WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Экономическая история россии в новейшее время том 3. российская Экономика в 1992-2008 гг. ...»

-- [ Страница 8 ] --

Таблица 6. сопоставление альтернативной и официальной оценки изменения промышленной продукции в 1996–1998 гг.

Показатели 1996 1997 1998 1998/ 1.Госкомстат РФ -4,0 2,0 -5,2 -7, 2.Альтернативная оценка -11,5 -1,7 -4,4 -16, 3.Разница (2–1) -7,5 -3,7 0,8 -9, 890 Этот вопрос подробно рассмотрен в написанной преимущественно О.И. Полосовой главе 1 учеб ного пособия «Альтернативные оценки динамики производства продукции и услуг отраслей рос сийской экономики». Новосибирск, 2011. С. 7–45.

891 Там же. С. 46–109.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Как видим, альтернативные оценки показывают значительно более сильное падение объема промышленной продукции, чем оценки Госкомстата РФ. В сред нем за три года это отклонение составило 3,2 процентных пункта ежегодно в сто рону понижения официального индекса. Распространяя это понижение на весь период, получаем снижение официального индекса на 22,4 процентных пункта.

Это, конечно, очень грубая оценка, поскольку, как мы видим, иногда, как в 1997 г., альтернативный индекс может показать меньшее снижение, чем официальный.

Не имея времени и сил для расчета альтернативной оценки за весь пери од всеми четырьмя методами, ограничимся четвертым методом (на основе динамики перевозки грузов промышленным железнодорожным транспор том), который для 1996 г. оказался практически идентичным средней из 4 ме тодов892. В 1991 г. объем перевозок грузов промышленным железнодорож ным транспортом составил 5789 млн т893, в 1998 г. 2585 млн т894, составив 44,6% к 1991 г. Это несколько меньше, чем оценка Госкомстата РФ (49,7%), и может рассматриваться в качестве наиболее объективной оценки размера спада в промышленности в данный период.

От определения динамики промышленной продукции перейду к дина мике ее эффективности. Начну с динамики годовой производительности труда. Результаты расчета представлены в табл. 6.3.

Таблица 6. альтернативная оценка производительности труда за 1991–1998 гг.

Показатели 1991–1995 1995–1998 1991– 1. индекс продукции промышленности (к началу 0,56 0,8 0, периода) 2. среднегодовая численность промышленно-производственного 20,1 16,0 13,2(1998 год) персонала в начале периода, млн чел.

3. то же к началу периода 0,8 0,82 0, 4. индекс годовой 0,7 0,98 0, производительности труда (1:3) Источники:

1) Среднегодовая численность промышленно-производственного пер сонала: Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 365.

2) Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 341.

892 Там же. С. 111.

893 Российский статистический ежегодник 1994. М., 1994. С. 395.

894 Альтернативные оценки. Ук. соч. С. 105.

354 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Примечание: Индекс промышленной продукции исчислен в соответ ствии с объемом перевозок грузов промышленным железнодорожным транспортом. Источник: Альтернативные оценки. Ук. соч. С. 105.

Из табл. 6.3 следует несколько выводов. Во-первых, об огромном для такого короткого периода сокращении численности занятых в промышлен ности (с учетом непромышленного персонала сокращение занятости было еще более значительным). Во-вторых, о недостаточном при таком огромном падении производства сокращении занятости. В развитых капиталистических странах в период крупных экономических кризисов (например, 1929–1932 гг.) занятость в промышленности сокращалась почти так же, как и объем про изводства. В этом относительно медленном сокращении занятости сказалось сохранение значительных элементов прежних социалистических экономи ческих отношений. Имелось также, по-видимому, в виду иногда и желание сохранить персонал на случай будущего роста промышленности. Вместе с тем, видна разница между двумя периодами в развитии промышленности. Во второй период относительное сокращение было более значительным, что го ворило о большей зрелости рыночных отношений в этот период. В-третьих, очевидно огромное сокращение производительности труда из-за медленного сокращения занятости. Однако во второй период практически, с учетом точ ности данных, уже сокращения производительности труда не произошло.

В этот период произошло огромное сокращение фондоотдачи (по основ ным фондам) в промышленности. Достаточно очевидно, что сокращение основных фондов в промышленности не могло происходить так быстро, как сокращение выпуска продукции. Даже при отсутствии каких-либо капиталь ных вложений основные фонды не могли сокращаться больше чем на 1,5–2% ежегодно (при нормах амортизации в 3%), или на 10–12% за весь период, с учетом меньшего износа при сокращении их загрузки вдвое по сравнению с нормальным. Между тем, все-таки капитальные вложения производились.

Об огромном сокращении производственных мощностей в этот период говорят детальные расчеты об их динамике, производившиеся новосибир ским экономистом Н.Н. Селиверстовой на основе данных Госкомстата РФ о величине производственных мощностей по более чем 300 продуктам про мышленности. По ее подсчетам, уже к 1996 г. имелось только 74,6% произ водственных мощностей к уровню 1990 г.895 Произведенный мною расчет ди намики производственных мощностей по 15 важнейшим видам продукции тяжелой промышленности показал, что их уровень в 1997 г. составил 84,4% к уровню 1990 г. и их сокращение интенсивно продолжалось и в 1998 г. по Цит. по: Суслов Н.И. Анализ взаимодействия экономики и энергетики в период рыночных пре образований. Новосибирск, 2002. С. 121.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ из 7 этих продуктов896. Более сильное сокращение производственных мощно стей, нежели основных фондов, объясняется более высоким уровнем износа активной части этих фондов. Огромное сокращение фондоотдачи говорило о больших резервах увеличения выпуска при наличии большего спроса в кон курентоспособных отраслях экономики.

В то же время, в этот период произошло огромное сокращение матери альных оборотных фондов. О его примерных размерах говорят приводив шиеся в главе 5 данные о сокращении оборотных фондов по всей эконо мике, значительная часть которых была сосредоточена в промышленности.

Поэтому по оборотным фондам произошло значительное увеличение фон доотдачи, что неудивительно с учетом их избытка в советский период. Но и оно было чрезмерным вследствие нехватки финансовых ресурсов. Возоб новление роста промышленности, поэтому, зависело не от ограниченности основных фондов, а от нехватки оборотных фондов.

В этот период произошло и очень сильное увеличение электро- и энер гоемкости промышленной продукции. По весьма тщательным расчетам но восибирского экономиста Н.И. Суслова, выполненным на основе данных Госкомстата РФ о динамике промышленной продукции, в 1998 г. уровень энергоемкости промышленной продукции составил 140,5%897. С учетом за вышенности официального индекса промышленной продукции рост энерго емкости был еще больше. Индекс электроемкости составил к уровню 1991 г.

140,2%898. C учетом изменения структурных сдвигов рост энергоемкости и электроемкости был, однако, значительно меньше: соответственно 27% и 26,5% к 1991 г.899 Обращает на себя внимание тот факт, что основной рост электро- и энергоемкости пришелся на 1992–1995 гг. В 1996–1998 гг. он либо вообще не происходил, либо был незначительным900. Аналогичные обобщенным данным о динамике электро- и энергоемкости показывают и данные по отдельным видам промышленной продукции901. Повышение электро- и энергоемкости на основе альтернативных оценок оказывается немногим больше, так как индекс промышленной продукции по альтерна тивной оценке был меньше (45% и 49% соответственно).

Объясняя произошедший очень значительный рост электроемкости и энергоемкости в этот период, Н.И. Суслов обоснованно выделяет три при чины: старение и физический износ основных фондов, уменьшение загруз ки производственных мощностей, низкая платежная дисциплина потре 896 Исходные данные: Там же. С. 122.

897 Там же. С. 118.

898 Там же. С. 117.

899 Там же. С. 117, 118.

900 Там же.

901 Там же. С. 116.

356 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск бителей топлива и электроэнергии902. По крайней мере, две последние из указанных причин позволяли надеяться на то, что при повышении загрузки производственных мощностей и повышении платежной дисциплины энер го- и электроемкость могли начать сокращаться.

Хотя мне не удалось обнаружить соответствующие данные по промышлен ности США в период Великой Депрессии, есть основания полагать, что близ кие значения повышения электро- и энергоемкости наблюдались тогда и в этой стране. Об этом косвенно говорит сравнение индекса промышленной продук ции и индекса продукции электроэнергии и добычи топлива. Так, изменения от высшей точки кризиса к низшей происходили следующим образом: обраба тывающей промышленности — 47,1%, добывающей — 38,3%, производства электроэнергии —1 4,8%, угля — 40,9%, нефти — 22,1%903. Это, однако, не должно создавать представления, что столь значительное повышение электро и энергоемкости в России в этот период было нормальным и естественным яв лением. Дело в том, что разным был исходный пункт изменений этих показате лей в РФ и США. В РФ они были в несколько раз выше, чем в США, и отнюдь не только из-за разницы в климате или структуре экономики, а из-за крайне расточительного их потребления. Начиная рыночные реформы, преследовали цель добиться заметного снижения этих показателей за счет, в частности, зна чительного роста относительных цен на топливо и электроэнергию. Они дей ствительно относительно сильно выросли. Так, по данным Росстата, оптовые цены промышленности за 1991–1996 гг. выросли в 1282 раза, электроэнерге тики — в 4165 раз, топливной промышленности — в 12662 раза904. При таком колоссальном превышении роста цен на топливно-энергетические ресурсы над оптовыми ценами и, очевидно, себестоимости продукции, росте доли затрат на топливо и электроэнергию в себестоимости продукции можно было ожи дать, как минимум, стабилизации завышенных в советский период реальных расходов на топливо и электроэнергию. Но этого не произошло, что говорит о крайней неэффективности сложившегося в 90-е гг. хозяйственного механиз ма в промышленности. Произведенные О.И. Полосовой расчеты показали, что значительный рост электроемкости промышленной продукции происходил и в 1996–1998 гг., когда другие показатели эффективности стабилизировались905.

Для определения динамики материалоемкости продукции в этот пери од было произведено сопоставление динамики внутреннего потребления готового проката черных металлов и продукции машиностроения. Здесь следует сделать две оговорки. Во-первых, имеющиеся расчеты по альтер 902 Там же. С. 120–121.

903 Мировые экономические кризисы 1848–1935. М., 1937. С. 393.

904 Экономические обзоры ОЭСР 1996–1997 Российская Федерация. 1997. Таблица П6 (при переводе ошибочно вместо цен производителей указаны потребительские цены).

Альтернативные оценки. Ук. соч. С. 117.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ нативным оценкам динамики продукции машиностроения относятся только к 1996–1998 гг. Во-вторых, нами не учитывается потребление готового про ката черных металлов строительством и предполагается, что все внутреннее потребление черных металлов относится к машиностроению.

Итак, за 1995–1998 гг. продукция машиностроения, по альтернативным оценкам, сократилась на 24,5%906. Производство готового проката черных ме таллов в 1995 г. составило 39 млн т, в 1998 г. — 35,2 млн т907. В 1995 г. экспортно импортное сальдо по плоскому прокату черных металлов составило 7,2 млн т908. В 1998 г. экспортно-импортное сальдо по плоскому прокату черных метал лов составило 9,45 млн т909. Внутреннее потребление готового проката черных металлов в 1995 г. составило, следовательно, 31,8 млн т, в 1998 г. 25,49 млн т, или сократилось на 20%. Произошло, следовательно, заметное снижение ме таллоемкости отрасли (без учета структурных сдвигов в ней).

Перейду от частных показателей к попытке определения динамики наиболее обобщающего показателя эффективности промышленности, ее рентабельности и другим финансовым показателям. Нетрудно понять, что при таком огромном падении производства рентабельность должна была резко снизиться, если не превратиться в убыточность. Так было в периоды крупнейших экономических кризисов в США, например, в период Великой Депрессии. Статистика Госком стата РФ демонстрирует резкое падение рентабельности промышленности: по продукции — с 38,3% в 1992 г. до 12,7% в 1998 г., по активам за те же годы — с 37% до -0,2%910. Резко и непрерывно росла доля убыточных предприятий — с 7,2% в 1992 г. до 48,8% в 1998 г.911 Непрерывно ухудшались и почти все другие финансовые показатели (коэффициент текущей ликвидности, обеспеченности собственными оборотными средствами)912.

Нетрудно показать, что фактическое ухудшение рентабельности было значительно больше. Достаточно сказать, что в этот период сохранялась огромная заниженность стоимости основных фондов, что приводило к пре уменьшению объема амортизационных отчислений и тем самым к заниже нию затрат на производство и преувеличению объема прибыли. С другой стороны, преуменьшалась величина активов предприятий.

Нами была произведена альтернативная оценка рентабельности про мышленности за 1998–2000 гг. с учетом восстановительной стоимости основных фондов913, которая показала убыточность ее в этот период.

906 Там же. С. 113.

907 РСЕ 2003. М., 2003. С. 363.

908 РСЕ 1996. М., 1996. С. 347, 351.

909 PCE 2003. М., 2003. C. 643, 646.

910 РСЕ 2003. Ук. соч. С. 575.

911 Там же. С. 571.

912 Там же. С. 580.

913 Методика и результаты этой оценки приведены в статье Ханина Г.И., Иванченко Н.В. «Альтерна 358 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Если говорить о факторах убыточности промышленности, то приходит ся исключить из их числа чрезмерную заработную плату одного работника;

динамика реальной заработной платы промышленно-производственного персонала в этот период может быть исчислена только крайне приблизи тельно, поскольку индекс потребительских цен Госкомстата весьма нена дежен и неясны размеры финансирования промышленностью остающихся в ее распоряжении социальных фондов. Из многочисленных и противоречи вых по величине показателей динамики реальных доходов в какой-то степе ни объективным мне представляется расчет Госкомстата РФ покупательной способности среднемесячной начисленной номинальной заработной платы в 90-е гг. по отношению к основной части продовольственных товаров. Из него следует, что по отношению к 1990 г. в 1998 г. реальная заработная пла та сократилась ориентировочно на 50%. Однако этот результат, безусловно, завышает реальное падение реальной заработной платы. Во-первых, в нем не представлены непродовольственные предметы потребления, которые росли значительно медленнее, чем продовольственные. Во-вторых, здесь не учитываются услуги и главные из них расходы на ЖКХ, которые тоже росли медленнее. В-третьих, и это, возможно, самое существенное, за базу расчета взят 1990 г. Между тем, именно в 1991 г. произошло огромное со кращение доходов трудящегося населения РФ (не менее чем на 20–25%)914.

С другой стороны, из-за значительных задержек в выплате заработной платы данный показатель несколько завышен. Следует также учесть, что некото рая часть заработной платы, особенно управляющему составу, выдавалась в конвертах и не попадала поэтому в статистическую отчетность. Выскажу предположение, что реальная заработная плата в этот период сократилась примерно в такой же степени, как производительность труда, т.е. примерно на треть. Следовательно, по данной статье роста затрат на производство не произошло.

Основная часть реального роста затрат на производство произошла по другим статьям. Прежде всего, за счет затрат на основные и вспомо гательные материалы, топливо и электроэнергию, о чем уже говорилось выше. При этом, не только за счет их роста в физическом выражении, но и за счет более быстрого относительного роста цен на топливо и электроэнергию. Наконец, по реальным затратам на амортизацию, по скольку основные фонды промышленности сократились намного мень ше, чем ее продукция.

тивная оценка стоимости материальных фондов и рентабельности производственной сферы рос сийской экономики в 1998–2000 годы». Вопросы статистики. № 9. 2003.

914 Обоснование этого утверждения содержится во 2-м томе. С. 211, 276–277.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ 6.1.1.1. Промышленность средств производства и вооружения Начать оценку развития промышленности средств производства целе сообразно с динамики производства важнейших видов ее продукции. Она представлена в табл. 6.4.

Таблица 6. объем производства промышленных средств производства в 1991–1998 гг. в натуральном выражении единица виды продукции 1991 1995 1995/1991 1998 1998/1995 1998/ измерения Топливно-энергетический комплекс 1. электроэнергия млрд квт-ч 1068 860.0 0,8 827 0,96 0, 2. нефть, включая газовый Млн т 482 307 0,64 303 0,99 0, конденсат 3. газ естественный млрд м3 643 595 0,93 591 0,99 0, 4. уголь млн т 363 263 0,72 232 0,88 0, Черная металлургия 5. сталь млн т 77,1 51,6 0,67 43,7 0,85 0, 6. готовый прокат черных млн т 55,1 39,0 0,71 35,2 0,9 0, металлов 7. железная руда млн т 90,8 78,3 0,86 72,6 0,93 0, Химическая промышленность 8. серная кислота млн т 11,6 6,9 0,59 5,8 0,84 0, 9. сода кальцинированная млн т 3,05 1,82 0,6 1,54 0,85 0, 10. химические волокна и тыс. т 529 216 0,41 133 0,61 0, нити 11. синтетические смолы и тыс. т 2863 1804 0,61 1618 0,9 0, пластмассы 12. минеральные удобрения млн т 15,0 9,64 0,64 9,38 0,97 0, Лесная и деревообрабатывающая промышленность 13. вывозка древесины млн м3 269 116 0,43 78,2 0,67 0, 14. пиломатериалы млн м3 65.8 26,5 0,4 18,50,7 0,7 0, 15..целлюлоза млн т 6,4 4,2 0,66 3,2 0,76 0, 16. бумага млн т 4,76 2,77 0,58 2,45 0,88 0, 360 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Окончание табл. 6. единица виды продукции 1991 1995 1995/1991 1998 1998/1995 1998/ измерения Машиностроение и металлообработка 17. турбины млн квт 10,8 5,1 0,47 2,9 0,56 0, 18. генераторы к турбинам млн квт 6,7 2,8 0,42 2,9 1,03 0, 19. электродвигатели млн квт 14,6 3,9 0,27 2,7 0,69 0, переменного тока 20. металлорежущие станки тыс. шт. 67,5 18,0 0,27 7,6 0,42 0, 21. станки с числовым тыс. шт. 12,8 0,3 0,002 0,1 0,33 0, программным управлением 22. кузнечно-прессовые тыс. шт. 23,8 2,2 0,09 1,3 0,59 0, машины 23. проходческие комбайны шт. 415 128 0,31 70 0,56 0, 24. турбобуры тыс. шт.. 10,3 0,9 0,09 1,1 1,2 0, 25. тракторы млн л.с. 18,7 1,9 0,1 1,0 0,52 0, 26. комбайны тыс. шт. 55,4 6,2 0,11 1,0 1,6 0, зерноуборочные 27. экскаваторы тыс. шт. 21,1 5,2 0,25 3,3 0,63 0, 28. бульдозеры тыс. шт. 11,7 2,4 0,2 1,6 0,66 0, 29. ткацкие станки тыс. шт. 17,6 1,9 0,11 0,2 0,11 0, Промышленность строительных материалов 30. цемент млн т 77,5 36,5 0,47 26,0 0,71 0, 31. сборные железобетонные млн м3 75,1 28,1 0,37 14,7 0,52 0, конструкции и изделия 32. строительный кирпич млрд шт.

условного 23,7 13,9 0,58 9,6 0,69 0, кирпича Источники:

1) Для 1991 г. — РСЕ 1994. М., 1994. С. 318–326.

2) Для 1995 и 1998 гг. — РСЕ 2003. М., 2003. С. 354–379.

Следует отметить, что в представленном в табл. 6.4 перечне отраслей и продуктов отсутствует цветная металлургия, поскольку данные о производ стве отдельных ее продуктов не публикуются. Кроме того, машиностроение и металлообработка представлены в перечне только продукцией граждан ского назначения и в нем отсутствует производство товаров культурно ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ бытового назначения. Поэтому для полной характеристики рассматривае мой сферы промышленности необходимо учесть эти два обстоятельства.

Для обобщенной характеристики динамики отдельных отраслей про мышленности средств производства мною был исчислен на основе динамики приведенных в табл. 6.4 продуктов индекс продукции средств производства отдельных отраслей промышленности как среднеарифметическая динамики отдельных продуктов (за исключением станков с программным управлением) за 1991–1998 гг. Результаты расчета представлены в табл. 6.5.

Таблица 6. индекс продукции отраслей промышленности за 1991–1998 гг.

количество отрасли промышленности индекс продуктов 1. топливно-энергетический комплекс 4 0, 2. черная металлургия 3 0, 3. химическая промышленность 5 0, 4. лесная и деревообрабатывающая 3 0, промышленность 5. инвестиционное гражданское 12 0, машиностроение и металлообработка 6. промышленность строительных 3 0, материалов Среднеарифметическая для 0, отраслей Источник: Табл. 6.4.

Может возникнуть вопрос: насколько правомерно производить оценку индекса промышленной продукции по очень ограниченному кругу продук тов? В связи с этим отмечу, что в набор включены важнейшие продукты указанных отраслей, что обеспечивает примерную представительность их продукции. Указанный пример исчисления индекса успешно использовался западными экономистами (Колиным Кларком и Наумом Ясным) для харак теристики динамики советской промышленности в 30–40-е гг. О.И. Поло сова показала очень слабую зависимость величины индекса физического объема промышленной продукции от числа включенных в расчет продук тов для конца 90-х гг.915 Обращает на себя внимание то обстоятельство, что среднеарифметический индекс 6 отраслей совпадает с исчисленным нами индексом по всей промышленной продукции за этот период.

915Ханин Г.И., Полосова О.И., Фомин Д.А. Альтернативные оценки динамики производства про дукции и услуг отраслей российской экономики. Новосибирск, 2011. С. 66. Сравнивался индекс с числом продуктов 108, 47, 28 и 16.

362 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск При анализе дифференциации динамики продукции отдельных отраслей видно, что она ухудшается от производства сырья к выпуску конечной продукции.

Наименьшим является сокращение производства в топливно-энергетическом комплексе. Это определялось следующими факторами. В его продукции (кроме электроэнергетики) была значительной и увеличивалась доля экспорта. Практи чески неизменным оставался объем потребления этих продуктов населением.

Вследствие роста электроемкости и энергоемкости в промышленности и всей экономике также относительно медленнее падало их производство.

На втором месте находилась продукция черной металлургии, относитель ная конкурентоспособность которой позволяла увеличивать объем ее экспор та, что сдерживало объем падения производства. Особенно это очевидно в наиболее простом виде продукции, как производство железной руды.

Более быстро происходило падение производства в отраслях, производящих не только сырье, но и в значительном количестве полуфабрикаты: химическая про мышленность, лесная и деревообрабатывающая промышленность и промышлен ность строительных материалов. Они все же имели возможность увеличивать аб солютно или относительно экспорт (например, экспорт минеральных удобрений).

И наибольшим было падение в отраслях, обеспечивающих инвестиции и военные расходы, которые в этот период подверглись огромному сокращению (инвестици онное машиностроение и промышленность строительных материалов).

Для определения динамики производительности труда по отраслям промыш ленности был исчислен индекс численности промышленно-производственного персонала млн чел. за 1991–1998 гг. Результаты расчета представлены в табл. 6.6.

Таблица 6. индекс численности промышленно-производственного персонала в 1991–1998 гг.

отрасли промышленности 1991 1998 1998/ 1. электроэнергетика 0,56 0,84 1, 2. топливная промышленность 0,81 0,79 0, 3. черная металлургия 0,77 0,67 0, 4. цветная металлургия 0,6 0,48 0, 5. машиностроение и металлообработка 9,1 4,85 0, 6. химическая и нефтехимическая 1,11 0,88 0, 7. лесная, деревообрабатывающая и целлюлозно- 1,72 1.03 0, бумажная 8. промышленность строительных материалов 1,07 0,71 0, Источники:

1) Для 1991 г. — РСЕ 1994. М., 1994. С. 65.

2) Для 1998 г. — РСЕ 2003. М., 2003. С. 356–376.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Как и следовало ожидать, сокращение численности промышленно производственного персонала по отраслям промышленности соответствует тенденциям в изменениях объема промышленной продукции по этим от раслям. Изумление вызывает только электроэнергетика, где, несмотря на сокращение объема производства, численность занятых выросла в полтора раза. Очевидно, что это стало возможным прежде всего в результате моно польного положения этой отрасли, позволившей ей взвинчивать цены. Хотя возможно, были и другие причины.

На основе данных табл. 6.5 и 6.6 становится возможным исчислить индекс производительности труда по отраслям промышленности за 1991–1998 гг. Ре зультаты расчета представлены в табл. 6.7.

Таблица 6. расчет индекса производительности труда по отраслям промышленности в 1991–1998 гг.

индекс численно- индекс индекс сти промышленно- производи отрасли промышленности продук производственного тельности ции персонала труда 1. электроэнергетика 0,77 1,5 0, 2. топливная 0,73 0,98 0, промышленность 3. черная металлургия 0,67 0,87 0, 4. цветная металлургия 0,59 0,8 0, 5. инвестиционное машиностроение и 0,14 0,53 0, металлообработка 6. химическая и 0,48 0,78 0, нефтехимическая 7. лесная, деревообратывающая и 0,39 0,6 0, целлюлозно-бумажная 8. промышленность 0,31 0,66 0, строительных материалов Источники: Табл. 6.6 и 6.7. Индекс продукции электроэнергетики ис числен по производству электроэнергии. Индекс продукции топливной про мышленности — как среднеарифметическая индексов трех видов продукции топливной промышленности. Индекс продукции цветной металлургии — по данным Госкомстата РФ (Литвинцева Г.П. Продуктивность экономики и инсти туты на современном этапе развития России. Новосибирск, 2003. табл. П.3.7.) 364 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Динамика производительности труда также следует тенденциям дина мики продукции: она снижается тем больше, чем снижается выпуск продук ции. Наибольшие отклонения и с количественной и, особенно, с качествен ной стороны касаются двух отраслей промышленности: электроэнергетики, где, несмотря на минимальное сокращение производства, произошло боль шее, чем в среднем по промышленности, сокращение производительности труда, и машиностроения и металлообработки, где вполне ожидаемое бы строе сокращение производительности труда оказалось просто колоссаль ным: практически в 4 раза.

Учитывая огромный удельный вес машиностроения и металлообработ ки в промышленности РФ периода и значимость ее продукции для любой среднеразвитой страны, и тем более такой великой, как Россия, необходимо особо остановиться на ее развитии в данный период. Иначе как катастро фой сокращение продукции, ее инвестиционной гражданской части (как мы покажем ниже, не меньше сократилась и ее потребительская и оборонная часть) назвать нельзя. Кстати, по данным Госкомстата РФ, падение состави ло 2,5 раза916 — тоже совсем немало, но не так катастрофично. Очевидно, что именно машиностроение и металлообработка открывали наиболее бла гоприятные условия для искажения реального сокращения выпуска продук ции в силу того, что продукция ряда ее отраслей оценивалась на основе вы пуска в стоимостном выражении с поправкой на сомнительно исчисляемый индекс оптовых цен. Сомневающимся в объективности исчисленного мною индекса советую еще раз взглянуть на падение отдельных видов продукции этой отрасли, включенных в набор продуктов. Продукция некоторых из них упала в этот период в 20–100 раз.

Анализ масштабов сокращения продукции гражданского машинострое ния по видам вскрывает его главные причины: отчаянное финансовое поло жение потребителей продукции и избыток соответствующего оборудования даже в советское время, значительно усилившийся после уменьшения загруз ки производственных мощностей в 90-е гг. Чаще всего обе причины совпа дали. Так, наибольшее сокращение наблюдалось в сельскохозяйственном ма шиностроении, где был избыток парка оборудования еще в советский период и сложилось отчаянное финансовое положение в 90-е гг. вследствие падения производства и прекращения сельскохозяйственных субсидий. Огромное со кращение выпуска металлообрабатывающего оборудования также объясня лось его избытком в советское время и тяжелым финансовым положением и гражданского, и оборонного машиностроения. Просто рухнуло в 90-е гг.

производство хлопчатобумажных и других тканей, что привело к огромному сокращению заказов на ткацкие машины. В то же время качество и издержки 916 Литвинцева Г.П. Ук. соч. Приложение П.3.7.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ производства этих видов оборудования не позволяли увеличить объем экс порта, который даже сократился из-за распада СЭВ и кризиса в странах быв шего СЭВ и бывшего СССР, а также экономического кризиса в этих странах и конкуренции западных изделий. Обращает на себя внимание колоссальный спад выпуска наиболее прогрессивного оборудования — станков с числовым программным управлением. Он свидетельствовал о примитивизации россий ской промышленности в этот период и непосредственно был вызван и невы соким их качеством и упадком основного их потребителя — отраслей маши ностроения ОПК (оборонно-промышленного комплекса).

Общие причины столь стремительного падения этой отрасли уже при водились и нет необходимости повторять их. Столь же огромное сокраще ние было и в США в период Великой Депрессии. Но там оно все же про должалось 4 года, а в России (с учетом и 1991 г.) 8 лет. И это отличие имело огромное качественное значение. Наиболее важным в этом отношении яв ляется влияние столь сильного и длительного сокращения на возможности возрождения этой отрасли. Уже одно сокращение численности работающих в два раза имело в этом отношении очень важное значение. Очевидно, что увольнялись из этой отрасли (помимо больных и пенсионеров) работники наиболее продуктивных возрастов и чаще всего наиболее энергичные, спо собные найти себе применение в других, лучше оплачиваемых отраслях.

Важно проанализировать, хотя бы на качественном уровне (из-за недостат ка количественных данных для всего периода), каким образом при таком огромном сокращении производства и особенно производительности труда вообще могла сохраниться эта отрасль. Прежде всего, благодаря огромно му сокращению реальной заработной платы. В советский период средне месячная заработная плата работников этой отрасли была несколько выше средней по промышленности и занимала 6-е место среди 8 отраслей средств производства, лишь незначительно отставая от занимавших 4–6 место917.

В 1998 г. она занимала 8-е место, значительно отставая от средней по про мышленности918. К тому же, зачастую в этой отрасли наблюдались самые большие задержки заработной платы.

Важное значение имело сокращение парка оборудования, частично пу тем сдачи в металлолом, частично (лучшего) путем продажи за границу в развивающиеся страны и Китай, а также частному сектору (например, ре монтным мастерским). Машиностроительные предприятия экономили на ремонте оборудования и зданий, чаще всего вообще его не производя. По мещения нередко не отапливались и не освещались. Вечерние смены, требу ющие освещения, отменялись. Значительная часть производственных пло 917 Промышленность СССР. М., 1987. С. 127.

918 Промышленность России. 2005.

366 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск щадей отдавалась в аренду под склады, офисы и торговые и выставочные предприятия. НИОКР чаще всего не производился, заводские лаборатории и опытные цеха в подавляющем большинстве случаев ликвидировались. За крывались заводские учреждения культурно-бытового назначения (детские сады, санатории и дома отдыха, клубы).

Для возрождения отрасли особенно разрушительные последствия име ла деградация трудового потенциала и научно-конструкторской базы.

Отдельно следует остановиться на состоянии и динамике военного маши ностроения. Проблема исключительно сложная со статистической точки зре ния. Прежде всего, в связи с закрытостью отрасли, которая, конечно, умень шилась по сравнению с советским периодом, но сохранилась. Госкомстат РФ не дает внятных объяснений своей методике оценки динамики ОПК. Вряд ли при ее оценке используются данные об объеме производства в натураль ном выражении, которые не приводятся поэтому и в статистических справоч никах. Следовательно, речь идет, скорее всего, о дефлятировании выпуска в стоимостном выражении, при котором используются индексы цен на про дукцию, сопоставимость которой часто очень трудно определить. Во-вторых, в продукции ОПК практически невозможно выделить собственно машино строение, хотя оно, безусловно, составляет основную часть ОПК. Продукция Минатома входит и в химическую промышленность, и в цветную металлур гию. Но из-за отсутствия более детальных данных по отраслям ОПК придется принимать ее продукцию как входящую только в машиностроение.

В качестве исходных для дальнейшей оценки воспользуюсь официаль ными данными о динамике ОПК за 1991–1996 гг. Они приведены в табл. 6. (в % к 1991 г.).

Таблица 6. индекс продукции оПк в 1991–1996 гг.

Показатели 1991 1992 1993 1994 1995 Объем товарной продукции 100 80,4 64,6 39,2 31,2 22, Военная 100 49,5 32,5 19,9 16,6 12, Гражданская 100 99,6 85,6 42,6 41,3 29, Источник: Рассадин В.Н. Оборонно-промышленный комплекс России.

М., 2003. С. 146.

Как видим, даже по официальным данным и только к 1996 г. продукция военной промышленности сократилась по сравнению с 1991 г. в 8,2 раза.

При этом сокращение военной продукции ОПК шло более чем в два раза ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ быстрее, чем гражданской. В целом же, продукция ОПК в 1996 г. сократи лась по сравнению с 1991 г., по официальным данным, в 4,54 раза. Можно полагать, что основное сокращение ОПК произошло именно в этот период.

Во всяком случае, в 1999 г., по сравнению с гораздо большим уровнем 1990 г., она составила те же 22,2%919.

Практически невозможно проверить достоверность официальных дан ных о динамике военного производства в РФ в этот период. С одной сторо ны, экспорт военной техники сократился только в 2,5 раза — с 10 до 4 млрд долл.920 В то же время произошло огромное сокращение поставок вооруже ния для собственных Вооруженных сил. Но, поскольку неизвестны размеры этих поставок в долларовом исчислении в 1991 г., определить общий индекс невозможно. Следует учесть, что помимо конечной продукции предприятия военной промышленности поставляли для Вооруженных сил запасные ча сти, производили модернизацию и капитальный ремонт оружия.

Опираясь, в силу необходимости, на официальные данные о динамике во енного производства, можно сделать вывод, что по средствам производства и военной технике индекс продукции машиностроения составил к 1991 г. (при предположении о равенстве этих величин в 1991 г. и 1998 г.) примерно 7,5 раза по средствам производства и 8 по военной технике). Остается определить ин декс по товарам культурно-бытового назначения долговременного пользова ния, производившимся машиностроением и металлообработкой. Этот вопрос рассмотрен в следующей части параграфа. Как следует из табл. 6.9., потре бительская часть машиностроения к уровню 1991 г. составила 0,14, т.е. при мерно столько же, сколько инвестиционная и военная части. Таким образом, выводы о состоянии машиностроения и металлообработки, сделанные мною на основе анализа его инвестиционной части, остаются справедливыми для всей отрасли. Теперь становится возможным определить динамику и других показателей этой важнейшей отрасли, кроме производительности труда.

Начну с динамики энерго- и электроемкости. По данным, приведенным в книге Н.И. Суслова, потребление электроэнергии в машиностроении и ме таллообработке в 1998 г. составило по отношению к уровню 1991 г. 48,2%922.

Если исходить из индекса объема производства в отрасли в этот период, рав ного 0,14, получается индекс электроемкости равный 3,4 раза. Потребление энергии в 1998 г. по сравнению с 1991 г. в машиностроении и металлообра ботке составило 49%923. Следовательно, индекс энергоемкости оказался рав 919 Галлиев А. Оборонная инициатива // Эксперт. № 40. 2000. С. 26.

920 Независимое военное обозрение. № 42. 2000. С. 5.

921 Многочисленные примеры огромных размеров этого сокращения приводятся в докладе пред седателя Комитета Государственной Думы РФ по обороне генерала Л.Я. Рохлина в начале 1998 г. // Советская Россия. 17 января 1998 г.

922 Суслов Н.И. Анализ взаимодействий экономики и энергетики. Новосибирск, 2002. Приложение 3.1.

923 Рассчитано исходя из официального индекса продукции, равного 40% и роста энергоемкости, 368 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск ным тем же 3,4 раза. Следовало ожидать, что индекс электро- и энергоемкости окажется намного больше (более чем в 3 раза), чем по всей промышленности, а разница в потреблении электроэнергии и энергии — намного меньше. На поддержание неиспользуемых производственных мощностей требуется на много большая доля потребления электроэнергия и топлива, так как уровень их использования в машиностроении и металлообработке был намного ниже, чем по всей промышленности. Тем не менее, столь колоссальное повышение этих показателей вызывает вопрос: не занижен ли исчисленный мною индекс продукции машиностроения и металлообработки?

Для определения динамики материалоемкости продукции отрасли целе сообразно сопоставить ее динамику с потреблением в ней проката черных металлов — основного конструкционного материала отрасли. Для этого не обходимо из общего объема производства проката черных металлов вычесть его экспортно-импортное сальдо. Первая трудность, которая здесь возника ет, состоит в том, что эти данные впервые публикуются с 1992 г. Поэтому и индекс продукции отрасли необходимо исчислить за 1992–1998 гг.

Начну со второй проблемы. Индекс продукции машиностроения и метал лообработки за 1992 г. в сравнении с 1991 г. мною был исчислен по той же номенклатуре продукции, что и за 1991–1998 гг. По продукции инвестицион ного назначения он составил 0,75, по потребительским товарам 0,83, индекс военной продукции ОПК составил 0,495924. Для исчисления совокупного ин декса продукции машиностроения воспользуюсь (за неимением отечествен ных данных) расчетами американских экономистов из компании Planecon со отношения этих трех частей для 1990 г. (в ценах 1984 г.): инвестиционные товары — 70 млрд руб. (37%), потребительские товары — 30 млрд руб. (16%), военная продукция — 90 млрд руб. (47%), всего 190 млрд руб.925 Совокупный индекс получается равным 0,64. Отсюда индекс продукции машиностроения и металлообработки за 1992–1998 гг. получается равным 4,48 (7x0,64).

В 1992 г. производство готового проката черных металлов составило 46,8 млн т926.

Экспорт — 7 млн т, импорт — 7,7 млн т927. Экспортно-импортное сальдо — 0,7 млн т.

Таким образом, внутреннее потребление проката черных металлов составило в 1992 г. 47,5 млн т. В 1998 г. производство готового проката черных металлов со ставило 35,2 млн т, доля экспорта в производстве готового проката черных метал лов составила (по плоском прокату) 63,5%928, или 22,3 млн т, при практическом отсутствии импорта. Следовательно, внутреннее потребление готового проката рассчитанного Н.И. Сусловым на основе этого индекса в размере 1,23 раза (там же. С. 118).

924 Рассадин В.Н. Оборонно-промышленный комплекс России. М., 2002. С. 146.

925 The impoverished superpower / Еdited by Henry S. Rowen and Charles Wolf, Jr. San Francisco, 1990.

Р. 232.

926 Госкомстат России Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 392.

927 Промышленность РФ. М., 1995. С. 109, 111.

928 Промышленность РФ. М., 2000. С. 344.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ черных металлов составило 12,9 млн т (35,2–22,3), или 27,2% к 1992 г., в то вре мя как индекс производства отрасли составил 22,3% (100:4,48). Таким образом, металлоемкость продукции выросла в 1,22 раза (27,2:22,3). И если увеличение электро- и энергоемкости можно было объяснить снижением загрузки произ водственных мощностей, то в отношении материалоемкости это объяснение не проходит. Произошло, следовательно, явное ухудшение и без того крайне низкого уровня использования материалов. Вместе с тем, сравнение с приведенными ра нее данными о динамике металлоемкости отрасли за 1995–1998 гг. показывает, что основное ухудшение произошло в период наибольшего спада в отрасли — 1992–1994 гг., а в 1995–1998 гг. она даже несколько улучшилась.

Таким образом, в этот период в отрасли произошло очень значительное ухудшение всех показателей, определяющих реальную себестоимость продук ции: соотношения реальной средней заработной платы и производительности труда, электро- и энергоемкости, худший в промышленности уровень исполь зования производственных мощностей. К тому же, индекс цен на материалы, топливо и электроэнергию рос намного быстрее, чем индекс цен на продукцию машиностроения и металлообработки. Понятно, что уровень убыточности в отрасли был самый высокий в промышленности929. Критическими оказались и все показатели платежеспособности. Практически подавляющая часть пред приятий отрасли были банкротами. И только нежелание российских капитали стов и властей использовать этот институт уберегло их от этой участи. Но не могло уберечь от многомесячных невыплат заработной платы, бегства персона ла, распродажи оборудования и многих других тяжелейших проблем.

6.1.1.2. Производство промышленных предметов потребления Для характеристики объема и динамики промышленных предметов по требления в 1991–1998 гг. воспользуюсь данными табл. 6.9.

Таблица 6. объем производства промышленных предметов потребления в 1991–1998 гг. в натуральном выражении виды продукции единица измерения 1991 1998 1998/ Пищевая промышленность 1. сахар-песок и сахар-рафинад млн т 3,98 4,84 1, 2. хлеб и хлебобулочные млн т 18,9 8,5 0, изделия 3. масло растительное млн т 1,16 0,78 0, 929 Ханин Г.И., Иванченко Н.В. Вопросы статистики.

370 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Продолжение табл. 6. виды продукции единица измерения 1991 1998 1998/ 4. безалкогольные напитки млн дал 228 215 0, 5. воды минеральные млн дал 37,6 51,2 1, 6. консервы млн усл. банок 6944 2828 0, 7. мясо, включая субпродукты млн т 5,82 1,31 0, 1-й категории 8. колбасные изделия млн т 2,08 1,09 0, 9. масло животное Тыс. т 729 276 0, 10. цельномолочная продукция млн т 18,6 5,6 0, (в пересчете на молоко) 11. улов рыбы млн т 7.0 4,1 0, 12. кондитерские изделия млн т 2,64 1,4 0, Среднеарифметическая 0, Легкая промышленность 1. хлопочатобумажные ткани млн м2 5,29 1,08 0, 2. шерстяные ткани млн м2 0,39 0,04 0, 3. шелковые ткани млн м2 0,95 0,11 0, 4. трикотажные изделия млрд шт. 0,68 0,045 0, 5. чулочно-носочные изделия млрд шт. 0,74 0,15 0, 6. обувь на кожаной подошве млн пар 59 1,1 0, 7. обувь на подошве из заменителей млн пар 276 22,7 0, кожи 8. ковры и ковровые изделия млн м2 44,2 7,3 0, Среднеарифметическая 0, Товары культурно-бытового и хозяйственного назначения 1. часы млн шт. 61,6 3,8 0, 2. радиоприемники млн шт. 5,5 0,23 0, 3. телевизоры млн шт. 4,44 0,33 0, 4. магнитофоны млн шт. 3,6 0,01 0, 5. холодильники и морозильники млн шт. 3,7 1,04 0, 6. стиральные машины млн шт. 5,5 0,86 0, 7. в том числе автоматические и млн шт. 2,0 0,11 0, полуавтоматические 8. электропылесосы млн шт. 4,7 0,45 0, 9. швейные машины млн шт. 1,58 0,01 0, 10. фотоаппараты млн шт. 1,9 0,06 0, 11. легковые автомобили млн шт. 1.03 0,84 0, ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Окончание табл. 6. 12. мотоциклы и мотороллеры млн шт. 0,71 0,02 0, 13. велосипеды млн шт. 3,44 0,36 0, 14. электроутюги млн шт. 8,44 0,76 0, Среднеарифметическая 0. То же без легковых 0, автомобилей Источники:

1) За 1991 г. — Народное хозяйство Российской Федерации в 1992 год.

М., 1993. С. 190–192.

2) За 1998 г. — Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003.

С. 370–371.

Первое, что обращает на себя внимание в произведенном расчете, — это огромное падение данного сектора промышленности. Оно связано, очевид но, с двумя факторами: 1) сокращение платежеспособного спроса населения и конкуренцией более дешевых импортных товаров, к тому же зачастую не облагавшихся налогами (включая таможенные пошлины);

2) неравномер ность падения по отраслям. Оно увеличивалось по мере уменьшения на сущности отдельных групп товаров для населения. Наибольшим оно было для товаров долговременного пользования, меньшим для продукции легкой промышленности и еще меньшим для продукции пищевой промышленно сти. Важный вопрос состоит в достоверности данных об объеме продукции в натуральном выражении. Я рассмотрю его при анализе динамики отдель ных отраслей.

При анализе динамики пищевой промышленности два продукта вы зывают наибольшие сомнения. Во-первых, динамика производства хлеба и хлебобулочных изделий. Невозможно поверить, что более чем в 2 раза снизилось производство самого насущного продукта для населения — хле ба. Очевидно, что значительная часть производства хлеба и хлебобулочных изделий после 1991 г. начала осуществляться в теневом секторе экономики или (на селе) непосредственно в домашних хозяйствах населения. Другой продукт, вызывающий сомнение, но в противоположном смысле, это замет ное увеличение производства сахара-песка и сахара-рафинада. Это относи тельно дорогостоящий продукт и можно было ожидать сокращения его про изводства. Увеличение его производства противоречит также сокращению производства сахарной свеклы в РФ почти в 3 раза930 при возросшем, прав да, по сравнению с 1992 г., почти в 3 раза импорте тростникового сахара 930 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 414.

372 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск сырца и сокращении в 6 раз импорта белого сахара931. С учетом данных о внешней торговле, такое увеличение нельзя считать исключенным. Вместе с тем, занижение данных о динамике производства хлебобулочных изделий позволяет предположить заниженность и по другим продуктам этой отрасли и всего индекса продукции пищевой промышленности. Кажется чрезмер ным и падение производства мяса (0,2), и молока и молочных продуктов.

Они не корреспондируют с официальными данными о производстве мяса в убойном весе932, которое сократилось по сравнению со среднегодовым за 1986–1990 гг. лишь немногим более, и молока и молочных продуктов примерно на треть за тот же период. Даже с учетом увеличения домашне го и внутрипроизводственного производства мяса и молочных продуктов в связи с отменой их государственных заготовок и ростом поголовья скота в личном пользовании размер официального падения выглядит чрезмерным.

Очевидно, что в пищевой промышленности возник значительный теневой сектор. Возьму на себя смелость оценить фактический размер падения про изводства в пищевой промышленности в размере 40%, вместо 60%.

Три продукта, производимых пищевой промышленностью, отличались от общей тенденции спада производства. Первый — пиво. Пиво было дефицит ным продуктом в советский период. В силу его относительной дешевизны, высокий спрос на него сохранился и в постсоветский период. Намного вы росший импорт более дорогого пива, потребляемого состоятельными слоями населения, не стал конкурентом отечественному производству. В 1991 г. про изводство пива составило 327 млн дал934, в 1998 г. — 363 млн дал935. Другим продуктом были традиционно качественные в России шоколадные конфеты, которые, несмотря на высокие цены, были доступны состоятельным слоям населения. Оба эти продукта производились преимущественно иностран ными компаниями, вложившими значительные средства в модернизацию взятых ими в ходе приватизации под контроль российских предприятий и в строительство новых. Выросло, и опять при помощи иностранного капитала, производство табачных изделий. Важнейшим фактором роста производства этих продуктов послужило также резкое уменьшение косвенных налогов на их производство и реализацию в постсоветский период по сравнению с со ветским. Это позволило одновременно сделать их высокоприбыльными для предпринимателей и более доступными для относительно состоятельного на селения. Но ценой огромных потерь бюджета.

931 Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 55;

Российский статистический ежегодник 2003.

М., 2003. С. 641.

932 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 420.

933 Там же.

934 Народное хозяйство Российской Федерации 1992. М., 1992. С. 160.

935 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 393.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Ошеломляют размеры спада (более чем в 8 раз) в такой традиционной для России и весьма развитой в количественном выражении в СССР отрасли как легкая промышленность. Речь идет о практическом уничтожении этой отрас ли. Обращает на себя внимание тот факт, что размер сокращения оказался тем больше, чем сложнее и дороже было производство соответствующих продук тов. Так, падение производства шерстяных и шелковых тканей было значитель но сильнее, чем хлопчатобумажных, а обуви с кожаной подошвой больше, чем обуви из заменителей кожи. Вместе с тем, и здесь обращают на себя внимание некоторые странности в динамике. Таинственно из госкомстатовской статисти ки внешней торговли исчез импорт хлопка-сырца, что не позволяет проверить достоверность данных о производстве хлопчатобумажных тканей (в то же время в экономической литературе появились данные о сокращении импорта хлопка волокна с 1,3–1,13 млн т в конце 80-х гг. до 200 тыс. т в конце 90-х гг., но нет данных об его импорте в 1991 г., когда он, безусловно, значительно сократился).

Cтоль же таинственно исчезли данные об импорте шерсти, что, конечно, может говорить о прекращении импорта, в отличие от хлопка, который в России не производился. В то же время данные о внутреннем производстве шерсти по казывают, что оно сократилось лишь в 2 раза936. Учитывая, что в СССР импорт шерсти обеспечивал в 1990 г. лишь 16,5% потребления937, можно достаточно уверенно говорить о значительной недооценке производства шерстяных тканей и, возможно, также и хлопчатобумажных. В отношении шелковых тканей об ращает на себя внимание то, что оно сократилось, по официальным данным, в 2 раза больше (см. табл. 6.9), чем производство химических волокон (табл. 6.4).

Исходя из приведенных данных напрашивается вывод, что и в легкой промыш ленности имела место очень значительная недооценка реального выпуска, при том, в натуральном выражении, которое считается более достоверным. В то же время, значительность размеров этого сокращения (возможно, в 4, а не в 8 раз) не вызывают сомнения. Оно объяснялось, в первую очередь, сокращением по требительского спроса и конкуренцией более дешевых изделий швейной про мышленности из ряда стран Азии, прежде всего, Китая и Турции. Очевидно, что и в легкой промышленности возник значительный теневой сектор. Оценю экспертно размер индекса легкой промышленности в 1998 г. к 1991 г. вместо 16% — 32%, в 2 раза больше.

Исходя из приведенных данных о динамике продукции пищевой и лег кой промышленности, становится возможным исчисление показателей ди намики и эффективности этих отраслей. Расчет динамики производитель ности труда за 1991–1998 гг. представлен в табл. 6.10.

936 Там же. С. 420.

937 Народное хозяйство СССР в 1990 году. М., 1991. С. 657.

374 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Таблица 6. расчет альтернативной оценки индекса производительности труда в пищевой и легкой промышленности в 1991–1998 гг.

производственного персонала производственного персонала численность промышленно численность промышленно производственого персонала индекс производительности индекс численности индекс продукции в 1991 г., млн чел.

в 1998 г., млн чел.

промышленно отрасли труда Пищевая 0,6 1,53 1,4 0,92 0, Легкая 0,3 2,15 0,89 0,41 0, Источники:

1) Численность промышленно-производственного персонала для 1991 г. — РСЕ. 1994. М., 1994. С. 65.

2) Численность промышленно-производственного персонала для 1998 г. — РСЕ. 2003. М., 2003. С. 379, 384.

Исчисленный индекс производительности труда достаточно близок к данным по другим отраслям промышленности (кроме инвестиционного машиностроения) (табл. 6.7), что может служить, как мне представляется, свидетельством обоснованности внесенных мною поправок в индексы по легкой и пищевой промышленности.

Потребление электроэнергии за этот период снизилось в пищевой про мышленности с 18,1 до 13,3 млрд кВт-ч938, составив 73% к уровню 1991 г.

Таким образом, электроемкость продукции выросла в 1,21 раза. Потребле ние электроэнергии в легкой промышленности снизилось с 17,6 млрд кВт-ч в 1991 г. до 4,9 млрд кВт-ч в 1998 г.939, составив к уровню 1991 г. 28%. Таким образом, электроемкость продукции снизилась на 7%, что является весьма необычным для данного периода и может объясняться либо некоторой за вышенностью исчисленного индекса продукции легкой промышленности, либо неточностью в учете потребленной электроэнергии.

Для расчета динамики энергоемкости продукции по легкой и пищевой промышленности воспользуюсь также данными из книги Н.И. Суслова.

Исходя из официальных оценок динамики продукции, он определил ин 938 Суслов Н.И. Ук. соч. Приложение 3.1.

939 Там же.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ декс энергоемкости в 1998 г. к 1991 г. по пищевой промышленности в раз мере 126,4%, легкой промышленности — в размере 170%, что маловеро ятно и может говорить о заниженности официального индекса940. По данным Госкомстата, индекс продукции пищевой промышленности в 1998 г. к 1991 г.

составил 54,5%, легкой промышленности — 13,8%941. Обращаю внимание на то, что официальный индекс продукции пищевой промышленности несколь ко ниже моего, а легкой промышленности значительно ниже. Исходя из этих данных индекс потребления энергии к 1991 г. в 1998 г. составил по пищевой промышленности 0,686, по легкой промышленности — 0,235. Отсюда энер гоемкость продукции пищевой промышленности составила 114%, легкой промышленности — 0,78, что может свидетельствовать о преувеличенно сти моей оценки индекса продукции легкой промышленности при зани женности индекса Госкомстата РФ.

После того как были исчислены отраслевые индексы промышленной продукции, становится возможным уточнить общий индекс промышлен ной продукции. В качестве весов используются доли отдельных отраслей в промышленно-производственном персонале всей промышленности. Резуль таты расчета представлены в табл. 6.11.

Таблица 6. расчет альтернативной оценки индекса промышленной продукции в 1991–1998 гг.

отрасли численность Доля в общей расчет промышленности индекс промышленно- численности индекса продук- производственного промышленно- промыш ции персонала, производственного ленной в 1998 г. млн чел. персонала продукции 1. электроэнергетика 0,77 0,84 0,07 0, 2. топливная 0,73 0,79 0,07 0, 3. черная металлур 0,67 0,67 0,06 0, гия 4. цветная метал 0,59 0,48 0,04 0, лургия 5. машиностроение и 0,14 4,85 0,42 0, металлообработка 6. химическая и не.

0,48 0,88 0,08 0, фтехимическая 940 Там же. С. 118.

941 Там же. С. 112.

376 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Окончание табл. 6. численность Доля в общей расчет индекс промышленно- численности индекса отрасли продук- производственного промышленно- промыш промышленности ции персонала, производственного ленной в 1998 г. млн чел. персонала продукции 7. лесная, дере вообрабатывающая 0,39 1,03 0,09 0, и целлюлозно бумажная 8. промышленность строительных мате- 0,31 0,71 0,06 0, риалов 9. пищевая 0,6 1,4 0,12 0, 10. легкая 0,3 0,89 0,08 0, Итого 11.55 0, Как видим, результат этого расчета оказался даже ниже, чем предыду щего (0,4 вместо 0,45). Тем не менее, сделанные выводы в отношении дина мики отрасли и динамики ее эффективности нет необходимости менять.

6.1.1.3. Общие выводы о развитии промышленности в 1992–1998 гг.

Промышленное производство в России в этот период претерпело под линную катастрофу. Критически снизились все его составные части: потре бительский, инвестиционный и оборонный сектора. Это крайне негативно отразилось на уровне жизни населения, инвестиционной активности и со стоянии Вооруженных сил. Частично это сокращение промышленного про изводства оправдывалось его гипертрофией (в особенности, в сфере ВПК) в советский период и нерентабельностью и неконкурентоспособностью мно гих отраслей промышленности. Но практически почти ничего не было сде лано для конверсии военной промышленности и повышения конкуренто способности промышленности. Сократился и явно слабый потребительский сектор, где только буквально две-три отрасли переживали подъем (пивная, табачная, производство шоколадных конфет).

Однако помимо текущего сокращения производства происходило разру шение производственного потенциала промышленности и, тем самым, — воз можности послекризисного восстановления промышленности. Поскольку переписей промышленного оборудования в этот период (и очень давно) не производилось, для характеристики размеров этого сокращения воспользу ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ юсь исчисленными мною на основе показателей использования производ ственных мощностей и объемов производства в натуральном выражении данными об их размерах. Номенклатура данных определялась их количе ством в публикациях Госкомстата России за 1991 г., из которых два про дукта пришлось исключить из-за отсутствия сопоставимых данных за 1998 г.

Результаты расчета представлены в табл. 6.12.

Как видим, произошло огромное сокращение производственных мощ ностей — более чем на 30%. Правда, в перечне из-за отсутствия публикуе мых данных нет топливно-энергетического комплекса, где падение заведо мо было меньше. Но данные по более чем 300 продуктам, исчислявшиеся Н.Н.Селиверстовой, давали близкие результаты.

Как и следовало ожидать, сокращение производственных мощностей корреспондирует с размером сокращения производства: оно больше там, где больше сокращение, и меньше там, где сокращение меньше. И это впол не рациональная политика. Предприятия, не имея возможности содержать все производственные мощности, часть из них ликвидировали или перепро филировали на другую деятельность. Тем не менее, размеры сокращения выглядят чрезмерными. Предприятия не использовали всех возможностей для сохранения или перепрофилирования производственных мощностей, а государство их не поддержало в этих усилиях. Что значительно хуже, почти не происходило, по Шумпетеру, «созидательного разрушения». Вместо из лишних не создавались недостающие;

пиво, табачные изделия, шоколадные конфеты выглядели исключениями, хотя таких дефицитных продуктов было намного больше, и не только в потребительском секторе. Только в качестве примера из инвестиционного сектора — специализированный инструмент или подъемно-транспортные механизмы. Тем не менее, справедливости ради отметим: что-то в промышленности все же создавалось, но преиму щественно иностранными предпринимателями и исключительно в потреби тельском секторе (пиво, табачные изделия, шоколадные конфеты).

Столь же (если не больше) разрушительным было отношение к техни чески сложной и наукоемкой продукции. Речь прежде всего идет о машино строении, включая оборонное машиностроение. Именно эта отрасль в раз витых странах является основой развития ее экономического и оборонного потенциала. И именно она, как было показано, сократила производство и производственные мощности вместе с легкой промышленностью в данный период больше всего. И ее послекризисное возрождение было больше всего затруднено. Институциональные причины этого логично раскрыты в ста тье, посвященной развитию электровозостроения. Эта отрасль была хорошо развита в СССР — стране, которая обеспечивала половину (!) мирового парка Таблица 6. расчет динамики производственных мощностей в промышленности в 1991–1998 гг.

в 1991 г.

в 1998 г.

единица 1991 г. (%) мощности мощности мощности продуктов измерения в 1991 г. (%) в 1998 г. (%) ства в 1991 г.

ства в 1998 г.

ная мощность ная мощность изводственной изводственной наименование Производствен Производствен ности 1998 года к объем производ объем производ коэффициент ис коэффициент ис пользования про пользования про водственной мощ производственной отношение произ 1. чугун Млн т 76,9 48.9 63,6 0,71 34,7 48.8 76, 2. сталь « 81,6 77,1 94,4 0,63 43,7 69,4 73, 3. готовый прокат черных металлов « 83,0 55,1 66,4 0,59 35,2 59,7 89, 4. железная руда товарная « 86,9 90,9 104,6 0,81 72,6 88,4 84, 5. металлорежущие станки Тыс. штук 77,4 67,5 87,2 0,13 7,6 58,4 67, 6. кузнечно-прессовые машины « 83,1 23,9 28,1 0,1 1,3 13,0 46, 7. тракторы « 71,4 178 249 0,08 9,8 122,5 49, 8. древесно-стружечные плиты Млрд м3 84,5 5,4 6,39 0,36 1,6 4,4 68, 9. цемент Млн т 88,6 77,5 74,7 0,36 26,0 72,2 96. 10. сборные железобетонные конструкции Млн м2 72,8 75,1 103,1 0,2 14,7 73,5 72, 11. хлопчатобумажные ткани Млрд м2 90,2 5,3 5,9 0,29 1,08 3,7 62, 12.обувь Млн пар 82,0 336 405 0,14 23,8 170 41, 13.мясо Млн т 66,8 5,82 8,71 0,17 1,31 7,7 88, 14. цельномолочная продукция « 71,9 18,6 25,9 0,26 5,6 21,5 83, 15.плодоовощные консервы(овощные, Млрд 61,8 2,17 3,51 0,2 0,44 2,2 62, томатные, фруктовые) условных банок Среднеарифметическая по 15 продуктам 70, Источники:

1) По использованию производственных мощностей в 1991 г. — Народное хозяйство Российской Федера TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск ции. 1992. М., 1992. С. 366.

2) По использованию производственных мощностей в 1998 г. — РСЕ 2003. М., 2003. С. 352.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ электровозов942. Характеризуя причины кризиса электровозостроения в 90-е гг., ростовский экономист В.Г. Наймушин отмечал (и его оценка справедлива для всего машиностроения): «Период “приспособления” молодых ОАО к стихийно формирующейся рыночной среде обернулся для электровозостро ения, как, впрочем, и для всей машиностроительной промышленности, не структурной перестройкой, не качественным обновлением производствен ного аппарата, не совершенствованием организационного устройства и коо перационных связей, а дезорганизацией всех сторон воспроизводственного цикла: сбыта, снабжения, накопления, инвестиционного процесса, научно технических разработок и т.д. Как показывает практика последних лет, к не организованному, плохо регулируемому, полукриминальному рынку круп ные корпорации, связанные друг с другом не столько отношениями конку рентной борьбы, сколько глубокой кооперацией, адаптироваться просто не в состоянии. К рынку нецивилизованному, раздираемому корпоративными конфликтами и “войнами”, к рынку, не признающему активной регулиру ющей роли государства, с которым развитые страны распрощались еще в 1930-е гг. — к такому рынку наукоемким и капиталоемким производствен ным комплексам, аналогичным НЭВЗ (Новочеркасский электровозострои тельный завод — Г.Х.), не приспособиться никогда»943.

В отличие от В.Г. Наймушина, связывавшего упадок машиностроения, помимо низкого спроса, с неудачным реформированием российской эконо мики, другой крупный знаток машиностроения, В. Борисов, признает пороки позднесоветского развития машиностроения. Он отмечает низкую гибкость и мобильность производства, утяжеленность и высокую милитаризацию от расли, низкую обновляемость изделий, высокий износ оборудования и высо кий средний возраст работников, чрезмерный уровень концентрации и моно полизации производства, избыточную производственную активность в ряде направлений, низкий технологический уровень (лишь четверть технологий соответствовали мировому уровню)944. Вместе с тем он отмечает деградацию отрасли в постсоветский период, и не только количественную, но и каче ственную. Прежде всего, он отмечает резкое падение удельного веса науко емкого машиностроения (оборонной промышленности и приборостроения) с 45,3% в 1991 г. до 27,6% всей продукции отрасли945. Особенно его тревожит практическая ликвидация производства технически сложной продукции от расли. «Сейчас производство станков с ЧПУ и обрабатывающих центров из меряется единицами. Из 49 станкозаводов более или менее нормально функ 942 Наймушин В.Г. Причины кризиса и перспективы возрождения отечественного машиностроения ЭНСР. № 2(29). 2005. С. 69.

943 Там же. С. 72.

944 Борисов В. Перспективы машиностроения // Экономист. № 1. 1998. С. 53.

945 Там же. С. 54.

380 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск ционируют 5–7. На какой же основе будет обновляться парк оборудования машиностроения?»946 Следовательно, пишет Борисов, «основные тенденции, наблюдаемые в машиностроении, свидетельствуют об отходе как от ведущих мировых тенденций (рост наукоемкой продукции), так и от функции техноло гического обеспечения воспроизводственного процесса в экономике»947.

Особенно разрушительное влияние на все отрасли промышленности имела деградация электронной промышленности. Общеизвестно, что элек троника во второй половине XX в. стала основой технического прогресса и военного потенциала. В силу ее научной и технической сложности, лишь немногие государства могли себе позволить создать крупную и разносто роннюю электронную промышленность. СССР, во многом по необходимо сти, как крупнейшая военная держава был в числе этих немногочисленных стран. Его электронная промышленность по объему производства была сравнима с электронной промышленностью США и Японии — двух веду щих стран капиталистического мира в этой отрасли. Но ее технический и организационный уровень в 80-е гг. намного уступал им.

В 90-е гг. электронная промышленность РФ получила особенно большой удар вследствие сокращения спроса со стороны ее основных отечественных (внешних было очень немного) потребителей — военно-промышленного ком плекса и наукоемкой промышленности, а также вследствие импорта более каче ственной и (с учетом разницы качества) дешевой потребительской продукции с электронными компонентами из развитых капиталистических стран. Вслед ствие этого основной продукт электронной промышленности — производство микропроцессоров и микросхем было практически прекращено. Даже для нужд Министерства обороны Россия в 90-е гг. приобретала микропроцессоры за гра ницей, что опасно с точки зрения национальной безопасности. Оценивая зна чение этого факта, два российских экономиста опубликовали статью о гибели электронной промышленности под красноречивым заголовком «Реформаторы» вышибли России мозги948.

В конце 90-х гг. в РФ на душу населения потреблялось электронных из делий лишь на 38 долл. Практически все они импортировались для выпуска преимущественно потребительских товаров долговременного пользования и военной техники на сумму около 6 млрд долл. Обсуждая причины исчезновения электроники в РФ, видный россий ский ученый Николай Работнов писал: «Большей части этой “рухнувшей” промышленности, а особенно, ее продукции не было. Просто нас научили 946 Там же. С. 55.

947 Там же. С. 57.

948 Портнов А., Воронков Э. «Реформаторы» вышибли России мозги // Советская Россия. 14 ноября 1996 г.

949 Антонец Е.Г. Электроника или нефть? // ЭКО. № 8. 2001. С. 30.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ называть “телевизорами”, “холодильниками”, “автомобилями”, “стиральны ми” и “вычислительными” — особенно вычислительными! машинами” то, что весь цивилизованный мир таковыми не считает. Но пойду еще дальше:

“гибель” огромного сектора, в смысле...многократного сокращения произ водства на предприятиях, выпускавших невыразимое барахло, — одно из главнейших экономических достижений последнего десятилетия»950. Во многом эта оценка совпадает с моей (по холодильникам — определенно не совпадает). Вопрос в том, было ли неизбежным это производство «барах ла». Или это результат бездарной экономической и технологической поли тики 70–80 гг., приоритета военной техники перед гражданской в советский период, которая стала еще бездарнее в 90-е гг., не попытавшись возродить хотя бы часть электронной промышленности.

Справедливости ради следует отметить, что в конце периода все же началось очень скромное ее возрождение. Так, производство интегральных микросхем с нуля в 1996 г. выросло до 0,2 млрд шт. в 1997 г. и 0,4 млрд шт. в 1998 г. Примитивизация промышленности сказывалась и на внутриотрасле вом уровне. Только как пример возьму черную металлургию. Ранее отме чалось952, что значительная часть ее продукции носила низкокачественный характер (было даже отдельное выделение качественной металлургии), тем не менее, как раз после 1991 г. наиболее значительно сокращалось произ водство самых качественных видов проката черных металлов — проката из нержавеющей стали, например, почти в 30 раз953, которые использовались вынужденно, в силу их дефицита, ранее только в ВПК, а теперь не нашли применения в гражданском машиностроении.

Столь же тяжелым долгосрочным последствием деградации промышлен ности явилась совершенно неизбежная деградация квалификации занятых в промышленности. Набирать новых квалифицированных рабочих и ИТР не было ни нужды для сократившегося и упростившегося производства, ни фи нансовых возможностей. Многие относительно молодые рабочие и ИТР ухо дили в более высокооплачиваемые и престижные тогда сферы деятельности.

По оценкам международных консалтинговых служб во второй половине 90-х гг.

доля квалифицированных кадров в России определялась в интервале от 5% до 20% и была намного ниже, чем практически всех развитых стран и даже некоторых наиболее продвинутых развивающихся стран.

Концентрированное выражение деградация российской промышленно сти в этот период получила в усилении и без того высокого отставания от развитых стран в области производительности труда. Это непосредственно 950 Работнов Н. На державу обидно? // Знамя. № 8. 1999. С. 168.

951 Электронная промышленность России // Википедия.

952 Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Т. 1. Новосибирск, 2008. С. 351–352.

953 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 366.

382 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск следовало из снижения производительности труда, показанного ранее, при его росте в других странах. По компетентным и тщательным расчетам кон салтинговой компании Маккинзи, в 1997 г. производительность труда в Рос сии составляла по отношению к США: по цементу 11%, по молочным про дуктам 12%, по кондитерским изделиям 14%, по нефтяной промышленно сти 18%, по производству стали 29%954. В среднем (если считать эти товары представительными) — 16,8%. Для сравнения, в 1987 г. в обрабатывающей промышленности СССР годовая производительность труда по отношению к США составляла 24,8%, наиболее широко используемая в США и других развитых странах часовая производительность труда — 26,3%955. Интерес вызывает сравнение сопоставимых продуктов. По цементу в 1987 г. уровень производительности труда на одного занятого составил по физическому вы ражению 34% и 25% по валовой добавленной стоимости вместо 11% в 1997 г., по чугуну и стали 57% и 43% вместо 29% по стали в 1997 г., по молоку 84% вместо 12%956.

6.1.2. сельское хозяйство Развитие сельского хозяйства в 90-е гг. сталкивалось с множеством труд ностей и препятствий. Они шли и со стороны спроса, и со стороны ресурсов развития и институтов. Резкое снижение реальных доходов населения огра ничивало спрос населения либо непосредственно на сельскохозяйственные продукты, либо на продукты ее переработки (продукцию легкой и пищевой промышленности). Поскольку продукты сельского хозяйства более насущ ны, падение цен на них, казалось, должно было быть меньше, чем продукции других отраслей экономики. Но здесь вступали в действие институциональ ные факторы. Сельскому хозяйству как менее концентрированной отрасли противостояли монополизированные отрасли промышленности и транспор та, торговли и заготовок. Поэтому последним удавалось поднять цену выше.

Сложился диспаритет цен на продукцию сельского хозяйства и других от раслей экономики, который сужал финансовые (и поэтому и материальные) возможности сельского хозяйства. Из-за недостатка бюджетных ресурсов государство практически прекратило субсидирование сельского хозяйства, пре жде всего, ее наиболее отсталой в советское время отрасли — животноводства.

Это дополнительно ухудшало финансовое положение сельского хозяйства.

Серьезно осложнял развитие сельского хозяйства, как правило, субсидируе 954 Антонец Е.Г. Электроника или нефть? // ЭКО. № 8. 2001. С. 38.

955 Kouwenhoven R. А comparison of soviet and industrial performance, 1928–1990. Research Memoran dum GD-29 Groningen. May. 1996. Р. 18.

956 Ibid. Р. 22.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ мый импорт сельскохозяйственных продуктов, прежде всего животноводче ских, но также фруктов и овощей.

Из-за недостатка финансовых ресурсов и количественного (но не каче ственного!) излишка машинно-тракторного парка в десятки раз сократились поставки сельскохозяйственной техники и в связи с этим сократился и парк сельскохозяйственных машин и грузовых автомобилей.

Энергетические мощности сельского хозяйства как концентрированное выражение материально-технического вооружения сельского хозяйства со кратились с 419,7 млн л.с. в 1990 г. до 277,3 млн л.с. в 1998 г.957, или на 34%.

Из-за почти полного прекращения поставок сельскохозяйственной техники и автомобилей очень сильно увеличился средний возраст оборудования и процент износа. Поскольку в то же время из-за сокращения спроса сокра щались посевные и уборочные площади, и из-за избытка этого парка в про шлом, это обстоятельство еще не сильно сказывалось на сроках сельскохо зяйственных работ. Но могло сказаться в будущем. Еще больше сокраща лось внесение в почву минеральных удобрений в сельскохозяйственных организациях: с 9,9 млн т (в пересчете на 100% питательных веществ) до 1,3 млн т в 1998 г.958 Из-за огромного сокращения поголовья скота и ухуд шения сбора органических удобрений сократилось и их применение в сель скохозяйственных организациях: с 389,5 млн т в 1990 г. до 72,1 млн т в 1998 г.959, или более чем в 5 раз. Можно усомниться, однако, в точности данных по органическим удобрениям в постсоветский период. К тому же, здесь не учи тывается выросший частный сектор, но огромные масштабы спада очевид ны, даже если учесть сокращение посевных площадей. Резко сократилось потребление электроэнергии в сельском хозяйстве: с 67,3 млрд кВт-ч в 1990 г.

до 38,4 млрд кВт-ч в 1998 г.960, или почти в 2 раза. Во много раз сократилось проведение работ по химической мелиорации в сельском хозяйстве, то есть по улучшению почв961.

Эти негативные явления хотя бы частично могут трактоваться и иначе:

как свидетельство уменьшения расточительности в сельском хозяйстве, ко торая была очень значительной в советский период.

Важной причиной деградации сельскохозяйственного производства явились процессы реформирования собственности и управления. Новые сельскохозяйственные предприятия оказались намного меньше по размерам и ресурсам, а их руководители либо имели малый опыт работы, либо очень часто расхищали имущество предприятий. Пожалуй, единственным благо 957 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 410.

958 Там же. С. 409.

959 Там же.

960 Там же. С. 410.

961 Там же.

384 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск приятным фактором для сельскохозяйственного производства в этот период явилось привлечение миллионов новых работников в пригородные хозяй ства. Но они занимались, в основном, выращиванием картофеля, овощей и ягод. В то же время, указанные факты уменьшения расточительности могут трактоваться как свидетельство большей рациональности и эффективности новых форм хозяйствования на селе. Практически невозможно отделить вынужденный характер экономии от сознательного ее проведения. Поэтому эту гипотезу нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть. Лучше всего было бы проверить ее на примере фермерских хозяйств, но для оценки их экономи ческой эффективности в этот период не хватает надежной экономической и финансовой статистики.

6.1.2.1. Растениеводство В 1992–1998 гг. произошло значительное сокращение сельскохозяй ственных угодий и посевных площадей. Из-за сократившегося парка сель скохозяйственных машин у предприятий не было возможностей их обра батывать. Но в этом не было и особой необходимости ввиду сузившегося спроса на продукцию растениеводства. Не всегда это сокращение имело негативное значение. В советский период далеко не всегда учитывалась эф фективность использования сельскохозяйственных угодий, и сокращение неэффективных имело положительный знак. По регионам это сокращение было неравномерным. Оно было наибольшим там, где угодья использова лись неэффективно (и заведомо не могли использоваться эффективно).

Суммарно сельскохозяйственные угодья сократились с 213,8 млн га в 1990 г. до 195,3 млн га в 1998 г., или на 8,7%, в том числе пашня — с 131,8 млн га в 1990 г. до 121,6 млн га в 1998 г., или на 7,7%, кормовые угодья — с 80,1 млн га в 1990 г. до 69,7 млн га в 1998 г., или на 13%962.

Для такого короткого периода времени данное сокращение следует при знать очень значительным. При этом наиболее значительным оно было по кормовым угодьям в связи наиболее сильным падением животноводства.

Произошло заметное изменение распределения сельскохозяйственных угодий между отдельными видами собственников. Покажу это на примере пашни, где оно было особенно заметным. В то время как площадь пашни сельскохозяйственных организаций сократилась с 129 млн га в 1990 г. до 104 млн га в 1998 г., или на 19,5%, в крестьянских хозяйствах она выросла с 60 тыс. га в 1990 г. до 9,8 млн га в 1998 г., в личном пользовании граждан — с 2,7 млн га в 1990 г. до 4,4 млн га в 1998 г., в личном подсобном хозяйстве — с 2,3 млн га в 1990 г. до 3,7 млн га в 1998 г., в коллективных и индивидуальных садах и огородах — с 0,4 млн га в 1990 г.

962 Там же. С. 399.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ до 0,5 млн га в 1998 г.963. Таким образом, частный сектор заметно потес нил сектор общественный. В общей сложности он вырос с 5,5 млн га в 1990 г. до 18,4 млн га в 1998 г., или в 3,34 раза, cоставив в 1998 г. 17,7%. Этот рост выглядит весьма внушительным и может, казалось бы, свидетельствовать о преиму ществе частного сектора, особенно фермерских хозяйств. Особенно с учетом того, что доля частного сектора в продукции сельского хозяйства оказалась в 1998 г. намного больше их доли в пашне: примерно 60%964. Более высокая доля частного сектора в сельском хозяйстве по сравнению с долей в пашне была ха рактерна и для советского сельского хозяйства. Но вот как раз для новой фор мы частного хозяйства — фермерских хозяйств — положение оказалось диа метрально противоположным: в 1998 г., имея 9,4% пашни, они дали лишь 2% продукции сельского хозяйства965. Даже с учетом весьма вероятной недооценки продукции фермерских хозяйств в 2–3 раза, итог не впечатляет, продуктивность оказывается ниже, чем в среднем во всем сельском хозяйстве.

Значительно снизилась в этот период и урожайность почти всех сель скохозяйственных культур966. Это и не удивительно, учитывая многократ ное сокращение внесения минеральных и органических удобрений, хими ческих средств улучшения почвы и мелиорации. Скорее можно удивляться тому, что размеры снижения не были более значительны. Я объясняю это следующими обстоятельствами. Во-первых, сказывалось накопленное ра нее плодородие почвы. Во-вторых, и внесение удобрений, и мелиорация, и другие агротехнические мероприятия проводились в советское время мало эффективно и часто формально. В-третьих, сказалось смещение посевных площадей в более благоприятные для урожайности районы.

При характеристике продукции растениеводства (как и животноводства) придется пользоваться официальными данными. И не потому, что я считаю их идеальными. Достаточно фактов, говорящих об их искажении, и причин для такого искажения. Имеются даже специальные исследования на этот счет.

Преимущественно о недооценке объема продукции, посевных площадей и урожайности, значительном объеме теневых доходов в растениеводстве.

Само собой, даже смешно говорить о точности данных по частному сектору, который охватывал десятки миллионов хозяйств. Кроме того, важно учесть безусловное уменьшение потерь при уборке и транспортировке собранного урожая, которые были очень значительны в советское время. И все-таки, тен денцию развития эти данные показывают. Об этом говорит и их сопоставле ние с корреспондирующими данными по потреблению сельскохозяйственной продукции в животноводстве, промышленности и непосредственно населе 963 Там же.

964 Там же.

965 Там же. С. 400.

966 Там же. С. 412.

386 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск нием (которые из-за ограниченности места не имею возможности привести), а также объем используемых ресурсов, о чем уже шла речь выше.

В табл. 6.13 представлены среднегодовые данные об объеме и динамике продукции растениеводства в 90-е гг. в сравнении с 1986–1990 гг.

Таблица 6. индекс продукции растениеводства в 1991–1998 гг.

виды продукции единица 1986–1970 1991–1995 1996–1998 1996–1996 в % измерения гг. гг. гг. к 1986–1990 гг.

1. зерно (после млн т 104,3 87,9 68,6 65, доработки) 2. в том числе пшеница, млн т 55,4 46,4 40,8 73, рожь 3. прочие зерновые млн т 48,9 41,6 27,8 56, 4. льноволокно тыс. т 124 72 35 28, 5. сахарная свекла млн т 33,2 21,7 13,7 41, (фабричная) 6. семена масличных млн т 4,1 3,8 3,3 80, культур 7. картофель млн т 35,9 36,8 32,3 90, 8. овощи млн т 11,2 10,2 10,8 96, 9. кукуруза на силос, млн т 193 121 62,6 33, зеленый корм и сенаж 10. кормовые млн т 20,3 7,8 3,6 17, корнеплоды 11. сено многолетних млн т 23,4 20,5 14,6 62, трав 12. сено однолетних млн т 6,0 3,8 2,6 43, трав 13. сено естественных млн т 24,0 19,6 14,8 61, сенокосов Среднеарифметическая 56, по 11 видам продукции Примечание: Из расчета среднеарифметической исключены во избежа ние дублирования позиции 2 и 3.

Источник: Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 411.

Как видим, произошло огромное падение продукции растениевод ства — более чем на 40% в среднегодовом выражении. Это значительно ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ больше, чем сократились посевные площади и сельскохозяйственные угодья, что говорит об уменьшении урожайности сельскохозяйствен ных культур. Основным фактором уменьшения объема продукции растениеводства было как раз уменьшение урожайности сельскохозяй ственных культур, что легко объясняется сокращением внесения удо брений, средств борьбы с вредителями сельскохозяйственных культур и объема агротехнических мероприятий. Однако размер падения про изводства далеко не одинаков по отдельным культурам. Наименьшее падение по картофелю и овощам. Но, учитывая, что в их производство в этот период было дополнительно вовлечено много миллионов го родских жителей, этот результат никак нельзя считать успехом, даже в сопоставлении с другими культурами. Впрочем, точность данных о размерах производства картофеля и овощей невелика, с учетом, что их выращивали преимущественно мелкие производители. Относительным успехом можно считать не большое падение производства по семенам масличных культур. Максимально падение производства льна-волокна, что связано с огромным падением производства в текстильной промыш ленности. Падение производства продукции животноводства привело к падению производства кормовых культур. Речь идет о производстве кормовых корнеплодов, кукурузы на силос, зеленый корм и сенаж, сено (в общей сложности на 46%). Обращает на себя внимание разный раз мер падения по продовольственному и непродовольственному (фураж ному) зерну. Удивляет значительное падение производства пшеницы и ржи, учитывая сохранение, скорее всего, прежнего объема потребления хлебобулочных изделий. По-видимому, это объясняется тем, что значи тельная часть продовольственной пшеницы фактически традиционно использовалась в немалой степени на фуражные цели.

При расчете динамики растениеводства не принимались во внимание (из-за недостатка данных) изменения качества продукции. Между тем, име ется достаточно оснований полагать, что и качество продукции ухудшалось.

Для примера возьму качество пшеницы. Наиболее качественной является сильная и твердая пшеница. Ее доля была низкой и в СССР 70–80-х гг. Тогда это связывали с погоней за количественными показателями и со слабостью материального стимулирования производства качественной пшеницы. Но эта доля продолжала снижаться и в дальнейшем. Так, доля сильных сортов в закупках пшеницы снизилась с 17% в среднем в 1986–1990 гг. до 4% в среднем в 1991–1993 гг., в том числе 1% в 1993 г., доля твердой оставалась на низком уровне — 5% в 1986–1990 гг. и 1991–1993 гг.967 (в дальнейшем эти данные перестали публиковаться в общих статистических справочниках).

967 Российский статистический ежегодник 1994. М., 1994. С. 353.

388 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск С учетом снижения качества продукции, сокращение объемов продук ции было больше рассчитанного мною по количественным показателям.

Изменения структуры продукции растениеводства носили столь же регрессивный характер, как и продукции промышленности. Прогресс в этой структуре означает увеличение удельного веса технических, затем кормовых и лишь в последнюю очередь продовольственных культур, а из них на последнем месте картофель. В этот период последовательность была обратной.

Следует обратить внимание, что изменения структуры растение водства определялись изменениями в рентабельности отдельных видов продукции растениеводства. Хотя официальная статистика, основанная на отчетности сельхозпредприятий, значительно искажает абсолютный уровень рентабельность в связи с недооценкой стоимости основных фондов, относительные различия в рентабельности отражаются ею бо лее или менее объективно. В середине 90-х гг. продукция растениевод ства (в отличие от продукции животноводства) была рентабельной. При этом наибольшая рентабельность наблюдалась в производстве семян подсолнечника (134%), затем шли, по убывающей, картофель (83%), зер но (54%), овощи (41%)968.

6.1.2.2. Животноводство Можно было ожидать, что кризис в животноводстве окажется зна чительно более сильным, чем в растениеводстве. Во-первых, животно водство было намного менее конкурентоспособным из-за более слабой механизации, огромного перерасхода кормов и электроэнергии, низко го качества скота и низкой квалификации работников. Во-вторых, под держание его субсидиями, как в советский период, оказывалось невоз можным в связи с тяжелым положением доходов бюджета. В-третьих, в связи с огромным снижением реальных доходов населения спрос на от носительно дорогую животноводческую продукцию должен был упасть значительно сильнее, чем на более дешевую и насущную продукцию рас тениеводства. В-четвертых, по мере относительного укрепления рубля и увеличения доступа на отечественный рынок импортной животноводче ской продукции должна была усилиться конкуренция со стороны более дешевой и субсидируемой импортной продукции.

Так действительно и случилось.

Анализ развития животноводства начну с динамики поголовья скота.

Она представлена в табл. 6.14.

968 Там же. С. 407.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Таблица 6. Динамика поголовья скота в 1991–1998 гг.

виды скота и птицы единица Поголовье Поголовье 1998/ измерения в 1991 г. в 1998 г.

1. крупный рогатый скот млн голов 57,0 28,5 0, 2. в том числе коров « 20,5 13,5 0, 3. свиньи « 38,3 17,2 0, 4. овцы и козы « 55,2 15,8 0, 5. птица « 660 356 0, Среднеарифметическая по 0, видам (кроме коров) Источники:

1) Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 471–472.

2) Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 420.

Как видим, произошло огромное (более чем в 2 раза) сокращение пого ловья скота и птицы. По размерам его можно сравнить с периодом Великой Отечественной войны, когда оно, кстати, было даже намного меньше969.

Видимо, мировая экономическая история мало знает (если вообще знает) другие примеры такого грандиозного спада поголовья скота. Справедливости ради можно отметить, что в советское время зачастую насильно, в порядке пла новой и партийной дисциплины поддерживался огромный размер поголовья.

Вместе с тем, обращает на себя внимание, что падение было неравно мерным по отдельным видам скота и птицы. Наибольшим оно было по овцам и козам, наименьшим по коровам.

Естественно связать размер падения поголовья с различной рентабель ностью отдельных отраслей животноводства. После 1990 г. впервые этот показатель приобрел реальный смысл, поскольку не поддерживался субси диями государства, которые, кстати, были и у ряда стран с рыночной эко номикой. При всем недочете издержек производства они все же показыва ли тенденции. В 1998 г. рентабельность производства молока и молочных продуктов составляла 28%, скота и птицы в живом весе: крупного рогатого скота –54%, свиней –29%, овец и коз –37%, яиц +21%, шерсти –73%970.

Как видим, за исключением яиц, высокая убыточность производства. Наи меньшая по молоку и молочным продуктам, наибольшая — по шерсти.

Параллельно динамике поголовья сокращалось использование кормов.

Их производство упало в кормовых единицах с 220,9 млн т в 1991 г.971 до 969 Народное хозяйство СССР в 1967 году. М., 1968. С. 425.

970 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 407.

971 Российская Федерация в 1992 году. М., 2003. С. 474.

390 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск 116,1 в 1998 г.972, или на 47,5%. Расход кормов на условную голову скота в рассматриваемый период даже несколько снизился, если верить данным официальной статистики, которая вряд ли в этот период более или менее точно могла учесть и поголовье скота, и потребление кормов: в 1991 г. рас ход кормов составил 29,1 центнеров973, в 1998 г. — 28,9 центнеров974. Для реалий данного периода этот показатель следовало считать успехом. Воз можно, действительно начали экономить, как и при потреблении горюче смазочных материалов.

Чем объяснить сохранение в течение ряда лет даже сократившегося по головья скота? Очевидно, что убытки животноводства в рамках единых хо зяйств покрывались прибыльностью растениеводства. Сложнее говорить о поголовье в личном хозяйстве работников сельского хозяйства, которое в 90-е гг. содержало большую часть скота. Здесь необходимо проанализиро вать относительную динамику поголовья скота в обеих группах хозяйств: в предприятиях и у населения. Распределение их показано в табл. 6.15.

Таблица 6. распределение поголовья скота по видам хозяйств в 1991–1998 гг.

(млн голов) Предприятия Предприятия Предприятия предприятия виды скота население население население население 1998: 1998: 1991 г.

1991 г.

1995 г.

1995 г.

1998 г.

1998 г.

1. крупный 40,8 12,0 27,7 12,0 18,0 10,5 0,44 0, рогатый скот 2. в том числе 13,7 6,5 10,4 7,0 7,2 6,3 0,525 0, коровы 3. свиньи 23,5 8,0 14,6 8,0 9,4 7,8 0,4 0. 4. овцы и козы 32,7 18,7 13,5 14,0 5,4 10,2 0,16 0, Источники:

1) Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 471.

2) Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 420.

Разница в динамике поголовья скота в предприятиях и в хозяйствах населе ния очень значительна. У предприятий — огромное сокращение. У населения 972 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 426.

973 Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 474.

974 Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 426.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ (кроме овец и коз) — практически сохранение докризисного уровня. В чем при чина такой разнородной динамики? Для либеральных экономистов ответ очеви ден: в преимуществах частного хозяйства. Истина, как мне представляется, слож нее. Население в собственном животноводстве, как и при советской экономике, «оплачивало» свой труд своей же натуральной продукцией. У него в этот период зачастую практически не было альтернатив ни в занятости, ни в выборе продук ции. Что касается кормов, то, как и при колхозной и совхозной системе, значитель ную их часть просто похищали в предприятиях. Их удорожание у предприятий населения не касалось. Можно сказать, что предприятия финансировали личное животноводство (показательно, что фермеры скот практически не содержали). Но уже после 1995 г. ухудшилось положение с поголовьем скота и в личном живот новодстве. По мере ухудшения положения в предприятиях, ухудшились для на селения возможности паразитирования на их кормовой базе.

Изменение объема продукции животноводства в среднегодовом выра жении в анализируемый период показано в табл. 6.16.

Таблица 6. индекс продукции животноводства в 90-е гг.

виды 1996–1990 гг.

единица 1986–1990 1991–1995 1996– продукции к 1986–1990 гг.

измерения гг. гг. гг.

в% 1. cкот и птица на убой (в убойном млн т 9,67 7,55 4,9 51, весе) 2. молоко « 54,2 45,4 34,4 63, 3. яйцо млрд штук 47,9 40,3 32,3 67, 4. шерсть (в фи тыс. т 225 151 62 27, зическом весе) Среднеарифме 52, тическая Источник: Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003. С. 420.

Как видно из табл. 6.16, продукция животноводства в данном периоде непрерывно снижалась. Среднеарифметический размер снижения, однако, оказался ниже среднеарифметического снижения поголовья скота и птицы (соответственно 47,6% и 56%). В этом могла сказаться грубость среднеариф метической оценки, но и реальное изменение продуктивности скота и птицы.

Важно отметить, что размер падения продукции животноводства ока зался значительно выше размера падения продукции растениеводства 392 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск (46,6% и 33,7% соответственно). Это противоречит многолетней мировой и советской тенденции и говорит о резком качественном ухудшении струк туры продукции сельского хозяйства России, аналогичном качественному ухудшению структуры промышленности в этот период.

Изменение продуктивности животноводства по данным официальной статистики показано в табл. 6.17.

Таблица 6. индекс продуктивности скота в 1991–1998 гг.

виды продуктивности скота 1991 1995 1998 1998/ 1. надой молока на 1 корову, л 2567 2153 2381 0, 2. средняя годовая яйценоскость кур несушек в сельскохозяйственных 231 212 240 1, организациях, шт.

3. средний годовой настриг шерсти с 3,7 2,9 2,8 0, одной головы, кг 4. продукция выращивания скота на одну 112 93 103 0, голову крупного рогатого скота, кг 5. то же свиней, кг 111 99 120 1, Источник:

1) Российская Федерация в 1992 году. М., 1993. С. 475.

2) Российский статистический ежегодник. М., 2003. С. 426.

Два обстоятельства обращают на себя внимание в табл. 6.17. Во-первых, относительно небольшое снижение продуктивности (кроме настрига шер сти) по сравнению с 1991 г., а в некоторых случаях даже ее рост. Во-вторых, перелом к лучшему с продуктивностью скота наступил в 1995 г. Очевидно, что, столкнувшись с необходимостью сокращения производства продукции животноводства, сельскохозяйственные предприятия и население пошли по более рациональному пути сокращения поголовья, сохранив либо даже улучшив, продуктивность остающегося скота и птицы.

Аналогичные процессы были и в промышленности с основными фон дами в этот период.

Заключение Нетрудно объявить анализируемый период катастрофой для эконо мики. Для этого, конечно, имеется достаточно оснований. Беспрецедентное по масштабу и продолжительности падение ВВП, объема основных и обо ротных фондов, огромное снижение уровня доходов основной части на селения, разрушение многих систем долгосрочного развития, чудовищное социальное расслоение, криминализация экономики, ухудшение всех демо графических показателей. Апогеем этих катастрофических событий явился финансовый кризис 1998 г.

Остаются два вопроса, нуждающиеся в ответе. Во-первых, почему, не смотря на эти катастрофические события, все же экономика и жизненно важные основы общества не рухнули окончательно? Во-вторых, дал ли этот период окончательный ответ на вопрос: можно ли из ухи сделать аквариум?

Собственно, вся книга и посвящена, в конечном счете, этим вопросам.

Легче всего ответить на первый вопрос. Накопленный за многие десяти летия потенциал мог еще долго поддерживать жизнеспособность общества и экономики без вложений в его расширение и даже достаточного поддержа ния. Запасов вооружения хватало для ведения ограниченных войн различ ной интенсивности. Основные фонды жилищного и коммунального хозяй ства были рассчитаны на проживание, пусть и в малоудовлетворительных условиях, наличного населения и учреждений тоже в течение многих лет;

размещения в подвалах домов множества торговых учреждений и офисов.

Были огромные излишки оборотных фондов и государственных резервов.

Сокращение расходов на оборону позволяло высвободить для экспорта сырьевые ресурсы в обмен на предметы потребления и трудовые ресурсы для занятия в других сферах деятельности. Дававшие отрицательную до бавленную стоимость предприятия с пользой для экономики полезно было закрыть (не все сокращение производства было вредным!), а использовав шиеся ими сырьевые ресурсы экспортировать. Благотворным оказывалось уменьшение помощи прежним союзникам и республикам СССР. Наконец, накопленный человеческий потенциал позволял быстро освоить новые 394 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск сферы деятельности и продолжать старые. Иными словами, жили за счет прежнего потенциала, постепенно его проживая и избавляясь от расточи тельных видов деятельности, а также от имперских амбиций и мессианских претензий, — феномена столь болезненного для веками формировавшегося сознания имперской нации и прокладывавшего, казалось, всему миру путь в светлое будущее в советское время. Спасла устойчивость связанных с многовековыми почвенными запасами отраслей, как сельское хозяйство, но и наличие огромных, разведанных ранее запасов полезных ископаемых.

Наконец, спасло великое терпение русского народа, уставшего от великих потрясений XX в. и почти молча переживавшего тяготы новой жизни. Его гнев прорвался ощутимо лишь дважды: во время выборов в Государствен ную Думу в 1993 и 1995 гг. и Президента РФ в 1996 г. в мирной форме, и во время стояния на рельсах шахтеров в 1997 г. Огромную роль в спасении и экономики, и общества сыграл честный и добросовестный труд миллионов граждан России, выполнявших свои обязанности даже при нищенской опла те труда, даже при многомесячных задержках ее выплат.

В то же время, состояние многих отраслей экономики, обеспечивающих будущее экономики и общества, оказалось на таком низком уровне, что вы зывало большие опасение, есть ли вообще будущее у России. Речь идет о сокращении населения, критическом состоянии науки, образования, здраво охранения, жилищно-коммунального хозяйства, строительства, инвестици онного машиностроения, ВПК, геологии и т.д.

При рассмотрении состояния экономики в этот период необходимо учиты вать влияние внешних для российской экономики факторов. Полагаю, что оно было благоприятным. Правда, цена на нефть и другие топливные ресурсы была низкой. Но зато исключительно благоприятной была внешнеполитическая об становка. Практически со всеми крупными странами мира впервые за многие десятилетия сложились хорошие, а часто и дружественные отношения. Именно это обстоятельство позволило осуществить огромное сокращение военных рас ходов, что серьезно облегчило положение экономики. Учитывая, что в 70–80 гг.

их уровень составлял 20–25% от ВВП и они сократились до 2–3% ВВП, значи мость этого фактора оказалась намного больше падения нефтяных цен.

Глядя на плачевные результаты экономического развития России в дан ный период, нетрудно утверждать, что попытка перехода к капитализму провалилась. В пользу такого вывода гораздо больше аргументов и фактов, чем в пользу противоположного. И их достаточно много приведено в моем тексте. Читателю должно быть ясно, какой позиции я придерживаюсь в от вете на этот вопрос. Но объективности ради считаю необходимым обратить внимание на возможность и другой трактовки.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Я хотел бы здесь обратить внимание как раз на факты противопо ложного порядка. Неожиданно для многих обнаружилось относительно довольно большое количество лиц, с энтузиазмом и немалым талантом (далеко не всегда позитивным) взявшихся за создание институтов рыноч ной экономики. Большинство из них потерпело неудачу. По причинам неблагоприятных макроэкономических условий, невезения, малого опы та и знаний, излишней честности и щепетильности, отсутствия нужных связей. Тем не менее, многие возникшие институты выжили. Преимуще ственно в слаборазвитой прежде посреднической сфере, но частью и в производственной.

По крайней мере, несколько позитивных экономических событий мож но записать в актив новых институтов. Устранение почти вечного для совет ской экономики потребительского дефицита — мучавшего и унижавшего людей. Конечно, прежде всего, благодаря свободным ценам, выравнявшим спрос и предложение (и это позитивный результат рыночной экономики).

Но также и благодаря предприимчивости торговцев, начавших таки изучать потребительский спрос. Он удовлетворялся, к сожалению, далеко не всегда качественными товарами. И все-таки он позволил совершить долгожданные многими потребительские революции, начать автомобилизацию, компью теризацию населения и коммерческой сферы, развернуть иностранный ту ризм. Эти потребительские революции означали модернизацию общества, пусть и первоначально для малой части населения.

В результате экономического и политического развития России 90-х возникло несколько социально-экономических «уродиков». Наи большим «уродиком» оказалось российское государство. Все его вет ви почти в равной степени. Именно оно ответственно за многие недо статки российской экономики. И в связи с ошибочной экономической стратегией, и в связи с неквалифицированностью и коррумпированно стью чиновников всех уровней. В связи со слабостью судебной систе мы. Неопытность и жадность первых российских бизнесменов выгля дит простительной при наличии такого «уродика». Появилось даже в этих тяжелейших условиях некоторое количество подлинных «героев капиталистического труда», добившихся крупных хозяйственных успе хов. Наблюдался очевидный прогресс в деятельности практически всех хозяйственных институтов. При том, что все они в целом оставались очень слабыми и несовершенными.

В результате приватизации и демонополизации экономики прежняя сверхцентрализованная хозяйственная система сменилась децентрализо ванной со слабыми и мелкими хозяйственными единицами, не способными 396 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск осуществить крупных вложений в основные фонды и научные исследова ния. Запоздалые попытки государства и частного капитала по воссозданию крупных хозяйственных объединений закончились неудачей из-за слабости государства и частного капитала.

Очень медленно, но менялся менталитет населения, особенно, конеч но, молодого. Он и не может меняться быстро. Общественное сознание, формировавшееся столетиями, не может измениться быстро. Кримина лизация экономики и общества, пропаганда обогащения любой ценой, невзирая на моральные нормы и ограничения, формировали, скорее, вре менщиков и мошенников, чем честных и предприимчивых бизнесменов, создавших в свое время, пусть и далеко не сразу, процветающие запад ные экономики.

Обобщенным итогом хозяйственных преобразований 90-х гг. яви лись финансовые показатели российской экономики. По произведенным автором совместно с коллегами альтернативным оценкам, практически все отрасли реальной российской экономики к концу 90-х гг. оказались убыточными. Они поддерживали свою хозяйственную жизнь, проедая накопленные в советский период материальные ценности и эксплуати руя человеческий потенциал путем нищенской его оплаты. Процветала только посредническая сфера, обслуживавшая наиболее состоятельную часть общества и паразитировавшая на реальной экономике и государ стве, которому не платила налоги.

Если оценивать анализируемый период с точки зрения модернизации экономики, то значительно преобладали черты демодернизации, архаизации экономики, как с материально-вещественной, так и с институциональной стороны. Модернизировался лишь быт, притом преимущественно неболь шой, наиболее состоятельной части общества.

Кризис 1998 г. подвел итоги всему предыдущему этапу экономиче ского развития. Он выявил гнилость всех хозяйственных и общественных структур, созданных в этот период. И в то же время, их способность при необходимости к определенному оздоровлению и самоочищению в рамках экономики выживания. Поскольку в предыдущий период возникли большие излишки производственных мощностей и рабочей силы, это давало возмож ность преимущественно на прежней производственной базе частично вос становить хозяйственные потери предыдущего этапа. Особенно при благо приятной внешней обстановке.

Возникший в 90-е гг. на российской земле капитализм проиграл эконо мическое соревнование советскому социализму. Это можно было трактовать и как доказательство ошибочности всего проекта (к чему склоняется автор), ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ и как результат молодости и неопытности новой системы. Последующий период должен был выявить, какой вариант был правильным. Это станет темой 2-й части книги, охватывающей период 1999–2008 гг.

.

Литература 1. 10 лет капитализма в России. Кому принадлежит Россия. М., 2003.

2. 500 недель российского капитализма 1995–2000. М., 2002.

3. Автотранспортом нужно управлять: как это сделать // Автомобильный транспорт № 5–6. 1997.

4. Агентство Бизнес-информ. Банкротство предприятий. Сб. нормативных документов с комментариями. М., 1995.

Алтынов И. Почему олигархи становятся «бывшими» // Новая газета.

5.

19–25 июля 2000.

6. Альтернативные оценки развития российской экономики: методы и результаты. Часть 1. Новосибирск, 2011.

Амаливе Т.Ч. О многомерности подходов к оценке состояния строительного 7.

комплекса России // Экономика строительства. № 2. 1997.

Антонец Е.Г. Электроника или нефть? // ЭКО. № 8. 2001.

8.

Арсеньев В. Руководство по российскому рынку капитала. М., 2001.

9.

Аукционек С.П., Батяева А.Е. Российские предприятия в рыночной 10.

экономике. М., 2001.

11. Банкротство предприятий. Сб. нормативных актов с комментариями.

М., 1995.

Баранов Г., Буйлов М. Три свидетельства о смерти Инкомбанка // 12.

Коммерсант — Деньги. 4 ноября 1998.

Бергер М., Ольга П. Крест Чубайса. М., 2008.

13.

Березкин Ю.М. Проблемы и способы организации финансов. Иркутск, 14.

2001.

Бернштейн Э. Малый не промах // Новое время. № 21. 2002.

15.

16. Бизнесмены России. 40 историй успеха. М., 1994.

Бирман И., Пияшева Л. Статистика уровня жизни населения России. 1997.

17.

18. Бобровский С. Линия фронта на Красной Пресне // Новые Известия.

21 декабря 1999.

Бовин А. Записки ненастоящего посла. М., 2001.

19.

Болдырев Ю. О бочках меда и ложках дегтя. М., 2003.

20.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Борейко А. Касперским тесно в России // Ведомости. 6 марта 2002.

21.

Борисов В. Перспективы машиностроения // Экономист. № 1. 1998.

22.

Борисов С.М. Рубль золотой, червонный, советский, российский. М., 1997.

23.

Брежнев В. Надо свой труд оценивать правильно // Ведомости.

24.

12 ноября 2001.

Бунин И. Перешедшие пустыню // Forbes. июль 2006.

25.

26. В ожидании тощих лет // Компания. 13.03.2006.

Васильев А. Предстоит большая работа // Автомобильный транспорт.

27.

№ 1. 1992.

Васильев А. Как выжить? Сохранить автотранспорт общего пользования // 28.

Автомобильный транспорт. № 4. 1992.

Вдовин В. Чековые инвестиционные фонды // Деньги. № 29. 1995.

29.

Величенков А. Поучительное банкротство // Российская газета.

30.

26 февраля 1999.

31. Вождь «Ингеокома» // Компания. 15 октября 2001.

Волков А., Гурова Т., Титов В. Санитары и мародеры // Эксперт. № 8. 1999.

32.

Галагуза Н. Роль государства в защите страхования в условиях инфляции // 33.

Страховое дело. июль 1999.

Галлиев А. Оборонная инициатива // Эксперт. № 40. 2000.

34.

Гилман М. Дефолт, которого могло не быть. М., 2009.

35.

36. Главный козырь грузового автотранспорта — терминально экспедиторская система // Автомобильный транспорт. № 6. 1994.

Говорухин C. Великая криминальная революция. М.: Андреевский флаг.

37.

1993.

38. Госкомстат России Российская Федерация в 1992 году. М., 1993.

39. Грузовой супермаркет «Бизнес и услуги» (приложение к газете «Ведомости»). № 3. 2004.

Гуров А. Тайна красной ртути. М., 1995.

40.

Де Врис К., Шекшин C., Коротов К., Флорент Трейси Э. Новые лидеры 41.

российского бизнеса. М., 2005.

42. Деньги. № 1. 1996.

43. Динамика рынка акций. Рынок ценных бумаг. № 16. 1994.

Дмитриев Е. Вывезет ли приватизации груз недоработок // 44.

Автомобильный транспорт. № 1. 1996.

Дмитриев М.Э., Матовников М.Ю., Михайлов Л.В., Сычева Л.И., 45.

Тимофеев Е.В., Уорнер Э. Российские банки накануне финансовой стабилизации. СПб., 1996.

Долгопятова Т.Г. Российская промышленность в переходной экономике.

46.

М., 1995.

400 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск 47. Дубов Ю. Большая пайка. М., 2000.

48. Заварский Л. Клиническая смерть // Коммерсант-Daily. 20 февраля 1996.

49. Загадка МММ. М., 1995.

50. Заметаллин И.И., Лукинский В.С., Кукушкин В.В. Факторы развития международных автомобильных перевозок // Экономические проблемы развития автомобильного транспорта. СПБ., 1996.

51. Знакомьтесь «Трансаэро» // Гражданская авиация. № 7. 1992.

52. Зыкина Т. Александр Паникин — дирижер своего оркестра // Деловая пресса. 17.04.2000.

53. Играем по правилам? Торговля в России // Современная торговля. № 11.

2003.

54. Из подвала — в Париж // Труд. 8 декабря 1998.

55. Инвестиционно-финансовый портфель. М., 1993.

56. Инофирмы в поисках доверия // Строительная газета. 25 ноября 1994.

57. Интернет. Олег Федоров.info.

58. К вопросу реструктуризации банковской системы России // Коммерсант.

19 марта 1999.

59. Казанский Ю.Н. Как живем, так и строим // Советская Россия. 12 августа 1999.

60. Казанский Ю.Н., Немчин А.М., Никешин С.М. Строительство в США и России. СПб., 1995.

61. Каледина А., Гудим Ф. Русское бистро победит числом // Коммерсант.

14.03.2000.

62. Калитин А. Время Ч. М., 2008.

63. Карнаухов С. Грозит ли Внешторгбанку судьба «Титаника» // Комсомольская правда. 15 декабря 1998.

64. Клейнер Г. Эволюция и реформирование промышленных предприятий:

10 лет спустя // Вопросы экономики. № 5. 2005.

65. Коберник О. Размер имеет значение // Ведомости. 27 марта 2006.

66. Коммерсант-Деньги. № 43. 2001.

67. Константинов А., Дикселиус М. Бандитская Россия. СПб;

М., 1997.

68. Костиков В. Роман с президентом. М., 1997.

69. Кочеврин Ю. Б. Мелкий бизнес в США. М., 1965.

70. Кротов Н.И. История фондового рынка в России. Т. 1. М., 2007.

71. Куприн Е. На коллегии Минтранса было жарко // Автомобильный транспорт. № 9. 1997.

72. Курчанов П.Ф. С непреодолимыми трудностями я не сталкивался // Кротов Н.И. История фондового рынка в России. Т. 1. М., 2007.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ 73. Кучеренко В. Москва — империя тьмы. М., 1995.

74. Лесков С. Термояд для города-амфибии // Известия. 14 мая 2009.

75. Либерализация внешнеэкономической деятельности России. Сб.

документов. М., 1992.

76. Лившиц А. Экономическая реформа в России и ее цена. М., 1994.

77. Лисичкин В.А., Шелепин Л.А. Россия под властью плутократии. М., 2003.

78. Литвинцева Г.П. Продуктивность экономики и институты на современном этапе развития России. Новосибирск, 2003.

79. Лучшее в «Империале» — это рекламные ролики // Коммерсант. 3 июня 1999.

80. Лучшие авиакомпании в России // Коммерсант-Daily. 26 марта 1999.

81. Майоров В. Как раскулачивали Юрия Черниченко // Новые Известия.

15 января 2003.

82. Материалы к вопросу «О ходе экономической реформы в России». М., 1992.

83. Мау В. Российские экономические реформы глазами западных экономистов // Вопросы экономики. № 12. 1999.

84. Мау В., Стародубровская И. Экономические закономерности революционного процесса // Вопросы экономики. № 4. 1998.

85. МБРР: экономические реформы в России: на пороге структурных реформ. М., 1993.

86. Мезоэкономика переходного периода. Рынки, отрасли, предприятия / Под ред. Г.Б. Клейнера. М., 2001.

87. Мендельсон Л.А. Теория и история экономических кризисов и циклов.

Т. 1. М., 1959.

88. Меньшиков С. Анатомия российского капитализма. М., 2004.

89. Миловидов В. Особенности национального финансового рынка // Рынок ценных бумаг. № 23–24. 1998.

90. Миндубаев Ж. О чем думает Стародубцев в «матросской тишине» // Литературная газета. 08.01.1992.

91. Министерство финансов Российской Федерации // Российские финансы в 1993 году. М., январь. 1994.

92. Миркин Я.М. Рынок ценных бумаг России. М., 2002.

93. Миркин Я.М. Ценные бумаги и фондовый рынок. М., 1995.

94. Мировые экономические кризисы 1848–1935. М., 1937.

95. Модульная программа для менеджеров. Антикризисное управление. М., 1999.

96. Молина М. Приключения в стране челноков // Коммерсант — Деньги.

№ 46. 2004.

402 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск 97. Мухин А. Олигархи: последняя перекличка. М., 2004.

98. Мухина А., Терешонок А.Я. Воры в законе-2. Новосибирск, 2001.

99. Мы едем, едем, едем // Век. № 47. 1999.

100. Найвельт В. Меня тогда подвел романтизм — деньги кончились // Ведомости. 7 июля 2004.

101. Наймушин В.Г. Причины кризиса и перспективы возрождения отечественного машиностроения ЭНСР. № 2(29). 2005.

102. Народное хозяйство Российской Федерации 1992. М., 1992.

103. Народное хозяйство РСФСР в 1990 году. М., 1991.

104. Народное хозяйство СССР в 1967 году. М., 1968.

105. Наука и техника современного капитализма. М., 1987.

106. Национальные счета России в 1995–2002 годах. М., 2003.

107. Независимое военное обозрение. № 42. 2000.

108. Нечаев А. Россия на переломе. М., 2010.

109. Нешитой А. Ломать — не строить // Торговля. № 2–3. 1993.

110. Никольский С. Тарифы «железки» — впереди паровоза // Российская газета. 8 апреля 1999.

111. Новолодская С. Только я и государство // Ведомости. 24 января 2002.

112. Обзор экономической политики в России за 1999 год. М., 2000.

113. Овчинский В.C. Стратегия борьбы с мафией. М., 1993.

114. Орехов В.И., Балдин Н.В., Гапоненко Н.П. Антикризисное управление.

М., 2006.

115. Ослунд А. Россия: Рождение рыночной экономики. М., 1996.

116. Ослунд А. Строительство рыночной экономики. М., 2003.

117. Основные направления развития национальной системы страхования в Российской Федерации на 1998–2000 годы // Страховое дело. ноябрь декабрь. 1998.

118. Основные показатели работы подрядных организаций // Экономика строительства. №6. 1994.

119. Отчет российскому правительству от международной группы советников по социальным и политическим проблемам экономических реформ и структурных преобразований в России // Мир России. № 2.

2010.

120. Паникин А. Записки русского фабриканта // Новый мир. № 12. 1997.

C. 160.

121. Паникин А. Шестое доказательство. М., 1998.

122. Паппэ Я.Ш. «Олигархи». Экономическая хроника 1992–2000. М., 2000.

123. Пастухов В.Б. Темный век (посткоммунизм как «черная дыра» российской истории) // Полис. № 3. 2007.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ 124. Пелехова Ю. Банк, которого нет // Версия. 26 октября–1 ноября 1999.

125. Переход к рынку. М., 1990.

126. Полосова О.И. Альтернативные оценки динамики производства продукции и услуг отраслей российской экономики. Новосибирск, 2011.

127. Полторанин М. Власть в тротиловом эквиваленте. М., 2010.

128. Пономаренко А.Н. Ретроспективные национальные счета России 1961– 1990. М., 2002.

129. Попов Г.Х. Снова в оппозиции. М., 1994.

130. Портнов А., Воронков Э. «Реформаторы» вышибли России мозги // Советская Россия. 14 ноября 1996.

131. Портфель приватизации и инвестирования. М., 1992.

132. Потапов А. Сибирский торговый банк. Технология ограбления и обмана // Товарищ. № 2. 1996.

133. Потемкин А. Виртуальная экономика. М., 2000.

134. Приватизация государственных и муниципальных предприятий в России. Сб. документов. М., 1992.

135. Приватизация по-российски / Под ред. А. Чубайса. М., 1999.

136. Приватизация. М., 1992.

137. Промышленность РФ. М., 1995.

138. Промышленность РФ. М., 2000.

139. Птичий А. Железный тариф // Финансовые известия. 3 июня 1999.

140. Работнов Н. На державу обидно? // Знамя. № 8. 1999.

141. Радыгин А., Сидоров И. Российская корпоративная экономика: сто лет одиночества // Вопросы экономики. №5. 2005.

142. Рассадин В.Н. Оборонно-промышленный комплекс. Генезис. Конверсия.

М., 2002.

143. Резников В.Ф. Хозяйственная система села: проблемы экономического регулирования. Новосибирск, 2002.

144. Ресторационные работы // Деньги. № 45. 2004.

145. Романова Т. Очень немногие растормаживают товар в белую // Ведомости. 24 апреля 2006.

146. Российская федерация в 1992 году. М., 1993.

147. Российская Федерация в 1992 году. Статистический сборник. М., 1993.

148. Российская Федерация в 1992 году. Финансы и статистика. М., 1993.

149. Российский статистический ежегодник 1994. М., 1994.

150. Российский статистический ежегодник 2003. М., 2003.

151. Ростовский Я. Макроэкономическая нестабильность в посткоммунис тических странах. М., 1997.

404 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск 152. Рстаки А. План «Барбадоса» // Новая газета. 16–28 июня 1999.

153. Рывкина Р.В. Драма перемен. М., 2001.

154. Самусева Р. Приватизация в строительном комплексе: организационные проблемы // Экономика строительства № 9. 1992.

155. Сборник нормативных актов Госкомимущества России по вопросам приватизации управления государственной собственности. М., 1996.

156. Скелет в шкафу Центробанка // Коммерсант. 15 июля 1999.

157. Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации.

№ 1. 1994.

158. Стрелецкий В. Мракобесие. М., 1998.

159. Струмилин С.Г. Статистика и экономика. М., 1979.

160. Суслов Н.И. Анализ взаимодействия экономики и энергетики в период рыночных преобразований. Новосибирск, 2002.

161. Тарасов А. Миллионер. М., 2004.

162. Тиньков О. Я такой как все. М., 2010.

163. Титов В.В., Маркова В.Д., Николаев Д.П., Соломенникова Е.А.

Финансово-промышленные группы: проблемы становления и функционирования // Промышленность: к развитию от выживания.

Новосибирск, 1996.

164. Тихонов В.М., Балашов Б.С. Система мирового воздушного транспорта и российская гражданская авиация. М., 1992.

165. Торговля CCCР // Финансы и статистика. М., 1989.

166. Торговля в России. М., 1996.

167. Торговля в России. Статистический сборник. М., 1995.

168. Уваров В. От власти на рынке — к власти в стране // Завтра. № 4. 2003.

169. Переход к рынку. М., 1990.

170. Федоров Б. Пытаясь понять Россию. СПб., 2000.

171. Фельдман А.А. Государственные ценные бумаги. М., 1994.

172. ФЗ о несостоятельности (банкротстве) // Российская газета. 21 января 1998.

173. Финансы в России. М., 1996.

174. Финансы в России. М., 1998.

175. Финансы России. Статистический сборник. М., 1999.

176. Финансы. Денежное обращение. Кредит / Под ред. Л.А. Дробозиной.

М., 1995.

177. Фрей Л.И. Международные расчеты и финансирование внешней торговли капиталистических стран. М., 1954.

178. Ханин Г.И, Суслов Н.И. Экономика России в 1991–1996 годы:

альтернативная оценка ЭКО. № 11. 1997.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ 179. Ханин Г.И. Коммерческие банки России: быть или не быть? // Сибирская финансовая школа. № 12. 1997.

180. Ханин Г.И. Об индексе цен на инвестиционные товары в постсоветский период // Альтернативные оценки развития российской экономики:

методы и результаты: Учеб. пособие. Ч. 1. Новосибирск, 2011.

181. Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Т. 2.

Экономика СССР и РСФСР в 1988–1991 годы. Новосибирск, 2010.

182. Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Том 1.

Новосибирск, 2003.

183. Ханин Г.И., Копылова Н.В. Альтернативная оценка стоимости основных фондов промышленности России в 2005–2008 гг. // ЭКО № 8. 2010.

184. Ханин Г.И., Полосова О.И., Иванченко Н.В. Российская экономика в 1996–2000 годы: альтернативная оценка ЭКО. № 2. 2004.

185. Ханин Г.И., Полосова О.И., Фомин Д.А. Альтернативные оценки динамики производства продукции и услуг отраслей российской экономики. Новосибирск, 2011.

186. Ханин Г.И., Суслов Н.И. Экономика России в 1991–1996 гг.:

альтернативная оценка ЭКО. № 11. 1997.

187. Ханин Г.И., Фомин Д.А. 20-летие экономических реформ в России:

макроэкономические итоги ЭКО. № 5. 2008.

188. Ханин Г.И., Фомин Д.А. Альтернативная оценка развития российской экономики: методы и результаты. Ч. 1. Альтернативная оценка макроэкономических показателей российской экономики. Новосибирск, 2011.

189. Ханин Г.И., Фомин Д.А. Оптовая торговля в современной России // Проблемы прогнозирования. № 5. 2007.

190. Ханина Г.И., Иванченко Н.В. Альтернативная оценка стоимости материальных фондов и рентабельности производственной сферы российской экономики в 1998–2000 годы. Вопросы статистики. № 9.

2003.

191. Хасис Л. Поворотные пункты в развитии российского ритейла // Вопросы экономики. № 6. 2006.

192. Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский. М., 2001.

193.Ходорыч А. Всероссийское состязание курьеров // Коммерсант.

5 ноября 1999.

194. Хофман Д. Олигархи М., 2007.

195. ЦСУ РСФСР Оптовая торговля РСФСР в 1986–1990 годы. М., 1991.

196. Чековые инвестиционные фонды // Экономико-финансовая энциклопедия.

197. Черников Г., Черникова Д. Кто владеет Россией. М., 1998.

406 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск 198. Черной Л.С. Экономика. Рынок. Государство. М., 2000.

199. Широкалова Г. Себя бы прокормил новый кормилец // Советская Россия.

24 марта 1992.

200. Шрейбер А.К., Лисичкин В.А., Симчера. М. Опыт эффективной организации строительства в России // Экономика строительства. № 12. 1995.

201. Штаны, жаренные в масле // Совершенно секретно. № 12. 1999.

202. Экономическая политика Правительства России. М., 1992.

203. Экономическая политика правительства РФ. Документы и комментарии.

М., 1992.

204. Экономическая статистика. М., 1983.

205. Экономические обзоры ОЭСР: Российская Федерация. 1997. М., 1998.

206. Электронная промышленность России // Википедия.

207. Элитная экономика. М., 2001.

208. Эпоха Ельцина: Очерки политической истории / Батурин Ю.М., Ильин А.Л., Кадацкий В.Ф., Костиков В.В., Краснов М.А.;

Предисл. Салмин А.М.

М., 2001.

209. Яковлев А. Раскрытие информации о предприятиях и проблемы классификации неденежных трансакций // Вопросы экономики. № 5.

2000.

210. Яковлев А.А. Агенты модернизации. М., 2006.

211. Ясин Е.Г. Российская экономика. Истоки и панорама рыночных реформ.

М., 2003.

212. Ясин Е.Г. Русская экономика. М., 2003.

213. Ясин Е.Г. Материалы к вопросу «О ходе экономической реформы в Российской Федерации». М., 1992.

214. Blasi J.R., Kroumova M., Krouse D. Kremlin capitalism. Ithaca, NY and London. 1997.

215. Boycko M, Shleifer A, Vishny R. Privatizing Russia. London. 1995.

216. Gaddy C., Ickes B. Russian’s Virtual Economy // Foreign Affairs,1998, Vol. 77. № 5.

217. Gustafson T. Capitalism Russian Style. Cambridge: University Press, 1999.

218. IMF. A study of the soviet economy. v.1. Wash. 1990.

219. Johnson S., Loveman Garry W. Starting over in Eastern Europe // Enteprenership and Economic renewal. 1995.

220. Jonson S., Loveman G.W. Starting over in eastern Europe. Boston. 1995.

221. Kouwenhoven R.А. Comparison of soviet and industrial performance, 1928– 1990. Research Memorandum GD-29 Groningen. May. 1996.

222. Mariska M.D., Thomas E. Manson Reforming the insurance market in Russia. 2004.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ 223. Ronald I. McKinnon. The order of economic liberalization. Baltimore and London. 1991.

224. Statistical Abstract of the United States 1989. 109 edition. Washington.

1989.

225. The impoverished superpower / Еdited by Henry S. Rowen and Charles Wolf, Jr. San Francisco, 1990.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.