WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ на правах рукописи МИРИДЖАНЯН ДАВИД МЕЛКОНОВИЧ КОНСТИТУЦИОННО-ПРАВОВОЙ СТАТУС ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

договоры и соглашения с другими субъектами РФ и др. В заключение хотелось бы обратить внимание на то, что в современном мире в настоящее время наблюдается тенденция к расширению полномочий федерации за счет уменьшения полномочий субъектов, происходит своеобразная унитаризация федераций.1 Это во многом связано со стремлением центральных властей обеспечить одинаковый уровень жизни на территории всего федеративного единого государства независимо от экономической ценностей, дифференциации регионов. Эта цель требует централизованного правового регулирования, перераспределения материальных выравнивания межрегиональных различий. В России отношения между федеральным центром и субъектами федерации традиционно строились и продолжают строиться на жестко централизованной основе. Унитаризация в России проявляется в первую См., например: Макру Ж. Распределение властных полномочий в Российской Федерации в свете существующей практики федеративных государств – членов Совета Европы // Журнал российского права. – 2002. - № 9. – С. 113;

Федерация в зарубежных странах /Отв. ред. Д.А. Ковачев. – М.: Юридическая литература, 1993. – С. 16.

очередь в сфере законотворчества. Законодательная компетенция постепенно концентрируется в руках федерального центра. Сфера предметов совместного ведения все больше приближается к сфере предметов ведения одной лишь Федерации. Центр в состоянии самостоятельно осуществлять исчерпывающее законодательное регулирование по всем вопросам совместного ведения. Следует согласиться с А.В. Саленко в том, что в этих условиях наличие федерального закона делает бессмысленным издание закона-близнеца на уровне субъекта Федерации.1 Таким образом, для законотворчества субъектов РФ места не остается. Основной объем законодательной работы по предметам совместного ведения выполняется на федеральном уровне. Деятельность парламентов субъектов РФ в области совместной компетенции постепенно трансформируется в правовое наполнение так называемых «рамочных законов», принятых федеральным центром. Автор согласен с позицией тех ученых, которые полагают, что после установленного ст.71 и 72 Конституции РФ перечня едва ли остаются какиелибо исключительные предметы ведения субъектов РФ.2 В этой связи встает вопрос о целесообразности дальнейшего сохранения предметов совместного ведения в российской модели федерализма. В настоящее время назрела необходимость поиска новых путей конституционного разграничения предметов ведения в России. Возможно, выход будет найден в восприятии Россией дуалистического подхода в разграничении предметов ведения между Федерацией и ее субъектами. Главным результатом реформы должен стать отказ от предметов совместного ведения, установление только предметов ведения Федерации и субъектов РФ. Остаточные полномочия в условиях России целесообразно передать в ведение Федерации.

1 Саленко А.В. Россия – унитарная федерация: парадокс или реальность? // Правоведение. – 2001. - № 2. – С. 65. Солник С. Федерация и регионы России: договорный процесс // Конституционное право: Восточноевропейское обозрение. – 1995-1996. - № 4(13)/ № 1(14). – С. 40.

§ Полномочия законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа Ключевым составляющим элементом компетенции законодательных органов Н.А. субъектов ЮФО являются принадлежащие им полномочия государственного полномочия. органа как – Богданова определяет зафиксированные в возможностях правомочия, а в необходимости долженствование к исполнению этих правомочий.1 Конкретное полномочие органа государственной власти означает юридически закрепленное за этим органом право и одновременно обязанность на принятие правовых актов и осуществление иных властных мер, направленных на решение конкретных задач и функций данного органа.2 Как отмечает И.А. Алексеев, «права и обязанности определяют пределы возможностей органа в той или иной сфере общественных отношений. Чаще всего права органа выступают одновременно и как его обязанности. В то же время права и обязанности сохраняют в рамках полномочий относительно самостоятельный характер. Права дают представительным органам возможность выбора решения того или иного вопроса. Обязанности же, как правило, достаточно жестко регламентируют его действия».3 Таким образом, можно сделать вывод, что полномочия государственного органа складываются из его прав и обязанностей. Свои функции государственные органы реализуют путем осуществления принадлежащих им полномочий. В юридической литературе можно встретить мнение о том, что полномочия государственных органов подразделяются на две группы:

Богданова Н.А. Категория статуса в конституционном праве // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 11. Право. – 1998. - № 3. – С. 17. 2 См.: Кутафин О.Е., Шеремет К.Ф. Компетенция местных советов. - М.: Юридическая литература, 1986. – С. 23-31. 3 Алексеев И.А. Правовые вопросы организации и гарантии выборных органов местного самоуправления в Российской Федерации. – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2003. – С. 48.

а) собственно компетенционные;

б) внутриорганизационные, не входящие в состав первой группы.1 Нам представляется, что с подобной точкой зрения нельзя согласиться. Применительно к региональным парламентам России внутриорганизационные деятельности законодательного полномочия субъекта играют по РФ, важнейшую принятию роль в их (например, органа полномочие регламента порядок устанавливающего деятельности этого органа). Эти полномочия осуществляются региональными законодательными органами самостоятельно без участия других органов власти и имеют внутреннюю направленность. входят права и По в нашему состав мнению, внутриорганизационные В теории полномочия компетенции региональных парламентов. конституционного конституционно-правовом законодательстве полномочия региональных парламентов подразделяются на различные группы. Прежде всего, это группа конституционных полномочий законодательных органов субъектов РФ, установленных в Конституции РФ. Можно выделить четыре конституционных полномочия парламентов субъектов РФ. Во-первых, законодательным органам субъектов РФ предоставлено право принимать конституции (уставы) данных субъектов РФ (ч.1 и 2 ст.66). Вовторых, региональные парламенты наделены правом законодательной инициативы в Государственной Думе Федерального Собрания РФ (ч.1 ст.104). В-третьих, парламенты субъектов РФ участвуют в формировании одной из палат парламента России, а именно Совета Федерации, делегируя в него по одному своему представителю (ч.2 ст.95). В-четвертых, региональные законодательные органы имеют право одобрения поправок к главам 3 – 8 Конституции РФ (ст.136). Основные полномочия парламентов субъектов РФ также закреплены в Федеральном законе «Об общих принципах…» (ст.5). Данный закон отдельно См.: Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4 т. Т. 1-2. Часть общая: Учебник /Отв. ред. Б.А. Страшун. - М., 1999. С. 256-257.

выделил полномочия региональных парламентов по принятию конституций (уставов) субъектов РФ и поправок к ним, по законодательному регулированию вопросов, относящихся к предметам ведения субъектов РФ и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ в пределах полномочий субъектов РФ (ч.1 ст.5). Закон выделил в отдельную группу основные контрольные полномочия региональных парламентов (ч.4 ст.5). Помимо этого Федеральный закон «Об общих принципах…» разделил основные полномочия парламентов субъектов РФ на две группы по форме их нормативно-правового регулирования: 1) регулируемые законами субъекта РФ (ч.2 ст.5);

2) регулируемые постановлениями законодательного органа субъекта РФ (ч.3 ст.5). В основных законах всех субъектов ЮФО (за исключением Республики Калмыкия) содержится отдельная глава о законодательной власти или глава о законодательном органе субъекта ЮФО. В этих главах фиксируются полномочия региональных парламентов. Кроме того, в некоторых субъектах ЮФО полномочия законодательных органов дополнительно конкретизированы в специальных законах об этих органах. Такие законы приняты в республиках Адыгея, Калмыкия, Карачаево-Черкесской Республике, Волгоградской и Ростовской областях, Краснодарском и Ставропольском краях. Объем полномочий региональных парламентов, соотношение их групп разнятся в различных субъектах ЮФО. В некоторых из них (Республика Адыгея и Карачаево-Черкесская Республика) полномочия законодательных органов подразделяются на несколько групп в зависимости от сферы общественной жизни, в которой они осуществляются. Так, Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея» (ст. 21-26) разделил полномочия парламента на следующие группы: а) в сфере государственного развития;

б) обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина, гарантий местного самоуправления;

в) социально экономического Отметим, поскольку развития;

что при г) социально-культурного отдельных образом групп все развития;

д) административно-правового развития;

е) организации своей деятельности. закреплении полномочий полномочия парламентов региональных парламентов в законах устанавливается открытый их перечень, предусмотреть Остальные исчерпывающим полномочия законодательных органов субъектов РФ в одном нормативном правовом акте затруднительно. региональных закрепляются отсылочным способом. Они содержатся в Конституции РФ, федеральных конституционных и федеральных законах, конституциях (уставах) и законах субъектов РФ. На наш взгляд, основным критерием классификации полномочий региональных парламентов является функциональный признак. В соответствии с ним полномочия законодательных органов субъектов ЮФО можно разделить на семь основных групп: 1) законодательные;

2) представительские;

3) контрольные;

4) учредительские;

власти и 5) по участию в формировании 7) государственного аппарата;

6) по взаимодействию с федеральными органами государственной Основным органами местного самоуправления;

парламента внутриорганизационные. предназначением регионального является законотворчество, которое осуществляется посредством законодательных полномочий. Обобщенная модель законодательных полномочий региональных парламентов ЮФО, полученная в результате суммирования этих полномочий, закрепленных в Федеральном законе «Об общих принципах…», конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО, может быть представлена следующим образом. К законодательным полномочиям региональных парламентов ЮФО относятся: принятие конституции (устава) субъекта ЮФО и поправок к ним;

законодательное регулирование по предметам ведения субъекта ЮФО и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов ЮФО в пределах полномочий субъекта ЮФО;

Дагестан, областей, толкование конституции (устава) субъекта ЮФО (уставы Астраханской, Ростовской области);

толкование законов субъекта ЮФО (конституции Республики Кабардино-Балкарской, Ставропольского края;

Карачаево-Черкесской Закон Республики республик, Адыгея «О Республики Северная Осетия – Алания;

уставы Астраханской, Ростовской Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея);

установление порядка принятия и официального обнародования утверждение символики субъекта ЮФО (Конституция Кабардиноправовое регулирование реализации прав, свобод и законных конституции (устава) и законов субъекта ЮФО;

Балкарской Республики);

интересов человека и гражданина на территории субъекта ЮФО (Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея);

установление статуса, полномочий, порядка назначения на должность и освобождения от должности, а также порядка деятельности Уполномоченного по правам человека в субъекте ЮФО (Конституция Чеченской Республики);

установление общего порядка осуществления социальной защиты населения, поддержки семей, развития здравоохранения, образования (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

установление установление порядка в организации ведения и деятельности органов государственной власти субъекта ЮФО;

пределах субъекта ЮФО порядка проведения выборов в органы местного самоуправления на территории субъекта ЮФО, порядка деятельности этих органов;

установление порядка регистрации уставов муниципальных образований (Устав Астраханской области;

Закон Волгоградской области «О Волгоградской областной Думе»);

роспуск представительных органов муниципальных образований;

принятие решений по разделению полномочий между органами государственной власти и органами местного самоуправления субъекта ЮФО (Закон Волгоградской области «О Волгоградской областной Думе»);

установление порядка реализации права законодательной инициативы в законодательном органе субъекта ЮФО представительными органами местного самоуправления (Устав Ростовской области);

утверждение бюджета субъекта ЮФО и отчета о его исполнении;

регулирование бюджетного устройства и бюджетного процесса в субъекте ЮФО (Устав Волгоградской области;

Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

установление порядка образования и деятельности контрольно«О Законодательном Собрании Ростовской счетной (счетной) палаты субъекта ЮФО (Конституция Республики Адыгея;

Закон Ростовской области области»);

регулирование выпуска и условий реализации займов, облигаций, лотерей, других видов ценных бумаг (Устав Астраханской области, Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

установление порядка предоставления ссуд (кредитов) и финансовых гарантий за счет средств бюджета субъекта ЮФО (Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея»);

утверждение программ развития субъекта ЮФО;

установление налогов и сборов, отнесенных к ведению субъекта ЮФО, а также порядка их взимания;

установление ставок платежей в бюджет субъекта ЮФО предприятий и организаций, находящихся в государственной собственности субъекта ЮФО;

установление льгот и преимуществ, в том числе налоговых, по платежам в бюджет субъекта ЮФО (Устав Астраханской области;

Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея»);

субъекта утверждение бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов субъекта ЮФО и отчетов об их исполнении;

установление порядка управления и распоряжения собственностью регулирование передачи объектов государственной собственности ЮФО в собственность муниципальных образований (Устав субъекта ЮФО;

Астраханской области, Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

регулирование порядка приватизации, владения, пользования объектами государственной собственности субъекта ЮФО, утверждение программы приватизации объектов государственной собственности субъекта ЮФО (Устав Астраханской области;

Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон КарачаевоЧеркесской Республики «О Народном Собрании (Парламенте) КарачаевоЧеркесской Республики»);

установление порядка управления и распоряжения земельными участками, находящимися в собственности субъекта ЮФО, установление цены земли в поселениях в целях определения стоимости земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, при продаже расположенных на них зданий, строений, сооружений (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

установление в случаях, в предусмотренных земельных из федеральным участков, в законодательством, предоставляемых предельных гражданам размеров собственность находящихся государственной или муниципальной собственности земель (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

установление общего порядка землепользования на территории субъекта ЮФО, гарантирующего сохранение и рациональное использование земельного фонда (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

установление в пределах своих полномочий, закрепленных законодательством Российской Федерации, порядка использования природных ресурсов субъекта ЮФО (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

установление условий экономической деятельности и природопользования на территориях субъекта ЮФО, относящихся к курортной и рекреационной зонам (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

установление в соответствии с федеральным законодательством порядка охраны и использования объектов природного и культурного наследия на территории субъекта ЮФО (Устав Астраханской области, Закон Ростовской области «О Законодательном Собрании Ростовской области»);

утверждение заключения и расторжения договоров субъекта ЮФО;

установление порядка назначения и проведения референдума установление власти порядка субъекта выборов ЮФО, а в законодательный также выборов орган субъекта ЮФО;

государственной высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО);

установление административно-территориального устройства субъекта ЮФО и порядка его изменения;

утверждение структуры исполнительных органов государственной власти субъекта ЮФО;

утверждение перечня государственных должностей субъекта ЮФО и реестра государственных должностей государственной службы субъекта ЮФО (уставы Астраханской области, Ставропольского края);

субъекта установление условий регулирования миграции на территорию ЮФО, гарантирующих сохранение социально-политической стабильности в приграничном субъекте ЮФО (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

установление административной ответственности граждан и должностных лиц за неисполнение законов субъекта ЮФО и нормативных правовых актов органов местного самоуправления, если ответственность за такие правонарушения не установлена федеральным законом (уставы Астраханской, Волгоградской областей);

установление наград, почетных званий, премий субъекта ЮФО и и Карачаево-Черкесской республик;

Устав порядка их присвоения (конституции республик Адыгея, Дагестан, Калмыкия, Кабардино-Балкарской Ставропольского края»);

осуществление других РФ, законодательных федеральными полномочий, предусмотренных субъектов ЮФО. На основании проведенного анализа можно констатировать, что региональные парламенты ЮФО обладают значительными законодательными полномочия в различных сферах общественной жизни, что позволяет им быть достаточно влиятельными государственными органами, способными решать жизненно важные проблемы соответствующих субъектов ЮФО. Парламенты принадлежащие вмешательство им иных субъектов органов РФ власти самостоятельно полномочия. в Не компетенцию осуществляют допускается региональных законодательные Конституцией конституционными Астраханской области, Закон Ставропольского края «О Государственной Думе законами, федеральными законами, конституциями (уставами) и законами парламентов. Вместе с тем Федеральный закон «Об общих принципах…» вводит определенные процедурные ограничения при принятии ряда законопроектов. Он устанавливает, что законопроекты о введении или об отмене налогов, освобождении от их уплаты, изменении финансовых обязательств субъекта РФ, другие законопроекты, власти предусматривающие субъекта РФ по расходы, покрываемые за счет средств бюджета субъекта РФ, рассматриваются законодательным органом государственной представлению высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) либо при наличии заключения указанного лица (ч.3 ст.6). Для принятия многих законопроектов Федеральным законом «Об общих принципах…» предусматривается необходимость их представления высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ). Законодательным органом утверждаются представленные законопроекты о бюджете субъекта РФ и об отчете о его исполнении, о бюджетах территориальных государственных внебюджетных фондов субъекта РФ и отчетах об их исполнении, о программах социально-экономического развития субъекта РФ, о структуре исполнительных органов государственной власти субъекта РФ, о заключении и расторжении договоров субъекта РФ. Основные законы субъектов ЮФО дополняют этот перечень рядом законопроектов, например, о перечне государственных должностей субъекта ЮФО и реестре государственных должностей государственной службы субъекта ЮФО (п. «н» абз.2 ст.29 Устава (Основного Закона) Ставропольского края) и др. Этими законодательными ограничениями обеспечивается необходимое взаимодействие и согласованность деятельности законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ. Тем не менее, представляется, что некоторые из данных ограничений сужают поле деятельности законодательных органов субъектов РФ, препятствуют их созидательной работе. Например, в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» проекты программ социальноэкономического развития субъекта РФ могут разрабатываться только высшим исполнительным органом государственной власти субъекта РФ (п. «б» ч.2 ст.21). По нашему мнению, это право должно быть также предоставлено и депутатам регионального парламента, что будет способствовать совместной результативной работе законодательного и исполнительного органа государственной власти субъекта РФ. По нашему мнению, можно выделить четыре вида законов, принимаемых региональными парламентами. Три вида закрепляются Федеральным законом «Об общих принципах…»: 1) конституция (устав);

2) закон о поправках к конституции (уставу);

3) простой закон. Конституция (устав), закон о поправках в конституцию (устав) субъекта РФ принимаются большинством депутатов не менее двух третей органа голосов (ч.1 от ст.7 установленного числа законодательного Федерального закона «Об общих принципах…»). Простой закон субъекта РФ принимается большинством голосов от установленного числа депутатов, если иное не предусмотрено федеральным законом (ч.2 ст.3). Здесь следует отметить погрешность данной нормы федерального закона, которая сформулирована таким образом, что решать не предоставляет о субъектам тех РФ возможность иных законов самостоятельно вопрос принятии или квалифицированным большинством голосов. Между тем в некоторых республиках ЮФО (Северная Осетия – Алания, Ингушетия) региональные парламенты имеют право принимать четвертый вид законов, которые называются конституционными. Конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным конституцией субъекта ЮФО. Конституционный закон считается принятым, если за него проголосовало не менее двух третей от установленного числа депутатов. На принятый конституционный закон не распространяется право вето высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО). Противоречивая ситуация складывается вокруг вопроса о порядке внесения изменений в конституции (уставы) субъектов ЮФО. Ряд республик ЮФО (например, Дагестан, Кабардино-Балкарская Республика) установили более жесткий порядок внесения изменений в отдельные главы своих конституций. Это касается глав об основах конституционного строя, правовом статусе человека и гражданина, порядке внесения изменений в конституцию. Очевидно стремление региональных законодателей придать большую стабильность регулируемым нормами данных глав общественным отношениям. Изменение этих норм называется пересмотром конституции, а изменение остальных норм основного закона – внесением поправок в конституцию. Между тем в конституциях (уставах) некоторых субъектов ЮФО (КарачаевоЧеркесская законы Республика, Республика ЮФО Ингушетия, Ростовская область, как Ставропольский край) имеется неопределенность по этому вопросу. Основные данных субъектов предусматривают возможность пересмотра, так и внесения поправок в конституцию (устав), однако они не регламентируют порядок пересмотра основного закона. Не вносит ясность в этот вопрос и Федеральный закон «Об общих принципах…», не упоминая возможности пересмотра конституции (устава) субъекта РФ. Таким образом, стираются различия между пересмотром конституции (устава) и внесением в них поправок. На наш взгляд, субъектам ЮФО необходимо регламентировать в своих основных законах порядок пересмотра конституции (устава), либо исключить нормы о пересмотре, оставив лишь возможность внесении поправок в основной закон. В соответствие с Федеральным законом «Об общих принципах…» республики Российской Федерации наделены правом самостоятельного определения порядка принятия конституции республики и поправок к ней (п.

«а» ч.1 ст.5). Некоторые республики воспользовались предоставленным правом. 23 марта 2003 года на референдуме Чеченской Республики была принята Конституция Чеченской была Республики. принята 10 июля 2003 года Конституционным Собранием Конституция Республики Дагестан. В Конституции Республики Ингушетия закреплено положение о том, что Конституция принимается посредством референдума (ст.112). Что касается иных, помимо республик, субъектов ЮФО, то Конституция РФ и Федеральный закон «Об общих принципах…» не наделяют их правом самостоятельного определения порядка принятия и изменения своих уставов. Конституция РФ в императивном порядке устанавливает, что статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией РФ и уставом, принимаемым законодательным (представительным) органом соответствующего субъекта РФ (ч. 2 ст. 66). Федеральный закон «Об общих принципах…» вслед за Конституцией РФ относительно вышеперечисленных субъектов РФ не содержит диспозитивной оговорки о возможности установления иного порядка принятия устава субъекта РФ и поправок к нему, кроме принятия его законодательным органом субъекта РФ (п. «а» ч.1 ст.5). Автор соглашается с выводом, сделанным А.В. Павлушкиным, о том, что данное положение «не вполне соответствует декларируемому Конституцией Российской Федерацией принципу равноправия субъектов Федерации».1 К примеру, Уставом (Основным Законом) Ставропольского края субъектом законодательной власти в Ставропольском крае признается население Ставропольского края, которое осуществляет ее путем референдума (п.2 ч.2 ст.8). Однако осуществить основное законодательное полномочие, а именно, принять Устав (Основной Закон) Ставропольского края и поправки к нему население Ставропольского края не может, поскольку это исключительное полномочие Государственной Думы Ставропольского края (ч.1 ст.52, ч.1 ст.53).

Васильев В.И., Павлушкин А.В., Постников А.Е. Законодательные органы субъектов Российской Федерации: правовые вопросы формирования, компетенции и организации работы. – М.: Городец. – 2001. – С. 89.

Наиболее демократичным было бы предоставление всем субъектам РФ права самостоятельного определения порядка принятия своих основных законов и поправок к ним. Но это потребует изменения ч.2 ст.66 Конституции РФ. В отличие от законодательных представительские полномочия региональных парламентов выражены достаточно слабо. Эта тенденция наблюдается как на уровне федерального законодательства, так и на уровне законодательства субъектов ЮФО. Вместе с тем можно сказать, что все полномочия парламентов субъектов РФ так или иначе реализуют представительскую функцию этих органов государственной власти. В законодательстве субъектов ЮФО выделяются следующие представительские полномочия региональных парламентов: одобрение проекта договора о разграничении полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъекта ЮФО;

осуществление парламентских связей с органами законодательной власти субъектов РФ и зарубежных стран (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

рассмотрение вопросов народов национального субъекта ЮФО развития и межнациональных отношений (конституции Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской Республики);

принятие решений по вынесению на всенародное обсуждение органом субъекта ЮФО (уставы Астраханской и важных вопросов, проектов нормативных правовых актов, принимаемых законодательным Волгоградской областей). Осуществление контрольных полномочий пронизывает всю компетенцию региональных парламентов. Многие полномочия парламентов субъектов РФ, формально относящиеся к другим функциональным группам, содержат в себе элементы контрольных полномочий. Федеральный закон «Об общих принципах…» закрепил, что законодательный орган субъекта РФ в пределах и формах, установленных конституцией (уставом) субъекта РФ и законами субъекта РФ, осуществляет наряду с другими уполномоченными на то органами контроль за соблюдением и исполнением законов субъекта РФ, исполнением бюджета субъекта РФ, исполнением бюджетов территориальных государственных детально внебюджетных фондов субъекта РФ, соблюдением ЮФО установленного порядка распоряжения собственностью субъекта РФ. Более контрольные полномочия региональных парламентов регламентированы в конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО. Контрольные полномочия парламентов субъектов ЮФО можно разделить на следующие группы: 1) Финансовый контроль. Данная группа представлена следующими полномочиями: контроль за исполнением бюджета субъекта ЮФО;

контроль за исполнением бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов субъекта ЮФО;

контроль за расходованием кредитных ресурсов и ассигнований из федерального бюджета (уставы Астраханской, Волгоградской областей, Краснодарского края;

Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея). В ряде субъектов ЮФО в целях осуществления финансового контроля законодательные органы образуют контрольно-счетные (счетные) палаты. Создание таких органов Республики финансового Дагестан, контроля Чеченской палат предусмотрено Республики, регулируется законодательством краев. Деятельность Волгоградской и Ростовской областей, Краснодарского и Ставропольского контрольно-счетных (счетных) специальными законами субъектов ЮФО об этих органах. Так, Закон Волгоградской области «О контрольно-счетной палате Волгоградской области» определяет ее в качестве постоянно действующего органа государственного финансового контроля, образуемого Волгоградской областной Думой (ч.1 ст.1). Контрольно-счетные (счетные) палаты субъектов ЮФО в пределах своей компетенции осуществляют финансовый контроль за деятельностью органов государственной власти, органов местного самоуправления, банков, иных организаций независимо от видов и форм собственности. 2) Контроль за соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта РФ, федеральной и иной собственностью, переданной в управление органам государственной власти субъекта РФ, осуществлением программ социально-экономического развития. К полномочию данной группы относится установление перечня объектов, имеющих особо важное значение, распоряжение которыми осуществляется с согласия законодательного органа субъекта ЮФО (Устав Волгоградской области). 3) Контроль за соблюдением и исполнением законов. Полномочиями данной группы являются: контроль за своевременным приведением законодательства субъекта ЮФО в соответствие с федеральным законодательством (Устав Астраханской области);

обеспечение единства законодательного регулирования на территории субъекта ЮФО (Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон Республики Калмыкия «О Народном Хурале (Парламенте) Республики Калмыкия»). В некоторых субъектах группу ЮФО приняты законы, регулирующие Например, в рассматриваемую контрольных полномочий.

Ставропольском крае принят Закон Ставропольского края «Об осуществлении Государственной Думой Ставропольского края контроля за соблюдением и исполнением законов Ставропольского края». Согласно ст.1 данного закона, задачами контроля Государственной Думы Ставропольского края являются:

• обеспечение соблюдения и исполнения законов Ставропольского лицами, которым адресованы предписания законов края государственными, муниципальными и иными органами и организациями, их должностными • • Ставропольского края;

выявление и устранение причин, препятствующих соблюдению и оценка социально-экономической эффективности действия принятых исполнению законов Ставропольского края;

законов Ставропольского края и выработка решений по изменению норм законов Ставропольского края. 4) Контроль за деятельностью органов исполнительной власти субъекта ЮФО. Данная группа представлена следующими полномочиями: обращение к высшему должностному лицу субъекта ЮФО (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО) с предложением о внесении изменений и (или) дополнений в издаваемые им правовые акты, а также в правовые акты органов исполнительной власти субъекта ЮФО, либо об их отмене, в случае противоречия таких актов Конституции РФ, федеральному законодательству, конституции (уставу) и законам субъекта ЮФО;

субъекта обжалование в суде правовых актов высшего должностного лица ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО) и органов исполнительной власти субъекта ЮФО;

субъекта выражение недоверия (доверия) высшему должностному лицу ЮФО (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), а также руководителям органов исполнительной власти субъекта ЮФО, в назначении которых на должность законодательный орган субъекта ЮФО принимал участие, если иное не предусмотрено конституцией (уставом) субъекта ЮФО;

решение вопроса о недоверии (доверии) высшему исполнительному органу государственной власти субъекта ЮФО (Конституции КабардиноБалкарской Республики). Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» решение законодательного органа субъекта РФ о недоверии высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) влечет за собой его немедленную отставку и отставку возглавляемого им высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ (ч.5 ст.19). Кроме того, принятие региональным парламентом решения о недоверии руководителям органов исполнительной власти, в назначении которых на должность он принимал участие, влечет немедленное освобождение их от должности или иные последствия, установленные конституцией (уставом) и (или) законом субъекта РФ. Однако право выражения недоверия руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ имеется у законодательного органа только в том случае, если оно предусмотрено в конституции (уставе) субъекта РФ (ч.2 ст.24). Представляется, что в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо исключить данную диспозитивную оговорку, а также оговорку о том, что субъект РФ имеет право предусмотреть иные, нежели немедленное освобождение от должности, последствия выражения недоверия руководителям органов голосов исполнительной от власти субъекта РФ. По нашему мнению, недоверие региональный парламент должен иметь безусловное право большинством установленного числа депутатов выражать руководителям органов исполнительной власти, в назначении которых на должность он принимал участие. Более того, на наш взгляд, в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо закрепить право законодательных органов выражать недоверие всем руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ, в том числе и тем, назначение на должность которых происходит без согласования с региональным парламентом. Целесообразным также представляется закрепление всеми субъектами ЮФО в своих конституциях (уставах) права законодательного органа выражать недоверие всему составу высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО в целом, как это предусмотрено Конституцией Кабардино-Балкарской Республики. Однако в рассматриваемых случаях после выражения недоверия большинством голосов от установленного числа депутатов решение вопроса о дальнейшей судьбе руководителей органов исполнительной власти или высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ необходимо предоставить на усмотрение высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), который вправе освободить таких руководителей от занимаемой должности либо отправить в отставку высший орган исполнительной власти, или вправе не согласиться с решением регионального парламента. В любом случае порядок выражения недоверия высшему должностному лицу субъекта РФ (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), руководителям иных исполнительных органов, высшему исполнительному органу в целом должен быть подробно регламентирован в региональном законодательстве. Следует поддержать предложение М.С. Матейковича о том, что «в силу высокой юридической и общественно-политической значимости института выражения недоверия… регулирование важнейших парламентских процедур в этой сфере не может производиться только на уровне регламентов законодательных органов… Ибо регламент, будучи правовым актом подзаконного характера, направлен прежде всего на обеспечение деятельности представительного органа, тогда как выражение недоверия является элементом механизма «сдержек и противовесов» в системе взаимоотношений законодательной и исполнительной власти и поэтому нуждается в иной по своей юридической силе процедурной регламентации».1 По нашему мнению, субъектам ЮФО необходимо принять специальные законы о порядке выражения недоверия высшему должностному лицу субъекта ЮФО (руководителю высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), высшему исполнительному органу государственной власти, а также руководителям органов исполнительной власти субъекта ЮФО. Заметим, что некоторые субъекты ЮФО (например, Республика Ингушетия) в своих основных законах вообще не закрепляют контрольные полномочия региональных парламентов, другие субъекты ЮФО делают это лишь в самой общей форме, не предусматривая форм и методов, процедур их осуществления в текущем законодательстве. Между тем, полное и детальное регламентирование контрольных полномочий имеет очень важное значение. Его отсутствие в законодательстве субъектов ЮФО может превратить контрольные полномочия региональных парламентов в фикцию, формальность. Поэтому субъектам ЮФО необходимо не только закреплять, но и более детально регламентировать контрольные полномочия региональных парламентов, что будет способствовать повышению эффективности всего механизма государственной власти в данных субъектах Федерации. В своей деятельности парламенты субъектов ЮФО реализуют также учредительские полномочия: создание контрольно-счетной (счетной) палаты субъекта ЮФО Республики Дагестан, Чеченской Республики;

уставы (конституции краев);

учреждение конституционного (уставного) суда субъекта ЮФО;

Волгоградской и Ростовской областей, Краснодарского и Ставропольского Матейкович М.С. Проблемы реализации контрольных полномочий законодательных органов государственной власти субъектов Российской Федерации // Парламентские процедуры: проблемы России и зарубежный опыт. Материалы науч. конф. Москва, 21-23 марта 2002 г. /Под ред. С.А. Авакьяна. – М.: Изд-во МГУ, 2003. – С. 379.

учреждение должности Уполномоченного по правам человека в учреждение Национального банка субъекта ЮФО (Конституция учреждение постоянных представительств субъекта ЮФО за его субъекте ЮФО;

Чеченской Республики);

пределами (Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея»);

учреждение средств массовой информации (Устав Астраханской области;

Закон Республики Адыгея «О Государственном Совете – Хасэ Республики Адыгея», Закон Карачаево-Черкесской Республики «О Народном Собрании (Парламенте) Карачаево-Черкесской Республики»). Важными являются полномочия региональных парламентов ЮФО по участию в формировании государственного аппарата. Федеральный закон «Об общих принципах…» устанавливает, что законодательным органом субъекта РФ назначаются на должность и освобождаются от должности отдельные должностные лица субъекта РФ, а также оформляется согласие на их назначение на должность, если такой порядок назначения предусмотрен Конституцией РФ, федеральными законами, конституцией (уставом) субъекта РФ (абз.3 ч.3 ст.5). Кроме того, Федеральный закон «Об общих принципах…» закрепляет, что законодательный орган субъекта РФ может принимать участие в формировании высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, в утверждении или согласовании назначения на должность отдельных должностных лиц высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ, а также в согласовании назначения на должность руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти в случаях, предусмотренных федеральным законом. Формы такого участия устанавливаются конституцией (уставом) и законом субъекта РФ, а в отношении руководителей территориальных органов федеральных органов исполнительной власти также федеральным законом (ч.1 ст.24). К должностным лицам органов государственной власти, в назначении которых на должность в соответствии с Конституцией РФ и федеральным законодательством участвует региональный парламент, относятся: Представители Собрания РФ. от законодательного орган и исполнительного РФ избирает органа своего государственной власти субъекта РФ в Совете Федерации Федерального Законодательный субъекта представителя на срок полномочий этого органа, а при его формировании путем ротации – на срок полномочий однократно избранных депутатов этого органа. Член Совета Федерации – представитель от двухпалатного законодательного органа субъекта РФ избирается поочередно от каждой палаты на половину срока полномочий соответствующей палаты (ст.2 Федерального закона «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации»). Законодательный орган дает согласие на назначение члена Совета Федерации от исполнительного органа государственной власти субъекта РФ (абз.3 ст.5). Прокурор субъекта РФ. Федеральный закон «О Прокуратуре Российской Федерации» устанавливает, что прокуроры субъектов РФ назначаются на должность Генеральным прокурором РФ по согласованию с органами государственной власти субъектов РФ, определяемыми субъектами РФ (ч.1 ст.13). Субъекты ЮФО в своем законодательстве регламентируют порядок такого согласования. Например, решение о даче согласия на назначение прокурора Республики Адыгея принимается Государственным Советом – Хасэ совместно с Президентом Республики Адыгея (п. «з» ч.4 ст.70 Конституции Республики Адыгея). Судьи федеральных арбитражных судов округов назначаются на должность Президентом РФ по представлению Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении квалификационных коллегий этих судов, с учетом предложений законодательных органов соответствующих субъектов РФ. Председатели федеральных арбитражных судов округов и их заместители назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении Высшей квалификационной законодательных Федерации»). Судьи верховных судов республик, краевых, областных судов, а также судьи (в том числе председатели, заместители председателей) районных судов субъектов РФ назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного коллегий Суда судей РФ, этих основанному судов и на заключении с квалификационных согласованному коллегии органов судей РФ, с учетом РФ предложений (ч.5 ст.13 соответствующих субъектов Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской законодательными органами соответствующих субъектов РФ. Председатели и заместители председателей верховных судов республик, краевых, областных судов назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Верховного Суда РФ, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ (ч.6 ст.13). Судьи арбитражных судов субъектов РФ назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении квалификационных коллегий судей этих судов и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ. Председатели арбитражных судов субъектов РФ и их заместители назначаются на должность Президентом РФ по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, основанному на заключении Высшей квалификационной коллегии судей РФ и согласованному с законодательными органами соответствующих субъектов РФ (ч.7 ст.13).

Мировые судьи, а также судьи, председатели и заместители председателей конституционных (уставных) судов субъектов РФ назначаются (избираются) на должность в порядке, установленном законами субъектов РФ (ч.8 ст.13). В соответствии с Федеральным законом «О мировых судьях в Российской Федерации» мировые судьи назначаются (избираются) на должность законодательным органом субъекта РФ либо избираются на должность населением соответствующих судебных участков в порядке, установленном (уставного) законом субъекта РФ РФ (ст.6). Судьи конституционного на должность суда субъекта также назначаются законодательным органом субъекта РФ (п. «з» ч.3 ст.5 Федерального закона «Об общих принципах…»). Народные заседатели федеральных судов общей юрисдикции. Общий список народных заседателей районного суда утверждается законодательным органом субъекта РФ и представляется им в соответствующие районные суды. Списки народных заседателей Верховного Суда РФ утверждаются законодательными органами субъектов РФ на основе списков народных заседателей районных судов, расположенных на территории соответствующего субъекта РФ (ст.2 и 7 Федерального закона «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации»). Начальник управления (отдела) Судебного департамента в субъекте РФ назначается на должность и освобождается от должности Генеральным директором Судебного департамента при Верховном Суде РФ по согласованию с председателем верховного суда республики, краевого, областного суда, советом судей субъекта РФ, а также с органами государственной власти субъекта РФ в порядке, установленном законом субъекта РФ (ч.1 ст.15 Федерального закона «О Судебном департаменте при Верховном Суде Российской Федерации»). Члены избирательных комиссий субъектов РФ. В соответствии с ч.6 ст.23 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» половина членов избирательной комиссии субъекта РФ назначается законодательным органом субъекта РФ. В соответствии с региональным законодательством парламенты субъектов ЮФО также осуществляют следующие кадровые полномочия: избрание по представлению президента субъекта ЮФО вицепрезидента субъекта ЮФО (Конституция Кабардино-Балкарской Республики) либо дача согласия Президенту субъекта ЮФО на назначение вице-президента субъекта ЮФО (Конституция Республики Адыгея);

дача согласия на назначение председателя правительства субъекта ЮФО (конституции республик Адыгея, Дагестан, Калмыкия, Ингушетия, Северная Осетия – Алания, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской, Чеченской республик);

согласование назначения на должность первых заместителей руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО (Устав Ставропольского края), заместителей руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО, координирующих вопросы развития и деятельности строительного комплекса, архитектуры, реформы жилищно-коммунального хозяйства, социальной политики, здравоохранения, общего и профессионального образования, культуры, физической культуры и спорта, органов записи актов гражданского состояния (Устав Астраханской области);

дача согласия на назначение руководителей органов исполнительной власти субъекта ЮФО, ведающих вопросами финансов, экономического развития, промышленности, имущественных отношений, средств массовой информации, социальной защиты и сельского хозяйства (конституции Республики Адыгея, Чеченской Республики);

назначение на должность председателя Национального банка субъекта ЮФО (Конституция Чеченской Республики);

назначение на должность председателя, заместителя председателя и аудиторов контрольно-счетной (счетной) палаты субъекта ЮФО (конституции республик Адыгея, Дагестан, Чеченской Республики;

Устав Волгоградской области);

назначение на должность Уполномоченного по правам человека в субъекте ЮФО (конституции Республики Дагестан, Калмыкия, Чеченской Республики;

Устав Ставропольского края);

ЮФО в назначение представителей законодательного органа субъекта квалификационную комиссию при адвокатской палате Ставропольского края (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края, Регламент Законодательного Собрания Ростовской области);

назначение представителей общественности в квалификационную коллегию судей субъекта ЮФО (конституции Республики Адыгея, КабардиноБалкарской Республики;

Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края, Регламент Законодательного Собрания Ростовской области);

Необходимо отметить, что в некоторых субъектах ЮФО (Ростовская область, Краснодарский край) полномочия региональных парламентов по назначению должностных лиц исполнительной власти являются сильно урезанными. Они не упоминаются в конституциях (уставах) этих субъектов ЮФО. Вместе с тем для того, чтобы обладать достаточным авторитетом в системе органов государственной власти, законодательные органы должны быть наделены полномочиями по назначению ключевых руководителей исполнительной власти субъектов ЮФО, и эти полномочия необходимо закрепить в основных законах данных субъектов Федерации. Региональные парламенты ЮФО осуществляют ряд полномочий по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления:

осуществление законодательной инициативы в Государственной согласование проектов федеральных законов по предметам Думе Федерального Собрания РФ;

совместного ведения;

обращение в Конституционный Суд РФ в соответствии с РФ и Федеральным конституционным законом «О Конституцией Конституционном Суде Российской Федерации»;

обращение в Верховный Суд РФ по вопросам соответствия Российской Федерации нормативных правовых актов законодательству федеральных органов исполнительной власти, касающихся прав и свобод граждан (Устав Ростовской области);

принятие решений об одобрении законов Российской Федерации о внесение на рассмотрение Президента РФ и Правительства РФ поправках к главам 3-8 Конституции РФ;

проектов нормативных правовых актов, принятие которых находится в их компетенции (Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

обращение к Президенту РФ для разрешения споров в соответствии с Конституцией РФ и федеральными законами (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

оказание методической помощи представительным органам местного самоуправления в организации их работы (Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края»);

проведение юридической экспертизы нормативных правовых актов, принимаемых представительными органами местного самоуправления (Закон Волгоградской области «Об обеспечении соответствия нормативных правовых актов органов местного самоуправления законодательству Волгоградской области»);

передача органам местного самоуправления права осуществления отдельных государственных полномочий. Следует отметить, что согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» проекты федеральных законов по предметам совместного ведения согласовываются как с законодательными, так и с высшими исполнительными органами государственной власти субъектов РФ (ч.1 ст.26.4). Однако Конституция РФ правом законодательной инициативы в Государственной Думе РФ наделяет только законодательные органы субъектов РФ (ч.1 ст.104). Складывается ситуация, при которой высший исполнительный орган государственной власти субъекта РФ не может представлять поправки к таким законопроектам, но может при желании блокировать выражение мнения по поводу законопроекта со стороны органов государственной власти субъекта РФ, поскольку для его выражения необходимо единогласное решение как законодательного, так и высшего исполнительного органа (ч.3 ст. 26.4). Таким образом, региональный парламент на практике может исключаться из федерального законодательного процесса. По нашему мнению, право согласования проектов федеральных законов по предметам совместного ведения следует оставить только за законодательным органом субъекта РФ. Кроме принципах…» того, (ч.2 установленный ст.26.4) Федеральным законом для «Об общих тридцатидневный срок представления законодательными органами субъектов РФ отзывов на законопроекты по предметам совместного ведения явно недостаточен. Поскольку данные законопроекты поступают в региональные законодательные органы спустя 1015 дней после их рассмотрения Государственной Думой РФ, а в большинстве субъектов РФ очередные заседания парламента проводятся один раз в месяц, то на рассмотрение таких законопроектов уже не остается времени. Поэтому следует увеличить срок для представления законодательными органами субъектов РФ отзывов и поправок к проектам федеральных законов по предметам совместного ведения с тридцати до сорока пяти дней.

И, наконец, региональные парламенты ЮФО осуществляют полномочия по организации своей деятельности (внутриорганизационные полномочия). Федеральный закон «Об общих принципах…» РФ устанавливает, решает что законодательный орган субъекта самостоятельно вопросы организационного, правового, информационного, материально-технического и финансового обеспечения своей деятельности (ч.8 ст.4), а также внутреннего распорядка своей деятельности (п. «а» ч.3 ст.5). К внутриорганизационным полномочиям региональных парламентов ЮФО относятся: принятие регламента законодательного органа субъекта ЮФО;

избрание председателя законодательного органа субъекта ЮФО и его заместителя (заместителей) (конституции Республики Адыгея, КарачаевоЧеркесской Республики;

Устав Астраханской области, Закон Краснодарского края «О Законодательном Собрании Краснодарского края»);

образование комитетов (комиссий), избрание председателей комитетов (комиссий) и их заместителей, изменение состава комитетов (комиссий), заслушивание отчетов об их работе;

утверждение структуры законодательного органа субъекта ЮФО, его аппарата, утверждение положения об аппарате законодательного органа субъекта ЮФО;

досрочное прекращение полномочий законодательного органа сказанное, можно сделать следующие выводы и субъекта ЮФО в результате самороспуска. Подытоживая предложения. 1. Избрав в качестве основного критерия классификации полномочий региональных парламентов функциональный признак, автор разделил их на семь основных 4) групп: 1) законодательные;

5) по 2) представительские;

в 3) контрольные;

учредительские;

участию формировании государственного аппарата;

6) по взаимодействию с федеральными органами государственной власти и органами местного самоуправления;

7) внутриорганизационные. 2. В последнее время наблюдается тенденция к усилению полномочий парламентов субъектов ЮФО. Однако имеются значительные резервы в этом направлении. Требуется дальнейшее усиление представительских, контрольных полномочий формировании использования региональных парламентов, полномочий в в целях по участию в и государственного парламентами аппарата, возможностей максимального правотворческой правоприменительной сферах, поднятия авторитета регионального парламента как высшего органа представительной демократии в субъекте РФ. 3. Необходимо укрепить позиции регионального парламента в системе органов государственной власти субъекта РФ, упрочить его положение во взаимоотношениях с высшим должностным лицом и исполнительным органом государственной власти субъекта РФ. 4. Подлежат усовершенствованию правовые нормы о взаимодействии региональных парламентов с федеральными органами государственной власти, в частности, нормы об участии парламентов субъектов РФ в федеральном законотворческом процессе. 5. Нужна дополнительная регламентация полномочий парламентов субъектов РФ, принятие специальных законов о порядке осуществления отдельных полномочий.

§ 3 Конституционно-правовая округа ответственность законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального Деятельность региональных парламентов ЮФО должна осуществляться в строгом соответствии с действующими конституционно-правовыми нормами. За ненадлежащее осуществление публичной власти, неудовлетворительные последствия осуществления своих полномочий они несут предусмотренную законом конституционно-правовую ответственность. Особо необходимо оговориться, что в рассматриваемом контексте имеется в виду конституционноправовая ответственность коллегиального законодательного органа, которая не включает в себя ответственность отдельных депутатов и должностных лиц парламента. парламента. Российское законодательство, несмотря на установление отдельных мер конституционно-правовой ответственности, нормативно нигде не закрепляет сам термин «конституционно-правовая ответственность». Однако анализ отдельных положений Федерального закона «Об общих принципах…», других нормативных правовых актов Российской Федерации и субъектов ЮФО позволяет сделать вывод о том, что речь идет именно о конституционноправовой ответственности региональных парламентов. Федеральный закон «Об общих принципах…» в ст. 3.1 закрепляет общие основания органов конституционно-правовой РФ. Ими ответственности нарушение законодательных Конституции РФ, субъектов являются В работе рассматривается конституционно-правовая ответственность за решения и действия, принятые всем составом регионального федеральных конституционных и федеральных законов. Конституционно-правовая ответственность региональных парламентов предполагает отрицательную оценку государством деятельности этих органов, в результате чего они испытывают неблагоприятные последствия.1 Как отмечает Н.М. Колосова, именно два признака (негативная оценка деяния: законодательное принуждение и неблагоприятные последствия для субъекта должны стать основными критериями для отнесения той или иной меры к санкциям юридической, и в том числе конституционно-правовой последствий или в через случае ответственности. Таким образом, конституционно-правовая санкция – «это возможность неисполнения наступления им неблагоприятных законодательное принуждение по отношению к субъекту права в случае конституционных обязанностей злоупотребления своими правами».2 Вместе с тем, конституционно-правовая ответственность не носит репрессивного характера. Она прежде всего выполняет не карательную, а правовосстановительную функцию. Для наступления конституционно-правовой ответственности необходимо наличие трех оснований: нормативного, фактического и процессуального, которые представлены соответственно: а) конкретной конституционно-правовой нормой, устанавливающей модель поведения и санкцию за отклонение от нее;

б) конституционно-правовым нарушением не соответствующим конституционно-правовой норме деянием;

в) решением компетентного субъекта (инстанции ответственности) о применении определенной конституционно-правовой санкции за конкретное конституционно-правовое нарушение.3 Конституционно-правовая ответственность может наступить только при наличии состава конституционно-правового нарушения, который в отличие от состава уголовных или административных правонарушений является как бы «усеченным», поскольку в нем не имеют практического значения отдельные элементы 1 состава (место, время, способ совершения правонарушения, См.: Шон Д.Т. Конституционная ответственность // Государство и право. – 1995. - № 7. – С. 37. Колосова Н.М. Конституционная ответственность в Российской Федерации. – М., 2000. – С. 110. 3 См.: Виноградов В.А. Основание конституционно-правовой ответственности // СПС «Гарант» форма вины и т.д.). Поэтому приходится с помощью научного «достраивать» Для модели неправомерного поведения. наличия состава конституционно-правового анализа составы конституционно-правовых нарушений до общей нарушения региональных парламентов ЮФО необходимо четыре элемента: 1) субъект правонарушения;

2) субъективная сторона правонарушения;

3) объект правонарушения;

4) объективная сторона правонарушения. В С рассматриваемом субъективной вина как случае стороны условие поведения субъектом конституционно-правового нарушение нарушения является региональный парламент ЮФО. конституционно-правовое возложения субъектом предполагает наличие вины парламента субъекта ЮФО. Как полагает А.А. Кондрашев, варианта конституционно-правовой конституционно-правовой ответственности выступает как реальная возможность свободного выбора правомерного ответственности, нереализованная в силу избрания им неправомерного варианта своей деятельности.1 В юридической литературе отмечается, что вина при принятии незаконного решения проявляется в осознании депутатами того, что, голосуя за определенный акт, они прямо нарушают закон, руководствуясь лишь соображениями целесообразности. Вина будет отсутствовать в том случае, если предыдущие решения представительного органа хоть и были несколько раз отменяемы, но незаконность их была неочевидна депутатам в силу неопределенности норм того закона, которому принятое решение противоречило. Поэтому учесть субъективный фактор при принятии незаконного решения с наибольшей объективностью может только суд. Кондрашев А.А. Конституционно-правовая ответственность субъектов Федерации: вопросы теории и законодательного регулирования в Российской Федерации. – Автореф. дисс. канд. юрид. наук.– М., 2001. – С. 19. 2 Алексеев И.А. Правовые вопросы организации и гарантии выборных органов местного самоуправления в Российской Федерации. – Пятигорск: Пятигорский государственный лингвистический университет, 2003. – С. 73.

Объектом конституционно-правового нарушения являются общественные отношения, регулируемые и охраняемые нормами конституционного права. Объективная положений сторона заключается России, в совершении в или парламентом неисполнении регионального конституционно-правового Конституции нарушения, выразившегося федерального законодательства, или отказе от исполнения решений органов государственной власти Российской Федерации или субъекта ЮФО. Она может быть в виде действия или бездействия. Для наличия состава конституционно-правового нарушения парламента субъекта ЮФО обязательны все четыре его элемента. При отсутствии хотя бы одного из них – нет правонарушения, а, следовательно, не может быть применена санкция конституционно-правовой нормы. Органами, уполномоченными привлекать региональные парламенты к конституционно-правовой ответственности, являются суды, высшее должностное лицо субъекта ЮФО (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), Федеральное Собрание РФ, Президент РФ, Правительство РФ, органы прокуратуры. Таким образом, возможны как судебные, так и внесудебные формы конституционно-правовой ответственности парламентов субъектов ЮФО. Конкретные санкции за конституционно-правовые нарушения законодательных органов субъектов ЮФО предусмотрены в Конституции РФ, федеральных конституционных и федеральных законах, конституциях (уставах) и законах субъектов ЮФО. К таким санкциям можно отнести: 1. Признание Конституционным Судом РФ конституции (устава), закона субъекта ЮФО и иного нормативного правового акта законодательного органа субъекта ЮФО, договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов ЮФО, договоров между органами государственной власти субъектов ЮФО между собой, а также с органами государственной власти других субъектов РФ не соответствующими Конституции РФ. Конституция России устанавливает, что Конституционный Суд РФ разрешает дела о соответствии Конституции РФ конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и субъектов РФ, а также разрешает дела о соответствии Конституции РФ договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, договоров между органами государственной власти субъектов РФ (п. «б» и «в» ч.2 ст.125). По итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта органа государственной власти или договора между органами государственной власти Конституционный Суд может принять решение о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ (абз.1 ст.87 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»). Конституционный Суд России по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом (ч.4 ст.125 Конституции РФ). По итогам рассмотрения жалоб на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по итогам рассмотрения запросов судов Конституционный Суд вправе принять решение о признании законов либо отдельных их положений не соответствующими Конституции РФ (ст.100 и 104 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»). Согласно ч.6 ст.125 Конституции России акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

2.

Признание Конституционным Судом РФ издания акта законодательного органа субъекта ЮФО не входящим в его компетенцию. Конституционный Суд России разрешает споры о компетенции между органами государственной власти власти субъектов Российской РФ, а Федерации также и органами высшими государственной между государственными органами субъектов РФ (п. «б» и «в» ч.3 ст. 125 Конституции РФ). По итогам рассмотрения спора Конституционный Суд может принять решение, отрицающее полномочие соответствующего органа государственной власти издать акт или совершить действие правового характера, послужившие причиной спора о компетенции. В случае, если Конституционный Суд РФ признает издание акта не входящим в компетенцию издавшего его органа, акт утрачивает силу со дня, указанного в решении (ст.95 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде РФ»). 3. Признание конституционным (уставным) судом субъекта ЮФО закона субъекта ЮФО и иного нормативного правового акта законодательного органа субъекта ЮФО не соответствующими конституции (уставу) субъекта ЮФО. В некоторых субъектах ЮФО созданы конституционные (уставные) суды. В соответствии с Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации» конституционный (уставный) суд рассматривает вопросы о соответствии законов субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъектов РФ конституции (уставу) субъекта РФ (ч.1 ст.27). Так, Конституция Кабардино-Балкарской Республики устанавливает, что Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики по запросам Президента, Парламента, депутатов Парламента, Правительства, Верховного и Арбитражного судов, Прокурора КабардиноБалкарской Конституции Республики, органов общественных и граждан объединений дела о в лице их республиканских разрешает Республики соответствии Кабардино Кабардино-Балкарской законов Балкарской Республики, нормативных актов Парламента Кабардино Балкарской Республики (п. «а» ч.2 ст.122). По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики проверяет конституционность закона или иного нормативного правового акта Кабардино-Балкарской Республики, примененного или подлежащего применению в конкретном деле (ч.4 ст.122). 4. Признание конституционным (уставным) судом субъекта ЮФО издания акта законодательного органа субъекта ЮФО не входящим в его компетенцию. К примеру, Конституция Кабардино-Балкарской Республики закрепляет, что Конституционный Суд Кабардино-Балкарской Республики разрешает споры о компетенции между органами государственной власти КабардиноБалкарской Республики, если спор не подлежит рассмотрению Конституционным Судом РФ, а также между органами государственной власти и органами местного самоуправления Кабардино-Балкарской Республики (ч.3 ст.122). Итоговые решения конституционных (уставных) судов субъектов ЮФО по вышеуказанным ЮФО вопросам или их аналогичны отдельные итоговым положения, решениям признанные Конституционного Суда России. Акты органов государственной власти субъектов неконституционными, утрачивают силу. 5. Опротестование прокурором противоречащих закону правовых актов законодательного органа субъекта ЮФО. В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» правовые акты законодательного органа субъекта РФ, противоречащие Конституции РФ, федеральным законам, конституции (уставу) и законам субъекта РФ, подлежат опротестованию соответствующим прокурором или его заместителем в установленном законе порядке (ч.1 ст.27). Согласно Федеральному закону «О Прокуратуре Российской Федерации» протест на решение законодательного органа субъекта РФ подлежит обязательному рассмотрению на ближайшем заседании этого органа. При исключительных обстоятельствах, требующих немедленного устранения нарушения закона, прокурор вправе установить сокращенный срок рассмотрения протеста. О результатах рассмотрения протеста незамедлительно сообщается прокурору в письменной форме (ч.2 ст.23). Кроме того, прокурор или его заместитель в случае обнаружения нарушений закона имеют право внести в законодательный орган субъекта РФ представление об устранении таких нарушений, которое подлежит безотлагательному рассмотрению. В течение месяца со дня внесения представления должны быть приняты конкретные меры по устранению допущенных нарушений закона, их причин и условий, им способствующих;

о результатах принятых мер также должно быть сообщено прокурору в письменной форме (ч.1 ст.24). 6. Признание судом нормативных правовых актов законодательного органа субъекта ЮФО недействующими. Гражданин органа или организация, власти считающие, их что права принятым и и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом государственной нарушаются свободы, гарантированные Конституцией РФ, законами и другими нормативными правовыми актами, а также прокурор в пределах своей компетенции вправе обратиться в суд с заявлением о признании этого акта противоречащим закону полностью или в части. С таким заявлением в суд вправе также обратиться Президент РФ, Правительство РФ, высшее должностное лицо субъекта РФ, орган местного самоуправления, глава муниципального образования, считающие, что принятым и опубликованным в установленном порядке нормативным правовым актом нарушена их компетенция (ст. Гражданского процессуального кодекса РФ). Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. Решение суда влечет за собой утрату силы этого нормативного правового акта или его части, а также других нормативных правовых актов, основанных на признанном недействующим акте или воспроизводящих его содержание. Решение суда о признании нормативного правового акта недействующим не может быть преодолено повторным принятием такого же акта (ст.253). 7. Роспуск законодательного органа субъекта ЮФО высшим должностным лицом субъекта ЮФО (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО). Следует оговориться, что прекращение полномочий регионального парламента возможно как по истечении установленного срока легислатуры, так и досрочно. В свою очередь досрочное прекращение полномочий парламента субъекта РФ может быть осуществлено им добровольно в результате самороспуска, и принудительно в результате роспуска парламента высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) либо на основании федерального закона, принятого по инициативе Президента РФ, а также в результате признания судом неправомочности данного состава депутатов законодательного органа субъекта РФ, в том числе в связи со сложением депутатами своих полномочий (ч.1 ст.9 Федерального закона «Об общих принципах…»). Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) вправе обратиться в законодательный орган субъекта РФ с предложением о внесении изменений и (или) дополнений в постановления законодательного органа субъекта РФ либо об их отмене, а также обжаловать указанные постановления в судебном порядке (ч.5 ст.23). Высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) вправе принять решение о досрочном прекращении полномочий законодательного органа субъекта РФ в случае принятия данным органом конституции (устава) и закона субъекта РФ, иного нормативного правового акта, противоречащих Конституции РФ, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, конституции (уставу) субъекта РФ, если такие противоречия установлены соответствующим судом, а законодательный орган субъекта РФ не устранил их в течение шести месяцев со дня вступления в силу судебного решения (ч.2 ст.9). По нашему мнению, данная норма Федерального закона «Об общих принципах…» сформулирована некорректно. В ней указано, что в случае принятия региональным парламентом незаконного нормативного правового акта суд устанавливает лишь противоречия между правовыми актами, тогда как согласно Федеральному закону «О Конституционном Суде Российской Федерации», Гражданскому процессуальному кодексу РФ суд имеет право признать незаконные нормативные правовые акты регионального парламента недействующими, после чего они считаются утратившими силу со дня их издания. Погрешность названной нормы федерального закона заключается также в том, что конституционно-правовая ответственность регионального парламента в виде роспуска этого органа возможна только в случае неисполнения в срок судебного решения об устранении противоречий между вышеназванными правовыми актами. Таким образом, у регионального парламента имеется возможность безнаказанно издавать противоречащие закону акты при условии исполнения в установленный срок судебного решения об устранении указанных противоречий. С учетом того, что рассмотрение соответствующего вопроса судом может занимать долгие месяцы, нельзя говорить о какой-либо эффективности субъекта РФ. Представляется, во-первых, что установленный Федеральным законом «Об общих принципах…» срок устранения противоречий должен быть сокращен с шести месяцев до трех. Во-вторых, по нашему мнению, в федеральном законе наряду с рассмотренным выше основанием конституционно-правовой ответственности регионального парламента должно быть дополнительно предусмотрено такое основание для роспуска парламента высшим должностным лицом субъекта РФ (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ), как установленный соответствующим судом факт систематического (три и более раза) принятия законодательным органом в пределах срока своей легислатуры незаконных нормативных правовых актов, если их принятие повлекло за собой вредные последствия в виде нарушения прав и свобод человека и гражданина, прав и охраняемых законом интересов юридических лиц, создания препятствий для реализации закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти и органов местного самоуправления. Наличие в законе такого основания конституционноправовой ответственности будет выполнять превентивную функцию, удерживая законодательный орган субъекта РФ от принятия незаконных нормативных правовых актов. установленного механизма ответственности парламента 8. Роспуск законодательного органа субъекта ЮФО Федеральным Собранием РФ по инициативе Президента РФ путем издания соответствующего федерального закона. Согласно Федеральному закону «Об общих принципах…» Президент РФ вправе обращаться в законодательный орган субъекта РФ с представлением о приведении в соответствие с Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами конституции (устава), закона субъекта РФ или иного нормативного правового акта законодательного органа субъекта РФ. В случае возникновения разногласий Президент использует согласительные процедуры для их разрешения. При недостижении согласованного решения Президент РФ может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда (ч.3 и 4 ст.27). В субъекта случае, РФ или если иной соответствующим нормативный судом установлено, акт, что законодательным органом субъекта РФ приняты конституция (устав), закон правовой противоречащие Конституции РФ, федеральным конституционным и федеральным законам, а законодательный орган субъекта РФ в течение шести месяцев со дня вступления в силу решения суда либо в течение иного предусмотренного решением суда срока не принял в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, в том числе не отменил нормативный правовой акт, признанный соответствующим судом противоречащим федеральному закону и недействующим, и после истечения данного срока установлено, что в результате уклонения законодательного органа от принятия в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц, Президент РФ выносит предупреждение законодательному органу субъекта РФ. Если в течение трех месяцев со дня вынесения Президентом предупреждения законодательному органу указанный орган не принял в пределах своих полномочий мер по исполнению решения суда, Президент РФ вносит в Государственную Думу РФ проект федерального закона о роспуске законодательного органа субъекта РФ. Государственная Дума в течение двух месяцев обязана рассмотреть указанный проект федерального закона. Полномочия законодательного органа субъекта РФ прекращаются со дня вступления в силу федерального закона о его роспуске (ч.4 ст.9). Необходимо обратить внимание на несовершенство федерального закона. Длительная процедура данной нормы судебного разбирательства, вынесения Президентом предупреждения и принятия федерального закона о роспуске регионального парламента на деле фактически означает практическую нереализуемость предусмотренной данной нормой закона меры конституционно-правовой ответственности парламента субъекта РФ. Поэтому в Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо, во-первых, сократить срок исполнения региональным парламентом решения суда с шести месяцев до трех, а срок реагирования на предупреждение Президента РФ - с трех месяцев до одного;

во-вторых, установить дополнительное основание роспуска законодательного органа субъекта РФ по инициативе Президента РФ на основании соответствующего федерального закона за установленный судом факт систематического (три и более раза) принятия парламентом субъекта РФ незаконных нормативных правовых актов, если в результате их принятия были созданы препятствия для реализации закрепленных Конституцией РФ, федеральными конституционными и федеральными законами полномочий федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, нарушены права и свободы человека и гражданина, права и охраняемые законом интересы юридических лиц.

Помимо прочего, хотелось бы обратить внимание на то обстоятельство, что ответственность может Собрание региональных только лишено РФ парламентов по права по вышеназванному Президента РФ. предупреждение основанию Федеральное наступить инициативе выносить парламенту субъекта РФ за принятие им незаконного нормативного правового акта. Между тем именно Федеральное Собрание в первую очередь должно обладать таким правом, осуществлять контроль за деятельностью региональных парламентов, что должно способствовать восстановлению и укреплению единой системы представительных органов в стране. Поэтому представляется целесообразным установить в качестве федерального органа государственной власти, выносящего предупреждение парламенту субъекта РФ за принятие им незаконного нормативного правового акта, наряду с Президентом РФ также и Федеральное Собрание РФ как высший представительный орган государственной власти России. 9. Передача осуществления отдельных полномочий законодательного органа субъекта ЮФО федеральным органам государственной власти и (или) должностным лицам, назначенным федеральными органами государственной власти. В соответствие с внесенными в Федеральный закон «Об общих принципах…» дополнениями от 4 июля 2003 года отдельные полномочия органов государственной власти субъекта РФ могут быть временно возложены на федеральные органы государственной власти и (или) должностных лиц, назначенных федеральными органами государственной власти, в случае, если возникшая вследствие решений, действий или бездействия органов государственной власти субъекта РФ просроченная задолженность субъекта РФ по исполнению долговых и (или) бюджетных обязательств, определенная в порядке, установленном Бюджетным кодексом РФ, превышает 30 процентов собственных доходов бюджета субъекта РФ в последнем отчетном году (п. «б» ч.1 ст.26.9).

В этом случае в субъекте РФ на срок до одного года по ходатайству Правительства РФ решением Высшего Арбитражного Суда РФ в соответствии с федеральным законом вводится временная финансовая администрация. Она не может вводиться в течение одного года со дня начала срока полномочий законодательного органа субъекта РФ. В целях восстановления платежеспособности субъекта РФ временная финансовая администрация в соответствие с Бюджетным кодексом РФ должна подготовить проект закона субъекта РФ о внесении изменений и дополнений в закон о бюджете субъекта РФ на текущий год, а также проект бюджета субъекта РФ на очередной год, представить данные законопроекты в законодательный орган субъекта РФ, а в случаях, предусмотренных Бюджетным кодексом РФ, в Правительство РФ. Временная финансовая администрация также призвана обеспечивать контроль за исполнением бюджета субъекта РФ (ч.3 ст. 26.9). На наш взгляд, данные нормы федерального закона нуждаются в дополнительной регламентации со стороны федерального законодателя. В частности, необходимо законодательно закрепить те полномочия органов государственной власти субъекта РФ, которые могут быть возложены на федеральные органы государственной власти и (или) назначенных ими должностных лиц. Отметим, что названная норма Федерального закона «Об общих принципах…» вступает в силу с 1 января 2007 года. Подводя итог, можно сделать следующие выводы и предложения. 1. Усиление полномочий региональных парламентов России должно сопровождаться непременным усилением ответственности за неудовлетворительные последствия осуществления таких полномочий. 2. Предлагается усилить конституционно-правовую ответственность региональных установить парламентов основание за совершение конституционно-правовых ответственности нарушений. В Федеральном законе «Об общих принципах…» необходимо такое конституционно-правовой регионального парламента, как установленный соответствующим судом факт систематического (три и более раза) принятия парламентом в течение срока своей легислатуры незаконных нормативных правовых актов, повлекших вредные последствия. Следует предоставить право вынесения предупреждения региональному парламенту за принятие им незаконных актов наряду с Президентом РФ также и Федеральному Собранию РФ, что укрепит единую систему представительных органов власти в стране. 3. Требуют дальнейших научных исследований вопросы об отдельных элементах состава конституционно-правового нарушения регионального парламента, в частности, вины как основного элемента субъективной стороны правонарушения. 4. Необходима подробная регламентация в законодательстве процедуры привлечения к конституционно-правовой ответственности парламентов субъектов РФ, установление четких оснований такой ответственности, исключающих возможность их двоякого толкования.

Глава Ш. Организация деятельности законодательных органов государственной власти субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа § 1 Структура законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа В философском смысле под структурой понимается внутренняя организация и упорядоченность объекта.1 Структура регионального парламента представляет собой внутреннее устройство этого коллегиального органа, соотношение его частей и подразделений. Исходные положения о структуре региональных парламентов содержатся в Федеральном законе «Об общих принципах…», который закрепляет, что структура законодательного органа субъекта РФ устанавливается конституцией (уставом) субъекта РФ с учетом исторических, национальных и иных традиций субъекта РФ (ч.2 ст.4). Дальнейшую конкретизацию положения о структуре региональных законодательных органов ЮФО получают в законодательстве субъектов ЮФО, где особое значение имеют регламенты региональных парламентов. В структуре парламентов субъектов ЮФО можно выделить следующие подразделения:

- палаты парламента;

- руководство парламента;

- комитеты и комиссии парламента;

- депутатские объединения парламента;

- аппарат парламента. Палаты. Абсолютное большинство парламентов субъектов ЮФО – Современный философский словарь /Под общ. ред. В.Е. Кемерова. – Москва, Бишкек, Екатеринбург. – 1996. – 514 с.

однопалатные органы. Вместе с тем в одном из субъектов ЮФО – Чеченской Республике - установлена двухпалатная структура парламента. Парламент Чеченской Республики состоит из двух палат – Совета Республики и Народного собрания (ч.2 ст. 78 Конституции Чеченской Республики). В палатах Парламента Чеченской Республики имеет место представительство различных интересов. Депутаты Народного Собрания представляют интересы всего народа Чеченской Республики, а депутаты Совета Республики - интересы административно-территориальных единиц Чеченской Республики. Численность депутатов в палатах Парламента Чеченской Республики разная: Народное Собрание состоит из 40 депутатов, а Совет Республики – из 21 депутата. Разграничение полномочий палат Парламента Чеченской Республики имеет менее жесткий характер, чем на федеральном уровне. Наряду с исключительной компетенцией каждой из палат существует определенный круг вопросов, отнесенных к ведению Парламента в целом. Решения по таким вопросам принимаются на совместных заседаниях палат. Распределение полномочий между Парламентом и его палатами является предметом Конституции Чеченской Республики (ст.83). В ней закреплены исчерпывающие перечни полномочий Совета Республики и Народного Собрания, и поэтому объем компетенции палат не может быть изменен обычным республиканским законом. Однако в отношении компетенции Парламента в целом сформулирован открытый перечень полномочий. Законодательный процесс в Парламенте Чеченской Республики построен по принципу верхней и нижней палаты. Народное Собрание принимает законы, а Совет Республики их одобряет. Конституция Чеченской Республики распределяет кадровые полномочия между палатами Парламента. Совет Республики решает вопросы о назначении на должность председателя Национального банка, судей, председателя и заместителя председателя Конституционного Суда Чеченской Республики и мировых судей, заместителя председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов, четвертой части членов Избирательной комиссии Чеченской Республики;

согласовывает кандидатуру на должность прокурора Чеченской Республики. К ведению Народного Собрания относятся дача согласия Президенту Чеченской Республики на назначение Председателя Правительства Чеченской Республики, его заместителей, а также глав наиболее важных министерств;

назначение на должность председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов, четвертой части членов Избирательной комиссии Чеченской Республики, Уполномоченного по правам человека в Чеченской Республике. Здесь хотелось бы отметить, что до недавнего времени двухпалатные парламенты в пределах ЮФО существовали у Республики Адыгея и у Кабардино-Балкарской Республики, однако в итоге они отказались от двухпалатной структуры парламента. По нашему мнению, в современных условиях России нецелесообразно учреждение двухпалатных региональных парламентов, построенных по образу Федерального Собрания РФ. У федерального и региональных парламентов отличаются объем предметов ведения, функций и полномочий, их значимость для государства. Двухпалатная структура значительно замедляет законодательный процесс в парламенте. Депутаты верхних палат региональных парламентов, как правило, работают на непрофессиональной непостоянной основе, поэтому наличие этой палаты не может являться гарантией законов. от На принятия парламентом этапе непродуманных, государственного необоснованных современном строительства России наиболее адекватной представляется однопалатная структура парламентов субъектов РФ. Руководство. Руководитель регионального парламента именуется председателем. В разных субъектах ЮФО он имеет одного или нескольких заместителей, нередко один из которых является первым заместителем. Это выборные должностные лица, в их выдвижении и избрании участвуют все депутаты регионального парламента. В однопалатных парламентах избирается один председатель парламента и его заместитель (заместители), в двухпалатных парламентах каждая палата избирает своего председателя и его заместителя (заместителей). Председатель законодательного органа субъекта ЮФО и его заместитель (заместители) избираются на весь срок полномочий парламента и подотчетны ему. Правом выдвижения кандидатов в председатели законодательного органа субъекта группы и ЮФО обладают депутаты (республики Адыгея, Калмыкия, Волгоградская область, Краснодарский и Ставропольский края), депутатские фракции (Республика Адыгея). Возможно самовыдвижение кандидатов (Волгоградская область). Председатели законодательных органов субъектов ЮФО избираются тайным голосованием, как правило, с использованием бюллетеней. Регламенты региональных парламентов вовсе не обязательно требуют, чтобы выборы председателя проходили на альтернативной основе. И это логично, поскольку, если депутатами, депутатскими объединениями выдвинута согласованная кандидатура, то нет необходимости в выдвижении явно бесперспективной в плане избрания альтернативной кандидатуры. Согласно законодательству некоторых субъектов ЮФО председатель законодательного органа и его заместители действуют на постоянной, профессиональной основе (Ростовская область, Ставропольский край). Председатель регионального парламента ЮФО обладает обширной собственной компетенцией, которая, тем не менее, не содержит ни одного полномочия законодательного органа. Так, председатель Законодательного Собрания Ростовской области представляет Законодательное Собрание в отношениях с органами государственной власти, органами местного и самоуправления, организациями, общественными объединениями гражданами, созывает заседания Законодательного Собрания Ростовской области и председательствует на них, подписывает постановления, протоколы заседаний Законодательного Собрания, осуществляет иные полномочия, возложенные на него федеральными законами, Уставом Ростовской области, областными законами, Регламентом Законодательного Собрания Ростовской области (ч.3 ст.39 Устава Ростовской области). По вопросам своей компетенции председатель законодательного органа субъекта ЮФО издает распоряжения. Количество заместителей председателя регионального парламента ЮФО определяется самим парламентом. В субъектах ЮФО различается порядок представления кандидатур на должность заместителя (заместителей) председателя законодательного органа субъекта ЮФО. В одних субъектах ЮФО этим правом обладает только председатель законодательного органа (республики Дагестан, Калмыкия, Ростовская область, Краснодарский и Ставропольский края), в других – депутаты и депутатские объединения (Республика Адыгея), а в некоторых субъектах - председатель и депутаты (Волгоградская область). Возможно также самовыдвижение кандидатов (Волгоградская область). Представляется, что наиболее предпочтительным является порядок, когда кандидатуру заместителя (заместителей) председателя законодательного органа представляет депутатам непосредственно председатель регионального парламента. Поскольку дальнейшая работа этих должностных лиц будет строится в первую очередь на основе доверия друг к другу, то председатель парламента должен быть свободен в выборе кандидатуры своего заместителя (заместителей). Избрание заместителя (заместителей) законодательного органа субъекта ЮФО проводится в том же порядке, что и выборы председателя парламента. Заместители распорядка председателя законодательного органа в координируют соответствии с деятельность комитетов (комиссий), решают другие вопросы внутреннего деятельности законодательного органа регламентом парламента и распределением обязанностей между заместителями председателя. Заместитель по поручению председателя парламента в необходимых случаях замещает его, по поручению председателя ведет заседания парламента. В случае наличия в законодательном органе субъекта ЮФО первого заместителя председателя указанные полномочия осуществляет он. Законодательство субъектов ЮФО предусматривают возможность досрочного прекращения полномочий председателя законодательного органа и его заместителя (заместителей). Например, Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края» (ст.16) устанавливает два порядка досрочного прекращения полномочий председателя Государственной Думы и его заместителя (заместителей). В соответствии с первым из них полномочия указанных должностных лиц прекращаются автоматически, а в соответствии со вторым - по решению Государственной Думы. Одним из оснований досрочного прекращения полномочий председателя законодательного органа субъекта ЮФО и его заместителя (заместителей) является их отзыв депутатами. Решение об отзыве председателя и его заместителя (заместителей) принимается на заседании законодательного органа тайным голосованием. В некоторых субъектах ЮФО установлено правило, что отзыв может быть возбужден по инициативе не менее одной трети от установленного числа депутатов законодательного органа (Республика Адыгея, Краснодарский край), и (или) по требованию не менее трех комитетов (Республика Адыгея). В одних субъектах ЮФО (Краснодарский край) решение об отзыве принимается простым большинством голосов от установленного числа депутатов законодательного органа, а в других необходимо квалифицированное большинство в две трети голосов от числа избранных депутатов (Ставропольский край) или установленного числа депутатов (Республика Адыгея, Волгоградская область).

Субъекты ЮФО в своем законодательстве должны закреплять конкретные основания для инициирования вопроса об отзыве председателя законодательного органа и его заместителя (заместителей). Например, Регламент Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея устанавливает такие основания: 1) превышение председателем и его заместителем (заместителями) полномочий, установленных Регламентом;

2) неоднократное отсутствие председателя и его заместителя (заместителей) на сессии Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея без уважительных причин или неоднократное несоблюдение депутатской этики на заседаниях Государственного Совета – Хасэ Республики Адыгея;

3) использование служебного положения в личных целях, связанное с получением любых доходов. Все эти меры должны оградить депутатов от непродуманных, спонтанных решений, вызванных политическими пристрастиями или сложившейся конъюнктурой. В некоторых субъектах ЮФО для координации законопроектной и контрольной деятельности комитетов (комиссий) и подготовки заседаний законодательных органов формируются коллегиальные руководящие органы. В разных субъектах ЮФО они называются по-разному. Это, например, Президиум (республики Адыгея, Дагестан, Карачаево-Черкесская Республика), Совет (Волгоградская область). В состав данных органов, как правило, входят председатель законодательного органа субъекта ЮФО, его заместитель (заместители), руководители председатели депутатских постоянных фракций и комитетов групп (комиссий), иногда область). (Волгоградская Коллегиальный руководящий орган возглавляет председатель регионального парламента, который председательствует на заседаниях этого органа. В заседаниях коллегиальных руководящих органов вправе участвовать без права решающего голоса представители высшего должностного лица субъекта ЮФО (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО), высшего исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО, представители субъектов законодательной инициативы, если на заседании рассматривается вопрос о внесенных ими законопроектах. Депутаты и работники аппарата регионального парламента также вправе участвовать в заседаниях коллегиального руководящего органа без права решающего голоса. В компетенцию коллегиального руководящего органа в основном входит решение организационных вопросов по подготовке и проведению заседаний (сессий) законодательного органа субъекта ЮФО. Протокольные решения коллегиального руководящего органа имеют рекомендательный характер. Они не вправе решать вопросы, находящиеся в компетенции регионального парламента. Парламент субъекта ЮФО имеет право отменить решения коллегиального руководящего органа. Комитеты и комиссии. В каждом региональном парламенте ЮФО создаются внутренние органы для наиболее эффективной организации работы парламента. В законодательных органах субъектов ЮФО, как правило, создаются и комитеты, и комиссии, причем они могут быть как постоянными, так и временными. Постоянные комитеты (комиссии) формируются на весь срок полномочий регионального парламента и решают общие вопросы законопроектной работы, временные комиссии образуются на ограниченный срок для решения определенных вопросов, после чего их деятельность прекращается. Порядок организации и деятельности комитетов (комиссий) региональных парламентов ЮФО регулируется в конституциях (уставах), законах субъектов ЮФО, регламентах законодательных органов и положениях о комитетах (комиссиях), утверждаемых постановлениями региональных парламентов.

Законодательные органы субъектов ЮФО самостоятельно решают вопрос о количестве постоянных комитетов (комиссий). Так, в Народном Собрании Республики Дагестан и Законодательном Собрании Ростовской области создано 7 комитетов, в Народном Хурале (Парламенте) Республики Калмыкия - 3 постоянных комитета и одна постоянная комиссия, в Государственной Думе Астраханской области – 5 постоянных комиссий, в Законодательном Собрании Краснодарского края – 10 постоянных комитетов, в Государственной Думе Ставропольского края – 5 постоянных комитетов и две постоянные комиссии и т.д. Следует отметить, что лишь в немногих субъектах ЮФО (Республика Калмыкия) перечень постоянных комитетов (комиссий) закрепляется в законодательном порядке, во всех остальных - устанавливается постановлением законодательного органа, что дает региональному парламенту возможность самостоятельно изменять этот перечень в любое время. Постоянные комитеты (комиссии) законодательных органов субъектов ЮФО формируются по функционально-отраслевому принципу. Например, в Государственной Думе Ставропольского края по функциональному признаку образованы: комитет по государственному комитет по строительству, бюджету, местному самоуправлению, правопорядку;

экономической политике, налогам, собственности и инвестициям;

комитет по социальной политике, науке, курортам, работе с общественными организациями и казачеством;

постоянная комиссия по предварительному рассмотрению кандидатур на должности мировых судей;

комиссия мандатная и по депутатской этике. По отраслевому принципу созданы: комитет по аграрным вопросам, земле, продовольствию и природопользованию;

комитет по промышленности, энергетике, строительству и жилищно-коммунальному хозяйству. Определенной спецификой Парламента Кабардино-Балкарской республики является наличие в его составе комитета по межнациональным отношениям, который формируется из числа депутатов кабардинской, балкарской, русской национальностей на паритетной основе. Комитет рассматривает вопросы, затрагивающие национальные проблемы, относящиеся к ведению Парламента Кабардино-Балкарской Республики. Для вынесения вопроса на рассмотрение Комитета необходимо обращение не менее половины депутатов Парламента кабардинской, балкарской либо русской (и иных) национальностей. Решение Комитета принимается большинством голосов от установленного числа депутатов по каждой из национальных групп (ст.103 Конституции КабардиноБалкарской Республики). Комитет может приостанавливать принятие Парламентом решений, касающихся национальных проблем. По согласованным с Комитетом проектам актов Парламент принимают решения большинством голосов от установленного числа депутатов (ст.104). Отличительной особенностью Государственной Думы Ставропольского края является наличие в ее составе такого структурного подразделения, как контрольно-счетная палата, действующая на правах комитета. Для сравнения отметим, что в остальных субъектах ЮФО контрольно-счетные (счетные) палаты действуют в качестве самостоятельных органов государственного финансового контроля, хотя и подотчетных региональным парламентам. В состав контрольно-счетной палаты Государственной Думы Ставропольского края входят председатель, аудиторы и эксперты-консультанты. Председатель палаты избирается на должность из числа депутатов Государственной Думы Ставропольского края на срок ее полномочий. Председатель осуществляет свою деятельность на профессиональной постоянной основе. Аудиторы и эксперты-консультанты являются государственными служащими государственной службы Ставропольского края. Численный состав постоянных комитетов (комиссий) законодательных органов субъектов ЮФО различен. Региональные парламенты ЮФО могут устанавливать (комиссий). минимальный Например, в численный Республике предел постоянных комитетов и Адыгея, Краснодарском Ставропольском краях численный состав постоянных комитетов может быть не менее 3 человек, в Волгоградской областной Думе и Законодательном Собрании Ростовской области – не менее 5 депутатов. В Ставропольском крае устанавливается также верхний количественный предел депутатов, входящих в постоянные комитеты Государственной Думы – не более 7 депутатов, а в комитетах, в состав которых входят подкомитеты – не более 8 депутатов. Постоянные комитеты (комиссии) региональных парламентов ЮФО по основным направлениям своей деятельности могут образовывать подкомитеты. Так, в комитете Государственной Думы Ставропольского края по бюджету, экономической политике, налогам, собственности и инвестициям создан подкомитет по собственности и инвестициям, состоящий из двух депутатов, а в комитете по аграрным вопросам, комитет земле, по продовольствию природопользованию и и природопользованию образован землепользованию, также состоящий из двух человек. Состав постоянных комитетов (комиссий), как правило, включает председателя комитета (комиссии), его заместителя и членов комитета (комиссии). В региональных парламентах ЮФО списочный состав членов постоянных комитетов (комиссий) утверждается решением законодательного органа с учетом заявлений депутатов. Председатель комитета утверждается законодательным органом либо по представлению председателя законодательного органа (Республика Дагестан), либо по представлению комитета (комиссии), которая его избирает из своего состава (Волгоградская, Ростовская области, Краснодарский край), либо по представлению депутатов и депутатских объединений (Республика Адыгея). Заместители председателей комитетов в одних субъектах ЮФО (Республика Адыгея) утверждаются региональным парламентов вместе с председателями комитетов (комиссий), в других – по представлению председателей комитетов (комиссий) (Республика Дагестан), в третьих – избираются в комитете (комиссии) и утверждаются решением законодательного органа (Волгоградская область, Краснодарский край). Депутаты законодательных органов субъектов ЮФО обязаны состоять членами одного из постоянных комитетов (комиссий), за исключением председателя парламента и его заместителя (заместителей). Однако в Ставропольском крае для заместителя (заместителей) председателя Государственной Думы предусматривается возможность быть членом одного из постоянных комитетов в случае, если он избирается председателем данного комитета. Председатель законодательного органа и его заместитель (заместители), а также депутаты, не входящие в состав постоянного комитета (комиссии), могут принимать участие в его работе с правом совещательного голоса. Депутаты законодательных органов большинства субъектов ЮФО могут быть членами только одного постоянного комитета (комиссии), однако в некоторых парламентах ЮФО, как правило, малочисленных по своему составу (Волгоградская областная Дума, Законодательное Собрание Ростовской области, Государственная Дума Ставропольского края), для депутатов предусматривается возможность быть членами двух постоянных комитетов (комиссий). Постоянные комитеты (комиссии) ведут законопроектную работу, предварительно рассматривают и подготавливают вопросы, относящиеся к ведению регионального парламента, осуществляют контрольные полномочия. Комитеты (комиссии) являются вспомогательными рабочими органами региональных парламентов ЮФО, они не обладают правом принимать решения от имени всего законодательного органа. Комитеты (комиссии), таким образом, лишь способствуют реализации полномочий региональных парламентов. Они ответственны перед парламентами и подотчетны им. Региональные парламенты ЮФО вправе образовывать по любым вопросам своей деятельности временные комиссии, определив их задачи, направления и порядок деятельности, объем и срок полномочий. К временным комиссиям относятся согласительные, редакционные, ревизионные, следственные и др. По результатам деятельности временная комиссия представляет парламенту доклад по существу вопроса, в связи с которым она была создана. Депутатские объединения. Они представляют собой внутрипарламентские формирования депутатов, созданные на основе общности политических взглядов и предназначенные для выработки единой позиции, координации совместных действий и принятия согласованных решений по различным вопросам компетенции региональных парламентов. Депутатские объединения образуются на весь срок полномочий законодательных органов субъектов ЮФО на добровольной основе. Депутатскими объединениями являются фракции и депутатские группы. Фракции создаются по политическому признаку на основе принадлежности депутатов к политическим партиям и блокам. Депутатские группы образуются по территориальному, профессиональному и иному неполитическому признаку. Фракции и группы депутатов могут объединяться в блоки: блоки фракций, блоки групп, блоки фракций и групп. Порядок формирования и деятельности депутатских объединений регулируются законами субъектов ЮФО и регламентами региональных законодательных органов. С целью стимулирования образования крупных депутатских объединений законодательные численность органы субъектов объединения ЮФО в обычно регламентируют Собрании минимальную численность фракций и депутатских групп. Так, минимальная депутатского Законодательном Ростовской области составляет 10 человек, Краснодарского края - 5 человек, Волгоградской областной Думы и Государственной Думы Ставропольского края – 3 человека и т.д. Депутат не может быть одновременно членом двух депутатских объединений.

Обычно вводится уведомительный порядок их создания и прекращения деятельности. Депутатские объединения не могут иметь одинаковые названия. Внутренняя деятельность депутатских объединений организуется ими самостоятельно. Необходимо отметить, что в настоящее время создание депутатских фракций является добровольной инициативой депутатов региональных законодательных органов. Однако в соответствии с внесенными в Федеральный закон «Об общих принципах…» изменениями, согласно которым не менее половины состава законодательного органа субъекта РФ должна формироваться по пропорциональному принципу из числа избирательных объединений, одержавших победу на региональных выборах и прошедших в парламенты субъектов РФ (ч.4 ст.4), создание депутатских фракций становится обязательной задачей депутатов региональных парламентов. Федеральный закон «Об общих принципах…» стимулирует создание депутатских фракций, поскольку их деятельность дает возможность повысить эффективность работы законодательного органа, обеспечить достижение согласия по большинству рассматриваемых парламентом вопросов, в оптимальные сроки осуществить выполнение планов законопроектных работ. Кроме того, создание депутатских фракций повышает ответственность депутатов региональных парламентов перед избирателями, которые голосовали за соответствующее избирательное объединение, и перед политической партией, включившей данного депутата в свой избирательный список. Таким образом, парламентам субъектов ЮФО предстоит проделать большую работу для создания правовой базы деятельности депутатских фракций в целях реализации депутатами и региональными парламентами своих представительских функций. Аппарат. Он является вспомогательным рабочим органом регионального парламента и образуется в целях организационного, и иного правового, обеспечения информационного, материально-технического деятельности законодательного органа субъекта ЮФО, его комитетов, комиссий, депутатов, председателя и заместителя (заместителей) председателя парламента. Срок деятельности аппарата не связан со сроком легислатуры регионального парламента. Аппарат – это постоянно действующий орган, который переходит от одного состава законодательного органа ЮФО к другому. Организация и деятельность аппарата регулируется законами субъектов ЮФО, регламентами законодательных органов, положениями об аппаратах и др. Аппараты региональных парламентов имеют свою структуру. Например, в состав аппарата Народного Собрания Республики Дагестан входят следующие подразделения: секретариат руководства Народного Собрания, организационный отдел, государственно-правовой отдел, информационноаналитический отдел, управление делами, сектор кадров, сектор писем и приема граждан, бухгалтерия. Каждое из структурных подразделений аппарата выполняет свои специфические функции и задачи. Общее руководство аппаратом осуществляет председатель законодательного органа субъекта ЮФО, а по его поручению или в его отсутствие – заместитель председателя регионального парламента ЮФО. Председатель определяет штатное расписание, размеры оплаты труда работников аппарата и расходы на его содержание в пределах средств, выделяемых из бюджета субъекта ЮФО на содержание аппарата регионального парламента. Аппарат имеет своего руководителя, который либо назначается на должность председателем законодательного органа (Волгоградская область), либо избирается всем составом регионального парламента (Республика Дагестан). К функциям аппарата законодательного органа субъекта ЮФО относятся организационное, методическое, правовое, информационно-аналитическое, техническое и иное обеспечение деятельности регионального парламента, его руководства, депутатов, комитетов, комиссий.

По нашему мнению, в целях обеспечения гласности, открытости деятельности региональных парламентов ЮФО целесообразным представляется образование в составе аппаратов законодательных органов субъектов ЮФО пресс-службы и введение должности пресс-секретаря. Такое структурное подразделение существует, например, в Законодательном Собрании Ростовской области. В соответствии с Положением об аппарате Законодательного Собрания Ростовской области пресс-служба регулярно знакомит журналистов с деятельностью Законодательного Собрания, проводит брифинги и встречи с журналистами. Кроме того, весьма полезно создание в составе аппаратов региональных парламентов социологических служб, которые должны отслеживать реализацию принятых парламентом законов и в случае необходимости принимать меры к внесению в них поправок. В субъектов условиях ЮФО, немногочисленного а также состава парламентов некоторых работы непрофессионального характера значительного числа депутатов деятельность аппарата приобретает особо важное значение. В аппаратах законодательных органов сосредоточены квалифицированные кадры, способные обеспечить осуществление региональными парламентами ЮФО возложенных на них функций. Поэтому необходимо всячески развивать и стимулировать деятельность аппаратов региональных законодательных органов, поощрять их работников, а также принимать меры по обеспечению учета депутатами при рассмотрении законопроектов заключений различных структурных подразделений аппаратов региональных парламентов ЮФО. Силами профессионального аппарата необходимо осуществлять систематический учет и анализ законодательства, информационное обеспечение деятельности региональных парламентов, составление программ законопроектных работ, а также выполнять иную важную работу, связанную с необходимостью разработки и принятия законов.

Следует отметить, что особенностью структуры законодательного органа Ставропольского края – Государственной Думы – является наличие научного экспертно-аналитического общественным, консультативного органом Совета. Совет является Думе совещательным при Государственной Ставропольского края, созданным в целях научно-экспертного и научноаналитического обеспечения ее нормотворческой деятельности. Основной задачей Совета является Думой содействие проектов в подготовке принимаемых актов, Государственной нормативных правовых прогнозирование и анализ эффективности их действия, содействие в реализации права законодательной инициативы по внесению законопроектов в Государственную Думу Федерального Собрания РФ. Основными функциями Совета являются:

- разработка проектов законодательных актов Ставропольского края;

- проведение научного анализа и комплексной научной экспертизы проектов нормативных правовых актов, вносимых на рассмотрение Государственной Думы Ставропольского края;

- проведение научной экспертизы проектов федеральных законов, направляемых в Государственную Думу Ставропольского края;

края;

подготовка предложений по дальнейшему совершенствованию законодательства Ставропольского края по приоритетным направлениям законотворческого процесса Государственной Думы Ставропольского края;

- подготовка научно - аналитических и методических материалов по вопросам нормотворчества. Совет формируется из числа ученых и специалистов - представителей научных, образовательных и иных учреждений и организаций. В Совете проведение научного аналитического мониторинга и оценка эффективности реализации действующего законодательства Ставропольского представлены ученые из ведущих вузов Ставропольского края. Состав Совета включает 89 ученых, из которых 32 - доктора наук, 45 - кандидатов наук. В Совете действуют четыре секции: по вопросам правового регулирования в государственно - политической сфере;

по вопросам правового регулирования в экономической сфере;

по вопросам правового регулирования в социальной сфере;

секция аналитического мониторинга, которые занимаются разработкой наиболее приоритетных законодательных актов Ставропольского края. По нашему мнению, подобные научные общественные органы должны быть созданы при всех законодательных органах субъектов ЮФО. Они должны обеспечивать реализацию научного подхода в законотворческой деятельности, способствовать достижению более высокого качества принимаемых нормативных правовых актов, осуществлять научное прогнозирование и планирование развития законодательства субъекта ЮФО, что, безусловно, положительно отражается на состоянии региональной правовой системы и в целом правовой системы России. На основании вышеизложенного, можно сделать следующие выводы и предложения. 1. На современном этапе государственного строительства России наиболее 2. адекватной, отвечающей современным ЮФО требованиям должно является тщательно однопалатная структура парламентов субъектов РФ. Законодательство субъектов регламентировать парламентские процедуры. Наиболее предпочтительным является порядок, когда кандидатуру заместителя (заместителей) председателя законодательного органа представляет депутатам непосредственно председатель регионального парламента. Парламентам субъектов РФ следует закреплять в законодательстве конкретные основания для отзыва председателя законодательного органа и его заместителя (заместителей).

3. В соответствии с реформой избирательной системы субъектов РФ встает задача создания правовой базы деятельности депутатских фракций региональных парламентов. 4. В целях повышения эффективности деятельности региональных парламентов предлагается создание в составе их аппаратов пресс-службы и социологической службы. 5. Чтобы обеспечить постоянную и тесную связь между наукой и правотворческой деятельностью представляется целесообразным создание в субъектах РФ при региональных парламентах научных экспертноаналитических консультативных советов. Всем региональным парламентам ЮФО необходимо сформировать контрольно-счетные палаты в целях реализации полномочий парламентов по контролю за исполнением бюджета субъекта ЮФО, бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов, соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта ЮФО и т.д.

§ 2 Принципы деятельности законодательных органов субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа Под принципами деятельности региональных парламентов понимаются исходные идеи, ведущие начала, выражающие главное в содержании и формах организации и деятельности региональных парламентов. Общие принципы деятельности органов государственной власти субъектов РФ закреплены в Федеральном законе «Об общих принципах…» (ч.1 ст.1). Субъекты ЮФО в своих законах также устанавливают принципы деятельности законодательных органов. Так, Закон Волгоградской области «О Волгоградской областной Думе» определяет, что деятельность Думы строится в соответствии с принципами демократизма (народовластия), законности, признания и гарантирования прав человека и гражданина, разделения власти, гласности, профессионализма и другими конституционными принципами (ст.3). Закон Ставропольского края «О Государственной Думе Ставропольского края» закрепил такие принципы деятельности регионального парламента, как разграничение полномочий по предметам ведения Ставропольского края между Государственной Думой Ставропольского края и исполнительными органами государственной Государственной (ч.1 ст. 26). Важнейшими принципами деятельности законодательных органов субъектов ЮФО являются принцип единства системы государственной власти в Российской Федерации, принцип разделения властей и самостоятельности органов государственной власти субъектов ЮФО. Эти принципы всесторонне взаимосвязаны и взаимообусловлены. Согласно ст.5 Конституции России федеративное устройство Российской Федерации основано на единстве системы государственной власти, которое власти Думы Ставропольского в компетенцию края (ст.3), невмешательство и Правительства Губернатора Ставропольского края, согласованности деятельности и взаимного уважения обеспечивается единством системы органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, единой политикой законотворчества, государственного регулирования и управления, наличием механизмов и институтов координации и кооперации деятельности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов РФ.1 Единство формой системы правления, государственной разделения власти и должно основываться из на соблюдении принципов демократического государства с республиканской властей вытекающей этого самостоятельности их органов. Разделение властей закрепляется в Конституции РФ в качестве одной из основ конституционного строя для Российской Федерации в целом, в том числе как основы организации государственной власти в субъектах РФ (ст.10). При этом субъекты РФ и самостоятельно исполнительной определяют власти, модель разделения основами законодательной руководствуясь конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом (ч.2 ст.11, ч.1 ст.77). Реализация принципа разделения властей как на федеральном, так и на региональном уровне, предполагает наличие системы сдержек и противовесов. Государственные органы каждой из ветвей власти – законодательной, исполнительной и судебной – имеют свои функции и наделяются органы соответствующими полномочиями. Эти государственные самостоятельны и независимы в реализации своих полномочий, обладают возможностью взаимно сдерживать и контролировать друг друга. Ни один из них не вправе принять на себя функции другого, но и действовать обособленно они также не могут. «Принцип разделения властей предполагает их единство в системе единой государственной власти. Это единство базируется на единстве целей, единстве объекта правового регулирования, в качестве которого См.: Умнова И.А. Федерализм и конституционное правосудие в России. – М. – 1999. – С. 35.

выступает деятельность государства, на необходимости обеспечения полноты и согласованности регулирования этого объекта, взаимодополняющего единства функций, осуществляемого органами, относящимися к разным ветвям власти, на общей ответственности государства в лице его органов и должностных лиц перед народом за надлежащее осуществление своей деятельности».1 Конституционный суд РФ в своих постановлениях определил целый ряд положений, имеющих принципиальный характер для реализации принципов единства и разделения государственной власти в субъектах РФ. В своем постановлении от 18 января 1996г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Алтайского края Конституционный суд указал, что конституционный принцип единства государственной власти требует, чтобы субъекты РФ в основном исходили из федеральной схемы взаимоотношений исполнительной и законодательной власти. Поскольку согласно власти Конституции в РФ законодательная Федерации и исполнительная ветви Российской являются самостоятельными, недопустимо, выходя за пределы, предусмотренные Конституцией, закреплять в Уставе нормы, ставящие исполнительную власть в подчиненное по отношению к представительному органу положение (п.6). В этой связи Конституционный суд РФ исключил возможность избрания высшего должностного лица субъекта РФ законодательным органом субъекта РФ. Как указал Конституционный суд, высшее должностное лицо получает свой мандат непосредственно от народа и перед ним ответственно. Суд заметил, что избранный представительным государственным органом глава администрации не может считаться легитимным независимым представителем исполнительной власти (п.6). Впоследствии эти положения нашли свое отражение в Федеральном законе «Об общих принципах…» (ч.1 ст.18).

См.: Старовойтов А.А. Организационно-правовые проблемы взаимоотношений законодательных и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации. - Автореф. дисс. канд. юрид. наук. - С.- Петербург, 1997. – С. 9.

Принципиальное значение имело определение Конституционным судом России конституционности положений основных законов ряда субъектов РФ, определяющих порядок принятия и промульгации (подписания и обнародования) законов. В вышеуказанном постановлении Конституционный Суд, оценивая право подписания законов Алтайского края председателем Законодательного Собрания края, обратил внимание на важность единства подходов в разделении полномочий законодательной и исполнительной власти в законодательном процессе федерального и регионального уровней. Конституционный суд отметил, что Конституция РФ относит принятие законов к исключительному ведению законодательных органов. Одновременно она предусматривает право вето и промульгацию элемент федеральных законов главой государства как существенный законотворческой процедуры, обеспечивающий разделение властей, предупреждающий возможное совершение ошибок. В результате закон, принятый законодательным органом, обретает силу правового акта единой государственной власти. Принятие и промульгация законов одним и тем же органом нарушили бы баланс властей в сфере законотворчества. Все это существенно и для законодательного процесса на уровне субъекта РФ, где промульгация в принципе осуществляется главой администрации, который тем самым приобретает право вето в отношении принятых законодательными органами законов, а также право подписывать и обнародовать закон. Как указал Конституционный Суд, Устав может уравновесить эти полномочия путем закрепления порядка преодоления вето главы администрации и его обязанности подписать закон при выполнении определенных условий (п.6). Вместе с тем следует отметить, что право вето высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя субъекта высшего РФ) исполнительного иметь органа государственной власти должно определенное ограничение. Речь идет о праве вето на принятую законодательным органом субъекта РФ большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов конституцию (устав) субъекта РФ.

Представляется необходимым закрепить в Федеральном законе «Об общих принципах…» положение о том, что высшее должностное лицо субъекта РФ (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) не вправе отклонять направленную ему для обнародования конституцию (устав) субъекта РФ, поскольку голосование за ее (его) принятие выявляет позицию подавляющего большинства депутатов. А повторение процедуры принятия конституции (устава) квалифицированным большинством голосов приведет только к затягиванию процесса. Кроме того, субъектам ЮФО целесообразно ограничить право вето высшего повторно должностного принятые лица субъекта ЮФО (руководителя с высшего главы исполнительного органа государственной власти субъекта ЮФО) на законы, региональным парламентом поправками исполнительной власти. Так, согласно закону Волгоградской области «О законах и иных областных нормативных правовых актах», если при повторном рассмотрении депутаты соглашаются с поправками главы администрации Волгоградской области и принимают закон в предложенной им редакции, то в таком случае глава администрации не может использовать право вето (абз.3 ч.3 ст.30). В области постановлении от 1 Суд февраля РФ 1996г. по что делу о проверке у главы конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Читинской Конституционный отметил, наличие администрации полномочий по рассмотрению, одобрению, отклонению, направлению на повторное рассмотрение и по обнародованию закона предполагает его удостоверение главой администрации. Такое удостоверение может быть осуществлено или путем подписания закона, или путем издания специального акта. Исключение необходимости подписания законов главой администрации и предоставление такого права только председателю парламента не соответствует конституционным принципам единства государственной власти и разделения властей (п.4). Вместе с тем, Конституционный Суд в постановлении от 10 декабря 1997г. по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного закона) Тамбовской области указал, что право главы администрации на подписание и обнародование законов области не исключает на заключительной стадии законотворческого процесса и законодательный орган субъекта РФ. В этой связи Суд не усмотрел противоречия Конституции РФ в положениях Устава Тамбовской области, Суд предусматривающих констатировал, что подписание законов области председателем областной Думы и главой Администрации совместно. Конституционный подписание законов председателем парламента непосредственно не влечет обнародования и вступления в силу принятого закона. Подписание принятого закона есть не право председателя парламента, а его обязанность. Оно имеет значение удостоверения подлинности текста закона и является свидетельством принятия его областным законодательным органом. Подписанный председателем парламента закон обретает силу правового акта единой государственной власти лишь при условии его промульгации (подписания и обнародования) главой администрации области (п.6). Необходимо отметить, что в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах…» промульгация законов, принятых законодательным органом субъекта РФ, является обязанностью высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ) (ч.2 ст.8). Вместе с тем федеральный закон не регламентирует тот случай, когда глава исполнительной власти субъекта РФ не исполняет своей обязанности по подписанию и обнародованию принятого региональным парламентом закона. Такое положение создает опасность злоупотреблений со стороны главы высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.