WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

И.Ю. Гуляева ГРАНИЦЫ ПРИВАТНОГО И ПУБЛИЧНОГО В МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ (ВСТРЕЧА ГОЛЛАНДСКОЙ И РОССИЙСКОЙ КУЛЬТУР В РАМКАХ ОРГАНИЗАЦИИ) В статье обсуждается проблема

неформальных межличностных коммуникаций представителей голландской и российской культур на голландских или совместных предприятиях Санкт-Петербурга. В цент ре внимания — межкультурный характер деловой коммуникации и, пре жде всего, место приватного (частного) и публичного в структуре межкультурной коммуникации. Основываясь на результатах своего эм пирического исследования, автор выявляет различия в определении част ной информации (о себе) и публичной, т. е. той, которую можно свободно обнародовать, существующие в голландской и российской культурах.

Приватное и публичное анализируется через призму нескольких теоре тических подходов, основным из которых является драматургический подход И. Гофмана, который, с одной стороны, позволяет понять спе цифику коммуникативной ситуации на микросоциологическом уровне, а с другой — отражает существующую динамику.

Ключевые слова: межкультурная коммуникация, коммуникация в ор ганизации, драматургический подход, публичное-приватное, доверие.

Keywords: intercultural communication, communication in organization, dramaturgical analysis, public-private, trust.

В последнее десятилетие наблюдается значительный рост совмест ных голландско-российских предприятий, голландских компаний и представительств голландских транснациональных корпораций в Санкт Петербурге. По данным администрации Санкт-Петербурга за 2004 г.*, в Санкт-Петербурге успешно работало более 40 голландских и совмест ных российско-голландских предприятий. И сегодня их число растет, * http://www.gov.spb.ru/today?newsid=1701.

Социальные коммуникации несмотря на мировой экономический кризис, начавшийся в 2008 г. По данным Генерального консульства Королевства Нидерландов на фев раль 2010 г., на территории Санкт-Петербурга работает уже около 60 гол ландских предприятий в различных отраслях экономики. Голландские предприятия активно привлекают к работе российских специалистов.

Возникает совершенно новая для работников таких фирм ситуация встречи голландской и российской культур. Межкультурная коммуни кация на этих предприятиях становится одним из важных факторов ста билизации и укрепления социально-психологического климата, спло ченности, смягчения разногласий и трудностей, расширения репертуара коллективных действий в решении разнообразных задач организации.

Контакты представителей данных культур многообразны: производ ственные, служебные, деловые, межгрупповые, межличностные. Осо бое место в этих коммуникациях занимает соотношение приватной (частной) и публичной сторон. Наблюдения показали, что роль частно го и публичного в деятельности предприятий с голландским участием, как правило, не выделяется и недооценивается, поскольку оба компо нента «естественно» вписываются в реальный процесс жизни органи зации. Между тем уже на межличностном и групповом уровнях оба элемента — приватное и публичное — выступают не только социокуль турным фоном, но и особым социальным и культурным фактором, диф ференцирующим работников в разных служебных позициях и коммуни кацию между ними.

В изучении проблемы межкультурной коммуникации в организации одним из важнейших понятий является понятие сцены. Сцена — место в пространстве, где происходит действие, в том числе и коммуникатив ное. У Ж. Бодрийяра сцена внутреннего, приватного противопоставля ется публичному (Бодрийяр 1983), у Гофмана понятия сцены нет, но его вполне можно представить как место публичного действия, противо поставляемое закулисью, где исполнитель или группа исполнителей мо гут обсудить уже сыгранное представление, подготовить новое и выска зать свое отношение к аудитории, не рискуя быть услышанными (Гофман 2000).

Несмотря на общую тенденцию обесценивания — размывания гра ниц между публичной сценой и приватным пространством, вследствие чего «одно — уже более не спектакль, другое — уже более не тайна», упо мянутую Ж. Бодрийяром в его «Экстазе коммуникации» (Бодрийяр 1983:

127, 131), можно утверждать, что, тем не менее, коммуникация в орга низации носит сценический характер, и, следовательно, границы при ватного (частного) в коммуникации в организации не исчезают. Когда мы говорим о межкультурной коммуникации, понимание того, что Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

именно относится к частному, варьируются от культуры к культуре, де лая актуальным их определение.

В настоящей статье обсуждается проблема неформальных межлич ностных коммуникаций представителей голландской и российской культур на голландских или совместных предприятиях Санкт-Петер бурга. В центре внимания межкультурный характер деловой комму никации и, прежде всего, место приватного (частного) и публичного в структуре межкультурной коммуникации.

Межличностная коммуникация в организации достаточно хорошо освещена как в отечественной, так и в зарубежной литературе (Дырин 2006;

Аксеновская 1997;

Гибсон 2000;

Лэйхифф, Пенроуз 2001 и др.).

В кросскультурных исследованиях межличностных коммуникаций в организации анализируются критерии выделения культур, националь ные стили в менеджменте, национальные особенности в деловой ком муникации, специфика менеджмента в многонациональных корпо рациях: см. работы Г. Хофстеде (Hofstede 1999;

Хофстеде 2002: 313), Ф. Тромпенарса (Тромпенаарс, Хампден-Тернер 2004), У. Оучи (Оучи 1984), С. Мясоедова (Мясоедов 2006), Н. Холдена (Холден 2005). Тем не менее, в этих исследованиях практически не затрагивается аспект пуб личного и приватного (частного).

Соотношение публичного и приватного в несколько иных плоско стях преимущественно получило развитие в работах, посвященных по литике и общественному мнению: в работах Т.А. Алексеевой (http:// www.politstudies.ru/vm/vm2/vm2_ tez_4.htm), Е.С. Алексеенковой (Алек сеенкова, Сергеев 2008);

Дж. Дьюи (Dewey 1927), Ю. Хабермаса (Haber mas 1989), Х. Арендт (Arendt 1995) и др., а также потреблению (напр., Бодрийяр 1983), однако эти работы, в свою очередь, не затрагивают спе цифики межкультурной коммуникации.

В перспективе социологического анализа отметим работы Е.Ю. Ме щеркиной и Е.В. Ходус (Мещеркина 2002;

Ходус 2008) об изменении границ публичного и приватного пространств в современных России и Украине под влиянием западных тенденций. И хотя в данных работах различия в российском/украинском и западном понимании границ пуб личного и приватного пространств лишь упоминаются, Е.В. Ходус ука зывает на перспективу раскрытия содержания феномена приватности в конкретном социокультурном пространстве как один из возможных аспектов исследовательского интереса к данной тематике.

Большое значение для исследования представляют работы, посвя щенные проблеме социального капитала (Коулман 2001;

Патнэм 1995;

Бурдье 2006;

Радаев 2002;

Епачинцев 2005а, 2005б и др.), социального капитала как фактора управления (Базалеева 2002), феномена доверия Социальные коммуникации в его влияния на формирование социального капитала (Фукуяма 2004;

Козырева 2009 и др.).

Вслед за Дж. Александером мы принимаем идею культурной автоно мии и тот факт, что в первую очередь именно культура опосредует взаи модействие, и определяем культуру как «упорядоченный набор осмыс ленно понимаемых символических образцов» (Alexander 1992: 295). Под межкультурной коммуникацией в настоящей статье понимается слож ный многогранный процесс взаимодействия представителей двух и бо лее культур, носителей различных норм и ценностей, «разных образцов мышления, поведения, мироощущения и мировосприятия, различных обыденных жизненных практик, разделяемых и детерминированных социальным окружением индивидов» (Hofstede 1999). Если же говорить о межкультурной коммуникации в организации, то она занимает одно из ведущих мест в комплексе внутри- и внефирменных взаимодействий, оказывая непосредственное влияние на производительность, эффек тивность, привлекательность, доверие, перспективность, конкуренто способность и успешность данных фирм.

Межличностная межкультурная коммуникация в организации мо жет быть охарактеризована как двухкомпонентная, т. е. заключающая в себе как формальную, так и неформальную составляющие. Фор мальная коммуникация происходит по предмету деятельности компа нии и уже изначально имеет заданные рамки, выработанные организа ционной культурой предприятия, в значительной степени отражающей ценности и нормы той культуры, в которой она была создана. К нефор мальным межличностным коммуникациям мы относим весь спектр не формальных коммуникаций между коллегами, как в рабочее время, так и за пределами компании, например, на совместных ужинах, занятиях спортом и др. Именно неформальная коммуникация позволяет индиви ду эффективно поддерживать существующий образ себя, дополнять или изменять его в соответствии со своими представлениями о желаемой ре акции аудитории. Во время неформальной коммуникации появляется возможность сказать чуть больше. И здесь границы дозволенного в ком муникации определяются как совокупностью личностных качеств участников, так и культурной составляющей, которая играет важней шую роль в эффективной межкультурной коммуникации.

Таким образом, в комплексе неформальных межличностных комму никаций мы выделяем публичную межличностную коммуникацию и приватную (частную) межличностную коммуникацию.

Наиболее сложные вопросы в неформальной межкультурной ком муникации в организации состоят в следующем: а) что представляет собой частная информация (о себе);

б) в чем ее отличие от публичной, Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

т. е. той, которую можно свободно обнародовать;

в) где пролегает грани ца между ними;

г) в чем разница в определении этих границ в голланд ской и российской культурах;

д) какие факторы, помимо культурной составляющей, могут быть задействованы в определении этих границ?

Размышляя о соотношении публичного и частного в политической сфере, Дж. Дьюи за основу своих рассуждений брал тот факт, «что дей ствия людей имеют последствия для других, что некоторые из этих по следствий замечаются, и эта перцепция приводит к соответствующим усилиям контролировать действия с тем, чтобы гарантировать одни по следствия, и избежать других» (Цит. по: Алексеева http://www.politstudies.

ru/vm/vm2/vm2_tez_4.htm). Это утверждение справедливо и для данно го исследования. Представление себя личностью не может существовать без аудитории, оно рассчитано на нее, затрагивает ее интересы, социа лизируется (Гофман 2000). Действующее лицо, исполняя роль, рассчи тывает на определенную реакцию зрителей. Когда актор и аудитория являются носителями различных культур, различных габитусов и раз личного жизненного опыта, их ожидания могут не оправдаться, пос кольку в своих представлениях они исходят из образцов и норм своей культуры, точнее, своего индивидуального или группового опыта, ино гда весьма оторванного от общепринятых норм и ценностей. Динамика задается тем, что активные и пассивные роли (актора и аудитории) по стоянно меняются.

Во взаимодействиях актора и аудитории огромную роль играет при ватный опыт каждого (оформляется как приватная информация), бла годаря которому индивидуализируется межкультурная коммуникация.

К приватной сфере российские исследователи относят: частную жизнь, а именно «отношения супругов/партнеров, домашнюю экономику и со циальную коммуникацию, основанную на неформальных связях» (Ме щеркина 2002);

«Приватное — это дом и семья, а также все то, что со крыто от посторонних, принадлежит частному лицу. Частная жизнь — это часть жизни семейной и вся внутренняя жизнь человека, а также сфера межличностных отношений» (Пушкарева 2002).

Таким образом, приватная (частная) информация может быть оха рактеризована как:

— информация, касающаяся внутренней жизни индивида во всех ее проявлениях (оценочная и эмоционально нагруженная информация индивида о своих планах, мечтах, чаяниях;

информация, содержащая истинные чувства, переживания и интерес индивида на момент обще ния и др.);

— информация, касающаяся сферы межличностных отношений;

— информация, относящаяся к домашней экономике;

Социальные коммуникации — информация, затрагивающая тематику, табуированную культур ной принадлежностью индивида;

— информация, способная вызвать чувство дискомфорта у говоря щего или того, кому адресовано сообщение.

Публичную сферу Ю. Хабермас определяет как «ту область социаль ной жизни, в которой может сформироваться общественное мнение» (Цит. по: Алексеева http://www.politstudies.ru/vm/vm2/vm2_tez_4.htm).

К публичной можно отнести следующие виды информации:

1. Биографические сведения об индивиде на уровне данных резюме:

а) ФИО;

б) образование;

в) статус, если он определен (женат/ заму жем) или его обнародование способствует поддержанию образа индиви да;

г) работа, в том числе проекты, страны, в которых приходилось рабо тать, некоторые интересные особенности культуры и повседневной жизни местного населения (причем зачастую эти сведения подаются автором с позитивной эмоциональной окраской с целью либо сокрытия истинной ситуации, либо для получения общественного одобрения, а суждения носят довольно сдержанный характер);

д) хобби, если его обнародование способствует поддержанию образа индивида.

Акценты, выставляемые в обсуждаемых темах, носят характер ярко выраженной идеализации и мистификации индивидом своей личности и осуществляемой деятельности с целью формирования положительно го мнения о себе.

2. Светское общение, которое, по Г. Зиммелю, представляет собой скорее игру с заранее заданными правилами, нежели действительное общение на интересующие собеседников темы (Зиммель 1996). Темы выбираются нейтральные и затрагиваются поверхностно. К ним можно отнести рассуждения и высказывания о погоде, местах проведения до суга, отпуска, мнение о России, культурных и языковых сходствах и раз личиях.

Следует также отметить тот факт, что информация в данном случае подается дифференцированно, в зависимости от позиции, которую за нимает собеседник в ранге групп. В рамках организации участники ком муникации обычно делятся на две группы: «коллеги-друзья», когда де ловые отношения дополняются дружескими, и «коллеги-чужаки», когда деловые отношения отстраненные и/или с чувством неприязни.

Подобное деление вызвано тем, что коммуникация в организации изначально имеет осмысленный характер. Приходя в организацию, ин дивид заранее планирует свое поведение, и, взаимодействуя с каждым из коллег, оценивает степень допустимой откровенности, учитывая ве роятность использования полученной информации против него. Ком муникация в организации практически полностью исключает спонтан Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

ную откровенность, в определенных случаях возможную с посторонним человеком при разовом контакте;

более того, вся произнесенная в сте нах организации информация может быть услышана кем-либо, чего ин дивид не может не учитывать. Все вышеупомянутые условия и обеспе чивают осознанность коммуникации в организации.

Степень частной информации, передаваемой каждой из групп («кол леги-друзья» и «коллеги-чужаки»), как уже отмечалось, определяется синтезом личностного понимания, имеющего в основе габитус индиви да, его жизненный опыт, в том числе работы в российских и западных компаниях, в других странах и на других проектах, опыт социального окружения индивида, культурную составляющую, а также корпоратив ную культуру компании и принятые в ней нормы осуществления гори зонтальных и вертикальных взаимоотношений. Все эти компоненты оказывают комплексное влияние на характер выстраивания голланд ско-российской коммуникации на голландских предприятиях в Санкт Петербурге.

Результаты исследования, проведенного в восьми голландских ком паниях Санкт-Петербурга (что, по данным Генерального консульства Королевства Нидерландов на февраль 2010 г., составляет более 13 % от общего числа голландских компаний в Санкт-Петербурге), работающих в разных отраслях: «Heineken», «Boskalis», «Красная шапка» («Saint-Pe tersburg in your Pocket»), «AAA Movers», «Lizatec», «GDC» («Gorelovo Data Centr»), «Petro Fish», «Petro Frigo», выявили наличие сложностей, а точнее, различий в определении границ частной информации со сто роны представителей голландской и российской культур.

В голландской и российской культурах в значительной степени раз личается характер самопрезентации индивида при устройстве на работу.

В голландской культуре презентация себя как личности наряду с осве щением своих профессиональных навыков является нормой, в то время как в российской культуре при устройстве на работу актор представляет себя прежде всего как работника, уделяя внимание своему образованию и предыдущей деятельности. Голландские работодатели в России предъ являют к потенциальным работникам привычные для своей культуры требования;

но, как показывает практика, российский кандидат оказы вается совершенно не готовым к просьбе охарактеризовать себя как личность: «Когда я проводила собеседование с людьми, первый вопрос, ко торый я задавала, это: расскажите мне, кто вы? … что вы за человек?..

Большинство людей все равно начинали мне говорить: “Я работал три года там-то…”, они просто не привыкли к тому, чтобы потенциальный рабо тодатель проявлял интерес к их личности». (И. 24). В российской куль туре информация о себе как о личности относится в большей степени Социальные коммуникации к приватной сфере, поэтому подобные вопросы зачастую сбивают рос сийских кандидатов с толку. Что касается причин подобного интереса со стороны голландских работодателей, то они являются довольно про стыми: с одной стороны, насколько именно данный тип личности, тем перамента может быть полезен компании, с другой, насколько компа ния позволит этому человеку развиться.

При первичных контактах голландские коллеги кажутся российским довольно открытыми. В общении голландцы затрагивают значительно более широкий спектр светских тем, а также своих биографических дан ных. Последнее особенно отличается от модели первичных контактов, принятой в российской культуре: «Ну, вот российский человек, он никогда не будет себя характеризовать с какой-то личной стороны, пока ты его не спросишь. А вот N, например, он на всех там презентациях, он начинает с того, сколько ему лет, сколько у него детей там, когда он себя представ ляет. То же самое и другие…. То есть наш человек, он не будет, входя в ком нату, говорить, что я разведен, у меня трое детей или что-либо подобное».

(И. 8).

Сами голландцы относят свою открытость к национальной черте:

«Голландцы довольно легкие собеседники. Может быть, они в действитель ности не скажут ничего, но у тебя будет чувство, что разговор довольно открытый». (И. 35);

«Это очень по-голландски, что люди склонны к менее формальному общению уже при первой встрече». (И. 28).

Однако здесь также могут быть задействованы два различных меха низма. С одной стороны, исполнитель, в данном случае голландец, учи тывает возможность аудитории почерпнуть недостающую информацию посредством дополнительных источников, которыми в организации могут выступать общие знакомые или система слухов, а также отдел пер сонала (возможно, неформальные связи в отделе персонала). Лично по давая достаточную информацию о себе и придавая ей определенную эмоциональную окраску, исполнитель ограждает себя от того, что эта информация может быть искажена или неверно истолкована. Опыт ра боты в других странах, а также временные ограничения реализации про екта или участия в нем способствуют тому, что голландцы стараются максимально быстро наладить контакт с местными сотрудниками, а также для удобства совместной работы построить максимально дове рительные отношения, стараясь снизить существующую дистанцию между руководителем и подчиненным до привычного им уровня или максимально возможно к нему приближенного.

С другой стороны, имеет место психологический аспект, желание обладать некоторым знанием о тех, с кем проводишь большую часть времени: «…это очень странно, если ты проводишь с людьми больше вре Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

мени, нежели со своими друзьями, и ничего о них не знаешь, например, есть ли у них братья или сестры, женаты они/ замужем они или нет».

(И. 16).

По сути, некоторая открытость в подаче такого рода информации экономит время на ее поиске посредством различных каналов и позво ляет работать эффективнее, т. к. более теплые отношения между колле гами, с одной стороны, дают возможность быстрее решать рабочие ситу ации, в то время как отстраненные отношения и отношения неприязни зачастую могут причинять неудобство, увеличивать временные и энер гетические затраты. С другой стороны, создание дружественных отно шений с коллегами / подчиненными позволяет больше вовлекать их в работу и частично решает вопрос отсутствия инициативы и самостоя тельности у российских сотрудников: «Тяжело перейти к более близким отношениям со своими сотрудниками…. Когда тебе удалось перейти на близкий уровень, люди более внимательно относятся [к работе]». (И. 32).

При этом подаваемая голландскими коллегами информация о себе мо жет быть совершенно лишена детальных и экспрессивных, эмоциональ но окрашенных суждений и представлять собой скорее произнесенное вслух резюме, чем неожиданную для окружающих «исповедь» о себе и своей жизни.

Таким образом, непривычная для российских сотрудников «откро венность с порога» со стороны голландских коллег является не чем иным, как желанием создать комфортные для работы человеческие отношения, настроем на максимальную эффективность деятельности, а также результатом временных ограничений действия проекта или вы полнения определенных работ.

В свою очередь, русские при первичных контактах представляются голландцам в значительной степени закрытыми: «…здесь [люди] гораздо чаще держат дистанцию и предпочитают оставаться более формальными друг с другом…». (И. 28). Они довольно открыты для светских бесед, но редко затрагивают свою биографию и вопросы личного плана. Россий ские сотрудники раскрываются постепенно. По прошествии некоторого времени первичный формальный барьер может исчезнуть, и между кол легами из различных культур могут установиться достаточно довери тельные отношения: «…как только ты сможешь сблизиться с кем-то… тебя познакомят со всеми, со всеми друзьями, семьей, ты поедешь на дачу.

Первый порог очень высокий, но как только ты перешагнешь через него, Россия открыта». (И. 32).

И российские, и голландские сотрудники старших поколений в меньшей степени склонны к завязыванию дружеских отношений на работе. Для старшего поколения российских сотрудников причины Социальные коммуникации можно искать в советском прошлом, а также, возможно, в не очень удач ном предыдущем опыте работы индивида или кого-то из его окружения:

«Прежде, чем что-то сказать, я думаю, сказать или не сказать…. А с не которыми коллегами, да и вообще на работе, надо просчитывать, что ты говоришь и какие могут быть последствия». (И. 31);

«... я обучена не только в этой, но и в других компаниях, не посвящать никого ни в какие свои про блемы... я стараюсь только по делу или на такие нейтральные темы... как с соседом в маршрутке я разговариваю». (И. 20).

Впрочем, наличие негативного опыта общения может быть справед ливым и для молодого поколения российских сотрудников наряду, воз можно, с отсутствием примеров иных взаимоотношений. Тем не менее, молодое поколение российских сотрудников в большей степени склон но к более открытой (откровенной) коммуникации со своими коллега ми, в том числе и с иностранными: «Когда я работал в одной [российской] компании... были постоянные разногласия;

…здесь [в голландской компании] мы общаемся, можно сказать, здесь, как семья… с ними можно, конечно, обсудить кроме рабочих какие-то темы личного характера». (И. 21);

«Так уж сложились отношения с коллегами по работе и с голландцами в том чис ле, что мы часто и свободное время вместе проводим. Тем более, как за кружкой пива не обсудить личные вопросы. Это грех, по-моему». (И. 18).

Таким образом, при первичных контактах голландские коллеги с легкостью вступают в коммуникацию, рассказывают о себе, своей се мье, что в среде русских при взаимодействиях с «коллегами-чужаками» не принято. В дальнейшем, после осмысления ситуации, возможны не которые обратные реакции, когда некоторые российские сотрудники начинают полагать, что с иностранными коллегами можно общаться бо лее откровенно. В результате при последующих коммуникациях, в слу чае, если участники не перешли в группу «коллеги-друзья», российские коллеги могут раскрываться больше, в некоторых случаях даже больше, нежели того требует сам контекст общения: «Другой важный момент — это насколько откровенным является другой человек: если он довольно от крыт, естественно, ты тоже будешь откровенен в ответ. Но, конечно, может быть и наоборот: «Должен ли я знать все эти подробности?» «По жалуйста, не рассказывай мне всего!». (И. 12).

Говоря о степени откровенности в коммуникации, необходимо учи тывать и статусный фактор, который в случае с голландскими сотрудни ками тесно кореллирует с возрастным. К примеру, голландцы, занима ющие высокие позиции, в меньшей степени склонны к открытой коммуникации в отношении тем частного характера, затрагивающих внутрисемейные отношения и т. д., но в то же время в некоторых слу чаях готовы выслушать рассказы своих сотрудников на личные темы:

Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

«Во-первых, некоторые личные вопросы я не буду обсуждать в любом слу чае. Я не могу обсуждать свои планы на выходные…. Мне всегда интересно, что они делали на выходных, мне нравится это слушать, и как [у них] дела вообще…они могут мне рассказать все, что угодно…». (И. 19).

Немаловажным является и вопрос доверия между представителями голландской и российской культур, который получает особую актуаль ность в контексте компаний малого бизнеса: «Это действительно важ но, когда вы приезжаете сюда, иметь людей, которым вы можете по-на стоящему доверять, которые знают, как здесь все устроено». (И. 24).

Именно доверие лежит в основе успеха данных предприятий, явля ясь скрепляющим элементом между носителями культурного капитала (в данном случае, российскими сотрудниками) и капитала социального (голландским руководством). Особенно данное утверждение справедли во для малых предприятий, ориентированных на иностранного потре бителя. Тогда иностранное (голландское) руководство оказывается од ним из основных факторов доверия потребителей и выбора в пользу данной конкретной компании. Также подобное слияние данных видов капитала дает успешную формулу для управления процессами внутри компаний, позволяя предприятию эффективно функционировать (рос сийский импульс) и развиваться (западный импульс в лице голландско го руководства), давая капиталам осуществлять одну из своих основных функций — «функцию преумножения» (Радаев 2002): «…вместе мы [с российской коллегой] хорошо дополняем друг друга: я даю западный или голландский импульс, … а она дает российский, который в не меньшей сте пени необходим компании». (И. 24).

Подводя итог, отметим, что в голландской и российской культурах различаются способы самопрезентации индивида при первичных кон тактах, в том числе и при устройстве на работу. В российской культуре внимание уделяется презентации профессиональных навыков агента, в то время как в голландской привычной является презентация себя как личности, и личные качества потенциального сотрудника в некоторых случаях могут оказываться большим конкурентным преимуществом, нежели его профессиональные навыки. Что касается российской куль туры, то здесь информация о себе как о личности относится скорее к приватной сфере, поэтому подобные вопросы зачастую сбивают рос сийских кандидатов с толку.

В каждой из культур существуют определенные темы, которых в об щении с «коллегами-чужаками» стараются избегать. К примеру:

— в голландской культуре не принято обсуждать размер заработной платы даже с близкими друзьями, в то время как в русской это допус тимо;

Социальные коммуникации — голландцы никогда не будут говорить о наркотиках на работе, хотя русские нередко спрашивают об этом и просят привезти;

— в свою очередь, русские оказываются довольно закрытыми, когда речь заходит о личных взаимоотношениях, за исключением тех случаев, когда их статус институционально закреплен (женат/ замужем), голлан дцы же расценивают уход русских от этой темы как констатацию нали чия сложностей в данной сфере;

— в российской культуре редко затрагиваются темы тяжелых болез ней, возможно, причины этого кроются в существующих суевериях: «не говори о плохом, и плохого не будет». В то же время в голландской куль туре отношение к тяжелым болезням оказывается другим, в какой-то мере более легким, с долей фатализма, также в голландской культуре допустимы шутки с упоминанием, к примеру, раковых заболеваний, что в российской культуре возможно скорее только в среде медиков.

Границы приватного в межкультурной коммуникации конструиру ются следующим образом: в голландской и в российской культурах различается содержание публичного и приватного в коммуникации, и то, что русскими воспринимается как часть приватной сферы, гол ландцами может относиться к публичной. Вследствие различного тол кования публичного и частного представителями голландской и рос сийской культур в некоторых случаях происходит рассогласование в межкультурной коммуникации, которое может оказывать влияние на эффективность деятельности фирм;

особенно данные процессы за метны на примерах малых предприятий. Также в голландской и рос сийской культурах различается характер вступления в коммуникацию:

некоторая степень открытости для голландцев является, с одной сто роны, национальной чертой характера, с другой — нормой, продикто ванной желанием быстро создать комфортные для работы человече ские отношения и ориентацией на максимальную эффективность деятельности, в то время как русские воспринимают эту откровенность в качестве символа близости. Открытость голландских коллег выража ется в освещении фактов своей жизни, но зачастую они могут быть лишены эмоциональной окраски.

На степень откровенности также оказывают влияние такие факторы, как возраст и статус, которые в голландской и российской культурах часто находятся в прямой корреляции друг с другом, хотя возможны ис ключения, причем чаще в российской культуре. В большинстве случаев чем выше статус, тем менее вероятно, что человек будет освещать какие либо детали, относящиеся к личной жизни. Также, пользуясь термино логией Г. Хофстеде, голландской культуре в сравнении с российской присуща меньшая дистанция власти (индекс дистанции власти: Нидер Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

ланды 38;

Россия 93)*, вследствие чего отношения между руководителем и подчиненными выстраиваются иным образом, нежели к этому при выкли российские сотрудники и партнеры, а именно, создаются более теплые отношения с менее выраженными статусными характеристи ками.

В целом стоит отметить, что границы сцен приватного и публичного в межличностной и деловой коммуникации не стираются, они лишь подвергаются тем или иным изменениям в сторону их большей публи тизации или приватизации в зависимости от индивидуального жизнен ного опыта участников, их индивидуально-психологических качеств, культурной принадлежности и специфической корпоративной культу ры компании или отдельно взятого филиала. Существующие культур ные различия способствуют расширению культурного горизонта ком муникантов, их взаимному обогащению, о чем свидетельствуют примеры всех предприятий, принявших участие в исследовании. На характер межкультурной коммуникации в организации оказывают практически равнозначное влияние и профессиональный уровень, и жизненный опыт, и среда, и решаемые производственные задачи, и статусные ха рактеристики, и индивидуальные психологические особенности лич ности вовлеченных в коммуникацию, и, бесспорно, культура, с которой себя идентифицируют участники.

В завершение отметим, что для выявления специфики взаимоотно шений двух определенных культур в каждом конкретном случае, по убеждению автора, значимыми могут являться различные показатели, однако сравнение культур через понимание публичного/приватного позволяет понять наиболее глубинные процессы, оказывающие влия ние на ход межкультурной коммуникации, а сама категория публично го-приватного по праву может быть отнесена к одной из базовых в по нимании различий между культурами.

Литература Аксеновская Л.Н. Моделирование управленческого взаимодействия как ме тод оптимизации организационной культуры. Дисс., СПб., 1997.

Александер Дж. Аналитические дебаты: понимание относительной автоно мии культуры // Социологическое обозрение. 2007. Т. 6. № 1.

Алексеева Т.А. «Публичное» и «Частное»: где границы «Политического»?

Виртуальное эссе // Полис [http://www.politstudies.ru/vm/vm2/vm2_tez_4.htm].

Алексеенкова Е.С., Сергеев В.М. Темный колодец власти (о границе между приватной сферой государства и приватной сферой личности) // Полис. 2008.

№ 3.

* Сайт Г. Хофстеде [http://www.geert-hofstede.com/hofstede_dimensions.php?

culture1=73&culture2=62# compare].

Социальные коммуникации Базалеев О.А. Социальный капитал как фактор управления. Автореф. дисс.

Саратов, 2002.

Бодрийяр Ж. Экстаз коммуникации. (Jean Baudrillard. Ecstasy of Communica tion // The Anti-Aesthetic. Essays on Postmodern Culture / Ed. H. Foster. Port Townsend: Bay Press, 1983. P. 126-133. (Tr. John Johnston) (перевод Д. В. Михель).

Бурдье П. Социальное пространство и генезис классов. М., 2006. [http:// www.i-u.ru/biblio/archive/burde_soc/].

Гибсон Д.Л., Иванцевич Д., Доннелли Д.Х. Организации: поведение, структу ра, процессы / Пер. с англ. М.: ИНФРА-М, 2000.

Гофман И. Представление себя другим в повседневной жизни. М.: КАНОН пресс-Ц, 2000.

Дырин С.П. Типологические характеристики российской практики управ ления персоналом в контексте многоаспектного подхода. Дисс., СПб., 2006.

Епачинцев А.О. Возможности измерения социального капитала и его зна чение в приложении к современному российскому обществу // Педагогиче ская наука и образование в России и за рубежом: региональные, глобальные и информационные аспекты. 2005а. № 1. [http://rspu.edu.ru/university/publish/ pednauka/2005_1/02Epanchincev.htm].

Епачинцев А.О. Социальный капитал в западных и российских социокуль турных системах. Автореф. дисс. Р-н-Д., 2005.

Зиммель Г. Избранное. Т. 2. Созерцание жизни. М.: Юрист, 1996.

Козырева П.М. Межличностное доверие в контексте формирования соци ального капитала // Социологические исследования. 2009. № 1.

Коулман Дж. Капитал социальный и человеческий // Общественные науки и современность. 2001. № 3.

Лэйхифф Дж., Пенроуз Дж. Бизнес-коммуникации. Стратегии и навыки.

СПб.: Питер, 2001.

Мещеркина Е.Ю. Частная жизнь как предмет социологического анализа // Конференция «Демографическая модернизация, частная жизнь и идентич ность в России». Москва, 27-28 февраля 2002 г. Тезисы докладов [http://www.

demoscope.ru/weekly/knigi/konfer/konfer_018.html.] Мясоедов С. Кросскультурный менеджмент // Управление персоналом.

2006. № 7.

Оучи У. Методы организации производства: японский и американский под ходы. М.: Экономика, 1984.

Патнэм Р. Процветающая комьюнити, социальный капитал и обществен ная жизнь // Мировая экономика и международные отношения. 1995. № 4.

Пушкарева Н.Л. Частная жизнь и проблема повседневности глазами исто рика // Конференция «Демографическая модернизация, частная жизнь и иден тичность в России». Москва, 27-28 февраля 2002 г. Текст доклада [http://www.

demoscope.ru/weekly/knigi/konfer/konfer_017.html].

Радаев В.В. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация // Эко номическая социология. 2002. Т. 3. № 4. С. 20–32.

Тромпенаарс Ф., Хампден-Тернер Ч. Национально-культурные различия в контексте глобального бизнеса. Минск: Попурри, 2004.

Фукуяма Ф. Доверие: социальные добродетели и путь к процветанию: Пер.

с англ. М.: ООО «Издательство ACT»: ЗАО НПП «Ермак», 2004.

Ходус Е.В. Современное социокультурное пространство в приватно-пуб личной перспективе: модусы реконфигурации // Методологія, теорія та прак Гуляева И.Ю. Границы приватного и публичного в межкультурной коммуникации...

тика соціологічного аналізу сучасного суспільства. Збірник наукових прац.

Харків, 2008. С. 431–434. [http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Mtpsa/2008/ articles/Hodus.pdf].

Холден Н.Дж. Кросс-культурный менеджмент: концепция когнитивного менеджмента. М.: Юнити-Дана, 2005.

Хофстеде Г. Организационная культура. Управление человеческими ресур сами. Энциклопедия. Ред. М. Пул, М. Уорнер. М., 2002.

Alexander J. The Promise of a cultural sociology: technological discourse and the sacred and profane information machine // Theory of Culture / Ed by R. Munch, N.J. Smelser. California, 1992.

Arendt H. The Human Condition. Chicago: Chicago University Press, 1958.

Dewey J. The Public and Its Problems. NY, 1927.

Habermas J. On Society and Politics / Ed. S. Siedmen. NY, 1989.

Hofstede G. Culture and organizations: (Intercultural Cooperation and its Impor tance for Survival): Software for the Mind. London, 1999.

Приложение. Описание информантов Информант 8: женщина, 35, русская, менеджер по планированию, опыт ра боты в голландской компании 1,5 года.

Информант 12: мужчина, 31, голландец, финансовый контролер, стаж жиз ни в Санкт-Петербурге 1,5 года.

Информант 16: мужчина, 29, голландец, младший финансовый контролер, стаж жизни в Санкт-Петербурге 7 месяцев.

Информант 18: мужчина, 29, русский, оперативный менеджер, опыт рабо ты в голландской компании 6 лет.

Информант 19: мужчина, 37, голландец, генеральный директор и владелец компании, стаж жизни в Санкт-Петербурге 6 лет.

Информант 20: женщина, 50, русская, директор компании, опыт работы в голландской компании 5 лет.

Информант 21: мужчина, 23, русский, сотрудник отдела работы с клиента ми, опыт работы в голландской компании 6 месяцев.

Информант 24: женщина, 37, голландка, генеральный директор и владелец компании, стаж жизни в Санкт-Петербурге 10 лет.

Информант 28: мужчина, 41, голландец, генеральный директор и владелец компании, стаж жизни в Санкт-Петербурге 3 года.

Информант 31: мужчина, 47, русский, коммерческий директор, опыт рабо ты в голландской компании 1 год.

Информант 32: мужчина, 25, голландец, инженер, стаж жизни в Санкт-Пе тербурге 4 года.

Информант 35: мужчина, 67, голландец, финансовый консультант, эксперт, стаж жизни в Санкт-Петербурге 8 лет.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.