WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

171 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма Валерия Колосова Этноботанические заметки. VI. Пижма1

В статье анализируются представления, связанные в славянской традиционной культуре с растением пижма обыкновенная Tanacetum vulgare L. семейства сложноцвет ных (Compositae). Не принадлежа к группе наиболее мифологизированных славянами травянистых растений (таких как базилик, зверобой или крапива), пижма, тем не ме нее, имеет множество диалектных назва ний, отражающих традиционные пред ставления об этом растении, и широко ис пользуется в медицинских и магических практиках.

Пижма — многолетнее травянистое расте ние высотой до полутора метров. Ее харак терными внешними чертами являются яр ко-желтые цветки, собранные в плотные небольшие корзинки на верхушках стеблей, Валерия Борисовна Колосова Институт лингвистических и перисторассеченные листья. Растение исследований РАН, обладает сильным камфорным запахом Санкт-Петербург и горьким вкусом. Корневище короткое, chakra@eu.spb.ru Это шестая по счету статья из серии «Этноботанические заметки». Предыдущие статьи серии:

Колосова В.Б. Этноботанические заметки. I. Василек // Славяноведение. 2007. № 6. С. 71–79.

Колосова В.Б. Этноботанические заметки. II. Подорожник // Лексический атлас русских народных говоров (Материалы и исследования) 2008. СПб.: Наука, 2008. С. 468–480.

Колосова В.Б. Этноботанические заметки. III. Крапива // Лексический атлас русских народных говоров (Материалы и исследования) 2009. СПб.: Наука, 2009. С. 400–411.

Колосова В.Б. Этноботанические заметки. IV. Цикорий // Лексический атлас русских народных говоров (Материалы и исследования) 2010. СПб.: Наука, 2010. С. 284–293.

Колосова В.Б. Этноботанические заметки V. Аконит // Славяноведение. 2011. № 4. С. 65–74.

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ ветвистое. Пижма цветет с июня почти до конца сентября. Рас тет у домов, вдоль дорог, канав, на сухих лугах, реже по кустар никам и лесам, иногда на местах давно высохших канав и пру дов.

I. В фитонимах отражены прежде всего объективные признаки растения:

1. Цвет: желтоголовник (Тамб., Ср. Приоб.) [Протапопова 2004: 121;

Арьянова 2007 II: 79], желтуница, желтуха, желтуш ница (Ср. Приоб.) [Арьянова 2007 II: 79], деревей желтый (Тавр.), девятильник желтый (Перм. и др.), девятиха желтая (Арх.), рябинник желтый (Вят.), желтая рябинка (мног. губ.) [Анненков 1878: 348–349], желтый цветок (Соликам. Перм.) [СПГ 2000 II: 517], луж. ota wowa rutwica [Анненков 1878:

349], в.-луж. ota rutwica [Wjela 1896: 142], zota wowa rutej [Radyserb-Wjela 1909: 76], ota rutej [Militzer, Schtze 1952: 233].

Сероватый налет на листьях отразился в бел. серабрысцік, сырыбрістык (Кобр. Брест.) [Раслінны свет 2001: 105]. Как это часто бывает с растениями желтого цвета, пижмой лечили желтуху (Режев. Свердл.;

Тобол., Курган., Тюмен.) [СРНГ VII: 324;

2001 XXXV: 331], ср. тж.: «Девятильником лечут от желтуницы» (Том., Кемер.) [СРНГ 1972 VII: 324].

2. Форма цветков отразилась в названии пупавка (Алт.) [Ан ненков 1878: 349]. Такие названия характерны для растений с цветками выпуклой формы и родственны слову пуп [ЕСУМ 2003: 635]. Фитоним поп (Галич. Костром.) [СРНГ 1995 XXIX:

293] нередко встречается у растений, напоминающих плешь, лысину [Меркулова 1967: 101]. Форма соцветий также послу жила основанием для разделения их на мужские и женские (см.

ниже). Полушария плотно собранных вместе соцветий стали причиной фитонима зонтик (Тамб.) [Протапопова 2004: 121].

Форма листьев повлияла на укр. kudave [Makowiecki 1936:

366], словен. miji rep [Barl 1937: 259]1. Перистые листья, а так же гроздья, в которые собраны цветки, послужили основанием сравнения с рябиной: рябинник (Моск., Яросл., Кемер.) [СРНГ 2001 XXXV: 333], рябинник (Калуж.) [Иванов 1985: 83], рябинник желтый (Вят.), желтая рябинка (мног. губ.) [Анненков 1878:

348–349] и мн. др. Голые, безлистные стебли отразились в сло вен. goliek [Havlov 1982: 190].

3. Запах: душечник (Ворон.) [Анненков 1878: 348], болг.

mirizlive2, болг. limonika — по испускаемому растением запаху лимона [Choliolev 1990: 58, 109]. Однако запах растения до Букв. ‘мышиный хвост’.

Болг. mirizliv ‘душистый, ароматный’.

173 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма вольно сильный и резкий, что отразилось в бел. дурман (Речиц.

Гомел.) [Раслінны свет 2001: 105].

4. Вкус: пижма обладает горьким вкусом, что влияет на вкус молока: От девятихи молоко-то горько (Арх.) [СРНГ 1972 VII:

325]. Это послужило основанием для переноса названий с дру гих растений с тем же характерным признаком: полынь (Пск.) [Анненков 1878: 348], бел. чамярыца (Минск. диал. рег.), цытвар (Берёзов., Лунин., Пинск. Брест.;

Хойн. Гомел.), цытварнік, цэтварнык (Лунин. Брест.) [Раслінны свет 2001:

105], пол. cytfar, cytfarik (подляско-сувальские говоры) [Zdan cewicz 1968: 320]1. Целая группа словенских диалектных фитонимов образовалась в результате переноса на пижму латинского названия полыни лечебной Artemisia abrotanum по схожим лекарственным свойствам и использованию в народной медицине: abraa, abrat(a), abarat, aborat, abratica, abrotica, abrotnica, abraica, abret, avbret, habruta [Havlov 1982: 190].

5. Фактура жестких деревянистых стеблей отразилась в фито нимах деревей желтый (Тавр.) [Анненков 1878: 348], упорник, железняк (Тамб.) [Протапопова 2004: 121], укр. drevi [Ma kowiecki 1936: 365], ср.: «Касить траву, яво никак ни шшибёшь, он такой как прутошный делаица, жёсткий» (Инжав. Тамб.) [Протапопова 2004: 127].

6. Использование в медицине и ветеринарии:

а) по названию болезни или ее причины. Пижма была широко известным средством против глистов, отсюда и происходят ее названия глистник (Сиб., Калуж.), глистница [Анненков 1878: 348;

Иванов 1985: 83], глис товник (Боров. Новг.) [СРНГ 1970 VI: 198], бел. гліснік (вост.-полесск. диал. рег.;

Краснопол. Могил.), лснік, лэснык (Ивацев., Пруж., Берёзов., Дрогич. Брест.;

Мозыр. Гомел.) [Раслінны свет 2001: 105], укр. hystnyk [Makowiecki 1936: 365], србх. чрвињак [Симоновић 1959:

459], словен. rvinjak [Barl 1937: 259], glistnica, rvinjnek [Havlov 1982: 190], rvinjek [Симоновић 1959: 460], пол.

glistevik [Zdancewicz 1968: 320], в.-луж. wakace zelo [Radyserb-Wjela 1909: 60], wakowe zelo2 [Militzer, Schtze 1952: 233]. В Вологодской губ. стебель с листьями или се мена парили и принимали от глистов внутрь [СРНГ VII: 323];

в Приаргунском крае и Смоленской губ. цветы пижмы сушили и давали с медом детям [Торэн 1996: 75], ср.: «Мы рябинник от глистов детишкам даем» (Моск.) Заимствование из ср.-верхненем. zitwer, куда оно пришло через посредничество латыни и итальян ского из персидского и арабского [Zdancewicz 1968: 327].

В.-луж. waka ‘червь;

глист’.

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ [СРНГ 2001 XXXV: 333], «Хорошо остриц лечит» (Том.

Том.) [Арьянова 2007 II: 79]. Употребление от других за болеваний отразилось в фитонимах ломотная (Ниже гор.) [Анненков 1878: 348], ломотная трава (Первом.

Том.) [Арьянова 2007 II: 79], а также желтуха, желтуни ца, желтушница: «Желтуха это, желтуница, жёлтым све том. Пьют, когда человек заболет желтухой, желтуни цей» (Шегар., Кожевн., Зырян. Том.) [Арьянова 2007 II:

79]. Укр. rannyk [Makowiecki 1936: 366] трудно объяснимо:

подобные фитонимы, как правило, даются либо первым весенним растениям, что к пижме явно не относится, либо к растениям, которыми лечат раны, хотя сведения о лечении пижмой порезов зафиксированы только в Тю калинском у. Тобольской губ. [СРНГ 1972 VII: 324];

б) по названию больного органа: маточник (Ворон.), гор лянка (Тул., Ворон., Калуж.) [Анненков 1878: 348;

Ива нов 1985: 83], србх. грличек [Симоновић 1959: 459], сло вен. grliek [Barl 1937: 259]. Фитонимы в.-луж. rozdu, rozdute zelo, iwotnik [Radyserb-Wjela 1909: 76] позволяют предположить, что пижмой лечили заболевания кишеч ного тракта;

в) по действию растения: сузик [Даль 1991 IV: 357], укр.

suzyk1 [Makowiecki 1936: 366];

г) представление о большой лекарственной силе: девя тисил (Том.) [Анненков 1878: 348], девятигрыжник «Желты-те горошки девятигрыжника от девяти болей и от испугу помогают» (Ильинск. Перм.) [СПГ 2000 I:

205];

укр. десятисильник [Горницкий 1890: 18] (см. ниже).

Кроме вышеназванных, пижма использовалась еще от целого ряда болезней, которые, однако, не отразились в ее названиях.

Так, пижма применялась при болезнях матки, ревматизме, ло моте, ипохондрии, водобоязни;

ее также использовали «от го ловной боли вообще и противу головокружения и прилива крови к сердцу, от ломоты, желчи, падучей болезни, при оста новке месячных кровотечений» и т.д. Отвар цветущего расте ния употребляли от «желтой грыжи» и от худобы (Перм.) [Ан ненков 1878: 349]. Ею лечились от малярии (Тобол.), венериче ских болезней, золотухи (Приарг.) [Торэн 1996: 75], рези в животе (Моск.), болезней печени (Моск., Кемер.) [СРНГ 2001 XXXV: 333, 334], от поноса (Меча Киш.), простуды и бо Вероятно, от слова узкий, ср. названия растений, используемых в народной медицине для «сужи вания», т.е. от поноса и кровотечений: узик, завязный корень (Дон.) ‘лапчатка прямая Potentilla tormentilla Schrenk.’ [СРНГ 1972 IX: 348–349;

БТС 2003: 541];

узик (Уф.), завязный корень (Моск., Арх.) ‘горец змеиный Polygonum bistorta L.’ [Анненков 1878: 264];

белый узик (Волог.) и сузик (Тамб.) ‘тысячелистник обыкновенный Achillea millefolium L.’ [Анненков 1878: 5].

175 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма лезней сердца (Соликам. Перм.) [СПГ 2000 II: 308, 517], забо леваний желудка (Кишерт., Гайнск. Перм.) [СРГ КПО 2006:

318]. Пижму также пьют от геморроя, грыжи, от «родимой» (Тобол.), ее порошком засыпают порезы (Тюкалин. Тобол.);

навар пижмы или настойка на водке с добавлением осиновой коры употребляется от лихорадки и как болеутоляющее (Ачин.

Енис., Перм., Вят.). Порошок корня пижмы применяется от кашля (Пошех. Яросл.) [СРНГ 1972 VII: 324, 325]. Считается, что она помогает «от надсады», грыжи (Яшк. Кемер.), экземы (Кожевн. Том.) [Арьянова 2007 II: 79].

В народной медицине украинцев напар из цветков пижмы принимают «при несварении и при болях в желудке, при по носах, как жаропонижающее, потогонное и благотворно влия ющее на кишечник средство»;

все же в основном ее использу ют как глистогонное и инсектицидное средство [Носаль, Но саль 1960: 116]. В украинском Полесье настой пижмы пили «при болях желудка, заболеваниях печени, воспалении желч ного пузыря, как средство, понижающее температуру, и как потогонное» [Болтарович 1994: 134].

Широко употребляется пижма в болгарской народной медици не: чай влияет на нервную систему и употребляется против ис терии, спазмов в желудке и других брюшных органах, против болезненной и нерегулярной менструации, головной боли, боли в желудке;

он же действует как мочегонное средство, слу жит для очищения крови и употребляется против подагры, ма лярии, при воспалении мочевого пузыря и почек;

против песка и камней в этих же органах и против белей;

служит также для изгнания солитеров и глистов, для ополаскивания волос про тив перхоти. Свежее растение, истертое в кашицу, накладыва ют на виски для лечения головной боли. Пижма употребляется также в абортивных целях, однако в больших дозах она ядовита [Ахтаров 1939: 135]. В словенской народной медицине пижма используется для изгнания глистов, а также от женских заболе ваний [Havlov 1982: 190], в польской — от глистов у детей, желтухи, боли в груди [Zdancewicz 1968: 319].

В народной ветеринарии пижмой поят лошадей от кашля (Яросл.) [СРНГ 2001 XXXV: 333];

в Курской губ. ее давали жи вотным от норицы1 [Анненков 1878: 349];

на то же использова ние указывает фитоним норичная трава (Олон., Прионеж.

КАССР) [СРНГ 1986 XXI: 280]. Пижму также дают скоту от глистов: «Когда я работала на свинарнике, то мы заготавливали девятильник для поросят, потому что он помогает от глистов» (Чебул. Кемер.) [Арьянова 2007 II: 79]. Ею поили скотину от Норица ‘глубокая язвина на загривке’ [Даль 1989 II: 554].

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ поноса (Прилуз. Коми) [ПК-2007;

Расс.]. В Польше пижму дают коровам при появлении крови в молоке [Zdancewicz 1968:

319].

7. Большое количество диалектных названий пижмы обуслов лено ее использованием в магических практиках. Все они об разованы от корней со значением ‘вертеться’, ‘вращаться’, ‘возвращать(ся)’: болг. вартика, влатлика, вратига (повсем.), вртика (Велес, Прилеп, Дойран, Охрид, Гевгели), вратка (Софийско), вратлка (Пазарджиск.), въртка (Дойран, Ку куш), въртига, оборчлива билька, свратига, свратика (Со фийск.), макед. вртлика (Скопье), оборчлива билька [Ахтаров 1939: 134], болг. обртиче (Кюст.), свъртика [Михайлова 1993– 1994: 107, 108], болг. vratika, vratiga [Machek 1954: 247], серб.

вротић [Ахтаров 1939: 134], србх. вратижеља, вратик, вратика, вратић, вратич, вратиш, обратич, обратиш, поврат, поврата, повратић, повратич, а также (вероятно) искаженное братић [Симоновић 1959: 459], србх. братич, повратичина, братичина [Михайлова 1993–1994: 107], словен. vrati, vratka [Barl 1937:

208, 259], словен. vrate, urati [Симоновић 1959: 460], povrati [Havlov 1982: 189], vrati [Machek 1954: 247].

Такие практики зафиксированы только в южнославянском ре гионе. Так, в Болгарии пижму используют при обрядовых дей ствиях с косой девушки: болг. вратика ‘пижма’ связывается с въртя се ‘вертеть(ся)’ и потому применяется для того, чтобы се въртят момците край момите (парни вертелись около де вушки) [Колева 1981: 158]. Те же представления отражены в фольклоре: «Пос й ми си лудо врьтык, Ако не ти никне врьтыка, Много щешь ся врьтишь по мене» [Геров 1975 I: 162].

Собирать волшебную траву также предписывалось при опреде ленных условиях: «Скоро ся назадъ поврьни, Та на майк си да кажешь, Докл п тли-ти не п ть, Л ковы да ти събере, Селск -т горск врьтыг » [Геров 1975 I: 162].

В Болгарии и Сербии пижму собирают накануне Юрьева дня и дают скотине [Михайлова 1993–1994: 107]. В Сербии (Лозни ца) пижма используется для возвращения молока корове: если считается, что у коровы отняли молоко с помощью магии, со бирают пижму (повратич), варят в воде с мельничного колеса и дают съесть корове [Деспотовић 1983: 21]. В Сокобаньском крае считают, что с помощью пижмы (вратика, повратич) можно вернуть прежнее положение дел. Венок из пижмы обыч но вешают над входом в хлев или загон, чтобы коровы или овцы снова давали то количество молока, которое у них было во время отела. Сквозь венок из пижмы девушка тайком смот рит на юношу, который ее бросил, чтобы он снова к ней вер нулся [Радовановић 1995: 45]. Марцелл описывает южносла 177 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма вянский обычай, согласно которому девушка делает из теста с пижмой колечко и высушивает его на солнце. Посмотрев сквозь него на парня и произнеся нужный заговор, она при влечет его внимание [Marzell 1938: 277;

цит. по: Havlov 1982:

189, прим. 17]. С ее помощью знахарки «делают вратак», т.е.

возвращают порчу или сглаз тому, кто их наслал [Пантић 1996:

59]. Если корова теряет молоко, тогда ей мажут вымя пижмой или кладут пижму на ворота хлева. В Лесковацком Поморавье пижма называется поврат и употребляется в ворожбе с целью отобрать молоко у чужой скотины и вернуть своей [Чаjкановић 1985: 68, 266].

В Словении пижма используется в лечении бронхита;

при этом важны не только ее лекарственные свойства, но и этимологи ческая магия: пижму (vrati) нужно положить на шею или на грудь, если у человека бронхит (vretje) и в груди takrat vse vre [Barl 1937: 259].

Очевидно, что эти представления и магические практики объ ясняют такие восточно- и западнославянские фитонимы, как вротич, протыч [Даль 1990 III: 110], вротыч (б.м.), навротич (Малор.), приворотень, прыворотень (Киев.), русин. наворо тень, наворотиш [Анненков 1878: 348, 349], привертень (Кон доп. Карел.) [СРГК 2002 V: 148], бел. коварат (Дрогич. Брест.), коваратнік, коворотнік (Каменец. Брест.), калаваротнік, коловор(ю)тнык (Иванов. Брест.) [Раслінны свет 2001: 105], укр. korovaj, koryvorot, navorote, navorotnyk, navorotok, navorotya, navoroty, navoroty zvyajnyj, navratnik, navratok, navroty, proty, pryverte, pryvorit, pryvorote, voroty, voroty, voroty rannyk, vraty, vroty [Makowiecki 1936: 366], чеш. vrty, vrti, vrtika [Михайлова 1993–1994: 107], чеш. vraty, vratyek, vratyka, vratr, vrtka, vrteka, vrtika, vrtnika, vrtlika, vrtvika, zvrteka, navratek, nvratnek, vratenk, vrat se zase, словац.

vrte, vrteka, vraty [Havlov 1982: 189], в.-луж. wrica [Milit zer, Schtze 1952: 233], пол. wrotycz, wrotysz [Havlov 1982: 189], пол. przewrotnik [Михайлова 1993–1994: 107], пол. p’ivrot, vro tyc, navroty, navity, kovorotik, pryvorote (юго-восток подляско-сувальских говоров) [Zdancewicz 1968: 320], кашуб.

pokrtik, pokropik [Sychta 1970 IV: 118].

Соответствующих магических практик в этих регионах не за фиксировано. Однако записано чешское поверье о том, что пижма помогает благополучно возвратиться домой;

поэтому человеку, который отправляется из дому, советуют сорвать себе пижмы. В моравской песне говорится: “Jet si natrhm nvratnku, nvrat’ se mn, nvrat’, varn ohajku” (Еще себе нарву пижмочки, вернись ко мне, вернись, пригожий паренек) [Machek 1954: 247].

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Существуют и другие объяснения этой группы названий. Так, Д.А. Михайлова считает, что «в основе мотивации диалектных названий Tanacetum, происходящих от прасл. *vrtiti, *vrtj ‘возвращать’, лежат абортивные свойства растения» [1993– 1994: 108]. Чешские названия, возможно, происходят от пове рья, что пижма может вернуть утраченное (любимого, любовь, девичество) [Machek 1968: 699]. Брюкнер считает, что пол. wro tycz мотивировано тем, что пижма «возвращает девственность» [Brckner 1985: 633].

8. Использование пижмы в быту по большей части основано на ее резком запахе и асептических свойствах. Так, с пижмой под названием гурешник кипятят кадки, а по использованию от клопов она названа девятильник клоповный (Сиб.) [Анненков 1878: 349], клоповник (Солотч. Ряз., Рассказ. Тамб.) [СРНГ XIII: 304;

Протапопова 2004: 121]. Порезанной на мелкие части травой посыпают мясо для предохранения от мух (Вилюйск.

Якут.) [Анненков 1878: 349]. Измельченные стебли и листья убивают бытовых паразитов — мух, клопов, тараканов, блох, пауков, моль;

ср. «эти пуговички добавляют в хлеб, чтобы вши не заводились» (Ср. Приоб.) [Арьянова 2007 II: 79, 80]. В Бол гарии высушенная и истертая в порошок пижма также служит средством против клопов и блох [Ахтаров 1939: 135]. Высушен ное и перемолотое растение добавляют в нюхательный табак (Волог.) [СРНГ 1972 VII: 323]. При пивоварении трава пижмы заменяет хмель (Вилюйск. Якут.) [Анненков 1878: 349], ср. бел.

палявы хмель (Стародор. Минск.) [Раслінны свет 2001: 105].

Она также служит хорошим кормом для улиток, хотя от нее они становятся горькими (болг.) [Ахтаров 1939: 135].

9. Как в случае с почти любым травянистым растением, целый ряд фитонимов обладает неясной мотивацией, например, бриз жашка (Курск.), бухта (Олон.) [Анненков 1878: 348], митю крава (Волог.) [СРНГ 1982 XVIII: 178], офицерские семечки (Ка луж.) [Иванов 1985: 83], шалабольник (Ср. Приоб.) [Арьянова 2007 II: 79], укр. ostuda, alnyk [Makowiecki 1936: 366], болг.

рошава кадънка [Ахтаров 1939: 134], србх. пронатика, мошак, уманика [Симоновић 1959: 459, 460], словен. lopatka, pleniice [Barl 1937: 259], в.-луж. reefer, reewer, reeber [Militzer, Schtze 1952: 233], кашуб. ksi kolnr, p’otrёik, p’otrua, p’etrua (при P’otrёka шутл. ‘Петр’), sov’ic, slov’ic [Sychta 1968 II: 284;

1970 IV: 287;

1972 V: 88].

Русское литературное название пижма широко представлено в славянских говорах во множестве вариантов. Рефлексы этого слова выступают в словарях, помимо пижмы, как названия целого ряда растений. Оно является заимствованием через чешский в польский из древне-верхненемецкого bisam(o) ‘му 179 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма скус’, а оно — из ср.-лат. bisamum, которое в свою очередь че рез греческое посредничество заимствовано из евр. besam, сир.

besmo [Преображенский 1914: 57;

Zdancewicz 1968: 322]. Др. верхн.-нем. bisamo ‘мускус’ «проникло в польский и чешский языки в виде чеш. pmo, пол. pimo ‘то же’. В украинском, куда оно пришло из польского или чешского, слово было перенесе но на Tanacetum vulgare, так как листья этого растения заменя ют корицу и мускатный орех: укр. пижмо, пизьмо, бел. пiжма» [Меркулова 1967: 105].

В русских говорах это название имеет большое количество ва риантов: пижма (больш. часть Росс.), пижмо (Екатеринослав., Малор.), пижмы (б.м.), фижма (Кашин. Твер.), пыжма (Волог., Умань) [Анненков 1878: 348], пижмо (Курск.), пижмак (Смол.

Смол.) [СРНГ 1992 XXVII: 21], пижма, пижник, пижня, пыж ма, фижма [Арьянова 2007 II: 79]. Местные названия сосед ствуют с литературным, вероятно, постепенно замещаясь им, в том числе и благодаря заготовительным практикам. Иногда в образцах речи носителей диалектов, иллюстрирующих употре бление фитонимов, сравниваются местные и научные / лите ратурные названия растений. Как правило, это противопостав ление накладывается на противопоставление фитонимов, упо треблявшихся ранее, и тех, что стали популярны в последнее время: «Пижма — это по-книжному, девятибрат — по народному» (Прилуз. Коми) [ПК-2007;

Краш.];

«Вот у нас этот девятильник, а счас его пижма зовут, он в аптеке есть»;

«И мать говорила девятильник и здесь, а сдавать начали, говорят — пижма»;

«Это пижма. Когда я работала в магазине, нас застав ляли головки эти с нее состригать, когда она цветет. У нас ее называют дикая рябинка» (Том.) [Арьянова 2007 II: 79, 80].

Варианты в говорах других славянских языков не менее разнообразны: бел. піжма (осн. масса гов.;

Смолевич. Минск.;

Вилен., Латгал.), пізьма (Понем., спорадичн. сев-зап., Вилен., Латгал.), пыжма (Березин. Минск.;

Кобр. Брест.), пожма (Житк., Гомел.), пужма (Речиц. Гомел.), ціжма (Латгал.), чыжма (Брасл. Витеб.;

Вилен.), спіжма (Клецк. Минск.), спізьма (Копыл. Минск.), спіж (Крупск. Минск.), сівапiзьма (окрестности Гродно), піжмак (Дятл. Гродн.;

Брест. Брест.) [Раслінны свет 2001: 104, 105], укр. pizma, pima, pimo, pymo, pyma, pymo [Makowiecki 1936: 366], русин. пижмо, пизьмо, пол. pimo [Анненков 1878: 349], пол. yma, cyma, ima, cyz ma, izma, ima (польско-литовское пограничье), p’imo, p’irmo, p’izmo, p’imo, p’ima, pifko (сувальские мазурящие говоры и подляские говоры) [Zdancewicz 1968: 319, 320]. Воз никшие в части подляско-сувальских говоров формы p’ismo, p’imo развили семантическую связь с польским этимологиче ским гнездом с корнем pis-, о чем свидетельствуют используе № 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ мые в этих говорах названия p’isa, pep’is, pimido, sp’imo, pismo, p’isar [Zdancewicz 1968: 320, 325].

Интерес представляет также название србх. калопер, обознача ющее близкий вид пижму бальзамическую Tanacetum balsami ta. Существует ряд объяснений этого фитонима. Так, согласно одной из точек зрения, этот фитоним обозначает одно из рас тений Перуна, а строка из песни «Калопер Перо Лељо» толку ется как обращение к Перуну [Чаjкановић 1985: 127]. По друго му мнению, часть -пер в этом названии объясняется словом перо ‘кривой, изогнутый лист растения’, а составляющий часть песни диалог между дикой елью и садовой пижмой представля ет собой разговор невесты и хозяина дома, в который она вхо дит, переданный с помощью растительного кода [Раденковић 2008: 275].

Представляется, что прояснить происхождение этого фитони ма можно с помощью восточнославянского материала, а имен но — бел. калуфер, калуфар (Вит.) [Раслінны свет 2001: 105], укр. kanufer, kanupir, kanupir dykyj [Makowiecki 1936: 366] для пижмы обыкновенной и целого ряда схожих названий для пижмы бальзамической. Источником этих лексем предполо жительно является греч., лат. caryophyllum ‘гвоз дика’, возможно, при посредстве тур. karanfil [Фасмер 1996 II:

171].

II. В диалектных названиях пижмы отражены различные коды традиционной культуры:

1. Антропоморфный:

а) отдельные части растений, имеющие выпуклую или вытянутую форму, обычно служат причиной их отнесе ния к сфере мужского, а вогнутую или полую, закры тую — к сфере женского. Этот принцип обусловил и раз личение мужской и женской пижмы: «Последн[яя] отли чается от перво[й] ямочками на цветочных головках.

Мужск[ая] полез[на] от “жолуницы”, или желтухи, для мужчин, а женск[ая] от той же болезни у женщин. Его парят и пьют вместо чая» [Анненков 1878: 349]. Те же представления актуальны и сегодня: «От пижма. Она есть женская и мужская. У женской пижма ямочка [на соцветии], а у этой выпученная така вот эти сами вот.

<…> С ямочками женский» (Том.) [Арьянова 2007 II: 79 80];

б) использование терминов родства: девятибрат (Перм.) девятибратная (Волог.), сорокобратов (стар. рук. Публ.

библ.) [Анненков 1878: 348, 349];

181 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма в) части тела. По применению пижмы для лечения того или иного органа она получила названия маточник (Во рон.), горлянка (Тул., Ворон.) [Анненков 1878: 348], србх.

грличек [Симоновић 1959: 459], словен. grliek [Barl 1937:

259].

2. Библейский: богова рябинка (Галич. Костр.), укр. рай-цвет (Харьк.) [Анненков 1878: 349], укр. maryka [Makowiecki 1936:

366], србх. божjе око [Симоновић 1959: 459], вероятно, обу словлены лекарственными свойствами растения. Возможно, к этому же ряду относятся пол. maruna, maruka, marunka, kusa maryna1 (подляско-сувальские говоры) [Zdancewicz 1968: 320].

3. Зоонимический. По использованию пижмы для борьбы с до машними насекомыми она названа клоповник (Солотч. Ряз.) [СРНГ 1977 XIII: 304], в.-луж. pawkowe zelo2 [Radyserb-Wjela 1909: 76], по медицинскому употреблению — глистовник (Бо ров. Новг.) [СРНГ 1970 VI: 198] и под. (см. выше). Форма ли стьев обусловила фитонимы кочеток («Кочетками зовешь, да у них листья как гребешки у петуха») (Алекс. Куйбыш.) [СРНГ 15: 131], сорочьи лапы (Уфим.) [Анненков 1878: 349], сорочьи лапы (Калуж.) [Иванов 1985: 83], словен. miji rep [Barl 1937:

259]. Названия медвежье ухо (Красноуфим., Осин. Перм.) [СРНГ 1982 XVIII: 67], кошачьи лапки (Калуж.) [Иванов 1985:

83], а возможно, и в.-луж. zota wowa rutej [Radyserb-Wjela 1909: 76], скорее всего, образовались по сходству плотных по лусферических соцветий с мехом соответствующих животных.

Неясна мотивация фитонимов козельник (Тамб.) [Анненков 1878: 348], бел. конскі слепацень (Солиг. Минск.) [Раслінны свет 2001: 105], в.-луж. konjaca rutwica [Militzer, Schtze 1952:

233].

4. Растительный. В этой группе наибольшее количество фито нимов обусловлено сравнением с рябиной: рябинка, полевая рябинка (мног. губ.), богова рябинка (Галич. Костром.), желтая рябинка (б.м.), рябинник желтый (Вят.) [Анненков 1878: 349], рябина (Режев. Свердл.), рябинник (Моск., Кемер., Яросл.), ря бишник (Ворон., Моск.) [Анненков 1878: 349, СРНГ 2001 XXXV:

331, 333, 334], рябинка, рябинник, дикая рябин(к)а [Арьянова 2007 II: 79], рябинник, подрябинник, ряпишник, глухая рябина, ди кая рябина (Тамб.) [Протапопова 2004: 121], бел. рабіннік (Ошм., Щуч. Гродн.;

Мядельск. Минск.;

Климов. Могил.), дзікая рабінка (Вит. Вит.) [Раслінны свет 2001: 105], укр.

рябинчик [Анненков 1878: 349], rabynnyk, abyna dyka, abynka Название maruna (с вариантами marunka, maruka, kusa maryna) в польских говорах может озна чать также ромашку, чистотел и др. [Zdancewicz 1968: 327].

В.-луж. pawk ‘паук’.

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ dyka [Makowiecki 1936: 366], дика горобинка [Носаль, Носаль 1960: 115]. Поскольку желтые цветки пижмы напоминают ро машки, она названа ромашка (Арх., Тамб.) [Анненков 1878:

349;

Протапопова 2004: 121], ромешек (Лубны) [Анненков 1878:

349], романник (Арх., Яросл.) [СРНГ 2001 XXXV: 172], красная ромашка (Соликам. Перм.) [СПГ 2000 II: 298]. По горькому вкусу образовалось название полынь (Пск.) [Анненков 1878:

349], по форме листьев — укр. paporotnyk [Makowiecki 1936:

366]. По использованию пижмы для кипячения кадок образо валось название гурешник (Солотч. Ряз.) [СРНГ 1977 XIII: 304], а по ее использованию вместо хмеля она названа бел. палявы хмель (Стародор. Минск.) [Раслінны свет 2001: 105]. По сходству запаха с лимоном образован фитоним болг. limonika [Choliolev 1990: 58, 109]. С других растений перенесены также фитонимы бел. рута (Житк. Гомел.), півоня (зап.-полесск. гов.) [Раслінны свет 2001: 105], србх. конопљика [Симоновић 1959:

460], болг. смил1 [Ахтаров 1939: 134], в.-луж. rutya, rutwica [Radyserb-Wjela 1909: 76], konjaca rutwica, ota rutwica [Militzer, Schtze 1952: 233], луж. ota wowa rutwica [Анненков 1878: 349].

Пол. centor’ia является переносом названия с растения Ery thraea centaurium золототысячник обыкновенный [Zdancewicz 1968: 329].

5. Предметный. Плоские цветки пижмы определили возник новение фитонима пуговичник (Петерб., Кожевн. Том.) [Ан ненков 1878: 348, Арьянова 2007 II: 79], пуговочник (Ср. Приоб.) [Арьянова 2007 II: 79]. Сходство с пуговицами, а также с други ми предметами отмечается и в тех говорах, где соответству ющий фитоним отсутствует: «У рябинника цветочки, как пу говки желтые» (Моск.) [СРНГ 2001 XXXV: 333];

«Таки цветоч ки, как копеечки желтенькие» (Кишерт. Перм.) [СПГ 2000 II:

310];

«Цветет, как лепешечки, цветочки» (Кондоп.) [СРГК 2002 V: 148], «Вон она желтыми кепками цветет» (Яйск. Ке мер.), «Цветочки у ней маленькие, как шапочки» (Том. Том.), «Шляпками такими, как пуговички» (Мар.) [Арьянова 2007 II:

80], «Шанежками цветет травка» (Кемер.) [СРНГ 35: 333]. Не ясна мотивация фитонима чашечник (Ворон.) [Анненков 1878:

348].

6. Числовой. При единичной фиксации фитонима тройка (Прилуз. Коми) [ПК-2007;

Расс.] для пижмы гораздо более ха рактерны названия с числительным девять: рус. обл. девясил [Меркулова 1967: 102], девясин (Казан.), девятильник (Сиб., Вят., Перм., Осташк. Твер., Том., Кемер.), девятисил (Том.), девятиха (Каргоп. Арх., Сев.-Вост.), девятуха (Арх.), девясин Болг. смил ‘сухоцвет’.

183 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма (Казан.), девятибратная (Волог.), девятибрат (Перм.), девя тельник (Яшк. Кемер.), девятерник (Перм.), желтая девятиха (Арх.) [Анненков 1878: 348, СРНГ 1972 VII: 322–325], девяти сил (Чернуш. Перм.), девятильник (Соликам., Караг., Кишерт., Усол. Перм.), девятисильник (Караг. Перм.), девятигрыжник (Ильинск. Перм.), девятильная трава (Гайнск. Перм.) [СПГ 2000 I: 205;

II: 443], девятибрат (Прилуз. Коми) [ПК-2007;

Краш.], девятибыльник, девятинка (Ср. Приоб.) [Арьянова 2007 II: 79], укр. dev’atisy [Makowiecki 1936: 365]. Мотивации при этом могут быть различными: 1) внешний вид растения (в данном случае скорее воображаемый, чем реальный): «Девя тиха имеет на одном стебле девять цветков» (Каргоп. Арх.) [СРНГ 1972 VII: 325];

2) способность излечивать от девяти бо лезней: «Желты-те горошки девятигрыжника от девяти болей и от испугу помогают» (Ильинск., Соликам., Караг., Кишерт.

Перм.) [СПГ 2000 I: 205];

«Девятильник, он от девяти болезней помогает» (Том., Кемер.) [СРНГ 1972 VII: 324].

Записана легенда, объясняющая происхождение названия:

«[Почему называется девятибрат?] Десять братьев было, да девять-то умерли, один, десятый-то остался, вот эту траву-то выпил. Или девять братьев осталось, а один-то умер. Сосед-то рассказывал. Все животами-то болели, поносом и тифом, или как. Да вот девятибрат и называется поэтому, эту легенду рас сказывал, да я забыла уже. <…> Этой травой начали поить, да потом ожили они. Как-то вот так рассказывал, да забыла я сама» (Прилуз. Коми) [ПК-2007;

Краш.].

По мнению В.А. Меркуловой, «первоначально эта способ ность [излечивать от девяти недугов. — В.К.] приписывалась растению Inula helenium L. [девясил высокий. — В.К.], обла дающему тонизирующими свойствами, а затем была распро странена и на другие лекарственные растения семейства сложноцветных» [1967: 104–105]. К сожалению, автор не при водит доказательств именно такого направления переноса.

Относящиеся к пижме фитонимы десятильник, десятинник (б.м.) [Анненков 1878: 348], укр. десятисильник [Горницкий 1890: 18], вероятно, произошли путем искажения фитонима девятильник и под.

В названиях столистник (Тамб.) [Протапопова 2004: 121], сорокобратов (стар. рук. Публ. библ.) [Анненков 1878: 349], как и во множестве других фитонимов, образованных от слов сорок, пятьдесят, сто и тысяча, эти числительные означают просто «много», что характерно для растений с большим ко личеством мелких цветков или листьев и / или для растений, используемых для лечения множества болезней [Колосова 2009: 134].

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ *** Итак, семиотический статус конкретного растения в традици онной культуре складывается из восприятия его признаков и свойств, которые осмысляются в рамках мифологического мышления. При этом в разных славяноязычных ареалах тот или иной признак может быть центральным, ключевым для формирования статуса растения либо менее важным, перифе рийным.

Список сокращений БТС — Большой толковый словарь донского казачества ЕСУМ — Етимологічний словник української мови СПГ — Словарь пермских говоров СРГ КПО — Словарь русских говоров Коми-Пермяцкого округа СРГК — Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей СРНГ — Словарь русских народных говоров Библиография Анненков Н.И. Ботанический словарь. Справочная книга для ботани ков, сельских хозяев, садоводов, лесоводов, фармацевтов, вра чей, дрогистов, путешественников по России и вообще сель ских жителей. СПб.: Типография Императорской Академии наук, 1878.

Арьянова В.Г. Словарь фитонимов Среднего Приобья: В 3 т. Томск:

Изд-во Том. гос. пед. ун-та, 2006–2008.

Ахтаров Б. Материал за български ботаничен речник. София: При дворна печатница, 1939.

Болтарович З.Є. Українська народна медицина. Київ: Абрис, 1994.

Геров Н. Речник на българския език. Ч. 1–6. София: Български писа тел, 1975–1978.

Горницкий К.С. Список русских и немногих инородческих названий растений. Второе дополнение к «Ботаническому словарю» Н. Анненкова. Харьков: В университетской типографии, 1890.

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. М.:

Русский язык, 1989–1991.

Деспотовић С. Из народне магиjске медицине (из Лознице) // Расков ник. 1983. Пролеће. Година X. Броj 35. С. 20–21.

Етимологічний словник української мови. У 7 т. / Редкол. О.С. Мель ничук (голов. ред.) та ін. Т. 4: Н–П / Уклад.: Р.В. Болдирєв та ін.;

Ред. тому: В.Т. Коломієць, В. Г. Скляренко. Київ: Наук.

думка, 2003.

Иванов В.А. Названия растений средней полосы России (на материале калужских говоров): Дис. … к. филол. н. М., 1985.

Колева Т.А. Гергьовден у южните славяни. София: Издателство на Българската Академия на науките, 1981.

185 ИССЛЕДОВАНИЯ Валерия Колосова. Этноботанические заметки. VI. Пижма Колосова В.Б. Лексика и символика славянской народной ботаники.

Этнолингвистический аспект. М.: Индрик, 2009.

Меркулова В.А. Очерки по русской народной номенклатуре растений (Травы, грибы, ягоды). М.: Наука, 1967.

Михайлова Д.А. Диалектни названия на растението Tanacetum (обротиче, обръника, оборчлива билка, вратига, вратика, врат лика, свъртика) // Български език. 1993–1994. Кн. 2. С. 107– 108.

Носаль М.А., Носаль I.М. Лiкарськi рослини i способи х застосування в народi. Кив: Державне медичне видавництво УРСР, 1960.

Пантић З. Народна веровања о биљкама и животињама у Штубику код Неготина // Расковник. 1996. Пролеће-лето. Година 22.

Броj 83–84. С. 59–66.

Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка. Т. 2.

П–С. М.: Типография Г. Лисснера и Д. Совко, 1914.

Протапопова О.В. Лексика природы в системе языковой культуры (На материале тамбовских говоров и произведений писателей XIX–XXI вв., связанных с Тамбовским краем): Дис. … к. филол. н. Тамбов, 2004.

Раденковић Љ. «Теоними» у словенском фолклору // Словенски фолк лор и фолклористика на размеђи два милениjума. Београд: Бал канолошки институт САНУ, 2008. С. 265–280.

Радовановић Г. Виjење венаца у Сокобањском краjу // Расковник.

1995. Jесен-зима. Година XXI. Броj 81–82. С. 42–47.

Раслінны свет: Тэматычны слоўнік. Мiнск: Беларуская навука, 2001.

Симоновић Д. Ботанички речник. Имена биљака са именима на ру ском, англеском, немачком и француском jезику. Српска академиjа наука. Посебна издања. Књ. 318. Институт за српскохрватски jезик. Књ. 3. Београд: Научно дело, 1959.

Словарь пермских говоров: В 2 т. Пермь: Книжный мир, 2000.

Словарь русских говоров Коми-Пермяцкого округа. Пермь: Изд-во ПОНИЦАА, 2006.

Словарь русских говоров Карелии и сопредельных областей: В 6 вып.

СПб.: Изд-во СПбГУ, 1994–2005.

Словарь русских народных говоров. Т. 1–. М.;

Л.: Наука, 1965– Торэн М.Д. Русская народная медицина и психотерапия. СПб.: Лите ра, 1996.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. М.: Про гресс, 1986–1987.

Чаjкановић В. Речник српских народних веровања о биљкама. Београд:

Српска књижевна задруга, 1985.

Barl J. Prinosi slovenskim nazivima bilja // Zbornik za narodni ivot i obiaje junih Slavena. 1937. Knj. 31. Sv. 1. S. 169–292.

Brckner A. Sownik etymologiczny jzyka polskiego. Warszawa: Wiedza Powszechna, 1985.

Choliolev Ch. Onomasiologische und derivative Struktur der bulgarischen Phytonyme (Beitrag zur bulgarischen volkstmlichen Phytonymie).

№ 15 А Н Т Р О П О Л О Г И Ч Е С К И Й ФОРУМ Wien: Verein „Freunde des Hauses Wittgenstein“, 1990. (Miscella nea Bulgarica 8).

Havlov E. Nkolik slovinskch nzv rostlin // Slavia. 1982. Ronk 51.

Seit 2. S. 188–191.

Machek V. esk a slovensk jmna rostlin. Praha: Nakladatelstv eskoslo vensk Akademie Vd, 1954.

Machek V. Etymologicky slovnik jazyka eskeho. Praha: Nakladatelstv eskoslovensk Akademie Vd, 1968.

[Makowiecki] Sownik botaniczny acisko-maoruski, zebra i uoy w la tach 1877–1932 Stefan Makowiecki. Krakw: Skad gwny w ksi garniach Gebethnera i Wolffa, 1936.

Marzell H. Geschichte und Volkskunde der deutschen Heilpflanzen. Stutt gart: Hippokrates-Verlag, 1938.

Militzer M., Schtze T. Die Farn- und Bltenpflanzen im Kreise Bautzen // Ltopis Instituta za serbski ludospyt. 1952. iso 1. I. dlba. 1953.

iso 1. II. dlba. Nimorjadny zeiwk.

Radyserb-Wjela J. Serbske rostlinske mjena w dwmaj dlomaj a sedmjoch stawach po abejcejskim rjede. Budyin, 1909.

Sychta B. Sownik gwar kaszubskich. T. 1–7. Wrocaw;

Warszawa;

Krakow:

Wydawnictwo Polskiej Akademii Nauk, 1967–1976.

Wjela J. Nae rostlinske mjena z pimjenami // asopis maicy serbskeje.

1896. Ltnik XLIX. Zeiwk 93–94. S. 133–142.

Zdancewicz T. Nazwy wroticzu pospolitego (Tanacetum vulgare) w gwarach podlasko-suwalskich i przylegych // Slavia Occidentalis. 1968.

T. 27. S. 319–332.

Полевые материалы [ПК-2007;

Краш.] Экспедиция в Прилузский р-н Республики Коми;

запись 24.06.2007;

соб. Ю.А. Крашенинникова.

[ПК-2007;

Расс.] Экспедиция в Прилузский р-н Республики Коми;

запись 25.06.2007;

соб. А.Н. Рассыхаев.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.