WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |
-- [ Страница 1 ] --

Экономическая история россии в новейшее время том 3. российская Экономика в 1992-2008 гг.

часть 1. российская Экономика в 1992-1998 гг.

Г.и. Ханин, доктор экономических наук, профессор, Новосибирский государственный технический университет, e-mail: khaning@academ.org введение Третий том является завершающим в изложении и анализе истории российской экономики в новейшее время1. В нем рассматривается период с 1992 по 2008 гг. Начальная дата периода связана со стартом проведения ра дикальной экономической реформы в России. Заключительная дата связана с практическим завершением восстановительного периода, определяемого выходом российской экономики на максимум использования созданных в предшествующие периоды (в основном — советский) производственных и интеллектуальных возможностей экономики. Этот период в свою очередь разбивается на два подпериода — 1992–1998 гг. и 1999–2008 гг. Естествен ной границей между ними является 1998 год — дефолт в России, который завершил первый период рыночных преобразований в ней. Данная 1 Часть 3-го тома посвящена первому подпериоду.

Конец рассматриваемого периода совпадает с 20–летием начала рыноч ных преобразований в России. 20 лет — вполне достаточный срок, чтобы новая экономическая и социальная системы показали, хотя бы в основном, свои возможности. Для командной экономики, если выбросить периоды войны и восстановления экономики, это совпадет с серединой 50-х годов, когда в развитии советской экономики были достигнуты огромные успехи 1 Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Новосибирск: изд. НГТУ. 2008. 516 c.;

Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Том 2. Новосибирск: изд. НГТУ.

2010. 382 c.

© Г.И. Ханин, 2012.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ и был намного превзойден уровень конца 20-х гг. и по объему ВВП, и по уровню жизни основной части населения, несмотря на огромные военные расходы, которые затрудняли экономическое развитие.

Основным нервом данного периода в целом является вопрос о том, име лись ли объективные возможности для капитализации российской эконо мики? Именно от этого центрального вопроса уходит подавляющее боль шинство российских и зарубежных авторов, его рассматривающих. Они предпочитают углубляться в многочисленные, хотя и важные, но частные проблемы экономического развития в данный период. Но такой уход от са мого важного закрывает дорогу для его объяснения. Уже во 2-м томе я нема ло места посвятил доказательству того, что сама сложившаяся в советский период экономическая система являлась непреодолимой преградой для ее коренного преобразования на капиталистических началах, для которого тог да были проделаны первые шаги. Приступая к самому важному периоду на этом пути, уместно напомнить относящееся к данному вопросу замечание первого президента посткоммунистической Польши Леха Валенсы, сделан ное еще в 1990 г. Он сравнил процесс капитализации польской экономики с попыткой из ухи сделать аквариум. Такое тонкое и глубокое понимание смысла этого безнадежного процесса не помешало ни ему, ни его последо вателям в России его осуществлять. Как любили говорить в СССР еще в 70-е гг., «если нельзя, но очень хочется, то можно».

В данной книге я рассмотрю все составные компоненты экономическо го развития России в 1992–1998 гг. Особенное внимание я уделю институ циональным преобразованиям. Как и в предыдущих томах, для оценки эко номического развития я использую альтернативные оценки, рассчитанные с моим участием. На этот раз, к счастью, к этим расчетам подключились и мои коллеги, что позволило значительно расширить их объем.

Я собираюсь после завершения 3-го тома вернуться к изложению и ана лизу истории российской экономики для сжатого рассмотрения периода c 1917 по конец 1930-х гг., который во многом предопределил развитие рос сийской экономики в последующий период.

глава 1. институциональные преобразования в российской экономике в 1992–1998 гг.

и их влияние на экономику россии Фактическая сторона институциональных преобразований в этот период достаточно подробно изложена в экономической литературе2. Однако в ней отдельные компоненты институциональных реформ анализируются изоли рованно друг от друга, что не позволяет выявить их интегральный эффект.

Они рассматриваются также изолированно от предшествующего развития этих реформ в последний период перестройки. Наконец, при их рассмотре нии слабо учитывается влияние состояния государственного руководства в этот период и состояние общества в целом. Я постараюсь устранить эти пробелы за счет изложения частных фактов, которые легко найти в имею щейся литературе.

1.1. Либерализация российской экономики Либерализация экономики означала ее освобождение от администра тивных ограничений, присущих командной экономике и необходимых в командной экономике. Процесс либерализации, как было ранее показано, происходил (с перерывами) в советской экономике начиная с 1953 г., но ка чественно новые масштабы и свойства приобрел на конечном этапе пере стройки, означая уже радикальный (хотя и не полный) демонтаж командной экономики3.

Не возвращаясь к уже рассмотренному в 1-м томе ключевому вопро су о целесообразности и возможности формирования рыночной экономики в СССР, подчеркну, что даже при положительном ответе на него оставал 2 Среди лучших работ по богатству фактов (но не их интерпретации) назову книгу Андерса Ослунда «Строительство капитализма» 2003 г. и книгу Евгения Ясина «Российская экономика» 2002 г.

3 Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Том 2. 1988–1991 годы. Новоси бирск. С. 17–56.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ ся еще важнейший вопрос о порядке и темпах либерализации. Он рассма тривался в ряде работ 80-х годов выдающимся американским экономистом Маккиноном (Ronald I. McKinnon) на примере развивающихся стран, с очень широким государственным вмешательством в экономику в 60–70-е гг., глубоко на теоретическом уровне и с привлечением огромного фактического мате риала по этим странам. Общий вывод Маккинона, безусловного сторонника либерализации, состоял в том, что все ее виды во избежание экономическо го краха должны осуществляться постепенно, после создания необходи мых предпосылок4. Российские реформы 90-х гг. производились в полном противоречии с этими принципами: поспешно, без создания необходимых предпосылок. Только частично это было вынуждено чрезвычайной эконо мической ситуацией конца 1991 г.

Следует сразу отметить, что проводившаяся начиная с 1992 г. либерали зация экономики была продолжением ее либерализации в предшествующий период, а не качественным разрывом с этим периодом. Можно сказать, что в предшествующий период, особенно в 1991 г., происходила преимуществен но либерализация де-факто, в то время как начиная с 1992 г. она происходи ла де-юре. Пользуясь терминологией приватизации, можно назвать предше ствующую либерализацию спонтанной. Если по влиянию на хозяйственную жизнь между этими двумя видами либерализации особой разницы не было, то с юридической стороны разница была значительна. Первая была легко обратима решениями и особенно действиями административных органов, вторую обратить было значительно труднее.

В качестве основных направлений либерализации в период радикальной экономической реформы в экономической литературе чаще всего называются следующие: либерализация цен, либерализация торговли и свобода предпри нимательства, либерализация внешнеэкономических отношений5. Помимо этих, очень важных компонентов либерализации, существовали и другие, не менее важные. Для государственных и мнимокооперативных (колхозов, потребительской кооперации) предприятий, которые все еще составляли ее основную часть, к этим компонентам можно отнести, прежде всего, либе рализацию производства. Предприятиям с 1992 г. перестали устанавливать задания по объему и структуре производства (или товарооборота для сфе ры услуг). Эти показатели они должны были определять сами, исходя из за казов потребителей их продукции и ее текущей рентабельности. Именно в этой сфере произошел наиболее существенный разрыв с практикой периода командной экономики и переход к рыночной экономике. Прекращению ди рективного планирования производства корреспондировала практическая 4 Ronald I. McKinnon. The order of economic liberalization. Baltimore and London. 1991.

5 Ослунд А. Ук. соч., С. 244–275.

10 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск ликвидация материально-технического снабжения и сбыта. Отныне предпри ятия должны были самостоятельно искать платежеспособных потребителей и обеспечивать себя многообразными материальными ресурсами для текущей деятельности и капитального строительства. Ликвидации производственного планирования и материально-технического снабжения соответствовала лик видация административных органов, которые их обеспечивали: производ ственных министерств и их главных управлений и разветвленной системы материально-технического снабжения — от общесоюзного Государственно го Комитета по материально-техническому снабжению до его республикан ских и областных органов и отраслевых главных управлений, многочислен ных контор, баз снабжения и сбыта. Вместо этих координирующих структур спешно, на базе старых, создавались их суррогаты: ассоциации предприятий, концерны, коммерческие центры и товарные биржи. На последних реали зовывалось в конце 1991 г. не более 1–2% всей продукции народного хозяй ства. Оптовые предприятия только начинали создаваться. Они в этот период преимущественно ориентировались на наиболее рентабельные внешнеэконо мические связи, требующие к тому же наибольших профессиональных зна ний. Но эти новые структуры (опыт которых почти не изучен) в сравнении со старыми обладали, конечно, несравненно меньшими возможностями. Тем не менее, эти объединения некоторое время (примерно до 1993–1994 гг.) обла дали известными административными возможностями по отношению к пред приятиям, преимущественно добровольно (хотя и вынужденно) вошедшими в них. Кроме того, структура производства регулировалась также некоторое время межправительственными соглашениями со странами СНГ, действиями региональных властей, направленными на удовлетворение нужд внутреннего рынка регионов. В области энергоснабжения это обеспечивалось квотами на вывоз продукции, направленными на удовлетворение нужд внутреннего рын ка в топливе в условиях огромного превышения мировых цен над внутрен ними на топливо и электроэнергию, а также балансовыми заданиями после отмены в середине 90-х гг. системы квот и преследующими те же цели.

Либерализация производства, снабжения и сбыта поставила предприятия перед неисчислимыми проблемами, которые им ранее не приходилось ре шать. Сотни тысяч производителей и потребителей должны были «найти» друг друга при том, что ранее они друг о друге почти ничего не знали. Даже почтовых адресов. Предприимчивые коммерсанты поэтому в 1991–1993 гг.

занялись изготовлением справочников о предприятиях, главной ценностью которых были почтовые и телеграфные адреса, а в лучшем случае еще и про филь деятельности. Но ничего не было известно об их производственных воз можностях, качестве продукции и, конечно, их финансовом состоянии. Для ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ получения хотя бы части данной информации нужно было надолго команди ровать на эти предприятия сотни тысяч работников. Этот процесс взаимного «принюхивания» занимал годы. До того все эти связи носили хаотичный и случайный характер, с многочисленными ошибками и неудачами в выборе партнеров. Чтобы не утруждать себя этими сложнейшими и чаще всего не разрешимыми проблемами, большинство предприятий пошли на сохранение старых дореформенных связей, независимо от целесообразности. При этом их число по мере развития реформ первоначально даже росло. Так, по дан ным опросов, в начале 1992 г. сохранили старые связи с поставщиками 36% предприятий, а осенью 1993 г. уже 83%, c потребителями сохранили их соот ветственно 66 и 70%6. Здесь речь идет об отечественных предприятиях. Наи более сложные проблемы возникли во внешнеэкономических связях со стра нами дальнего зарубежья и со странами бывшего СЭВ и СНГ. Связи эти резко сократились, что для тех предприятий, которые по снабжению и сбыту были в значительной степени сориентированы на эти рынки, имело очень тяжелые последствия. Сохранение централизованных заданий и материальное обеспе чение их выполнения в начальный период реформ имело эпизодический ха рактер и касалось либо обязательств по линии стран СНГ, либо обязательств по тепло- и энергоснабжению. В целом, либерализация производства и хозяй ственных связей в первые постсоветские годы крайне негативно влияла на деятельность предприятий. Лишь в 1995–1998 гг. эта деятельность несколько рационализировалась, но по-прежнему сохраняла многие черты импровизации и неэффективности. Возлагавшиеся на либерализацию производства и хозяй ственных связей надежды формирования конкурентного рынка, способного воздействовать на эффективность деятельности предприятий, оправдались в небольшой степени. Наибольшее воздействие на этот процесс мог оказать внешний рынок с его более высокими стандартами качества. Но его роль в эко номике в целом не выросла вследствие огромного сокращения импорта из-за падения платежеспособного спроса и заниженного курса рубля. В отдельных отраслях роль внешнего рынка была значительной, но в долгосрочном плане — скорее негативной. Так, под влиянием внешней конкуренции (зачастую недо бросовестной) было практически уничтожено производство бытовой электро ники, значительной части легкой промышленности и сельского хозяйства, не имевших времени и средств приспособиться к внешней конкуренции.

Либерализация оптовых и розничных цен, объявленная Указом Прези дента РСФСР от 3 декабря 1991 г. и введенная со 2 января 1992 г.7, наряду с либерализацией производства, снабжения и сбыта означала решительный (хотя далеко не полный) разрыв с командной экономикой. Только очень огра 6 Долгопятова Т.Г. Российская промышленность в переходной экономике. М.,1995. C. 172.

7 Экономическая политика правительства России. М., 1992. C. 15–16.

12 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск ниченный круг цен и тарифов после 2 января оставался сферой государствен ного установления. В результате этого решения стали свободными, по оценке Е. Ясина, «80% оптовых и 90% розничных цен»8(несомненно, речь идет об объеме продукции, реализуемой по этим ценам, — Г.Х.) Государство сохра нило контроль над розничными ценами на товары, потребляемые бедней шей частью населения (хлеб, молоко, кефир, творог, детское питание, соль, сахар, растительное масло, водка, спички, лекарства), с целью недопущения социального взрыва, повысив их единовременно со 2 января 1992 г. в 3 раза, также были повышены тарифы на электроэнергию, городской транспорт, квартплату и плату за коммунальные услуги9. В то же время сохранялись регулируемые государством цены на крайне ограниченный круг продуктов топливно-энергетического комплекса с единовременным их повышением со 2 января 1992 г.: на нефть в 5 раз, на электроэнергию для производственного потребления — в 4,7 раза, на уголь — в 5,5 раза, в том числе коксующийся — в 8 раз10. В то же время было разрешено продавать 40% топлива и энергии по свободным ценам11.

В связи с тем, что рост регулируемых розничных цен был значительно меньше, чем рост свободных оптовых цен на соответствующую продукцию, потребовалось установление дотаций (очевидно, оптовой или розничной торговле) в принятом в начале 1992 г. годовом бюджете. Дотации были уста новлены и для угольной промышленности12.

В течение 1992–1993 гг. установленные в конце 1991 г. небольшие огра ничения на свободные цены были почти полностью отменены. «После этого под контролем федерального правительства остались лишь цены и тарифы на продукцию естественных монополий — газ, электроэнергия, железнодо рожные перевозки, транспортировка нефти и т.д.»13. Однако, наличие квот на экспорт и балансовых заданий по поставкам топлива на внутренний ры нок ограничивало экономически обоснованное изменение внутренних цен на топливо.

Наряду и практически одновременно с этими ключевыми мероприятия ми по либерализации экономики в рамках законодательства о предпринима тельской деятельности реализовывались и другие шаги по либерализации внутренней жизни предприятий: создавалась возможность самостоятельно го определения уровня оплаты труда в целом на предприятии и отдельным 8 Ясин Е.Г. Ук. соч. С. 194.

9 Там же.

10 Ясин Е.Г. Там же., Материалы к вопросу «О ходе экономической реформы в Российской Федера ции». М., 1992. C. 59.

11 Материалы к вопросу «О ходе экономической реформы в Российской Федерации». М., 1992. Ук.

соч. Там же.

12 Там же. C. 43.

13 Ясин Е.Г. Ук. соч. С. 194.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ работникам14, численности работающих в целом и по отдельным категори ям, объема и структуры капитальных вложений, всего финансового плана предприятия, планов научно-технического прогресса, изменения внутрен ней структуры предприятия и др.

Среди мер по либерализации экономически особое значение имела ли берализация внешнеэкономических связей. Понятны ее задачи — с помо щью конкуренции с иностранными товарами решительно воздействовать на производство отечественной продукции с целью повышения ее низкого качества и снижения высоких издержек, а также сблизить мировые и вну тренние цены. Но здесь наиболее высокими оказались и трудности этой либерализации. Недаром она так медленно проводилась даже в развитых капиталистических странах при сокращении торговых и валютных огра ничений после Второй мировой войны. Так, для перехода к обратимости западноевропейских валют при координированных усилиях всех стран За падной Европы потребовалось ни много ни мало, а 15 лет15. В Японии этот процесс завершился через 20 лет после мировой войны16. Преждевремен ные попытки либерализации внешнеэкономических связей в этих странах заканчивались неудачей. Так, в классической стране экономического ли берализма — Великобритании — попытка перехода к конвертируемости фунта стерлингов в июле-августе 1947 г. закончилась сокрушительной неудачей17. В книге С.М. Борисова прекрасно показано, сколь много эко номических и финансовых предпосылок требуется для перехода к конвер тируемости национальных валют даже в развитых странах мира18. Еще большими были эти трудности в развивающихся странах. Даже в 1965 г. было лишь 28 стран с обратимыми валютами из более чем 150 стран мира в то время19. Тем больше трудностей в либерализации внешнеэкономических связей было в России. Ее экономика многие десятилетия была фактически изолирована от внешнего мира, а валюта носила полностью замкнутый характер. К тому же, финансы и денежное обращение были к концу 80-х гг.

полностью дезорганизованы, в стране царила исключительно сильная ин фляция. Мизерны были золотовалютные резервы. Очевидно, что требова лась особая осторожность и постепенность при попытках либерализации внешнеэкономических связей. Поспешная их либерализация грозила раз рушить ряд отраслей экономики и ввести в оборот иностранную валюту, подорвав еще больше валюту отечественную.

14 Там же. C. 201–204.

15 Борисов С.М. Рубль золотой, червонный, советский, российский. М., 1997. C. 68.

16 Там же. C. 72.

17 Фрей Л.И. Международные расчеты и финансирование внешней торговли капиталистических стран. М., 1954. C. 207.

18 Борисов С.М. Ук. соч. С. 57–63.

19 Там же. C. 58.

14 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Многое в либерализации внешнеэкономических связей уже было и юридически, и (еще больше) фактически осуществлено в 1990–1991 гг. И уже тогда проявились негативные стороны этой поспешной либерализа ции. К ним можно отнести: катастрофическое обесценивание по сравнению с паритетом покупательной способности рыночного курса рубля, колоссаль ный вывоз многих видов сырья и материалов по заниженным в сравнении с мировыми ценам, огромную экспортную и импортную контрабанду, опу стошение золотовалютных резервов, фактическое банкротство Внешэко номбанка и т.д. Новые шаги по либерализации внешнеэкономических связей были объ явлены почти сразу после образования в России «правительства реформ».

16 ноября 1991 г. был обнародован Указ Президента РФ «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РФ»22. Он легализовал многие ранее осуществленные мероприятия и ввел новые. Наиболее важное положение этого Указа было изложено в пункте 1: «Разрешить всем зареги стрированным на территории РСФСР предприятиям и их объединениям, не зависимо от форм собственности, осуществление внешнеэкономической, в том числе и посреднической, деятельности, без специальной регистрации23.

Таким образом, от широко распространившейся уже в 1990–1991 гг. реги страции участников внешнеэкономической деятельности, хоть как-то от странявшей от нее явных дилетантов (но и явившейся источником корруп ции для «разрешителей»), перешли к почти тотальной свободе внешнеэко номических связей без какого-либо учета подготовленности к ней. Правда, некоторые ограничения этой свободы все же были установлены и этим Ука зом. Так, валютные операции должны были осуществляться на основании лицензий. Это относилось к банкам, которые для осуществления валютных операций должны были получить лицензию Госбанка РФ. Сохранялось ли цензирование и квотирование экспорта и импорта отдельных либо наиболее важных для экономики видов продукции, либо нежелательных для вывоза и ввоза по причинам ее (продукции) криминального характера (например, наркотики или огнестрельное оружие). При этом, для недопущения произ вола чиновников, предусматривалась «конкурсная либо лицензионная про дажа квот и лицензий», что так и не было осуществлено. Для образования валютного резерва РСФСР, из которого предполагалась оплата централизо ванного импорта и внешнего долга, предусматривались отчисления в этот резерв части валютной выручки предприятий. Запрещалось осуществление расчетов между юридическими лицами, а также юридическими лицами и 20 Ханин Г.И. Ук. соч. C. 80–91.

21 Там же. Материалы к вопросу. Ук. соч. C. 147–159.

22 Экономическая политика правительства России. Ук. соч. С. 9–11.

23 Там же. C. 9.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ гражданами в иностранной валюте, что должно было усилить позиции ру бля, но так и не было осуществлено практически до конца анализируемого периода и долгое время после него, вплоть до укрепления рубля в 2003–2005 гг.

Предусматривался переход к исключительно рыночному определению кур са рубля. Таким образом, переход к внутренней конвертируемости рубля по текущим операциям, на которые даже в развитых странах уходило 15–20 лет, планировалось осуществить в течение одного 1992 г.24 И это при разрушен ных финансовой и денежной системах!

В развитие данного Указа 30 декабря 1991 года был принят Указ Пре зидента Российской Федерации «О формировании республиканского валют ного резерва РСФСР в 1992 году»25. Этим Указом расширялся круг задач названного фонда, куда включались и средства для «стабилизации курса рубля». Были установлены довольно высокие нормы продаж валюты в этот фонд (40%) и Центральному банку (10%), причем Центральному банку — по рыночному курсу, а в республиканский валютный резерв — по специально му курсу в процентах от рыночного курса. Перечень продуктов, c которых производились эти отчисления, был довольно широк, но главным образом включал минеральные продукты. Предусматривались и меры контроля за указанными продажами и наказания за их нарушения. Предприятиям пред писывалось закрыть все заграничные валютные счета и перевести эти сред ства в уполномоченные банки России. В первой половине 1992 г. продажа валютной выручки в валютный резерв производилась по курсу 55 руб. за долл., а Центральному банку — по курсу 100 руб. за долл., в то время как рыночный курс рубля в этот период составлял в среднем 155 руб. за долл. Таким образом, существовало три курса рубля по экспорту и еще один по централизованному импорту. Но в июле 1992 г. эти курсы (кроме центра лизованного импорта) были унифицированы, и это, по мнению Андерса Ослунда, означало, что «безналичный рубль стал конвертируемым»27.

31 декабря 1991 г. было принято постановление Правительства РФ «О ли цензировании и квотировании экспорта и импорта товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в 1992 году»28. Квоты представляли со бой максимальные объемы разрешенных для экспорта товаров в натураль ном выражении. Они призваны были сохранить для внутренних потребно стей часть производства наиболее важных видов сырья и полуфабрикатов, экспорт которых при существующем уровне мировых цен и курсе рубля был несравненно выгоднее предприятиям, чем поставки на внутренний рынок.

24 Там же. C. 23.

25 Либерализация внешнеэкономической деятельности России. Сб. документов. М., 1992. C. 10–17.

26 Ослунд. А. Россия: рождение рыночной экономики. М., 1996. C. 184.

27 Там же.

28 Либерализация внешнеэкономической деятельности. Ук. соч. С. 17–33.

16 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск Квоты устанавливались Министерством экономики и финансов и распреде лялись по предприятиям отраслевыми министерствами (главным образом, Министерством промышленности и Министерством топлива и энергетики РФ). Конкурс по выделению квот предусматривался только по второстепен ным или третьестепенным видам продукции. Нетрудно представить себе, какие возможности по части взяток при выделении квот и лицензий откры вались перед работниками министерств.

Лицензии на экспорт и импорт устанавливались по специфическим ви дам продукции (вроде экспорта вооружения).

Этим же постановлением были установлены экспортные пошлины на множество товаров в экю на единицу товара. Таким образом, обеспечива лось пополнение государственного бюджета и ограничивались доходы пред приятий в связи с огромной разницей в экспортных и внутренних ценах.

Уже через 3 недели после принятия этого постановления последовали из менения в размере экспортного тарифа в сторону снижения, нередко очень значительные (так, по плоскому прокату — со 185 до 75 экю)29, что говорит о низком качестве первоначального тарифа. Через месяц — еще раз30. А все го только в 1992 г. такие изменения вносились 5 раз (!) В то же время, импортные пошлины долгое время не вводились. Частич но это могло объясняться низким курсом рубля, но главным образом, подо зреваю, желанием потрафить импортерам. Только в июле они были введены по фискальным и протекционистским соображениям и к сентябрю 1992 г.

составили 15% по всему импорту, а впоследствии стали дифференцирован ными, но в среднем по умеренной ставке в те же 15%32. Импортные квоты и лицензии так и не были введены.

Особую проблему составлял централизованный импорт. Он осущест влялся внешнеторговыми объединениями МВЭС в порядке реализации эко номической помощи (преимущественно продовольственной и лекарствен ной), предоставлявшейся России западными государствами в 1992–1993 гг.

для спасения от казавшейся тогда неминуемой экономической катастрофы.

Валютные средства для централизованного импорта оплачивались по чрез вычайно льготным коэффициентам и передавались (или расхищались) для реализации конечным потребителям частично через посредников, по рыноч ным ценам. В результате последние неслыханно обогащались. Финансовые взаимоотношения по централизованному импорту крайне запутаны и мне не удалось их распутать по опубликованным источникам. В 1994 г. этот вид импорта вообще прекратился.

29 Там же. C. 57, 70.

30 Там же. C. 100–136.

31 Ослунд А. Ук. соч. C. 188.

32 Там же.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Как видим, импорт на начальном этапе реформ был значительно более либерализован, чем экспорт. Это объясняется тем, что валютный курс рубля был настолько сильно занижен по сравнению с паритетом покупательной способности рубля, что являлся сильнейшей протекционистской защитой большинства отраслей российской экономики. Положение стало меняться в 1995–1998 гг., когда сблизились ППС и валютный курс рубля.

Учитывая довольно многочисленные валютные и ценовые ограничения, а также ограничения административные (например, обязательные постав ки топлива внутренним потребителям и в страны СНГ), можно усомниться в выводе Андерса Ослунда, что уже в 1992 г. произошла внутренняя кон вертируемость рубля. Гораздо более реалистичной (хотя тоже несколько преувеличенной) мне представляется оценка виднейшего российского спе циалиста в валютных проблемах С.М. Борисова в его книге, выпущенной в 1997 г., но завершенной уже в 1994-м, судя по материалу о том, что рубль в этот период все еще был «замкнутой валютой»33. По-настоящему внутренне конвертируемой валютой он стал только в 1996–1998 гг., по мере снятия указанных выше ограничений. Тем не менее бесспорно, в анализируемый период произошла огромная либерализация внешнеэкономических связей.

Какие же последствия она имела для экономики страны?

Среди негативных последствий поспешных попыток осуществить либе рализацию внешнеэкономических связей отмечу следующие:

1) Долларизация денежного обращения. В силу крайней слабости почти непрерывно обесценивающегося рубля, в расчетах между предприятиями, населением и предприятиями в качестве равноправной, а нередко и основ ной валюты использовался в этот период доллар. Он же являлся и основным средством сбережений. Таким образом, вместо укрепления национальной валюты произошло ее значительное ослабление.

2) Огромная утечка капитала из России. Хотя формально декларирова лась конвертируемость рубля только по текущим операциям, фактически контроль за переводом валютных средств не осуществлялся. Вследствие этого только в указанный период утечка капитала за границу исчислялась сотнями миллиардов долларов, что обескровило российскую экономику, лишая ее столь необходимых средств для развития. Этот экспорт капитала осуществляли и преступные элементы, боящиеся конфискации, и трудно отличимые от них «обычные» коммерсанты — с той же целью.

3) Разрушение целых отраслей экономики. Пока курс рубля был очень сильно (в десятки раз) занижен, он являлся основным защитным средством от иностранной конкуренции. В этот период (1992–1994 гг.) основной удар для ряда отраслей российской экономики был связан с изменением внутрен 33 Борисов C.М. Ук. соч. C. 278.

18 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск него спроса, преимущественно государственного, из-за сокращения объема бюджетных ассигнований. В связи со сближением валютного курса и по купательной способности рубля в 1995–1998 гг. к этому фактору добавилась иностранная конкуренция. Само по себе влияние иностранной конкуренции является необходимым для развития экономики. Но, как убедительно пока зал еще в XIX в. немецкий экономист Ф. Лист, требуется длительный период времени для приспособления отставшей национальной экономики к усло виям конкуренции и в этот период (он может растянуться на десятилетия) национальная экономика нуждается в защите. Многие отрасли российской экономики были заведомо неконкурентоспособными и лишенными эконо мической защиты (уровень таможенных пошлин был низок). Большинство предприятий ряда отраслей экономики не выдержали этой конкуренции.

К тому же, иностранные фирмы нередко имели в этой конкуренции преиму щества, связанные и с государственной поддержкой (субсидии), и с мощной финансовой поддержкой своих финансовых институтов. Зачастую это раз рушение отечественного производства было трудно восполнимым.

4) Ослабление сырьевого обеспечения отечественной экономики. По скольку мировые цены на отечественное сырье и материалы были намного выше российских, большая часть продукции отраслей по добыче и первичной обработке полезных ископаемых направлялась за границу. Следовательно, для отечественного производства оставалась меньшая часть продукции. Уже одного этого было достаточно для огромного сокращения продукции обраба тывающей промышленности и целого ряда других отраслей экономики. Этот фактор играл наибольшую роль в 1992–1995 гг. и значительно меньшую роль в 1995–1998 гг., когда внутренние цены сблизились с мировыми.

Нетрудно увидеть, что нередко положительные краткосрочные послед ствия либерализации внешнеэкономических связей противоречили негатив ным долгосрочным последствиям. Так, безусловно, либерализация импорта позволила обеспечить население новыми и часто более качественными по требительскими товарами долговременного пользования, и в намного боль шем объеме (легковые автомобили, электроника и т.д.) Это же относилось и к одежде и обуви, парфюмерии, лекарствам. Вместе тем, намного сократил ся импорт инвестиционных товаров. К тому же, качество многих импортных потребительских товаров, особенно пищевых, было очень низким. Размеры импорта нередко намного превышали размеры, определяемые интересами национальной безопасности.

К краткосрочным положительным последствиям внешнеэкономической либерализации относится рост доли экспортного производства сырья и по луфабрикатов, вместо их расточительного использования в отечественной ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ экономике. Это позволило сократить долю негативной добавленной стоимо сти в экономике. Вместе с тем, ее желательно было в интересах будущего экономики сократить за счет технической реконструкции и рационализации многих предприятий.

Намного ли в результате принятых мер уменьшилась роль государства в экономике — вопрос не столь очевидный, как это может показаться. Не сомненно, однако, что резко уменьшилась его (государства) прямая роль.

Но в силу экономической и финансовой слабости либерализованных пред приятий сохранилась его косвенная роль. Предприятия зависели от госу дарства в получении госзаказов, предоставлении бюджетных дотаций и кредитов ЦБ, они зависели от действий государства на валютном и де нежном рынке, в выдаче многочисленных лицензий, проведении проверок законности их деятельности. Близость предпринимателей к государствен ным чиновникам в этот период чаще всего играла большую роль в благопо лучии их предприятий, чем эффективность экономической деятельности.

1.2. Приватизация российской экономики 1.2.1. малая приватизация Приватизация рассматривалась в программе радикальной экономиче ской реформы как ключевой фактор оздоровления экономики в результате появления вместо обезличенного государственного собственника эконо мически ответственного (капиталом и прибылью) частного собственника.

Частный собственник должен был появиться в образе основателя новых предприятий и владельца большей части огромной государственной и квази коллективной собственности.

«Малой приватизации», в отличие от «большой» и других ее видов, не повезло в экономической литературе. В книгах по истории приватизации ей отводится в лучшем случае несколько страниц. Из них может создаться впечатление, что она не столкнулась с серьезными проблемами и прошла быстро и гладко. Между тем, основные проблемы приватизации совершен но отчетливо проявились уже на стадии малой приватизации.

Основной, и кажется непреодолимой, трудностью при приватизации выступала ограниченность свободных финансовых ресурсов у населения и предпринимательских способностей и знаний у советских людей, не по лучавших их в течение нескольких поколений. Энтузиастов экономических реформ эти трудности не останавливали. Первое испытание обоснованно 20 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск сти их энтузиазма произошло при осуществлении «малой приватизации».

Естественно было начинать процесс приватизации с его наименее сложной части — приватизации объектов с небольшой стоимостью, для приобрете ния хотя бы части которых средств населения могло и хватить. Следует от метить, что речь здесь впервые идет о легальной приватизации, поскольку нелегальная спонтанная приватизация шла и раньше.

Первоначально, до принятия общероссийского законодательства, «ма лая приватизация» осуществлялась в Москве, которая распоряжением рос сийской власти в 1990–1991 гг. и явочным порядком присвоила себе особые, расширенные права в осуществлении экономических реформ. Здесь впер вые и обнаружились проблемы в осуществлении приватизации в России.

В соответствии с характером муниципальной собственности, приватизация в Москве касалась жилищного хозяйства и торговли, общественного питания и бытового обслуживания. Уже при приватизации жилья московские власти столкнулись с практически непреодолимыми препятствиями. Тогдашний мэр Москвы Г.Х. Попов справедливо рассматривал приватизацию жилья как базис ное звено всей приватизации. Приватизация жилья освобождала гражданина от одной из самых крепких цепей, которыми социализм приковал его к бюрокра тическому государству34. И вот когда после августа 1991 г. встал вопрос о прак тическом проведении приватизации жилья в Москве, выяснилось, что ни один из возможных вариантов ее проведения (и Г. Попов убедительно это показыва ет) не был ни сколько-нибудь справедливым, ни эффективным с точки зрения создания рынка жилья. Не был таким российский проект, предусматривавший бесплатную приватизацию в пределах 18 м2 на душу населения, доплату за из лишки сверх этой нормы и компенсацию за недостачу до этой нормы. «18 м у одного и 18 м2 у другого — вещи совершенно разные. Один живет в центре, другой — на окраине города. Один — в хорошем каменном доме, другой — в построенной во времена Хрущева пятиэтажке (они назывались «хрущобами»).

У одного все удобства, у другого нет ванной и т.д. и т.п.»35 Поэтому ряд депута тов Моссовета предложили за норматив брать не 18 м, а стоимость этих метров.

При этом в стоимости учесть район, тип дома, этаж и т.д. «Были разработаны методики оценки жилья. Первые же попытки реализовать эти оценки показали, что масштаб бюрократических процедур грандиозен. Но самое главное — соз дается поле для бесконечных злоупотреблений… Я понял, что борьба за равен ство и справедливость заводит проблему приватизации жилья в тупик бюрокра тизма и коррупции»36. Выявилось, и это мне кажется самым главным, что без рынка жилья и вообще рынка (ибо рынок жилья связан с другими рынками) ре 34 Попов Г.Х. Снова в оппозиции. М., 1994. C. 279.

35 Там же. С. 280–281.

36 Там же. C. 281.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ шить задачу оценки жилья в принципе невозможно. Итак, чтобы ввести рынок, нужно приватизировать жилье, а чтобы его приватизировать, нужен всеобщий рынок. Получается заколдованный круг. И он создавался сложившейся социа листической системой хозяйствования вообще, из которой не было разумного выхода. Напомню в этой связи о высказывании Леха Валенсы в отношении ухи и аквариума. Андерс Ослунд называл проблемы необратимости социализ ма (хотя он так прямо, естественно, не писал) «отравленными пилюлями» ком мунизма37. Для того чтобы «выйти» из безвыходного положения, Г. Попов вы нужден был пойти по самому простому пути: бесплатной приватизации жилья со всеми ее несправедливостями и несообразностями, которая и рынок жилья создавала крайне ограниченный.

С той же проблемой невозможности рациональной приватизации стол кнулась мэрия Москвы при приватизации предприятий торговли, обще ственного питания и бытового обслуживания. Мэрия отвергла вариант при ватизации этих предприятий через аукционы, недоступные москвичам и работникам торговли, по словам Попова, «больших денег у них не было»38.

Была ли здесь забота о москвичах и работниках торговли или популистская попытка завоевать доверие населения, или сомнение в финансовых возможно стях новоявленных бизнесменов приобрести предприятия по рыночной цене, неясно. Возможно, все три причины. При приватизации мелких предприятий этих отраслей они продавались трудовым коллективам «по формальной стои мости» (о ней ниже). Более крупные предприятия делились в такой пропорции:

треть — трудовому коллективу, треть — на аукцион, треть — в резерв мэрии39.

И тут (внимание!) — самое главное. Далее до предела упрощен механизм приватизации. Никто ничего не оценивает — все есть в бухгалтерских до кументах40. Поскольку переоценки основных фондов не производились с 1982 г. и уже в конце 80-х гг. они были недооценены в 3–4 раза, а в конце 1991 — начале 1992 гг. цены росли исключительно быстро, это означало их «продажу» практически за бесценок с огромными потерями для бюджета города. При таких ценах и трудовые коллективы могли их приобрести за счет своих ничтожных фондов предприятий. Вот в чем «секрет» быстрых успехов приватизации жилья и предприятий торговли, общественного пи тания и бытового обслуживания в Москве, которыми так гордился Попов (30% по жилью и 50% по предприятиям торговли, общественного питания и бытового обслуживания от всей России в середине 1992 г.)41. И каков же ре зультат этих успехов? Как откровенно пишет Попов: «Приватизированные 37 Ослунд А. Строительство рыночной экономики. М., 2003. C. 22.

38 Попов Г.Х. Ук. соч. C. 288.

39 Там же.

40 Там же. C. 289.

41 Там же. С. 283, 289.

22 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск магазины вели себя почти так же, как и до приватизации»42. Неудивитель но: под маркой трудового коллектива выступали старые директора торговых предприятий со старыми методами и с очень сложными новыми проблема ми обеспечения товарами, которые раньше решались в торгах.

Московская приватизация уже с первых шагов высветила главную фи нансовую проблему — невозможность ее проведения по реальной стоимости.

Масштаб этой проблемы вполне осознавало новое руководство Госкомиму щества России во главе с А.Чубайсом. «Чубайс в конце 1991 года говорил о вероятном превышении оценочной стоимости приватизируемых пред приятий над балансовой в 5–7 раз»43. Эта ключевая проблема совершенно отчетливо выявилась в действиях российских властей в области уже «малой приватизации» после августа 1991 г.

Правовые основы приватизации в РСФСР были заложены в Законе «О при ватизации государственных и муниципальных предприятий в РСФСР», приня том 3 июля 1991 г. Экономическое содержание этого Закона состояло в том, что: 1) Приватизация предусматривалась преимущественно на платной основе (через аукционы и конкурсы). Для бесплатной приватизации предполагалось использовать именные приватизационные чеки. Доля бесплатной приватиза ции не была определена. 2) Продажа предприятий осуществлялась по рыноч ной стоимости. Этим обеспечивались интересы бюджета и появление эффек тивного собственника, но процесс приватизации растягивался на длительный срок (как и было предусмотрено в программе «500 дней»). Что касается оцен ки предприятия в процессе приватизации, то она определялась в ст. 17 Закона «Определение начальной цены приватизируемого предприятия». Именно на чальная цена диктовала в решающей степени окончательную цену, потому что легко было предвидеть отсутствие реальной конкуренции в ходе приватизации.

В ст. 17 говорилось: «Определение начальной цены для продажи предприятия по конкурсу (на аукционе) или величины уставного капитала акционерного общества производится комиссией по приватизации на основе оценки пред приятия по его предполагаемой доходности (в случае его сохранения) или на основе его возможной выручки от распродажи его активов. Методические ука зания по оценке стоимости объектов приватизации разрабатываются и утверж даются Госкомимуществом РСФСР»44. Очевидно, что в обоих случаях речь шла об оценке имущества предприятий по рыночной стоимости. Однако эти мето дические положения долго не утверждались. Их аналогом могли, по-видимому, служить положения, разработанные в том же Госкомимуществе45 еще до начала 42 Там же. C. 289.

43 Портфель приватизации и инвестирования. М., 1992. C. 85.

44 Приватизация. М., 1992. C. 94.

45 Они были опубликованы в изданном Госкомимуществом справочнике «Портфель приватизации и инвестирования».

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ массовой приватизации, в документе «Определение размера арендной платы и цены выкупа имущества»46. В нем предусматривалось, что в договоре аренды «в качестве цены имущества могут применяться следующие виды цен: цена аукционной продажи аналогов, договорная цена (по взаимному соглашению продавца и покупателя), первоначальная или остаточная стоимость имущества, восстановительная стоимость имущества»47. Хотя для обеспечения свободы рук договаривающихся сторон (и предотвращения возможностей махинаций при заключении этих договоров) как один из вариантов оценки допускалась и балансовая стоимость имущества. Основные виды оценки носили характер определения рыночной стоимости имущества.

В разработанных еще старым, дочубайсовским Госкомимуществом методических положениях по оценке объектов приватизации48 рекомендо валось осуществлять оценку основных фондов при приватизации либо по восстановительной стоимости, либо исходя из прогнозируемых денежных потоков.

В Указе Президента Российской Федерации «Об ускорении приватизации государственных и муниципальных предприятий» от 29 декабря 1991 г., в соот ветствии с которым и проводилась «малая приватизация» в 1992 г., положения Закона 1991 г. о приватизации в отношении методов оценки имущества под верглись коренному пересмотру. В являющемся частью этого Указа Приложе нии №2 «Временные методические указания по оценке стоимости объектов приватизации» указывалось, что определение стоимости основных средств осуществляется по остаточной стоимости, рассчитанной путем уменьшения величины их первоначальной (балансовой стоимости) на величину износа49.

Указы Президента издавались в течение года после предоставления Президен ту чрезвычайных полномочий с конца октября 1991 г., но эти полномочия не могли использоваться для отмены принятых в предыдущий период законов.

Таким образом, речь здесь идет об очередном нелегитимном акте, который, как минимум, делает незаконным все приватизационные действия в области ма лой приватизации до июня 1992 г. Очевидно, что, осознав невозможность даже массовой малой приватизации при оценке объектов по их рыночной стоимости, российские власти пошли на грубейшее нарушение принятых ими же ранее законов и интересов бюджета России. По тому же пути, на который ранее уже вступила Москва. Задним числом, чтобы «узаконить» принятое Президентом РФ решение, Верховный Совет РСФСР 5 июня 1992 г. изменил ст. 17 Закона о приватизации «Определение начальной цены приватизируемого предприятия» следующим образом: «Определение начальной цены для продажи предприятия 46 Портфель приватизации и инвестирования. Ук. соч. C. 24–39.

47 Там же. C. 29.

48 Там же. C. 122–162.

49 Приватизация. Ук. соч. C. 158.

24 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск по конкурсу (на аукционе) или величины уставного капитала акционерного общества может производиться только в соответствии с методическими ука заниями по оценке стоимости объектов приватизации, утверждаемыми Госко мимуществом России»50. Сущность этих указаний уже была изложена выше.

Примечательно, что в имеющейся многочисленной литературе по истории при ватизации в России, произведенной в январе 1992 г., подлог по оценке имуще ства вообще не упоминается. Ни слова о нем нет и в печально известной книге «Приватизация по-российски» под редакцией Анатолия Чубайса, вышедшей в 1999 г. Чтобы максимально облегчить проведение массовой малой приватиза ции, даже в Постановлении правительства РФ о переоценке основных фондов на 1 июля 1992 г., принятом 14 августа 1992 г., специально оговаривалось, что при проведении приватизации в 1992 г. результаты этой переоценки учитывать ся не будут51.

Установленные в январе 1992 г. положения об оценке имущества прива тизируемых и акционируемых предприятий по балансовой стоимости имели огромное значение в последующем развитии российской экономики. Пре жде всего, они сохранили и даже значительно усилили старую тенденцию в советской статистике — занижение реальной стоимости основных фондов, что, как уже неоднократно отмечалось в предыдущем томе52, имело два след ствия: 1) преуменьшение амортизации и преувеличение размера прибыли;

2) преувеличение динамики основных фондов. Помимо этого, при начавшем ся переходе к рыночным отношениям очень большое значение имели и другие последствия такого решения. Значительно преуменьшался размер уставного капитала частных предприятий (включая и акционированные предприятия) и соотношение между собственным и заемным капиталом в пользу заемного капитала, что создавало ошибочное представление о финансовом положении предприятий. Важным последствием установленного порядка оценки устав ного капитала явилась значительная недооценка стоимости паев и акций в ру ках работников трудового коллектива, что облегчило в последующем их скуп ку менеджментом и брокерами. Согласно этому порядку, для подавляющего большинства предприятий в соответствии с принятым 1 июля 1992 г. Указом Президента РФ «О мерах по поддержке и оздоровлению несостоятельных го сударственных предприятий (банкротов) и применении к ним специальных процедур» (п. 2) декларировалось, что одним из критериев признания их бан кротом является «наличие долговых обязательств на сумму, превышающую двукратную сумму имущества предприятия». Поскольку долговые обязатель ства определялись по текущей стоимости, мало какому из предприятий при 50 Приватизация государственных и муниципальных предприятий в России. М., 1992. C. 26.

51 Портфель приватизации и инвестирования. Ук. соч. C. 271.

52 Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Том 1. Ук. соч. С. 400–401.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ строгом выполнении положений этого Указа удавалось бы оставаться плате жеспособным. Именно поэтому он и не выполнялся, и процедура банкротства стала широко применяться только в конце 90-х гг.

Хотя после проведения с 1 июля 1992 г. переоценки основных фондов эти вопиющие недочеты были частично устранены, они продолжали оставаться зна чительными, так как недооценка основных фондов была на уровне в 4–5 раз. Та ким образом, одно ошибочное решение влекло за собой целый ряд других долго срочных негативных последствий для экономики и экономической политики.

Указ об «Основных положениях приватизации» определил направления приватизации в 1992 г. Они как раз касались преимущественно малой привати зации, ибо относились к отраслям экономики, где преобладали мелкие по объ ему предприятия: розничная и оптовая торговля, общественное питание, быто вое обслуживание населения, строительство, автомобильный транспорт и т.д.

В каждой из этих отраслей подлежала приватизации лишь часть предприятий (в среднем 50–60%) и, естественно, это были наименее крупные предприятия.

Об именных приватизационных чеках, предусмотренных Законом о прива тизации, в Указе не было ни слова (еще один пример нелегитимности при ватизационного процесса). По каждой отрасли определялась стоимость прива тизируемых предприятий. Это позволяет примерно определить заниженность стоимости приватизируемого имущества и потери бюджета от приватизации.

За исходную базу примем расчеты стоимости приватизируемого имущества предприятий розничной торговли, предусмотренные в программе «500 дней» с поправкой на территорию РСФСР. В этой программе предусматривалась прива тизация 50% мелких магазинов общей балансовой (о другой в программе речи не шло) стоимостью в ценах 1989 г. 4–6 млрд руб., 50% средних магазинов об щей балансовой стоимостью 4–5 млрд руб., итого 8–11 млрд руб. С учетом того, что на территории России размещалось примерно две тре ти торговых предприятий, речь идет о 5,3–6,7 млрд руб. Половина этих мага зинов принадлежала потребительской и другим видам кооперации и таким образом не подлежала приватизации54. Остается, следовательно, 2,6–3,3 млрд руб., в среднем — 3 млрд руб. По нашим расчетам, относящимся к этому пе риоду, восстановительная стоимость основных фондов была занижена в 4–5 раз, в среднем — в 4,5 раза55. В 1991 г. индекс цен на инвестиционные товары составил 2,29 раза по сравнению с 1990 г.56 По прогнозам российского пра вительства, с осени 1991 г. цены в России должны были вырасти в 3,5 раза.

С учетом этого стоимость приватизируемого имущества розничной торговли 53 Переход к рынку. М., 1990. C. 221.

54 Там же.

55 Альтернативные оценки развития российской экономики: методы и результаты. Часть 1. Ново сибирск, 2011. C. 86.

56 Ханин Г.И. Экономическая история России в новейшее время. Т. 2. Новосибирск, 2009. С. 166.

26 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск должна была составить 3 х 4,5 х 2,5 х 3,5 = 92,4 млрд руб. Между тем, в Указе Президента была названа стоимость приватизируемого имущества (включая и оборотные фонды) в размере лишь 10 млрд руб., т. е. почти в 9 раз меньше57.

Фактически, как известно по данным Госкомстата РФ, цены на инвестицион ные товары в России выросли в 1992 г. в 16,1 раза58, т. е. в 4,6 раза больше, чем прогнозировалось. Следовательно, занижение стоимости приватизируе мого имущества составило 41,4 раза. Поскольку льготы для членов трудовых коллективов при приватизации в 1992 г. были минимальными, рассрочка при оплате не превышала один год59, невелики были средства, поступавшие Го скомимуществу, то поступления в бюджет были близки к стоимости привати зированного имущества. Последние составили в 1992 г. 62,3 млрд руб.60, вме сто около 2738,6 млрд руб. (62,3 х 41,4) при оценке по рыночной стоимости.

Потери при приватизации, таким образом, составили 2676,3 млрд руб., что более чем в 4 раза превысило дефицит бюджета в этом году (641,9 млрд руб.) и позволило бы увеличить доходы бюджета в текущем году (5237 млрд руб.) на 51%. Соответственно, могли быть увеличены и расходы бюджета, что по зволило бы резко увеличить доходы бюджетников и содержание бюджетной сферы, прекратить инфляцию, вызываемую дефицитом бюджета. Эта ве личина значительно превышала всю налично-денежную массу на 1 января 1993 г. (1678 млрд руб.) вместе с депозитами населения в коммерческих банках (385 млрд руб.) и Сберегательном банке (556 млрд руб.) Очевидно, что условия малой приватизации могли быть намного более выгодными для государства и общества. Только у деятелей теневой эконо мики в 1990 г. имелось более 100 млрд накоплений, преимущественно в де нежной форме. В ценах 1992 г. это составляло несколько триллионов рублей.

В том числе, немалые денежные средства имелись у руководства торговых и многих других приватизируемых предприятий. Сначала преимущественно приватизировались заведомо прибыльные для России предприятия (особенно из сферы торговли). Вместе с тем, учитывая осторожность деятелей теневой экономики по легализации своих доходов и наличие в то время других, бо лее выгодных направлений вложения средств, можно усомниться в их жела нии использовать эти средства только на цели приватизации. Как бы то ни было, при более продуманном и честном проведении малой приватизации и доходы от нее, и конечные результаты могли быть намного больше. Но уже здесь в полной мере проявились характерные черты нового хозяйственного 57 Приватизация. Ук. соч. С. 140.

58 Российский статистический ежегодник 1994. М., 1994. C. 11.

59 Приватизация. Ук. соч. C. 131–133.

60 Российский статистический ежегодник. Ук. соч. C. 270.

61 Там же.

62 Там же. С. 269.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ строя: привилегии для близких к чиновникам лиц, коррупция. Поэтому за частую (если не преимущественно) конкуренция при приватизации носила мнимый характер. Под разными предлогами от покупки предприятий отсе кались «чужие». В результате нередко предприятия продавались по крайне низкой цене. Характерный пример приводит организатор проведения малой приватизации в Санкт-Петербурге в 1992 г. А. Кох. «Одним из первых мы продавали огромный универсам в новостройках: большой оборот, гигантские площади. И никто не верил, что можно будет просто так прийти и купить его в открытой борьбе на аукционе. В итоге, на торги пришли два покупателя, да и те, насколько я понимаю, были в сговоре: трудовой коллектив магазина и «заряженная» им вторая компания. И они купили универсам за смехот ворную цену — 2100 тысяч рублей»63. Чтобы было ясно, насколько сме хотворна была эта цена, напомню, что при курсе доллара в конце 1992 г., равном примерно 1000 руб. за доллар, цена была равна 2100 долларам, что меньше цены подержанного автомобиля и немногим больше цены одного персонального компьютера. И напрасно Кох сетует на необразованность граждан: при более обоснованной начальной цене итог был бы совершен но другим. И хотя Кох заверяет, что «больше ничего подобного, конечно, не случалось»64, в свете приведенных выше данных это утверждение явно лживо.

Процесс малой приватизации происходил преимущественно в 1992–1993 гг.

Особенно интенсивно он шел до середины 1993 г. В месяц в этот период при ватизировалось в среднем 5000–6000 предприятий. В результате, к концу 1993 г.

было приватизировано 89 тыс. предприятий, преимущественно мелких65. Как отмечает Андерс Ослунд, «ключевые потребительские сектора в 1993 г. стали в основном частными. Например, 1 мая 1993 г. 52% предприятий розничной торговли, 47% ресторанов и баров и 55% предприятий бытового обслуживания были приватизированы, малая приватизация распространилась почти по всей стране»66. Горячий сторонник приватизации в России Андерс Ослунд вынужден был признать неэффективность проводившейся малой приватизации. «Однако в качественном отношении приватизация происходила не совсем так, как это было намечено. Аукционы и общественные тендеры не были преобладающи ми. К 1 мая 1993 г. только 13,6% приватизированных предприятий розничной торговли были проданы на аукционе и 36% посредством общественного тенде ра. Однако, 40,4% было сначала взято в аренду и затем выкуплено служащими, а 13,6% — превращено в акционерные компании, что обычно также сводилось к выкупу служащими. Впечатление отсутствия открытости и предпочтения 63 Приватизация по-российски. Ук. соч. C. 212.

64 Там же.

65 Ослунд А. Ук. соч. C. 306.

66 Там же. C. 307.

28 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск внутренних покупателей усиливается данными о новых владельцах. К 1 мая 1993 г. служащие выкупили 69,3% всех приватизированных предприятий роз ничной торговли, в то время как 22,3 % принадлежало юридическим лицам и только 7,9 % — внешним индивидуальным владельцам… часто выкуп произво дился самим предприятием, полученные прибыли использовались как платежи и реально от этого выигрывали управляющие, а не рабочие»67. При всем том, что малая приватизация проводилась по явно заниженным ценам, это за нижение было меньше в наиболее рентабельных для того времени отраслях экономики. Так, в 1992 г. доля оптовой торговли в начальной цене всех при ватизированных предприятий составила 2,7%, а в продажной цене — 22,7%, розничная торговля — соответственно 8,3 и 30,2%, в то время как, напри мер, по промышленности строительных материалов — 4 и 2,3%68. При всей неопытности, новые предприниматели все же считать и тогда уже умели.

С экономической точки зрения, даже самая простая малая приватизация закончилась, таким образом, полным фиаско. С точки зрения намеченных целей, только одна могла быть признана достигнутой: расширилось число частных собственников, но не на столь уж заметную величину — менее тыс. чел. по числу руководителей приватизированных предприятий. Эти ру ководители довольно быстро и по низкой цене выкупили у своих работни ков, остро нуждающихся в деньгах, приобретенные ими в ходе приватиза ции паи и акции. Впрочем, каких-либо количественных данных на этот счет найти в литературе не удалось.

Подавляющее большинство из этих новых собственников можно от нести к мелкой буржуазии (фактические владельцы небольших магазинов, предприятий общественного питания, бытового обслуживания), гораздо меньшую часть (видимо, несколько тысяч) — к средней буржуазии (вла дельцы предприятий легкой и пищевой промышленности, автотранспорт ных и строительных компаний). Но это была довольно странная буржуазия, «красная буржуазия» со сформировавшимися в позднесоветский период низкими нравственными нормами и примитивными методами управления.

Рядовые работники как не были собственниками, так и не стали ими.

1.2.2. ваучерная приватизация Учитывая небольшой удельный вес приватизированных на этапе малой приватизации предприятий в экономике страны, российские реформаторы, поставившие себе целью максимально быстро провести приватизацию, вско 67 Там же.

68 Российская федерация в 1992 году. М., 1993. C. 67.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ ре перешли к этапу большой приватизации. Ее контуры были намечены уже в Указе «Об ускорении приватизации». Перечитывая его сейчас, поражаешься масштабу намеченной им приватизации. К числу разрешенных к приватизации в 1992 г. и в последующие годы в этом Указе были отнесены те отрасли, кото рые находятся в руках государства даже в самых либерализованных странах69.

По решению правительства РФ приватизировались даже «предприятия по про изводству и ремонту систем и элементов любых видов вооружения…, объекты гражданской обороны и мобилизационного назначения…, предприятия желез нодорожного, морского, авиационного и речного транспорта…, высшие учеб ные заведения, научно-исследовательские учреждения, предприятия и объекты Российской академии наук» и т.д.70 Требовалось только желание правительства.

Как известно, Верховный Совет РФ в этот период очень серьезно конфликтовал с Президентом и правительством РФ, в том числе и по экономическим вопро сам. Однако когда в июне 1992 г. он принял постановление о введении в действие государственной программы приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации на 1992 г., заменившее Указ о програм ме приватизации на 1992 г., из первоначального перечня объектов, запрещен ных к приватизации в этом году, была исключена лишь электроэнергетика71.

Впоследствии эти планы существенно уточнились и модифицировались под мощным давлением отраслевых министров, которые имели большое влияние в правительстве В.C. Черномырдина и намного лучше знали реальную жизнь и больше считались с интересами государства, чем «молодые реформаторы».

Из процесса ваучерной приватизации полностью или частично были выведе ны многие предприятия топливно-энергетического и военно-промышленного комплекса, железнодорожного транспорта, цветной металлургии и, конечно, научно-образовательного комплекса. Тем не менее подлежащая большой при ватизации часть экономики оказалась огромной. Многие наиболее рентабель ные предприятия в 1993–1995 гг. сохраняли очень значительную часть госу дарственной собственности и стали объектом полной приватизации только в результате залоговых аукционов в конце 1995 г.

Существенные коррективы в первоначально намеченный процесс при ватизации были внесены рядом указов Президента РФ осенью 1992 г. по особенностям приватизации в нефтяной и нефтеперерабатывающей про мышленности и электроэнергетике, угольной промышленности72. Были 69 Приватизация. Ук. соч. C. 124–126.

70 Там же. C. 126–127.

71 Приватизация государственных и муниципальных предприятий в России. Ук. соч. C. 42–44.

72 Указ Президента РФ от 15 августа 1992 г. «Об организации управления электроэнергетическим комплек сом Российской Федерации в условиях приватизации»;

Указ Президента РФ от 5 ноября 1992 г. «О пре образовании Государственного газового концерна “Газпром” в Российское акционерное общество “Газ пром”»;

Указ Президента РФ от 17 ноября 1992 г. «Об особенностях приватизации и преобразовании в акционерные общества государственных предприятий, производственных и научно-производственных 30 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск приняты также указы Президента РФ об особенностях приватизации в ряде других отраслей (аграрно-промышленного комплекса, лесопромышленного комплекса, связи). Проведенный автором анализ некоторых из этих указов показывает большие противоречия их содержания с принятыми ранее За коном о приватизации и другими указами Президента РФ о приватизации и преобразовании государственных предприятий в акционерные общества.

В связи с этим некоторые из этих указов оспаривались в Конституционном Суде РФ на предмет их конституционности. Принятие этих указов — еще одно свидетельство нелегитимности процесса приватизации в России.

Важнейшим элементом в процессе осуществления большой приватиза ции было принятие Указа Президента РФ от 14 августа 1992 г. «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации»73.

Этим Указом для обеспечения возможности участия в приватизации всех граждан РФ, а не только работников предприятия, предусматривалось на деление их приватизационными чеками номинальной стоимостью в 10 руб. Их коренное отличие от предусмотренных Законом о приватизации че ков состояло в том, что они подлежали купле и продаже, в то время как по следние носили именной характер и поэтому не подлежали купле-продаже.

Это изменение было еще одним признаком (как их уже много!) нелегитим ного характера приватизации. При этом номинальная стоимость чека ре ального значения не имела ни для первоначального приобретателя, ни для следующего. Имела значение рыночная цена чека.

Особый вопрос — о льготах членам трудового коллектива в свете этого решения. Они предусматривались Законом о приватизации. В соответствии с программой приватизации при самом распространенном 2-м варианте приватизации они отсутствовали (еще одно нарушение). Члены трудового коллектива наряду с другими трудящимися наделялись ваучерами, на кото рые могли приобрести в порядке закрытой подписки обыкновенные акции предприятия, составлявшие 51% его уставного капитала74. Это означало до вольно сложный процесс сопоставления величины уставного капитала со стоимостью акций предприятия, детали которого не совсем ясны. Тем са мым основными собственниками предприятия становились как будто его работники. Это могло напоминать югославскую модель управления — са моуправленческий социализм. Между тем, эта первоначальная схема рас пределения собственности в пользу трудового коллектива, установленная с целью привлечения работников предприятий на сторону приватизации, до объединений нефтяной, нефтеперерабатывающей промышленности и нефтепродуктообеспечения»;

Указ Президента РФ от 30 декабря 1992 г. «О преобразовании в акционерные общества и приватизации объединений, предприятий, организаций угольной промышленности».

73 Приватизация государственных и муниципальных предприятий в России. Ук. соч. C. 139–145.

74 Там же. С. 55–56.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ вольно быстро и легко могла разрушиться. Во-первых, акции членов трудо вого коллектива могли быть скуплены по низкой цене как менеджментом предприятия, так и аутсайдерами. Во-вторых, в связи с дополнительным вы пуском акций, приобретаемых опять-таки менеджментом по низкой цене, эта доля быстро размывалась. Никаких препятствий такому ожидаемому ходу событий в законодательстве о приватизации не предусматривалось, что говорит о демагогическом характере заявлений об учете в ходе приватиза ции интересов работников предприятия.

Может показаться, что работники предприятия оказывались в худшем по ложении по сравнению с прочим населением при приобретении акций, по скольку вынуждены были за них платить пусть и небольшую сумму. Однако они в результате получали намного больше самих акций и рассчитывались за них в рассрочку. В дальнейшем они выигрывали от роста цен на акции.

Остальные ваучеры распределялись при минимальной оплате (25 руб.) среди «прочего населения». Они обменивались населением на акции в ходе ваучерных или чековых аукционов прямо или посредством чековых инве стиционных фондов (ЧИФ). С учетом «прочего населения» проектируемая система напоминала «народный капитализм». Но поскольку в ней не преду сматривалось мер по сохранению собственности у мелких акционеров (это не входило в планы реформаторов), такое грандиозное по виду мероприятие оказывалось грандиозным пропагандистским маневром.

Конкретный механизм проведения чековых аукционов был установлен в двух документах Госкомимущества РФ: «Положение о продаже акций в процессе приватизации»75 и «Положение о специализированных чековых аукционах»76, принятых в ноябре 1992 г. В соответствии со вторым Положе нием, «для участия в чековом аукционе участник должен был представить продавцу заявку, в которой указывается: количество приватизационных чеков, которое участник предлагает для оплаты акций..., либо количество приватизационных чеков, которое участник предлагает для оплаты акций, и минимальное количество акций номинальной стоимости..., которое он со гласен приобрести в расчете на один приватизационный чек». Эти предложе ния носили названия «тип 1» и «тип 2»77. Разница между ними состояла в том, что второй тип предложения носил более конкретный и потому ограничитель ный характер. Предусматривалось, что все заявки типа 1 удовлетворялись, а из заявок типа 2 удовлетворялась та часть, в которой указывался минимальный курс (меньший или равный курсу аукциона), выраженный в количестве акций 75 Сборник нормативных актов Госкомимущества России по вопросам приватизации управления государственной собственности. М., 1996. C. 383–399.

76 Там же. С. 31.

77 Там же. С. 189–190.

32 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск на один приватизационный чек78. Для организации проведения чековых аукци онов республиканским и областными комитетами Госкомимущества должен был разрабатываться план-график их проведения79. Сроки проведения уста навливались в зависимости от сроков регистрации акционерных обществ.

В качестве первого этапа устанавливался период с 1 января по 1 марта 1993 г.

Завершение проведения чековых аукционов было установлено не позднее 1 ноября 1993 г. Ваучерная приватизация проводилась в период с декабря 1992 г., когда были проведены первые специализированные чековые аукционы, по июнь 1994 г., когда были проведены последние чековые аукционы;

таким об разом, она началась несколько раньше намеченного срока и завершилась позднее намеченного срока. Тем не менее, этот важнейший этап привати зации, обеспечивший переход в полную или частичную частную собствен ность большую часть российской экономики, был проведен в беспреце дентно короткие сроки, чем до сих пор, пожалуй, больше всего гордятся российские реформаторы и приватизаторы. По скорости этих институцио нальных преобразований их можно сравнить только с национализацией советской экономики в период «военного коммунизма» и коллективизаци ей сельского хозяйства СССР в начале 30-х гг. Весь вопрос в том, не был ли эффект этой спешки 90-х гг. столь же разрушителен, как и предыдущие, которые все же вызывались действительно острой печальной необходимо стью. Так сомкнулись большевики и их на словах непримиримые против ники, которых потом за их методы стали справедливо называть необоль шевиками.

При такой вопиющей спешке ошибки и несуразности, как и преступле ния, были столь же неизбежны, как и в предыдущих «Больших скачках» в России и СССР. Эту спешку современные необольшевики в редком порыве откровенности обосновывали исключительно сомнительными политиче скими соображениями о возможности сделать таким образом переход к ка питализму необратимым. Хотя сделать его действительно необратимым мо жет только большая эффективность новой экономической системы, которая обеспечивается как раз неспешностью и продуманностью преобразований, если они вообще обоснованны, чего и не было в данном случае.

Объективная, основанная на архивных документах о конкретных при ватизационных актах история ваучерной приватизации еще не написана.

Можно не сомневаться, что она обнаружит множество злоупотреблений и мошенничеств комиссий по приватизации для обеспечения контроля за ре 78 Там же. С. 191.

79 Там же. С. 195.

80 Там же. C. 390–391.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ зультатами приватизации в пользу менеджмента предприятий. Но даже по опубликованным данным можно получить общее представление о ее эконо мических и социальных результатах.

Первая экономическая проблема, встающая при оценке хода привати зации, заключается в оценке цены ваучера накануне начала приватизации.

Анатолий Чубайс громогласно обещал (о чем впоследствии очень сожалел), что он будет равным стоимости двух «Волг». Фактически он стоил в 1993– 1994 гг. примерно пол-литра водки. Откуда такая фантастическая ошибка?

Чубайс никогда не объяснил ее, как и методов своих первоначальных рас четов. Попробую, пусть и очень грубо, восполнить этот пробел.

Методика первоначального расчета состояла, скорее всего, в делении восстановительной стоимости подлежащих ваучерной приватизации основ ных фондов на число приватизационных чеков. Сюда следует добавить и оборотные активы. При этом, видимо, предполагалось, что капитализация компаний окажется равной стоимости активов предприятий.

Ваучерной приватизации подлежали в основном предприятия промыш ленности. Стоимость их основных фондов на конец 1990 г. составляла по остаточной стоимости в сопоставимых ценах 965 млрд руб. По нашим рас четам, в конце 80-х гг. восстановительная стоимость основных фондов про мышленности превышала балансовую примерно в 4 раза81. Отсюда, восста новительная стоимость основных фондов промышленности СССР в конце 1990 г. составила 3860 млрд руб. С учетом доли России в основных фондах в размере примерно 70% она окажется равной 2702 млрд руб. При доле основ ных фондов в активах промышленности, равной 70%, получаем активы про мышленности в размере 3860 млрд руб. Первоначально предполагалось выде лить на ваучерную приватизацию 29% всех акций. Тогда их стоимость должна была составить 1119,4 млрд руб. Разделим эту величину на 150 млн — по числу жителей России в 1992 г. Получаем 7462 руб. — величина стоимости по государственной цене в 1990 г., правда, не двух, а одной «Волги». Фактически капитализация компаний нередко превышает стоимость их материальных ак тивов. Так что ошибка выглядит не столь уж большой. В этом расчете (если он был) грубой ошибкой была ориентация на государственную цену, которая при остром дефиците на легковые автомобили в СССР была в несколько раз ниже рыночной. Безусловно, названная Чубайсом цена ваучера носила преимуще ственно рекламный характер и была призвана стимулировать более высокую цену ваучеров, которая служила тогда мерилом успешности ваучерной при ватизации. Откуда же, тем не менее, столь вопиющая разница, между, пусть и 81Ханин Г.И., Копылова Н.В. Альтернативная оценка стоимости материальных фондов и рентабель ности производственной сферы российской экономики в 1998–2000 годы // Вопросы статистики.

№ 9. C. 22.

34 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск преувеличенным, расчетом и столь мизерной ценой ваучеров? Очевидно, что это связано прежде всего с ничтожной платежеспособностью основной части населения, которая в 1992–1993 гг. еле сводила концы с концами и не имела свободных средств для покупки ваучеров по более высоким ценам. Значитель ная часть населения даже была готова продать свои ваучеры по цене бутылки водки. Более сложен вопрос с предпринимателями (включая топ-менеджеров компаний), у которых свободные средства имелись.

Прекрасно понимали значение ваучеров как средства обеспечения кон троля над своими предприятиями топ-менеджеры приватизируемых компа ний. Они приобретали их у своих рабочих и в ходе ваучерной приватизации, и после ее завершения. Но как раз эти приобретения в ходе самой ваучер ной приватизации могли быть относительно небольшими. Из частных пред принимателей значение ваучеров больше всего оценили основатели специ альных инвестиционных чековых фондов (ЧИФ). Требования к уставному фонду при их создании были минимальными — 0,5 млн руб.82, что для кон ца 1992 г., когда они начали учреждаться, соответствовало примерно 5 тыс.

долл. США. В короткий срок было создано около 600 ЧИФов — огромная для России того времени, совершенно безграмотной в вопросах рынка цен ных бумаг, величина. Большинство из ЧИФов обладали небольшим капита лом и привлекли небольшое число ваучеров. Но некоторые отечественные ЧИФы сумели приобрести больше миллиона ваучеров. Такое приобретение требовало крупных вложений. Так, приобретение 1 млн ваучеров требовало при средней цене ваучера в 10 долл. затрат 10 млн долл. Но наибольшие воз можности для их приобретения были, естественно, у иностранцев. Прежде чем перейти к описанию их деятельности в этой области, следует отметить, что многие российские предприниматели того времени считали вложение своих средств в ваучеры менее выгодным и более опасным направлением, чем другие виды деятельности (товарная и валютная спекуляция). К тому же многие из них (те, что были из числа деятелей теневой экономики) не хоте ли засвечиваться в ходе приватизации. В то же время не исключено, что за спиной многих основателей чековых инвестиционных фондов стояли дея тели теневой и криминальной экономики. Деятельность ЧИФов пострадала из-за того, что им запрещалось иметь в своем портфеле более 10% ценных бумаг одного эмитента по номинальной стоимости и инвестировать более 5% своих чистых активов в ценные бумаги одного эмитента83. Тем не менее, все ЧИФы вместе взятые сумели приобрести у населения 44 млн ваучеров в обмен на акции этих ЧИФов. Некоторые из них приобрели очень боль шое количество ваучеров. Среди них был первый ваучерный инвестицион 82 Инвестиционный финансовый портфель. М., 1993. C. 642.

83 Там же. C. 644.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ ный фонд, собравший 4 млн ваучеров. Что делали ЧИФы с этими акциями?

Часть из них (99 ЧИФов), продав собранные ими ваучеры другим лицам или организациям, попросту исчезли со своими ваучерами (где были при этом депозитарии, неясно, видимо, в сговоре с ними84). Другая часть вложила ваучеры в акции приватизируемых компаний.

Среди известных российских предпринимателей, очень серьезно обога тившихся в результате ваучерной приватизации, оказался М. Ходорковский.

«Ходорковский скупил огромное количество акций. Его банк «Менатеп» был одним из крупных игроков на рынке акций»85. Большое количество ваучеров приобрел и Б. Березовский, обменявший их впоследствии на акции ВАЗа86. Бла годаря ваучерам начал свое восхождение и О. Дерипаска. «В этот период он ак тивно скупал ваучеры у населения, чтобы приобрести акции СААЗа (Саянского алюминиевого завода — Г.Х.)»87. Большую роль в обеспечении контроля над алюминиевой промышленностью братьями Черными (одного из них, Михаила Черного, некоторые исследователи даже считают первым российским олигар хом) также сыграла ваучерная приватизация88. В порядке гипотезы выскажу предположение, что среди первых по богатству 200 или 500 предпринимателей большинство приобрели свое состояние благодаря именно ваучерной привати зации. Для того чтобы подтвердить (или опровергнуть) эту гипотезу, требуется правдивый анализ деловой биографии этих предпринимателей.

Теперь перейдем к деятельности иностранцев в этой области. Они были несравненно богаче отечественных предпринимателей и обладали несравненно большим коммерческим и финансовым опытом. Первым из них оказался Уильям Броудер (внук генерального секретаря Компартии США в 1932–1945 гг.), работавший в знаменитой инвестиционной компа нии «Соломон Бразерс». Он с большим трудом получил от этой компании (или инвестиционного банка) 25 млн долл. и на эти деньги «постарался скупить как можно больше ваучеров, а затем приобрести акции малоиз вестных компаний»89. Другим оказался Борис Йордан — внук русских эмигрантов, работавший мелким служащим в другом американском ин вестиционном банке, «Кредит Суисс Ферст Бостон». Видимо, на кредит этого банка он «ежедневно скупал российские акции у ограниченного круга русских брокеров, а затем перепродавал иностранным инвесторам с огромной прибылью. Между декабрем 1993 и июнем 1994 гг., когда закончился ваучерный этап приватизации, через Йордана и Дженнингса (другой сотрудник того же банка — Г.Х.) прошло 16 346 070 ваучеров, бо 84 Хофман Д. Олигархи М., 2007. C. 224.

85 Там же. C. 232.

86 Там же. C. 254.

87 Мухин А. Олигархи: последняя перекличка. М., 2004. C. 217.

88 Калитин А. Время Ч. М., 2008. C. 157–158.

89 Хофман Д. Ук. соч. C. 231.

36 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск лее 10% их общего количества»90. Иностранцы, как и следовало ожидать, оказались несравненно более масштабными игроками на рынке ваучеров, чем отечественные предприниматели. Они же, благодаря ваучерам, ока зались и владельцами акций многих российских компаний. Некоторые из них тогда неслыханно разбогатели. Так, Борис Йордан, приехавший в Рос сию довольно «бедным» (по американским меркам) человеком, стал через несколько лет мультимиллионером и основал один из первых крупных в России инвестиционных банков — «Ренессанс Капитал».

Обычно законодательные акты этапа ваучерной приватизации огра ничиваются 1992 — началом 1993 гг. Между тем, 24 декабря 1993 г., вос пользовавшись полученными после разгона Верховного Совета России чрезвычайными полномочиями (до начала работы Государственной Думы), Президент РФ издал Указ «О Государственной программе приватизации го сударственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации», подготовленный, естественно, Госкомимуществом, воевавшим с Верхов ным Советом РФ. Эта программа отразила планы и выводы, которые ГКИ сделал из опыта предшествующего этапа приватизации. Между тем, эта программа, насколько мне известно, не была предметом научного анализа ни в отечественной, ни в зарубежной литературе. Такой анализ содержится в Приложении 1 настоящего издания.

Подведем теперь итоги ваучерной приватизации. В ходе ваучерных аукционов было приватизировано 15 779 предприятий. На приватизиро ванных предприятиях было занято в момент приватизации 17 772 тыс. чел.

Таким образом, в среднем на одно приватизированное предприятие при ходилось 1126 чел. Уставной капитал приватизированных предприятий равнялся 202,8 млрд руб. Отсюда видно, что этот капитал исчислялся в балансовых ценах до переоценки основных фондов на 1 июля 1992 г. и к моменту приватизации уступал восстановительной стоимости этого капи тала более чем в 400–500 раз (с учетом недооценки в 1990 г. примерно в 4 раза и роста цен на инвестиционные и сырьевые товары за 1991–1993 гг.

не менее чем в 100–200 раз). В ходе аукционов было продано в среднем 17,6% акций предприятий. Было принято 113,6 млн ваучеров, т.е. пример но на 30 млн меньше, чем выдано населению. Следовательно, значитель ную часть ваучеров население не использовало вообще, вопреки много численным заявлениям официальных деятелей Госкомимущества, что они все были реализованы. На один ваучер в среднем были обменены 1,8 ак ций стоимостью в 10 000 руб. Там же. C. 233–234.

Данные информационной базы Госкомимущества приводятся по: Maxim Boycko, Andrey Shleifer, Robert Vishny. London. 1995. P. 106–107.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ Уже из данных о численности занятых на приватизированных предпри ятиях людей следует, что в результате ваучерной приватизации полностью или частично стала частной собственностью основная часть российской промышленности (в 1993 г. в промышленности России было занято 18,8 млн чел. промышленно-производственного персонала92). Это и дало основание властям России рапортовать о грандиозной победе ваучерной приватизации.

Действительно, таких количественных результатов приватизации, видимо, не было ни в одной стране мира. Теперь надо убедиться, что они еще были положительны для экономики страны.

Рассмотрим распределение собственности на приватизированных пред приятиях. Напомню, что первоначально официально ставилась цель — об разовать массу собственников с целью создания народного капитализма. По данным на апрель 1994 г. (за два месяца до завершения ваучерной прива тизации), акционерный капитал приватизированных предприятий распреде лялся следующим образом (в % к итогу)93:

Инсайдеры (внутренние акционеры) — в том числе:

работники — дирекция — 9.

Аутсайдеры (внешние акционеры) — в том числе:

крупные — мелкие — 10.

Государство — 17.

Таким образом, еще до полного завершения ваучерной приватизации выявились ее первоначальные итоги. На первый взгляд она была очень близка к «народному капитализму». Мелким собственникам (работникам и мелким аутсайдерам) принадлежало 63%, т.е. абсолютное большинство ак ций. Крупным собственникам (дирекции и крупным аутсайдерам) принад лежало 20% акций. На последнем месте оказалось государство, которому принадлежало только 17% акционерного капитала. Во многом это распре деление акционерной собственности напоминало США в 60–70-е гг. XX в.

Однако уже здесь и тогда бросался в глаза процесс быстрой концентрации собственности в руках крупных акционеров. Еще до завершения процес са ваучерной приватизации внешние аутсайдеры успели захватить больше половины акций, принадлежащих внешним аутсайдерам и первоначально равномерно распределенных среди населения. Дальнейший процесс кон центрации и перераспределения собственности акционерных обществ в пе 92 Российский статистический ежегодник 1994. М., 1994. C. 295.

93 Ясин Е. Ук. соч. C. 232.

38 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск риод 1995–1998 гг. показан в табл. 1.1 в прежней для сопоставимости клас сификации собственников.

Таблица 1. распределение собственности в акционерных обществах россии (в %) Группы собственников / 1994 1995 годы, апрель инсайдеры 62 49,8 40, в том числе:

работники 53 42,0 31, дирекция 9 7,8 9, аутсайдеры 21 40,5 51, в том числе:

мелкие93 10 2,6 2, крупные94 11 37,9 49, государство 17 9,7 8, Источник данных за 1995–1998 гг.: Ясин Е. Российская экономика. М., 2003. C. 234. На основе данных Т.Г. Долгопятовой.94 Таким образом, за кратчайший срок (всего 4 года) структура собствен ности акционерных обществ изменилась коренным образом. От преоб ладания мелких собственников мало что осталось. Даже если соединить работников и мелких аутсайдеров, в сумме они дают только 33,3% вместо 63% в 1994 г. Есть, однако, весомые основания предполагать, что к работ никам отнесены и многие крупные менеджеры, не входящие формально в состав дирекции. Показательно, что последний раз об общем числе акцио неров в России говорилось сразу после завершения ваучерной приватизации.

С тех пор эта цифра замалчивается, вряд ли случайно. С учетом крупных инсайдеров, дирекция контролирует большинство предприятий, что под тверждается многочисленными фактами их деятельности в этот период.

Под их же контролем находятся и такие квазивнешние аутсайдеры, как промышленные предприятия. В огромной степени выросла роль крупных внешних аутсайдеров. Даже если из их числа исключить промышленные предприятия, то они контролировали в 1998 г. около 36% акций вместо 94 К мелким аутсайдерам за 1995–1998 гг. методом исключений отнесены «другие» в табл. Т.Г. Дол гопятовой.

95 К крупным аутсайдерам отнесены (в % к общей величине акционерного капитала) в 1998 г. ино странные инвесторы (3,7), российские банки (1,3), российские инвестиционные компании и фонды (11,8), промышленные предприятия (13,9), физические лица (18,6).

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ 11% в апреле 1994 г. Наконец, очень сильно упала роль государства: с 17% в апреле 1994 г. до 8,4% в 1998-м.

Свобразным рубежом в структуре собственности явился 1995 г. Если до этого года включительно основным субъектом собственности прямо или косвенно являлся (благодаря влиянию на членов трудового коллектива) топ менеджмент предприятий, то затем ими стали новые собственники, преи мущественно олигархи. Ирония судьбы состоит в том, что как раз против «красных директоров» как социального слоя и проводилась ваучерная при ватизация. А. Чубайс в одной из первых статей знаменитого сборника «При ватизация по-российски» гневно обличал спонтанную приватизацию начала 90-х гг. за то, что при ней «захват собственности осуществлялся в интересах наиболее сильных — представителей партийной, директорской, региональ ной и отчасти профсоюзной элит»96. Подводя итоги ваучерной приватиза ции, тот же Чубайс признает: «Директора захватывали почти все и везде… Это было и совершенно естественно. Ведь собственность предъявляет се рьезные требования к тем, кто берется ею управлять. Высокие профессио нальные качества плюс личная способность проводить свою волю — таким требованиям может отвечать далеко не каждый. А кто в советской стране отвечал этим качествам сполна? Естественно, директорат... Да, директорат.

Да, номенклатура. Но что такое была советская номенклатура? Это та часть общества, которая обладала квалификацией, контактами, информацией.

Короче говоря, это были люди, предрасположенные и подготовленные к за хвату собственности»97. Я уже не говорю о том, что Чубайс поленился согла совать начало своей книги с ее концом. Этот гимн столь презираемой ранее «демократами» номенклатуре просто противоречит фактам общественной жизни 80-х гг. (в отличие от 50–60-х гг.), когда она комплектовалась преиму щественно из наиболее посредственной и коррумпированной части управ ленческого корпуса и привела СССР именно в этот период к экономиче скому развалу. И чем же этот результат «легальной» приватизации оказался лучше спонтанной приватизации? Последнюю можно было легально при более сильной власти довольно легко повернуть назад. Первую повернуть назад было несравненно сложнее. Единственным результатом этой дирек торской приватизации явилось изменение политической ориентации дирек торского корпуса, который из противника радикальной рыночной реформы быстро стал ее сторонником. Одним словом, его купили за огромную цену.

Этот тактический выигрыш для «реформаторов» обернулся колоссальным проигрышем для российской экономики. Рыночные реформы (если они были вообще возможны) взялись проводить те, кто по своей квалификации, 96 Приватизация по-российски. Под ред. А. Чубайса. М., 1999. C. 31.

97 Там же. C. 287–288.

40 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск житейскому опыту и нравственным качествам менее всего были способны их проводить. Речь идет о том, что в результате реформ так и не появился эффективный собственник. Российские реформаторы уже тогда вполне по нимали это. Но надеялись, что рынок, конкуренция со временем все расста вят по своим местам98.

Ваучерная приватизация изменила, конечно, экономическую среду дея тельности предприятий в России. Созданные в ходе ее многочисленные ак ционерные общества волей-неволей вынуждены были встраиваться в меха низм рынка частных ценных бумаг, который появился в России. Но надежды на его благоприятное влияние оказались явно преувеличенными. Поскольку крупнейшие владельцы контролировали собственность предприятий, роль акционерных собраний и советов директоров (которые они же и комплек товали и утверждали на акционерных собраниях) свелась к минимуму. Не желая подвергаться постороннему контролю, в этот период акционирован ные предприятия практически не эмитировали новые акции для внешнего потребления, что позволяло избегать раскрытия информации об их дея тельности. Практически бесконтрольные собственники акционированных предприятий получили неограниченные возможности разными способами расхищать их имущество. Наиболее распространенным было создание до черних оптовых торговых фирм, находящихся в собственности тех же лиц или их родственников, которым продукция предприятий продавалась по за ниженным ценам, а последние продавали ее по рыночным ценам, оставляя разницу в качестве дохода собственника. Ваучерная приватизация стала ис точником колоссального обогащения для узкого круга лиц и в огромной сте пени усилила социальное расслоение в России. Она таким образом услож нила проблемы российской экономики. Конкуренция все еще оставалась ограниченной из-за ограниченного объема импорта. Институт банкротства по разным причинам практически еще не работал. Никакого стимула повы шать эффективность производства новые собственники не имели. Понятно почему (хотя были и другие причины) она в огромной степени снизилась в этот период по всем показателям, как будет показано ниже.

Поспешная и непродуманная ваучерная приватизация имела и другие не гативные последствия для экономики. Она, например, намного увеличила воз можности уклонения от налогов, благодаря увеличению теневых финансовых потоков и ложной финансовой информации. Увеличились возможности для кор рупции. Особенно поразительной оказалась ничтожная цена приватизирован ных предприятий. Даже весьма симпатизирующие российским экономическим реформам иностранные экономисты не могли скрыть своего изумления от ни чтожных цен приватизированных компаний в сравнении с ценами на аналогич 98 Там же. C. 287–291.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ ные предприятия в других странах с развивающимися рынками. Так (только в качестве примера), продажа крупнейшей кондитерской компании «Большевич ка», продукция которой пользовалась высоким спросом, была произведена по цене 650 тыс. долл., в то время как аналогичная польская фабрика была продана по цене 80 млн долл. Помогавший проводить этот аукцион американский ин вестиционный банкир Дженнингс так же «не мог скрыть своего изумления»99.

Низкая первоначальная цена открывала возможность отечественным собствен никам получать колоссальные прибыли как при последующей перепродаже своих предприятий, так и на росте курсов их акций.

Даже такой горячий сторонник либеральных реформ, как Е. Ясин, вы нужден был фактически признать неудачу экономических целей ваучерной приватизации (ничтожные доходы от приватизации, неудачу «народного» капитализма, малость эффективных собственников). Основные надежды на ее положительные итоги, со слабым обоснованием этих прогнозов, он относил к будущему100. Единственно реальное достижение он видит в том, что «с организационной точки зрения, сделанное можно считать чудом»101.

Довольно странное понимание организации процесса, независимо от его ре зультата, только в зависимости от скорости.

Гораздо объективнее приватизацию оценивали иностранные бизнесме ны. «Однажды, когда массовая приватизация уже была закончена, Радлофф (президент «Кредит Сюисс Ферст Бэнк» — Г.Х.) сидел за столом напро тив Чубайса. Радлофф, которому всегда были присущи прямолинейность и скептицизм, посмотрел на Чубайса и спросил его напрямик: «Что Вы сде лали для России?» Чубайс, обладавший железными нервами и непоколеби мо веривший в возложенную на него миссию, ответил: «Я приватизировал власть. Я покончил с коммунистической системой». Радлофф онемел, по тому что сказанное Чубайсом не укладывалось в голове и в то же время было правдой»102. Сомнительно, чтобы это было правдой даже в отношении к коммунистической системе, которая могла быть побеждена только более высокой эффективностью экономики.

1.2.3. Залоговые аукционы Одним из наиболее зловещих и возмутительных по своей противоза конности этапов российской приватизации явились так называемые зало говые аукционы. Они проводились в конце 1995 г. после завершения этапа 99 Хофман Д. Ук. соч. C. 226.

100 Ясин Е. Ук. соч. C. 232–235.

101 Там же. C. 235.

102 Хофман Д. Ук. соч. С. 235.

42 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск массовой ваучерной приватизации. В результате отраслевых особенностей приватизации значительная часть акций наиболее рентабельных отраслей российской экономики продолжала оставаться в собственности государства.

Неудивительно, что эти «жирные куски» привлекали внимание состоятель ных любителей поживиться за счет государственной собственности. В их умах родилась идея залоговых аукционов как средства реализации этого на мерения. Автором этой идеи оказался президент «Онэксимбанка», ставшего к этому времени одним из крупнейших в России, — В. Потанин. Его идея состояла в том, чтобы предоставить нуждающемуся в средствах российско му бюджету из активов банков кредит под залог акций крупнейших россий ских компаний. При невозврате кредита первоначально предполагалось продавать эти акции, получив крупное комиссионное вознаграждение.

Разработку схемы этой сделки (как и многих других приватизационных мероприятий) поручили двум инвестиционным банкирам, тесно сотруд ничавшим с Госкомимущества: все той же «сладкой парочке» — Борису Йордану и Стивену Дженнингсу. Впоследствии они уверяли, что не осо знавали, что целью Потанина и его коллег было стремление «стать вла дельцами компаний»103. Американские советники при этом настаивали, по их последующим уверениям, которые невозможно проверить, чтобы «сдел ки были абсолютно прозрачными и открытыми для иностранных конкурен тов. В противном случае… это приведет к катастрофе»104. Если это правда, то они плохо знали «новых русских». Как пишет Хофман, «кончилось тем, что иностранцы не были допущены к участию в сделках, которые не были прозрачными и в которых не обошлось (очень политкорректное выраже ние — Г.Х.) без мошенничества»105.

Прежде чем излагать конкретную историю залоговых аукционов, отме чу, что они в еще большей степени, чем предыдущие приватизационные ак ции, были нелегитимны. Даже ни малейшего намека на такую форму приоб ретения собственности в законодательстве о приватизации не было. К тому же истек и срок чрезвычайных президентских полномочий в этой области.

Даже весьма терпимая к нарушениям в области приватизации Счетная па лата РФ в своем докладе вынуждена была констатировать незаконность за логовых аукционов106. Пытаясь если не оправдать, то хотя бы объяснить за логовые аукционы, Хофман, со слов их сторонников, приводит следующие доводы. Во-первых, катастрофическое недовыполнение плана приватизации в 1995 г. Так, при плане получения доходов от приватизации (на инвестици онных конкурсах — Г.Х.) в размере 8,7 трлн руб. в 1-м квартале было полу 103 Хофман Д. Олигархи. М., 2008. C. 346.

104 Там же. C. 347.

105 Там же.

106 Доклад Счетной палаты. C. 52–54.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ чено всего лишь 143 млрд руб. (что говорило об их отвратительной органи зации). Во-вторых, обычное катастрофическое состояние доходов бюджета, к чему я еще вернусь. В-третьих (и это главное с их точки зрения), желание якобы ослабить влияние «красных директоров», что не удалось на предыду щем этапе и от чего, по вышеприведенным словам Чубайса, отказались. По словам Потанина (который всегда знал, что надо говорить для оправдания своих действий — Г.Х.), «истинная цель заключалась в том, чтобы обеспе чить нормальное руководство для крупных компаний и уничтожить лобби «красных директоров». Это (последнее — Г.Х.) было самым важным»107.

Возможно, впрочем, и это имелось в виду. План залоговых аукционов вы зывал отрицательное отношение у части команды реформаторов (например, у Д. Васильева — тогдашнего председателя Комиcсии по ценным бумагам, который считал «этот план мошенническим»108), но они не выносили это мнение на публику.

Впервые предложенный и одобренный правительством 30 марта 1995 г.

план залоговых аукционов начал осуществляться после Указа Президента РФ 30 августа того же года. Конкретная процедура залоговых аукционов была определена распоряжением Госкомимущества от 10 октября 1995 г.109 Список предприятий, выставленных на залоговые аукционы, непрерывно уменьшался:

с первоначальных 44 до 29 и, в конце концов, до 16 предприятий, из которых из-за отсутствия предложений по 4 предприятиям осталось только 12110, что го ворило об ожесточенных спорах между претендентами и о взвешивании ими потребности в ресурсах для приобретения компаний. Как пишет Дэвид Хоф ман, «на двенадцати аукционах, состоявшихся между 3 ноября и 28 декабря 1995 г., в подавляющем большинстве случаев выигрывали банки, выступавшие в качестве организаторов аукционов, тайно созданные ими подставные компа нии или филиалы самих предприятий. Аукционы были мошенническими»111, ввиду отсутствия конкуренции и фантастически заниженной первоначальной цены (исходя, видимо, из балансовой стоимости — Г.Х.) На аукционах пред приятия были проданы по издевательски заниженным ценам. Так, богатейший по ресурсам комбинат «Норильский никель» при годовых доходах в размере 3,3 млрд долл. и прибыли в размере 1,2 млрд долл. был продан «Онэксимбанку» за 170,1 млн долл.112 Однако самой возмутительной чертой (если можно их срав нивать) залоговых аукционов было то, что компании приобретались на деньги самого государства, которому они должны были якобы помочь. Так, Счетная 107 Хофман Д. Ук. соч. C. 351.

108 Там же. C. 349.

109 Доклад Счетной палаты. Ук. соч. С. 148.

110 Хофман Д. Ук. соч. C. 354.

111 Там же.

112 Там же.

44 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск палата РФ уже в конце 1995 г. установила, что «сумма кредитов, полученных от передачи в залог федерального имущества была эквивалентна сумме временно свободных валютных средств федерального бюджета, размещенных в это время Минфином России на депозитных счетах коммерческих банков, ставших затем победителями в залоговых аукционах»113. Имеются даже данные, что нефтяная компания ЮКОС была приобретена частично на средства самого ЮКОСа114.

О соотношении выплаченных средств с капитализацией компаний всего лишь через полтора года после залоговых аукционов говорят следующие данные115:

Таблица 1. рыночная стоимость рыночная стоимость компании исходя из цены на 1 августа 1997 г., аукциона, млн долл. млн долл.

ЛУКОЙЛ 700 ЮКОС 353 Сургутнефтегаз 220 Сиданко 255 Сибнефть 196 Норильский никель 333 Конечно, на этом уровне капитализации сказалась определенная (вре менная) стабилизация экономического и политического положения в России после президентских выборов в июне 1996 г. Однако и до президентских выборов капитализация указанных компаний оказалась намного выше ис численной, исходя из цены аукциона. Так, 7 марта 1996 г. капитализация ЛУКОЙЛа составила 3,07 млрд долл., Сургутнефтегаза — 473,7 млн долл., Норильского никеля — 554,4 млн долл., Юганскнефтегаза и Омского нефте химического завода (основные активы ЮКОСа) — 494,3 млн долл. Важнейшим результатом залоговых аукционов явилось коренное из менение структуры собственности в России. Основными собственниками крупнейших банков, принявших участие в залоговых аукционах, была не большая группа их основателей, сколотивших себе состояние на товарных и валютных спекуляциях, «распиле» бюджетных средств и на торговле вауче рами в конце 80-х — начале 90-х гг. Поскольку капиталы даже самых круп ных частных банков в России в середине 90-х гг. не превышали нескольких 113 Доклад Счетной палаты РФ. Ук. соч. С. 53. Там же приводятся данные по отдельным банкам победителям залоговых аукционов.

114 Хофман Д. Ук. соч. С. 357.

115 Хлебников П. Крестный отец Кремля Борис Березовский. М., 2001. C. 208.

116 Joseph R. Blasi, Maya Kroumova, Douglas Krouse. Kremlin capitalism. New York. 1997. table 197.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ сотен миллионов долларов, личное богатство этих «нуворишей» было по европейским и американским меркам относительно скромным. Их можно было отнести по состоятельности и влиянию на хозяйственную жизнь к выс шему слою средней буржуазии. Благодаря залоговым аукционам эта груп па «капиталистов» в кратчайший срок стала контролировать крупнейшие предприятия с капитализацией в несколько десятков миллиардов долларов.

И хотя в капитале нескольких из них сохранялась некоторая доля государ ства, последнее фактически устранилось от их управления (представители государства в правлениях этих обществ фактически поступили в услужение главным акционерам). Поскольку эти лица получили данную собственность фактически за государственный счет (т.е. бесплатно) и благодаря близости к органам власти, их можно назвать «назначенными капиталистами». Так в России образовался небольшой слой олигархов — очень богатых людей, тесно связанных с отдельными лицами в высшем государственном аппарате (в президентской администрации и правительстве). Благодаря полученно му от государства богатству они в свою очередь могли оказывать огромное влияние на само государство (это особенно относится к Б. Березовскому).

Они сыграли огромную роль в президентской кампании 1996 г. и при фор мировании правительства в 1996–1998 гг.

1.2.4. Денежная приватизация После завершения ваучерной приватизации в руках государства сохраня лась еще значительная часть собственности. Ее теперь можно было реализо вать менее спешно и на более выгодных для государства условиях. С 1995 г.

начался этап денежной приватизации. Формы такой приватизации для круп ных предприятий были определены уже в первой программе приватизации.

Но до 1995 г. они не использовались, так как более насущной задачей было проведение ваучерной приватизации. К тому же, не было создано даже ми нимальных институциональных условий для ее проведения в виде хотя бы относительной политической стабильности, появления слоя относительно состоятельных людей из легальной экономики, институтов рынка ценных бумаг и т.д. К 1995 г. они были созданы. В качестве основного метода де нежной приватизации было принято проведение инвестиционных конкур сов. По условиям инвестиционных конкурсов, предприятия получали в соб ственность акции предприятий в зависимости от предложенной ими суммы инвестиций в развитие этих предприятий. Цель была благая — обеспечить с помощью приватизации средства для модернизации предприятий. Однако 46 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск инвестиционные конкурсы полностью провалились (этот этап приватиза ции изучен особенно плохо). По многим объявленным конкурсам вообще не было предложений. По другим победители конкурсов обещанные вло жения не осуществили. Провал инвестиционных конкурсов был вынужден признать даже такой ярый защитник приватизации, как А. Кох. «Формально денежный этап приватизации начался с 1 июля 1994 г. Но вряд ли инвести ционные конкурсы можно считать достойным ее началом. Откровенно ска зать, вторую половину 1994 г. мы потратили на раскачку. Активных продаж не было, бюджетного задания по приватизации не было (это неправда — оно было и в программе приватизации, и в бюджете на 1995 г. — Г.Х.). Пона чалу денежная приватизация в России шла непросто, — в основном в фор ме инвестиционных конкурсов, которые, как ни прискорбно, в большинстве случаев стали конкурсами обещаний. Скажем, выиграл Менатеп конкурс по Истилимскому лесопромышленному комплексу: 180 млн долл. наобещал.

А где эти инвестиции? По документам, конечно, деньги давно перечислены, но никаких вложений в реальной жизни до сих пор не наблюдалось»117.

В этом высказывании поражает беспомощность руководителя Госкомиму щества: долго раскачивались, вместо инвестиций лишь обещания. А для чего работает огромная служба, как не для того, чтобы проконтролировать ход процесса (наряду с предприятиями). И что — отняли собственность у Менатепа за невыполнение обещаний? (Этот комбинат благополучно оста вался под его контролем еще в 1998 г.)118 Ходорковский в ходе инвестицион ных конкурсов особенно «отличился». «В ходе массовой приватизации Хо дорковский приватизировал множество промышленных предприятий всего лишь за обещание будущих инвестиций»119. Итак, вслед за крахом «малой» и ваучерной приватизации окончилось провалом и начало денежной при ватизации в виде инвестиционных конкурсов.

Первая серьезная попытка осуществить денежную приватизацию была предпринята в 1995 г. в отношении Связьинвеста. Связьинвест была крупнейшей компанией телефонной связи в России. (Компании телефон ной связи тогда быстро развивались и были весьма привлекательными как объекты инвестиций во всем мире.) Для России продажа этой компании имела не только финансовое значение, она открывала возможность под нять технологический и организационный уровень связи — очень низкий в России в сравнении с другими странами. Первоначально предполагалось продать 25% плюс одну акцию компании120. С предложениями о покуп ке этого пакета акций выступили два иностранных инвестора — крупные 117 Приватизация по-российски. М., 1999. C. 248.

118 Черников Г., Черникова Д. Кто владеет Россией. М., 1998. C. 47.

119 Хофман Д. Олигархи. М., 2007. C. 337.

120 Приватизация по-российски. М., 1999. C. 271.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ телекоммуникационные компании. Но переговоры с ними закончились неудачей. Наиболее подходящий претендент выдвинул, по мнению рос сийской стороны, непомерные требования121. Однако были и другие при чины, в частности, возражения военных и спецслужб против того, чтобы иностранцы контролировали стратегически важную отрасль экономики122.

Трудно сказать, насколько они были оправданны. Так или иначе, тогда эта сдел ка не состоялась и планы по доходам от приватизации не были выполнены ни в 1995 (исключая выручку от залоговых аукционов), ни в 1996 гг. К продаже этой компании вернулись только в 1997 г. Тогда конкурентами в борьбе за Свя зьинвест выступили две олигархические группы — Потанина и Гусинского, сумевшие привлечь к сделке богатые и влиятельные иностранные компании (Гусинский — испанскую телефонную компанию, а Потанин — компании, возглавляемые Соросом и Йорданом). Борьба за Связьинвест впервые в истории российской приватизации оказалась относительно честной борь бой с ясными критериями. Попытки Гусинского и поддерживавшего его Березовского превратить этот конкурс в очередной междусобойчик на этот раз встретили твердое сопротивление Чубайса123. Трудно сказать, было ли мотивом этой твердости искреннее желание наконец-то начать борьбу с «грабительским капитализмом», потребность Чубайса в самоу тверждении или за ней стояли корыстные цели, что утверждали сторонни ки Гусинского, приводя соответствующие факты (в частности, огромный гонорар за еще не написанную книгу по приватизации от издательства, контролируемого Потаниным). Так или иначе, группа Потанина предло жила за пакет акций Связьинвеста больше (1,87 млрд долл.) группы Гу синского (1,71 млрд долл.) и победила. Выручка от продажи 25% плюс одной акции компании оказалась больше, чем от всех залоговых аукцио нов вместе взятых. Это показывает, какие огромные потери понесла рос сийская экономика от предыдущей поспешной и неквалифицированной приватизации. Оценивая итоги этого конкурса, тогдашние руководители Госкомимущества Максим Бойко и Альфред Кох в статье, триумфально и преувеличенно названной «”Связьинвест” — сделка века», писали: «Со Связьинвеста можно отсчитывать историю неолигархического, конкурс ного, конкурентного российского капитализма. Эпоха «джентльменских соглашений» между олигархами-банкирами закончилась, настало время честной конкуренции»124. В этом утверждении содержится фактическое осуждение всего предыдущего этапа российской приватизации со стороны его ярых сторонников и руководителей. Последствием конкурса по Свя 121 Там же. C. 273–274.

122 Хофман Д. Ук. соч. C. 421.

123 Там же. C. 422–431.

124 Приватизация по-российски. Ук. соч. С. 284.

48 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск зьинвесту явилась ожесточеннейшая олигархическая борьба в средствах массовой информации, в результате которой временно подорвали свои по литические и административные позиции обе группы олигархов. Победа в конкурсе не принесла радости победителям. В ходе кризиса 1998 г. акции Связьинвеста резко упали. Если по итогам конкурса эта компания оцени валась в 7,48 млрд долл., то в 1999 г. ее рыночная капитализация составила 2,38 млрд долл.125, или 31,8 % к исходной цене. Cорос, таким образом, по терял на этой сделке сотни миллионов долларов. Может быть, впервые так много за свою деловую карьеру, и с тех пор зарекся вкладывать капиталы в российскую экономику. Намечавшийся второй конкурс на следующий 25% пакет акций Связьинвеста так и не состоялся в результате скандала вокруг первого этапа и разразившегося вскоре в России финансового кризиса.

1.3. возникновение частных предприятий с нуля Возникновение частных предприятий является основным критерием успешности перехода к капитализму126. Именно здесь, в отличие от прива тизации государственной собственности, он обнаруживает свою жизнеспо собность. Этот процесс требует, конечно, довольно длительного времени от рождения частного предприятия до достижения им зрелости. Часть появив шихся при этом предприятий неизбежно должна была разориться. Таким образом, успешность процесса капитализации может измеряться двумя основными показателями: 1) динамикой числа вновь возникших предприя тий;

2) укрупнением этих предприятий, наращиванием ими капитала и пере ходом от мелких предприятий к средним, а затем и крупным.

К сожалению, ни экономическая статистика, ни исследования россий ских и зарубежных экономистов не позволяют удовлетворительно охарак теризовать эти вопросы. Дело в том, что очень значительное число частных предприятий находилось в теневой экономике, частично для избегания чрез мерных налогов. Кроме того, даже легальные предприятия утаивали зна чительную часть своих доходов, тоже для уклонения от налогов. С другой стороны, нет серьезных исследований, показывающих процесс укрупнения частных предприятий. Вместе с тем, между возникновением частных пред приятий с нуля и приватизацией не было непроходимых барьеров. Первое чаще всего предшествовало второму. Многие предприятия приватизирова 125Арсеньев В. Руководство по российскому рынку капиталов. М., 2001. C. 104.

126Чудовищная недооценка значимости возникновения частных предприятий с нуля обнаруживается в содержательной в других отношениях книге Е. Ясина «Российская экономика» с подзаголовком «Истоки и панорама рыночных реформ», в которой об этом не говорится ни слова. В еще более об ширной, на 662 стр., монографии Андерса Ослунда «Строительство капитализма», посвященной ры ночным реформам во всех бывших социалистических странах, этой проблеме уделено лишь 4 стр.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ лись на средства частных предприятий. Нередко эти два процесса шли неза висимо друг от друга (как было у Александра Паникина).

Понятно, что возникновение частных предприятий по отраслям эко номики определялось размерами капитала, необходимого для их создания.

Поэтому и первоначально, и долгое время впоследствии эти предприятия возникали прежде всего в сфере услуг.

Значительный шаг в создании частных предприятий с нуля был сделан до 1992 г., о чем подробно говорилось во 2-м томе127. Уже тогда выявилось сосре доточение частного предпринимательства в таких сферах услуг, как рознич ная торговля, финансовые услуги, строительство и ремонт жилья, все виды посредничества. Выявилась и такая российская особенность, как контроль за частными предприятиями со стороны организованной преступности.

Многие экономисты ожидали, что радикальная экономическая реформа приведет к качественному ускорению этого процесса, как оно и произошло в Польше, начиная с 1990 г.128 Так, в самом начале радикальной экономической реформы правительство прогнозировало увеличение числа малых (в основ ном, конечно, частных) предприятий с 200 тыс. в конце 1991 г. до 10–15 млн «на перспективу»129. В России влияние радикальной экономической реформы на этот процесс оказалось значительно сложнее и противоречивее. Одни ме роприятия радикальной экономической реформы привели к росту частного предпринимательства, другие — к задержке его развития. Важно оценить и изменение характера частного предпринимательства в этот период. Напомню, что в предыдущий период оно носило скорее разрушительный, чем созида тельный характер.

К числу мер радикальной экономической реформы, способствовавших развитию частного предпринимательства, относится либерализация внутрен ней и внешней торговли, о чем говорилось выше. Незамедлительным ответом на либерализацию внутренней торговли явился расцвет уличной торговли, а на либерализацию внешней торговли — расцвет челночества и создание огромного количества посреднических фирм вокруг крупных предприятий.

В то же время, возникли факторы, препятствовавшие развитию частных предприятий. К ним, прежде всего, относится неизмеримо возросшее на логовое бремя. В догайдаровский период частные предприятия (преимуще ственно кооперативы) платили небольшие налоги, а нередко вообще были освобождены от них, что естественно для вновь возникших предприятий.

В самом начале радикальной экономической реформы в попытках добиться бездефицитности бюджета правительство ввело для всех предприятий очень 127 Ханин Г.И. История российской экономики в новейшее время. Т. 2. Новосибирск, 2010. C. 25–32.

128 Развитие частного предпринимательства с нуля (start-up) в Польше подробно проанализировано в книге: Jonson S., Loveman G.W. Starting over in eastern Europe. Boston. 1995.

129 Материалы к вопросу «О ходе экономической реформы в Российской Федерации». М., 1992. C. 106.

50 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск высокие налоги, которые при их уплате делали любую производительную деятельность убыточной. При этом сохранялись многочисленные поборы со стороны чиновников и криминала. В то же время резко возросли в относи тельном (по сравнению с другими товарами и услугами) выражении цены на топливо и электроэнергию, арендная плата за нежилые помещения. В связи со сближением внутренних и мировых цен уменьшились доходы от посред нической деятельности, хотя они все еще оставались весьма высокими.

Определить динамику и структуру частного предпринимательства после 1991 г. столь же непросто, как и до него. Дело в том, что в официальную ста тистику не вошел, естественно, теневой сектор этого предпринимательства.

С другой стороны, часть легального сектора весьма сомнительна с точки зрения принадлежности его вообще к предпринимательству. Это относится к многочисленным «предприятиям», единственная цель которых состояла в обеспечении переправки средств крупных предприятий за рубеж или вообще в сокрытии доходов головных предприятий. Только в качестве примера при веду данные о числе таких предприятий по ряду компаний металлургической промышленности. Так, вокруг Магнитогорского металлургического комби ната появилось 6 таких фирм, Карабашского медеплавильного завода — 6, Кыштымского медеэлектролитного завода — 3, Златоустовского металлурги ческого завода — 6130. И это только те фирмы, которые удалось выявить право охранительным органам, на данных которых базируется цитируемая книга.

С учетом указанных оговорок динамика мелких (преимущественно част ных) предприятий выглядит следующим образом: 200 тыс. на начало 1992 г., 480 тыс. на начало 1994 г.131, 841,7 тыс. на начало 1997 г., 861,1 тыс. на начало 1998 г. и 868 тыс. на начало 1999 г.132 Как видим, даже при росте более чем в 4 раза их численность к началу рассматриваемого периода оказалась очень далекой от намечавшейся на «перспективу» цифры в 10–15 млн штук. Даже если удвоить эту величину с учетом теневой экономики.

Достижения российского нового частного сектора в сравнительном разрезе выглядят весьма бледно. Несколькими западными учеными для 1995 г. было проведено исследование роли новых частных предприятий в экономике стран Восточной Европы и бывшего СССР. Оно показало, что в 1995 г. прирост продукции новых предприятий в приросте ВВП составил в Центральной Европе 38% (в том числе Польше — 50%), Юго-Восточной Европе — 38%, России — 23%133.

Еще более существен вопрос о роли этих частных предприятий в разви тии российской экономики, что далеко не исчерпывается арифметическими 130 Терешонок А. Я. Воры в законе-2. 2001., C. 70.

131 Российский статистический ежегодник 1994. М., 1994. C. 75.

132 Российский статистический ежегодник. М., 2003. C. 322.

133 Цит. по: Ослунд А. Строительство капитализма. М., 2003. C. 421.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ подсчетами статистики национальных счетов. Здесь важно учесть отрасле вую структуру мелких предприятий, куда, правда, включены и приватизиро ванные предприятия, составлявшие меньшинство (на 1 января 1994 г. было приватизировано 39,4 тыс. предприятий розничной торговли и обществен ного питания134, за 1995–1998 гг. — 6443135. Наибольший удельный вес среди них и по количеству, и по численности занятых имеют предприятия торговли и общественного питания. Этому не следует удивляться: предприятия тор говли и наименее фондоемкие. Но они в этот период были и наиболее при быльными, во многом из-за легкости уклонения от налогов в этой отрасли.

Именно этим объясняется столь бурный рост численности таких предприятий в этот период (общее число предприятий торговли и общественного питания выросло с 302 тыс. на 1 января 1994 г. до 935 тыс. на 1 января 1999 г. — намно го больше, чем всех остальных предприятий136. При этом, столь бурный рост числа предприятий, как это ни парадоксально, происходил при значительном снижении доходов основной части населения в этот период. В то же время, чис ло предприятий в промышленности за тот же период выросло лишь в 1,6 раза137, преимущественно в связи с разукрупнением многих из них.

Легальное частное предпринимательство в России в этот период развива лось, преодолевая огромные трудности, связанные с отсутствием опыта и тра диций, с чрезмерными налогами, криминальным и чиновничьим рэкетом, сла бым правовым обеспечением и многими другими препятствиями. Этим объяс няется, что достижения в этой области в России были несравнимо ниже, чем в восточноевропейских странах. Так, в Польше с населением в 5 раз меньше, чем в России, традиции частного предпринимательства были несравненно богаче, а препятствий намного меньше, и уже в конце 1989 г. число предпринимателей частников составило 813,5 тыс., т.е. примерно столько же, сколько в России лет спустя. При этом, что очень показательно, половина из них была в ремес ле138, в то время как в России преобладала посредническая деятельность.

Об огромных препятствиях и трудностях частного предприниматель ства в России в сфере производства очень ярко и правдиво рассказывается в воспоминаниях талантливого предпринимателя Александра Паникина, на которые я уже ссылался во 2-м томе. Напомню, что ему уже к концу 1991 г.

удалось построить с помощью иностранного кредита и на новом немецком оборудовании небольшое швейное предприятие неполного цикла.

Переходя к 1992 г., он описывает, как разрушительно сказались на его деле начавшиеся в этом году реформы. «Только крашение, требующее водя 134 Российский статистический ежегодник. М., 1994. C. 231.

135 Российский статистический ежегодник. М., 2003. C. 336.

136 Там же. C. 315.

137 Там же.

138 Johnson S., Loveman G.W. Starting over in Eastern Europe Enteprenership and Economic renewal. 1995.

52 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск ного и парового снабжения, котельных и соответствующих коммуникаций приходилось по-прежнему вести на чужой территории. Построили бы и это, но гайдаровские реформы взвинтили цены на стройматериалы в десятки раз. Эх, задержись Гайдар на полгода. Неконтролируемый отпуск цен. В мгновение ока все кооперативы развалились. Наше производство, на которое мы опирались, работавшее до того рентабельно, тоже провалилось. Сырье стало стоить столько же, сколько наша готовая продукция. А цены поднять не мог: у населения нет денег. Поставщики, с которыми отношения складывались годами, спасают "челнок", предоставив нам товарный кредит на четыре месяца»139. В этом поразительном описании можно найти некоторые не точности: цены, например, не могли не расти, поскольку номинальные до ходы населения в этот период все-таки росли. Но впечатляет следующее:

«В мгновение ока все кооперативы развалились... сырье стало стоить столь ко же, сколько... готовая продукция», т.е. не было средств даже на зарплату, не говоря о налогах, о которых, кстати, Паникин даже не упоминает. Чудо вищный удар по частному производственному сектору в результате шоковой терапии очевиден. Впрочем, не снимает Паникин вину и с себя, при своей неопытности, характерной для предпринимателей того времени. Говоря об уходе своего ближайшего помощника, он пишет: «Он видел, какими белыми нитками и на скорую нитку схвачены мои планы, и решил, что мы катим ся в пропасть»140. Тем не менее, не погиб и даже сумел реконструировать (везунчик!) старую котельню государственной красильной фабрики. «Мне казалось, что как только установим новое оборудование, так тотчас получим классное полотно. Я не имел ни малейшего представления, что линия долж на обкатываться и прирабатываться, и волевым нажимом пытался разрешить производственные проблемы… Как опасны в управлении дилетантизм, не терпение, желание быстрых результатов... Колоссальными усилиями только к концу осени мы отладили технологию и начали получать качественное полотно. Титанический труд… Мы успели-таки в последний момент пере бежать по льдинам на спасительный остров»141. Аналогичные трудности в этой сфере наверняка переживали и десятки тысяч предпринимателей, не столь удачливых, как Паникин, которые не успели «перебежать по льдинам на спасительный остров». Самокритично оценивая свой предприниматель ский уровень в этот период, Паникин откровенно пишет: «Удивительно, как мы вообще могли существовать: станки — современные, разум — детский.

Действовали без всяких планов, без расчетов прибыльности, в средневеко вой стихии ближнего чувственного круга. Работало уже полтысячи человек, а 139 Паникин А. Записки русского фабриканта // Новый мир. №12. 1997. C. 160.

140 Там же.

141 Там же. C. 161–162.

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ РОССИИ В НОВЕЙШЕЕ ВРЕМЯ производство фактически не управлялось. Все спасение — в интуиции одно го человека»142. Так могли бы писать о себе большевики в 1918-м. Ничего существенного в управлении у Паникина не изменилось и в последующие два года. Описывая его состояние к концу 1994 г., он пишет: «Под внешним благополучием зрел кризис, так как классическим управленцем я так и не стал, а оставался атаманом. Как мы смогли просуществовать так долго, не имея системы отчетности, анализа, управления? Брели слепыми — и забре ли туда, откуда могли и не выбраться»143. На основе этих положений одного из лучших частных предпринимателей можно смело утверждать, что как минимум до 1995 г. частное предпринимательство в России было намного менее эффективно, чем государственное, уже в силу одной лишь молодости и неопытности.

Только в 1995 г., после очередного финансового кризиса, Паникин сумел на своем предприятии, выросшем уже до 1000 человек занятых, построить совре менную систему управления144, которая позволила ему выжить в последующие нелегкие годы и даже стать лидером, по его словам, в отрасли: «На сегодня мы, возможно, единственный развивающийся, живой организм в легкой промыш ленности Москвы, а может быть, и России»145. Но в целом, давая оценку новой экономике, он называет ее «уродливое дитя»146. К немногочисленному стану успешных частных предпринимателей в реальной экономике можно отнести также владельца швейного предприятия Глория Джинс, занявшегося пошивом джинсов для подростков, В. Мельникова, с аналогичной Паникину деловой биографией. Начав в 1991 г. с пошива 40 тыс. джинсов, он довел их производ ство в 1995 г. до 800 тыс. и в 1999 г. до 4300 тыс. пар147. При анализе деятель ности этих двух частных предпринимателей обращают на себя внимание два обстоятельства. Во-первых, оба они избрали объектами своей деятельности малофондоемкую отрасль — легкую промышленность. Во-вторых, при всей успешности их деятельности ее конечные результаты в этот период оказались относительно скромными. Контролируемые ими предприятия к концу периода насчитывали максимум 1,5 тыс. работников. В-третьих, они все же успешно преодолели многочисленные трудности в такой неблагоприятной для предпри нимательства отрасли как легкая промышленность, где была острая иностран ная конкуренция, которую не выдержали многие государственные предприятия отрасли, сократившие объем своей продукции и основные фонды в несколько раз. В целом же, насколько можно судить по имеющейся литературе, успешных 142 Там же. C. 162.

143 Там же. C. 164.

144 Там же. C. 165–166.

145 Там же. C. 166.

146 Там же. C. 170.

147 Бернштейн Э. Малый не промах // Новое время. № 21. 2002.

54 TERRA ECONOMICUS 2012 Том 10 Спецвыпуск средних по размеру частных предпринимателей в реальной экономике было со всем немного, возможно, десятки, в лучшем случае сотни (в том числе несколь ко десятков в нефтяной промышленности). Что, при всей сложности условий для этой деятельности в данный период, говорило об очень ограниченных воз можностях предпринимательства в России и слабости ее частнопредпринима тельского потенциала.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.