WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

МОЛЧАНОВА ЕЛЕНА НИКОЛАЕВНА ТЕЛЕВИДЕНИЕ В КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА 09.00.13 –

Религиоведение, философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата философских наук

Научный руководитель – доктор философских наук, доцент В.Е. Черникова Ставрополь – 2005 2 ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ....................................................................................................................3 ГЛАВА I. Теоретические основания исследования информационного общества и информационной культуры.....................................................................................16 1.1.Основные концепции информационного общества..........................................16 2.1.Информационная 3.1.Телевидение как культура средство как социокультурный особенностей конструкт культуры информационного общества......................................................................................33 выражения информационного общества......................................................................................50 ГЛАВА II. Роль телевидения в формировании культуры информационного общества.......................................................................................................................76 1.2.Коммуникативно-информационные и эстетические свойства телевидения..76 2.2.Современные телекоммуникационные технологии и формирование информационной культуры в России........................................................................97 3.2.Место регионального телевидения в современной культуре.........................112 ЗАКЛЮЧЕНИЕ.........................................................................................................130 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.. ВВЕДЕНИЕ Актуальность темы исследования. Вторая половина ХХ века и начало XXI века отмечены событиями, существенным образом трансформировавшими современную социокультурную реальность. В данном случае речь идет о конструктивном вхождении в жизнь общества новейших информационных технологий, прежде всего телевизионных средств массовой коммуникации и о формировании информационного общества, главной целью которого является обеспечение граждан, находящихся в любом месте и в любое время, информацией, необходимой им для решения насущных проблем. Формирование информационной цивилизации обусловливает возникновение и развитие информационной культуры, от уровня которой зависит способность современного человека к восприятию и обработке информации, овладению современными необходимость современной средствами, эпохи методами и и технологией этих работы. Именно для культурфилософского тенденций осмысления знаковых определяет актуальность настоящего исследования. Культурфилософский интерес к телевизионной коммуникации определен интенсивным развитием масс-медиа, общим изменением места и роли коммуникаций и коммуникативных технологий в различных общественных сферах. Телевидение, являясь самым доступным и распространенным средством массовой информации в условиях современной России, обеспечивает большинство людей сведениями из всех областей человеческой деятельности, тем самым влияя на информационную и культурную ситуацию в современном обществе. Однако в современной научной литературе практически не представлены исследования телекоммуникационных технологий, в первую очередь телевидения, как средства формирования информационной культуры, являющейся фактором становления информационного общества и его культуры. Эти обстоятельства позволяют говорить об актуальности научного анализа места современного телевидения в культуре информационного общества. Не раскрытую в полной мере проблему современной науки представляет собой функционирование телевидения как фактора, влияющего на культурные процессы в информационном обществе. Телевидение заполняет досуг человека, информирует его о состоянии мира, развлекает, иногда обучает его, а также достаточно сильно воздействует на духовные ценности, на весь строй мышления людей, на стиль мировосприятия, на тип культуры сегодняшнего дня. Современная же культура складывается не только из совокупности освоенных и вновь созданных ценностей, но также формируется средствами массовой коммуникации, в том числе телевидением, которое выступает механизмом распространения этих ценностей. Следовательно, актуальность диссертационной проблематики проявляется также в необходимости выявления роли современного телевидения в формировании культуры информационного общества, в том числе российского, в изучении влияния местных каналов телевизионного вещания на культурную, информационную и общеполитическую ситуацию в регионе. В силу перечисленных причин место и роль телевидения в формировании культуры информационного общества представляют большой интерес для современной науки, что и послужило причиной обращения к исследованию заявленной проблемы. Степень научной разработанности проблемы. В ходе исследования использовались работы отечественных и зарубежных ученых в области философии культуры, истории культуры, искусствоведения, культурологи, социологии, социальной философии, журналистики. В истории философии и науки прослеживается постоянный интерес к новым ступеням развития цивилизации. Одним из первых о становлении «коммуникационного общества», то есть общества, основанного на коммуникации, в своих трудах писал Н. Винер (конец 1940-х гг.). Теория информационного общества приобрела популярность в 1960-е гг. как на Западе, так и на Востоке. В развитие представлений о данном этапе развития общества свой вклад внесли такие исследователи, как Д. Белл, У. Дайзард, П. Дракер, М. Кастельс, К. Кояма, Ф. Маклупа, М. Маклюэн, Й. Масуда, Т. Стоуньер, Э. Тоффлер, Ю. Хаяши, Т. Умясао и др1. Проблема формирования и развития информационного общества находит свое решение, в том числе культурфилософское, в трудах современных отечественных исследователей: А. Бузгалина, Е. Вартановой, Г. Вороненковой, В. Иноземцева, А. Короткова, И. Мелюхина, А. Ракитова, Л. Рейман, Э. Соловьева, М. Сеферовой, Н. Ткачевой, Н. Уриной2. Для анализа особенностей формирования и развития информационной культуры как социокультурного конструкта общества и определяющего фактора социализации в информационном обществе большое значение имеют работы таких ученых, как Т. Айгнина, А. Атаян, Ю. Брановский, И. Васильева, См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М.,1999;

Дракер П. Посткапиталистическое общество. – СПб., 1999;

Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000;

Макклюэн М. Телевидение. Робкий гигант // ТВ вчера, сегодня, завтра. М., 1987. – С. 7-18;

Тоффлер Э. Смещение власти: знание, богатство и принуждение на пороге XXI века. – М., 1991;

Тоффлер Э. Третья волна. – М., 1999;

Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С.Гуревича. – М., 1986;

Чернов А.А. Основные историко-теоретические этапы развития концепций глобального информационного общества // Сб. материалов круглого стола «Информация. Дипломатия. Психология». – М., 2002;

Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В.Л.Иноземцева. – М., 1999;

Современная западная философия. Словарь. – М., 1991. 2 См.: Бузгалин А.В. «Постиндустриальное общество» – тупиковая ветвь социального развития? // Вопросы философии. – 2002. – № 5;

Вартанова Е. Л. Новые проблемы и новые приоритеты цифровой эпохи // Информационное общество. 2001. № 3. – С. 14-28;

Вартанова Е.Л. Финская модель на рубеже столетий: информационное общество и СМИ Финляндии в европейской перспективе. – М.: МГУ, 1999;

Вороненкова Г.Ф. Путь длиною в пять столетий: от рукописного листка до информационного общества. Национальное своеобразие СМИ Германии (Исторические предпосылки, особенности становления и эволюция, типологические характеристики, структура, состояние на рубеже тысячелетий). – М., 1999;

Иноземцев В.Л. Социология Даниела Белла и контуры современной постиндустриальной цивилизации // Вопросы философии. – 2002. – № 5. – С. 3-12;

Мелюхин И.С. Информационное общество: истоки, проблемы, тенденции развития. – М.,1999;

Мелюхин И.С. Концепция «Информационного общества» и кризис // Информационное общество.– 1998.– вып. 6;

Национальные модели информационного общества. – М., 2004;

Ракитов А.И. Философия компьютерной революции. – М., 1991;

Ракитов А.И. Наш путь к информационному обществу // Теория и практика общественно-научной информации. – М., 1989;

Рейман Л.Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении // Вопросы философии. – 2001. – № 3 – С. 3-10.

В. Виноградов, Н. Водопьянова, Л. Землянова, К. Зиновьева, К. Колин, П. Козловски, Н. Макарова, В. Минкина, С. Оленев, Л. Скворцов1. Особую значимость приобретают исследования, посвященные изучению проблем телевидения в современном обществе (Р. Борецкий, А. Вессберг, А. Грабельников, Я. Засурский, М. Маклюэн, У. Эко)2. Большое внимание в См.: Айгнина Т.Е. Комплексный подход к воспитанию информационной культуры старших школьников. – Бишкек, 1993;

Атаян А.М. Информационная культура личности в условиях информатизации общества // Бюллетень Владикавказского института управления. – Вып. № 1(7). – 2001;

Брановский Ю.С. Компьютеризация процесса обучения в педагогическом вузе и средней школе. – Ставрополь: СГПИ, 1990;

Брановский Ю.С. Университет в формировании информационного пространства // Вестник Ставропольского университета. – 2001. – вып. 27. – С. 117-127;

Виноградов В.А., Скворцов Л.В. Создание информационной культуры для Европы // Теория и практика обществ.-научн. информатики. – 1991. – № 2 – С. 5-29;

Водопьянова Н.А. Информационная культура как фактор взаимодействия общественного и индивидуального. Дис. на соискание уч. степени канд. филос. наук., спец. 09.00.13. – Ставрополь, 2001;

Землянова Л.М. Зарубежная коммуникативистика в преддверии информационного общества: Толковый словарь терминов и концепций. – М., 1999;

Землянова Л.М. Медиатизация культуры и компаративизм в современной коммуникативистике // Вестник МУ. – Серия 10. Журналистика. – 2002. – № 5. – С. 83-97;

Землянова Л.М. Новые медиа в полемической оценке коммуникативистов накануне Всемирного саммита по информационному обществу // Вестник МУ. – Серия 10. Журналистика. – 2003. – № 5. – С. 44-57;

Землянова Л.М. Сетевое общество, информационализм и виртуальная культура // Вестник МУ. – Серия 10. Журналистика. – 1999. – № 2. – С. 58-69;

Зиновьева К. Информационная культура личности. – Краснодар, 1997;

Козловски П. Культура постмодерна. – М., 1997;

Колин К.К. Социальная информатика. – М., 2003;

Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: Социальная информатика. – М., 2000;

Колин К.К. Информационные технологии – катализатор процесса развития современного общества // Информационные технологии. – М., 1995, № 10. – С. 5-14;

Козловски П. Культура постмодерна: Общественно-культурные последствия технического развития / Пер. с нем. – М.: Республика, 1997;

Макарова Н.В. Информатика. – М., 1999;

Минкина В. Информационная культура и способность к рефлексии // Высшее образование в России. – 1995. – № 4. – 14-26;

Оленев С.М. Информационная культура на рубеже тысячелетий: преемственность и новации // Информационная культура личности: прошлое, настоящее, будущее. Краснодар – Новороссийск, 1996;

. 2 См.: Борецкий Р.А. В бермудском треугольнике ТВ. – М., 1999;

Борецкий Р.А. Осторожно, телевидение! – М., 2002;

Борецкий Р.А. Телевидение в социально-историческом контексте // Вестник МУ. – Серия 10. – Журналистика. – 2003. – № 3. – С. 9-19;

Борецкий Р.А. Телевидение на перепутье. – М., 1998;

Вессберг А. Общественное телерадиовещание. Режим доступа: [http://www.polpred.com/free/unesco/5.htm 20.09.2005];

Грабельников А.А. Массовая информация в России: от первой газеты до информационного общества. – М., 2001;

Засурский Я. Н. Средства массовой информации в информационном обществе // Информационное общество. – 1999. – № 6. – С. 5-20;

Засурский Я.Н. Информационное общество и СМИ // Вестник РФФИ. – М.,1999, № 3 (17). – С. 11-26;

Засурский Я.Н. Информационное общество и средства массовой информации // Информационное общество. – 1999. – № 1. – С. 17-30;

Засурский Я.Н. Информационное общество сегодня и завтра // Информационное общество. – 2001. – №3. – С. 57-58;

Засурский Я.Н. Информационное общество, Интернет и новые СМИ // Информационное общество. – 2001. – №2. – С. 24-27;

работах И. Кирии, М. Лукиной, М. Макеенко, М. Назарова, О. Смирновой, Г. Смоляна, Д. Черешкина1 уделено исследованию влияния современных средств массовой коммуникации на развитие информационного общества в России. Средства массовой информации, в том числе телевидение, в произведениях М. Кастельса, Р. Копыловой, А. Моля, Н. Постмена2 представлены как культуроформирующие элементы общества. Названные ученые обосновывали положение о том, что средства массовой коммуникации создают содержание нашей культуры. В исследованиях В. Вильчека, В. Воронцова, Д. Дондурея, выступает телевидении как Н. Зоркой, К. Колина, К. Хоруженко3 телевидение средство создания и распространения культуру», универсальное канале, произведений культуры. Определенный вклад в развитие представлений о как формирующем «сноподобную Эко У. От Интернета к Гуттенбергу // Новое литературное обозрение. – 1998. – № 32 (4). – С. 5–14;

Система средств массовой информации России. – М., 2003. 1 См.: Кирия И.В. Французские философы об информационном обществе // Вестник Московского университета. – Серия 10. – Журналистика.–№ 4. – 2002. – июль – август. – С. 87-102;

Назаров М.М. Средства массовой коммуникации и российское общество на пороге XXI века // Социально-гуманитарное знание. – 1999. – № 5 С. – 11-22;

Смолян Г.Л., Черешкин Д.С., Вершинская О.Н., Костюк В.Н., Герасимов Б.М. Путь России к информационному обществу (экономические и социально-культурные предпосылки) // Межотраслевая информационная служба. – 1997. – вып. 3 (100). – С. 16-30;

Черешкин Д.С. О стратегии перехода России к информационному обществу // Проблемы информатизации. – 1999.–№ 3. – С. 3-10;

Черешкин Д.С. Создание электронной торговли в России // Информационные ресурсы в России – 2003.–№ 4. – С. 19-20;

Черешкин Д.С., Смолян Г.Л. Сетевая информационная революция // Информационные ресурсы России. – 1997.– № 4. – С. 15-18.;

Черешкин Д.С., Смолян Г.Л. Россия начинает движение к информационному обществу // Информационное общество. – 2000. – №1. – С. 23-25.;

Национальные модели информационного общества. – М., 2004. 2 См.: Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000;

Копылова Р. Д. Тенденции и перспективы развития аутовизуальной коммуникации // Массовая коммуникация в социалистическом обществе. – Л., 1979;

Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973. 3 См.: Вильчек В., Воронцов В. Телевидение и художественная культура. – М, 1977;

Дондурей Д.Б. О виртуальной реальности телевидения. Режим доступа: [http://www.konkurs.palmira.ru/page.php/rus/pressdond/ 7.02.2005];

Зоркая Н М. Многотиражность произведения искусства как свойство художественной культуры XX в. // Массовые виды искусства и современная художественная культура. – М., 1986;

Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: Социальная информатика. – М., 2000;

Хоруженко К.М. Культурология. Энциклопедический словарь. Ростов – на – Дону, 1997;

Средства массовой коммуникации и современная художественная культура. – М., 1983.

репродуцирующем иллюзии и распространяющем эталоны чувств внесли такие авторы, как Т. Адорно, Г. Андерс, Р. Бауэр, П. Гуревич, М. Хоркхаймер1. Культуроформирующие функции журналистики рассматриваются в работах В. Перевалова, Е. Прохорова2. Свой вклад в развитие представлений о телевидении внесли Ю. Борев, А. Вартанов, Б. Галеев, В. Кондрашов, Дж. Фиск, Е. Чичина, Н. Шеляпин3. Эти ученые исследовали телевидение как вид искусства и выделяли эстетические особенности обозначенного средства массовой информации. Компонентами теоретической основы данного исследования выступают также философские представления о телевидении как составной части художественной культуры и искусства, например, работы В. Михалковича «О сущности телевидения» (М., 1999), Б. Сапунова «Телевидение и культура» (М., 1988). Сущность и особенности коммуникативно-информационных свойств телевидения изучаются Т. Адамьянц, Е. Волковой, В. Егоровым, Ю. Лотманом, В. Цвиком, А. Юровским4.

См.: Бауэр А., Эйнгорн В.Философия и прогностика. – М.,1971;

Гуревич П.С. Философия культуры. – М., 2001;

Adorno T., Horkheimer M. The Culture Industry: Enlightenment as Mass De-ception / Dialectic of Enlightenment. Режим доступа: [http://www.marxists.org/reference/subject/philosophy/works/ge/adorno.htm 15.10.2005]. 2 См.: Перевалов В.В. Культуроформирующие функции: состав, структура и место в системе функций журналистики // Вестник МУ. – Серия 10. Журналистика. – 1999. – № 5. – С. 3-21;

Прохоров Е.П. Введение в теорию журналистики. – М., 1995;

Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания. – Барнаул. – 2003. 3 См.: Борев Ю.Б. Эстетика. – М., 1988;

Галеев Б.М. Человек, искусство, техника. (Проблема синестезии в искусстве). – Казань, 1987;

Кондрашов В.А., Чичина Е.А. Этика. Эстетика. – Ростов-на-Дону, 1998;

Шеляпин Н.В. Основные тенденции формирования эстетических установок современного телевидения // Сборник научных трудов «Актуальные проблемы теории коммуникации». СПб, 2004. – C. 241-252;

Fiske J. Television culture. – London and New York, 1991. 4 См.: Адамьянц Т.З. Телекоммуникация в социальном проектировании информационной среды.: Автореф. дис.... доктора социол. наук. М., 1998;

Волкова Е.В. Произведение искусства – предмет эстетического анализа. – М., 1976;

Егоров В.В. Телевидение и зритель. – М., 1977;

Егоров В.В. Телевидение между прошлым и будущим. – М., 1999;

Егоров В.В. Телевидение: теория и практика. – М., 1992;

Лотман Ю.М. Культура и взрыв. – М., 1992;

Лотман Ю. М. Семиотика кино и проблемы киноэстетики. – Таллин, 1973;

Цвик В.Л. Телевидение: системные характеристики. – М., 1999;

Цвик В.Л. Особенности реформирования отечественной системы телевидения в условиях информационного рынка // Вестник МУ. – Серия 10. Журналистика. – 1998. – № 3. – С. 23-36;

Цвик В.Л. Телевизионная В исследованиях Э. Багирова, Н. Зверевой, О. Коноваловой, М. Корнеевой, Е. Корнилова, И. Кацева, Р. Овсепяна1 рассматриваются специфические особенности регионального телевидения, уделяется внимание изучению его места в современной культуре. Вместе с тем в отмеченных выше работах в недостаточной степени представлен философский анализ места и роли телевидения в культуре формирующегося информационного общества. До настоящего времени не были освещены многие проблемы, связанные с выявлением культуроформирующих свойств телевидения. Недостаточно исследована роль телевизионных программ региональных каналов вещания в формировании современной культуры, что позволяет сделать вывод о необходимости дальнейших научных исследований по избранной проблеме. Объектом исследования является культура современного информационного общества. Предметом диссертационного исследования выступают место и роль телевидения в культуре информационного общества. Целью диссертации является выявление особенностей телевидения как культуроформирующего элемента информационного общества. Обозначенная цель диссертационного исследования предполагает решение следующих задач: • уточнить содержание понятия «информационное общество» на основе анализа различных концепций информационного общества;

журналистика: История, теория, практика. – М., 2004;

Телевизионная журналистика: Учебник. 3-е издание, переработанное и дополненное. – М., 2002. 1 См.: Багиров Э.Г. Место телевидения в средствах массовой информации и пропаганды. – М.:, 1987;

Багиров, Э.Г. Очерки теории телевидения. – М., 1978;

Багиров Э., Кацев И. Телевидение, XX век. – М, 1968;

Зверева Н.В. Школа регионального тележурналиста. – М., 2004;

Коновалова О.В. Тенденции развития региональной системы коммуникаций (на материалах телевидения Юга России). – Ростов-на-Дону, 2003;

Корнеева М.Д. О роли местных СМИ в информационном пространстве края // Ставропольская журналистика: история и современность: Материалы конференции. – Ставрополь, 2004;

«Ставрополь-ТР». Эффективность деятельности. Перспективы развития. (Итоги комплексного социологического исследования под руководством Е.А. Корнилова). – Ростовна-Дону, 1993;

Овсепян Р.П. История новейшей отечественной журналистики. – М., 1999.

• определить сущность информационной культуры как социокультурного конструкта информационного общества;

• выявить основные культуроформирующие функции телевидения;

• проанализировать коммуникативно-информационные и эстетические свойства телевидения;

• исследовать особенности современных телекоммуникационных технологий, влияющих на формирование информационной культуры в России;

• раскрыть специфику функционирования регионального телевидения в современной культуре. В соответствии с целью и задачами диссертационного исследования его теоретико-методологическую основу составили системный, семиотический, социокультурный и структурно-функциональный подходы, через призму которых рассматриваются место и роль телевидения в культуре информационного общества. Системный подход способствовал осуществлению многоаспектного анализа изучаемого явления, позволил представить предмет исследования во всей полноте. Применение семиотического подхода дало возможность наиболее полно раскрыть культурную специфику телевидения, рассмотреть «телевизионный текст» как символическую структуру, как открытое семиотическое пространство, наполненное множеством смыслов, которые реализуются при их «прочтении» зрителем. На основе социокультурного подхода было сформировано представление о телевидении как одном из значимых элементов культуры информационного общества. Структурно-функциональный метод позволил проанализировать смыслообразующие механизмы «телевизионного текста», культурные коды, инскрибированные в текстах масс-медиа. В исследовании были использованы общелогические методы: анализ и синтез, индукция и дедукция, абстрагирование. Междисциплинарный характер проблематики диссертационного исследования обусловил также необходимость использования методов социологии (опрос экспертов), журналистики (анализ телевизионных передач) и др.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в том, что: • на общество»;

• выявлена сущность информационной культуры как социокультурного конструкта информационного общества и показана ее роль в формировании данного типа общества;

• определены информативная, смыслообразующая;

• рассмотрены коммуникативно-информационные и эстетические свойства телевидения и выявлены их особенности в культуре современного информационного общества;

• обосновано, что современные телекоммуникационные технологии являются • на средством основе формирования программ информационной Ставропольской культуры краевой и информационного общества в России;

анализа студии телевидения выявлено влияние региональных каналов телевизионного вещания на культурную и информационную ситуацию в регионе и показана тенденция вещательной политики на утверждение культурных, национальных, исторических традиций. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Информационное общество понимается как новый этап эволюции цивилизации, формирующийся в результате развития и конвергенции инфокоммуникационных технологий;

как общество знания, в котором главным фактором развития становится производство различного рода информации и обеспечение ею граждан. Информационному обществу присущи, с одной стороны, взаимопроникновение культур, с другой – предоставление каждому сообществу и человеку новых возможностей для самоидентификации. культуроформирующие функции телевидения: культурно-просветительская, познавательно-рекреативная, основе анализа и сравнения различных концепций информационного общества уточнено содержание понятия «информационное 2. Сущность конструкта представляет включающий информационной своеобразный понимание культуры аспект как в социокультурного том, что она жизни, сущности информационного собой в себя общества заключается социокультурной человеком современным происходящих информационных преобразований и осознание своего места и своих задач в формирующемся информационно-культурном пространстве. В информационном обществе для наиболее эффективного использования преимуществ новых информационных технологий необходимо обладать соответствующим уровнем знаний о функционировании информации в современном обществе. 3. Телевидение является специфической полифункциональной системой, распространяющей и создающей культурные ценности, что находит свое выражение в следующих культуроформирующих функциях: 1) информативной, связанной с распространением по телевизионным каналам культурной информации;

2) культурно-просветительской, заключающейся в том, что телевидение проявляет себя как средство производства новых ценностей культуры;

человека;

3) 4) познавательно-рекреативной, смыслообразующей, состоящей на в возможности повышения посредством телевизионных передач уровня культуры отдельного основывающейся конструктивном принципе, который предполагает, что образ, возникающий ассоциативно под влиянием изображения, музыки и значения слов в закадровом тексте, потенциально способен порождать новые смыслы в общем телевизионном контексте. Осуществление культуроформирующих функций проявляется в репродуктивной и продуктивной (художественно-творческой, рецепционноэстетической, духовно-культурной) деятельности телевидения. 4. Традиционно телевидение рассматривалось как способ передачи информации, которому присущи лишь информационные свойства: распространение знаний из различных областей социокультурной жизни и способствование их усвоению зрителем. В последнее время все большее развитие получают коммуникативные свойства телевидения, заключающиеся в том, что при просмотре телевизионных передач осуществляется акт опосредованного общения. В культуре современного информационного общества телевидение не только передает информацию, но, осваивая эстетические свойства, раскрывается как художественный феномен, как вид искусства. 5. Современные телекоммуникационные технологии, прежде всего телевидение, являются средством формирования информационной культуры, которая выступает фактором становления информационного общества. В России телевидение – основной источник информации, поскольку в нашей стране еще не в полной мере развиты современные информационнокоммуникационные технологии, например, Интернет, мультимедийные системы, компьютеровидение. Телевидение является самым доступным средством массовой информации практически для всех категорий российских граждан, и именно благодаря телевидению создаются условия для реализации права каждого человека на получение различного рода информации, что в свою очередь является одной из основополагающих характеристик формирующейся информационной цивилизации. 6. Передачи Ставропольской краевой студии телевидения оказывают влияние на развитие и обогащение духовного мира и культурного кругозора, нравственное воспитание телезрителей разных поколений и разных наций. В культурно-просветительских и художественных программах краевого телевизионного канала освещается культурная жизнь Ставропольского края и близлежащих территорий: создаются программы, знакомящие зрителей с особенностями национальных культур Северного Кавказа, развивается краеведческое направление, выходят в эфир передачи о жизни, традициях и обычаях жителей края, об истории городов и сел. Передачи регионального телевидения более целенаправленно воздействуют на аудиторию, способствуют повышению уровня культуры в современном обществе. Теоретическая и практическая значимость. Основные положения и выводы диссертационного исследования расширяют предметное поле философии культуры и представляют интерес для философов, социологов, культурологов, журналистов. Результаты диссертации могут быть использованы в научно-исследовательской деятельности по проблемам, касающимся изучения роли и места телевидения в культуре информационного общества;

для дальнейшего изучения эстетических свойств телевидения. Материалы и выводы исследования можно применять для разработки дисциплин по выбору по философии культуры, социальной философии, культурологии, исследования журналистике могут и т.п. Результаты диссертационного телекомпаний и заинтересовать руководителей журналистов, непосредственно участвующих в процессе создания телепередач, а это, в свою очередь, может способствовать оптимизации телепроизводства и повышению, посредством телевизионных программ, уровня культуры в современном обществе. Апробация диссертации. Основные положения и выводы диссертационного исследования отражены в научных публикациях (3,2 п. л.) и докладах на научно-методических и научно-практических конференциях и семинарах: • 48-ой, 49-ой, 50-ой научно-методических научно-практической конференциях конференции «Университетская наука – региону» (г. Ставрополь, 2003, 2004, 2005 гг.);

• Всероссийской межвузовской студентов и аспирантов «Журналистика, реклама, связи с общественностью: новые подходы» (г. Воронеж, 2003 г.);

• Краевой научно-практической конференции «Ставропольская журналистика: история, современное состояние, перспективы развития» (г. Ставрополь, 2004 г.);

• Научно-практической конференции «Журналистика в 2004 году. СМИ в многополярном мире» (г. Москва, 2005 г.);

• XII международной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов 2005» (г. Москва, 2005 г.);

• Межвузовской научно-практической конференции «Средства массовой информации в современном мире. Петербургские чтения» (г. Санкт-Петербург, 2005 г.). • Международном научно-практическом семинаре в рамках программы «Климат доверия», II фаза: Лос-Анджелес – Ставрополь (г. Рязань, 2005 г.). • Международной научно-практической конференции «Зарубежная и российская журналистика: актуальные проблемы и перспективы развития» (г. Волгоград, 2005 г.). Структура и объем диссертации.

Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы, содержащего 237 наименований, из них 6 на иностранном языке. Общий объем диссертации – 149 страниц машинописного текста.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА И ИНФОРМАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ 1.1 Основные концепции информационного общества Важной отличительной особенностью современного этапа развития общества является все большая его информатизация, которая связана с обеспечением заинтересованных субъектов достоверными, исчерпывающими и своевременными знаниями во всех видах человеческой деятельности. Усложнение индустриального производства, социальной, экономической и политической жизни, изменение динамики процессов во всех сферах деятельности человека привели, с одной стороны, к росту потребностей в знаниях, а с другой – к созданию новых средств и способов удовлетворения этих потребностей. Мы вошли в этап развития, когда информация стала одной из основных ценностей в жизни людей. Поэтому, прежде чем перейти к феномену информатизации современного общества представляется необходимым разобраться в понятии «информация». На данный момент существует множество сложных и противоречивых определений. Так, для экономистов информация – «это данные, просеянные для конкретных людей, проблем, целей и ситуаций»1. В рамках принятия решений информация – «все те сведения, знания, сообщения, которые помогают решать определенную задачу»2. С точки зрения кибернетики информация «уничтожает разнообразие, а уменьшение разнообразия является одним из основных методов регулирования и не потому, что при этом упрощается управляемая система, а потому что поведение системы становится более предсказуемым»3. Для семиотики информация – это «мера устранения неопределенности знания у получателя сообщения о 1 Информация // Большой экономический словарь. М., 1994. – С. 164. Лопатников Л.И. Популярный экономико-математический словарь. – М., 1979. – С. Бир Ст. Кибернетика и управление производством. – М., 1963. – С.67.

151.

состоянии объекта или о каком-то событии»1. В «Новейшем философском словаре» информация понимается как «одно из наиболее общих понятий науки, обозначающее некоторые сведения, совокупность каких-либо данных, знаний и т.п.»2. Обобщив вышеперечисленные дефиниции, мы будем понимать под информацией обмен сведениями (знаниями, духовными ценностями, моральными и правовыми нормами), передаваемыми устным, письменным или другим способом (с помощью условных сигналов, технических средств и т.д.) между людьми, человеком и машиной, машиной и машиной. Бурное развитие компьютерной техники и информационных технологий послужило толчком к развитию общества, построенного на использовании различной информации людей: в во всех сферах жизни и профессиональной экономике, деятельности культуре, науке, образовании, здравоохранении, бытовой сфере. В таком обществе главным объектом управления становятся не материальные объекты, а символы, идеи, образы, интеллект, знания. Названные тенденции оказали влияние не только на социальные, но также на культурные и научные стороны развития современного общества. То есть, сложившаяся ситуация в культуре и обществе привела к изменениям и в философии культуры, к смене парадигмы исследования. Здесь мы имеем в виду тот факт, что современная постнеклассическая методология особое внимание уделяет смыслу и образу. В настоящее время процесс информатизации охватил не только все развитые страны мирового сообщества, но и многие развивающиеся страны. Следовательно, воздействия технологий становление информационного и общества является закономерным этапом развития цивилизации, происходящим в результате современных на культуру, информационных социальную телекоммуникационных экономику, право, структуру, государство. Доминирующей тенденцией дальнейшего развития современной Андреев В.Н. Информация и моделирование в управлении производством. – Л. 1985.

– С.5.

Семенков О.И. Информация // Новейший философский словарь: 2-е изд., перераб. и доп. – Минск, 2001. – С. 506.

цивилизации является переход от индустриального общества к информационному, в котором объектами и результатами труда подавляющей части занятого населения станут информационные ресурсы и научные знания. Проблема существования и бытия человека в полностью «технизированном» и «информатизированном» мире не могла не занимать философов уже в середине прошлого века, а для современных исследователей проблема информационного общества является одной из важнейших. Впервые о становлении информационного общества начали говорить в середине XX столетия американские технократы-футурологи Д. Белл, Н. Винер и другие. Норберт Винер, которого называют отцом «коммуникации» и «кибернетики», еще в конце 1940-х годов в своих трудах писал о «коммуникационном обществе», то есть обществе, основанном на коммуникации. Канадский исследователь Маршал Маклюэн в 1960-х годах писал о новом обществе как о «глобальной деревне», в которой информационные технологии будут выступать в качестве главного фактора, влияющего на формирование социально-экономической основы нового общества. Исследования в этой области породили огромное количество разнообразных названий и определений нового общества, о которых говорит У. Дайзард в своей статье «Наступление информационного века»: «Стремление выразить сущность нового информационного века вылилось в целый калейдоскоп определений. Дж. Лихтхайм говорит о постбуржуазном обществе, Р. Дарендорф – посткапиталистическом, А. Этциони – постмодернистском, К. Боулдинг – постцивилизационном, Г. Кан – постэкономическом, С. Алстром – постпротестантском, Р. Сейденберг – постисторическом, Р. Барнет вносит в этот калейдоскоп прагматическую нотку, предлагая термин “постнефтяное общество”. Большинство этих эпитетов восходят к понятию “постиндустриальное общество”, популяризованному десятилетие тому назад (60 – 70-е гг. XX века – выделено мной – Е. М.) гарвардским социологом Д. Беллом. Общая приставка этих терминов отдает каким-то осенним чувством увядания, свойственным нашему веку, – ощущением конца»1. Действительно, все предложенные названия имеют латинскую приставку «пост-», то есть «после», как будто их создатели ожидают какого-то всемирного катаклизма, глобального переворота в сознании людей, после которого вдруг начнется новая эра, новая эпоха, возникнет новое общество. Именно поэтому было очень важно найти принципиально новое название, одновременно показывающее преемственность и принципиальную новизну грядущего общества. Таким названием стало «информационное общество», о котором говорит Элвин Тоффлер в книге «Третья волна». Хотя исследователь и не дал дефиниции этому понятию, он определил его описательно, через перечисление элементов, которые являются радикально новыми для сегодняшней жизни и коренным образом изменят жизнь нынешнего или ближайшего поколения. «Третья волна» несет с собой подлинно новый образ жизни, основанный на диверсифицированных, возобновляемых источниках энергии;

на методах производства, которые делают устаревшими большинство фабричных сборочных линий;

на новой «ненуклеарной» семье;

на новом институте, который мог бы быть назван «электронным коттеджем»;

на радикально преобразованных школах и корпорациях будущего. Определение понятию «информационное общество» было дано в конце 60-х – начале 70-х гг. ХХ века. Однако авторство этого термина различными современными исследователями приписывается разным ученым: так, Э.Г. Соловьев пишет, что «термин “информационное общество” предложен японским теоретиком К. Коямой»2, а Л.Д. Рейман отмечает, что «авторство термина принадлежит Ю. Хаяши, профессору Токийского технологического института, а также ряду организаций, работавших на японское правительство. В отчете этих организаций за 1969 – 1971 гг. информационное общество определяется как общество, в котором процесс компьютеризации дает людям Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С.Гуревича. – М., 1986. – С.

343-344. Соловьев Э.Г. Информационное общество // Новая философская энциклопедия – М., 2001. – Т.2. – С.142.

доступ к надежным источникам информации, избавляет их от рутинной работы, обеспечивает высокий уровень автоматизации производства»1. В научный оборот термин «информационное общество», фактически одновременно в США и Японии, ввели в начале 1960-х гг.Ф. Маклупа и Т. Умясао. Теория «информационного общества» развивалась и такими авторами, как Т. Стоуньер, Й. Масуда, П. Дракер, М. Кастельс и др. В той или иной мере она получила поддержку тех исследователей, которые акцентировали внимание не столько на процессе собственно информационных технологий, сколько на становлении технологического, или технетронного (technetronic – от греч. techne) общества, или же обозначали современный социум, отталкиваясь от возросшей и постоянно возрастающей роли знаний, как «the knowledgeable society», «knowledge society» или «knowledge-value society»2. Один из основоположников концепции «информационного общества» (иначе называемого «постиндустриальным обществом») Д. Белл выделил его характерные признаки. В своей работе «Социальные рамки информационного общества» он определяет сущность нового общества через изменения, происходящие в обществе настоящем, тем самым, выделяя и подчеркивая именно те признаки, которые будут отличать «послереволюционное» общество от сегодняшнего. «В наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях. Революция в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер, развертывается одновременно со становлением постиндустриального общества. Три аспекта постиндустриального общества особенно важны для понимания телекоммуникационной революции: 1) переход от индустриального к сервисному обществу;

знания 2) решающее для значение кодифицированного теоретического осуществления Рейман Л.Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении // Вопросы философии. – 2001. – № 3. – С. 5. 2 Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М.,1999. – С.15.

технологических решений»1.

инноваций;

3) превращение новой «интеллектуальной технологии» в ключевой инструмент системного анализа и теории принятия В целом Д. Белл определяет постиндустриальное общество как общество, в котором производство как дискретный и постоянно возобновляющийся процесс сменяется непрерывным воздействием на окружающую среду, а каждая сфера человеческой деятельности оказывается тесно связана со всеми другими. В этих условиях основным ресурсом становится информация, приоритет переходит от полуквалифицированных работников к инженерам и ученым, дальнейшее совершенствование знаний человека о мире происходит, в первую очередь, на базе применения абстрактных моделей и системного анализа, центральное значение приобретает кодификация теоретического знания, а важнейшей задачей становится перспективное прогнозирование хозяйственных и социальных процессов. Как видим, Д. Белл в своих работах называет новое общество постиндустриальным, а не информационным. Более того, в предисловии к изданию книги «Грядущее постиндустриальное общество» 1976 года исследователь пишет: «…я отверг искушение обозначить этот зарождающийся социум каким-либо термином вроде “общество услуг”, “информационное общество” или “общество знания”. Даже если все соответствующие признаки имеются в наличии, подобные понятия либо односторонни, либо порождены модным поветрием и ради него искажают суть явления». Но уже в предисловии к русскому изданию 1999 года он все-таки называет современное общество – информационным обществом, а наступающий век – постиндустриальной, или информационной эрой2. Большое значение для определения понятия «информационное общество» имеют размышления Т. Стоуньера. В статье «Информационное богатство: профиль 1 постиндустриальной экономики» автор дает развернутую Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С.Гуревича.– М.,1986. – С.330. См.: Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. – М., 1999. – С. CXXXVII, CXXIX.

характеристику понятия «информация», демонстрируя принципиальное отличие последней от иных видов социальных и экономических ценностей. Тем самым он обосновывает идею об исключительности наступающей стадии в развитии общества и неизбежности кардинального перелома в истории с ее наступлением. Т. Стоуньер пишет: «...инструменты и машины, будучи овеществленным трудом, суть в то же время овеществленная информация. Эта идея справедлива по отношению к капиталу, земле и любому другому фактору экономики, в котором овеществлен труд. Нет ни одного способа производительного приложения труда, который в то же самое время не был бы приложением информации. Более того, информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. В постиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы суть его основная экономическая ценность, его самый большой потенциальный источник богатства»1. По мнению Т. Стоуньера, существует три основных способа, которыми страна может увеличить свое национальное богатство: 1) постоянное накопление капитала, 2) военные захваты и территориальные приращения, 3) использование новой технологии, переводящей «нересурсы» в ресурсы. В силу высокого уровня развития технологии в постиндустриальной экономике перевод нересурсов в ресурсы стал основным принципом создания нового богатства2. Одной из наиболее разработанных философских концепций информационного общества является теория японского ученого Й. Масуды. Основные принципы построения грядущего общества представлены в его книге «Информационное общество как постиндустриальное общество». (The Information Society as Postindustrial Society). Фундаментом нового общества, по мнению автора, станет компьютерная технология, главная функция которой видится им в значительном усилении умственного труда человека. Информационно-технологическая революция будет быстро превращаться в Новая технократическая волна на Западе / Под ред. П.С.Гуревича.– М., 1986. – С. Там же. – С. 395-396.

393.

новую производственную силу и сделает возможным массовое производство когнитивной и систематизированной информации, новых технологий и знания. Потенциальным рынком станет «граница познанного», возрастет возможность решения насущных проблем и развитие сотрудничества. Ведущей отраслью экономики станет интеллектуальное производство, продукция которого будет аккумулироваться и распространятся с помощью новых телекоммуникационных технологий1. Уделяя особое внимание трансформации человеческих ценностей в глобальном информационном обществе, Й. Масуда предполагает, что оно будет бесклассовым и бесконфликтным, говорит о том, что это будет общество согласия с небольшим правительством и государственным аппаратом. Он пишет, что в отличие от индустриального общества, характерной ценностью которого является потребление товаров, информационное общество выдвигает в качестве характерной ценности время. Свою концепцию информационного общества выдвинул П. Дракер в книге «Посткапиталистическое общество». Ядром его учения является идея преодоления традиционного капитализма, причем основными признаками происходящего сдвига считаются переход от индустриального хозяйства к экономической системе, основанной на знаниях и информации, преодоление капиталистической частной собственности, формирование новой системы ценностей современного человека и трансформация национального государства под воздействием процессов глобализации экономики и социума. Современная эпоха, по мнению П. Дракера, представляет собой время радикальной перестройки, когда с развитием новых информационно-телекоммуникационных технологий человечество получило реальный шанс преобразовать капиталистическое общество в общество, основанное на знаниях. Профессор социологии Калифорнийского университета, исследователь новых технологий Мануэль Кастельс считает, что новый мир зародился См. Чернов А.А. Основные историко-теоретические этапы развития концепций глобального информационного общества // Сб. материалов круглого стола «Информация. Дипломатия. Психология». – М., 2002. – С. 32.

приблизительно в конце 1960-х – середине 1970-х гг., в историческом совпадении трех независимых процессов: революции информационных технологий;

кризиса как капитализма, так и этатизма, с их последующей реструктуризацией;

расцвета культурных социальных движений, таких, как либертарианизм, борьба за права человека, феминизм, защита окружающей среды. Взаимодействие между этими процессами и спровоцированные ими реакции создали новую доминирующую социальную структуру, сетевое общество;

новую экономику – информациональную/глобальную и новую культуру – культуру реальной виртуальности1. Тем не менее, М. Кастельс отмечает, что на закате ХХ века информациональное общество в своих исторически разнообразных проявлениях еще только складывается. В книге «Возникновение сетевого общества» исследователь теоретически обосновывает понятие «информационное общество». М. Кастельс предлагает свой вариант термина, а именно: «информациональное общество» (informational society), мотивируя это предложение аналогией с понятием «индустриальное общество», в терминологическом названии которого суффиксально подчеркивается мысль о его индустриальной, а не какой-либо иной основе. Элементы индустрии могут быть и имеются в обществах разного типа, рассуждает он, но только то общество следует считать индустриальным, фундаментом которого является всестороннее развитие индустрии, влияющее и на культуру, и на характер общественного бытия, и на сознание в целом. По мнению М. Кастельса, информациональное общество отличается от индустриального тем, что оно стремится не к производству товарной массы из всех доступных сырьевых источников, а к богатству знаний, черпаемых из информационных «индустриализм ресурсов, ориентирован в на целях максимального рост, использования то есть на высокоразвитой техники для удовлетворения запросов ее пользователей. Если экономический максимальный выпуск продукции», то «информационализм направлен на Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000. – C. 492.

накопление знаний и к более высоким уровням сложности обработки информации». М. Кастельс затрагивает не только технологический и экономический аспекты, но и более широкие факторы, влияющие на современное общество: урбанизм, демографию и т.д. Говоря об информационном обществе, исследователь имеет в виду так называемые взаимоотношения «человек – Сеть» («индивидуализм–всеобщность»), к которым и обращается в своей монографии «Информационная эпоха. Экономика, общество и культура»: «Как объединить новые технологии и коллективную память, универсальную науку и общинную культуру, страсти и разум? И действительно, как?! И почему мы наблюдаем во всем мире противоположную тенденцию, а именно увеличение дистанции между глобализацией и идентичностью, между Сетью и «Я»?»1. По мнению, М. Кастельса, переход к информационному обществу накладывает особый отпечаток на структурирование регионального пространства – на смену иерархии территорий приходит так называемая «сетевая организация», то есть, сетевые структуры являются одновременно и средством и результатом глобализации общества. Основным противоречием (и соответственно движущей силой развития) формирующегося нового общества, основанного глобализацией на сетевых и структурах, самобытностью является противоречие между мира (идентичностью) конкретного сообщества. «Новая самобытность, устремленная в будущее, – подчеркивает Кастельс, – возникает не из былой самобытности гражданского общества, которой характеризовалась индустриальная эпоха, а из развития сегодняшней самобытности сопротивления»2. М. Кастельс приводит основные группы сообществ, которые, по его мнению, могут через самобытность сопротивления перейти к самобытности, устремленной в будущее (project identity) и тем самым способствовать преобразованию общества в целом. Это, прежде всего, Кастелъс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000. – С. 237.

Новая постиндустриальная волна на Западе: Антология / Под ред. В.Л.Иноземцева. – М., 1999.–С.300.

религиозные, национальные и территориальные сообщества. Территориальная самобытность и рост ее общемировой активности ведет к возвращению на историческую сцену «города-государства» как характерной черты эпохи глобализации. Женские сообщества и экологические движения также имеют этот потенциал. Признаком соответствия этих сообществ архитектуре нового общества является их сетевая децентрализованная форма организации и самоорганизующаяся система информационного обмена внутри сообщества. Также следует отметить, что учеными выдвигается проект «глобальной электронной цивилизации» на базе синтеза телевидения, компьютерной службы и энергетики – «телекомпьютерэнергетики» (Дж. Пелтон). Социальные и политические изменения рассматриваются в теории информационного общества как прямой результат «микроэлектронной революции». Перспектива развития демократии связывается с распространением информационной техники. Э. Тоффлер и Дж. Мартин отводят главную роль в этом телекоммуникационной «кабельной сети», которая обеспечит двустороннюю связь граждан с правительством, позволит учитывать их мнение при выработке политических решений1. За последние десятилетия к теме глобального информационного общества неоднократно обращались и отечественные ученые, которые разработали собственные определения и концепции нового общества. Так, А.И. Ракитов в работах конца 1980-х годов писал, что переход к информационному обществу предполагает превращение производства и использования услуг и знаний в важнейший продукт социальной деятельности, причем удельный вес знаний будет постоянно возрастать. Главной целью информационного общества является обеспечение правовых и социальных гарантий того, что каждый гражданин общества, находящийся в любом месте и в любое время, сможет получить всю необходимую ему для решения насущных проблем информацию. По мнению исследователя, основными критериями информационного общества могут служить количество и качество имеющейся См.: Современная западная философия. Словарь. – М., 1991. – С. 117-118.

в обработке информации, а также ее эффективная передача и переработка. Дополнительным критерием является доступность информации для каждого человека, которая достигается снижением ее стоимости в результате развития и своевременного внедрения новых телекоммуникационных технологий. Залогом успешного функционирования экономики постиндустриального общества станет ее информационный сектор, который выйдет на первые позиции по числу занятых в нем трудящихся. С учетом этого, развитие, прежде всего, данного сектора позволит значительно ускорить интеграцию отдельно взятой страны в глобальное информационное общество1. Исследователи Г.Л. Смолян и Д.С. Черешкин, в разработанной ими концепции, к основным признакам нового общества относят формирование единого в информационного пространства в и углубление стран, процессов далеко новых информационной и экономической интеграции стран и народов;

становление и дальнейшем доминирование на пути к экономике наиболее обществу, продвинувшихся информационному технологических укладов, базирующихся на массовом использовании сетевых информационных технологий, перспективных средств вычислительной техники и телекоммуникаций;

повышение уровня образования за счет расширения возможностей систем информационного обмена на международном, национальном и региональном уровнях и, соответственно, повышение роли квалификации, профессионализма и способностей к творчеству как основных характеристик услуг труда2. Вместе с тем в концепции особое внимание уделяется вопросам информационной безопасности личности, общества и государства в складывающемся обществе и созданию эффективной системы обеспечения прав граждан и социальных институтов на свободное получение, распространение и использование информации.

Ракитов А.И. Наш путь к информационному обществу // Теория и практика общественно-научной информации. – М., 1989. – С. 24. 2 Черешкин Д.С., Смолян Г.Л. Сетевая информационная революция // Информационные ресурсы России. – 1997.– № 4.– С. 15-18.

Некоторые исследователи критически относятся к наступлению «информационного века». Так, по мнению доктора философских наук И.С. Мелюхина, последствия перехода к информационному обществу оказываются далеко не столь радужными, как они виделись несколько десятилетий назад, когда впервые заговорили о переходе к новому обществу как более высокой ступени развития человечества. Исследователь отмечает, что технологический детерминизм как концептуальная основа информационного общества привлекателен простотой и понятностью объяснения исторического процесса, однако он опасен тем, что им порождаются утопии и иллюзии по поводу осуществимости технологических проектов. Законы экономики, политики, социальной психологии вносят свои существенные коррективы в первоначальное видение информационного общества как «технотронного» общества. То, что технически реализуемо – далеко не всегда экономически выполнимо, социально приемлемо и политически оправдано1. По мнению А.В. Бузгалина, постиндустриальные технологии, доминирование творческой деятельности, новых ресурсов (неограниченнооткрытых для потребления знаний феноменов культуры), мотивов и ценностей (прежде всего связанных с самореализацией человека в деятельности-общении, ростом свободного времени как времени гармоничного развития человека) – все это проявление «заката» эпохи доминирования материального производства, общественной экономической формации. Этот процесс А.В. Бузгалин называет «глобальной гегемонией корпоративного капитала». Ее слагаемые: во-первых, тотальный, проникающий во все поры жизни человека рынок – тотальный рынок как пространство борьбы гигантских сетей;

вовторых, власть виртуального фиктивного финансового капитала, «живущего» в компьютерных сетях;

в-третьих, целостное подчинение личности работника: творческий потенциал, талант, образование современной – вся жизнь человекапрофессионала присваивается корпорацией;

общества» в-четвертых, и кризис // Мелюхин И.С. Концепция «Информационного Информационное общество.– 1998.– вып. 6.– С. 20-22.

монополизация первым миром ключевых ресурсов и экспорт грязных технологий, социальной «грязи» в третий и второй миры;

в-пятых, глобальное политическое и идеологическое манипулирование, информационное и культурное давление1. Однако каким бы ни было отношение к «информационному веку» предотвратить его наступление не представляется возможным. Начиная с первой половины 90-х годов прошлого века, развитие национальной и глобальной информационной инфраструктуры становится стратегической целью США и европейских государств. В 1993 году на конференции Международного союза телекоммуникаций вице-президент США А. Гор говорил о глобальной информационной инфраструктуре. Она описывается им следующим образом: учебные заведения и преподаватели должны стать доступными всем студентам, вне зависимости от географических условий, расстояния и ресурсов;

огромный потенциал искусства, литературы и науки становится доступен не только в библиотеках и музеях;

медицинские и социальные услуги должны быть доступными в интерактивном режиме;

каждый будет иметь возможность полноценно работать через электронные магистрали, обращаться в магазин, банк, получать государственную информацию прямо из своего дома;

деловые структуры смогут обмениваться информацией электронным путем, снижая объем бумажного документооборота и улучшая качество услуг2. В июле 1994 года Комиссия Европейского сообщества приняла план действий «Европейский путь в информационное общество» (Europes Way to the Information Society. An Action Plan), который предусматривал четыре основных направления деятельности Европейского Союза: создание нормативноправового пространства;

развитие информационных и телекоммуникационных сетей, классификация основных услуг, стандартизация оборудования;

изучение Бузгалин А.В. «Постиндустриальное общество» – тупиковая ветвь социального развития? // Вопросы философии. – 2002. – № 5. – С. 29. 2 См.: Курносов И.Н. Информационное общество: планы и программы зарубежных стран. – М., 1997.

различных социальных и культурных аспектов информационного общества;

пропаганда концепции формирования информационного общества среди населения с целью: заручиться общественной поддержкой. Во многих странах мира: Германии, Франции, Великобритании, Австрии, Чехии, Японии, Индии, странах Юго-Восточной Азии и других началась разработка и реализация национальных концепций развития информационного общества. В частности, в 1995 году Финляндия подготовила свою программу «Финский путь в информационное общество», в феврале 1996 года в правительство ФРГ была представлена программа действий «Путь Германии в информационное общество». В данных концепциях сформулированы основные задачи, решение которых приведет к развитию информационного общества: это необходимость улучшить условия для бизнеса с помощью эффективной и согласованной либерализации телекоммуникаций, создать необходимые условия для внедрения электронной торговли;

обеспечить переход к обучению в течение всей жизни путем реализации инициативы «Обучение в информационном обществе»;

установить правила построения информационного общества, которые должны затрагивать права на интеллектуальную собственность, защиту данных и тайну личной жизни, распространения информации вредного и незаконного содержания, а также проблемы налогообложения в электронной сфере1. Азиатские концепции развития информационного общества, как правило, базируются стремлении на утверждении собственных альтернативный ценностных западному ориентаций подход и к разработать индустриализации и социальному развитию. В их основе лежат философские постулаты «сосуществования» и «сопроцветания», сотрудничества государства и рынка, попытка установить связь между культурными ценностями, свойственными конфуцианству, и происходящими социальными изменениями2.

См.: Скиден У. Глобальный вызов Бангеманна: о международной программе Европейской комиссии по интеграции городов в информационное общество // Информационное общество. – 1999.– № 4.– С. 11-12. 2 Там же. – С. 55-57.

Следовательно, мы отмечаем, что информационное общество – это социологическая и футурологическая концепция, полагающая главным фактором общественного развития производство и использование научнотехнической и другой информации. Информационное общество можно определить и как явление, «отражающее объективную тенденцию нового витка эволюции цивилизации, связанного с появлением новых информационных и телекоммуникационных технологий, новых потребностей и нового образа жизни»1. Также оно представляет собой цивилизацию, в основе развития и существования которой лежит особая нематериальная субстанция, условно именуемая «информацией», обладающая свойством взаимодействия как с духовным, так и с материальным миром человека. То есть, с одной стороны, информация формирует материальную среду жизни человека, выступая в роли инновационных технологий, компьютерных программ, телекоммуникационных протоколов и т.п., а с другой, служит основным средством межличностных взаимоотношений, постоянно возникая, видоизменяясь и трансформируясь в процессе перехода от одного человека к другому. Таким образом, информация одновременно определяет и социокультурную жизнь человека и его материальное бытие. В этом, по нашему мнению, состоит принципиальная новизна будущего общества. Обобщая все вышесказанное, мы можем выделить ряд базовых признаков информационного общества и обозначить основные положения существующих концепций развития этого типа социальной организации, сочетающих в себе как культурфилософские, так и прикладные аспекты: • рассмотрев подходы к трактовке понятия «информационное общество», мы отмечаем, что в настоящее время под ним понимается: вопервых, общество нового типа, формирующееся в результате новой глобальной социальной революции, основой которой является развитие и конвергенция информационных и коммуникационных технологий;

во-вторых, общество Рейман Л.Д. Информационное общество и роль телекоммуникаций в его становлении // Вопросы философии. – 2001. – № 3. – С. 3.

знания, в котором главным условием благополучия каждого человека и каждого государства становится знание, полученное благодаря беспрепятственному доступу к информации и умение с ней работать;

в-третьих, общество, которое, с одной стороны, способствует взаимопроникновению культур, а с другой, открывает каждому сообществу и человеку новые возможности для самоидентификации;

• становление нового общества связано с доминированием знанию в четвертого, информационного сектора экономики: капитал и труд как основа индустриального информационном общества обществе. уступают место Таким образом, информации и определяющим фактором общественной жизни в целом является теоретическое знание, вытесняющее ручной и механизированный труд. Экономические и социальные функции капитала переходят к информации. Ядром социальной организации становится «университет» как центр производства, переработки и накопления знания. Что касается промышленных корпораций, то они теряют свою главенствующую роль и вытесняются на производственную периферию;

• уровень знаний, а не собственность, становится определяющим фактором социальной дифференциации и социальной мобильности. Более существенной для социальной стратификации оказывается профессиональная, а не классовая структура. Деление на «имущих» и «неимущих» приобретает принципиально новый характер: привилегированный слой теперь образуют наиболее информированные члены общества. Очаг социальных конфликтов перемещается из экономической сферы в сферу культуры. Результатом борьбы и разрешения конфликтов в сфере культуры является развитие новых и упадок старых социальных институтов;

• инфраструктурой информационного общества является новая «интеллектуальная», а не «механическая» техника. Общество вступает в технологическую эру своего развития, когда социальные процессы становятся вполне прогнозируемыми и программируемыми.

Подобное «информационное общество», на наш взгляд, является рационализированной моделью той технологической утопии, которая активно насаждалась в западном обществе в середине XX века, но так до сих пор и не реализованна в полной мере на практике. Вместе с тем по целому ряду показателей человечество приблизилось к общепризнанным стандартам «информационного общества». В первую очередь речь идет о становлении глобальной информационной индустрии, которая переживает период технологической конвергенции, организационных слияний, законодательной либерализации, о роли знаний, информации в экономическом развитии, структурных сдвигах в занятости. 2.1 Информационная культура как социокультурный конструкт информационного общества Формирующаяся на протяжении последних лет информационная цивилизация радикально преобразует социокультурное пространство, создавая так называемую информационную культуру. Само это понятие достаточно многогранно и используется в самых различных значениях. В данном параграфе мы рассмотрим современную трактовку термина «информационная культура», проследим историю информационной культуры, назовем основные факторы ее развития, обозначим ее основные элементы, рассмотрим информационную культуру личности, определим место информационной культуры в системе общей культуры, а также роль информационных технологий в формировании культуры современного общества. Понятия «культура» и «информация» терминологически представляют собой одни из наиболее абстрактных. В связи с тем, что практически каждая гуманитарная наука пытается дать свое определение термину «культура», таковых насчитывается уже достаточно большое количество (на сегодняшний день в философии культуры число толкований данного термина измеряется четырехзначной цифрой). Такое множество определений культуры подтверждает сложность этого феномена. На наш взгляд, объяснением может служить тот факт, что данное понятие невозможно выразить через какую-либо одну универсальную дефиницию, поэтому определения «культуры» выступают как ее интерпретации в зависимости от того или иного аспекта рассмотрения культуры. Как известно, слово «культура» происходит от лат. cultura, что означает культивировать, или возделывать почву. В средние века это слово стало обозначать прогрессивный метод возделывания зерновых, таким образом, возник термин agriculture, или искусство земледелия. Но в XVIII – XIX вв. его стали употреблять и по отношению к людям, следовательно, если человек отличался изяществом манер и начитанностью, его считали «культурным». Тогда этот термин применялся главным образом к аристократам, чтобы отделить их от «некультурного» простого народа. Немецкое слово kultur также означало высокий уровень цивилизации. Несмотря на то, что в нашей сегодняшней жизни слово «культура» все еще ассоциируется с оперным театром, прекрасной литературой, хорошим воспитанием, современное научное определение данного термина отбросило аристократические оттенки этого понятия. Начиная со 2-ой половины XVIII века термин «культура» стал широко использоваться в европейской философии и исторической науке. В это время культура стала рассматриваться как важнейший аспект жизни общества, связанный время со способом «культура» осуществления символизирует человеческой убеждения, деятельности, ценности и отличающим человеческое бытие от животного существования. В настоящее термин выразительные средства (применяемые в искусстве и литературе), которые являются общими для какой-либо группы и служат для упорядочения опыта и регулирования членов этой группы. Еще одно современное определение трактует «культуру» как систему исторически развивающихся надбиологических программ человеческой деятельности, поведения и общения, выступающих условием воспроизводства и изменения социальной жизни во всех ее основных проявлениях1. В данном диссертационном исследовании А. мы остановимся «Культура на – определении культуры, предложенном Андреевым:

специфически человеческий целостный образ жизнедеятельности, главным результатом которого явилось создание и дальнейшее усовершенствование систем духовных ценностей, выразившихся в свою очередь, во всех формах и на всех уровнях общественного сознания, которое реализуется в совокупности общественных отношений (включая практическую деятельность, продукты этой деятельности – как материализованные носители общественных отношений, отношения к природе и к самому себе)»2. Также до настоящего времени нет точного, однозначного определения термина «информация». (Некоторые определения мы приводили в главе I, §1 на страницах 12-13). Информация как некая субстанция обладает своими специфическими особенностями, прежде всего, неуничтожимостью и неистощимостью. То есть, она не уменьшается при использовании и обнаруживает тенденцию к тому, чтобы стать общечеловеческим достоянием. Сочетание слов «информация» и «культура» порождает множество новых понятий. С одной стороны, мы можем применить под ним словосочетание информационную «информационная культура», подразумевая культуру личности, общества и т.д. С другой стороны, если мы рассмотрим другое взаимосочетание обозначенных слов, то получим такое понятие как «культура информации». Данный термин еще не устоялся и может трактоваться различным образом. Например, мы можем полагать, что данное словосочетание означает способы представления информации, которые включают в себя виды, формы информации и ее содержание. Также можно утверждать, что это полиграфический уровень исполнения документов или делопроизводство, или Степин В.С. Культура // Новейший философский словарь: 2-е изд., перераб. и доп. Минск, 2001. – С. 526. 2 Андреев А.А. Культурология. Личность и культура. – Минск, 1998. – С. 12.

метод хранения, обработки и передачи данных, или методы, способы и средства защиты информации и т.д. В настоящее время существует большое количество определений термина «информационная культура». Одни исследователи, говоря о ней, подразумевают уровень достигнутого в развитии информационного общения людей. Новая культура общения заключается в принципиально иных формах личных и профессиональных связей. Общение осуществляется посредством электронной почты, телеконференций, World Wide Web («всемирная паутина», представляющая собой гибкую Сеть сетей в рамках Интернета, где институты, предприятия, ассоциации и индивиды создают собственные сайты, на основе которых каждый, кто имеет доступ, может создать свою «домашнюю страничку», сделанную из любого коллажа текстов и изображений), то есть без личного присутствия, но в режиме диалога. А также имеют в виду характеристику информационной сферы жизнедеятельности людей, в которой отмечают степень достигнутого, количество и качество созданного, тенденции развития, степень прогнозирования будущего. Другие называют информационной культурой умение целенаправленно работать с информацией, использовать ее, обрабатывать, хранить и передавать. Третьи связывают информационную культуру с социально-интеллектуальными способностями человека и его техническими навыками. К первым относятся: умение извлекать информацию из различных источников (из периодической печати, из электронных коммуникаций и др.);

умение ее эффективно использовать;

владение основами аналитической переработки информации;

знание особенностей информационных потоков в области своей деятельности. К технической составляющей информационной культуры относятся навыки по использованию технических устройств (от телефона до персонального компьютера и компьютерных В.А. сетей), и компьютерных Л.В. технологий и программных продуктов. Исследователи Виноградов Скворцов предлагают рассматривать информационную культуру в двух аспектах: информационная культура в широком смысле – это совокупность принципов и реальных механизмов, обеспечивающих позитивное взаимодействие этнических и национальных обращения со культур, знаками, их соединение в общий и опыт человечества. их Информационная культура в узком смысле слова – это оптимальные способы данными, информацией представление заинтересованному потребителю для решения теоретических и практических задач;

механизмы совершенствования технических средств производства, хранения и передачи информации;

развитие системы обучения, подготовки человека к эффективному использованию информационных средств и информации1. К.К. Колин под информационной культурой понимает «способность эффективно использовать имеющиеся в распоряжении общества информационные ресурсы и средства информационных коммуникаций, а также применять для этих целей передовые достижения в области развития средств информатизации и информационных технологий»2. По мнению Н.А. Водопьяновой, информационную культуру можно определить как «процесс, эволюционирующий в обществе в поиске наиболее оптимальных форм взаимодействия, этические, затрагивая мировоззренческие, социальные и когнитивные, технологические моральноаспекты психологические, распространения информации в обществе и использование её индивидом»3. Содержание понятия «информационная культура» также дополняют такими аспектами, как информационная этика, эстетика и гигиена компьютерных информационных технологий, информационная безопасность, включающая меры по защите человеческой психики. Таким образом, информационная культура может рассматриваться как свойство личности, позволяющее, с одной стороны, адекватно реагировать на процесс См.: Виноградов В.А., Скворцов Л.В. Создание информационной культуры для Европы // Теория и практика обществ.-научн. информатики. – 1991. – № 2. – С. 5-29. 2 Колин К.К. Социальная информатика: Учебное пособие для вузов. – М.: Академический проект;

М.: Фонд «Мир», 2003. – С. 166. 3 Водопьянова Н.А. Информационная культура как фактор взаимодействия общественного и индивидуального. Дис. на соискание уч. степени канд. филос. наук., спец. 09.00.13. – Ставрополь, 2001. – С. 55.

информатизации общества в целях саморазвития, а с другой стороны – влиять на процесс История формирования информационной культуры, как культуры отмечает общества, как гуманистической основы информатизации. информационной исследователь С.М. Оленев в работе «Информационная культура на рубеже тысячелетий: преемственность и новации», насчитывает тысячелетия, она берет начало своего существования от периода становления человечества. Точкой отсчета информационной культуры логично признать момент смены формального отношения к сигналу ситуации, которое было свойственно животному миру, на содержательное, свойственное исключительно человеку. Обмен содержательными единицами послужил основой развития языка. До появления письменности становление языка вызвало к жизни обширную гамму вербальных методик, породило культуру обращения со смыслом и текстом. Интенсивность информационную информационного культуру обмена в приводила разное к время тому, что человечества потрясали информационные кризисы, каждый раз выводящие ее на новый уровень развития. Один из наиболее значительных информационных кризисов привел к появлению письменности. Письменный этап концентрировался вокруг текста, вобравшего в себя все многообразие устной информационной культуры. Возникшая с течением времени потребность в полной сохранности растущих объемов информации и фиксации информации на материальном носителе, породила новый период информационной культуры – документный. В ее состав вошла культура общения с документами, то есть извлечение фиксированного знания, кодирование и фиксация информации, документографический поиск. Оперирование информацией стало легче, претерпел изменения образ мышления, но устные формы информационной культуры не только не утратили своего значения, но и обогатились системой взаимосвязей с письменными. В период становления информационного общества появляется новая культура, основанная на символах, кодах, моделях, виртуальных презентациях, на превалировании чувственного над интеллектуальным, на переходе от вербальности к зрительному образу и пр. Следовательно, мы можем сделать вывод о том, что тенденцией современной культуры является «визуализация культуры». Другими словами, благодаря новым технологиям, в частности, телевидению происходит «удвоение культурной среды», при котором все достижения человечества, ранее полностью отраженные в письменных текстах, получают аудиовизуальное выражение. Специфика такой культуры, по мнению Л.Б. Шамшина, определяется ее семиотической природой и техническими возможностями средств ее реализации, а именно: высокой информационной емкостью, легкостью и убедительностью чувств, образностью восприятия, доминированием репродуктивных возможностей над продуктивными, скоростью и широтой трансляции и тиражирования1. Таким образом, мы заключаем, что современная информационная культура вобрала в себя все свои предшествующие формы, соединила их в единое средство и в информационном культура, обществе представляя и выступает особый как социокультурный конструкт. По мнению С.М. Оленева, с которым мы соглашаемся, социальной «информационная активности, аспект социальной жизни, выступает в качестве предмета, средства и результата отражает характер уровень практической деятельности людей»2. На развитие информационной культуры, по мнению К.К. Колина, влияют следующие факторы: во-первых, система образования, которая определяет общий уровень интеллектуального развития людей, их материальных и духовных общества, потребностей;

определяющая во-вторых, возможности информационная людей получать, инфраструктура передавать и использовать необходимую им информацию, а также оперативно осуществлять те или иные информационные коммуникации;

в-третьих, демократизация общества, которая определяет правовые гарантии людей по доступу к Шамшин Л. Б. Аудиовизуальная культура // Культурология. XX век: Энциклопедия. М., 2003 – Т. 1., А-Л. – С. 26. 2 Оленев С.М. Информационная культура на рубеже тысячелетий: преемственность и новации // Информационная культура личности: прошлое, настоящее, будущее. Краснодар – Новороссийск, 1996. – С.52-53.

необходимой им информации, развитие средств массового информирования населения, а также возможности граждан использовать альтернативные, в том числе зарубежные источники информации;

в-четвертых, развитие экономики страны, от которого зависят материальные возможности получения людьми необходимого образования, а также приобретение и использование современных средств информационной техники (телевизоров, персональных компьютеров, радио- и сотовых телефонов и т.п.) 1. Мы разделяем выводы исследователя и также считаем, что информационная культура общества непосредственно зависит от важнейших характеристик развития самого общества и поэтому может служить интегральным показателем уровня этого развития. Проанализировав мнения современных исследователей (Ю.С. Брановского, Н.В. Макаровой, В.П. Беспалько и др.), мы можем выделить следующие элементы информационной культуры: • • личности;

• • опыт творческой поисковой деятельности по решению новых, нормы отношения людей к миру, друг к другу и т.д. возникающих перед обществом проблем;

Неотъемлемой частью информационной культуры является знание новых информационных технологий и умение их применять как для автоматизации рутинных операций, так и в неординарных ситуациях, требующих нетрадиционного творческого подхода. С появлением культуры, подразумевающей наличие «информационной грамотности» и нового мышления, возникает необходимость формировать информационную культуру личности, то есть готовить каждую конкретную Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: Социальная информатика. – М., 2000. – С. 166-167.

добытые знания о природе, обществе, мышлении, технике и способы деятельности, которые воплощаются в умениях и навыках способах деятельности;

личность, которая является субъектом культуры вообще и информационной культуры в частности, к быстрому восприятию и обработке больших объемов информации, овладению современными средствами, методами и технологией работы. Действительно, в современном мире для того, чтобы эффективно использовать преимущества новых информационных технологий, необходимо обладать соответствующим уровнем информационной культуры. Информационная культура личности является развивающейся во времени системой, в которой, как справедливо отмечает А.М. Атаян, можно выделить три уровня: общий (базовый), профессиональный и высший (логический). Выделение уровней связано с критериями и показателями сформированности информационной культуры конкретной личности. Говоря о критериях, следует иметь в виду способность личности использовать в разнообразных видах своей деятельности современные информационные компьютерные технологии, а в качестве показателей в данном случае будет выступать определенный набор знаний, умений и навыков, необходимых для оперирования информацией1. Общий (базовый) уровень информационной культуры личности характеризуется тем, что главной особенностью набора знаний, умений и навыков этого уровня является их обобщенный характер, межпредметность, то есть возможность применения, практически без изменений, в различных видах деятельности. Профессиональный уровень информационной культуры личности, как отмечает А.М. Атаян, характеризуется специфичностью, большей сложностью знаний, умений и навыков, но вместе с тем ограниченной областью применения. То есть, показатели сформированности информационной культуры конкретной личности обозначенного уровня будут привязаны к профессиональной деятельности человека, а при обучении в вузе к дисциплинам, которые формируют ее основы. Многие показатели профессионального уровня включают в себя как элемент показатели базового Атаян А.М. Информационная культура личности в условиях информатизации общества // Бюллетень Владикавказского института управления. – Вып. № 1(7). – 2001. Режим доступа: [http://www.viu-online.ru/science/publ/bulletin7/page9.html 3.02.2005].

уровня, что дает нам основание считать профессиональный уровень информационной культуры личности более высоким по сравнению с общим (базовым). Знания, умения и навыки, характерные для высшего (логического) уровня информационной культуры, носят межпредметный характер, также как показатели общего (базового) уровня, но в отличие от последних, выделяются степенью сложности, гибкостью, возможностью осуществлять анализ и синтез, комбинировать ранее освоенные знания, умения и навыки, принимать решения в нестандартных ситуациях, вести альтернативный поиск средств и способов решения задач. Знания, умения и навыки этого уровня включают в себя показатели профессионального уровня информационной культуры. Такой подход к информационной культуре личности позволяет говорить о неизменности уровней и критериев информационной культуры, об их универсальности для любой области деятельности человека, и, напротив, об изменяемости показателей уровней (то есть знаний, умений, навыков) с развитием информационных технологий, об их зависимости от конкретного рода деятельности, в том числе профессии. Кроме того, мы можем говорить о том, что новые условия работы порождают зависимость информированности одного человека от информации, приобретенной другими людьми. Поэтому уже недостаточно уметь самостоятельно осваивать и накапливать информацию, а надо научиться такой технологии работы с информацией, когда подготавливаются и принимаются решения на основе коллективного знания. Данный факт говорит о том, что человек как субъект отношений и сознательной деятельности должен иметь определенный уровень культуры в обращении с информацией. При рассмотрении учеными условий и проблем становления информационного общества, тема взаимоотношений техники, информации и личности была сформулирована в виде вопроса: «Должен ли человек приспосабливаться к бурно растущему шквалу информации и стремительно меняющейся технике или же следует затормозить развитие и поискать новый путь?»1. Действительно, влияние современных информационных технологий нельзя рассматривать как однозначно положительное. Проблемы, порождаемые информационным обществом, столь велики, что необходимо воспрепятствовать нарастанию процессов информатизации и общей компьютеризации, так как благодаря этим процессам, человек одновременно с увеличением объемов потребляемой мышления, информации, и расширением границ своего восприятия, получает познания развитием художественного вкуса, зависимость от информационных технологий. Информатизация общества приводит также к изменению традиционного уклада и образа жизни, изменению характера межличностного общения: меньшее количество общений «человек – человек» и большее – «человек – машина – человек» и «человек – машина». Однако, нельзя не учитывать, что техника сама по себе не ведет к однозначно предопределенным социальным последствиям, а гуманистический эффект информатизации зависит от того, в каких социальных условиях она осуществляется, какова социально-экономическая структура общества, создающего и эксплуатирующего новую технику и технологии, и какую позицию занимает личность в данной структуре. Для того чтобы сформировать информационную культуру общества, соответствующую современному уровню информатизации, необходим целый комплекс мероприятий, затрагивающий все звенья социальной системы, необходимо непрерывное формирование мировоззрения информационного общества через формирование и повышение информационной культуры личности. В современном обществе, отличающемся высокой динамикой информационных процессов, уже недопустимо опираться на случайные факторы, способствующие формированию информационной культуры, необходимо целенаправленно готовить личность к жизнедеятельности в информационном обществе. В складывающихся условиях человек должен приобрести определенные знания, умения и навыки для успешного Атаян А.М. Информационная культура личности в условиях информатизации общества. Режим доступа: [http://www.viu-online.ru/science/publ/bulletin7/page9.html 3.02.2005].

оперирования информацией, обладать качествами, позволяющими совершенствовать знания соответственно современным информационным технологиям. Приобретение такого рода знаний, умений и навыков, то есть формирование информационной культуры личности, должно происходить, прежде всего, в системе образования. Как отмечает А.М. Атаян, этот процесс возможен на двух уровнях: стратегическом и тактическом. Стратегический политики в уровень представляет собой уровень государственной через области информатизации образования, реализуемой различные нормативные акты. Тактический уровень – это уровень конкретного учебного заведения, реализуемый через учебные планы и программы обучения1. При подготовке будущих специалистов сегодня необходимо обеспечивать им не только общеобразовательные и профессиональные знания в области информатики, но и необходимый уровень информационной культуры;

необходимо вырабатывать у них такие навыки и умения, как дифференциация информации, выделение значимой информации, выработка критериев оценки информации, производство и использование информации. Члены современного общества должны иметь способности самостоятельно анализировать ситуацию, опираясь на понимание общих закономерностей и тенденций развития природных, экономических и социальных процессов, а также прогнозировать последствия принимаемых решений. На основании вышесказанного мы можем заключить, что для свободной ориентации в информационном потоке человек должен обладать информационной культурой как одной из составляющих общей культуры. Информационная культура связана с социальной природой человека и является продуктом его разнообразных творческих способностей. Проявляется она в следующих аспектах:

Атаян А.М. Информационная культура личности в условиях информатизации общества. Режим доступа: [http://www.viu-online.ru/science/publ/bulletin7/page9.html 3.02.2005].

• в конкретных навыках по использованию технических устройств (от телефона до персонального компьютера и компьютерных сетей);

• в способности использовать в своей деятельности компьютерную информационную технологию, базовой составляющей которой являются многочисленные программные продукты;

• в умении извлекать информацию из различных источников: как из периодической печати, так и из электронных коммуникаций, представлять ее в понятном виде и уметь ее эффективно использовать;

• во владении основами аналитической переработки информации;

• в умении работать с различной информацией;

• в знании особенностей информационных потоков в своей области деятельности. В игрушек, информационном а затем обществе необходимо начать овладевать Овладение информационной культурой с детства, сначала с помощью электронных привлекая персональный компьютер. информационной культурой – это путь универсализации качеств человека, который способствует реальному пониманию человеком самого себя, своего места в обществе и своей роли. Можно сказать, что формирование информационной культуры личности является социальным заказом данного этапа развития общества, так как культура строящегося информационного общества будет определяться уровнем культуры людей. А в ближайшее время успешность информатизации в той или иной стране будет определять роль и место этого государства в мировом сообществе. Следует отметить, что информационный потенциал общества определяется не только уровнем развития информационной техносферы и используемых в данном обществе современных информационных технологий, но и от уровня развития информационной культуры в обществе. Как свидетельствует исторический опыт развития научно-технического прогресса, любые технические новшества и идеи становятся эффективными в социальном плане лишь в тех случаях, когда они органически включаются в культурную среду общества, становятся неотъемлемой частью его общей культуры. Информационная культура органически входит в реальную ткань общественной жизни, придавая ей новое качество. Она приводит к изменению многих сложившихся духовных, социально-экономических и политических представлений, вносит качественно новые черты в образ жизни человека. Так, американские футурологи Джон Нэсбитт и Патриция Эбурдин в книге «Что нас ждет в 90-е годы. Мегатенденции. Год 2000», прогнозируя тенденции развития современной цивилизации, среди прочих называют «возрождение искусств» и «триумф личности». По их мнению, информационная культура ставит человека в совершенно иные связи с внешним миром. Его жизнь становится менее детерминированной социально-экономическими условиями, а его свободная творческая деятельность во многом определяет социокультурную ситуацию. Разделяя мнение исследователей В. Минкиной, К. Колина и др., о тесной связи информационной культуры и творческой деятельности, мы отмечаем, что любой творческий процесс предполагает порождение новой информации, то есть по самой своей сути является информационным создание процессом. Действительно, ведь даже написание картин, скульптурных композиций, архитектурных проектов, макетов и чертежей новых машин и механизмов – все это не что иное, как воплощение в некоторых материальных формах того творческого замысла, который уже сформировался в сознании художника, скульптора, архитектора или инженера. если Современные их и перспективные информационные технологии, специально ориентировать на поддержку творчества людей в той или иной области, могут существенным образом облегчить подготовку и реализацию творческих процессов1. По мнению исследователя К. Зиновьевой, концепция информационной культуры общества основана на трактовке человека как создающего, воспринимающего и продуцирующего информацию, а сама информационная культура рассматривается как инструмент освоения и См. об этом: Минкина В. Информационная культура и способность к рефлексии // Высшее образование в России. – 1995. – № 4.;

Колин К.К. Социальная информатика. – М., 2003. С. 275-276.

адаптации к условиям внешней среды и как способ гармонизации внутреннего мира человека в ходе освоения всего объема социально-значимой информации1. Многие процессы и явления в ходе цивилизационного развития ХХ – XXI вв. свидетельствуют о том, что современная культура находится на стадии перехода к чему-то принципиально новому. Внешней причиной такого перехода является пик техногенной цивилизации, приведший к сущностным изменениям в духовном мире человека, его менталитете, психике, системе ценностей и т.д. В условиях информатизации общества одним из важнейших инструментов формирования потребностей, интересов, взглядов, ценностных установок, воздействия на мировоззрение человека в целом, механизмом воспитания и обучения становятся информационные технологии. Начало XXI века отмечено усилением воздействия телекоммуникаций на все стороны жизни общества. Современные технологии меняют наше понимание культуры и традиционного образа жизни, преобразуют формы социальной и межличностной коммуникации. При этом информационные технологии могут привести как к позитивным, прогрессивным изменениям в развитии личности, так и спровоцировать негативные последствия. Как уже было отмечено, человек, с расширением границ своего восприятия, мышления и познания, получает зависимость от информационных технологий. Возникают проблемы взаимоотношений человеческого общества и информационного пространства в условиях интенсивного процесса информатизации всех видов человеческой деятельности. Внедрение технических категорий мышления в культуру и жизнь общества – в частности с началом использования микроэлектроники – можно обнаружить на примере проникновения технических категорий в язык повседневной жизни и в сферу самовосприятия людей, а также на примере оформления социальных отношений по типу технического воздействия. На уровне частного опыта вышеобозначенный процесс проявляется в выражениях типа: «это мною хорошо принимается», «я сильно загружен» и т.д., заимствованных из области машин, механизмов. Этот процесс все более Зиновьева К. Информационная культура личности. – Краснодар, 1997. – С. 37.

усиливается внедрением компьютерной техники и компьютерных игр в нашу жизнь. Дальнейшее развитие техники приводит к тому, что действительность имитируется искусственным интеллектом и в любой момент обратима. Таким образом, фильм, компьютерная симуляция происходят в любой момент, в любом направлении и моделируют всевозможные миры. Универсальная возможность таких «миров» быть имитированными делает различие между возможным и действительным все более затруднительным1. Перенос технического обращения с компьютером на отношения с людьми ведет к опасным иллюзиям власти, так как командная власть над компьютером и предсказуемость, исчисляемость его ответов по принципу «стимул-реакция» переносятся на отношения с людьми. Однако компьютерная техника в состоянии оказать и полезное действие на развитие культуры. Так, по мнению П. Козловски: «Она может информировать нас о фактах шаблонности, всегда присутствующих в нашей жизни и работе, взять на себя это неизбежное бремя и освободить жизненный мир человека для собственно являются человеческой серьезным деятельности»2. Информационные технологии помощником в решении различных задач. Во-первых, они позволяют своевременно собирать, накапливать, обрабатывать и передавать необходимую информацию. Во-вторых, позволяют моделировать поведение сложных систем, проверять последствия принимаемых решений на различных интервалах времени и выбирать лучший вариант в условиях ограниченных ресурсов. Как отмечает И.В. Васильева: «Компьютерная культура несет новый тип мышления и образования, главное в котором – ориентированность человека на саморазвитие»3. Сегодня на информационную культуру возлагаются большие надежды по спасению духовных ценностей общества, которые все более страдают в процессе развивающейся технократизации и технизации общества. В данном случае можно говорить о так называемом «единстве и борьбе Козловски П. Культура постмодерна. – М., 1997. – С. 56. Там же. – С. 61. 3 Цит. по: Грабельников А.А. Массовая информация в России: от первой газеты до информационного общества. – М., 2001.– С. 291.

2 противоположностей», а именно: техника и информационные технологии позволяют развивать культуру, и они же порождают деградацию, а порой, и уничтожение духовных ценностей. В сложившихся условиях необходимо разрабатывать и использовать формы разумного контроля над содержанием распространяемой информации, чтобы она не противоречила принципам демократизма, нравственного здоровья и культурных ценностей общества, не занималась пропагандой антигуманных идей и действий, не культивировала свободу насилия и порнографии и не дискредитировала общественное предназначение масс-медиа, как традиционных, так и новых. Контроль может исходить от родителей, заинтересованных в том, чтобы их дети не становились жертвами вредной для них информации и не превращались в «электронных зомби», от различных общественных советов и организаций, от самих информационных структур, ответственно относящихся к «самоцензуре» относительно своей деятельности. В современном обществе перед каждым человеком, семьей, предприятием, городом, регионом, страной стоит задача приспособиться, выжить и развиваться в потоке происходящих изменений. Для развития в этих условиях человек должен приобрести определенные знания, умения и навыки успешного оперирования информацией, обладать качествами, позволяющими совершенствовать эти знания, умения и навыки соответственно современным информационным общества. Для технологиям, решения иметь мировоззрение задач, информационного по мнению ряда вышеобозначенных современных исследователей, среди которых Т.Е. Айгнина, Ю.С. Брановский, Ю.С. Зубов, Н.В. Макарова, И.М. Андреева и др., надо формировать и развивать информационную культуру, которая становится определяющим фактором социализации в информационном обществе. Итак, сегодня есть все основания говорить о формировании новой информационной информационной культуры, среде, основой законах которой ее становятся знания об функционирования, умение ориентироваться в информационных потоках. По мнению российских ученых, информационная культура пока еще является показателем не общей, а, скорее, профессиональной культуры, но со временем станет важным фактором развития каждой личности1. Следовательно, информационная культура, то есть умение человека использовать соответствующим образом весь набор информационных технологий в своей деятельности, становится неотъемлемой частью информационного общества. Что касается нашей страны, то самым доступным формирование и распространенным информационного видом общества информационнорассмотрено в телекоммуникационных технологий является телевидение, и его влияние на культуры следующем параграфе. 3.1 Телевидение как средство выражения особенностей культуры информационного общества Развитие мировой цивилизации, социально-экономические и политические коллизии, интеграционные процессы в экономике, развитие науки и техники, интенсификация культурных взаимовлияний обусловили появление и развитие средств массовой информации (печать, радио, телевидение, Интернет). Периодическая печать (газеты, еженедельники, журналы и др.) приобрела особое место в системе средств массовой коммуникации в связи с фиксацией информации на бумажном листе с помощью типографской техники воспроизведения текстов и изображений в черно-белом или цветном варианте. Вышедшая из-под печатного станка продукция несет информацию в виде напечатанного буквенного текста, фотографий, рисунков, плакатов, схем, графиков и других изобразительнографических форм, которые воспринимаются читателем, зрителем без помощи каких-либо дополнительных средств (в то время как для получения радио- и телевизионной информации нужны телевизор, радиоприемник, магнитофон и т.

См.: Виноградов В.А., Скворцов Л.В. Создание информационной культуры для Европы // Теория и практика обществ.-научн. информатики. – 1991. – № 2. – С. 5-29;

Сухина В.Ф. Человек в мире информатике. – М., 1992.

д.). Но пресса проигрывает в оперативности информирования, так как невозможно избежать значительного разрыва во времени между подготовкой номера, печатанием тиража, доставкой и получением его читателем. Это особенно касается прессы, распространяемой на большие территории. Радиовещание (от лат. radiare «излучать, испускать лучи») характеризуется тем, что носителем информации в данном случае оказывается только звук (включая и паузы). Радиосвязь (эфирное вещание – использующее радиоволны и проводное вещание – осуществляемое по проводам) позволяет мгновенно передавать информацию на неограниченные расстояния, причем получение сигнала происходит в момент передачи (или – при передаче на очень большие расстояния – с небольшой задержкой). Отсюда возможность такой оперативности радиовещания, когда сообщение поступает практически в момент свершения события, чего в принципе невозможно добиться в прессе. Телевидение (от греч. tele «далеко» и лат. viseo «видение») – одно из наиболее массовых средств распространения информации, характеризующееся передачей на расстояние изображений подвижных объектов при помощи радиоэлектронных устройств.1 Данное средство массовой информации вошло в жизнь в 1930-е гг. и стало, наряду с периодической печатью и радиовещанием, равноправным участником «триумвирата» традиционных СМИ в 60-е гг. XX века. В дальнейшем оно развивалось опережающими темпами и по ряду показателей (информация, культура, развлечение) приобрело наибольшую популярность у аудитории. Важнейшим элементом в развитии информационного общества является новое средство массовой информации – Интернет. Он представляет собой всемирную информационную супермагистраль, которая имеет доступ практически ко всем источникам информации: крупнейшим мировым библиотекам, университетским архивам, базам данных научных центров, фондам музеев и частных коллекций, музыкальным и видеоархивам и пр.

Телевидение // Большой энциклопедический словарь: В 2-х т. М., 1991. – Т.2. – С.

456.

Уникальная черта Интернета заключается в том, что он функционирует одновременно как средство публикаций и коммуникаций. Он радикально отличается от массового вещания и традиционных телекоммуникационных услуг. Интернет представляет собой конвергенцию традиционных средств массовой информации в едином информационном пространстве. Здесь мы имеем в виду, что у многих газет и журналов есть сетевые версии, есть также только электронные издания, не имеющие бумажной версии;

радиостанции и телевизионные каналы имеют свои Web-сайты. Телевидение активно использует Интернет для того, чтобы передавать изображение, звук, содержание (контент в текстовом виде) и пр. Таким образом, формируются супертекст и метаязык, впервые в истории объединяя в одной и той же системе письменные, устные и аудиовизуальные способы человеческой коммуникации. Доминирующим среди вышеназванных средств массовой информации по своей распространенности и популярности в обществе, по техническим параметрам, по информационной мобильности и силе психологического воздействия является телевидение, представляющее собой разновидность телекоммуникационных технологий. В сущности, ни одно из многочисленных достижений научно-технического прогресса не вошло столь быстро в быт всего человечества и не оказало на его развитие такого всеобъемлющего влияния, как это произошло с телевизионным вещанием. Будучи одним из наиболее совершенных на сегодняшний день средств отражения социокультурной жизни общества, реальной действительности во всех ее проявлениях, телевидение в то же время представляет собой богатейший источник информации, удобный инструмент изучения общества, его развития. Телевидение одновременно и отражает животрепещущие проблемы современности, и оказывает существенное влияние на возникновение определенных потребностей у тех или иных слоев общества.

К.М. Хоруженко определяет телевидение как «одно из значительных явлений культуры XX века, превращающееся в искусство»1. По его мнению, которое культуры. мы также разделяем, по которой телевидение телевидение играет стало важную основным роль в распространении наиболее крупных достижений национальной и мировой Причина, видом коммуникации, и до настоящего времени остается предметом дискуссий среди ученых и критиков, по мнению У. Рассела Неймана, состоит в том, что «люди выбирают пути наименьшего сопротивления». Другими словами – успех телевидения есть следствие базового инстинкта аудитории выбирать то, что более доступно. Например, согласно исследованиям, лишь немногие люди выбирают заранее программу, которую они хотели бы посмотреть. Как правило, первое решение – посмотреть телевизор, а затем программы переключаются до тех пор, пока не выбирается наиболее привлекательная, либо наименее скучная. Доминирующие модели поведения во всем мире показывают, что в урбанизированных обществах просмотр телевизионных программ представляет собой вторую крупнейшую категорию деятельности после работы и основное занятие, когда человек находится дома. По нашему мнению, такое поведение обусловлено притягательностью домашнего уюта после рабочего дня и недостатком альтернатив личностного включения в культурный процесс. Как известно, просмотр телепрограмм обычно сочетается с выполнением домашних работ, с повседневными делами, социальными взаимодействиями, таким образом, телевидение становится не только элементом среды существования человека, как телевизор или телевизионный центр, но и самой средой, в которой существует человек, является постоянно присутствующим фоном, с которым человек постоянно и автоматически взаимодействует.

Телевидение // Хоруженко К.М. Культурология. Энциклопедический словарь. Ростов – на – Дону, 1997. – С. 478.

Поэтому мы обратимся именно к телевидению как к репрезентативной модели современного медиа и попытаемся определить его место в культуре современного информационного общества. Прежде всего, представляется необходимым выявление сущности собственно культуроформирующих функций. По Е.П. Прохорову, «культуроформирующая функция заключается в участии прессы в пропаганде и распространении в обществе высших культурных ценностей, воспитании людей на образцах общемировой культуры, способствовании всестороннему развитию человека»1. В.В. Перевалов основной целью культуроформирующих функций журналистики называет формирование культуры массовой аудитории и социальных институтов и отмечет далее, что журналистика не ведет полноценного учебного процесса по различным аспектам культуры, но имеет возможность показывать цель, результат овладения культурой и в идеале все преимущества, связанные с достижением тех или иных высот культуры2. Обобщив вышеприведенные положения, мы можем заключить, что культуроформирующие функции телевидения заключаются в распространении культурно-значимой информации внутри данного социума, посредством телевизионных передач. Телевидение, являясь средством выражения особенностей культуры информационного общества, решает следующие задачи: 1) углубление понимания культуры аудиторией;

2) увеличение «культурности» каждого из членов общества;

3) увеличение уровня овладения методологией использования уже имеющегося в социуме знания и разработки принципиально нового;

4) освещение, показ и объяснение субкультурных и контркультурных событий, событий классического искусства, явлений массовой культуры, научнотехнических, экономических, социализаторских, политических и других явлений.

Цит. по: Зарубежная и российская журналистика: трансформация картины мира и ее содержания. – Барнаул. – 2003. – С. 237. 2 Перевалов В.В. Культуроформирующие функции: состав, структура и место в системе функций журналистики // Вестник МУ. – Серия 10. Журналистика. – 1999. – № 5. – С. 10.

Современное телевидение стало главным инструментом для распространения сообщений, воздействующих на сознание и подсознание людей. Причем это может происходить неосознанно, без каких-либо усилий со стороны человека, а в некоторых случаях – и помимо его воли. Так, например, если человек находится в комнате, где работает телевизор, то даже в том случае, если он не сидит перед его экраном, а лишь мельком поглядывает на него, занимаясь другими делами, значительная часть телевизионной информации все же проникает в его подсознание, хотя он сам об этом и не подозревает.1 Немаловажным, в данном случае, представляется мнение американских социологов П. Лазарсфельда и К. Мертона, которые отмечают, что массовая культура, формируемая электронной коммуникацией, выполняет в современном обществе наркотизирующую функцию, то есть «отвлекает людей от реальной жизни, питает их вымышленными картинами, погружает общество в летаргический сон»2. Как видим, телевидение интенсивно влияет на современного человека: заполняет его досуг, информирует о состоянии мира, воспитывает, развлекает, обучает его, а также достаточно сильно воздействует на духовные ценности, на весь строй мышления людей, на стиль мировосприятия, на тип культуры сегодняшнего дня. Исследуемое средство массовой информации, являясь одним из важнейших механизмов культурного развития, выполняет, в рамках информативной и культурно-просветительской функций телевидения, такие специфические функции, как освоение культурных ценностей прошлого;

создание новых ценностей;

распространение освоенных и вновь созданных ценностей в обществе. Освоение ценностей прошлого, осуществление функции преемственности в развитии культуры в разные эпохи осуществлялись по-разному. Но во все времена в этом процессе, так или иначе, участвовали средства массовой коммуникации. Так, благодаря телевидению, которое само стало новым видом Колин К.К. Фундаментальные основы информатики: Социальная информатика. – М., 2000. – С. 313–314. 2 См.: Гуревич П.С. Философия культуры. – М., 2001. – С. 319.

культуры, появилась возможность включения в социальную и духовную жизнь общества неизвестных или известных лишь узкому кругу специалистов ценностей. В настоящее время развитие телевидения достигло такого уровня, что освоение культуры поднимается на новую ступень, когда ее ценности могут накапливаться в специальных «банках информации», «видеотеках», а это, в свою очередь, открывает огромные возможности для накопления знаний о прошлом и использования их для совершенствования современной культуры и формирования духовного мира личности. А. Моль считает, что телевидение и видеозапись Сегодня означают наступление новой культурной эпохи – «эры ряд консервации изображений»1. телевидение предлагает вниманию зрителей целый программ, посвященных культурному наследию. Например, телепрограмма «Культурная революция», в которой о проблемах культуры и искусства, о сохранении памятников культуры дискутируют современные писатели, поэты, журналисты и т.д. Еженедельные программы «Пестрая лента» («Первый канал») и «Шедевры старого кино» (телеканал «Культура») предоставляют возможность увидеть фильмы, созданные в начале прошлого столетия. К телевизионным передачам, посвященным освоению ценностей прошлого, мы относим и обстоятельные рассказы об истории культуры, археологических памятниках, передачи, посвященные памятным датам (например, цикл передач «Звезда героя», посвященных 60-летию Победы в Великой отечественной войне). Также здесь следует назвать циклы передач, рассказывающих о шедеврах Эрмитажа и Третьяковской галереи, экспонатах музеев: «Мой Эрмитаж», «Век Русского музея» и т.п.;

программы, посвященные творчеству архитекторов, скульпторов, живописцев, писателей, музыкантов, например, «Мой серебряный шар» Виталия Вульфа, «Небезызвестный Неизвестный» (о творчестве Эрнста Неизвестного), «Аркадий Гайдар. Последняя тайна», «Борис Васильев. Чрезвычайный человек» и т.д. Благодаря подобным передачам зрители имеют возможность встретиться с творческим наследием своих Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973. – С. 127.

кумиров. Однако, на наш взгляд, возможности телевидения в освещении культурного наследия прошлого используются явно недостаточно, и его деятельность не может полностью удовлетворить интерес современного человека к культуре далекого и недавнего прошлого. Как было отмечено выше, телевидение не только открывает и включает в систему культуры ценности, созданные в других сферах, но и само своими средствами создает новые, оригинальные произведения. Первоначально телевидение было каналом для трансляции театральных постановок, концертов, демонстрации фильмов, созданных для большого экрана. Однако почти одновременно появились и собственные познавательные художественные передачи, фильмы, концерты, телевизионные спектакли (например, спектакли Ан. Эфроса «Борис Годунов», «Страницы жизни Печорина», Мих. Казакова «Фауст», многосерийные телевизионные фильмы Т. Лиозновой «Семнадцать мгновений весны», А. Нагорного и Г. Рябова «Рожденная революцией», С. Колосова «Трест»). Что касается оригинальных телевизионных произведений, то к ним мы относим, прежде всего, программы информационного плана («Новости культуры», «Время», «Вести», «Сегодня»), которые включают в себя постоянные репортажи из концертных залов, музеев, с выставок, конкурсов, фестивалей. Далее следует назвать передачи, в которых аудитория имеет возможность встретиться с писателями, драматургами, художниками, музыкантами, актерами, например, «Линия жизни», «Кумиры». Подобные телевизионные программы завоевали особую популярность среди зрителей. Телевидение играет важную роль в развитии такой стороны художественной культуры, как народное самодеятельное творчество (например, передачи «Играй, гармонь любимая!», «Казачий круг», «В нашу гавань заходили корабли…»). музыкальных Оригинальными коллективов и произведениями, отдельных созданными собственно оперных и телевизионными средствами являются прямые передачи и записи выступлений исполнителей, драматических спектаклей, различных конкурсов театрального искусства, классической, народной, эстрадной музыки и т. д. Также сюда следует отнести специфически телевизионные театральные (драматические, оперные, балетные) постановки и эстрадные развлекательные шоу. Как видим, телевидение, посредством своих программ различной тематической направленности, осуществляет передачу всего объема культуры сегодняшнего дня (право – «Человек и закон» (Первый канал), «Криминальная Россия» (НТВ);

политика – «Сегодня в 22.00» (НТВ), «Время» (Первый канал), «Зеркало» (Россия);

культура и искусство – «Культурная революция» (Культура), Новости культуры (Культура);

наука – «Очевидное – невероятное» (ТВЦ), «Теория невероятности» (Первый канал) и т.д.);

транслирует собственно художественные передачи: драматический спектакль, балет, оперу, кино и тем самым контекстом. Одной из важнейших функций телевидения, с помощью которой создаются новые культурные ценности, является репродуктивная. Здесь мы имеем в виду, что на телевидении любая репродукция в большей или меньшей степени отражает не только «внутренние» качества оригинала, но и выразительные средства самого телевидения. В данном случае, как отмечает Н. Зоркая, имеет место «тяготение тиража к функционированию в качестве оригинала»1. То есть уже в первоначальных формах телевизионного творчества – прямых передачах, репортажах, включающих слова комментатора, интерпретацию ведущего, съемку и монтаж, создавался новый образ события, в той или иной степени отличный от оригинала, происходила его «эстетизация», определенным образом влияющая на культуру зрителей. На наш взгляд, современная культура складывается не только из совокупности освоенных и вновь созданных ценностей, но также формируется средствами массовой коммуникации, в данном случае телевидением, которое Зоркая Н М. Многотиражность произведения искусства как свойство художественной культуры XX в. // Массовые виды искусства и современная художественная культура. – М., 1986. – С. 97.

формирует человека, навыки и знания гармонически с сочетающего узкопрофессиональные широким общекультурным выступает механизмом распространения этих ценностей. Как отмечает М. Кастельс, «это своеобразная система обратной связи между кривыми зеркалами: средства массовой информации есть выражение нашей культуры, а наша культура работает главным образом через материалы, поставляемые средствами массовой информации»1. Таким образом, культура органически включает в себя коммуникацию, и, как отмечала в конце прошлого века Р.Д. Копылова, «категории культуры и коммуникации сопрягаются в наши дни все чаще»2. Мы согласны с вышеприведенными положениями, тем более что они и сегодня не теряют своей актуальности. Центральное место в системе художественного вещания занимают, как уже отмечалось, трансляции произведений традиционных искусств и собственной продукции. Телевидение предлагает вниманию зрителя совокупную, объемную целостность зрелища. Эта целостность заключается, с одной стороны, в передаче аудиовизуальных сообщений, образовательных передач и шоу одним и тем же средством, а с другой – в совокупности в каждом отдельном телевизионном произведении частных конструктивных элементов, которые условно можно обозначить как речь, визуальная ситуация (содержание кадра, монтаж, динамика изображения) и аудиоситуация (музыка, шумы, тишина). Потенциальная интеграция в одной и той же системе взаимодействующих текстов, изображений и звуков, доступных аудитории в избранное ею время, основательно меняет характер коммуникации. А коммуникация определяет формирование культуры, поскольку, как пишет Н. Постмен, «мы видим... реальность не такой, как она есть, но такой, как наши языки позволяют нам ее видеть. А наши языки – это наши средства массовой информации. Наши СМИ – это наши метафоры. Наши метафоры создают содержание нашей культуры»3. Поскольку культура вводится и передается Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М., 2000. – С. 323.

Копылова Р. Д. Тенденции и перспективы развития аутовизуальной коммуникации // Массовая коммуникация в социалистическом обществе. – Л., 1979. – С. 106. 3 Цит. по: Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000. – С. 315.

посредством коммуникации, сами культуры, то есть наши исторически построенные системы верований и кодов под влиянием СМИ вообще и телевидения в частности подвергаются фундаментальному преобразованию. А. Моль, изучающий средства массовой коммуникации, так пишет об объекте своих исследований: «Они фактически контролируют всю нашу культуру, пропуская ее через свои фильтры, выделяют отдельные элементы из общей массы культурных явлений и придают им особый вес, повышают ценность одной идеи, обесценивают другую, поляризуют таким образом все поле культуры. То, что не попало в каналы массовой коммуникации, в наше время почти не оказывает влияния на развитие общества»1. Главный редактор журнала «Искусство кино» Д.Б. Дондурей отмечает, что «человек сегодня ничего не может узнать о жизни без и вне телевидения. Индивидуальные, межличностные, групповые коммуникации напрямую включены в виртуальные и медийные. Мы не можем получить достоверное или хотя бы какое-то имеющее отношение к жизненной практике знание, минуя ту реальность СМИ, в которой пребывают люди во всем мире»2. Действительно, наше представление о значимости какого-либо события или явления возникает благодаря его демонстрации средствами массовой коммуникации, в данном случае телевидением. Если на ранних этапах развития телевидение было лишь каналом передачи оперативной информации, затем – экраном трансляции кинофильмов, то сейчас телевизионное вещание представляет собой всеобъемлющее средство передачи практически неограниченного круга культурных ценностей прошлого и настоящего. Как замечают В. Вильчек и В. Воронцов, «телевидение являет собой всеобщий и универсальный канал, а другие средства производства и распространения произведений культуры, каналы коммуникаций – как бы его См.: Моль А. Социодинамика культуры. – М., 1973. Дондурей Д.Б. О виртуальной реальности телевидения. [http://www.konkurs.palmira.ru/page.php/rus/pressdond/ 7.02.2005].

Режим доступа:

специализированные разновидности»1. Благодаря массовому телевизионному вещанию люди имеют возможность получать новые знания о своей стране, ее истории, современной жизни, о фактах нравственной культуры, произведениях различных видов и жанров искусства, достижениях науки и т. д. Телевидение выражает и такую особенность культуры современного информационного общества как ее виртуальность, символичность. Под воздействием телевизионных СМИ реальность информационного общества погружается в виртуальные образы, в выдуманный мир, в котором внешние отображения находятся не просто на экране, через который передается опыт, но сами становятся опытом, а это, в свою очередь, приводит к рождению новой культуры – «культуры реальной виртуальности», как называет ее М. Кастельс. По мнению исследователя, эта современная электронно-коммуникационная система включает и охватывает все проявления культуры. Суть данного умозаключения проясняет глава «Культура реальной виртуальности» из книги «Информационная эпоха. Экономика, общество и культура». Здесь М. Кастельс ссылается на идеи французских структуралистов Ролана Барта и Жана Бодрийяра, утверждавших, что «культуры создаются из коммуникационных процессов», а «все формы коммуникаций базируются на производстве и потреблении знаков». Действительность так достоверно имитируется на телевизионном экране, что люди начинают считать электронные имиджи более истинными и важными для себя, чем те, что видят в повседневном окружении. Из этих идей следует, что не существует разделения между реальностью и символическим отображением, то есть, во все времена в различных обществах люди жили в «символической среде». Следовательно, реальность, так как она переживается, всегда была виртуальной – она переживалась через символы, которые наделяют практику некоторым значением, отклоняющимся от их строгого семантического определения2.

Вильчек В., Воронцов В. Телевидение и художественная культура. – М, 1977. – С. Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. М., 2000. – 34–35. С. 351.

Нынешняя «культура реальной виртуальности» отличается глобальными масштабами своего распространения и воздействия на все сферы и устои общественной жизни и человеческого бытия в целом. М. Кастельс объясняет это тем, что новая коммуникационная система радикально трансформирует пространство и время, фундаментальные измерения человеческой жизни. «Местности лишаются своего культурного, исторического, географического значения и реинтегрируются в функциональные сети или в образные коллажи, вызывая к жизни пространство потоков, заменяющее пространство мест. Время стирается в новой коммуникационной системе: прошлое, настоящее и будущее можно программировать так, чтобы они взаимодействовали друг с другом в одном и том же сообщении. Материальный фундамент новой культуры есть пространство потоков и вневременное время. Эта культура перекрывает и включает разнообразие передававшихся в истории систем отображения;

это культура реальной виртуальности, где выдуманный мир есть выдумка в процессе своего создания»1. Такова в трактовке М. Кастельса специфика «информационального общества», в котором даже города возникают как процессы в «поточном пространстве» вокруг сетевых узлов связи, объединяя людей не столько общими типами производственной деятельности, сколько спутниковыми средствами коммуникационной техники. Исследователь полагает, что в новом обществе меняются принципы не только материальной, но и духовной жизни людей: преобразуется их психология, менталитет и все прежние философские представления о мире, времени и пространстве. Проблему символической реальности, которая создается телевидением, затрагивают в своих работах и другие исследователи. По мнению Л. В. Матвеевой, поток коммуникативных сообщений как продукт коммуникативных телевизионных корпораций формирует информационную среду общения людей, имитируя постоянную связь индивидуального и коллективного сознания. Одним из эффектов этого информационного потока может быть Цит. по: Кастельс М. Информационная эпоха. Экономика, общество и культура. – М., 2000. – С. 353.

изменение восприятия человеком объективной реальности и, как результат – изменение его образа мира. Следовательно, мы можем говорить о том, что медийная коммуникация конструирует социальную реальность через создание определенных образов в символической реальности. Поскольку в процесс интерпретации воспринятого на телеэкране вовлекается не только его содержание, смысловая информация и коммуникативная интенция автора, но и все относящиеся к предмету сообщения представления и ассоциации, извлекаемые из памяти, выводимые логически или эмпирически, человеческий разум воспринимает эту текстовую реальность как часть жизненной среды1. Современный человек, вступая во взаимодействие с символической реальностью средств массовой информации, для формирования собственной картины мира использует предлагаемые телевидением готовые способы переработки информации и все меньше опирается при этом на личный опыт. Таким образом, субъективная картина мира человека во многом опирается на символическую реальность, создаваемую при помощи средств массовой информации2. Как отмечает О.С. Новикова: «Массовые коммуникации, особенно телевидение, существенно меняют систему социокультурного восприятия информации, позволяют мгновенно ориентировать адресатов информации в нужном направлении и, по существу, манипулируя их сознанием, влияют на оценки и мнения людей»3. Действительно, связь между телевидением и социокультурными или доминантами очевидна: через телевизионные передачи, фильмы внедряются ценности и модели поведения, санкционируемые несанкционируемые обществом, наблюдается взаимовлияние телевизионных СМИ и доминирующих ценностей социума и Адамьянц Т.З. Телекоммуникация в социальном проектировании информационной среды.: Автореф. дис.... доктора социол. наук. М., 1998. – С. 11. 2 См.: Матвеева Л.В. Гуманитарная составляющая информационной безопасности в СМИ // Информационная и психологическая безопасность в СМИ: В 2-х т. – М., 2002 – Т.1: Телевизионные и рекламные коммуникации. – С. 32. 3 Новикова О.С. Коммуникативные процессы как функциональная и символическая культурная среда // Сопоставительное изучение языков и культур: лингводидактические аспекты межкультурной коммуникации: Материалы 45 научно-методической конференции «Университетская наука - региону». – Ставрополь, 2001. – С. 111.

т.д. Различные области жизнедеятельности людей – школа и система профессиональной подготовки, работа и сфера досуга – входят в сферу влияния телевидения, оно становится важнейшим агентом социализации и мощным фактором формирования системы ценностей. Актуальными, в контексте изучения телевидения как средства выражения особенностей культуры современного информационного общества, являются проблемы «конформизма» и «индустрии грез». Под «конформизмом» в философии культуры подразумевается ориентация на чужие мнения, тенденция к массовизации, неспособность к трезвому анализу фактов, социальное приспособленчество, всевластие коллективных стереотипов, слепой диктат бессознательного над сознательной психической жизнью1. Г. Андерс, М. Хоркхаймер, Р. Бауэр и другие исследователи, анализируя современную практику массовой коммуникации, определяют ее как «индустрию грез». Телевидение расценивается ими как гигантский канал общества, который репродуцирует иллюзии, распространяет эталоны чувств и поступков, создает сноподобную культуру, без которой немыслима современная цивилизация. В концепциях вышеуказанных ислледователей искусство рассматривается не как средство отражения действительности, а как резервуар тайных символов, иллюзорных знаков и образов2. Может показаться, что повсеместное присутствие действующих на подсознание звуков и изображений критическим образом воздействует на социокультурную Нейман жизнь современного общества. за Однако пять существуют десятилетий исследования, указывающие на противоположные выводы. Например, В. Рассел заключает следующее: «Полученные систематических социальных исследований результаты показывают, что аудитория СМИ, включающая как молодых людей, так и другие возрастные категории, не является беспомощной, и СМИ отнюдь не всесильны. Развивающаяся теория ограниченных и обусловленных следствий влияния 1 См.: Гуревич П.С. Философия культуры. – М., 2001. – С. 321 – 322. Там же. – С. 319.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.