WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ЯРОСЛАВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. К.Д. УШИНСКОГО На правах рукописи Мнацаканян Ирина Алексеевна АДАПТАЦИЯ УЧАЩИХСЯ В ...»

-- [ Страница 2 ] --

2.4. Психологические аспекты толерантности к новым социокультурным условиям В исследовании межкультурной адаптации большое место занимает проблема устойчивости, терпимости в отношении к другим людям и ценности, способности жить в мире с новым для себя социальным окружением. Эти вопросы нашли свое отражение в исследовании толерантности, как факторе и результате адаптации к новой социокультурной среде. Проблематика толерантности является очень актуальной в современной психолого-педагогической литературе. В то же время важно отметить, что большинство публикаций, посвященных данной проблеме, отражают практику воспитания толерантности в большей степени, чем теоретическое обоснование этого понятия. Исследования междисциплинарный толерантности характер. носят преимущественно по душе Термин пришелся практикам – воспитателям, учителям, которые испытывают потребность в современных принципах и подходах в работе с детьми. При этом они опираются, как правило, на общегуманитарное определение: толерантность – это способность человека, сообщества, государства слышать и уважать мнение других, невраждебно встречать отличные от своего мнения [18]. Термин подчеркивает умение жить сообща, в мире с другими людьми. О толерантности пишут как о личностном свойстве, означающем принятие другого, взаимную помощь, доверие, терпимость [18, 171]. В литературе выделяют различные виды толерантности: этническая, межкультурная, межличностная, групповая и т.д. Например, понимается толерантность как в сфере социальной перцепции [20]. адекватность группового восприятия Этническая толерантность, по мнению большинства авторов, представляет собой способность человека проявлять терпимость к малознакомому образу жизни представителей других этнических общностей, их поведению, национальным традициям, обычаям, чувствам, мнениям, идеям, верованиям, проявляется, прежде всего, в выдержке, самообладании, способности индивида длительно выносить непривычные воздействия чужой культуры без снижения его адаптивных возможностей [20, 123, 171]. Межкультурная толерантность проявляется в различных критических ситуациях межличностного и внутриличностного выбора, сопровождается психологической напряжённостью, так как вхождение личности с в новую этническую других среду и взаимодействие представителями этносов часто представляет для неё определённые трудности, сопровождается появлением состояний неопределённости и фрустрации [136]. Важно отметить, что толерантность проявляется в поступках, но формируется в сфере сознания и тесно связана с этнической идентичностью [123, 124, 180]. Все виды гиперидентичности повышают уровень интолерантности в межэтнических установках, то есть гиперболизация этнического самосознания отрицательно влияет на толерантность. Перерастание этнического самосознания в гиперидентичность и рост интолерантных установок связаны с процессами не только в психической сфере, но и в сферах социальной, экономической, политической жизни [171]. В подходе Л.М. Дробижевой толерантность рассматривается через понятие индифирентности по отношению к этническим различиям. Индифферентность выступает не только как позиция самоограничения и намеренного невмешательства, согласия на взаимную терпимость и принятия других такими, какие они есть, но и как готовность взаимодействовать с ними [66, 67]. Обобщение толерантности, различных показывает, подходов что к исследованию толерантность этническая характеризуется как отсутствие негативного отношения к иной этнической группе при сохранении позитивного восприятия своей собственной. В данном контексте этническая толерантность является характеристикой межэтнической интеграции, для которой характерно принятие других или позитивное отношение к своей этнической культуре и к этническим культурам групп, с которыми данная группа вступает в контакты. Позитивная этническая идентичность и этническая толерантность являются составляющими «формулы межкультурной толерантности» [119]. Связь идентичности и толерантности подчеркивается во многих работах. в Позитивная качестве групповая условия идентичность межкультурной сохранения рассматривается идентичности толерантности [180]. Стремление к позитивной этнической является необходимым условием целостности и неповторимости этнической общности. В поисках социальной защиты, устойчивости, возможности осуществления определённых видов активности, а также с целью удовлетворения потребностей (в поддержке, одобрении, дружбе, статусе, симпатии и др.) в социальном, экономическом и психологическом объединении индивиды, как правило, стремятся принадлежать к группе или группам. Это «стремление к психологической общности с группой» известно в психологии как аффилиативный мотив, для удовлетворения которого необходим союз с определёнными людьми и с определёнными группами [130]. Последнее время проблеме соотношения идентичности и толерантности уделяется все большее внимание в психологии, что связано с необходимостью познания механизмов преодоления барьеров в групповом и сознании, поиска регуляторов Исследование или индивидуальной процессы групповой на активности.

социальной идентичности помогает понять, как межгрупповые влияют проявления толерантности интолерантности в межгрупповом взаимодействии. В разные периоды жизни в зависимости от конкретных обстоятельств какая-либо из групп становится для личности референтной. Человек может стремиться реализовывать ценности своей референтной группы, однако это может привести к конфликтам и дезадаптивному поведению в тех группах, которые не являются референтными для данной личности и имеют свои правила и нормы. В аспекте адаптивного поведения важно рассматривать этническую принадлежность как одно из средств приспособления, лучшей ориентации и достижения определённых социальных целей в сложном современном мире. Принадлежность к этнической группе является также способом выделиться, обратить на себя внимание, повысить через этничность свою ценность (что объясняется достаточно высоким местом личностной самобытности в иерархии жизненных ценностей). Характер испытываемых по отношению к собственной группе чувств отражает динамику образа группы с точки зрения её привлекательности – непривлекательности, а также влияет на взаимоотношения этноаффилиативных следовать правилам, с другими тенденций нормам и группами. предполагает целям своей Выраженность склонность этнической (референтной) группы [235, 236]. Формирование устойчивого внутреннего побуждения к такому типу поведения обусловлено личностно и культурно. Г. Триандис выделяет аллоцентрический тип личности, как более нуждающийся в групповой поддержке, в противовес идеоцентрическому. В качестве критериев, на основе которых эти два типа личности отличались друг от друга, предлагались следующие: степень подчинения индивидуальных целей групповым;

выраженность идентификации со своей этнической группой;

восприятие себя как части группы, а группы как продолжения себя [314]. Вероятней всего этноаффилиативные мотивы отражают потребность в этнической идентичности. Силу потребности в этнической принадлежности можно изучить через известные в этнической социальной психологии индикаторы групповой сплочённости: желание оставаться членами группы, уровень групповой привязанности и степень удовлетворения от участия в группе. Реализация потребности в этнической безопасности предполагает создание условий, обеспечивающих сохранение, воспроизводство и свободное развитие данной этнической общности как самостоятельного этнокультурного целого. Через стремление к позитивной этнической идентичности индивид стремится повысить собственную самооценку, престиж и статус своей группы. Как показывают отечественные и зарубежные обладающая кросскультурные исследования, личность, позитивной этнической идентичностью, проявляет толерантность к другим культурам и стремиться к сотрудничеству с их представителями, т.е. к адаптации в иноэтнической среде по типу культурной интеграции. Этническая принадлежность выступает как одно из средств приспособления в новом социальном окружении, а также как способ выделиться и достичь определенных целей [124, 181]. Таким образом, различные проявления толерантности к новой социокультурной среде могут выступать в качестве показателей успешности межкультурной адаптации, а также некоторых важных для анализа проблем восприятия ценностей, норм новой группы.

2.5. Атрибутивные барьеры межэтнических отношений Межкультурная адаптация является процессом, который тесно связан не только с идентичностью и толерантностью, но и с пониманием ситуации общения и взаимодействия, что проявляется в содержании социальных атрибуций [228, 245, 251, 267 и др.]. Исследования стереотипов в процессе социокультурной адаптации наиболее ряд интенсивно изучаются в русле связь когнитивного идентичности и и социально-психологического подходов [56, 78, 181]. Отметим, что исследователей подчеркивают стереотипов [78, 178, 251, 268, 296 и др.] Атрибуция рассматривается как приписывание социальному объекту характеристик, не представленных в поле восприятия [267, 276]. Иными словами, человеку недостаточно контакта, той для информации о новом объекте, которую он получает в ходе восприятия, наблюдения, непосредственного адекватного взаимодействия [158]. Поэтому он достраивает определенные характеристики объекта, которые являются более обобщенными, чем конкретные наблюдаемые признаки. При исследовании межкультурной адаптации психологи обращают свое внимание, прежде всего, на такие атрибутивные характеристики как социальные (этнические и культурные) стереотипы [78, 171, 181]. Проблема исследования социальных стереотипов возникает вследствие того, что в них фиксируются устоявшиеся упрощенные представления, на основе которых человек принимает решения, анализирует ситуацию, строит поведение. Это схемы, посредством которых люди пытаются осуществить категоризацию социальных групп [158]. Серьезное место в социально-психологическом анализе занимает изучение роли стереотипов в развитии групповых процессов, связанных с социально-психологической адаптацией и социальной идентичности идентичностью. [181]. Т.Г. Стефаненко определению рассматривает социальной атрибутивные механизмы в качестве компонентов этнической Согласно идентичности, которое дает автор, подчеркивается важность и взаимосвязь как минимум следующих компонентов социальной идентичности: когнитивного (конструкт самоидентификации, содержание стереотипов);

аффективного (эмоциональная оценка группового членства, направленность стереотипов);

смыслового (система осознание ситуациям ценностей, смысловых и людям). сопровождающих компонентов Аналогичный групповое своего Я, членство, развитие развивает представлений об атрибутах должного по отношению к различным подход Н.Л. Иванова, которая считает, что исходя из этих компонентов можно строить прогнозы поведения субъекта [78]. В ходе межкультурной адаптации человеку важно понять свое место в новой социальной структуре. При этом он опирается на знание о себе как члене общностей, ценностных представлениях о себе и своей группе, разрешениях и запретах, атрибутах должного. Социальные стереотипы в этом случае могут выступать в качестве серьезных барьеров приспособления к новой среде, если они отражают не типичные или слишком широкие характеристики объекта. В то же время стереотипы могут помогать восприятию объекта, если они отражают более верную информацию. Исследователи межкультурной адаптации обращают внимание, прежде всего, на барьеры в межэтническом взаимодействии, которые возникают под влиянием существующих стереотипов [171, 181]. Логика изучения стереотипов развивалась от негативного контекста, основанного на признании их "ложности", "иллюзорности" к нейтральному или "неоценочному", согласно которому стереотипы не могут быть хорошими или плохими, а являются естественными и закономерными элементами самосознания [10, 171]. В то же время оценочный компонент стереотипа все-таки неизбежно присутствует в самой его сути. Так, Г.У. Солдатовой пишет, что при изучении стереотипов выделяется содержание, благоприятности Эмоциональное компонентом множество их параметров, как стереотипа В развитие но общее остается этого чаще всего эмпирическому исследованию подвергаются три их «измерения»: направленность и степень наполнение исследования. измерение [171]. важным подхода, благоприятности Т.Г. Стефаненко рассматривает основные параметры изучения стереотипа не как однопорядковые. Она считает, что главное в стереотипе - его когнитивное содержание, а направленность как эмоциональная окрашенность того или иного содержания [181]. В нашем исследовании изучаются содержательные, смысловые и эмоциональные особенности стереотипов. Учитывая предмет нашего исследования, отметим, что нас интересует, прежде всего, способ самоопределения человека по отношению к широким социальным группам, таким как профессиональные, региональные, государственные, мировые. Важно понять, что помогает или мешает визитеру или учащемуся расширить образ социального Я, преодолеть изоляционистские барьеры, а также изменить ценностное отношение к самому себе, другим людям, обществу, миру. Таким образом, изучение стереотипов позволяет понять когнитивное содержание барьеров адаптации, выявить причины проявления толерантности поэтому в или интолерантности на уровне нашего самосознания, эмпирической части исследования будет проведен анализ стереотипов визитеров и слушателей курсов изучения иностранных языков. Итоги главы. На основе проведенного анализа в данной работе исследование межкультурной адаптации проводится соответствии с выделенными критериями и включает себя анализ следующих особенности толерантности феноменов: межкультурное взаимодействие;

идентичности, личности по ценностно-мотивационные к новой культуре;

характеристики, динамика социальной идентичности;

показатели отношение атрибутивные характеристики;

стремление к самоактуализации и удовлетворенность социокультурных учебно-профессиональной условий выступают курсы деятельностью, углубленного эмоциональное состояние личности. В качестве модели новых изучения иностранного языка, а также ситуации обучения и проживания за рубежом, которые могут оказывать влияние на трансформацию социальной идентичности, уровень толерантности и эмоциональной состояние личности.

Глава III. Изучение особенностей межкультурной адаптации визитеров 3.1. Процедура и методы эмпирического исследования 3.1.1. Организация исследования Цель эмпирического исследования состояла в выявлении основных особенностей межкультурной адаптации визитеров – стажеров иностранных вузов и курсов.

Объектом исследования выступили визитеры, обучающиеся по различным программам (2 – 6 месяцев) – студенты языковых курсов в Ярославле и других городах России, а также российские студенты – учащиеся зарубежных вузов. Было опрошено около 300 человек. Выборка явилась разнородной по полу и возрасту. Выборка отражает генеральную совокупность людей, являющихся объектом исследования. Предметом показатели ценности, эмпирического исследования в) г) явились: а) выраженность культурного шока и специфика его преодоления;

б) социальной и потребности, идентичности;

мотивы, смысловые, (жизненные показатели мотивационные толерантности. Задачи исследования в соответствии с данной целью: выявить особенности проявления идентификационных, мотивационных и смысловых характеристик личности в ходе адаптации;

изучить влияние толерантности на эффективность адаптации. Основная гипотеза: межкультурная адаптация сопровождается изменением реализовать позитивные Мы идентификационных, себя в ценностно-мотивационных пространстве, имеет к характеристик и протекает успешней, если человек стремиться профессиональном стереотипы, что этнические толерантно межкультурная относится атрибутивные характеристики стереотипы);

представителям других этнических групп. предположили, адаптация сопровождается специфическими проявлениями в содержании идентичности. Эти проявления могут быть связаны с возрастом, полом визитеров, их предварительной подготовкой к зарубежной стажировке, степенью выраженности культурного шока и т.п.

В основу исследования целостности, были положены современные развития, принципы проведения социально-психологических исследований: системности, детерминизма, социокультурной обусловленности. При подборе конкретных методов исследования учитывались современные требования к проведению психодиагностических процедур в общепсихологических и социально-психологических исследованиях [9, 31, 70, 171 и др.]. Основные методика разработка методы исследования. М. шока", В Куна, эмпирическом методическая «Типы исследовании применялись следующие методические средства: "Двадцать "Уровни утверждений" культурного методика, этнической идентичности» Г.У. Солдатовой и С.В. Рыжовой, анкетирование, включенное наблюдение, статистические методы;

корреляционный анализ и факторный анализ. Эмпирическое исследование проводилось в 1999 – 2004 гг. на различных выборках визитеров: иностранных визитеров на языковых курсах в России;

русских стажеров в зарубежных вузах (университеты, колледжи, в том числе Центральный Европейский университет) и др. Всего в исследовании участвовало более 300 человек в возрасте 19 – 25 лет. Исследование проводилось в учебных заведениях мира, на курсах изучения иностранных языков в России. С нашей точки зрения, межэтническое общение в этих структурах отличается определенной спецификой, которая заключается в следующем: 1. Общение в зарубежных вузах осуществляется в большей степени между учащимися, чем с коренным населением. Стажеры из всех стран живут в одном отеле и учатся в одном здании. Разделение групп осуществляется не по национальному признаку, а по факультетам. Каждая учебная группа является многонациональной, где нет четко выраженного этнического большинства. Менеджеры, многие преподаватели и обслуживающий персонал – представители местного населения. Учащимся практически не приходится привыкать к особенностям быта местного населения, поскольку они живут в международном отеле, где рабочим языком является нейтральный для всех – английский, а правила поведения соответствуют нормам американского студенческого городка. Проблемы взаимодействия могут возникать между этническими группами самих студентов и за редким исключением с местным населением. 2. На курсах русского языка стажеры взаимодействуют преимущественно с местным населением. Обучение построено таким образом, что стажеры имеют возможность общаться с другими учащимися не только по поводу учебной программы, но и за ее пределами: в совместных мероприятиях, культурной программе. Визитеры представляют собой этнические единицы среди местного населения. Они находятся в объективно невыгодных, по сравнению с коренными жителями, условиях учебной деятельности, из-за слабого владения русским языком. В то же время они, как правило, являются заманчивыми партнерами по общению для местных учащихся, поскольку имеют лучшее материальное положение и возможность пригласить друзей с визитом в страны Европы и США. Перечисленные обстоятельства действуют в совокупности с рядом других, непосредственно не касающихся учебных стажировок, но влияющих на все сферы межнационального общения и адаптации. Это особенности более широкой по отношению к учебной среды, такие как социально-политические процессы в мире, развитие бизнеса и торговли, культурные обмены и т.п. Мы старались по возможности учесть особенности адаптации визитеров в зависимости их собственной национальной принадлежности, но эта задача представляется весьма сложной, потому что визитеры приезжают из многих стран мира (США, Канада, Англия, Швейцария, Дания и т.д.). Поэтому для сравнения были выделены две основные группы: русские учащиеся за рубежом и иностранные стажеры у нас. Иностранные визитеры относились к европейским этносам, воспитывались в христианской культуре. В проводимом исследовании учитывалось, что процесс адаптации визитеров новой социокультурной среде необходимо рассматривать как двусторонний, в котором участвуют как стажеры, так и местные учащиеся. Русские учащиеся также адаптируются к специфичной среде, которая создается присутствием в ней мигрантов. Поэтому в данной работе методический материал был подобран таким образом, чтобы раскрыть ситуацию межэтнического взаимодействия и выявить факторы и условия, непосредственно влияющие на эффективность процесса адаптации. Мы исходили из того, что искомые факторы отражаются участников в конкретных поведенческих проявлениях межэтнического взаимодействия, поэтому особое внимание уделили способам поведения визитеров и местных учащихся. Исследование исследовании межкультурной в адаптации с в нашем проводится соответствии выделенными критериями и включает себя анализ следующих феноменов: наличие культурного шока, поведение в различных ситуациях, социальная идентичность;

этническая толерантность;

атрибутивные характеристики;

эмоциональное состояние личности, особенности общения и поведения визитеров и др. Стратегия информации исследования: для сбора диагностической стратегия, опрос использовалась лонгитюдная визитеров проводился сразу после приезда и через месяц;

для сравнения результатов межкультурной адаптации в различных группах стажеров использовалась стратегия срезов. Логика исследования заключалась в следующем: на первом этапе проводился анализ выделенных параметров – идентичности и толерантности, на разных этапах адаптации. Затем проводилось сравнение мотивационных, ценностных, идентификационных характеристик у стажеров с максимальной и минимальной степенью выраженности культурного шока, в различные периоды адаптации. При определении сроков сбора результатов, учитывались известные в психологии данные. Как было показано в первой главе, синдромы "культурного шока", ностальгии могут проявиться уже через месяц [314, 315]. Если в первый месяц после приезда часто наблюдается только позитивное отношение к новой стране и ее культуре, то через месяц может измениться отношения к новым условиям в виде ностальгии, эмоциональных переживаниях и т.п. В течение полугода, как правило, происходит стабилизация состояния, и человек обретает взвешенное отношение к новой социокультурной среде и способность нормально выполнять учебные и профессиональные задачи [130]. Мы учли эти данные при определении сроков диагностики идентичности. В нашем исследовании мы опирались также на данные о некоторых параметрах социальной идентичности, которые проявляются в условиях резких социальных перемен, кризиса идентичности, которые были выявлены еще в 70-е годы ХХ века в исследовании Л. Зучера. Он показал, что в период повышения нестабильности в обществе рефлексивное Я сильно увеличивается, как это было в США в 60-е годы, когда происходили значительные социальные и культурные изменения. Затруднения в определении себя в терминах социальной позиции заметно снизились, когда социальная ситуация изменилась и стала более стабильной [323]. В ситуации происходит Нами идентичности географическом кризиса [278, может 323]. проявляться По мере узколокализованная общества социальной социальной культурным стало границ динамике к новым идентичность стабилизации расширение учитывались в условиях и даже субъективных данные о идентичности [278, 290]. адаптации виртуальном общностям, в том числе и в плане восприятия себя в определенном пространстве, актуальным направлением современных исследований [23, 234, 264, 274]. Важную роль при этом играет новая проблематика, связанная с влиянием процесса глобализации на социальное самоопределение, благодаря которой подчеркивается необходимость изучения идентичности на локальном и на универсальном уровнях [278]. Кроме того, в исследовании показаны половые различия в динамике идентичности. Надо отметить, что в литературе мало данных о половой дифференциации социальной идентичности. Например, В.В. Гриценко в ее фундаментальной работе, посвященной качестве особенностям сравнения социальной [57], а идентичности группу вынужденных переселенцев, не выделяет половой признак в критерия сравнивает переселенцев и коренного населения. Г.У. Солдатова проводит социально-демографический анализ [171]. В ряде исследований отмечается отсутствие значимой разницы между показателями идентичности у юношей и девушек [130]. В исследовании Мойя выявлены определенные половые различия в идентичности, которые влияют на межличностное взаимодействие [286]. Н.Л. Иванова отмечает, что ответы юношей и девушек достаточно сложно сравнивать количественно, но при качественном анализе выявляется разница в предпочтениях видов деятельности, стратегиях поддержания идентичности и т.п. [78]. Несмотря на ограниченность существующих методик анализа идентичности, в практических целя важно анализировать специфические особенности этого явления у юношей и девушек. Учитывая практическую направленность нашего исследования, связанную с подготовкой стажеров к обучению за рубежом, нам важно было проанализировать, в чем заключается сходство и различие восприятия себя юношами и девушками на разных стадиях адаптации.

3.1.2. Методы исследования 1. Методики анализа идентификационных характеристик Сложившаяся идентичности 291 и др.]. логика на исследования представлениях С. Московиси о ввел социальной множестве понятие основана идентификационных характеристик [78, 232, 233, 278, 284, 289, Например, идентификационной матрицы, включающей в себя различные идентичности. Распределением информации в идентификационной матрице руководит или доминирующая группа в данный [285]. путь момент Проблема анализа идентичность категории. идентичностей часто заключается в том, как выявить субъективные приоритетные Исследователи используют идентификационной матрицы через сопоставление идентификационных характеристик, выявление приоритетных категорий, которые задают основное направление в процессах межличностного и межгруппового сравнения. В нашем исследовании использовались следующие методики анализа идентичности: А. Методика анализа широты идентичности. Испытуемым себя: "советским задавался человеком", "европейцем", следующий закрытый вопрос:

"Оцените по 10 - балльной шкале, в какой степени вы ощущаете "представителем местного "человеком собственной сообщества", мира" (10 – национальности", "россиянином", "представителем максимальное значение). Ответы на вопросы позволяют получить средний балл выраженности 6 различных видов социальной идентичности: советская, национальная, локальная, российская, европейская, мировая. Подобные вопросы являются особенно актуальными в исследованиях, вхождения включили в в которые мировое этот связаны с практической "советский задачей Мы человек", образовательное категорию пространство.

список поскольку по данным социологов и психологов она еще может влиять на сознание людей [78, 224]. Б. Тест "Двадцать утверждений" (M. Kuhn, T. McPartland), который в последние годы широко применяется в социальнопсихологических исследованиях идентичности [78, 92, 121, 129, 171, 180, 322, 323 и др.]. Испытуемому предлагается 20 раз ответить в письменной форме на вопрос "Кто я есть?" [280]. Дополнением к вопросу была просьба отвечать как можно более разнообразно, используя различные признаки. Для интерпретации ответов мы использовали шкалу анализа идентификационных показателям [78, 79]:

• характеристик Н.Л.

Ивановой по личностные качества (добрый, искренний, настойчивый, иногда вредный, иногда нетерпеливый, кличка);

учебно-профессиональная ролевая позиция (студент, учусь в университете, учитель, игрок, поэт);

семейная принадлежность (дочь, сын, брат, имя и т.д.);

этническая идентичность (русский, татарин и др.);

поло-ролевая идентичность (юноша, девушка);

локальная, местная идентичность (из Ярославля, Костромы.);

религиозная верующий);

идентичность (христианин, мусульманин, • • • • • • • гражданство (гражданин, россиянин);

дружба (друг, восприятие себя членом группы друзей);

деятельность (хочет играть в футбол, любит решать задачи);

общение (хочет пойти в гости, любит общаться с людьми);

перспектива деятельности, пожелания, мечты, связанные с деятельностью (буду хорошим учителем);

перспектива общения, пожелания, мечты, связанные с людьми (буду иметь хороших друзей);

самооценка способности к деятельности (хорошо плаваю);

самооценка социальных навыков (умею общаться с разными людьми);

• • • • • • • • субъективное описание своих физических данных, внешности (сильный, приятный, привлекательный);

фактическое описание своих физических данных, включая описание внешности и местоположения (блондин, рост, вес, возраст, живу в общежитии);

переживаемое описание велосипед);

состояние в настоящий (имею момент квартиру, (голоден, одежду, • • нервничаю, устал, влюблен, огорчен);

• своей собственности • глобальное, экзистенциальное Я (человек, сущность).

2. Must - тест. Методика, предложенная А. Эллисом и апробированная П.Н. Ивановым, нашла на применение особенностей диагностику в исследовании [78, 95]. индивидуальных мотивационно-ценностных Методика направлена личности представлений субъекта как совокупности "иррациональных" идей, которые сводятся к тому, что человек непременно должен иметь абсолютизированные требования к миру и себе. Эллис считал, что иррациональные идеи, отражаясь в личностных ценностях людей, могут препятствовать достижению ими жизненных целей. Эллис предполагает наличие связи между иррациональными идеями и ценностями, которые определяют содержательную сторону направленности личности, и составляют ядро жизненной активности, жизненной концепции и "философии" жизни. Поэтому данная методика может использоваться для выявления ценностно-мотивационных особенностей личности, как побуждений, определяющих направленность активности [78, 79, 95]. В экспериментальном исследовании В. Вильгельми показана зависимость между иррациональными идеями, выраженными в основной теме ответа на тест, и ценностями. Чем большую субъективную значимость имеет конкретная ценность для человека, тем чаще она будет фигурировать в иррациональных идеях, выявляемых MUST - тестом [78, 95]. Процедура исследования заключается в выявлении суждений относительно того, что человек должен, что он не может терпеть и что считает сама ужасным в жизни. В соответствии с этим стимульный материал включает в себя бланк, на котором написаны незаконченные предложения: "Я непременно должен", "Ужасно, если", "Я не могу терпеть". Предлагается по 6 раз закончить эти предложения (Приложение 1). Обработка результатов. Для обработки данных, полученных с помощью этого теста, не существует стандартизированной процедуры. По отношению к каждой выборке может использоваться уникальный набор долженствований [78, 95]. В нашем исследовании использовался следующий классификатор: 1 – профессиональный рост;

2 – забота о своем здоровье;

3 – общение;

4 –материальное благополучие;

5 – комфорт;

6 – поддержание моральных устоев;

7 – состояние внешней среды;

8 – общественная полезность;

9 – семья;

10 – автономия [78, 79]. Для обработки результатов необходимо привлекать психологов-экспертов (не менее 2-х). Подсчитывается количество названных тем.

3.

Методика на выявление степени выраженности культурного шока. Основные проявления культурного шока выявляются на основе наблюдения за визитерами, беседы с ними. Мы выделили набор показателей, в которых отражены наиболее характерные признаки этого явления, изложенного в первой главе настоящей работы. На основе этих показателей была разработана анкета "Как вы себя чувствуете в новых условиях?" Испытуемые оценивали по 7-бальной шкале субъективную выраженность у них следующих 10 эмоциональных проявлений межкультурной адаптации (1 – минимальная, 2, 3 – слабая 4 – средняя, 5,6 – сильная, 7 – максимальная выраженность): 1. чувство потери друзей и близких, 2. чувство отверженности, изоляции, 3. путаница ценностей и нравственных норм, 4. трудности самоопределения, 5. беспокойство о качестве услуг, 6. беспокойство о качестве пищи, 7. страх перед контактом с людьми, 8. повышенная тревожность, 9. желание немедленно вернуться домой, 10. ощущение собственной некомпетентности.

Результаты анкетного опроса сопровождались данными беседы с испытуемыми и наблюдениями педагогов.

4. Методическая разработка на выявление этнической толерантности. Разработана позволяет на основе степень методики этнической «Типы этнической в идентичности», Г.У. Солдатовой и С.В. Рыжовой [171], которая выявить толерантности соответствии со следующими критериями: уровень «негативизма» в отношении к собственным и другим этническим группам;

уровень порога эмоционального реагирования на иноэтническое окружение;

степень выраженности агрессивных и враждебных реакций по отношению к другим группам. В методике приводятся 30 высказываний по вопросам национальных отношений, национальной культуры: «Я – такой человек, этнической который…». Рассматриваются норма следующие типы идентичности: (позитивная этническая (этноэгоизм, отражают идентичность), этническая индифферентность, гипоидентичность (этнонигилизм), индикаторы. выражаются гиперидентичность тенденции этноизоляционизм и национальный фанатизм). Кратко опишем эти «Этнонигилистические» в ощущениях нежелание поддерживать собственные этнокультурные ценности, этнической неполноценности, ущемленности, стыда за представителей своего этноса, иногда негативизма по отношению к ним и в трудностях общения. В целом этнонигилистические тенденции отражаются в отчуждении от собственной этнической считают, что в группы. «Этнически общении индифферентные» повседневном национальность не имеет значения, не отдает предпочтения какойлибо национальной культуре и безразлично относится к своей национальной принадлежности. «Норма»- позитивная этническая идентичность: баланс толерантности по отношению к собственной и другим этническим группам, который позволяет рассматривать ее, с одной стороны, как условие самостоятельного и стабильного существования этнической группы, с другой – как условие мирного межкультурного взаимодействия. «Этноэгоизм» предполагает напряженность или раздражение в общении с представителями других этнических групп или признание за своим народом права решать проблемы за «чужой» счет. Этноэгоизм может выражаться и через безобидную форму на вербальном уровне как результат восприятия через призму конструкта «мой народ» и считается относительно лояльным типом гиперидентичности. «Этноизоляционизм» раскрывается в убеждении о превосходстве своего народа, в признании необходимости «очищения» национальной культуры, негативном отношении к брачным межнациональным союзам, ксенофобии. «Национальный фанатизм» (крайний вид гиперидентичности) – готовность идти на любые действия во имя так или иначе понятых этнических интересов, вплоть до этнических «чисток», отказа в праве пользования ресурсами и социальными привилегиями другим народам, признания приоритета этнических прав народа над правами человека, оправдания любых жертв в борьбе за благополучие своего народа. 5. Методика анализа этнических автои гетеростереотипов. Нами анализировались содержательные, смысловые и эмоциональные особенности стереотипов. Надо отметить, что в исследовании адаптации визитеров нас интересует, прежде всего, способ отнесения человеком самого себя к широким социальным группам, таким как профессиональные, региональные, государственные, мировые. Важно понять, что помогает или мешает человеку расширять образ социального Я, преодолевать изоляционистские барьеры, которые сформировались в сознании многих людей под влиянием идеологических и политических процессов, а также изменять под влиянием новых условий ценностное отношение к самому себе, другим прежде людям, всего, с обществу, поиском миру. Поэтому обращение оснований к для содержанию и эмоциональной значимости стереотипов связано, психологических определения своих и чужих в профессиональном поле. Визитер – это, прежде всего студент, т.е. носитель идентификационной категории, которая по своей сути носит интернациональный представителем группового характер. В тоже этноса, которые время что он является быть определенного фаворитизма, может субъективным орудием для выражения разобщенности. Явления сопровождают идентификационные процессы, могут иметь место в зависимости от категории сравнения. В нашем исследовании толерантности рассматривается на уровне соотношение профессиональных и этнических стереотипов как основы для формирования профессионального сообщества. Изучая стереотипические представления визитеров, мы исходим из того, что принадлежность к социальной группе предполагает первичное разделение всех на своих и чужих и может привести как к сотрудничеству, так и противоборству. Это связано с тем, что механизмом формирования представления о собственной группе, оценки ее индивидом является социальное сравнение. значимых чужой и Оно обеспечивает сопоставление что престиж может ценностно быть так – как и характеристик порождать групп, положительным (давать положительное отличие своей группы от высокий группы), отрицательным (давать отрицательное отличие своей группы от чужой и порождать низкий престиж группы). Поскольку является практической целью нашего исследования идентичности, формирование более широкой обеспечивающей более адекватное поведение в поликультурном пространстве, мы использовали методику Н.Л. Ивановой, в которой проводится анализ стереотипов и субъективного смысла восприятия зарубежных коллег [78]. Испытуемым предлагался список личностных качеств.

Нужно было отметить наличие качеств, которые можно отнести к визитерам из разных стран, и выразить эмоциональное отношение к этим качествам: положительное, отрицательное, нейтральное (Приложение 2). При этом опыт реального общения со студентами из названных стран не играет роли, поскольку стереотипы формируются на основе различной информации (средства массовой информации, литература, опыт друзей и знакомых и т.д.). Проводилось количественное сравнение качеств и их оценок.

Таблица 1. Методы изучения межкультурной адаптации визитеров Выбранная методика Методика "Двадцать утверждений Анкета "Культурный шок" Область содержания Эмпирические показатели Механизм адаптации Личностное приспособление Оптимальное приспособление к новой культуре Самоидентификаци Идентификационные я личности характеристики Эмоциональная сложность процесса адаптации Чувства, сопровождающие процесс адаптации Методика Г.У. Солдатовой и С.В. Рыжовой «Этническая идентичность» Установки на межэтническое взаимодействие Отсутствие негативного отношения к иной Терпимость к этнической представителям своей группе при и иной культурной сохранении среды. позитивного восприятия своей собственной Личностное приспособление Быстрое реагирование в новой ситуации на основе стереотипических представлений Длительность пребывания в иной культурной среде Методика анализа идентичности Самоидентификаци Конкретные я личности характеристики Стереотипы Методика относительно "атрибутивные своей и чужой характеристики этнической группы Планы на будущее, мотивы приезда, отношения с местным населением.

Типические представления об этнических группах группе Направленность на будущее, осознание характера отношений с населением, включенность в жизнь школы и др.

Опрос 3.2. Результаты исследования. Анализ результатов. 3.2.1. Идентификационные характеристики визитеров В данном параграфе приводятся результаты исследования идентификационных характеристик визитеров – иностранцев в России и русских стажеров за рубежом на разных этапах стажировки. 1. Анализ динамики идентификационных характеристик российских визитеров в зарубежных учебных заведениях. В данной серии было опрошено 109 визитеров – стажеров в иностранных вузах из разных городов России в возрасте 20 – 25 лет из них: 67 девушек, 42 юноши. Опрос проводился в период 1999 – 2003 гг. Для определения значимости различий использовался непараметрический U-критерий Манна – Уитни. Различия значимы при p-level < 0,05 (на уровне значимости 5%). В обработке результатов принимала участие С.В. Швецова.

А) Сравнение особенностей динамики идентичности на разных стадиях адаптации. Диагностика проводилась в три этапа: сразу после приезда в новую страну, через 1 месяц и через 6 месяцев после приезда. Выявлены следующие особенности идентификационных характеристик на разных этапах адаптации. Первый Максимально этап диагностики (сразу после приезда). следующие выраженными оказались характеристики: личностная идентичность, социальные и ролевые позиции (учащийся), субъективное описание своих внешних данных (красивый, блондин и т.п.). Наблюдается преобладание позитивных качеств (добрый, умный, ответственный и т.п.). Второй этап диагностики (через месяц после приезда). Более выраженными оказались характеристики, которые относятся к семейной (дочь, сын и т.п.), этнической (русский, еврей, татарин и т.п.), местной идентичности (москвич, ярославец и т.п.) и отражают представление о своих способностях к общению (могу помочь другу, легко завожу друзей и т.п.). Семейная идентичность связана преимущественно с родительской семьей, что во многом объясняется членом возрастными сообщества, особенностями по сравнению с испытуемых. широкими, Преобладает количество ответов, относящихся к восприятию себя местного глобальными. Через шесть месяцев увеличивается количество учебноролевых (визитер, студент, психолог, лингвист и т.п.), деятельностных (умею решать задачи, изучаю язык, люблю читать и т.п.), общенческих (люблю общаться, легко схожусь с людьми, и т.п.) характеристик, страны), возрастает мировая гражданская (глобальная), идентичность самооценка (гражданин способности к деятельности и общению. При этом уменьшается количество личностных и семейных характеристик. Наблюдается увеличение учебно-профессиональных статусных и ролевых позиций, восприятие себя в роли субъекта деятельности. Ролевые и статусные характеристиками касаются в основном привычных и опробованных в собственном социальном опыте позиций (учащийся, стажер, шахматист и т.п.). На рисунке 1 показаны результаты данных теста "Двадцать утверждений" в три периода опроса.

6,00 5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд2 Ряд Рис.1. Идентификационные характеристики визитеров на разных этапах адаптации. По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей на разных стадиях адаптации. Ряд 1 – сразу после приезда, ряд 2 – через месяц, ряд три – через шесть месяцев.

Из рисунка видно, что наблюдаются различия между показателями идентичности на разных этапах адаптации. Статистически значимыми являются следующие различия: с первой по третью стадии опроса уменьшается качества, выраженность показателей:

личностные религиозная идентичность (p-level < 0,05);

по мере адаптации наблюдается увеличение показателей: учебно-профессиональные деятельностные, ролевые позиции, общенческие характеристики, самооценка способности к деятельности и общению, глобальное Я, гражданская идентичность (p-level < 0,05);

увеличиваются на второй стадии и уменьшаются на третьей показатели семейной, локальной, этнической идентичности (p-level < 0,05). Приведенные результаты подтверждают положение о том, что в ситуации социально-психологической адаптации наблюдается сильное преобладание персональных описаний при ответе на вопрос "Кто Я?". Непонятность социальных категорий, с которыми сталкивается человек в новых условиях может создавать проблемы социального самоопределения. Своеобразной защитной реакцией являются отказ от определения своего группового членства и описание себя в терминах персональных и моральных (хороший человек, добрый, ленивый и т.п.). В то же время очевидно, что человек не может отказаться совсем от социального самоопределения, независимо от сложности и противоречивости реальной ситуации. Некоторые социальные категории являются необходимым атрибутом жизни практически каждого человека, например, сын, дочь, друг, родственник и т.д. Поэтому у многих стажеров ответы касаются в первую очередь таких общностей, как семья, близкий круг друзей. В то же время, очевидно, растет дифференциация по критерию этничности, национальности. Поэтому снижается показатель мировой идентичности.

Интересна динамика показателей, связанных с деятельностью и общением. Из рисунка видно, что по мере адаптации растет деятельностное и коммуникативное Я. В "деятельностную группу" были включены ответы типа, "я люблю что-то делать", в "общенческую" – "я люблю общаться" [78, 79]. В целом выраженное деятельностное Я свидетельствует о восприятии себя в роли человека, умеющего что-то делать или выполняющего определенную работу (я хорошо готовлю, умею плавать, чинить машину и т.д.). Наоборот, низкий показатель может быть следствием трудности четкого социального самоопределения и отнесения себя к конкретной социальной группе. Например, когда человек пишет, что он умеет играть на гитаре, но не называет себя гитаристом или музыкантом, это может означать, что он не воспринимает себя членом музыкального сообщества, у него нет возможности реально вступить в эту профессиональную группу, но хочется отметить некоторую принадлежность к ней. Уровень коммуникативного Я часто свидетельствует о либо усвоенные ценности коллективистической культуры, которая в целом, предполагает разнообразное общение [78, 79]. В то же время это может быть и следствием возраста и характера деятельности испытуемых, среди которых было много студентов. Некоторые ответы развернуты во времени, (я буду иметь много друзей или я буду что-то делать в будущем). Часть ответов касается самооценки своих способностей к деятельности (умею работать, рисовать и т.п.) и общению (умею общаться, слушать и т.п.). Поскольку в ответах испытуемых в целом преобладает направленность на общение, можно предположить, что стажеры еще не проверили себя в деятельности. Наблюдается достаточно низкий уровень выраженности религиозной идентичности, восприятия себя собственником, что связано, вероятнее всего с возрастом, когда большее внимание уделяется общению, чем материальным ценностям. Низкий уровень физического Я и материального Я косвенно свидетельствует о слабости отражения своих физических и материальных возможностей. На первый взгляд это может быть связано и с возрастными особенностями респондентов, но в то же время из возрастной психологии известно, что интерес к своим психофизическим особенностям (внешность, физические данные) появляется уже у младших подростков. Поэтому мы склонны объяснить полученный нами результат именно как невнимание к своему здоровью и образу жизни, что также может быть следствием потери социальных ориентиров и утраты определенных ценностей. В целом можно отметить, что у испытуемых наблюдается восприятие своих качеств, связанных с деятельностью и общением;

невнимание к своим физическим данным, здоровью, материальному положению;

низкая религиозная идентичность. Видимо, визитеры – это преимущественно люди, которые в целом достаточно нейтральны в отношении к религиозной культуре, здоровью, условиях. Таким образом, сравнение показателей идентичности на разных этапах адаптации российских визитеров показывают, что материальному положению.

Возможно, что это помогает адаптироваться в новых материальных и культурных основные изменения касаются личностной, социально-ролевой, семейной, этнической, гражданской и глобальной видов социальной идентичности.

Б) Половая дифференциация идентификационных характеристик (методика "Двадцать утверждений"). Данные, полученные при диагностике идентификационных характеристик, Проводился анализировались выраженности по половому признаку. у анализ изучаемого параметра девушек (67 человек) и юношей (42 человека). Полученные нами данные подтвердили, что различия в идентификационных характеристиках у юношей и девушек, действительно, немного. В то же время в динамике идентичности на разных стадиях опроса проявляются весьма существенные половые отличия. Сравнение результатов ответов юношей и девушек в целом (проводилось сравнение данных путем суммирования ответов юношей и девушек на трех стадиях опроса) показало, что у юношей выше выражены деятельностных показатели учебно-ролевой самооценки идентичности, характеристик, способности к деятельности (p-level < 0,05). Неожиданным для нас была большая выраженность у юношей и таких показателей, как этническая идентичность и общение (p-level < 0,05). На рисунке 2 показаны данные идентичности у юношей и девушек в целом по группе.

5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд Рис.2. Сравнение идентификационных характеристик у юношей и девушек. По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у юношей и девушек. Ряд 1 –девушки, ряд 2 – юноши.

При анализе ответов на разных стадиях адаптации, было выявлено больше различий, важных для понимания специфики идентичности у юношей и девушек (рис.3). Так, сразу после приезда у юношей выше показатели: личностная, учебнопрофессиональная, гражданская идентичность, а у девушек – семейная, этническая идентичность, восприятие себя в роли подруги (p-level < 0,05).

6,00 5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд Рис.3. Половые различия идентификационных характеристик визитеров сразу после приезда. По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у юношей и девушек. Ряд 1 – девушки, ряд 2 – юноши.

Через месяц у юношей начинает преобладать этническая, гражданская, деловая идентичность, а у девушек – личностная, глобальная идентичность и субъективное описание своих физических данных (p-level < 0,05) (рис.4).

5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд Рис. 4. Половые различия идентификационных характеристик визитеров через месяц после приезда. По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у юношей и девушек.

Через 6 месяцев в обеих сравниваемых группах падает показатель личностной идентичности, у юношей преобладает деловая и гражданская идентичность, самооценка своих социальных навыков и отражение переживаемых состояний (plevel < 0,05). У девушек выше показатели: личностная, семейная, проло-ролевая, религиозная, глобальная идентичности, перспективы в деятельности, описание своих физических данных (p-level < 0,05) (рис.5).

3,50 3,00 2,50 2,00 1,50 1,00 0,50 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 Ряд1 Ряд Рис.5. Половые различия идентификационных характеристик визитеров через шесть месяцев. По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у юношей и девушек.

Таким образом, динамика идентификационных характеристик проходит по-разному у юношей и у девушек, что позволяет говорить о различиях в переживании ими кризиса идентичности и, возможно, в различных стратегиях преодоления культурного шока. На всех этапах адаптации у юношей преобладает деятельностное Я, но на втором и третьем этапах – стойко преобладают этническая и гражданская идентичность. Как ни странно, но юноши более чувствительны к новому общению, они острее воспринимают межэтнические различия и бытовые трудности. Возможно, конечно, эти результаты отчасти объясняются спецификой выборки – стажеры, в основном, люди, которые много времени тратили на обучение, "домашние" и обеспеченные люди.

В) вопрос").

Анализ выраженности характеристик различных (методика по широте "закрытый идентификационных По этой методике были опрошены российские стажеры в зарубежных вузах (26 человек, 21 девушка и 5 юношей). Опрос проводился в 1999 – 2000 гг. в три этапа: сразу после приезда, через 1 месяц и через 6 месяцев. Выявлены следующие различия в идентификационных характеристиках. Соотношение узкой и широкой идентичности проводилось на основе анализа закрытого ответа на вопрос идентичности. Важно отметить, что прямой вопрос позволяет увидеть несколько иную картину социальной идентичности по сравнению с предыдущей серией эмпирического исследования. Результаты ответов на вопрос о содержании идентичности показали (табл. 1), что в самосознании опрошенных практически очень слабо выражена советская идентичность, что соответствует данным В.А. Ядова, который считает, что произошла десоветизация сознания людей [224]. По крайней мере, это касается ориентированной на обучение за рубежом молодежи. Низкими являются показатели местной идентичности. в то время как показатели этнической, гражданской, европейской идентичности достаточно высоки. Эти данные в определенной степени подтверждают вывод Н.М. Лебедевой о том, что успешная адаптация сопровождается пониманием своей этнической принадлежности, позитивного отношения к ней и одновременно расширением взгляда на социальной пространство [121, 123].

Таблица 1 Сравнение средних значений социальной идентичности Идентичность Средние показатели 1 период 2 период 3 период Советская Этническая Локальная Гражданская Европейская Мировая Из таблицы видно, что идентичности гражданская, показатели падают. стойко мировой европейская 0,4 0 7,5 9,3 4,2 6,3 7,6 8,5 6,3 6,6 5,6 5,5 по мере адаптации идентичность. При 0 8,9 4,5 9,3 7,8 4,4 некоторые виды этническая, этом падают местной увеличиваются: идентичности.

растет Показатели идентичности увеличиваются через месяц, но потом несколько Таким образом, данные, полученные по этой методике, подтверждают идентичности понимания пространстве, особую в роль этнической адаптации. места при в и гражданской этих росте о процессе своего Усиление идентификационных что характеристик происходит свидетельствует стажерами этно-культурном интенсификации межэтнического сравнения [123, 78, 130, 57 и др.].

2. Анализ динамики идентификационных характеристик иностранных визитеров в России. В данной серии было опрошено 61 визитер – учащиеся из стран Европы и США в возрасте 20 – 25 лет из них: 39 девушек, 22 юноши. Опрос проводился в период 1999 – 2003 гг. по методике "Двадцать утверждений".

А) Особенности динамики идентичности. Учитывая, что многие иностранные визитеры находились в нашей стране меньше шести месяцев, опрос проводился два раза: сразу после приезда и через месяц. Выбор периодов опроса не случаен, главе. Оказалось, что динамика идентификационных характеристик иностранных стажеров слабо коснулась таких показателей, как личностная, социальная и семейная идентичность (рис.6). Эти показатели в российской группе претерпели серьезные изменения, но в иностранной группе почти остались на одном уровне. В то же время выросли показатели таких характеристик как этническая, локальная, гражданская идентичность, самооценка навыков общения (p-level < 0,05).

5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд он соответствует сложившимся представлениям о кризисных точках в адаптации, о которых шла речь во второй Рис.6. Динамика идентичности иностранных визитеров По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей на разных этапах адаптации. Ряд 1 – сразу после приезда, ряд два – через месяц.

Б) Половая дифференциация идентификационных характеристик (методика "Двадцать утверждений"). Результаты опроса иностранных визитеров показывают, что наблюдается как сходство, так и различие показателей идентичности у юношей и девушек. Использовался средний показатель идентичности на разных стадиях опроса для получения целостной усредненной картины (рис. 7).

3,50 3,00 2,50 2,00 1,50 1,00 0,50 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 Ряд1 Ряд Рис.7. Сравнение половых различий идентификационных характеристик иностранных визитеров По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная.

По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у юношей и девушек.

Юноши демонстрируют по сравнению с девушками большую выраженность таких характеристик, как учебно-ролевая идентичность, участие в деятельности, самооценки способности к деятельности (p-level < 0,05). В то же время у них выше и такие показатели как этническая, локальная, гражданская идентичность, девушки же большее значение придают описанию своих внешних данных (p-level < 0,05). Сравнение половых различий динамики идентичности иностранных визитеров показывает, что в ходе адаптации наблюдаются различные тенденции изменения идентичности у юношей и девушек (Рис. 8, 9) 4,00 3,50 3,00 2,50 2,00 1,50 1,00 0,50 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 Ряд1 Ряд 3,50 3,00 2,50 2,00 1,50 1,00 0,50 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 Ряд1 Ряд Рис. Рис. Рис.8,9. Половые различия динамики идентичности иностранных стажеров на разных стадиях адаптации По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у юношей и девушек сразу после приезда (рис.8) и через месяц (рис. 9).

Из диаграмм видно, что у юношей почти на одном уровне остались такие характеристики как личностная, учебнопрофессиональная, семейная идентичность;

понизились значения таких показателей как религиозная идентичность, указание на виды занятий, самооценка социальных навыков, внимание к переживаемому перспективам данным. По сравнению с юношами, у девушек произошли более сильные изменения в идентичности. В то же время, наблюдается некоторое локальная сходство с юношами: оценка повысились перспективы этническая, общения, идентичность, состоянию. деятельности и Но повысились своим показатели физическим этнической, локальной, поло-ролевой идентичности, интереса к общения, понизилась религиозная идентичность и самооценка социальных навыков. В отличие от юношей, у девушек в ходе динамики адаптации друга, произошло усиление к учебно-ролевых деятельности и позиций, общению, гражданская и глобальная идентичность, восприятие себя в роли повысился интерес переживаемому состоянию. Таким образом, эти данные подтверждают результаты сравнения половых различий динамики идентификационных характеристик, проведенных на предыдущем этапе. Процесс адаптации проходит по-разному у юношей и у девушек, что позволяет говорить о различиях в переживании ими кризиса идентичности и, возможно, в выборе стратегий преодоления культурного шока.

3. Сравнение идентичности у российских и зарубежных визитеров. В этой серии исследования нами проводилось сопоставление данных, полученных в группах российских и иностранных визитеров по методике "Двадцать утверждений" (109 россиян: 67 девушек, 42 юноши;

61 иностранный визитер: 39 девушек, 22 юноши). А) Сравнение идентичности российских и зарубежных стажеров в целом по группам. По ряду параметров зарубежные и российские стажеры имеют близкие характеристики: личностная идентичность, учебнопрофессиональная ролевая позиция, религиозная, гражданская идентичность (рис. 10).

4,00 3,50 3,00 2,50 2,00 1,50 1,00 0,50 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 Ряд1 Ряд Рис. 10. Сравнение идентичности у иностранных и российских визитеров По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная.

По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у иностранных и российских визитеров. Ряд 1 – россияне, ряд 2 – иностранцы.

Российские стажеры демонстрируют большую выраженность семейной, этнической, поло-ролевой, локальной идентичности, восприятие себя в роли друга и самооценку общения (p-level < 0,05). У зарубежных стажеров наблюдается более высокий уровень показателей: описание своих внешних и физических данных, переживаемое состояние в данный момент, восприятие себя собственником и самооценка способности к деятельности (p-level < 0,05). Полученные результаты по ряду позиций хорошо согласуются с кросс-культурными исследованиями социальной идентичности [78, 79, 96]. Так, в исследовании Н.Л. Ивановой, проведенном на российских, польских и голландских студентах, было показано, что социальные условия влияют на идентификационные характеристики [75]. Автор отмечает, что человеку в условиях кризиса идентичности трудно найти свое место в широком социальном ближе, окружении, понятней, поэтому доступней сфера для определенности Я ближе располагается с теми социальными структурами, которые взаимодействия, как, например, семья, близкий круг друзей или коллег. В этом исследовании было показано, различие в отношении к деятельности и собственности в идентификационных характеристиках голландских студентов. Нами обнаружено, что к этим двум различиям добавляется разница выраженности показателя "интерес к своему физическому состоянию". Видимо, в этом проявляется влияние социально экономических условий: у зарубежных стажеров оказались более выраженными характеристики идентичности близкие к идеалу западного общества, который предполагает деятельность, саморазвитие, умение зарабатывать и заботиться о себе. В группе российских стажеров наблюдается противоречивый набор идентификационных характеристик: например, с одной стороны есть ощущение себя как деятеля, но с другой стороны еще слабо развит элемент критического отношения к себе, оценки уровня собственных способностей, а также владения какими-то материальными эквивалентами своего труда. Российские стажеры демонстрируют идентичность более связанную с их непосредственным окружением.

Б) Сравнение динамики идентичности российских и зарубежных стажеров. Анализ динамики идентичности иностранных и российских стажеров показал, что в ходе адаптации наблюдается как сходство, так и различие этого процесса в изучаемых группах (Рис. 11). Сравнение проводилось в целом по группам иностранцев и россиян независимо от пола и стадии опроса.

6,00 5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд Рис. 11а. Сравнение идентичности сразу после приезда.

5,00 4,00 3,00 2,00 1,00 0,00 1 3 5 7 9 11 13 15 17 19 Ряд1 Ряд Рис. 11б. Сравнение идентичности через месяц Рис. 11. Сравнение динамики идентичности иностранных и российских стажеров По горизонтали: идентификационные характеристики: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – семейная;

4 – этническая;

5 – поло-ролевая;

6 – локальная;

7 – религиозная;

8 – гражданская;

9 – дружба;

10 – деятельность;

11 – общение;

12 – перспектива деятельности;

13 – перспектива общения;

14 – самооценка деятельности;

15 – самооценка общения;

16 – субъективная внешность;

17 – физические данные;

18 – состояние;

19 – собственность;

20 – экзистенциальная. По вертикали: средние значения степени выраженности показателей у иностранных у российских визитеров сразу после приезда и через месяц. Ряд 1 – россияне, ряд 2 – иностранцы.

Из диаграммы видно, что наблюдаются общие особенности динамики идентичности у российских и зарубежных стажеров: повышается уровень этнической, локальной и гражданской идентичности, понижается уровень религиозной идентичности. Различия увеличение динамики: в российской группе произошло позиция, показателей:

учебно-профессиональная деятельность и общение, самооценка способности к деятельности;

в зарубежной группе усилились такие характеристики как гражданская идентичность, представления о своих физических данных, собственности (p-level < 0,05). Таким образом, можно отметить, что у независимо от культурной принадлежности происходит повышение значимости одних характеристик и понижение других. Усиливается роль видов идентичности, имеющих различную консолидирующую направленность. идентичности На фоне роста этнической Это и локальной деловой, процесс происходит усиление глобальной, отражает социально-ролевой идентичности.

вхождения человека в новую социальную среду: с одной стороны необходимо самоопределиться и найти "своих" и "чужих", с другой видов стороны, идентичности расширить и границы личностного более и профессионального роста. Поэтому наряду с усилением узких появлением осознанной определенности. Происходит расширение границ своего Я и отнесение себя к более широкой общности, что, видимо, позволяет сохранить то, что уже сформировано в ходе социализации, и найти новые перспективы для развития.

3.2.2. Особенности адаптации стажеров с различной выраженностью культурного шока А) Сравнение выраженности культурного шока у российских и зарубежных стажеров. В этой серии исследования нами проводилось сопоставление данных, полученных в группах российских и иностранных визитеров, по методике "Как Вы себя чувствуете в новых условиях" (109 россиян: 67 девушек, 42 юноши;

61 иностранный визитер: 39 девушек, 22 юноши). Опрос проводился не ранее, чем через месяц после приезда. При определении сроков опроса учитывалась концепция межкультурной непривычная собственно адаптации Г. Тиндиса, согласно которой своё окружающая симптомы среда начинает шока оказывать могут негативное воздействие примерно через месяц после приезда, а культурного достигать критической точки лишь на третьем этапе адаптации [314, 315]. Стажеры оценивали выраженность у них проявлений культурного шока по 7-бальной шкале. Анализ полученных данных позволил выделить, как минимум, три группы испытуемых с различным уровнем выраженности культурного шока (табл.2): слабый – все показатели выражены от 1 до 4 баллов (13 россиян, из них 5 девушек, 8 юношей;

12 иностранцев, из них 8 девушек, 4 юноши);

средний – оценки неровные от 1 до 6 баллов (79 россиян, из них 51 девушка и 32 юноши;

43 иностранца, из них 27 девушек, 18 юношей);

сильный – все показатели выражены выше среднего показателя – 4 баллов (17 россиян, из них 11 девушек и 6 юношей;

6 иностранцев, из них 4 девушки и 2 юноши).

Таблица 2. Выраженность культурного шока в группах российских и зарубежных стажеров Уровень / Группа Слабый Средний Сильный Россияне Иностранцы 12% 19,6% 69,5% 76,4% 18,5% 3,7% Из этих данных видно, что иностранные стажеры в целом "спокойней" реагируют на новые социальные условия. Среди них больше тех, кто в минимальной степени ощущает проявления культурного шока и больше, тех, кто имеет слабую выраженность этого явления. В силу малочисленности выборки, различия по половому признаку не очень явно выражены. Можно лишь отметить тенденцию, что юноши переживают новые условия более спокойно, чем девушки, поскольку в обеих группах стажеров у несколько больше девушек по сравнению с юношами имеют сильную выраженность культурного шока.

Б) Сравнение групп стажеров – россиян с различными уровнями выраженности культурного шока. Эта серия исследования была направлена на выявление причин, которые могут повлиять на выраженность культурного шока. Для этого проводилось сравнение российских испытуемых из двух групп: с максимальным и минимальным уровнем изучаемого параметра. Нам важно было понять, чем отличаются друг от друга представители этих групп, почему в одних и тех же условиях, у одних людей наблюдается эмоциональный дискомфорт, у других нет. Отметим, что этот вопрос слабо изучен, в литературе ему уделяется мало внимания, видимо, из-за трудностей организации подобных исследований, поскольку понятно, что может быть много причин различий. Учитывая особенности межкультурной адаптации, которые были выявлены в теоретических главах настоящего исследования, нами проводилось сравнение двух групп визитеров с различным уровнем опыт выраженности культурного шока по параметрам: толерантность, межкультурное взаимодействие, предшествующий межкультурных контактов. Использовался непараметрический U-критерий Манна – Уитни (Приложение 3). Различия являются значимыми при p-level < 0,05 (на уровне значимости 5%). Идентичность. Наблюдаются явные различия по ряду показателей выраженность выражены глобальные "культурного" идентичности. "культурного характеристики, шока В первой в также группе со слабой более себя шока" а идентичности восприятие социально-ролевые, деятельностные, гражданские, собственником. Во второй группе с сильной выраженностью наблюдается характеристик: преобладание личностная, следующих семейная, идентификационных локальная (рис.12).

120 100 80 60 40 20 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Ряд1 Ряд Рис. 12. Сравнение показателей идентичности у стажеров с высокой и низкой выраженностью культурного шока По горизонтали: 1 – личностная;

2 – учебно-профессиональная позиция;

3 – этническая;

4 – близкие общности (семья, друзья), 5 – локальная;

6 – религиозная;

7– деятельность;

8 – общение;

9 – физическое Я, 10 – собственность;

11 – глобальная. По вертикали: средние значения показателей визитеров с разной выраженностью культурного шока. Ряд 1 – слабая, ряд 2 – сильная.

Толерантность. Различия не столь выражены, как в отношении идентичности. Большинство визитеров имеют нормальный тип этнической толерантности, проявляющийся в позитивной этнической идентичности и направленности на мирное межкультурное взаимодействие. В то же время можно говорить о преобладании индифирентного типа в первой группе. Представители этой группы проявляют толерантность в повседневном общении, считают, что национальность не имеет значения, не отдает предпочтения какой-либо национальной культуре и достаточно безразлично относится к своей национальной принадлежности (рис. 13).

12 10 8 6 4 2 0 1 2 3 4 5 6 Ряд1 Ряд Рис. 13. Сравнение показателей толерантности у стажеров с высокой и низкой выраженностью культурного шока По горизонтали: 1 – этнонигилизм;

2 – индифферентность;

3 – норма;

4 – этноэгоизм, 5 – изоляционизм;

6 – фанатизм. По вертикали: средние значения показателей визитеров с разной выраженностью культурного шока. Ряд 1 – слабая, ряд 2 – сильная.

Во второй группе наблюдается некоторое преобладание этноизоляционных тенденций, что означает возможное проявление интолерантности в ряде ситуаций, которое опирается на убеждение о превосходстве своего народа. Предварительная подготовка к поездке. В первой группе наблюдается явное преобладание всех трех параметров, по которым оценивалась предварительная подготовка к поездке: количество стажировок, количество поездок зарубеж, наличие предварительного информационного курса о стране стажировки. Важно подчеркнуть, что для того, что "культурный шок" ослабевает уже после третьей зарубежной поездки. Это значит, что стажеры, которые были за границей больше трех раз, практически не чувствуют стресса акультурации. Ценности. Результаты данных, полученных по Маст-тесту, показывают, что в первой группе более выражены ценности профессионального роста, общения, комфорта, общественной полезности, автономии. Во второй группе более выражены такие показатели, как забота о своем здоровье, семья. В отношении остальных показателей (материальное благополучие, моральные устои общества, состояние внешней среды) значимых различий не выявлено (рис. 14).

120 100 80 60 40 20 0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Ряд1 Ряд Рис. 14. Сравнение показателей ценностей у стажеров с высокой и низкой выраженностью культурного шока По горизонтали: 1 – профессиональный рост;

2 – забота о своем здоровье;

3 – общение;

4 –материальное благополучие;

5 – комфорт;

6 – поддержание моральных устоев;

7 – состояние внешней среды;

8 – общественная полезность;

9 – семья;

10 – автономия. По вертикали: средние значения показателей визитеров с разной выраженностью культурного шока. Ряд 1 – слабая, ряд 2 – сильная.

Стереотипы.

Результаты, полученные при анализе межкультурных стереотипов, показывают явное преобладание негативных стереотипов в первой группе и позитивных и нейтральных и позитивных стереотипов во второй группе (рис.15).

12 10 8 6 4 2 0 1 2 3 Ряд1 Ряд Рис. 15. Показателей направленности этнических стереотипов у стажеров с высокой и низкой выраженностью культурного шока По горизонтали: 1 – отрицательные, 2 – нейтральные, 3 – позитивные. По вертикали: средние значения показателей визитеров с разной выраженностью культурного шока. Ряд 1 – слабая, ряд 2 – сильная.

В таблице 5 показаны результаты сравнения изучаемых показателей у стажеров с разной выраженностью "культурного шока". Таблица 5. Показатели групп с высокой и низкой выраженностью культурного шока Показатели / Группа Группа 1 (слабый КШ) Социально-ролевая, деятельностная, гражданская, глобальная, собственник Идентичность Толерант ность Индиффере нтный тип Зарубежные поездки, Стажировки, информирован ие Профессионал ьный общение, комфорт, общественная полезность, автономия Группа (сильный КШ) 2 Личностная, семейная, локальная Изоляцион ный тип Мало поездок, слабое знание новой страны Забота о своем здоровье, семья Больше негативных рост, Больше позитивных и нейтральных Подготовка Ценности Стереотипы Полученные данные показывают, что можно говорить о психологических причинах различного состояния визитеров в процессе адаптации. Каждый специалист, который работает с иностранными студентами, может отметить, что студенты различаются не только по уровню знаний и готовности к обучению, но и по некоторым на первый взгляд трудно уловимым признакам, которые проявляются в поведении, оценках новых людей, себя, своего настоящего и прошлого. Об этом же пишут специалисты, исследующие проблемы социально-психологической адаптации [57, 123, 205, 235, 314, 315 и др.]. Визитеры, которые имеют трудности адаптации, больше привязаны к своему близкому окружению, скучают по близким людям, друзьям, поэтому испытывают тревогу и дискомфорт в отдалении от них. Они больше озабочены своим здоровьем, состоянием, отношением со своей семьей. В то же время у них меньше опыта межкультурного взаимодействия, что проявляется в негативных предубеждениях и дискриминационном отношении к "чужим" и фаворитизме "своих".

В) Результаты корреляционного и факторного анализов основных показателей выраженности "культурного шока" у визитеров. Для Выявлены анализа связей между изученными показателями связи между использовался коэффициент разногой корреляции Спирмена. положительные корреляционные российской принадлежностью и ценностями профессионального роста (0,38), уровнем выраженности "культурного шока" и показателями личностной идентичностью (0,48), физическим Я ((0,36), заботой о своем здоровье поездок ((0,37). (-0,77) и Отрицательная зарубежных корреляция показателей между российской принадлежностью и количеством зарубежных стажировок (-0,80);

уровнем выраженность "культурного шока" и семейной идентичности (- 0,33), гражданской идентичности (-0, 39), деятельностного Я (-0,49), восприятием себя собственником (0, 46), предварительной подготовкой (-0, 35), ценностями семьи (0, 35), ценностями комфорта (-0,39), автономии (-0, 45), нейтральными стереотипами (-0,30) (Приложение 4). Результаты показывают, что у российских стажеров значительно меньше, чем у зарубежных опыта контактов с иностранными коллегами, выездов за рубеж, а также с ними меньше проводится занятий по подготовке к поездке. Что касается уровня проявлений культурного шока, то он меньше проявляется у визитеров, которые больше ориентированы на обучение и деятельность, обладают более широкими знаниями о стране посещения, имеют опыт общения с иностранцами, имеют нейтральный тип этнической толерантности. В результате факторного анализа, основанного на методе главных компонент, выделились 5 наиболее значимых факторов (Приложение 5): 1-й фактор получил название "Фактор самореализации". В него вошли такие переменные: с положительным весом – учебноролевые позиции (0, 80);

стремление к самореализации в какой-то деятельности (0, 67). С отрицательным весом – идентичность с близкими общностями, такими как семья, друзья (0, 86);

личностная идентичность (0, 42);

забота о своем здоровье (0, 35). Выделение этого фактора позволяет показать, что адаптация сопровождается более успешным преодолением культурного шока при наличии таких особенностей, как осознание своего места в структуре профессиональных отношений, выраженная идентичность в определенном учебном или деловом пространстве, осознание своих способностей к деятельности, понимание профессиональных перспектив и значимости социально-деловой активности. Адаптация проходит легче, у людей, независимых от близких людей, друзей, своей семьи, которые мало заботятся о своем здоровье и личностных качествах. Можно сказать, что адаптация такого типа сильно связана с направленностью на самореализацию. 2-й фактор получил название "Фактор подготовки". В него вошли такие переменные: с положительным весом – принадлежность к группе российских стажеров (0, 92);

стремление к профессиональному росту (0, 64);

высокий уровень переживания культурного шока (0, 35). С отрицательным весом – количество зарубежных стажировок (0, 80);

количество зарубежных поездок (0, 90);

ценности общественной полезности (0, 66). Выделение этого фактора показывает, что при определенных условиях адаптация сопровождается причем не высоким уровнем переживания культурного шока. Это касается, прежде всего, предварительной подготовки, профессиональной (обучение по специальности, знание будущей профессии), а именно социальной, связанной с пониманием реалий нового культурного пространства, его ценностей. Человек перед поездкой может уже пройти определенные этапы профессионализации, например, окончить вуз, получить профессию, но этого мало для успешной адаптации за рубежом. В нашем исследовании было выявлено, что именно российские стажеры сталкиваются с подобными трудностями по сравнению с иностранцами. У них наряду с выраженным стремлением к профессиональному росту, наблюдается и высокий уровень культурного шока, связанный с отсутствием опыта зарубежных поездок и межкультурного взаимодействия. 3-й фактор В получил него название такие "Фактор границ с идентичности".

вошли переменные:

положительным весом – семейная идентичность (0, 77);

забота о своем здоровье (0, 70);

физическое Я (0,42);

личностная идентичность (0, 39). С отрицательным весом – стремление к автономии (0, 70);

ценности профессионального роста (0, 52);

стремление к комфорту (0, 43);

стремление к деятельности (0, 33). Выделение этого фактора показывает, что субъекты с выраженными границами идентичности, сконцентрированными около близких социальных испытывают общностей более (семья, друзья) стресс и при направленных на заботу о собственном физическом и духовном благополучии, выраженный вхождении в новую культурную среду. Они острее чувствуют потерю близких, противоречия в ценностях своего и нового окружения, смену физических условий жизни (питания, режима работы, отдыха и т.п.). Успешной адаптации мешает отсутствие автономии, внутренняя зависимость в принятии решений и организации своей жизни в новом месте, слабость направленности на деятельность и профессиональный рост. 4-й фактор получил название "Фактор комфорта". В него вошли такие переменные: с положительным весом – этнический эгоизм (0, 84);

ценности комфорта (0, 48);

преобладание отрицательных этностереотипов (0, 40);

состояние внешней среды (0, 30).

Выделение этого фактора показывает, что при определенных условиях адаптации может мешать субъективная концентрация на благополучие, которое мы условно назвали "этнический комфорт". Человек в целом негативно относится к другим этническим группам, стремится к комфорту, спокойствию. При этом внешняя среда выступает как пространство, организованное в соответствии с нормами и традициями живущих в ней людей, Поэтому при столкновении с новым пространством среды (быт, экология, архитектура и т.п.) человек может вызывать дискомфорт и раздражение по поводу культурных традиций и способа жизни этнических групп, негативное отношение к местным жителям. 5-й этническая фактор получил (0, название "Фактор культурной изоляции". В него вошли переменные: с положительным весом – изоляция 84);

– преобладание преобладание стремление отрицательных нейтральных в этностереотипов (0, 69);

религиозная идентичность (0, 34). С отрицательным этностереотипов весом (0, 41);

самореализации деятельности (0, 32);

нормальная этническая толерантность (0, 31). Выделение этого фактора позволяет говорить о некотором противоречии между стремлением к изоляции и самореализации в новом культурном пространстве. Обособленность подкрепляется негативным содержанием этнических стереотипов и выраженной религиозной идентичностью, в то время как наличие позитивных стереотипов, в сочетании со стремлением к самореализации способствует становлению этнической толерантности. Выводы. Проведенный анализ показал, что показатели идентичности тесно взаимосвязаны с ценностями, особенностями стереотипов, наличием предварительной подготовки к поездке, включая туристические визиты. Феномен "культурного шока" имеет сложную природу, он связан со многими особенностями личности и проявляется по-разному у людей в зависимости от многих факторов. В то же время можно отметить сильное влияние на преодоление стресса социальной, аккультурации гражданской выраженной идентичности. профессиональной, Положительно влияние оказывает толерантное отношение к другим нациям и народам, а также предварительная подготовка, проявляющаяся как в стажировках, так и в любых визитах в другие страны. Полученные идентификационными мотивационными действия что корреляционные характеристиками, особенностями связи между единство и и в и смысловыми, подтверждают профессиональных, вхождение социально-психологических в новую своих культурную способностей нейтральными личностных факторов межкультурной адаптации. Можно сказать, успешное профессиональную среду связано с обретением профессиональноделовой идентичности, и и осознанием деятельности социальных общении, материальных обретением перспектив, профессиональных, позитивными стереотипами, автономностью, самоуважением и опытом межкультурного взаимодействия.

3.3. Проблемы подготовки учащихся к межкультурному взаимодействию Проблема усиления миграций в новых социокультурных условиях нашла свое отражение в образовании. В данной работе практическое приложение проблемы межкультурной адаптации анализируется в контексте подготовки учащихся и педагогов в учебных заведениях (вузах, школах и учебных центрах). В ходе эмпирического исследования были выявлены социально-психологические факторы, влияющие на успешность адаптации в новых социокультурных условиях. На основе этих данных, а также результатов исследований, проводимых в отечественной психологии [124], нами была разработана серия практических занятий для учащихся, которая проходила апробацию в ряде образовательных центров, средних школ и летних лагерей г. Ярославля. Практическая работа велась в двух направлениях: разработка семинаров и тренингов для учащихся и проведение практических лекций и дискуссий и с учителями. Внедрение занятий тренингов сопровождалось определенными проблемами. Применительно к образованию можно сказать, что трудности межкультурной адаптации могут иметь серьезные последствия для микроклимата учебных заведений, усиление таких явлений, как этноцентризм, межгрупповые конфликты, снижение успеваемости в поликультурных классах и т.п. [130]. Психологически кризисом адаптационный процесс сопровождается ценностных идентичности, разрушением многих ориентиров, в изменении представлений о структуре и границах собственного сообщества. Но в реальном учебно-воспитательном процессе эти проблемы пока что учитываются слабо, хотя процент смешанных в культурном отношении классов растет из года в год. Еще проявляется влияние изоляционистской политики в образовании. Если в зарубежной литературе учащиеся и педагоги рассматриваются как представители широкой социальной группы на уровне мирового образовательного пространства, то в наших школах пока еще происходит обратный процесс, а именно, ограничение рамок педагогического пространства [78, 80, 95]. В контексте данного диссертационного исследования, практическая направленность которого связана с проблемой совершенствования подготовки учащихся и педагогов к адаптации в новых социально-экономических условиях, мы обращаемся к поиску путей развития межкультурного идентичности взаимодействия, и построения конструирования социальной соответствующей системы ценностей на основе понимания своего места в мире. Как показывает мировая практика поликультурного образования, необходима постоянная и работа по развитию трудностей межкультурного взаимодействия преодоления межкультурной адаптации во всех школах. Это способствует личностному росту учащихся, гуманизации их отношений с различными людьми, последующему обучению и трудоустройству в более широком культурном пространстве [80, 81]. Надо отметить противоречие, которое наблюдается в процессе реформирования образования и мешает эффективному внедрению в школу новых методик развития межкультурного взаимодействия. Преимущественное внимание исследователей уделяется проблемам развития образования на основе единства представлений о человеке, обществе, культуре в конкретной системе образования, в конкретной стране и в конкретной эпохе. Но в то же время упускается вопрос о месте отечественного педагога и его деятельности в мировом образовательном пространстве, а также в системе межкультурных отношений [75].

Это проявляется в психологическом портрете современника, на который опираются в педагогической среде. Роль педагогаинтеллигента а также и сфера его деятельности ограничиваются традиций пространством создания и освоения образовательной информации, сохранения культурно обусловленных образования [75, 95]. Это еще раз подчеркивает актуальность обращения к проблеме подготовки учащихся к межкультурному взаимодействию, общению с "не такими как они". Очевидно, что в новых социальных условиях образование не может успешно реализовывать свои цели, если оно не будет опираться на данные исследований межкультурной адаптации и внедрять в практику обучения и воспитания передовые методики развития межкультурного взаимодействия. Новые требования к педагогу-профессионалу в нашей стране относятся практически ко всем экономически развитым странам с устойчивой демократией, в которых школа должна подготовить ребенка к жизни в соответствующих социальных и экономических условиях. Именно через развитие ребенка в ходе взаимодействия, происходит формирование жизненно важных элементов самосознания, а также способов поведения и мышления. Образование постепенно начинает отражать те изменения, которые происходят в нашем обществе. В современных условиях, когда большую часть проблем самоопределения, которые ранее задавала установленная система общественных отношений, человек должен решать сам, усиливается значение личностного развития. Современная доктрина образования основана на новых и традиционных принципах: приоритетная роль образования, гуманистический характер, обеспечение условий развития и саморазвития личности, утверждение фундаментальных прав и свобод личности, сохранение и развитие отечественных традиций в сочетании с международным опытом, демократизм. В целом в для образовании развития наблюдается ситуация, благоприятная социального самосознания, адекватного требованиям современных социально-экономических условий. В то же время необходимо совершенствовать научное обеспечение учебного процесса. В контексте развития системы подготовки учащихся к межкультурному взаимодействию проявляется в том, что учащиеся испытывают трудности [75]: а) в общении с представителями других культур, в частности, в цивилизованном диалоге, преодолении интолерантных чувств;

б) в анализе собственной идентичности и в преодолении конфликта ценностей и норм современного образования, который происходит из столкновения старых тоталитарных норм и стереотипов тенденций;

в) в преодолении противоречий между этничностью и гражданственностью;

г) в преодолении противоречий между поколениями, и новых демократических и гуманистических которые усиливаются в условиях нестабильности;

д) в понимании роли общественных институтов (средства массовой информации, общественные организации) в становлении демократических отношений и т.д.

Н.Л. Иванова объясняет эти трудности во многом тем, что в отечественных интегративных исследованиях человека практически слабо обозначен аспект, связанный с изучением взаимодействия и взаимовлияния индивидуальных и социальных характеристик в целостной структуре личности. Как следствие, в процессе подготовки педагогов проблеме формирования социального самосознания, адекватного современным социальным условиям, интеграции персональной и социальной идентичности уделяется мало внимания, в то время как нравственные и социальные компоненты самосознания тесно связаны с профессиональным самоопределением [75]. Учащиеся постепенно включаются в различные взаимоотношения, на основе которых у них складываются осознанные представления о своей принадлежности к социальной, этнической, профессиональной и другим общностям. Все эти представления взаимосвязаны и в идеале должны находиться в гармоничном, не противоречащем друг другу соответствии. В противном случае могут возникнуть серьезные противоречия на уровне как сознания, так и поведения личности. Наблюдается влияние различных культур, которые детерминируют формирование сознания студента, обусловливают его структуру, тип самосознания, характер его развития. Процесс влияния культуры на сознание очень сложен, поскольку культура – это идеальная форма, внутри которой рождается человек и которую потом он постепенно присваивает себе или превосходит. В ходе процесса социализации культура через ее отдельные элементы становится собственной субъективной реальной формой [75].

Все это создает проблемы в формировании смыслового отношения к себе и другим. Можно сказать, что когнитивная и ценностная база формирования развития социальной и идентичности своего учащихся нуждается в существенном дополнении, связанном с необходимостью восприятия осознания социального статуса, ценностей и соответствующей мотивации. Психолого-педагогические проблемы подготовки учащихся к межкультурному взаимодействию, на наш взгляд, связаны с тем, что, несмотря на на позитивные изменения на в образовании, развитие содержание и методы обучения все еще в большей степени направлены когнитивное, чем личностное студентов. Поэтому цель нашего исследования заключается в поиске механизмов формирования межкультурной грамотности и социальной идентичности, соответствующей новым социальным условиям, глобальным изменениям в мире, социокультурным канонам на уровне различных общностей: от региональных до мировых. На этой основе определяются пути совершенствования подготовки учащихся и педагогов. Эти идеи легли в основу нашей практической работы в учебных заведениях. Программа подготовки учащихся к межкультурному взаимодействию Программа преодоления направлена на подготовку учащихся адаптации к и эффективному межкультурному диалогу, который лежит в основе трудностей межкультурной взаимодействия. Также программа направлена на формирование социальной идентичности, которая позволяет студентам понять свое место в нашем сложном поликультурном мире.

Мы строили свою практическую и работу у именно в направлении результаты осознания исследований, расширения студентов в пост индивидуальной социальной идентичности. При этом учитывались которые проводятся социалистических странах, где для многих людей символы былых времен, выраженные в различных атрибутах, являются островками стабильности и основой для поиска идентичности. Так, Я. Гоковский отмечает, что мало кто из психологов и социологов понимают, что люди не могут отказаться от попыток сохранения идентичности, если они не хотят потерять свое лицо. Поэтому он разработал программу формирования новой идентичности, используя различные приемы, в частности, игровую форму, переговоры, анализ белых и черных сторон общественных явлений. Автор предлагает процедуру развития идентичности, которая будет способствовать более эффективной адаптации в новых социальных условиях [75]. Программа, разработанная нами совместно с Н.Л. Ивановой, направлена на повышение и и адаптации эффективности за счет межкультурного области развития взаимодействия индивидуальном расширения социальной идентичности учащихся, преодоления противоречий в социальном самосознании, межкультурной компетентности. Разработка и апробация Программы проходила на базе цента "Ин-Ти-Си", СШ №№ 84, 42, ЯГПУ с 2000 по 2003 годы. Цель программы: формирование повышение навыков способности этнокультурной межкультурного рефлексировать компетентности, взаимодействия, формирование изменение в социальной ситуации, конструировать на этой основе собственную социальную идентичность. Задачи программы включают в себя две подгруппы: базовые и сопутствующие. Базовые задачи: стимулирование желание развивать собственную межкультурную компетентность;

запуска механизма идентичности через создание условий для принятия решений в ситуациях поведение;

условий, выбора из нескольких специфики канонов альтернатив;

новых на осознание собственной ответственности за этот выбор и последующее осознание социокультурных уровне различных социокультурных общностей: от региональных до мировых;

сопоставление своих возможностей и особенностей своему выбору. Сопутствующие задачи: развитие умений анализировать систему ценностей культурной группы;

формирование открытого аналитического взгляда на мир;

формирование чувства ответственности за результаты своей деятельности;

умение делать выбор в сложных социальных ситуациях. Каждая из перечисленных задач соотносится с приоритетами развития мирового педагогического процесса, поэтому имеет большое значение в современных условиях. Поставленные изоляционистских сознании под цели и задачи работы направлены на расширение образа социального Я учащихся через преодоление барьеров, которые сформировались в их идеологических и политических влиянием процессов, а также возможность развития ценностного отношения человека к самому себе, другим людям, обществу, миру. Реализация задач позволяет развить осознание собственной принадлежности к широким социальным группам, таким, как профессиональные, региональные, государственные, мировые. Принципы работы с учащимися: Главный принцип направлен на самосовершенствование как высшую цель развития личности. Важнейшей задачей образования в демократических условиях является уважение самобытности человека, развитие его уникальности сообразно его природе, культурным, нравственным и духовным ценностям, развитие чувства ответственности перед собой и другими. Критерии эффективности: Эффективность программы оценивалась по тем изменениям, которые происходили в межкультурной идентичности компетентности ее и взаимодействии, содержании когнитивных, мотивационных и ценностных компонентов. В ходе занятий происходит изменение самосознания учащихся в направлении готовности к межкультурному диалогу, уменьшения "разрыва" между потребностями студентов в социальном самоопределении, обретении социальной идентичности, адекватной новым социально-экономическим и культурным условиям. Мы исходим из того, что главным критерием социального становления личности в условиях поликультурной среды является степень ее независимости, уверенности, самостоятельности, раскрепощенности, обеспечивает инициативности, незакомплексованности, воспроизводство проявляющаяся в реализации социального в индивидуальном, что реальное социокультурное человека и общества [75]. Существенные признаки новых социокультурных условий:

Межкультурное взаимодействие, динамичность, расширение возможностей и механизмов выбора, новые требования к мышлению и ответственности. Содержание программы: Программа включает в себя следующие этапы: Диагностический: выявление готовности к межкультурному взаимодействию, традициях, содержания ценностные знаний о другой стране, ее культуре и и уровня социального самосознания, мы мониторинг занимаемся социальной идентичности, Поскольку мотивационные характеристики.

подготовкой учащихся к обучению в зарубежных вузах, на этом этапе нами использовался ряд методик, которые позволяют определить, выявление насколько отношения студенты студентов сознательно к ценностям относятся к обучению. В приложениях приводится пример методики на зарубежного образования (Приложение 3). Дидактический: разработка и применение различных технологий обучения, в ходе которых формируются представление о других странах, культурах, социуме, навыки самопознания и саморазвития, умение общаться. Контрольно-аналитический: сопровождающий реализацию каждого этапа и завершающий работу, направленный на выявление конкретных изменений как в социальной идентичности, так и в других компонентах личности и деятельности. В соответствии и с роста разработанными оценивается критериями данной совершенствования влияние программы на подготовку учащихся.

Для расширения социального самосознания мы используем технологии обучения, как уже достаточно известные, например, тренинги, психологические практикумы, анализ различных ситуаций, деловые игры, так и новые для нашей психологопедагогической среды, например, техника "Playback theatre", игра "Кто я есть", консультирование, сочинения, типа "Иностранцы, которые живут в нашем городе" и т.д. Главными учебными единицами Программы являются тренинг по развитию самосознания и информационные занятия. Информационные занятия включают в себя: теоретический блок, направленный на расширение знаний различных культурах, о структуре самосознания, его значении в жизнедеятельности социальном и человека личностном и для профессионального становления, способах его развития и формирования, деятельности;

практический блок, направленный на осознание смысле собственной социальной идентичности (диагностические процедуры), смысла, своих ценностей и целей, анализ реальных условий жизни и деятельности педагога, адекватности собственного самосознания социальным условиям, разрешения. Тренинг проводится после информационных занятий и включает в себя ряд психологических процедур, основная цель которых заключается в том, чтобы помочь учащимся преодолеть свои барьеры и противоречия других взаимодействия с другими смысл представителями культур, анализ противоречий и способов их обрести жизнедеятельности и собственный путь саморазвития. В игровой форме, через переговоры и анализ белых и черных сторон общественных явлений, мы развиваем идентичность, которая способствовать более эффективной адаптации студентов в новых социокультурных условиях. Особое внимание уделяется развитию гибкости и толерантности в отношении к себе и людям, диалогичности в общении и взаимодействии, уверенности по отношению к настоящему и будущему. Результаты программы работы показывают, учащихся к что использование межкультурному подготовки взаимодействию позволяет совершенствовать процесс образования в соответствии с современными требованиями социокультурной среды. Реализация Программы приводит к личностному и профессиональному развитию студентов педагогических вузов. В личностном плане у студентов происходят: осознание себя, своего места в социальном мире, развитие чувства собственного достоинства и уверенности в себе, терпимости и гибкости в отношениях, выбор перспектив и отказ от чуждого, ненужного и т.д. Происходят следующие изменения: осознание учащимися своей принадлежности к широкому культурному сообществу, расширение области идентификационных характеристик, развитие стремления к достижению реализованной идентичности, осознания своего места в социальном мире. Практика показала, что реализация Программы помогает не только в адаптации к современным социальным условиям, в выборе жизненных перспектив, но и в развитии интереса к учебным курсам и темам, особенно к тем, в которых требуются понимание зарубежных теорий и опыта. Было выявлено, что студенты начинают легче воспринимать новую для них информацию и терпимее относиться к другим людям.

Выводы 1. Процесс адаптации к новым социокультурным условиям сопровождается изменениями в структуре социальной идентичности. Наибольшие изменения касаются личностной, социально-ролевой, семейной, этнической, гражданской и глобальной видов социальной идентичности. 2. В ходе адаптации наблюдается усиление тех видов идентичности, которые имеют различную консолидирующую направленность. В частности, у многих визитеров усиление этнической и локальной идентичности сопровождается осознанием своей причастности к более широкому сообществу, что выражается в глобальной, деловой и социально-ролевой идентичности. Наряду с ростом осознанной определенности происходит расширение границ Я путем самоопределения в более широкой общности, что, видимо, позволяет найти новые перспективы для развития в новых условиях. 3. Выявлено, что у всех визитеров, независимо от культурной принадлежности, наблюдается невнимание к своим физическим данным, здоровью, материальному положению;

низкая религиозная идентичность. Низкий уровень физического Я и материального Я, что может свидетельствовать о слабости субъективного отражения своих физических и материальных возможностей. Видимо, визитеры – это преимущественно люди, которые достаточно нейтральны в отношении к религиозной культуре, здоровью, материальному положению.

4. Выявлены половые различия динамика идентичности, что позволяет говорить о различиях в переживании юношами и девушками кризиса идентичности и культурного шока. На всех этапах адаптации у юношей преобладает деятельностное Я, но на втором и третьем этапах – стойко преобладают этническая и гражданская идентичность. Эти данные полезны для учета половых различий в подготовке юношей и девушек к поездке. 5. Динамика идентичности российских и зарубежных стажеров в ходе адаптации имеет некоторые различия. Российские стажеры демонстрируют близким большую выраженность семья), идентичности этнической, с окружением (друзья, поло ролевой, локальной идентичности. У зарубежных стажеров наблюдается более высокий уровень показателей, связанных со своими физическими данными, переживаемое состояние в данный момент, восприятие себя собственником и самооценка способности к деятельности. 6. Практически все визитеры переживают кризис аккультурации, но он преодолевается легче у тех, у кого более выражены позитивные и нейтральные стереотипов о людях из страны пребывания, имеется предварительная подготовка к поездке в информационном и бытовом плане, в структуре самосознания выражены этническая идентичность в сочетании с гражданской, глобальной и профессиональной идентичностью. 7. Иностранные стажеры в целом легче адаптируются в новых социальных условиях. Среди них больше тех, кто в минимальной степени ощущает проявления культурного шока и больше, тех, кто имеет слабую выраженность этого явления.

8. Практическая направленность исследования заключается в оптимизации процесса работы с визитерами, подготовки наших студентов к обучению за рубежом, обучении преподавателей языковых курсов к принятию зарубежных визитеров.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проведенное исследование показало, что изучение особенностей межкультурной адаптации визитеров актуально в современных социально-экономических условиях. В последние десятилетия во многих странах отмечается усиление мобильности молодежи для получения образования и работы за рубежом. Любое пребывание в новой стране может сопровождаться проблемами в адаптации, связанными с трудностями взаимодействия и поведения в новой культурной среде. Это требует понимания психологических закономерностей адаптации, а также факторов, которые могут положительно или отрицательно повлиять на результаты этого процесса. В исследовании выявлено, что независимо от культурной принадлежности у визитеров в ходе адаптации происходит повышение значимости одних характеристик и понижение других. Происходит расширение границ своего Я и отнесение себя к более широкой общности, что, видимо, позволяет сохранить то, что уже сформировано в ходе социализации, и найти новые перспективы для развития. Полученные данные показывают, что процесс адаптации проходит по-разному у юношей и у девушек, они поразному переживают кризис идентичности и культурный шок. Феномен культурного шока имеет сложную природу, он связан со многими особенностями личности и проявляется по-разному у людей в зависимости от многих факторов. Было выявлено, что успешное вхождение в новую культурную и профессиональную среду связано с обретением профессионально-деловой социальных и и и идентичности, осознанием своих способностей в деятельности и общении, обретением профессиональных, нейтральными материальных стереотипами, перспектив, позитивными опытом автономностью, самоуважением межкультурного взаимодействия. Выявленные особенности адаптации в нашей работе имеют научную и теоретическую значимость и могут служить основой для дальнейших социально-психологических исследований в этом направлении. Кроме того, настоящее исследование имеет большое практическое значение, поскольку оно может оказать большую помощь специалистам по работе с молодежью, педагогам, руководителям учебных заведений в решении новых для них проблем приема иностранных стажеров и подготовки отечественной молодежи для поездок за рубеж. В заключение отметим, что проведенное нами исследование является начальным этапом в изучении специфики адаптации к новой культурной среде. В дальнейшем мы намерены провести анализ влияния межкультурного взаимодействия на процесс приспособления визитеров к новой культурной среде.

ЛИТЕРАТУРА: 1. Абдулатипов Р.Г. Национальные отношения и политика общественного согласия // Этнополитический вестник, 1995, № 2, с. 15-35. 2. Абульханова–Славская К.А. Российский менталитет: кросскультурный и типологический подходы // Российский менталитет. М., 1997. С. 7-38. 3. Агаджанян Н.А. Адаптация и резервы организма. М., 1990. 4. Агеев В.С., Толмасова А.К. Теория социальной идентичности и ее эмпирические верификации / Психология самосознания. Самара, 2000. С. 624-641. 5. Айрапетян С.Г. Возникновение, развитие и основные сферы использования понятия "адаптация". Ереван, 1984. 6. Актуальные проблемы этнической психологии. Тверь, 1992. 7. Александренков Э.Г. «Этническое самосознание» или «этническая идентичность» // Этнографическое обозрение. 1996, № 3, с. 13-23. 8. Амбрумова А.Г., Тихоненко А.А., Бергельсон Л.А. Социальнопсихологическая адаптация личности и профилактика суицида // Вопросы психологии, 1981, № 4, с. 91-102. 9. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания. Л., 1968. 10. 11. 12. Андреева Г.М. Психология социального познания, М., 2000. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Современная социальная психология на Западе. М., 2001. Л.А.

Андреева Г.М., Хелкама К., Дубовская Е.М., Стефаненко Т.Г., Тихомандрицкая О.А. Уровень социальной стабильности и особенности социализации в старшем школьном возрасте // Вестник Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 1997, № 4, с. 31-41. Андреева Г.М., Шевелева А.Ю. К вопросу о проблеме группы в социальной психологии // Вестник Московского университета. Серия 14 Психология. №1. 1998. С. 41 – 47. Андрущак И.Б. Этноцентризм как социальнопсихологический феномен в условиях социоэтнических изменений //

Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата психологических наук. М., 1998.

13.

14.

15.

Анцыферова Л.И. Личность в трудных жизненных условиях: переосмысление, преобразование ситуаций и психологическая защита // Психологический журнал, 1994, № 1, с. 3-18. Арутюнян Ю.В., Дробижева Л.М., Сусоколов Этносоциология: учебное пособие для вузов. М., 1998. Асмолов А.Г. Век толерантности. М., 2000. Асмолов А.Г. Культурно-историческая конструирование миров. М-Воронеж, 1996. психология и А.А.

16. 17. 18. 19. 20. 21.

Баевский Р.М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии. М., 1979. Балл Г.А. Понятие адаптации и его значение для психологии личности // Вопросы психологии, 1989, № 1, с. 17-24. Белинская Е.П. Конструирование идентификационных структур личности в ситуации неопределенности // Трансформации идентификационных структур в современной России. М., 2001. С. 30 – 54. Белинская Е.П., Стефаненко Т.Г. Этническая социализация подростка. М-Воронеж, 2000. Белинская Е.П., Тихомандрицкая психология личности. М., 2001. Бергер П., Лукман реальности. М., 1995. Т. Социальное и О.А. Социальная 22. 23. 24. 25. 26. 27. 28. 29. 30.

конструирование Березин Ф.Б. Психическая адаптация человека. Л., 1988.

психофизиологическая Бодалев А.А. Личность и общение. М., 1995. Бороноев Ю.В. Основы этнической психологии. СПб., 1991. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. М., 1983. Бромлей Ю.В. Этносоциальные процессы: теория, история, современность. М., 1987. Брушлинский А.В. Ментальность российская и региональная (провинциальная) // Российский менталитет: вопросы психологической теории и практики. М., 1997. С.38 – 44. Брушлинский А.В. Психология субъекта в изменяющемся обществе // Психологический журнал, 1996, № 6, с. 30-38. Будон Р. Место беспорядка: Критика теорий социального изменения. М., 1998.

31. 32.

33.

Буякас Т.М. О проблемах становления чувства самоидентичности у студентов-психологов // Вестник МГУ. Серия 14. Психология. 2000. №1. С.56-62. Быструшкина Н.Г. Психологические аспекты ситуаций межнационального взаимодействия. Дисс.... канд. психол. наук. Ярославль, 1999. Василюк Ф.Е. Типология переживания различных критических ситуаций // Психологический журнал, 1995, т.16, № 5, с. 104-115. Введение в этническую психологию // Под ред. Платонова Ю.П. СПб., 1995. Венгер А.Л., Десятникова Ю.М. Групповая работа со старшеклассниками, направленная на их адаптацию к новым социальным условиям // Вопросы психологии, 1995, № 1, с. 5461. Витенберг Е.В. Адаптация к новым культурным условиям в России. СПб., 1994. социальным и 34.

35.

36. 37.

38. 39.

Витенберг Е.В. Социально-психологические факторы адаптации к социальным и культурным изменениям. СПб., 1994. Волкова Н.Г. Этнокультурные контакты народов горного Кавказа в общественном быту // Кавказский этнографический сборник, IX. М., 1989. Волович В.Г. Человек в экстремальных условиях внешней среды. М., 1992. Вопросы психической адаптации человека. М., 1974. Воронков В., Освальд И. Введение. Постсоветские этничности // Конструирование этничности. СПб.,1998.С.6 – 36. Выготский Л.С. Собр. соч.: В 6 т. Т. 1-4. М., 1981-1984. Вынужденные мигранты и государство // Отв. ред. Тишков В.А. М., 1998. Вяткин Б.А., Хотинец В.Ю. Этническое самосознание как фактор развития индивидуальности // Психологический журнал, 1996. №5. С. 69-75. Газман О.С. Базовая культура и самоопределение личности // Базовая культура личности. М., 1989. С. 67 – 89.

40.

41. 42. 43. 44. 45. 46.

47.

48.

Гапонова С.А. Особенности адаптации студентов ВУЗов в процессе обучения // Социологические исследования, 1994, № 3, с. 131-135. Гасанова Н.М. К проблеме этнопсихологической адаптации // Социологические исследования, 1995, № 11, с. 63-67. Георгиевский А.Б. Эволюция адаптаций: методологическое исследование. Л., 1989. историко 49. 50. 51.

Герген К. Движение социального конструкционизма в современной психологии // Социальная психология: саморефлексия маргинальности: Хрестоматия. М., 1995. Гнатенко П.И., Павленко В.Н. Идентичность: Философский и психологический анализ. Киев, 1999. Головаха Е.И., Кроник А.А. Конструктивные функции психологии//Психологический журнал. 1989. Т.10. №6. С.24-33. Гордон Л.А. Социальная адаптация в современных условиях // Социологические исследования, 1995, № 8, с. 13-16. Гриценко В.В. Стремление к самоактуализации как важнейший фактор успешности адаптации вынужденных переселенцев. М., 2002. Гриценко В.В. Эмоциональное состояние русских вынужденных мигрантов // Психологический журнал, т.21, № 4, 2000. Гузенкова Т.С. Коростелов А.Д. Этнокультурные ценности и ориентации в республиках Российской Федерации: сходства и различия // Суверенитет и этническое самосознание: идеологи я и практика. М., 1995, с. 143-171 Гумилев Л. Этногенез и биосфера Земли. Л., 1990. Дашдамиров А.Ф. Социально - психологические проблемы национальной определенности личности // Советская этнография, 1977, № 3. с. 3-13. Десятникова Ю.М. Психологическое состояние старшеклассников при изменении социального окружения // Вопросы психологии, 1995, №5, с. 18-25. Джемс У. Психология. М., 1991. Дикая Л.Г., Махнач А.В. Отношение человека к неблагоприятным жизненным событиям и факторы их формирования // Психологический журнал, № 3, 1996, с. 137149.

52. 53. 54. 55.

56.

57.

58. 59.

60.

61. 62.

63. 64. 65.

Дилигенский Г.Г. Реформы и общественная психология // Журнал Власть, 1998, №5. С.8 – 17. Дичев Т.Г., Тарасов К.Е. Проблема адаптации и здоровье человека. М., 1976. Донцов А.И., Стефаненко Т.Г., Уталиева Ж.Т. Язык как фактор этнической идентичности // Вопросы психологии. 1997. №4. С. 75-86. Дробижева Л.М., Аклаев А.Р, Коротеева В.В., Солдатова Г.У. Демократизация и образы национализма в Российской Федерации. М., 1996. Дробижева Л.М., Сусоколов А.А. Межэтнические отношения и культурные процессы (по материалам этносоциологических исследований в СССР) // Советская этнография, 1981, №3, с.11-12. Дудченко О.Н., Мытиль А.В. Социальная идентификация и адаптация личности // Социологические исследования, 1995, №6, с. 110-120. Ерасов Б.С. Этническое, национальное, цивилизованное в пространстве Евразии // Цивилизации и культуры. 1995, Вып.2, с. 81-104. Журавлев А.Л. Социально-психологическая динамика в изменяющихся экономических условиях // Психологический журнал. Том 19. №3, 1998 С. 3 –17. Заковоротная М.В. Идентичность человека. Ростов-на-Дону, 1999. Зинченко В.П. Миры сознания и структура сознания // Вопросы психологии. 1991. №2. С. 15 – 36. Знаков В.В. Правда и ложь в российском самосознании / Российский менталитет. М., 1997. С. 131 – 144. Зотова О.И., Кряжева И.К. Методы исследования социальнопсихологических аспектов адаптации личности // Психологический журнал, 1995, №4, с. 75-82. Иванова Н.Л. Исследование социальной идентичности у студентов педагогических вузов / Идентичность и толерантность. М., 2002. С. 134-152. Иванова Н.Л. Исследование этнических и профессиональных стереотипов у студентов педагогических вузов // Роль высшего 66.

67.

68.

69.

70.

71. 72. 73. 74.

75.

76.

образования в развитии Ярославль, 2002. 77. 78. 79. 80.

межэтнической толерантности. и проблемы Иванова Н.Л. Социальная идентичность образования.: Монография. Ярославль, 2001.

Иванова Н.Л. Психологическая структура социальной идентичности. Дисс. д-ра психол. наук. Ярославль. 2003. Иванова Н.Л. Социальная идентичность: трансформаци. Ярославль, 2004. структура и Иванова Н.Л., Мнацаканян И.А. Проблемы высшего образования в европейском образовательном пространстве // Педагогический вестник. Ярославль. 2001, № 3 (28), с. 48-53. Иванова Н.Л., Мнацаканян И.А. В поликультурном мире // Высшее образование. 2003. № 1. С. 145–163. Иванова Н.Л., Конева Е.В. Социальная идентичность и профессиональный опыт личности. Ярославль, 2003. Каган В.Е. Психогенные формы школьной дезадаптации // Вопросы психологии, 1984, №4, с. 88-95. Калайков И. Цивилизация и адаптация. М., 1984. Калитеевская Е. Адаптация и развитие: выбор психотерапевтической стратегии // Психологический журнал, №1, 1995. Карнышев А.Д. Межэтническое взаимодействие в Бурятии: социальная психология, история, политика. Улан-Удэ, 1997, с. 54-88. Касаткина Н. От маргинальности до интеграции: стратегия аккультурации в различных группах национальных меньшинств Литвы // Этническая психология и общество: Сб. статей. М., 1997, с. 271-288. Касьянова К. Русский национальный характер. М., 1995.

81. 82. 83. 84. 85.

86.

87.

88.

89. Качанов Ю.Л. Проблема ситуационной и трансверсальной идентичности личности как агента (объекта) социальных отношений // Психология самосознания. Самара, 2000. с. 613623. 90. Кашапов М.М. Психологические основы решения педагогической проблемной ситуации. Ярославль, 1991.

91. Кашапов С.М., Опарина Т.А. Методические рекомендации по повышению адаптированности старшеклассников. Ярославль, 1997. 92. Киселев И.Ю., Смирнова А.Г. Формирование идентичности в российской провинции. М., 2001. 93. Климов И.А. Психосоциальные механизмы возникновения кризиса идентичности // Трансформация идентификационных структур в современной России. М., 2001. С. 54 – 82. 94. Климов С.Г. Изменения ценностных оснований идентификации (80-90 годы) // Социологические исследования. 1995. №1. С. 59-72. Клюева Н.В. Социально-психологическое обеспечение деятельности педагога (ценностно-рефлексивный подход). Дисс. … д-ра психол. наук. Ярославль, 2000. Ключникова Л.В. Взаимосвязь социально-психологической адаптации переселенцев и межгруппового восприятия в новых социальных условиях // Современная психология: состояние и перспективы исследования. М., 2002. С. 233 – 249. Коган Б.М. Стресс и адаптация. М., 1980. Козлов В.И. О понятии этнической общности // Советская этнография, 1967, № 2, с. 100-111. Козлов В.И. Проблема этнического самосознания и ее место в теории этноса // Советская этнография, 1974, № 2, с. 24-38.

95.

96.

97. 98. 99.

100. Козлова М. Развитие национального самосознания у современных русских студентов // Журнал прикладной психологии, 2000, №4, с. 54-59. 101. Коломинский Я.Л. Психология взаимоотношений в малой группе: общие и возрастные особенности. Учебное пособие для Вузов. Минск, 2000. 102. Комаров М.С., Горшков В.Ю. Жизненные ценности учителей общеобразовательных школ // Европейские ценности образования и концепция построения гражданского общества в России. Ярославль, 2001. С. 43 – 54. 103. Кон И.С. В поисках себя: личность и ее самосознание. М., 1984. 104. Кон И.С. К проблеме национального характера // История и психология. М., 1971, с. 122-158.

105. Кондратенко В.Т., Донской В.И. Общая психотерапия М., 1993. 106. Конева Е.В., Лобас М.А. Социально-психологические особенности миграционных процессов на примере русскоязычной школы // Проблемы общей и прикладной психологии: сб. статей. Научно-практическая конференция выпускников «Содружество». Ярославль, 2001. 107. Корнилов А.П. Саморегуляция человека в условиях социального перелома // Вопросы психологии, 1995, № 5, с. 6978. 108. Коул М., Скрибнер С. Культура и Мышление. М., 1977. 109. Краг Х., Хансен Л.Ф. Северный Кавказ. М., 1997. 110. Крицкий Е.В. Восприятие конфликта как индикатор межэтнической напряжённости (на примере Северной Осетии) // Социальные исследования, 1996, № 9, с. 116-121. 111. Крупник Е.П., Тагирова Р.А. Преодоление проблемноконфликтных ситуаций в различных социально-этнических условиях // Психологический журнал, 1999, №6, с. 36-43. 112. Крысько В.Г., Саракуев Э.А. Введение в этнопсихологию. М., 1996. 113. Кузнецов А.И. О соотношении понятий «общество» и «этническая общность» // Советская этнография. 1989, № 4, с. 19-31. 114. Кузнецов П.С. Адаптация как функция развития личности. Саратов, 1991. 115. Куликов В.Н., Сушков И.Р., Ципцюк В.Г. Социальнопсихологический аспект межнациональных отношений // Психологический журнал, 1991, т.12, №1, с. 31-40. 116. Кцоева Г.У. Методы исследования этнических стереотипов // Психологический журнал., 1986, т.7, №2, с. 41-50. 117. Лапин Н.И. Ценности, группы интересов и трансформация российского общества // Социологические исследования. 1997. №3. С. 14 – 36. 118. Лебедев В.И. Личность в экстремальных условиях. М., 1989. 119. Лебедева Н.М. «Синдром навязанной этничности» и способы его преодоления // Этническая психология и общество. М., 1997, с.104-115.

120. Лебедева Н.М. Введение в этническую и кросскультурную психологию. М., 1998. 121. Лебедева Н.М. Социальная идентичность на постсоветском пространстве: от поисков самоуважения к поискам смысла // Психологический журнал, 1999, т.20, №3, с. 48-58. 122. Лебедева Н.М. миграций. М., 1993. Социальная психология этнических 123. Лебедева Н.М., Татарко А.Н. Социально-психологические факторы этнической толерантности и стратегии межгруппового взаимодействия в поликультурных регионах России. Психологический журнал. Т.24 5, 2003 стр. 31-44. 124. Лебедева Н.М., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г., Мартынова М.Ю. Межкультурный диалог. Тренинг этнокультурной компетентности. М., 2003. 125. Лебон Г. Психология народов и масс. СПб., 1995. 126. Левкович В.П., Андрущак И.Б. Этноцентризм как социально-психологический феномен обыденного сознания в ситуации социоэтнических изменений // Этническая психология и общество. М., 1997, с. 164-173. 127. Левкович В.П., Мин Л.В. Особенности сохранения этнического самосознания корейских переселенцев Казахстана // Психологический журнал, 1996, №6, с. 72-81 128. Лекторский В.А. О толерантности, плюрализме и критицизме // Вопросы философии, № 11, 1997, с. 46-54. 129. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы психологии. 1996. №4. С. 15-27 130. Лобас М.А. Адаптация мигрантов к русскоязычной школе. Дисс. Канд. психол. наук. Ярославль. 2001. 131. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания. СпБ., 1994. 132. Маклаков А.Г. Личностный адаптационный потенциал: его мобилизация и прогнозирование в экстремальных условиях // Психологический журнал, 2001, т.22, №1, с. 16-24. 133. Меерсон Ф.З., Пшенникова М.Г. Адаптация к стрессовым ситуациям и физическим нагрузкам. М., 1988. 134. Миграции и новые диаспоры в постсоветских государствах. М., 1996. 135. Мид М. Культура и мир детства. М., 1988, с. 110-359.

136. Мулдашева А.Б. Психические особенности этнокультурной маргинализации // Социально психологические исследования межнациональных отношений. М., 1993, с. 219-231. 137. Налчаджян А.А. Личность, групповая социализация и психическая адаптация. Ереван, 1986. 138. Налчаджян А.А. Социально-психическая адаптация личности: (Формирование, механизмы и стратегии). Ереван, 1988. 139. Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. М., 1997, с. 76-88. 140. Немов Р.С. Общие основы психологии. Книга 1. М., 1994. 141. Нижегородцева Н.В. Психологическая готовность детей к обучению в школе. Дисс. … д-ра психол. наук. Ярославль, 2001. 142. Новиков В.В. Социальная психология: феномен и наука. М., 1998. 143. Новые славянские диаспоры / Отв. ред. Мартынова М.Ю. М., 1996. 144. Павленко В.Н., Корж Н.Н. Трансформация социальной идентичности в посттоталитарном обществе // Психологический журнал. Т.19, 1998. №1. С. 75 – 89. 145. Павленко В.Н., Таглин С.А. Введение в этническую психологию: Учебное пособие. Харьков, 1992. 146. Пайгунова Ю.В. Этничность в структуре самосознания личности юноши – призывника. Автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Казань, 2000. 147. Парыгин Б.Д. Общественное настроение. М., 1966. 148. Парыгин Б.Д. Основы социально-психологической теории. М., 1971. 149. Петровская Л.А. Компетентность в общении. М., 1989. 150. Петровский А.В. Общая психология. М., 1986. 151. Петровский В.А. Феномен субъективности в психологии личности: Дис. д-ра психол наук. М., 1993. 152. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. М., 1969. 153. Пименов В.В. Этнология: предметная область, социальные функции, понятийный аппарат // Этнология. М., 1994, с. 5-14.

154. Платонов Ю.П. Социальная психология этнического взаимодействия / Введение в этническую психологию. СПб., 1995. С. 134 – 143. 155. Поршнев Б.Ф. Противопоставление этнического самосознания. М., 1973. как компонент 156. Психологи о мигрантах и миграции в России: Информационно-аналитический бюллетень №2. М., 2001. 157. Психология национальной нетерпимости: Хрестоматия / Сост. Ю.В. Чернявская. М., 1998. 158. Психология. Словарь / Под общей ред. И.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. К., 1990. 159. Растигеев А.П. Социальная адаптация и ответственность личности. Томск, 1985. 160. Русские нового зарубежья: Итоги этносоциологического исследования в цифрах. М., 1996. 161. Самбуева С.Б. Этнопсихологические факторы развития стрессоустойчивости личности (на этническом материале учителей бурятской национальности). Автореферат на соискание ученой степени кандидата психологических наук. Новосибирск, 1999. 162. Свиридов Н.А. Некоторые методологические проблемы социальной адаптации личности. Владивосток, 1979. 163. Селье Г. Стресс без дистресса. М., 1979. 164. Сигуан М., Макки У.Ф. Образование и Двуязычие. Зарубежная школа и педагогика. М., 1990. 165. Сикевич З.В. Национальное самосознание русских. М., 1996. 166. Сикевич З.В. Социология и психология национальных отношений. СПб., 1999. 167. Симонян Р.Х. От национального самосознания к гражданскому действию // Массовое сознание и массовые действия. М., 1994, с. 68-79. 168. Скворцов Н.Г. Этничность: социологическая перспектива // Социальные исследования, 1999, № 1, с. 21-31. 169. Слуцкий В.М. Формирование жизненных планов детей в условиях резких социальных изменений // Психологический журнал, 1995, №2, с. 60-70. 170. Снежкова И.А. К проблеме изучения этнического сознания у детей и юношей // Советская этнография. 1982. №1. С.80 – 88.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.