, домашний арест будет выступать альтернативой заключения под стражу. Как свидетельствует практика, то есть ее практическое отсутствие в плане применения домашнего ареста - на территории Оренбургской области с момента принятия нового УПК домашний арест был применен только в одном случае. И такое положение наблюдается не только на территории Оренбургской области, однако в масштабах государства картина немного другая. Обобщение практики применения УПК РФ в 47 субъектах Российской Федерации за 2-е полугодие 2002 г. и 1-й квартал 2003 г. (по материалам Генеральной прокуратуры РФ) показывает, что за указанный период имеется только 11 случаев избрания этой меры пресечения3. Сущность данной меры по УПК РФ 2001 года заключается в ограничениях, связанных со свободой передвижения подозреваемого, обвиняемого, а также в запрете общаться с определенными лицами, Багаутдинов Ф. Новая мера пресечения В УПК РФ - домашний арест // Законность. 2002. № 10. С. 14-16 2 Гусельникова Е.В. Заключение под стражу в системе мер пресечения. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Томск., 2001. С.25. 3 Гусельникова Е.В. Указ. раб. С. 26. получать и отправлять корреспонденцию, вести переговоры с использованием любых средств связи. Таким образом, ограничения, возложенные на обвиняемого (подозреваемого) можно разделить на две группы: 1) ограничения, связанные со свободой передвижения;

2) ограничения, связанные со свободой общения. Безусловно, основным ограничением, связанным с применением данной меры пресечения, является то, что обвиняемый, подозреваемый не вправе покидать свое место своего постоянного или временного проживания. Следовательно, иные ограничения и запреты могут выступать в качестве дополнительных или сопутствующих, избираемых и назначаемых судом с учетом индивидуальных особенностей обвиняемого (подозреваемого) и сущностью предъявленного обвинения. При домашнем аресте не могут быть ограничены процессуальные права обвиняемого (подозреваемого) на участие в судебных заседаниях, следственных и иных процессуальных действиях, отправке письменных жалоб, получении по почте повесток и других процессуальных документов, не требующих личного вручения, ведение переговоров с защитником. Позволим себе согласиться с мнением К.Т. Балтабаева, который в своем исследовании указывает, что домашний арест представляет собой синтез нескольких видов мер пресечения, истоки которого необходимо искать в теории уголовного процесса. Ограничения свободы передвижения при применении данной меры существенно больше, чем при подписке о невыезде. Обвиняемому (подозреваемому) может быть запрещено постоянно или в определенное время: покидать жилое помещение, здание, участок территории (дачи, больницы, гостиницы и т.п);

посещать определенные места (район населенного пункта, увеселительные заведения, место работы, место Балтабаев К.Т. Домашний арест в уголовном судопроизводстве республики Казахстан. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. М, 2001. С.34. жительство соучастников, свидетелей, потерпевших);

выходить из жилого помещения без сопровождения 1. Если говорить о второй группе ограничений, связанных со свободой общения, полагаем, необходимо отметить, что за рубежом (в Австралии, Великобритании, Канаде, Германии, Новой Зеландии, США, Франции) в качестве меры пресечения достаточно широко применяется запрет обвиняемому общаться с жертвами и свидетелями. С принятием УПК РФ такой запрет стал возможен, однако не в качестве самостоятельной меры пресечения, а только в рамках домашнего ареста. Таким образом, законодатель, указывая на невозможность общения обвиняемого (подозреваемого) с определенным кругом лиц, устанавливает три разновидности запрета: 1) общаться с определенными лицами. Полагаем, что закон, в данном случае подразумевает запрет на устное общение с соучастниками, свидетелями, потерпевшими и их представителями, а также друзьями и родственниками, за исключением совместно проживающих с лицом, находящимся под домашним арестом;

2) получать и отправлять корреспонденцию. На наш взгляд, данное ограничение включает в себя все виды общения с использованием почтово-телеграфных услуг связи и может выражаться в запрете отправлять и получать посылки, бандероли, письма, телеграммы, переводы, открытки. Также подозреваемому, обвиняемому может быть запрещено общаться с журналистами, в том числе делать сообщения, заявления, обращения через средства массовой информации;

3) вести переговоры с использованием любых средств связи. При наложении данного вида запрета обвиняемый, подозреваемый не вправе Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс: Учебник для вузов/ 2-е изд. под общ.ред. А.В.Смирнова. СПб.: Питер, 2005. С.264. общаться, используя телефон, телетайп, факс, Интернет, электронную почту и иные виды связи. Избрание меры пресечения в виде домашнего ареста возможно тогда, когда имеются основания для применения заключения под стражу в совокупности с данными, свидетельствующими о том, что полная изоляция лица не является необходимостью заслуживающих исследовании с учетом данных о личности (его возраста, состояния здоровья, семейного положения и других обстоятельств, внимания). Так, например, Л.Г. Татьянина в своем приходит к выводу, что домашний арест наиболее целесообразная мера пресечения в отношении лиц, имеющих психические недостатки, так как психологически домашний арест способствует оценке лицом с психическими недостатками возможностей наступления негативных последствий за совершенное преступление '. Законодатель в рассматриваемой статье не указывает на возможную ответственность за нарушение избранной меры пресечения. Однако некоторые авторы настаивают на дополнение данной нормы и определения меры ответственности. Так, Ф.Багаудтинов считает, что ст. 107 УПК необходимо дополнить положением о том, что в случае нарушения обвиняемым, подозреваемым ограничений, установленных судом, на него может быть наложено денежное взыскание. Полагаем, что введение данного положения нецелесообразно, так как закон в ст. ПО УПК избранной меры пресечения соответствующих предусматривает возможность изменения на более То строгую, есть, если при изменении обвиняемым, обстоятельств.

подозреваемым нарушаются установленные ограничения, то к нему Татьянина Л.Г. Процессуальные проблемы производства по уголовным делам с участием лиц, имеющих психические недостатки (вопросы теории и практики). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. Ижевск, 2004. С.38-39. 2 Багаутдинов Ф. Указ. раб. С. 15. необходимо применять заключение под стражу, как более строгую меру пресечения. Видится, что введение денежного взыскания за те или иные нарушения позволит просто «откупаться» от избранных мер, оставляя возможность продолжать препятствовать производству по делу. По мнению Н.В. Ткачевой, для более эффективной практики применения домашнего ареста необходимо дополнить статью 107 УПК следующим положением: «Домашний арест применяется как альтернатива заключению под стражу в отношении престарелых, инвалидов и иных лиц, чье состояние здоровья делает невозможным либо нецелесообразным заключение под стражу, одиноких матерей и многодетных родителей, лиц, ухаживающих за больными членами семьи, беременных женщин и женщин, имеющих малолетних детей» 1. Полагаем, что данное дополнение закона не позволит повысить эффективность применения данной меры, а наоборот закрытый перечень лиц, приводимый автором, к которым может быть применен домашний арест, лишь ограничит возможность избрания анализируемой меры пресечения к иным категориям подозреваемых, обвиняемых. Так, например, закон не содержит запрета на применение домашнего ареста к несовершеннолетнему подозреваемому, обвиняемому, а также к отдельным категориям граждан, указанных в ст.447 УПК. На наш взгляд, основания для избрания меры пресечения в виде домашнего ареста необходимо классифицировать на общие, специальные и индивидуальные. К общим следует отнести следующие: наличие достаточных оснований полагать, что обвиняемый (подозреваемый) скроется от дознания, предварительного следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью, может угрожать свидетелю, иным участникам Ткачева Н.В. Указ. раб. С Л 60.

уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по делу. К специальным основаниям необходимо отнести следующие: совершение преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, невозможность применения иной, более мягкой меры пресечения. К индивидуальным основаниям необходимо отнести наличие обстоятельств, указывающих на нецелесообразность применения заключения под стражу в зависимости от данных, присущих конкретной личности (возраст, состояние здоровья, семейное положение, трудовая деятельность). В соответствии с п.1 ч.2 ст. 29 УПК решение об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста принимается судьей в судебном заседании. Основанием проведения судебного заседания для решения вопроса о применении данной меры пресечения является наличие постановления о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста, вынесенное следователем или дознавателем и санкционированное прокурором, а также материала, содержащего конкретные фактические обстоятельства, мотивирующие необходимость принятия судьей решения об избрании домашнего ареста, в том числе и копии процессуальных документов, подтверждающих статус лица как обвиняемого или подозреваемого. Судебное заседание проводиться при участии обвиняемого, подозреваемого, прокурора, защитника, если он участвует в деле. Также УПК РФ наделяет правом участия в судебном заседании следователя и дознавателя, то есть лиц, непосредственно выносивших постановление о возбуждении ходатайства перед судом.

В то же время закон не указывает на обязательность явки в * судебное заседание при решении вопроса о мере пресечения участников уголовного судопроизводства, следовательно, неявка лиц, надлежаще извещенных о времени и месте проведения заседания, не препятствует к рассмотрению заявленного ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого, при условии, что он не объявлен в международный розыск. Полагаем, что при решении вопроса о проведении судебного заседания в отсутствии того или иного участника необходимо учитывать и требования ст. 51 УПК, определяющей случаи обязательного участия защитника и ст. 426 УПК, регламентирующей порядок участия законного представителя несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого в ходе досудебного производства. Уголовно-процессуальное законодательство возлагает на суд обязанность рассмотрения постановления о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. При вынесении решения суду необходимо учитывать приоритет ^ норм международного права и, в соответствии, принципом минимального вмешательства при применении мер, не связанных с тюремным заключением, указанном в Токийских правилах. Таким образом, суду надлежит избрать именно те ограничения, которые необходимы в конкретном случае и в должной мере смогут обеспечить выполнение целей, возложенных на меры пресечения. Итоговым документом судебного заседания о рассмотрении постановления о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения домашнего ареста является постановление суда об избрании меры пресечения либо об отказе в удовлетворении ходатайства. В случаи принятия решения об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста обвиняемого (подозреваемого) в постановлении суда указываются обстоятельства, на основании которых принято именно это решение, * конкретные возлагается ограничения, осуществление которым надзора за подвергается соблюдением обвиняемый установленных (подозреваемый), а также орган или должностное лицо, на которое ограничений. Устанавливаемые судом ограничения должны обеспечивать цели мер пресечения, а не ущемление прав обвиняемого (подозреваемого), следовательно, при указании конкретных ограничений и обстоятельств, положенных в основу принимаемого решения, суд в обязательном порядке должен мотивировать их. Также, на наш взгляд, в постановлении суда обязательно необходимо указать и конкретный адрес, по которому будет находиться обвиняемый (подозреваемый). Действующая редакция ст. 107 УПК не содержит такого требования, следовательно, возникает необходимость дополнить ее, положением, обязывающем суд в своем решении обязательно указывать место нахождения лица по конкретному адресу и изложить ее в следующей редакции: «3. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ^ ареста в качестве меры пресечения указываются конкретные ограничения, которым подвергается подозреваемый, обвиняемый и нахождения по конкретному адресу, его место а также указывается орган или должностное лицо, на которые возлагается осуществление надзора за соблюдением установленных ограничений» Одновременно необходимо отметить, что сами органы, в чьем производстве находиться уголовное дело, также не должны отстраняться от контрольной функции исполнения подозреваемым и обвиняемым домашнего ареста и должны разъяснять последствия нарушения этой меры, а также производить профилактическую работу с лицами, которым избрана эта мера пресечения '. На сегодняшний день проблема применения домашнего ареста заключается в том, что уголовно-процессуальный закон не устанавливает надлежащие механизмы порядка применения домашнего ареста, с момента введения данной меры прошло уже более четырех лет, однако до сих пор не решен вопрос, о том, на какой орган или должностное лицо возлагается обязанность осуществления контроля за соблюдением ограничений, установленных судом в отношении лица, к которому применяется домашний арест. В юридической литературе высказываются различные суждения о том, на кого необходимо возложить надзорные функции. Так, по мнению Ф.Багаудтинова, Н.В.Ткачевой, необходимо возложить такой надзор только на органы внутренних дел, в частности на участковых или оперативных уполномоченных. Участковые инспектора более «близко» находятся к гражданам, поэтому надзор за исполнением домашнего ареста, возложенный на них, был бы более эффективным, чем при осуществлении этой функции другими органами 2. Противоположной позиции придерживаются И.Л. Трунов и Л.К.Трунова, утверждая, что наделять контрольными функциями участковых инспекторов местных ОВД - неверно, для применения и контроля исполнения данной меры пресечения должны быть созданы специальные подразделения в системе судебных приставов Министерства юстиции. Полагаем, что наделение надзорными функциями участковых инспекторов, будет, во-первых, экономически целесообразным по сравнению с созданием нового подразделения;

во-вторых, исходя из Трунова Л.К. Современные проблемы применения мер пресечения в уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2002. С.233. 2 Багаутдинов Ф, Указ. раб. С. 16;

Ткачева Н.В. Указ. раб. С. 159. территориального принципа деятельности участковых, можно заключить, что они большее количество времени смогут находиться в непосредственной близости от контролируемого лица и, как следствие, в более короткие сроки реагировать на нарушение возложенных судом ограничений, в-третьих, взаимодействие органов, производящих расследование, с участковым инспекторами в рамках исполнения домашнего ареста, будет более эффективным и целенаправленным. Также остается неразрешенным вопрос и о способах контроля за лицами, находящимися под домашним арестом. Так, Ю.Калинин, директор Федеральной службы исполнения наказаний в своем интервью «Российской газете» заявил, что идет работа над внедрением системы электронного мониторинга, с использованием электронных браслетов, которые посылают постоянные сигналы о местонахождении их владельцев на специальные компьютеры \ Заместитель рассматривается начальника опыт Главного домашнего управления ареста. исполнения означает наказания Министерства юстиции В.Краев отмечает, что в качестве примера шведский Это интенсивный надзор с применением электронного мониторинга, который заключается в том, что лицу, за которым установлен надзор, на лодыжке закрепляется манжет со специальным передатчиком, направляющим радиосигналы на компьютер в офисе управления исполнения наказания. В компьютере заложен режим для каждого поднадзорного: учеба, работа, дом, маршруты передвижения и т.д. Если последний то срабатывает сигнализация.

нарушает свое расписание, В то же время следует отметить, что в Швеции домашний арест — наказание, а в РФ- мера пресечения. Московская городская дума создает проект Федерального закона «О домашнем аресте». Для контроля арестантов средств проект закона предусматривает 1 использование технических установку Куликов В. Тюрьма с доставкой на дом // Российская газета. 2005 год. 6 апреля Краев В. // Российская газета. 2001.12 июля.

специальной аппаратуры в квартире и браслета на руке арестованного. Уже разработан специальный приемник, устанавливаемый в квартире: если арестант слишком далеко отойдет от дома, в местном отделении милиции раздастся тревожный сигнал. Российский браслет, в отличие от американских и европейских аналогов, не имеет замка, поэтому его нельзя снять. Чтобы распилить его, потребуется специальная аппаратура. Подобные охранные системы будут стоить около тысячи долларов, а ежемесячное обслуживание в размере сотни долларов предполагается возложить на арестованного. Владимир Платонов, один из авторов законопроекта «О домашнем аресте в Российской Федерации» считает, что наиболее эффективной, превосходящей зарубежные аналоги будет следующая система. На руку гражданина, который находится под домашним арестом, надевается пластиковый браслет с чипом, а на дверь, окна и территорию, где он будет совершать ежедневные прогулки - датчики. Таким образом, любые нарушения установленного режима будут сразу же фиксироваться. Обойдется такая система контроля гражданину примерно в 30 тысяч рублей плюс ежемесячное обслуживание охранной системы, которое также возлагается на обвиняемого (подозреваемого), но, как подчеркивает В. Платонов, это во много раз меньше суммы, вносимой под залог. Позволим не согласиться с двумя последними точками зрения. Вопервых, существующее в Российской Федерации имущественное неравенство позволит одним, способным оплатить такую сумму и избежать заключения под стражу, «отсиживаться» дома, а другим все-таки придется «сидеть на нарах». Во-вторых, сам факт ношения данного браслета на руке гражданина будет свидетельствовать всем окружающим о том, что он вовлечен в уголовное судопроизводство в качестве обвиняемого (подозреваемого), а это в свою очередь определенное психологическое воздействие на лицо.

Ратифицировав международно-правовые акты, Российская Федерация взяла на себя обязательство по выполнению и приведению национального законодательства в соответствии с требованиями того или иного документа. Так, согласно п. 11.1 Организации Объединенных Наций тюремным заключением Стандартных минимальных правил в отношении мер, не связанных с превышать срока, (Токийских правил)1, срок действия меры, не связанной с тюремным заключением, не может установленного компетентным органом в соответствии с законом. В соответствии с ч. 2 ст. 107 УПК домашний арест в качестве меры пресечения избирается при наличии оснований, и в порядке, которые установлены для такой меры пресечения как заключение под стражу. Однако, несмотря на требования международного акта, в комментируемой статье законодатель не указывает срок применения домашнего ареста. Несмотря на гуманность домашнего ареста, он все равно лишает человека свободы. Многие ученые указывают на то, что существенным недостатком УПК является отсутствие в нем регламентации сроков домашнего ареста2. На наш взгляд, срок является одним из ключевых моментов порядка применения той или иной меры пресечения и должен найти отражение в законе. Представляется необходимым дополнить частью 4 ст. 107 УПК РФ, изложив ее в следующей редакции: «4. Срок применения домашнего ареста не может превышать 2 месяцев. В случае невозможности закончить предварительное следствие в срок до 2 месяцев и при отсутствии оснований для изменения или отмены Стандартные минимальные правила Организации Объединенных Наций в отношении мер, не связанных с тюремным заключением (Токийские правила), принятые Резолюцией генеральной Ассамблеи от 14 декабря 1990 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. - М.: НОРМА, 2000. С.217. 2 Овчинников Ю.Г. Понятие, цели и сущность домашнего ареста как меры пресечения в уголовном судопроизводстве России // Следователь. 2003. № 5. С.31. меры пресечения этот срок продлевается в порядке, установленном ст. 109 настоящего Кодекса». Если суд при избрании домашнего ареста в своем постановлении не установит его срок, то фактически домашний арест будет действовать, пока ведется предварительное расследование и судебное разбирательство, что может повлечь нарушение конституционных прав и свобод обвиняемого (подозреваемого), например, при изменении обстоятельств, служивших основаниями для избрания именно этой меры. Таким образом, представляется необходимым дополнить ч.З ст. 107 УПК РФ следующим положением: «3. В постановлении или определении суда об избрании домашнего ареста в качестве меры пресечения домашнего ареста». Домашний арест является второй по строгости мерой пресечения после заключения под стражу, поэтому время нахождения под домашним арестом, также как и срок заключения под стражу засчитывается в срок содержания под стражу (п.2 ч.Ю ст. 109 УПК РФ). Право на обжалование решений, в том числе и суда, закреплено в законе как гарантия соблюдения основных прав обвиняемого указываются..., срок избрания (подозреваемого). Несмотря на это ст. 107 УПК РФ не определяет порядок обжалования постановления решения об суда. Полагая, что ареста порядок обжалования порядку избрании домашнего аналогичен обжалования постановления о заключении под стражу. На наш взгляд, ст. 107 УПК РФ необходимо дополнить ч.5, которую изложить в следующей редакции: «5. Постановления судьи об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста или отказе в этом может быть обжаловано в порядке, установленным статьей 108 настоящего Кодекса».

На наш взгляд, представляется верной точка зрения И.Л. Трунова и Л.К.Труновой о необходимости наделения следователя и прокурора полномочиями решения вопроса об отмене домашнего ареста. Так, авторы предлагают предоставить следователю или прокурору, осуществляющему процессуальное руководство предварительным расследованием, право на отмену избранной судом меры пресечения в виде домашнего ареста в случаях невозможности содержания обвиняемого под домашним арестом в связи с тяжелой болезнью, при наличии медицинского заключения о необходимости госпитализации либо при переквалификации деяния, инкриминируемого обвиняемому, на другие, не представляющие большой общественной опасности '. Обобщив вышесказанное, связано с целым рядом можно сделать вывод о которые том, что перед применение домашнего ареста как меры пресечения на сегодняшний день трудностей, возникают правоохранительными и правоприменительными органами. Во-первых, в настоящее время существенно поменялись условия мобильности передвижения и общения граждан, что усложняет процесс применения данной меры пресечения. Во-вторых, на сегодняшний день нет четко сформулированной нормативной базы, регламентирующей порядок исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста. В-третьих, не определен орган или должностное лицо, которое будет контролировать поведение обвиняемого (подозреваемого) находящегося под домашним арестом. В-четвертых, не урегулированы вопросы жизнедеятельности обвиняемых (подозреваемых) в условиях строгого контроля. Заключение под стражу. Заключение под стражу является наиболее строгой мерой пресечения, включающей все формы физического и Трунова Л.К. Современные проблемы применения мер пресечения в уголовном процессе. Диссертация на соискание ученой степени доктора юридических наук. М., 2002. С.236. психологического (морального) воздействия на обвиняемого (в исключительных случаях - подозреваемого). Заключение под стражу как мера пресечения применяется к обвиняемому (подозреваемому), в отношении которого еще нет приговора суда, следовательно, исходя из принципа презумпции невиновности, к лицу, которое считается невиновным. Полагаем, что законодатель указывает на данный факт путем закрепления в норме закона исключительного характера заключения под стражу и возможности применения только в том случае, когда избрание иных мер пресечения не позволит достичь желаемой цели. В юридической литературе нередко поднимался вопрос о правовой природе и сущности заключения под стражу, как меры пресечения. Так, по мнению Э.К. Кутуева, заключение под стражу это мера пресечения, заключающаяся в ограничении свободы обвиняемого, а в исключительных случаях - подозреваемого, то есть лиц, виновность которых не установлена вступившим в законную силу приговором суда в предусмотренном законом порядке, с тем, чтобы они не скрылись от дознания, предварительного следствия и суда, не воспрепятствовали установлению истины по уголовному делу, не продолжили заниматься преступной приговора1. О.И. Цоколова, анализируя действующее законодательство, приходит к выводу, что заключение под стражу состоит в принудительной изоляции обвиняемого (в исключительных случаях — подозреваемого) и содержание его под стражей в специально предназначенном для этого учреждении в целях обеспечения процесса расследования и судебного рассмотрения уголовного дела, а также исполнения приговора.

Кутуев Э.К. Заключение под стражу и содержание под стражей: состояние, проблемы, перспективы. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. СПб, 1999. С.8. 2 Цоколова О.И. Заключение под стражу подозреваемых и обвиняемых в совершении преступления. М, 2002. С. 16. деятельностью, а также для обеспечения исполнения И.Л. Трунов и Л.К.Трунова считают, что сущность данной меры пресечения заключается в лишении обвиняемого (подозреваемого) свободы и содержании в местах предварительного заключения до начала фактического исполнения обвинительного приговора к лишению свободы, если мера пресечения не будет отменена либо изменена \ Е.В.Гусельникова в своем исследовании указывает, что заключение под стражу как мера пресечения является мерой превентивного характера, направленной на достижение задач уголовного судопроизводства 2. Проанализировав приведенные выше мнения относительно определения заключения под стражу как меры пресечения, мы приходим к выводу, что авторы довольно узко и односторонне подходят к решению этого вопроса, указывая лишь на некоторые существенные моменты. Так, например, Э.К. Кутуев. в своем определении не отражает процедуру и сроки, которые должны быть соблюдены при избрания данной меры. И.Л. Трунов и Л.К.Трунова сводят сущность применения заключения под стражу к лишению обвиняемого (подозреваемого) свободы и содержанию в местах предварительного заключения до начала фактического исполнения обвинительного приговора к лишению свободы. Полагаем, что сущность заключения под стражу, прежде всего, заключается в предупреждении и (или) пресечении ненадлежащего поведения обвиняемого (подозреваемого). Наиболее детально и, на наш взгляд, более точно, к определению заключения под стражу подходит Н.В.Буланова, указывая, что «заключение под стражу - это мера пресечения, применяемая в ходе уголовного судопроизводства и заключающаяся в ограничении права обвиняемого (в исключительных случаях подозреваемого) на свободу и личную неприкосновенность на определенный период времени, не превышающий Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 125. 2 Гусельникова Е.В. Указ. раб. С.14. установленного законом срока, на основании судебного решения, принятого по ходатайству прокурора либо дознавателя, следователя, с согласия прокурора, и помещения в специально предназначенные для этого помещения в предусмотренном законом порядке и в целях предупреждения либо пресечения их преступной деятельности и воспрепятствования производству по уголовному делу, а также в целях обеспечения исполнения приговора1. Право каждого на свободу и личную неприкосновенность при заключении под стражу обеспечивается системой государственно-правовых и уголовно-процессуальных гарантий. К их числу относятся: строгая регламентация обоснованности заключения под стражу и продление сроков содержания под стражей;

строгое соблюдение законности и процессуального порядка заключения под стражу;

принцип презумпции невиновности;

соблюдение принципа состязательности сторон и равенства прав участников процесса 2. Полагаем, что профессор А.П. Гуськова совершенно верно указывает, что выделение судебной власти в самостоятельную функцию государства обусловлено объективными потребностями общественного развития, которые сводятся к тому, что только судебная власть способна защитить права и свободы человека и гражданина против произвола власти, в том числе и правоохранительных органов. В этой связи необходимо отметить, что УПК РФ содержит императивное требование о том, что избрание и применение таких мер Буланова Н.В. Заключение под стражу при предварительном расследовании преступлений. Научно-методическое пособие / Под ред. д.ю.н. М.Е.Токаревой. М.: Юрлитинформ, 2005. С.34-35. 2 Трунов И.К., Трунова Л.К. Указ. раб. С. 129. 3 Гуськова А.П. Судебная защита конституционных прав и свобод человека, гражданина посредством уголовного судопроизводства // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 2. Том 2. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2005. С.З пресечения как домашний арест и заключение под стражу производиться только на основании судебного решения. Однако, по мнению первого заместителя прокурора г. Москвы Ю.П.Синелыцикова, необходимо отменить ч.2 ст.22 Конституции и лишить суд права давать санкцию на арест1. Пожалуй, с данным мнением нельзя согласиться. В этой связи, мы занимаем противоположную позицию и разделяем мнения большинства ученых-процессуалистов. Полагаем, что В. Спицын совершенно верно указывает, что данное законодательное положение (об избрании заключения под стражу на основании судебного решения) подозреваемых предполагает существенное повышение обвиняемых и судебного состязательности уголовного процесса, появления у контроля за принятием процессуальных решений 2. Также представляется справедливым мнение А.М. Резепкина о том, что судебный контроль является средством обеспечения реализации последовательных начал состязательности в досудебном производстве по уголовному делу и находит свое непосредственное подтверждение при принятии судом решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, а также обжалования действий (бездействий), решений должностных лиц 3. Полагаем, прежде всего, это связано с тем, что в институте мер пресечения заключение под стражу в наибольшей степени ограничивает право на свободу и личную неприкосновенность обвиняемого (подозреваемого), а суды, как показывает практика, более взвешенно подходят к разрешению вопросов о применении заключения под стражу в Синелыциков Ю.П. Кому принимать решение об аресте? // Журнал российского права. 2001.№б.С.26. 2 Спицын В. Заключение под стражу: некоторые итоги правоприменительной практики // Закон и право. 2004. № 1. С.9. 3 Резепкин А.М. Элементы состязательности в Российском досудебном производстве. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Челябинск, 2005. С.18. юридической защиты и беспристрастного качестве меры пресечения, тем самым, усиливая судебный контроль, как за соблюдением органами предварительного закона, так и расследования требований процессуальных гарантий уголовно-процессуального участников процесса на досудебной стадии производства. Как верно отмечает Б.Л. Зимненко законодательство РСФСР ранее было «закрыто» для международно-правового влияния. Однако ситуация меняется, в том числе ив сфере уголовного судопроизводства. Международное право не может не влиять на состояние уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательств1. Судебный порядок заключения под стражу привел в соответствие нормы уголовно-процессуального законодательства с нормами Конституции РФ, а также общепризнанными принципами и нормами международного права. Так, в ст. 22 Конституции РФ указано, «арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению». В ст. 7 Всеобщей декларации прав человека указано, что «никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию»2, Международный пакт о гражданских и политических правах в ст. 9 предусматривает принцип, в соответствии с которым «никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей, никто не должен быть лишен свободы иначе, как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом»3. В ст. 5 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод говорится о том, что «каждому, кто лишен свободы вследствие ареста или содержания под стражей, принадлежит право на разбирательство, в ходе которого суд Зимненко Б.Л. Нормы международного права в судейской практике Российской Федерации. Пособие для судей. М.: РАП, 2003. С.83. 2 Всеобщая декларация прав человека. Принята 10.12.1948 Генеральной Ассамблеей ООН) / Права и свободы личности. Библиотечка «Российской газеты» совместно с библиотечкой журнала «Социальная защита». Вып. П.- М., 1995. С. 10 -17. 3 Международный пакт о гражданских и политических правах. Принят 16.12.1966 Резолюцией 2200 (XXI) на 1496-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН / Права и свободы личности. Библиотечка «Российской газеты» совместно с библиотечкой журнала «Социальная защита». Вып. П.- М., 1995. С. 18 - 34. безотлагательно решает вопрос о законности его задержания и выносит постановление о его освобождении, если задержание незаконно»1. Обоснованность реализации применения данной меры и законность ее также следующими международными обеспечивается нормативно-правовыми актами: Сводом принципов защиты всех лиц, подвергаемых заключению в какой бы то ни было форме : Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 43//173 от 9 декабря 1988 г.) 2, Европейской конвенцией против пыток или бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 10 декабря 1984 г.3. Помимо Конституции РФ и международных актов порядок и условия заключения под стражу РФ, Уголовно-исполнительным регламентируются Уголовным кодексом кодексом РФ 4, Федеральным законом «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений»5. Основания для применения любой меры пресечения, в том числе и заключения под стражу, определены в законе. Статья 97 УПК РФ указывает, что при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый скроется от дознания, предварительного следствия или суда;

может продолжать заниматься преступной деятельностью;

может угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства либо Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года//Российская газета. 1995. 5 апреля. 2 Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых заключению в какой бы то ни было форме: Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 43//173 от 9 декабря 1988 г.(Сборник стандартов и норм ООН в области предупреждения преступности уголовного правосудия) // Правовые основы деятельности МВД России: Сборник нормативных документов. Т. 2. М.: ИНФРА-М, 1996. С. 145-156. 3 Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26 ноября 1987 г.// Российская юстиция 1998. № 3. 4 Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. ФЗ-№1. Принят Государственной Думой 18 декабря 1996 года. Одобрен Советом Федерации 25 декабря 1996 года // СЗ РФ. 1997. №2. Ст.198. 5 Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г // СЗ РФ. 1995. №29. Ст.2759.

иным путем воспрепятствовать производству, а также для обеспечения исполнения приговора по уголовному делу к обвиняемому может быть применена одна из мер пресечения. В юридической литературе ученые по-разному подходят к определению понятия основания применения заключения под стражу. Так, профессор Ю.Д.Лившиц указывает, что основания для избрания заключения под стражу включают в себя наличие каких-либо содержащихся в доказательствах данных, указывающих на то, что обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, или воспрепятствовать установлению истины по уголовному делу, или будет заниматься преступной деятельностью, дающих основание для предъявления обвинения !. Представляется верным предложение Н.А. Колоколова об условной классификации оснований и условий избрания меры пресечения в виде заключения под стражу на материально-правовые и правовые. Материально-правовым основанием для заключения под стражу является совокупность доказательств, которые, во-первых, уличают подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, за которое может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет;

во-вторых, указывают на необходимость временной изоляции лица от общества в интересах судопроизводства. Формально-правовые условия заключения под стражу включают в себя, во-первых, заключение под стражу подозреваемого, обвиняемого в порядке, предусмотренном ст. 108 УПК, возможно только в рамках осуществления предварительного прокурором, расследования следователем, по органом дознания делу, конкретному уголовному формальноили может помешать исполнению приговора;

а равно наличие достаточных доказательств, Лившиц Ю.Д.Избранные труды. Челябинск: Книга, 2004. С. 137. возбужденному в строгом соответствии со ст. 146 УПК и расследуемому в строгом соответствии с установленными законом сроками. Во-вторых, лицо, о необходимости ареста которого принесено ходатайство, должно иметь статус подозреваемого (ст. 46 УПК), либо обвиняемого (ст.47 УПК) 1. В соответствии со ст. 108 УПК РФ заключение под стражу является исключительной мерой пресечения, оно может быть избрано при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения. В связи с вопросами, возникающими в судебной практике по применению некоторых норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 5 марта 2004г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»2 в п.4 дает судам разъяснения о порядке избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. Анализ данного постановления позволяет сделать следующие выводы. Для решения вопроса о содержании под стражей лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, помимо обстоятельств, указанных в чЛ ст. 108 УПК РФ суд должен установить наличие или отсутствие фактических данных, которые будут свидетельствовать о необходимости применения именно данной меры пресечения. Необходимость применения мер пресечения устанавливается при учете всех фактических данных, которые стали известны уполномоченным Колоколов Н А. Судебный контроль в стадии предварительного расследования: Учеб. пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности 021100 «Юриспруденция» / Н.А.Колоколов. М.:ЮНИТИ-ДАНА, Закон и право, 2004. С. 184. 2 Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 5 марта 2004 г // Российская газета. 2004.25 марта. органам в процессе сбора материала, необходимого для возбуждения ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу. К ним могут быть отнесены сведения о том, что подозреваемый обвиняемый может скрыться от органов предварительного расследования или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью, а также данные, свидетельствующие о возможности оказания физического или психологического воздействия на участников уголовного судопроизводства. В ходе обобщения практики работы следователей и прокуроров многие практические работники задавались вопросом: нужно ли предоставлять суду доказательства того, что к лицу невозможно применить иную, более мягкую меру пресечения? Отвечая на данный вопрос, заместитель начальника Управления методического обеспечения Генеральной прокуратуры Российской Федерации А.П.Коротков указывает, что таких доказательств представлять в суд УПК не требует. Хотя в чЛ ст. 108 УПК указано, что заключение под стражу применяется при невозможности применения иной, более мягкой меры пресечения, это обстоятельство не требуется обосновывать в постановлении о возбуждении ходатайства перед судом об избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения. Закон обязывает дознавателя, следователя, прокурора мотивировать избрание именно заключения под стражу. В соответствии с ч.4 ст. 108 УПК подсудность рассмотрения вопроса о заключении под стражу является исключительной компетенцией районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого. Вместе с тем, в ст. 37 УПК закон предоставляет прокурору право:

- изымать любое уголовное дело у органа дознания и передавать его следователю;

Короткое АЛ. 900 ответов на вопросы прокурорско-следственных работников по применению УПК РФ: Комментарий / А.П.Коротков, А.В.Тимофеев. М : Экзамен, 2004. С.188. - передавать уголовное дело от одного следователя прокуратуры другому;

- передавать уголовное дело от одного органа предварительного расследования другому;

- изымать любое уголовное дело у органа предварительного расследования и передавать его следователю прокуратуры. В связи с этим, в случае несовпадения места предварительного расследования или задержания с местом рассмотрения ходатайства, суду следует в обязательном материалах порядке проверить наличие обстоятельств, повлекших изменение подследственности, наличие в предоставленных соответствующего постановления прокурора с указанием на основания изъятия или передачи уголовного дела. Основанием проведения судебного заседания для решения вопроса о применении данной меры пресечения является наличие постановления о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения, вынесенное следователем прокурором, а также или дознавателем и санкционированное материала, содержащего конкретные фактические обстоятельства, мотивирующие необходимость принятия судьей решения о заключении под стражу, в том числе и копии процессуальных документов, подтверждающих статус лица как обвиняемого или подозреваемого. Так Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении от 5 марта 2004 г «О применении судами норм Уголовнопроцессуального кодекса Российской Федерации» указывает на то, что «к ходатайству об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ч. 3 ст. 108 УПК РФ) следует прилагать копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого, копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого, а также имеющиеся в деле доказательства, подтверждающие наличие обстоятельств, свидетельствующих о необходимости избрания лицу меры пресечения в виде заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости, данные о возможности лица скрыться от следствия, об угрозах в адрес потерпевших, свидетелей и т.п.). В тех случаях, когда в уголовном деле защитник не участвует и об этом не сделана запись в протоколе допроса в качестве подозреваемого или обвиняемого, к материалам дела прилагается письменное заявление подозреваемого, обвиняемого об отказе от защитника»1. Таким образом, полагаем, что при подготовке к проведению судебного заседания для рассмотрения ходатайства о заключении под стражу обвиняемого, подозреваемого, первоначально, судье надлежит проверить наличие необходимых документов, то есть процессуальную возможность проведения судебного заседания. Во-первых, в обязательном порядке в материалах дела проверяется наличие постановления о возбуждении уголовного дела, оформленное надлежащим образом и вынесенное уполномоченным на то лицом в соответствии с требованиями гл. 20 УПК. Во-вторых, судья обязан проверить следующие процессуальные сроки: срок предварительного следствия в соответствии со ст. 162 УПК, сроки следствия, в случае его приостановления по основаниям, предусмотренным ст. 208 УПК, либо срок дознания, определенный в ст. 223 УПК, а также срок задержания. В-третьих, судье надлежит удостовериться в наличие процессуальных документов подтверждающих статус лица в отношении которого заявлено ходатайство об избрании заключения под стражу как обвиняемого или подозреваемого, то есть протокол задержания и протокол Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 5 марта 2004 г // Российская газета. 2004.25 марта.

допроса подозреваемого либо постановление о привлечении в качестве обвиняемого и протокол допроса обвиняемого. В-четвертых, если ходатайство об избрании заключения под стражу заявлено в отношении лиц, к которым применяется специальный порядок судопроизводства, в том числе и порядок применения мер пресечения, таких как несовершеннолетние и категории лиц, перечисленных в ст. 447 УПК, обладающих тем или иным иммунитетом, суд должен удостоверится в соблюдении особого порядка и наличии «дополнительных» процессуальных документов, необходимых для возбуждения уголовного дела (ст. 448 УПК), избрания меры пресечения (ст. 450 УПК). Судебное заседание проводиться при участии подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если он участвует в деле. Также УПК наделяет правом участия в судебном заседании следователя и дознавателя, то есть лиц, непосредственно выносивших постановление о возбуждении ходатайства перед судом. Для того чтобы обеспечить участие в судебном заседании названных лиц, суду необходимо выбрать наиболее приемлемую в каждом отдельном случае форму извещения о дате и времени назначенного заседания. Полагаем, что, учитывая сроки, в течение которых принимается решение о заключении под стражу, уведомление может выражаться в форме телефонограмм, направления повесток с курьером, либо по электронной почте. Таким образом, в случае неявки без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, в соответствии с п.4 ст. 108 УПК судья имеет полное право рассматривать ходатайство в их отсутствие, однако данное правило не распространяется на обвиняемого. Исключением является положение закона, позволяющее суду принимать судебное решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого только в случае объявления его в международный розыск. Следовательно, в случае неявки обвиняемого, извещенного надлежащим образом, в суд, судье необходимо отложить рассмотрение заявленного ходатайства и принять надлежащие меры для доставки обвиняемого в суд. В таком случае, если данный период времени будет превышать срок, отведенный для разрешения вопроса об избрании меры пресечения, п.5 то суду в дальнейшем Верховного следует Суда руководствоваться Постановления Пленума Российской Федерации от 5 марта 2004 г «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» в соответствии с которым, при недоставлении подозреваемого или обвиняемого в указанное время в судебное заседание для участия в рассмотрении ходатайства суд принимает решение в соответствии с пунктом 2 части 7 статьи 108 УПК, если истек 48-часовой срок содержания лица под стражей. Отказ в удовлетворении ходатайства при недоставлении подозреваемого или обвиняемого (когда, например, он скрылся или заболел) не препятствует повторному обращению с ходатайством после создания условий для обеспечения явки подозреваемого, обвиняемого '. В то же время п. 16 ч.4 ст. 47 УПК указывает, что обвиняемый вправе участвовать в судебном разбирательстве при рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения. Таким образом, законодатель первоначально указывает на право обвиняемого участвовать в судебном заседании, а затем невозможность принятия судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого. Полагаем, что необходимо привести в соответствие нормы уголовно-процессуального законодательства путем внесения изменений и дополнений в ст. 47 УПК. Во-первых, необходимо внести изменения в п. 16 ч.4 ст. 47 УПК и изложить его в следующей редакции:

Указ. постановление.

«1б)участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций» Во-вторых, дополнить ч.7, ст. 47 УПК которую изложить в следующей редакции: «7. Обвиняемый обязан участвовать в судебном заседании при рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста.» Думается, что данные изменения приведут в соответствие нормы закона и это позволит избежать коллизии при их применении. Несмотря на достаточно широкий круг лиц, имеющих право участвовать в судебном заседании об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, ч.4 ст. 108 УПК не указывает о возможности участия в судебном заседании потерпевшего. Однако, законодатель в п.З ч.1 ст. 97 УПК указывает одним из оснований для избрания меры пресечения, на возможность подозреваемого, обвиняемого угрожать участникам уголовного судопроизводства, к которым относится и потерпевший. В этой связи, мы разделяем мнение А.М.Баранова, который указывает, что при рассмотрении норм Конституции в возникающих правоотношениях между государством и уголовно-процессуальных личностью, в силу увлеченности состязательным построением процесса, незаметно выпала личность потерпевшего, законопослушного гражданина.1 Также, на наш взгляд, нельзя не отметить, что З.В.Макарова, еще до принятия действующего уголовно-процессуального закона, отмечала, Баранов А.М. Паритетность и приоритетность конституционных норм в уголовном судопроизводстве // Ученые записки: Сборник научных трудов юридического факультета Оренбургского государственного университета. Выпуск 2. Том 2. Оренбург: РИК ГОУ ОГУ, 2005. С.32. необходимость учета мнения потерпевшего или его представителя при решении вопроса об избрании меры пресечения к обвиняемому '. Думается, что в ходе судебного заседания при решении вопроса о заключении под стражу, потерпевший в ходе допроса может дать необходимую информацию, которая позволит суду объективно проверить наличие или отсутствие достаточных оснований для избрания именно данной меры пресечения. Полагаем, что в данном случае имеет место законодательстве, который необходимо восполнить п.4 следующим положением «ч.4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению... с участием... потерпевшего, его представителя». При решении вопроса об избрании меры пресечения суд не должен входить в обсуждение вопросов виновности или невиновности обвиняемого (подозреваемого). То есть на данном этапе суд не может оценивать обоснованность подозрения или предъявленного обвинения. Суд в данном случае исследует не доказательства виновности, а проверяет процессуальную сторону принятых решений, в том числе протокола задержания и постановления о привлечения лица в качестве обвиняемого (соблюден ли порядок при вынесении решений, отсутствуют ли обстоятельства, исключающие производство по делу, и т.д.). Такой подход, по мнению А.П.Короткова, А.В.Тимофеева, основан на правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации (постановление № 5-П от 23 марта 1999 года), в соответствии с которой при осуществлении в период предварительного расследования судебного контроля за пробел в ст. 108 УПК Макарова З.В. Расширение прав потерпевшего - веление времени / Отв. ред. И.Ф.Демидов. Москва - Оренбург: Издательский центр Оренбургского государственного аграрного университета, 1999. С.41. законностью и обоснованностью процессуальных актов органов дознания, следователей и прокуроров не должны предрешаться вопросы, которые впоследствии Как могут стать предметом судебного разбирательства по существу дела \ верно указывает М.А. Фомин, что цели применения толкованию, поэтому в постановлении о заключения под стражу являются исчерпывающими и не подлежат распространительному заключении под стражу должны содержаться конкретные мотивировки избрания этой меры пресечения, в противном случае ее применение может быть признано необоснованным2. Срок, являясь одним из ключевых моментов порядка применения заключения под стражу, в течение которого задержанный должен предстать перед судом, определен в УПК с учетом требований Конституции РФ и общепризнанных норм, принципов международного права. Уголовно-процессуальное законодательство возлагает на суд обязанность рассмотрения постановления о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд, также закон наделяет суд правом продлить срок задержания при условии признания его законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для предоставления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания. На наш взгляд, особое внимание необходимо обратить на требование законодателя о том, что продление срока задержания Короткое А.П., Тимофеев А.В. Указ. раб С.191. Фомин М.А. Оценка адвокатом обоснованности ареста // Российская юстиция. 2000. №4С.38-39.

допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным. Полагаем, что данное положение является определенной гарантией, предпосылкой принятия законного, обоснованного и справедливого решения об избрании заключения под стражу или отказе в применении данной меры пресечения. Следовательно, судья, прежде чем вынести постановление о продлении срока задержания лица, обязан убедиться в том, что имеются основания, перечисленные в ст. 91 УПК, а именно: 1) лицу грозит наказание в виде лишения свободы;

2) оно застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения;

3) потерпевшие или очевидцы указали на задержанного как на лицо, совершившее преступление;

4) когда на задержанном, его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления, а также при условии, что он:

- пытался скрыться;

- может скрыться;

- не имеет постоянного места жительства;

- личность его не установлена. Таким образом, не допускается продление срока задержания при отсутствии оснований, перечисленных в ст. 91 УПК. В свою очередь, при вынесении решения о продлении срока задержания суду следует мотивировать свое решение, как в части обоснованности задержания, так и в части необходимости продления срока задержания. В то же время Пленум Верховного Суда Российской Федерации в своем постановлении, указывая на значимость сроков применения мер пресечения, постановляет, что «если при решении вопроса об избрании подозреваемому или обвиняемому меры пресечения в виде заключения под Колоколов НА. Указ. раб. С. 199. стражу (статья 108 УПК) или о продлении срока содержания под стражей (статья 109 УПК) будет заявлено ходатайство статьей 45 об ознакомлении с материалами, на основании которых принимается решение, суду надлежит руководствоваться Конституции Российской Федерации, защиту прав и свобод человека и гарантирующей государственную гражданина. Исходя из этого, суд не вправе отказать подозреваемому или обвиняемому, а также их защитникам в удовлетворении такого ходатайства, поскольку затрагиваются права и свободы лиц, в отношении которых решается вопрос об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу или о продлении срока содержания под стражей. Ознакомление с указанными материалами производится в разумные сроки, но в пределах установленного законом срока для рассмотрения судом соответствующего ходатайства об избрании обвиняемому меры пресечения в виде заключения под стражу либо о продлении срока его содержания под стражей»1. Суду необходимо учитывать тот факт, что если он не начнет рассмотрение заявленного ходатайства до окончания срока возможного для задержания — 48 часов, то в соответствии с законом подозреваемого, обвиняемого необходимо освободить. Уголовно-процессуальный закон в ч. 11 ст. 108 УПК предусматривает право обжалования постановления суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу либо об отказе в применении данной меры пресечения в вышестоящий суд в кассационном порядке в течении 3 суток со дня его вынесения. Суд кассационной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда кассационной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» от 5 марта 2004 г // Российская газета. 2004.25 марта.

пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда кассационной инстанции может быть обжаловано в порядке надзора по правилам, установленным главой 48 УПК. В соответствии с ч.8 ст. 108 УПК постановление судьи об избрании меры пресечения либо отказе в этом направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому или обвиняемому и подлежит немедленному исполнению. Следовательно, принесение кассационной жалобы не приостанавливает исполнения решения суда первой инстанции. То есть, если суд выносит решение об избрании ареста, то оно подлежит немедленному исполнению и помещению обвиняемого в соответствующее учреждение, аналогично, если судья отказывает в удовлетворении ходатайства о заключении под стражу подозреваемого, обвиняемого — он подлежит немедленному освобождению вне зависимости от оснований обжалования. После получения постановления об избрании меры пресечения, согласно ч.12 ст. 108 УПК РФ, уголовное лицо, в производстве которого находится кого-либо из близких дело, незамедлительно уведомляет родственников подозреваемого или обвиняемого, при их отсутствии других родственников, а при заключении под стражу военнослужащего также командование воинской части о месте содержания его под стражей или об изменении места содержания под стражей. В рамках ч.П ст. 108 УПК не указан круг лиц, имеющих право на обжалование решений суда по рассматриваемому их защитники, законные представители, если вопросу. Правом или принесения кассационной жалобы наделены подозреваемый, обвиняемый, подозреваемый обвиняемый является несовершеннолетним. Прокурор также вправе обжаловать решение суда путем принесения кассационного представления. Полагаем, что данным правом наделяются и потерпевший и его представитель. Данное положение подтверждается ч.4 ст. 354 УПК, в которой указано, что «право обжалования судебного решения принадлежит... потерпевшему и его представителю». В связи с этим, считаем необходимым, внести дополнения в ч. 11 ст. 108 УПК, где указать круг лиц, имеющих право на обжалование постановления суда об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом, с обязательным указанием на право потерпевшего обжаловать данное решение суда. Видится, что данные дополнения будут носить законный и обоснованный характер. Также не менее важным является требование ст. 160 УПК, в силу которого следователь, дознаватель иждивенцах, несовершеннолетних обязан принять меры попечения об детях, престарелых его родителях имущества.

подозреваемого, обвиняемого, мер по сохранности Полагаем, что при вынесении решения о заключении подозреваемого, обвиняемого под стражу суду необходимо удостоверится в возможности и в порядке обеспечения и выполнения следователем либо дознавателем указанных выше мер. В заключении, обобщив вышеизложенное, следует отметить, что УПК предусматривает довольно сложную процедуру избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, которая, в свою очередь, является гарантией для обвиняемого и подозреваемого от необоснованного заключения под стражу и как следствие - нарушение его конституционных прав и свобод. Несмотря на это, процедура заключения под стражу на сегодняшний день еще не отработана и требует дальнейшего изучения и дополнения.

ГЛАВА III ОСОБЕННОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ МЕР ПРЕСЕЧЕНИЯ, СВЯЗАННЫХ С ОГРАНИЧЕНИЕМ СВОБОДЫ В ОТНОШЕНИИ ОТДЕЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ ЛИЦ § 1 Особенности избрания мер пресечения, связанных с ограничением свободы в отношении несовершеннолетних Признание Российского государства правовым на сегодняшний день надлежит рассматривать, скорее, не как реальность, а как одну из первоочередных реформирования задач, которую предстоит правовых еще решить и в ходе существующих институтов создания свободного гражданского общества 1. На наш взгляд, в первую очередь основные усилия необходимо направить на защиту прав и законных интересов человека и гражданина. Несмотря на то, что данное конституционное положение получило развитие во всех отраслях права, особое внимание необходимо уделить защите прав и законных интересов несовершеннолетних. Так как одной из самых актуальных и социально значимых задач, стоящих перед нашим обществом сегодня, безусловно, является поиск путей снижения роста преступлений среди несовершеннолетних и повышенная эффективность их профилактики. Несмотря на это, на сегодняшний день положения закрепленные в Федеральных законах Российской Федерации «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации»2 от 24 июня 1998 г и «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений Ткачева Н.В. Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу в уголовном процессе России. Монография. Челябинск: ЮУрГУ.2004. С. 3. Федеральный закон Российской Федерации «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» от 24 июня 1998 г // СЗ РФ. 1998. № 3 1. Ст. 3802. несовершеннолетних» 24 июня 1999 г не могут быть реализованы в полном объеме. Необходимость скорейшего решения этой задачи обусловлена не только тем, что в стране продолжает сохраняться достаточно сложная криминогенная обстановка, организованной преступности несовершеннолетних, но прежде втягивается всего тем, что в сферы все больше и больше созданными криминальными группировками, подростками, совершаются опасные преступления и число их неуклонно растет. Преступность молодеет и принимает устойчивый рецидивный характер. А такая криминализация молодежной среды лишает общество перспектив установления в скором будущем социального равновесия и благополучия. Для необходимо разрешения возникшей проблемы изучить и на причины, этой источники, построить основе в первую такую в очередь систему системе обусловливающие правонарушения, сокращение профилактической деятельности, которая обеспечила бы постепенное преступности. Важным направлением предупреждения преступности является комплексная разработка проблемы ранней профилактики правонарушений несовершеннолетних. В настоящее время, когда идут масштабные и быстрые процессы социально-экономических и политических изменений в обществе, особенно трудно приходится молодым с их еще не устоявшимся мировоззрением и подвижной системой ценностей. Представление несовершеннолетнего о морали и праве в силу возрастных причин находятся на вербальном уровне, они не стали осознанными, тем более, автоматическими регуляторами его поведения. Внимание к подростку, молодежи в настоящее время должно быть резко усилено.

Федеральный закон Российской Федерации «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних»1 от 24 июня 1999 г // СЗ РФ. 1999. №26. Ст. 3177. По мнению членов Российского союза юристов И. К. Трунова, Л.К. Труновой, общество озабочено прежде всего тем, чтобы защитить себя от малолетних правонарушителей и меньше сил и внимания тратится на то, чтобы уберечь детей от преступного мира и вернуть оступившихся к нормальной жизни1. И это подтверждается объективными данными. Негативные проявления в обществе на современном этапе, в том числе в области уголовной политики, больше всего отражаются на детях и подростках, оставляя во многих случаях практически беззащитными от различных форм насилия, в том числе и сексуального, жестокости и иной эксплуатации со стороны взрослых 2. Преступность несовершеннолетних является составной частью преступности вообще, но и имеет свои специфические особенности, что позволяет рассматривать ее в качестве самостоятельного объекта изучения. Необходимость соматического, такого выделения и обусловливается особенностями развития психического нравственного несовершеннолетних, а также их социальной незрелостью. В подростковом, юношеском возрасте в момент нравственного формирования личности происходит накопление опыта, в том числе отрицательного, который может внешне не обнаруживаться или проявиться со значительным запозданием. Характерной чертой преступлений несовершеннолетних становятся насилие и жестокость. Подростки в процессе совершения преступлений при неудачном для них стечении обстоятельств совершают такие преступления, как убийства, тяжкие телесные повреждения, разбойные нападения. Так по данным Информационного центра при УВД Оренбургской области в 2002 году умышленные убийства совершили 31 подросток, нанесли тяжкие телесные повреждения 29 несовершеннолетних;

в 2003 году: умышленные 1 2 Трунов И.Л.. Трунова Л.К. Указ. раб. С.220. Галимов О.Х. Малолетние лица в уголовном судопроизводстве. СПб.: Питер. 2001. С 6. Данные Информационного центра при УВД Оренбургской области за 2002-2004 гг. убийства - 33, нанесли тяжкие телесные повреждения — 45;

в 2004 году: соответственно 44 и 48 (Приложение № 5). Как свидетельствует анализ уголовных судами дел с участием области, несовершеннолетних, рассмотренных Оренбургской большое количество преступлений совершается несовершеннолетним в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Так, по данным Информационного центра при УВД Оренбургской области в 2002 году: совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения - 321, в наркотическом опьянении — 9, в 2003 году - 308 и 9 соответственно, в 2004 году - 356 и 10 соответственно \ Увеличивается количество преступлений, совершаемых несовершеннолетними с психическими отклонениями, не исключающими вменяемости. При детальном изучении уголовных дел нами была выявлена следующая закономерность - алкоголизм, наркомания, различные виды неврозов, дебильность — это прежде всего следствие неблагоприятных условий жизни и воспитания подростков. Как уже было отмечено выше, ратифицировав международные правовые акты, Российская Федерация взяла на себя обязательства по выполнению и законодательному закреплению в национальном праве рекомендаций и того или иного документа.

•у Конвенция о правах ребенка, определяющая основные принципы защиты детей от различных форм насилия, указывает на то, что объектом особого внимания государства должны быть права и законные интересы несовершеннолетних. государственные Так, Российская Федерация обязывает органы и должностных лиц действовать в строгом соответствии с нормами данного международного акта. Данное требование распространяется не только на ветви власти, но и на отрасли права, в том Данные Информационного центра при УВД Оренбургской области за 2002-2004 гг. Конвенция о правах ребенка 20 ноября 1989 г. // Советский журнал международного права.-1991. № 2. С. 151-171.

2 числе и уголовно-процессуальное.

Принимая во внимание тот факт, что в ходе уголовного судопроизводства наиболее существенно затрагиваются основные права и законные интересы несовершеннолетних, законодатель, исходя из возрастных и нравственно-психологических особенностей данной категории, выделяет и рассматривает автономно комплекс специальных правовых норм, регулирующих особенности производства по делам несовершеннолетних.' В этой связи нельзя не отметить, что ст. 9 УПК предусматривает, что в ходе судопроизводства запрещаются осуществление действий и принятие решений, унижающих честь участника уголовного судопроизводства, а также обращение, унижающее его человеческое достоинство либо создающее опасность для его жизни и здоровья. Также никто их участников уголовного судопроизводства не может подвергаться насилию, пыткам, другому жестокому обращению. Специальными правилами определен и порядок избрания мер пресечения в отношении лиц, которые на момент совершения преступления не достигли совершеннолетия, то есть возраста восемнадцати лет \ Думается, что при решении вопроса об избрании меры пресечения в отношении несовершеннолетнего обвиняемого (подозреваемого) значение данного принципа существенно возрастает, поскольку незаконное и необоснованное применение мер пресечения к рассматриваемой категории граждан может создать опасность для его жизни и здоровья (например, при заключении несовершеннолетнего под стражу) либо подвергнуть его обращению, унижающему человеческое достоинство (например, при отдаче несовершеннолетнего под присмотр лицу, который будет обеспечивать надлежащее поведение подростка путем применения насилия либо иного жестокого обращения).

Трунов И.Л., Трунова Л.К. Меры пресечения в уголовном процессе. СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. С. 219. В этой связи представляется справедливым мнение профессора А.П. Гуськовой, о том, что нравственные нормы, реализуемые в области судопроизводства, не отделяются от процессуальных норм, они включены в их содержание, являются «необходимым ингредиентом» правовых предписаний и определяют нравственный смысл и значение процессуальных норм, указывают этически допустимые способы их реализации1. Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), принятые резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеей 29 июня 1985 года в п. 17 определяют, что «при выборе мер воздействия компетентный орган должен руководствоваться следующими принципами: а) меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также потребностями общества;

Ь) решение об ограничении личной свободы несовершеннолетнего должно приниматься только после тщательного рассмотрения вопроса, и ограничение должно быть по возможности сведено до минимума;

с) несовершеннолетнего правонарушителя не следует лишать личной свободы, если только он не признан виновным в совершении серьезного деяния с применением насилия против другого лица или в неоднократном совершении других серьезных правонарушений, а также в отсутствие другой соответствующей меры воздействия»2. Освещая данный вопрос, всегда следует помнить, что нормы, регулирующие производство по делам в отношении несовершеннолетних занимали и продолжают занимать в российском уголовно-процессуальном Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в российском уголовном судопроизводстве. М.: Юрист, 2002. С.84. 2 Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), принятые Резолюцией генеральной Ассамблеи 10 декабря 1985 г. // Международные акты о правах человека: Сборник документов. М.: НОРМА. С.28. праве своеобразное положение.

С одной стороны, они являются органической частью всей этой отрасли права с ее принципами и институтами. С другой стороны, нормы, определяющие процессуальный статус несовершеннолетнего, имеют значительную специфику, создавая особое положение несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого, подсудимого в уголовном процессе. Законность, обоснованность и целесообразность избрании мер уголовно-процессуального решения об пресечения основывается на строгом соблюдении установленных УПК условий и порядка применения меры пресечения в отношении несовершеннолетних. Вопрос о мере пресечения должен решаться с учетом всех обстоятельств дела и личности несовершеннолетнего, с учетом широких задач профилактики преступности несовершеннолетних, их перевоспитания и исправления еще до осуждения 1. Профессор законодательства, А.П. Гуськова, целесообразно еще до принятия действующего дополнить уголовно предлагала процессуальный закон положением, в соответствии с которым, для установления данных о личности несовершеннолетнего обвиняемого в ходе доказывания, подлежат выявлению обстоятельства, уточняющие: 1) социально обусловленные свойства личности (мировоззрение, нравственные убеждения, интересы и др.), т.е. свойства, раскрывающие отношения лица, складывающиеся в различных сферах общественной жизни, и факторы социальной среды, при которых формировалась личность;

2) психологические свойства (мотивы, чувства, интересы, симпатии и т.д.), т.е система интеллектуальных и эмоциональных качеств, а также психические процессы и состояния2.

Лившиц Ю.Д.Избранные труды. Челябинск: Книга, 2004. С.55-56. Гуськова А.П. Теоретические и практические аспекты установления данных о личности обвиняемого в уголовном процессе. Оренбург, 1995. С.60. По нашему мнению, установление данных обстоятельств должно найти пресечения.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.