WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

МАРЫЧЕВ Владимир Владимирович НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА В КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОГО ОБЩЕСТВА

Диссертация на соискание ученой степени кандидата философских наук

Специальность 09.00.13 – Религиоведение, философская антропология, философия культуры

Научный консультант:

доктор философских наук, профессор НОВИКОВА О.С.

Ставрополь – 2004 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ………………………………………………………………………… 3 ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ НАУЧНОЙ КАРТИНЫ МИРА В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ.…………….……...……………..…………...…………………….…..19 1.1. Картины мира в культуре современного общества.…………..19 1.2. Культурообразующие функции современной научной картины мира……………...………….…………………………………………….43 1.3. Антропологическое содержание научной картины мира в процессе ее формирования…………………………………………………67 ГЛАВА II. НАУЧНАЯ КАРТИНА МИРА В КОНТЕКСТЕ РАЗВИТИЯ КУЛЬТУРЫ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА…..…………97 2.1. Интегративные особенности формирования постнеклассической картины мира в социокультурной динамике………………………………..…………………………………………97 2.2. Информационная картина мира как социокультурная реальность……………………………………………………………………..122 2.3. Место и роль научной картины мира в трансформации информационной культуры современного человека………………..143 ЗАКЛЮЧЕНИЕ………………………………………………………..….….….172 БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ.………………………………………………………………………………… ВВЕДЕНИЕ Актуальность исследуемой темы определяется тем, что сегодня научная картина мира включает такие категории, функции и методы рефлексии, которые позволяют связать в единую систему данные различных дисциплин с категориальным аппаратом философии, что открывает новые возможности для формирования в современной культуре целостного общепринятого научного мировидения. Ведь научная картина мира, испытывая на себе воздействие всех форм современной культуры, аккумулирует в себе понятийные выводы различных наук и обладает способностью к их интеграции в иную образную форму выражения культуры современного общества. Исследование данной проблемы представляет собой по существу поиск эффективного научного мировоззрения «человека культуры» XXI века, затрагивая при этом вопросы реализации современных научных методов, подходов, ресурсов, достижений и технологий. Сегодня крайне актуальной остается ситуация в современной философии культуры, где научная картина мира взаимодействует с такими разновидностями системного отношения человека к миру, как картина жизни и картина человека, что свидетельствует о непосредственной взаимосвязи научной картины мира не только с наукой, но с существованием современного человека. Каждую эпоху можно охарактеризовать специфическими представлениями человека о мире, особенно в начале XXI века, когда имеет место переход от классического к неклассическому и, далее, к постнеклассическому этапу развития науки. Для последнего этапа характерен методологический плюрализм, когда происходит бурная трансформация научной картины мира в современной культуре под влиянием идей саморазвития, глобализации и информатизации общества. Современный мир представляет специфические условия и особые материалы для оформления современной научной картины мира как уникальной, поэтому особенно важным является исследование трансформации научной картины мира в связи с изменением информационного окружения человека и его информационной культуры. Ведь за трансформацией современной научной картины мира скрывается закономерность смены общих представлений в ходе исторического развития человеческой культуры. Сегодня научный образ мира соприкасается с другими, ненаучными и вненаучными, образами, оставляя следы дефиниций в понятийных конструкциях и повседневных представлениях, индивидуальном и общественном сознании. Одновременно с этим происходит и обратное влияние: обыденные образы включаются в научные предметы исследования. Поэтому исследование научной картины мира в культуре современного общества дает основания для философского анализа общественной значимости самой науки как явления культуры, а исследование динамичного социокультурного процесса приводит к изменению миропонимания, мироотношения, мировоззрения человека. Актуальность темы заключается еще и в том, что ее необходимо рассматривать не только на стыке традиционных и современных научных подходов, но и как важнейшее направление фундаментального философского исследования особенностей функционирования и развития культуры, как высшей ценности современной информационной цивилизации. Степень разработанности проблемы. Современная научная картина мира является продуктом философско-мировоззренческих изысканий многих поколений ученых и мыслителей, формирующих знание во всем его многообразии представлений действительности. Проблема построения научной картины мира рассматривается со времен античных материалистов Левкиппа, Демокрита, Гераклита, Парменида1 как сугубо натурфилософская и онтологическая проблематика. В классической античности, в сфере гносеологии картина мира излагается в мире «идей» Платона и Аристотеля2, которые осуществили интеллектуальный охват всех форм знания и культуры в целом, так как эпоха античности это процесс возникновения и дальнейшего формирования картин мира как таковых.

См.: Кессиди Ф.Х. Гераклит. – М., 1982;

Платон, Федон, Пир, Федр, Парменид: Диалоги. – М., 2001;

Тимошенко В.Е. Материализм Демокрита. – М., 1959. 2 См.: Платон. Соч.: в 3-х т. – М., 1990-1994. – Т.1;

Аристотель. Метафизика. – Ростов-наДону, 1999;

Лосев А.Ф. Платон. Аристотель. – М., 2000. Применительно к средневековой ментальности можно говорить только об одной подлинной ценности – Бог, так и для картины мира все другие ценности – научные, нравственные, политические, экономические, да и сама картина мира являются лишь отражениями Божества, манифестации потустороннего мира. Например, Фома Аквинский1 стремился согласовать, интегрировать мировоззренческие знания античности (Платон и Аристотель) с Богом, то есть достигнуть исторического компромисса между теологией и наукой. В эпоху Возрождения и начала Нового времени сложилось представление о земном характере миропонимания, а не мистической природе при условии, что все ценности не зависят от Бога. Место человека в картине мира приобретает антропоцентрический характер, возникают новые предпосылки к формированию научных картин мира. Геоцентрическая система мира К. Птолемея2 сменяется на противоположную гелиоцентрическую систему мира Дж. Бруно, Н. Коперника и И. Кеплера3. Г. Галилей и И. Ньютон4 начинают активно изучать свойства природы, созданной системы мира и создают первую научную картину мира – классическую механику. Новая проблематика в отношении научной картины мира была сформулирована в Германии в конце XVIII века. Великий немецкий естествоиспытатель и философ И. Кант5 ввел понятие «мировоззрение» и пришел к выводу, что если и существует наука, нужная человеку, то это та, которая дает ему возможность знать, «как надлежащим образом занять свое место в мире и правильно понять, каким надо быть, чтобы быть человеком»6. Опираясь на диалектические идеи И. Канта, См.: Боргош Юзеф. Фома Аквинский. – М., 1975. См.: Бронштэн В.А. Клавдий Птолемей. – М., 1988. 3 См.: Баев К.Л. Создатели новой астрономии. Коперник. Бруно. Кеплер. Галилей. – М., 1955;

Кузнецов Б.Г. Джордано Бруно и генезис классической науки. – М., 1970;

Веселовский И.П., Белый Ю.А. Николай Коперник. 1473-1543. – М., 1974;

Кеплер И. О шестиугольных снежинках. – М., 1982. 4 См.: Галилей Галилео. Избранные труды. В 2-х томах. – М., 1964. – Т.1.;

Ньютон И. Математические начала натуральной философии. – М., 1989. 5 См.: Кант И. Метафизические начала естествознания. – М., 1999;

Кант И. Соч. в 8 томах. – М., 1994. – Т.7.;

Кант. И. Трактаты и письма. – М., 1980. 6 Кант И. Соч. в 6 томах. – М., 1964. – Т.2. – С. 204. Г.В.Ф. Гегель1, развивая их, создал идеалистическую диалектику как философскую картину мира, в которой научная картина мира выступала как частная. Исследование научной картины мира в новейшее время (конец XIX в. – начало XX в.) приобретает две тенденции: продолжение линии, связанной с ориентацией на классическую научную картину мира (неокантианство, гегельянство, теология) и разработка альтернативных путей (марксизма, позитивизма, иррационализма, феноменологии, экзистенциализма, философской антропологии), где происходит переосмысление классической научной картины мира и обоснование методологии социокультурных исследований. Особенности проблемы социогуманитарных наук были в центре внимания Баденской неокантианской школы Г. Риккерта, В. Виндельбанда2. Заслугой марксизма (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин3) является разработка новой форма материализма – диалектического материализма, который не только обосновывает научную картину мира с материалистической точки зрения, но и воплощает гуманистические принципы и идеи, то есть своеобразный синтез научных картин мира. Сторонники позитивизма (О. Конт, Э. Мах, Г. Спенсер4), утверждая единственный метод познания – естественнонаучный, абсолютизируют роль науки и научного прогресса в решении человеческих проблем, что ведет к дисбалансу человеческого и научного, а следовательно к несовершенной научной картине мира. Однако, уже в постпозитивизме (И. Лакатос, П. Фейрабенд, К. Поппер, Т. Кун5) выдвигается общенаучный метод познания и выделяется роль философии в познании мира и человека.

См.: Гегель Г.В.Ф. Соч. – М.-Л., 1935. – Т.1. – Т.2. См.: Виндельбанд В. Дух и история: Избранное. – М., 1995;

Риккерт Г. Науки о природе и науки о культуре. – М., 1998. 3 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. в 30 томах. – М., 1954. – Т.1. – Т.2;

Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В.И. О диалектическом и историческом материализме. – М., 1984;

Марксистсколенинская идеология общественных и естественных наук. – М., 1972. 4 См.: Мах Э. Механика. Историко-критический очерк ее развития. – Ижевск, 2000;

Спенсер Г. Опыты научные, политические и философские. – Минск, 1998. 5 См.: Лакатос И. Фальсификация и методология научно-исследовательских программ. – М., 1995;

Фейрабенд П. Избранные труды по методологии науки. – М., 1986;

Поппер К. Логика и рост научного знания: избранные работы. – М., 1983;

Кун Т. Структура научных революций. – М., 1975. Антисциентизм философов-иррационалистов был плодотворным и способствовал развитию методологии социокультурных наук (Ф. Ницше, В. Дильтей1). Феноменология оказала и оказывает значительное влияние на развитие методологии социальных и гуманитарных наук XX века, особенно работа Э. Гуссерля «Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология»2. Экзистенциализм, основываясь на феноменологии, оказал огромное влияние на культуру того времени;

в частности, М. Хайдеггер3, относя к сущностным явлениям Нового времени науку, фиксирует особый характер картины мира Нового времени, которая становится собственно миром для субъекта, что принципиально отсутствует в античной и средневековых картинах мира. Одним из влиятельных направлений исследования проблемы человека в научной картине мира является философская антропология (М. Шелер, К. ЛевиСтрос, П. Тейяр де Шарден, Х. Ортега-и-Гассет4), предметом которой становится человек и человеческие способности, определяется способ постановки и решения касающихся его философских проблем. В отечественной философии, начиная со второй половины XX века, одной из сторон выяснения сущности научной картины мира являлись работы о соотношении научной картины мира, мировоззрения и отдельных наук. Этой проблематике посвящены исследования П.С. Дышлевого, В.В. Казютинского, С.Т. Мелюхина, См.: Ницше Ф. Соч. в 2-х томах. – М., 1996. – Т.1. – Т.2;

Дильтей В. Сущность философии. – М., 2001. 2 См.: Гуссерль Э. Собрание сочинений. – М., 1994;

Гуссерль Э. Философия как строгая наука. – Новочеркасск, 1994;

Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Вопросы философии. – 1986. – № 2. 3 См.: Хайдеггер М. Пролегомены к истории понятия времени. – Томск, 1998;

Хайдеггер М. Время и бытие: статьи и выступления. – М., 1993. 4 См.: Шелер М. Избранные произведения. – М., 1994;

Леви-Строс К. Структурная антропология. – М., 1985;

Тейяр де Шарден П. Феномен человека. – М., 1987;

Ортега-и-Гассет Х. Избранные труды. – М., 2000. М.В. Мостепаненко, А.М. Мостепаненко, B.C. Степина, В.Ф. Черноволенко1 и выделены следующие формы картины мира: общенаучная картина мира, естественнонаучная картина мира, частнонаучная картина мира. Научная картина мира являлась выделенным объектом научного интереса выдающихся ученых-физиков, таких как Н. Бор, Дж. Максвелл, В. Гейзенберг, П. Дирак, М. Планк, А. Эйнштейн и др.2 Свой вклад в формирование научной картины мира внесли отечественные космисты и ученые-естествоиспытатели. Так К.Э. Циолковский рассматривает космос как живое, одухотворенное целое, где мир и человек находятся в процессе восходящего развития3. В.И. Вернадский помимо своих исследований в области био - и геохимии обобщил совокупности различных междисциплинарных гуманитарных и естественнонаучных знаний в концепции развития ноосферы как определенной научной картины мира4. Современная научная картина мира получила свое развитие в работах, посвященных самоорганизации в природе и обществе. К основным идеям этой области относятся работы И.Р. Пригожина, И. Стенгерса, Г. Хакена5. Активно в этом направлении работают и отечественные ученые и философы, такие как С.П. Капица, См.: Дышлевый П.С. Материалистическая философия и развитие естествознания. – Киев, 1977;

Казютинский В.В. Вселенная, астрономия, философия. – М., 1972;

Казютинский В.В. Философские проблемы космологии. – М., 1970;

Мелюхин С.Т. О диалектике развития неорганической природы. – М., 1960;

Мостепаненко М.В. Философия и физическая теория. Физическая картина мира и проблема происхождения и развития физических теорий. – Л., 1969;

Мостепаненко А.М. Проблема существования в физике и космологии: мировоззренческие и методологические аспекты. – Л., 1987;

Степин В.С. Теоретическое знание. – М., 2000;

Степин В.С. Становление научной теории: содержательные аспекты строения и генезиса теоретических знаний физики. – Минск, 1976;

Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научные картины мира в культуре техногенной цивилизации. – М., 1994;

Черноволенко В.Ф. Мировоззрение и научное познание. – Киев, 1970. 2 См.: Бор Н. Атомная физика и человеческое познание. – М., 1961;

Максвелл и развитие физики XIX-XX веков. – М., 1985;

Гейзенберг В. Физика и философия: часть и целое. – М., 1990;

Поль Дирак и физика XX века. – М., 1990;

Планк М. Единство физической картины мира. – М., 1966;

Эйнштейн А. Собрание научных трудов: в 4-х томах. – М., 1965-1966. – Т.1. – Т.2. 3 См.: Циолковский К.Э. Космическая философия. – М., 2001. 4 См.: Вернадский В.И. Биосфера и ноосфера. – М., 1989;

Вернадский В.И. Философские мысли натуралиста. – М., 1988. 5 См.: Пригожин И. От существующего к возникающему: время и сложность в физических науках. – М., 1985;

Пригожен И., Стенгерс И. Порядок из хаоса: новый диалог человека с природой. – М., 1986;

Хакен Г. Синергетика. – М., 1980. Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов, Ю.В. Сачков1, которые представили в различных областях науки свои исследования, основанные на моделях общей и социальной синергетики. Другой стороной исследования научной картины мира явились работы, посвященные анализу процесса формирования и функционирования научной картины мира в культуре конкретной исторической эпохи. Так, в работах Л.А. Микешиной2 представлен антропологический подход, в котором в качестве посредника между картиной мира и социальными процессами рассматривается способ и стиль мышления. П.С. Дышлевый выдвинул положение о существовании картины мира именно в воображении действующего субъекта3. Сходную позицию занимает А. Койре, считая, что в картине мира воплощена мысль «на уровне здравого смысла», описывающая мир «приблизительности» и построенная по «человеческой мере»4. «Видимость вечного объекта», обнаруживающая «все модальности человеческого вхождения в действительное явление», закреплена за картиной мира А.Н. Уайтхеда5. Поскольку картина мира соответствует некоторым сторонам самой реальности и мировой культуры в целом, как полагают Ж. Дюмезиль и Ш. Серрюс, постольку она является «гарантом порядка»6. Ж.-П. Вернан рассматривает картину мира в культуре как «картину интеллектуальных движений», в которой имеется ответ на вопрос о началах и причинах суще См.: Капица С.П. Общая теория роста человечества: сколько людей жило, живет и будет жить на Земле. – М., 1999;

Курдюмов С.П. Синергетика – теория самоорганизации: идеи, методы, перспективы. – М., 1983;

Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. – М., 1987;

Сачков Ю.В. Введение в вероятностный мир. Вопросы методологии. – М., 1971;

Сачков Ю.В. Вероятностная революция в науке: вероятность, случайность, независимость, иерархия. – М., 1999. 2 См.: Микешина Л.А. Детерминация естественнонаучного познания. – Л., 1977;

Микешина Л.А. Научная картина мира как мировоззренческая форма знания // Научная картина мира: логико-гносеологический аспект. – Киев, 1983;

Микешина Л.А. Философия познания. Полемические главы. – М., 2002. 3 См.: Дышлевый П.С. Материалистическая диалектика и физический релятивизм. – Киев, 1972;

Дышлевый П.С., Яценко Л.В. Научная картина мира и мир культуры // Научная картина мира: логико-гносеологический аспект. – Киев, 1983. 4 См.: Койре А. От замкнутого мира к бесконечной Вселенной. – М., 2001;

Койре А. Очерки истории философской мысли. О влиянии философских концепций на развитие научных теорий. – М., 2003. 5 См.: Уайтхед А.Н. Избранные работы по философии. – М., 1990. 6 См.: Dumezil G. Le probleme des centaures. Etude de mythologie comparee indo-europeene. – Paris, 1952;

Serrus Ch. La Langue, le sens, la pensee. – Paris, 1941. ствования мира1, а Ж. Деррида интерпретирует картину мира как продукт операции логически обработанного ума2. На интеллектуально-символическом аспекте картины мира настаивает А. Спэйер3. Статус «модели объяснения мира», описывающей «структуру жизненных отношений», картину жизни человека и общества и являющейся продуктом «практического рассуждения», приписывается картине мира М. Вебером, который классифицирует ее как «объективно значимую истину» в культуре общества4. Одним из центральных направлений в современном исследовании научной картины мира является исследование взаимосвязи науки и культуры в целом. Г.С. Батищев считает, что человек склонен опрокидывать и онтологизировать удобные для себя картины бытия и подменять ими само по себе сущее бытие5. М.К.Петров представляет бытие мировоззренческих структур в рамках конкретной культуры с ее особенным знаково-символическим носителем – языком6. Э.В. Ильенков подчеркивает многообразие мировоззрений, как по своей форме, так и по содержанию7. В то же время, Дж. Холтон8 фиксирует современное кризисное отношение науки и антинауки в проекции на действующую в культуре научную картину миру, что также подчеркивает В.Н. Князев9. В статьях В.В. Кизима картина мира представлена как культурно-историческая картина с включением научной картины мира как составной10, а А.В. Авксентьев, В.А.

См.: Vernant J.-P. L’individu, la morte, l’amour. Soi-meme et l’autre en Grece Ancienne. – Paris, 1989. 2 См.: Derrida J. La carte postale (de Socrate a Freude et au-dela). – Paris, 1980. 3 См.: Spaier A. La pensee concrete. Essai sur le symbolisme intellectuel. – Paris, 1927. 4 См.: Вебер М. Избранные произведения. – М., 1990. 5 См.: Батищев Г.С. Введение в диалектику творчества. – СПб., 1997. 6 См.: Петров М.К. Социально-культурные основания развития современной науки. – М., 1992;

Петров М.К. Античная культура. – М., 1997. 7 См.: Ильенков Э.В. Философия и культура. – М., 1991. 8 См.: Холтон Дж. Тематический анализ науки. – М., 1981. 9 См.: Князев В.Н. Физическая картина мира как ценностно-мировоззренческая форма знания // Личность. Познание. Культура. К 70-летию Л.А. Микешиной. – М., 2002. 10 См.: Кизима В.В. Культурно-исторический процесс и проблема рациональности. – Киев, 1985. Авксентьев и Г.Д. Гачев1 обсуждают антропологическую обусловленность научных картин мира. Первыми работами, в которых было представлено информационное представление мира, явились работы Н. Винера2. В последние годы в нашей стране было издано несколько работ, в которых информационный образ мира явился основным предметом исследования. Предложенные в них модели демонстрируют различные методологические основания. Так Р.Ф. Абдеев приводит информационную картину миру, представляющую окружающий человека мир как схематически зафиксированную связанную совокупность различных по организации групп объектов3. По сути, эта модель-рисунок незначительно отличается от иерархии информационных систем указанного выше немецкого ученого, с добавлением закона отражения как всеобщего закона существования материи. Иначе рассматривает информационную картину мира Ю.Ф. Абрамов, определяя ее как картину особого вида движения материи – информационного4. Модель освоения окружения, его ресурсов информационными системами представлена в работах В.И. Корогодина, согласно этой модели живая информационная система дополнительно к способности самокопирования способна осуществлять самоотбор5. Наряду с такой информационной картиной мира существует и ряд других специальных картин мира, таким образом информационная картина мира представляется уже не как самый адекватный действительности взгляд в целом на мир, а как один из созданных средствами науки. Н.Н. Моисеев рассматривает информационный образ мира как в рамках идеи самоорганизации, совмещенной с идеями В.И. Вернадского в концепцию См.: Авксентьев А.В., Авксентьев В.А. Северный Кавказ в этнической картине мира. – Ставрополь, 1998;

Авксентьев В.А. Роль национально-культурной картины мира в мировоззрении современного человека // Лингводидактические и семантические проблемы изучения национально-культурной ценностной картины мира. – Ставрополь, 2002;

Гачев Г.Д. Книга удивлений или естествознание глазами гуманитария или образы в науке. – М., 1991;

Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Космо-психо-логос. – М., 1995. 2 См.: Винер Н. Кибернетика и общество. Творец и робот. – М., 2003. 3 См.: Абдеев Р.Ф. Философия информационной цивилизации. – М., 1994. 4 См.: Абрамов Ю.Ф. Картина мира и информация (философские очерки). – Иркутск, 1988. 5 См.: Корогодин В.И. Информация и феномен жизни. – Пущино, 1991;

Корогодин В.И., Корогодина В.П. Основа жизни – информация // Природа. – 1993. – № 12. глобального эволюционизма1, а также в концепцию планетарного сознания и картины жизни (Л.В. Скворцов, В.И. Каширин2). А.С. Щербаков, подчеркивая универсальную роль информационного механизма организации природных процессов, утверждает, что «современная научная картина мира дает основания для дополнения философского принципа всеобщей связи явлений положением об информационно-коммуникативной стороне этой связи»3. Как мы видим, убежденность, мировоззренческая позиция ученых таковы, что картина мира как разворачивающаяся иерархия информационных систем является ядром общих замещений, принятых сегодня в естественной науке. Существует несколько особенных информационных картин мира, основанных на оригинальных гипотезах существования мира на базе основополагающих информационных объектах. Так И.И. Юзвишин, В.Н. Веселовский4 предложили свои информационные объекты, соответственно: информационную корпускулу, создающую свое особое поле;

информационный канал, множество таких объектов образует всемирную информационную сеть, имеющую различные проявления. Гуманитарные вопросы освоения информации в культуре информационного общества, информационного обмена, коммуникации представлены в многочисленных моделях и аналитических обзорах Ю.М. Лотмана, Ю. Хабермаса, Д. Бэлла 5. Вместе с тем, большинство исследований выполнено в русле онтологии, гносеологии и философии науки, и практически не встречаются работы, посвященные комплексному философскому исследованию научной картины мира в рамках философии культуры и в контексте перспектив развития современной цивилизации. ДанСм.: Моисеев Н.Н. Человек и ноосфера. – М., 1990;

Моисеев Н.Н. Заслон средневековью. Сборник. – М., 2003;

Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество. – М., 2001. 2 См.: Скворцов Л.В. Субъект истории и социальное самосознание. – М., 1983;

Скворцов Л.В. Информационная культура и цельное знание. – М., 2001;

Каширин В.И. Очерки философии планетарного самосознания. – Ставрополь, 1996;

Каширин В.И. Глобалистика и философия планетарного самосознания. – Ставрополь, 1998. 3 Щербаков А.С. Самоорганизация материи в неживой природе. Философские аспекты синергетики. – М., 1990. – С. 28. 4 См.: Юзвишин И.И. Основы информациологии. – М., 2001;

Веселовский В.Н. Информация и мысль: новый взгляд на сущность сознания // Философия и общество. – 2000. – № 3. 5 См.: Лотман Ю.М. Культура и взрыв. – М., 1992;

Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне. – М., 2003;

Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. – М., 1999. ная проблематика достаточно сложна и многогранна, в ней еще много невыясненных и дискуссионных вопросов. Между тем современное социокультурное и научнотехническое развития ставят новые философские задачи и рамки исследования. Например, комплексное исследование процесса взаимовлияния научной картины мира с картиной жизни и картиной человека. Методологической и теоретической основой диссертации выступает социокультурный подход к анализу духовных процессов и явлений, наиболее важным положением которого является признание научной картины мира как части всеобщей культурной ценности современного общества. Для обоснования многообразия человекопонимания и миропонимания привлечены основные положения и принципы современной философии культуры. Методологической основой диссертации также является междисциплинарная интеграция научных подходов в различных областях знания, поскольку научная картина мира есть комплексное явление культуры. Одним из основных методологических принципов является принцип диалектической связи научной картины мира с категориальным аппаратом философии культуры и предметной деятельности человека с включением моментов относительности, дополнительности и неопределенности. Сравнительно-типологический и системный подходы позволяют глубже раскрыть особенности формирования современной научной картины мира на основе взаимосвязи различных картин мира (религиозной, научной, философской и др.) в истории мировой философии. Концепция плюрализма научного познания положена в основу анализа взаимосвязи между научным и другими типами мировоззрения. Использование данных методов определило возможность исследовать объект диссертации в наибольшей полноте и многообразии его связей с другими элементами современной культуры. Объектом исследования является научная картина мира как феномен культуры. Предметом исследования выступает социокультурная интерпретация научной картины мира как устойчивой формы миропонимания.

Основной целью диссертационной работы является анализ функционирования научной картины мира в культуре современного. Данная цель предполагает решение следующих задач: исследовать формы и особенности развития различных картин мира как элементов современной культуры;

выявить методологическую базу изучения научной картины мира в культуре современного общества, а также обосновать целесообразность и эвристическую ценность социокультурного подхода в применении к исследуемой теме;

рассмотреть основные и вспомогательные культурообразующие функции научной картины мира;

определить роль и место человека в различных парадигмах научной картины мира;

проанализировать роль постнеклассических идей в функционировании научной картины мира и раскрыть их влияние на трансформацию научного миропонимания современного человека;

осмыслить сущность информационного образа реальности и сформулировать понятие информационной картины мира как социокультурной реальности, а также показать значимость информационной культуры современного человека в современной информационной цивилизации. Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем: уточнено понятие «научная картина мира» как культурный феномен и проведено комплексное исследование функционирования научной картины мира в качестве неотъемлемого элемента современной культуры;

обосновано положение о том, что современная научная картина мира, непосредственно и опосредовано воздействуя на развитие общества через культурообразующие функции, является одной из смыслообразующих областей современной культуры;

на основе анализа роли человека в научной картине мира сформулировано положение о том, что место человека в современной научной картине мира не является порождением естественнонаучного осмысления природы, а включает в себя глубинные социокультурные пласты и философско-мировоззренческие идеи;

раскрыта специфика перехода от неклассической к постнеклассической рациональности в контексте развития современной культуры, где учитывается соотношение знаний о человеке в научной картине мира не только с нелинейными процессами в сложных системах, но и с динамикой социокультурной реальности;

проведена систематизация различных подходов к построению научной картины мира во взаимосвязи с субъективированным и объективированным опытом человека, что дает возможность обнаружить его в различных феноменах социокультурной реальности;

определена роль научной картины мира в формировании информационной культуры современного человека, который является элементом информационной цивилизации с высоким темпом смены устройств обеспечения информационной деятельности. Основные положения, выносимые на защиту: 1. Современная дефиниция научной картины мира не должна подменяться такими понятиями, как «физическая картина мира», «химическая картина мира», «художественная картина мира» и другими, поскольку в этом случае понятие «научная картина мира» утрачивает свой самостоятельный смысл и содержание. Подобная интерпретация научной картины мира не оправдывает ее роль в современной культуре. Научная картина мира является целостной системой и совокупностью научных знаний об общих свойствах и закономерностях мира природы и мира человека. Практическая потребность в социокультурном исследовании научной картины мира определила необходимость философского анализа взаимосвязей и взаимозависимостей категорий философии культуры и философии науки, в основе которых лежит система культурообразующих функций научной картины мира. 2. Особенности научной картины мира в культуре современного общества в значительной мере обусловлены не ее научной типологией, а социокультурным аспектом, проявляющемся в установках и ценностных ориентациях человека и общества. Современная научная картина мира, являясь интерпретацией формальной действительности, должна быть дополнена современной картиной жизни и картиной человека, с которыми мы идентифицируем себя как субъекты истории, создавая свой «рисунок» жизни. 3. Окружающий человека мир полисистемен и многомерен, каждая природная и созданная человеком вещь многокачественна и многофункциональна. Научная картина мира есть картина определенным образом организованного, актуально значимого для человека, ценностно-нагруженного социокультурного мира. Научная картина мира является человеческой конструкцией мира науки, целостная и относительно непротиворечивая. В современной научной картине мира проблема человека реализуется в признании приоритета общечеловеческих интересов для разрешения глобальных противоречий современности, для определения будущего рода человеческого перед лицом бесконечной жизни и мгновенного самоуничтожения любого характера. 4. Анализ современной ситуации в мире, осознание глобализации и информатизации социокультурных процессов, гуманизации, экологизации, поиск решений глобальных проблем человечества приводит к пониманию гармоничной взаимосвязанности и взаимозависимости всего существующего, что в совокупности с констатацией резко возрастающих стремлений к смешению и слиянию всевозможных компонентов общественных отношений раскрывает тенденцию к интеграции и становлению единой социокультурной целостности. В действительности уже существуют реальные результаты интеграции, в качестве имманентной методологической предпосылки которой выступает идея культурной целостности эпохи, порождающей в науке достаточно устойчивое образование, такое как постнеклассическая научная картина мира. 5. Сочетание в культуре современного общества различных картин мира (научной, религиозной, философской) ставит перед человеком задачу формирования единой общепринятой картины мира, которая на современном этапе раз вития цивилизации приобретает статус информационной картины мира. Информационная картина мира характеризуется тем, что процесс формирования и установления главной ценности, основного продукта и ресурса – информации – в культуре современного общества меняет мировоззрение человека и его информационную культуру. Информационная картина мира существует как культурная мозаика, в построении которой принимает участие как все общество, так и различные сообщества, индивиды, поскольку на данном историческом этапе господствует конкретный набор информационных ресурсов и технологий. 6. В рамках формирующейся информационной цивилизации изменился массив доступных деятельностных процедур в широком спектре человеческой деятельности, то есть меняется не только инструментальная часть информационной деятельности, но и ее содержательная часть. Следовательно, трансформируется информационная культура современного человека, под которой понимается умение целенаправленно работать с информацией, использовать ее, обрабатывать, хранить и передавать. В контексте информационной культуры научная картина мира рассматривается с точки зрения того, как и насколько она служит развитию и самореализации современного человека. 7. Социокультурный подход в исследовании научной картины мира содержит широкие возможности выбора механизмов и методов научного творчества и его интенсификации в обществе, что должно учитываться при разработке научной картины мира в сфере образования, где сегодня наблюдается тенденции к интеграции областей знания, гуманизации естественнонаучного направления, экологизации содержания учебных дисциплин. Идеология современного образования начинает формироваться в качестве многоаспектной, междисциплинной концепции метаобразования, то есть перехода от социального знания к социальному самосознанию как предповеденческой структуре, от обобщенного восприятия научной картины мира к картине жизни и картине человека, к пониманию человеком своего места и своей подлинной роли в природе и обществе.

Теоретическая и практическая значимость исследования состоит в разработке недостаточно изученной как в отечественной, так и в западной философии научной проблемы, а также в углублении и расширении существующих представлений о научной картине мира и, в частности, современной информационной картины мира как уникальной. Ряд положений и выводов диссертации может быть использован преподавателями школ и вузов в целях формирования культуры социального и индивидуального общего образования и воспитания. Материалы диссертационного исследования могут быть использованы при преподавании учебных дисциплин «Концепции современного естествознания», «Социальная информатика», а также в разработке спецкурсов в рамках государственного и регионального компонента образовательных стандартов. Апробация исследования. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры социальной философии и этнологии Ставропольского государственного университета. Основные положения и выводы диссертации были представлены в качестве докладов на научных и научно-практических конференциях: Международной научной конференции «Человек и общество: на рубеже тысячелетий» (март 2003 года, г. Воронеж);

Всероссийской научной конференции «Духовная жизнь провинции. Образы. Символы. Картина мира» (июнь 2003 года, г. Ульяновск);

Всероссийском научно-практическом семинаре «Классический университет как центр социального и культурного развития в полиэтничном регионе» (октябрь 2003 года, г. Ставрополь);

48-й и 49-й научно-методических конференциях «Университетская наука – региону» (апрель 2003 года, апрель 2004 года, г. Ставрополь). Результаты исследования использовались в учебном процессе со студентами различных специальностей. Основные положения и выводы диссертации изложены в 7 публикациях общим объемом 3,4 п.л.

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ НАУЧНОЙ КАРТИНЫ МИРА В СОВРЕМЕННОЙ КУЛЬТУРЕ 1.1. Картины мира в культуре современного общества В последние годы понятие «картина мира» еще несколько лет назад, казалось бы, утратившее актуальность, вновь возвращается в научный оборот. Дело в том, что постмодернистские тенденции в культуре, характерные для конца XX века, не поддерживают системное видение мира, а, напротив, ориентируют на редуцирование сложных явлений к простым. Картина мира, безусловно, предполагает системное, интегрированное видение мира, поиск в мире определенного «сюжета», другими словами, определенных оснований и принципов, лежащих в основе построения целостного образа мира. В рамках сегодняшней глобализации (от экономики и политики до планетарного сознания) и информатизации со стороны общественного запроса происходит возрождение интеллектуального интереса к проблеме картины мира, что свидетельствует об исчерпанности потенциала постмодернистской философии и о постепенном возвращении рефлексивного сознания к классическим мотивам и сюжетам. Постмодернистская эпоха оставила заметный и по-своему весьма конструктивный след в современной культуре, который нашел отражение в методах и способах формирования картин мира в мировоззрении современного человека. Исследование понятия «картины мира» как особого компонента общенаучного знания предполагает соотношение двух методологических подходов: с одной стороны, исследование взаимосвязей картины мира с мировоззрением и философией, с другой – рассмотрение картины мира в ракурсе специальных наук. Каждый из этих подходов выступает в качестве особого аспекта исследования структуры и динамики научного знания, а их соотношение соответствует интеграции социокультурных исследований. Еще Т. Гоббс выдвигал совершенно справедливое требование каждое исследование начинать с дефиниций. Поэтому если мы хотим выяснить, какую роль играет картина мира и ее элементы в культуре, нам нужно определиться с тем, что мы подразумеваем вообще под картиной мира. Однако самый первый – и самый обескураживающий – вопрос, который встает при попытке такого рода, звучит следующим образом: «А что же, собственно, надлежит определять?» С одной стороны, недостатка в концепциях нет: картину мира изучают различные дисциплины. Отсюда в распоряжении исследователя имеются определения «от философии», «от социологии», «от антропологии» и т.д., не говоря уже о многообразных междисциплинарных дефинициях (картина мира в психологической культурологии, в когнитивной антропологии и т.п.). За редким исключением, эти определения противоречат друг другу. В философской литературе термин «картина мира» как правило встречается вместе с понятием «мировоззрение». Мировоззрение – совокупность взглядов людей на мир и представление о собственном месте в мире. Мировоззрение строится на субъект-объектном отношении, где субъектом выступает человек (индивид и все общество), объектом – все окружающее человека. Одними из фундаментальных категорий мировоззрения являются категории «человек» и «мир». Они конкретизируются через систему категориальных смыслов других универсалий культуры, выражающих отношения человека к природе, обществу, другим людям и самому себе (смыслы категорий «природа», «космос», «Я», «другие», «отношения», «свобода» и др.). Все эти мировоззренческие категории всегда имеют культурное измерение и во многом определяют характер жизнедеятельности людей на том или ином историческом этапе социального развития. Человек как и все человечество не располагает единым мировоззрением. В зависимости от дифференциации общества на группы, слои, классы, этносы, нации и т.д. и теоретического выражения их идеалов в научной, религиозной, философской формах складывается множество типов мировоззрений. При отсутствии единого взгляда на укоренение человека в мире и обратной связи мировоззрение реализует известную софистическую максиму: «Человек есть мера всех вещей, существующих, что они существуют, и не существующих, что они не существуют»1. Вследствие этого, мировоззрение покоится не на истине, а на убеждении, которое в определенных, весьма узких пределах, помогает человеку обеспечить минимально сносное существование. Следует различать категорию «мир» в его философском значении, когда речь идет о мире в целом, и те понятия мира, которые складываются и используются в конкретных науках, когда речь идет, скажем, о «мире физики», «мире биологии», «мире искусства» и т.д., то есть о той реальности, которая составляет предмет исследования соответствующей конкретно-научной дисциплины. Мир – бесконечно сложная, развивающаяся действительность и всегда значительно богаче, нежели представления о нем, сложившиеся на определенном этапе общественно-исторической практики. А картина мира как познавательный образ упрощает и схематизирует действительность. Еще А. Эйнштейн писал, что «человек стремиться каким-то адекватным способом создать в себе простую и ясную картину мира для того, чтобы в известной степени попытаться заменить этот мир созданной таким способом картиной»2. Вместе с тем, за счет упрощений и схематизации картина мира выделяет из бесконечного многообразия реального мира именно те его субстанциональные связи, познание которых и составляет основную цель науки на том или ином этапе ее исторического развития. Эти связи фиксируются в виде системы научных принципов, на которые опирается данное исследование, и которые позволяют активно конструировать конкретные теоретические и мировоззренческие модели, объяснять и анализировать действительность3. Само содержание категорий «человек» и «мир» по мере развития общественно-исторической практики и познания претерпевает постоянное изменение. В этом отношении мировоззрение предстает не как завершенный, раз и навсегда сложившийся, а как подверженный радикальным трансформациям, посто1 Котенев А.А., Лукьянов А.Е. Миросознание. – М., 2002. – С. 232-233. Эйнштейн А. Мотивы научного исследования // А. Эйнштейн. Собрание научных трудов в 4-х т. – М., 1967. – Т.4. – С. 40. 3 См.: Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. – М., 1994. – С. 12-13. янно развивающийся способ духовно-практическою освоения мира, а также, мировоззрение может быть рассмотрено как отличительная характеристика человека. И если на ранних этапах оно носило антропоморфный, мифологический характер, то с возникновением философии оно обретало статус теоретичности. Философия как раз и составляет теоретическое ядро мировоззрения. Осуществляя рефлексию над мировоззренческими универсалиями культуры, она выявляет их и выражает в логически-понятийной форме как философские категории. Оперируя с ними как с особыми идеальными объектами, философия способна сконструировать новые смыслы, а значит, и новые категориальные структуры. Тем самым она создает своеобразные теоретические каркасы мировоззренческих установок, адресованные не только и, более того, не столько к настоящему, сколько к возможному будущему. С развитием культуры современного общества они способны играть роль порождающего ядра нового мировоззрения. На их основе может формироваться система политических, религиозных, нравственных, эстетических идей и образов, непосредственно воздействующих на сознание множества людей. Тем самым они превращаются в мировоззренческие универсалии, в соответствии с которыми воспроизводится новый тип социальности, новые структуры жизнедеятельности людей1. Анализ сущности мировоззрения в различные исторические эпохи и содержания таких его функций, как обобщающая, синтезирующая и интегрирующая, приводит к выводу, что одной из важнейших задач философии является формирование целостного представления человеком о мире в совокупности всех его элементов и проявлений, а такое представление обозначается понятием «картина мира», которое остается еще достаточно неразработанным. О неразработанности понятия «картина мира» свидетельствует краткое ее определение в современном «Философском энциклопедическом словаре»: «картина мира – в отличие от мировоззрения совокупность мировоззренческих См.: Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. – М., 1994. – С. 18-19. знаний о мире...»1, хотя еще лет 10 назад оно вообще отсутствовало как в «Философской энциклопедии», так и в «Философском энциклопедическом словаре». В последнем имеется общее замечание о необходимости различения понятий «общая картина мира» и «мировоззрение». «Общая картина мира, – пишет А.Г. Спиркин, – это синтез знаний людей о природе и социальной реальности... Создание общей картины мира – задача всех областей знания»2. В отличие от мировоззрения, общая картина мира не включает в себя эмоциональноценностное, но лишь интеллектуальное отношение человека к миру. Данные определения невозможно признать достаточно строгими, хотя они имеют одно ценное указание на понимание картины мира как отношения к миру. А поскольку отношение к миру выражает взаимозависимость между соотносящимися сторонами, постольку в этом отношении выявляются определенные свойства мира и человека, свойства мира относительно живущего в нем человека;

именно в отношении человека к миру мир определяется как совокупность свойств и признаков. Именно это предполагает необходимость включения в содержание понятия «картина мира» ценностного аспекта. Человеческие ценности имеют самостоятельный статус, тем не менее, можно утверждать, что они функционируют, в том числе, и в структуре картины мира. Г.В. Гребеньков в статье, посвященной аксиологической проблематике3, по сути, не различает содержания понятий «картина мира» и «мировоззрение», тем не выделяет социокультурное значение картины мира: поскольку круг природных явлений становится предметной ценностью для человека, постольку явления природы выступают как объект ценностного отношения4. За отождествление понятий «мировоззрение» и «картина мира» активно высказывался А.Н. Чанышев отмечая, что «под мировоззрением мы понимаем общую картину мира, то есть более или менее сложную и систематизированФилософской энциклопедический словарь. – М., 2003. – С. 201. Спиркин А.Г. Мировоззрение // Философский энциклопедический словарь. – М., 1983. – С. 375. 3 См.: Гребеньков Г.В. О мировоззренческой природе ценностного аспекта философии. – Донецк, 1991. -8 с. 4 Там же. – С. 8. 2 ную совокупность образов, представлений и понятий, в которой и через которую осознают мир в его целостности и единстве и (что самое главное) положение в этом мироздании такой его важнейшей (для нас) части как человечество»1. В этом определении А.Н. Чанышева акцент сделан на мировоззрение, а ценностные и деятельные аспекты картины мира как мировоззренческого образа в явном виде не зафиксированы. Дж. Холтон отмечал, что философия науки вынуждена была обратиться к данным категориям (картины мира и мировоззрения) тогда, когда возникла необходимость усложнения методологического анализа науки и соответственно появилась потребность в более тонком методологическом инструментарии. То есть, когда речь зашла о картине мира, то фактически она отождествлялась с мировоззрением. Здесь картина мира предстает у него как модель мира, которая «обобщает опыт и сокровенные убеждения человека и выполняет роль своеобразной ментальной карты, с которой он сверяет свои поступки и ориентируется среди вещей и событий реальной жизни»2. Ее главная функция – быть связующей силой, направленной на консолидацию человеческого общества. Поднимая проблему идейно-мировоззренческих истоков картины мира в культуре и ее «практического» функционирования в системе религиозного знания и действия, Л.А. Чухина пишет: «Мыслительным ядром этих систем выступают проблемы внутреннего духовно-нравственного мира человека, рассмотренного в метафизических измерениях диалектики человеческого и божественного и обращенного к Богу как к абсолютному смыслу и цели бытия»3. Преимущественно нравственную форму детерминации картины мира предлагает для анализа Л. Жерне4. Исследуя мировоззренческую природу философии, аналогичных взглядов в своей диссертации придерживается Н.А. Данилов: «поскольку ориентирами 1 Чанышев А.Н. Начало философии. – М., 1982. – С. 38-43. Холтон Дж. Что такое «антинаука»? // Вопросы философии. – 1992. – №2. – С. 38-39. 3 Чухина Л.А. Человек и его ценностный мир в религиозной философии. – Рига, 1991. – С. 73. 4 См.: Gernet L. Droit et Societe dans la Grece Ancienne. – Paris, 1955. -55 p. деятельности человека являются не только «предметы» окружающей действительности, но и способы и критерии, на основе которых осуществляется процедура оценивания, постольку, с одной стороны, отдельные предметы, с другой, определенные способы и формы их представления в сознании, являют собой два типа ценностных ориентации человека»1. Таким образом, картина мира в культурном аспекте понимается Н.А. Даниловым как ценностно-нагруженная система представлений. Представление в отечественной философии о картине мира как об идеологическом феномене, имеющем мировоззренческие функции, сложилось еще в конце 1960-х начале 1970-х годов, когда в соответствующей научной литературе речь зашла о картине мира как таковой в работах А.И. Игнатова2 и Т.В. Платонова3. Эта традиция сопоставления картины мира и идеологии сохраняется на протяжении двадцатилетия и периодически подтверждается философами и социологами различных регионов России. Нельзя не отметить, что приписывание картине мира мировоззренческой функции осуществлялось еще в первой половине XX века французскими исследователями мифологии. В 1940-е – 1950-е годы понятие картины мира как основы человеческого миропорядка4, связанной с изменением образа мышления5, высказал Ж.-П. Вернан, который считал, что центральным вопросом картины мира является вопрос: «каким образом мир начал свое существование?»6. Ж.-П. Вернан отождествлял картину мира и мировоззрение, также необходимо заметить, что развитие мысли идет именно в русле данного направления. По мнению диссертанта, главное отличие научной картины мира от мировоззрения (в том числе и научного мировоззрения), состоит в том, что научная картина мира строится на основе определенной фундаментальной теории, Данилов Н.А. Место и роль ценностных ориентаций в системе мировоззрения: Автореф. дис… канд. филос. наук. – М., 1990. – С. 3-5. 2 См.: Игнатов А.И. Мировидение, картина мира и мировоззрение. – М., 1978. -48 с. 3 См.: Платонов Г.В. Картина мира, мировоззрение, идеология. – М., 1972. -47 с. 4 См.: Вернан Ж.-П. Происхождение древнегреческой мысли. – М., 1988. – С. 15. 5 Там же. – С. 14. 6 Там же. – С. 144. которая служит обоснованием этой картины и в которой преобладает рационально-логический компонент, а чувственно-образный элемент преобладает в содержании мировоззрения. Принимая во внимание, что картина мира не остается неизменной на протяжении не только человеческой истории, но и имеет место сосуществование различных картин мира в одно и то же социальное время, некоторые авторы пытаются связать содержание картины мира с социометрическими характеристиками. Активную позицию в деле наделения картины мира антропологическими характеристиками занимает Г.Д. Гачев1. Он полагает, что картина мира является конкретно-историческим феноменом, поэтому, согласно Г.Д. Гачеву, картина мира, например религиозная, имеет национальные, конкретноисторические формы, которые делают ту же религиозную картину мира многогранной и многомерной, в зависимости от национальной и культурной включенности и не имеет никакого сходства с монолитным, гомогенным образованием, формируемого «по принципу партийности». Одной из целей данного исследования, напротив, является поиск тождественного (инвариантного) в различных картинах мира, тождественного не только в содержании различных картин мира, но и выделение такого содержания, благодаря которому имеющиеся сегодня в структуре знания картины мира стали бы объектами одночленной совокупности. Выделенные в содержании картины мира свойства, присущие любой картине мира должны удовлетворять принципу необходимости и достаточности, исключив все особенные и единичные свойства и признаки. Поэтому из многозначного и многогранного содержания понятия «картина мира» необходимо выделить ту часть, которая охватила бы все виды и типы картин мира и исключила бы различия между ними. Хотя различные картины мира значительно отличаются друг от друга, но как социокультурное явление они должны иметь общую природу, общий характер функционирования.

См.: Гачев Г.Д. Наука и национальные культуры: (Гуманитарные комментарии к естествознанию). – Ростов-на-Дону, 1992. -316 с. В связи с этим, по нашему мнению, картину мира надо рассматривать не только как отражение действительности, но как выражение отношения человека к миру, на что мы указывали выше. Именно поэтому картина мира не может обладать характером истинности или ложности, но является логикой определенной идеи, имея некоторые точки соприкосновения с мировоззрением, а потому невозможно согласиться с утверждением об интеллектуальной составляющей картины мира. Это, во-первых. Во-вторых, картина мира не может быть только знанием (обобщенным, синтетическим) хотя бы потому, что знание есть результат процесса познавательной деятельности, получивший подтверждение в общественноисторической практике, а потому определяемое как «адекватное отражение» действительности. Относительно картины мира такое положение некорректно: как выражение отношения к миру, она непосредственно вплетена в структуру жизнедеятельности, а потому может быть метафорически определена как «живое знание»1. Примерно такую точку зрения отстаивает в своей диссертации Л.М. Андрюхина. Исследуя взаимосвязь картины мира и стиля мышления, автор расставляет акцент на активности субъекта в процессе рефлексии собственного мировоззрения и миропонимания2. Изменение картины миры, процесс смены одной картины мира на другую, согласно Л.М. Андрюхиной, происходят аналогично переоценке ценностей. Подчеркивается, во-первых, тесная связь картины мира с системой ценностей субъекта, во-вторых, роль философски ориентированного сознания субъекта. Последнее позволяет осуществить определенный способ видения мира и его устройства. Картина мира понимается как концептуальное содержание рефлексирующего сознания, как производное от конкретноисторического уровня развития культуры современного общества. Следовательно, интерпретированная картина мира осуществляет преобразование униСм.: Суворова А.И. Картина мира и проблема ее типологизации. Дис… канд. филос. наук. – Самара, 1996. – С. 23. 2 См.: Андрюхина Л.М. Стиль мышления и картина мира в научном познании: Автореф. дис… канд. филос. наук. – Свердловск, 1978. -22 с. кальных социокультурных особенностей эпохи в философские регулятивы, выступающие внутринаучными факторами развития самой науки как института культуры. Подчеркивая социокультурные параметры картины мира, Л.М. Андрюхина ничего не говорит о способах и формах становления философски ориентированного и рефлексирующего сознания, о внутренних механизмах, приводящих субъекта к необходимости переоценки ценностей. Анализируя прежде всего место картины мира в структуре научно-познавательной деятельности, постоянно упоминается функция картины мира задавать перспективные программы научного исследования и непосредственно и живо влиять на научный стиль мышления: научное познание и научное знание однозначно понимается Л.М. Андрюхиной как производное определенного стиля мышления и картины мира, а картина мира как предпосылка развития науки. А.П. Ларьков, анализируя природу эмоций, не соглашается, во-первых, с интеллектуальной составляющей картины мира, во-вторых, с целой группой авторов, рассматривающих картину мира в качестве философской составляющей социокультурной деятельности. Не отрицая социокультурную природу картины мира, А.П. Ларьков подчеркивает, что картина мира характеризует определенный тип личности, имеющий принадлежность к определенному типу культуры, а потому имеющий не только экзотерический, но и собственный, особенный эзотерический пласт1. А.П. Ларьков проявляет близость в понимании картины мира французскими исследователями, например, с Ж. Деррида, который замыкает человека в такую картину мира, являющуюся наиболее правдоподобной и наиболее приемлемой для человека с включением в картину мира всех наличных аффектов2. В свою очередь, Ж. Деррида не вышел за границы французской традиции, уходящей корнями в работы первой трети XX века Т. Рибо, который, прослеживая См.: Ларьков А.П. Генезис и социальная природа эстетических переживаний. – Тернополь, 1990. – С. 5. 2 См.: Derrida J. La carte postale (de Socrate a Freude et Au-dela). – Paris, 1980. – С. 439-524. эволюцию представлений человека, акцентировал внимание на чувственной составляющей человеческих идей1. Далее отметим, что стремление философии науки в последние годы ввести в арсенал методологического анализа новые категориальные средства (картины мира и мировоззрения) – положительный аспект, но вместе с тем заметим, что четкого разграничения понятий «картина мира» и «мировоззрение» пока не проведено. В то же время, с возникновением науки и постепенным возрастанием ее влияния на социальную жизнь мировоззренческие смыслы во многом начинают формироваться под воздействием научной картины мира. Последняя начинает выступать как компонент научного мировоззрения, которое во многом целенаправляет деятельность исследователя. Этот компонент фиксирует в мировоззрении лишь один блок – знания об устройстве мира, полученные на том или ином этапе исторического развития науки. И здесь, скорее всего, нужно вести речь о взаимосвязи мировоззрения и картины мира, в частности научной картины мира. Понятие «научная картина мира» было включено в состав концептуального аппарата философии и методологии науки во многом благодаря исследованию механизмов формирования научных теорий и эмпирических фактов с учетом процессов дифференциации и интеграции научных знаний. Вклад в разработку этого понятия был внесен как учеными-естествоиспытателями, так и философами. Термин «картина мира» был выдвинут в рамках физического знания в конце XIX века. Этот термин одним из первых стал использовать немецкий физик Г. Герц, определивший физическую картину мира «как совокупность внутренних образов внешних предметов, из которых логическим путем можно получать сведения относительно поведения этих предметов»2. Внутренние образы или символы внешних предметов, которые создают исследователи, должны 1 См.: Ribot Th. L’ evolution des idees generales. 4-e ed. – Paris, 1897. -260 p. Герц Г. Принципы механики, изложенные в новой связи. – М., 1959. – С. 209. быть такими, чтобы следствия этих представлений, будучи логически необходимыми, были в свою очередь образами естественно необходимых следствий отображаемых предметов. М. Планк понимал под физической картиной мира «образ мира» формируемый в физической науке и отражающий реальные закономерности природы. Он считал, что «содержание этого образа, определяемого принципами сохранения и превращения энергии, непрерывно углубляется по мере развития физического знания, освобождаясь при этом от антропоморфных элементов»1. М. Планк использовал и понятие «научная картина мира», которая связывалась им с моделью реального мира в абсолютном смысле независимо от отдельных личностей и всего человеческого мышления2. В.И. Вернадский подчеркивал, что научное мировоззрение, которое обязательно включает в качестве компонента общенаучную картину мира, а также ее философские основания, развивается в тесном взаимодействии со всеми сторонами духовной жизни общества. В работах В.И. Вернадского была предпринята плодотворная попытка проследить соотношение научного мировоззрения и различных форм духовной жизни, которая является необходимой питательной средой для развивающейся науки3. По мнению, Э. Шредингера, анализ картины мира, который вводился в квантово-релятивистской физике, с культурой современной цивилизации это стремление к целесообразности предметных форм и простоте, «пристрастие к освобождению от традиций», выражение динамизма социальной жизни, «методика массового управления, ориентированной на поиск инварианта в наборе возможных решений» и т.д.4 Этот аспект соотношения научной картины мира и мировоззренческих структур наиболее актуален, ибо он позволяет конкретизировать проблему соотношения факторов научного развития не только в отдельных науках, но и по отношению к науке в целом.

1 Планк М. Единство физической картины мира. – М., 1966. – С. 44, 49, 50. Там же. – С. 105-106. 3 См.: Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. – М., 1981. – С. 229-232. 4 См.: Шредингер Э. Новые пути в физике. Статьи и речи. – М., 1971. – С. 38-42. По мнению диссертанта, картина мира – это сложившаяся на конкретном этапе развития человечества совокупность представлений о структуре действительности, сформировавшаяся на основе исходных мировоззренческих принципов и интегрирующая знания и опыт, накопленный человечеством. Следовательно, картина мира есть социокультурная сущность человека. Если понятие мировоззрения принять как систему трех связанных компонентов – ценностных, нормативных и эвристических, то картина мира как неотъемлемая составляющая мировоззрения существуют в устойчивых связях с ценностными и нормативными компонентами мировоззрения, в соответствии с тем, как они устанавливаются в жизненных мирах. По характеру привязанности к субъекту картины мира можно разделить на личностные, групповые и общие картины мира. Общая картина мира есть общепринятая мировоззренческая система, характеризующаяся содержанием категорий, понятий и моделей современной культуры. Личностная картина мира существует на основаниях осваиваемых человеком жизненных миров и формулируется как картина жизни человека. Групповая картина мира используется группой как схема, модель действительности, к которой группа относится как целостный субъект. Групповой образ реальности сегодня является наиболее активным среди используемых подобных замещений, особо начинают выделяться картины мира мобильных, коммуникативных групп1. По особенностям структуры и формам существования среди картин мира можно выделить: 1. Монистические картины мира, содержащие единственный, центральный образ мира, который выстроен в соответствии с единственным доминантным смыслом жизнедеятельности или со смыслом деятельности, выделенный рядом с другими видами деятельности. 2. Мозаичные картины мира, которые содержат ряд картин мира, несогласованных осознанно друг с другом.

См.: Петров А.В. О групповых картинах мира // Электроника и информатика – XXI век: III-я Международная научно-техническая конференция: Тезисы докладов. – М., 2000. – С. 517. 3. Полифокусные картины мира, противоположные мозаичным картинам мира, в которых соприсутствуют осознанно согласованные фрагменты, выстроены смысловые рамки, границы. Форма действующей картины мира определяется самим субъектом в ходе мировоззренческой деятельности, осознанно или неосознанно. Действительная картина мира не существует в чистом виде, в виде одной из выделенных структурных форм картины мира. Картина мира содержит различные по форме фрагменты, то есть она может быть монистической, полифокусной, смешанной и т.д. Поэтому можно описывать картину мира как ориентированную на определенную форму, либо описывать согласованность внутренних форм, границы их совмещения, степень их осознанности и развитости1. В силу исторического характера знаний и опыта людей на каждом этапе развития человека и общества картины мира различаются, сменяя и дополняя друг друга. Эти различия определяются не только уровнем развития общества и его культуры, но и мировоззренческими установками людей. В акте философского самосознания, и в требовании повседневной обыденности – познай самого себя, ничего сверх меры, – запечатлен извечный интерес человека к самому себе и окружающему миру. Согласно легенде эти изречения древних мудрецов были начертаны над входом в Дельфийский оракул, где пифия давала просящим предсказания2. И смысл предсказаний, и содержание изречений древних мудрецов-философов носят двусмысленных характер. Кто должен познавать самого себя? Ты сам? Как только ты назовешь свое «Я», это будет означать, что ты уже знаешь, что ты такое есть и познавать себя вовсе не надо. А если ты своего «Я» не знаешь, то как из этого незнания выберешься к познанию себя, которого нет? То же самое происходит и с понятием «картина мира». Чья это картина мира? Если картина мира, установленная самим тобою, то в отношении человека к миру воцарится полный произвол. А если не твоя, то ни самого себя, ни См.: Петров А.В. Научная картина мира в современной науке // Философия. Управление. Образование. – М., 1998. – С. 104-115. 2 См.: http://www.orator.ru/rass12.html вещи ты никак не определишь, не познаешь. Еще в древности от имени большинства и для большинства философы создали иллюзию быстрого решения этой проблемы. Они назвали забывшего свою сущность человека царем природы и утвердили удобные ему картины мира индивидуального внутреннего и окружающего внешнего бытия1. Следует особо подчеркнуть, что картина мира формируется в мыслях человека, но, сложившись в определенный образ, она является средством бытования наших представлений, а следовательно, детерминирует ориентации человека в мире, направленность и характер его целесообразной деятельности. Необходимость установления картины мира связана со стремлением иметь целостное представление о мире, а также преодолеть дифференциацию философии, науки и религии. С этой точки зрения мир философии, мир науки и мир религии выступают соответственно как философская, научная и религиозная картины мира. Их принципиальные различия определяются двумя позициями: основной проблемой, решаемой каждой из указанных картин мира и основными идеями, которые предлагают картины мира для решения своей проблемы. Картина мира, реализуясь в конкретную форму выражает движение от абстрактного к конкретному, а в своем единстве они образуют целостную общую картину мира. Взаимоотношения между философией, наукой и религией всегда были и по настоящее время остаются достаточно напряженными, часто достигающими стадии конфликта. Многовековые дискуссии показывают, что человек «культивирует» и философию, и религию, и науку. Не счесть попыток доказать полнейшую несостоятельность каждой из них. Сильная неприязнь то ли к религии, то ли к науке, то ли к философии неизменно посрамляет себя. В современную эпоху главенствует научный импульс. Обществу не обойтись без науки, это достаточно См.: Котенев А.А., Лукьянов А.Е. Миросознание. – М., 2002. – С. 12-13. очевидно, но почему все достоинства науки не позволяют человеку прожить без религии и философии1? Необходимость философии наряду с наукой объясняется, во-первых, тем, что она сама научна;

во-вторых, ее вниманием к кардинальным вопросам бытия;

в-третьих, стремлением преодолеть неопределенность альтернативы мысленного (научного) и мистического (религии);

в-четвертых, философия и философская картина мира дает предельно общую картину мира. Философская картина мира определяет основное содержание мировоззрения индивида, социальной группы, общества. Философская картина мира есть совокупность обобщенных, системно-организованных и теоретически обоснованных представлений о мире в целостном его единстве и месте человека в нем. В отличие от религиозной картины мира, которая в XX веке уже достаточно нейтрально относится к данным науки, а иногда использует их для обоснования бытия Бога, философская картина мира всегда опирается на научную картину мира как надежный фундамент. Более того, философская картина мира в своем развитии всегда была органически связана с научной картиной мира конкретной эпохи так, что их изменения обусловливали друг друга. Необходимость религии наряду с философией ее приверженцы и знатоки объясняют тем, что за последними вратами науки человек оказывается перед лицом божественной веры. Известный немецкий теолог Г. Кюнг считает, что религия имеет будущее и приводит в защиту своего мнения шесть аргументов, которые обобщают большой научный материал. Во-первых, современный мир с его несправедливостью не находится в должном порядке и возникает необходимость общения с Другим. Во-вторых, трудности жизни ставят этические вопросы, перерастающие в религию. В-третьих, при всей правомерности секуляризации (освобождения от церковного влияния) идеология атеизма будет отвергаться. В-четвертых, религия означает социальное развитие отношения к абсолютному смыслу бытия, к тому последнему, что непременно касается каждоСм.: Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. – М., 2002. – С. 268269. го. В-пятых, этот смысл бытия воспринимается как Бог. В-шестых, там, где основной смысл бытия видят не в Боге, а в чем-то другом — в нации при национализме, в расе при расизме, в науке при сциентизме, – налицо квазирелигия (по П. Тиллиху). Сразу же за этими аргументами Г. Кюнг делает заслуживающий внимания вывод: приведенные аргументы совсем не доказывают, что Бог действительно существует1. Религиозная картина мира есть своеобразное дуалистичное бытие: Богтворец и сотворенное им бытие с его многообразием и человеком. Абсолютное бытие не может быть познано рациональным путем. Единственное на что способен человеческий разум – подчинить себя вере в существование непостижимого Абсолюта. Представления о Боге различны в разных религиях, однако, несомненной остается идея, присущая всем религиям, идея о создания мира кем-то или чемто, исполненного разума, существа, стоящего над миром людей – справедливого и милосердного. Религиозная картина мира чрезвычайно стройна и логична, чего не скажешь о научной картине мира, задающей постоянные вопросы, и часто не дающей убедительных ответов. Религия же, приняв за аксиому идеи о сотворении мира, четко отстаивает свои позиции, не пренебрегая достижениями науки. В настоящее время нет яростного противоборства между наукой и религией, так как и та и другая стали терпимее. Религиозный способ субъект-объектных отношений и в ХХ веке не перестает быть значимым. Значимой составляющей в деле восстановления психического равновесия обладает вера, дающая «ближайший эффект» психологической помощи. Реализация указанной потребности иногда приводила и приводит к принятию религиозной картины мира, в рамках которой была выявлена новая форма актуального значения – бессознательная борьба с психическими травмами, невыносимыми представлениями и пр. Обращение в религию способствовало обретению краткосрочного, но ближайшего эффекта, снимающего психопатические симптомы.

См.: Кюнг Г. Великие христианские мыслители. – СПб., 2000. – С. 36-37. Формирование религии свидетельствует об изменении фокуса субъектобъектных отношений. Преобразуется структура деятельности. Специфика религиозной деятельности состоит в переориентации интересов и потребностей деятельности с объекта на субъект деятельности. Впервые рефлексии подвергаются субъект-субъектные отношения, вырабатываются нормы межличностной коммуникации. Религиозные заповеди, выражающие норму межчеловеческих форм общения требуют постоянного воспроизведения теперь уже должного порядка в мире. Исторические социокультурные наслоения в структуре религиозной картины мира не должны заслонять исходный момент ее становления, предлагающей новую модель, построенную на актуально значимом в структуре жизнедеятельности способе межличностных отношений1. Отношение человека к религии не исчерпывается однозначными «верю» или «не верю». То же характерно и для отношения человека к философии и науке. Приведем некоторые примеры. Английский философ Б. Рассел относился к религии непримиримо, а философию ставил явно ниже науки. М. Хайдеггер превозносил философию, критиковал науку и довольно индифферентно относился к религии. Г.В.Ф. Гегель ставил превыше всего философию, считая науку и религию вторичными. Ф. Ницше довольно критически относился и к религии, и к науке, и к философии. А В.Соловьев ставил религию выше философии и науки. В настоящее время научная картина мира имеет несколько интерпретаций. Научная картина мира стала пониматься и как форма объединения добытых естественными науками фактов, где решающая роль принадлежит физике, и как понятие связанное с интеграционными процессами в методологии, которое является одним из средств обобщения научного знания, и как вся совокупность знаний о природных и общественных явлениях, которая одновременно является и мировоззрением, так как представления о природе в научной картине мира связаны с культурой эпохи. Общенаучные и частнонаучные картины См.: Суворова А.И. Картина мира и проблема ее типологизации. Дис… канд. филос. наук. – Самара, 1996. – С. 154-155. мира при этом являются некоторым посредником между специальными теориями и культурой конкретной эпохи. Считается, что для существования картины мира какой-либо науки, необходимо два условия: во-первых, такая картина мира должна отражать определенный срез универсума, отображать его со стороны какой-либо формы движения материи, во-вторых, она должна иметь соответствующие средства для выполнения этой задачи – универсальные категории, позволяющие с позиций данной науки описать и объяснить объекты реальности. Философия способна генерировать новые универсальные категории, смыслы и проблемы, необходимые для научного исследования, до того как последнее, начинает осваивать соответствующие типы объектов. Развивая свои категории в процессе решения мировоззренческих проблем, философия тем самым готовит для специальных наук своеобразную предварительную программу их будущего понятийного аппарата. Во многом это связано с выявлением особого слоя, связывающего мировоззрение и философию, с одной стороны, и конкретно-научное знание, с другой. По отношению к системе онтологических представлений таким слоем как раз выступает научная картина мира. Например, М.В. Мостепаненко исследуя механизмы влияния философии на формирование научного знания в физики, подчеркивал, что между физической теорией и философией существует особое промежуточное звено, через которое, с одной стороны, философия влияет на физику, а с другой – физика влияет на философию. Этим промежуточным звеном является «система физических представлений и понятий, называемая физической картиной мира»1. Аналогичную точку зрения проводил В.Ф. Черноволенко. По его мнению, «научная картина мира – такой горизонт систематизации знаний, где происходит теоретический синтез результатов исследования конкретных наук со знаниями мировоззренческого характера, представляющими собой целостное обобщение совокупного практического и познавательного опыта человечества. Научная картина мира стыкуется и с теоретическими сис Мостепаненко М.В. Философия и физическая теория. – Л.,1969. – С. 5. темами меньшей степени общности (конкретными науками, обобщающими теориями естествознания и т.п.) и с предельно широкой формой систематизации знаний и опыта – мировоззрением»1. Научная картина мира всегда опирается на определенные философские принципы, но сами по себе они еще не дают научной картины мира, не заменяют ее. Эта картина формируется внутри науки путем обобщения и синтеза важнейших научных достижений;

философские же принципы целенаправляют этот процесс синтеза и обосновывают полученные в нем результаты. Научная картина мира может быть рассмотрена как форма теоретического знания, репрезентирующая предмет исследования соответственно определенному историческому этапу развития науки, форма, посредством которой интегрируются и систематизируются конкретные знания, полученные в различных областях научного поиска2. Современная наука включает в себя более тысячи тесно связанных между собой областей знания. Каждая из этих наук занята изучением конкретночастных законов своей области, но наряду с этими частными науками существует философская наука, предметом которой являются всеобщие законы бытия и познания. Отсюда, наряду с традиционным выделением философской картины мира в последние годы к уже общепринятым ранее религиозной и научной картинам мира стали добавляться новые картины мира, отражающие многообразие путей и способов мировосприятия и рассматривающие, казалось бы, частные варианты этого рефлексивного процесса. В действительности, многие из этих подходов затрагивают фундаментальные вопросы культуротворческого процесса, и к таковым можно отнести новые варианты картин мира. Собственно говоря, многие из них существовали и раньше, но не были предметом серьезного научного анализа, считались второстепенными, и заслуга постмодернистского этапа как раз и заключается в привлечении внимания к тому, что казалось ранее нефундаментальным, в придании значимости незначимому.

Черноволенко В.Ф. Мировоззрение и научное познание. – Киев, 1970. – С. 122. См.: Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации. – М., 1994. – С. 25. 2 Следовательно, понятие «научная картина мира», по мнению диссертанта, применяется в двух основных значениях при характеристике процессов структуры и динамики целостной науки. Во-первых, оно обозначает особый горизонт систематизации знаний, полученных в различных науках о природе (живой и не живой), складывающихся в результате синтеза достижений естественнонаучных дисциплин. Здесь имеется в виду естественнонаучная картина мира. И, конечно, в основе своей современная картина мира является естественнонаучной, поскольку не включает в себя непротиворечивым образом целеполагающей причинности, а следовательно и человека с его духовной компонентой, поскольку социально исторический процесс есть не что иное, как деятельность преследующего свои цели человека, в то время как в картине мира, взятой в соотнесении с миром как физическим бытием нет никакого смысла, то есть мир сам по себе не обладает никакой культурной ценностью. Современная естественнонаучная картина мира – это картина мира, ставящая в качестве своей основной задачи выявление общих закономерностей и принципов, лежащих в основе процессов самоорганизации на различных уровнях существования материи, рассматривающая человека как промежуточную вершину эволюционного процесса. Все естественные науки занимаются тем, что не от человека, а независимо от него бытует и возникает, рождаясь (природа, физика – fysis, от fyo – «рожать»), а не сотворяясь;

тем, что строится без усилий и натуги искусства, но само собой, и чему мы, люди, – наблюдатели со стороны, но не соучастники: предмет вне нас, тогда как предмет гуманитарного знания человеком же и сотворятся (общество, культура и т.д.). Это уже И. Кантом исследовано, и современные ученые, ставя любой эксперимент, сталкиваются с тем, что вложишь – то и получишь, и ответ природы зависит от постановки вопроса человеком. Так что и естествознание есть наполовину искусство-знание, то есть искусственное знание о естестве (природе, мире), выделанное и сотворенное знание о природ ном, саморожденном1. Естественнонаучная картина мира базируется на естественных науках, которые изучают природные вещи и процессы. Часть из них существует от века к веку и никак не связана с человеческой деятельностью. Область естественных наук охватывает также вещества и процессы, которые появились благодаря деятельности человека. Так, химики синтезируют в избытке вещества, которые не существуют в природе. Однако, и это весьма характерно, предметом химии являются сами упомянутые вещества как таковые, а отнюдь не поступки и ценности людей2. Во-вторых, понятие «научная картина мира» применяется для обозначения совокупности знаний, полученных в гуманитарных и общественных науках, то есть гуманитарная картина мира. Гуманитарные науки исследуют то, что сотворено людьми (общество, культура), то что, раз возникнув, начинает существовать независимо от индивидуальных воль как естественный организм (так К. Маркс исследовал общественно-экономические формации, предполагая в обществе естественноисторический организм). Гуманитарные (от homo) – занимаются человеком, его психикой, материальной и духовной культурой, обществом людей. Это есть самосознание человечества, исполнение Сократовой заповеди: «Познай самого себя», есть рефлексия вовнутрь человека и в построенный им искусственный мир культуры3. В современной философской и специально-научной литературе для обозначения мировоззренческих структур, лежащих в фундаменте гуманитарных наук и культуре используются также термины «образ мира», «модель мира», «видение мира», «язык мира», характеризующие целостность мировоззрения, и формирующие стык гуманитарной картины мира и картины жизни. Структура гуманитарной картины мира при таком подходе задается через систему катего См.: Гачев Г.Д. Книга удивлений, или естествознание глазами гуманитария, или образы в науке. – М., 1991. – С. 31-32. 2 См.: Канке В.А. Концепции современного естествознания. – М., 2002. – С. 12-13. 3 См.: Гачев Г.Д. Книга удивлений, или естествознание глазами гуманитария, или образы в науке. – М., 1991. – С. 31-32. рий и универсалий культуры, в ней на равных сотрудничают рассудочное понятие и художественный образ. Гуманизация человека и общества как основная функция гуманитарной картины мира стала насущной потребностью сегодняшнего времени. Как-то один из самых известных физиков XX века Макс Борн заметил, что «нынешние политические и милитаристические ужасы, полный распад этики – всему этому я был свидетелем на протяжении моей жизни. Если даже род человеческий не будет стерт ядерной войной, он может выродиться в какие-то разновидности оболваненных и бессловесных существ, живущих под тиранией диктаторов и понукаемых с помощью машин и электронных компьютеров»1. То есть сейчас важны не только современные знания, но и соответствующие им ответственность и мораль. В противоположность естественным наукам в гуманитарных науках изучают поступки людей, их целевые ориентиры и ценностные убеждения как основа современной гуманитарной картины мира. Поступки людей несостоятельно сводить к их природной основе (это натурализм). В отличие от явлений, изучаемых в естественных науках, поступки людей имеют ценностное содержание. Ценности несводимы к массе, энергии, генам и т.п. Ценности – это интерпретационные конструкты, которые вырабатываются самими людьми в стремлении обеспечить эффективность своей жизни. Ценности ответственности, свободы, демократии, ненасилия являются творениями людей, их невозможно обнаружить в том мире вещей и процессов, которые входят в компетенцию естественнонаучной картины мира как базисные2. Следовательно, религиозная, философская и научная картины мира сосуществуют друг с другом. Человечество, вынужденное действовать по законам диалога и сотрудничества, стремится сложить мозаику единой общепринятой картины мира. В реализации этого стремления философия занимает самое достойное, а именно центральное место. Действительно, наука по определению 1 Цит. по: Дубнищева Т.Я. Концепции современного естествознания. – М., 2000. – С. 9. См.: Канке В.А. Концепции современного естествознания. – М., 2002. – С. 13-14. достаточно резко дистанцируется от всякого ненаучного и вненаучного знания, в том числе и от религии. Однако, и представители религии достаточно далеко отстоят от науки;

еще никому не удавалось поставить религию на рельсы науки. В контексте безусловной состоятельности как науки, так и религии в качестве явлений культуры и вместе с тем при их известной несопряженности философия играет особую и весьма примечательную роль. Философия функционирует и в сфере научного, и в сфере ненаучного знания, ей легко вести диалог на оба фронта1. При сохранении должной осторожности можно утверждать, что три картины мира не противостоят, а взаимодополняют друг друга. При этом также следует учитывать характер взаимозависимости и взаимоусиления (наука и философия). Сколько бы не добавляли науки в философию и философии в науку, обе только крепнут. Иначе обстоит дело в паре наука – религия. Религиозные мотивы, внесенные в науку, разрушают, поэтому ученые выступают против такого внесения. Вместе с тем научные «инъекции» в религию способны существенно ослабить последнюю, ибо они не согласуются с чудом откровения. В связке философия – религия обе стороны в одних случаях усиливают друг друга (например, в развитии обостренного этического отношения к миру), а в других – ослабляют (например, в различном понимании принципа абсолютной личности)2. Вся эта сложность концептуального аппарата философии, выясняя в природе и обществе законы различной степени общности, рисует общую картину мира культуры человеческой цивилизации, которая выступает как целостный образ мира, включающий представления и о природе, и об обществе. По словам академика В.А. Амбарцумяна, «любая картина мира представляет собой лишь относительно завершенный синтез знаний и по мере дальнейшего исследования 1 См.: Канке В.А. Философия. Исторический и систематический курс. – М., 2002. – С. 270. Там же. – С. 270-271. она будет сменяться новыми, но всегда лишь относительно завершенными едиными картинами мира, все большей степени общности и точности»1. Таким образом, картина мира является совокупностью мировоззренческих знаний о мире и человеке в нем, она чрезвычайно сложна и динамична, состоит из бесчисленного множества диалектически преобразующихся закономерностей. Если и можно сравнить эту картину с каким-либо материальным отображением, то, пожалуй, лишь с голографическим изображением, которое позволяет видеть изображенное со всех сторон и во всех проекциях. Возможность использования понятия «картина мира» в ее метанаучной функции является фундаментальным основанием для проникновения в основания культуры и природу самой науки как части культуры современного общества, различных форм ее методологии, а также в качестве средства преодоления несоизмеримостей в науке и междисциплинарной коммуникации. Наука не является единственной смыслообразующей областью деятельности в мире культуры, отсюда различные картины мира испытывают взаимовлияние, следовательно, реальная картина мира, которую использует субъект в своей деятельности, должна рассматриваться как комплекс представлений, явного и неявного знаний мировоззренческого уровня. Анализ взаимосвязи мировоззрения, философии и картин мира фиксирует инфраструктуру научного знания, которая определяет стратегию поиска эффективного научного мировоззрения и включение его в культуру современного общества. В то же время из этого анализа выделяются культурообразующие функции современной научной картины мира. 1.2. Культурообразующие функции современной научной картины мира Анализ развития научного знания в истории показывает, что наибольший интерес к проблеме научной картины мира проявляли философы и физики. Действительно, естествознание являлось долгое время лидером производства Амбарцумян В. Марксистско-ленинская философия и современное естествознание // Коммунист. – 1969. – № 18. – С. 35-36. научного знания, именно в естествознании картина мира получила свое научное оформление. Однако, научная картина мира изменяется, трансформируется, а значит развивается философия, наука и культура в целом. «Если в наше время можно говорить о картине природы, складывающейся в точных науках, речь, по сути дела, идет уже не о картине природы, а о картине наших отношений к природе. Старое разделение мира на объективный ход событий в пространстве и времени, с одной стороны, и душу, в которой отражаются эти события, – с другой стороны, иначе говоря, картезианское различение res cogitans и res extensa уже не может служить отправной точкой в понимании современной науки. В поле зрения этой науки прежде всего – сеть взаимоотношений человека с природой, те связи, в силу которых мы, телесные существа, представляем собой часть природы, зависящую от других ее частей, и в силу которых сама природа оказывается предметом нашей мысли и действия только вместе с самим человеком. Наука уже не занимает позиции наблюдателя природы, она осознает себя как частный вид взаимодействия человека с природой. Научный метод, сводившийся к изоляции, объяснению и упорядочению, натолкнулся на свои границы. Оказалось, что его действие изменяет и преобразует предмет познания, вследствие чего сам метод уже не может быть отстранен от предмета. В результате естественнонаучная картина мира, по существу, перестает быть только естественнонаучной»1. Великий физик В. Гейзенберг высказывает свое отношение, прежде всего, к расширению предмета научного мировоззрения, но не менее важным аспектом этой позиции является видение многополярности отношений человека к окружающему миру. Особенность этой позиции заключается в том, что сам метод уже не может быть отстранен от предмета и человеческая практика, познавательная деятельность, культурные регулятивы и универсалии тоже являются частью того мира, картину которого строит современная наука. Оформление социокультурного измерения научной картины мира дает основание для пересмотра предмета ее исследования.

Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое. – М., 1990. – С. 303-304. Есть и другой аспект в данном понимании научной картины мира – в преодолении изоляции науки от других частных видов взаимодействия человека с миром. Поскольку мир не противопоставляется человеку так жестко как раньше, поскольку в качестве ценностных ориентиров ставятся и нормы экологической этики, и практическое освоение природы с целью ее преобразования, то подвергается переоценке и реконструкции связь человека в науке с человеком в философии, с человеком в искусстве и т.д. О сложившихся мировоззренческих традициях В.И. Вернадский писал: «Научная картина Вселенной, охваченная законами Ньютона, не оставила в ней места ни одному из проявлений жизни. Не только человек, не только все живое, но и вся наша планета потерялась в бесконечности Космоса»1. С XVII столетия и по настоящее время практически остались неизменными доминанты творческих устремлений человека в науке и культуре, направленных в обозримые и необозримые просторы Вселенной, человеческое знание устремлялось к объятию каждого элемента этого меняющегося мира. Существуют и более жесткие мнения, так высказывается Дж. Холтон: «Пронаучная» картина мира конца XX в. представляет взгляды и позиции зыбкого, уязвимого, отнюдь не могущественного общественного меньшинства»2. По сути, эти слова перекликаются со словами В. Гейзенберга. Действительно, интересы человека в культуре современного общества многообразны, и наука представляет только незначительную их часть. Сегодня происходит смена предмета научной картины мира, трансформация теоретических предпосылок исследовательской деятельности, этому процессу сопутствует информатизация общества. В основании трансформации научной картины мира лежит, с одной стороны, актуализация биосферных, холистических картин мира, с другой, – трансформации, вызванные развитием трансдисциплинарных направлений, с третьей – переплетение научных, религиозных и других концепций, с четвертой – в переориентации современной 1 Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. – М., 1981. – С. 776. Холтон Дж. Тематический анализ науки. – М., 1981. – С. 32. науки на экзистенциальные основания и т.д. Все это составляет сложный комплекс мнений, отражающих реальную ситуацию в современной науке, но представление о мире, вне зависимости от того, каковы его источники – стихийное полуинтуитивное восприятие или научные данные, складывается в рамках культуры общества. Она ограничивает их и в то же время выявляет свои культурообразующие функции научной картины мира, исходя из целостного, общего характера изображаемого мироздания. В итоге представление об окружающей действительности, природной и социальной, приобретает в философии культуры диалектическую сложность, оказывается единством противоположностей. Культура обладает несомненной целостностью в силу органической взаимосвязи и взаимозависимости образов мироздания и общества. В то же самое время эти образы существенно различаются по способу их формирования, значимости, функциям. Возникая на донаучной стадии как мироощущение, представление об окружающем мире с развитием науки конкретизируется, углубляется, обращается в концептуально оформленное и научно обоснованное миропонимание. Оно (как и научное мировоззрение в целом) становится теоретическим обобщением важнейших выводов науки и их социокультурным эффектом, которые закрепляются в научной картине мира эпохи1. Научная картина мира – самостоятельное образование, но, в то же время, она зависит и от уровня развития наличных технологий и от социальной структуры и типа производственных отношений в данной общности, и от степени геополитической и этнической тревожности, даже от геоклиматических условий. Однако культура охватывает все эти аспекты человеческого бытия, объединяя их в едином ракурсе. В таком случае современная научная картина мира здесь определяется на основе тех или иных аспектов культуры, и не нужно отвергать противоречивые заключения о научной картине мире и ее свойствах. Напротив, следует сопосСм.: Человек-наука-природа. Диалектико-материалистические основы научного миропонимания. – Л., 1986. – С. 4-5. тавить их – но не с целью абстрактной классификации, а для реконструкции целостного понимания научной картины мира в культуре современного общества. Такой подход к выяснению сущности «безразмерно-абстрактных» категорий подтверждается, в частности, интересными результатами совместной работы А. Пилипенко и И. Яковенко «Культура как система». Авторы указывают, что размежевание позиций было бы необходимо, если бы утверждалось новое понимание термина. В этом случае встал бы вопрос о том, что входит в содержание понятия, а что из содержащегося в других определениях остается за рамками. «Мы, однако, не намерены исключать из сферы культуры ничего, что было отнесено к ней другими концепциями… Мы лишь стремимся внести в этот суммативно-абстрактный корпус представлений о культуре черты системности и конкретности»1. Трудности исследования научной картины мира как таковой, коррелирующей с характером жизнедеятельности человека в целом и выполняющей культурообразующую функцию живого знания, то есть знания, взятого непосредственно из ткани самой жизни, – связаны с отсутствием адекватных методов исследования и классификации «живого знания»: картина мира является своеобразным нервом целеполагающей и целесообразной деятельности. В современной научной картине мира столь же сложной остается ее структура, которую можно охарактеризовать путем выделения в ней четырех взаимосвязанных сторон: перцептивно-информационной, гносеологической, коммуникативной, предметно-практической. 1. Перцептивно-информационная сторона раскрывает научную картину мира как совокупность актуально функционирующих значений, имеющих для человека характер жизненной необходимости. 2. Гносеологическая сторона раскрывает научную картину мира как систему иерархических ценностей, выраженных в системе адекватных понятий, а потому выступающую как предпосылку понимания мира в целом.

Пилипенко А.А., Яковенко И.Г. Культура как система // Человек. – 1997. – №5. – С. 82. 3. Коммуникативная сторона научной картины мира состоит не просто во взаимодействии субъектов – носителей картины мира и не просто в передаче и приеме знаний, мнений, идей, а в актуально значащем характере той формы социальной организации, в которой живет человек, то есть обусловливающем социокультурное существование человека. 4. Предметно-практическая сторона научной картины мира заключается в социокультурном процессе передачи и приема действия, то есть в актуальном значении для человека организации практического взаимодействия, являющегося предельным основанием жизнедеятельности. Такое расчленение научной картины мира – целой и внутренне единой системы актуально функционирующих представлений об устройстве мира показывает различные основания для выделения культурообразующих функций современной научной картины мира и ее влияния на культуру современного общества. Также, исходя из определения функции как «отношения зависимости двух изменяющихся величин (переменных) или группы величин, характеризующихся тем, что изменение одной величины имеет следствием изменение другой»1, очевидно, что одна из этих величин есть научная картина мира, а другая культура современного общества. По мнению диссертанта, к основным культурообразующим функциям научной картины мира в культуре современного общества относятся: 1. Культурно-парадигмальная функция научной картины мира, которая базируется на разработке методов, форм и образов представления мира и человека в картине мира. Современная научная картина мира опирается на эволюционистскую концепцию, синергетический и информационный подходы, которые позволяют отойти от онтологической редукции картины мира. 2. Рефлексологическая функция научной картины мира, основанная на представлении знаний о мире как самооценки человеком положения в данной ситуации и реализации ее для конструирования научной картины мира как целостной сущности. На этом уровне происходит осознание недостаточности Философской энциклопедический словарь. – М., 2003. – С. 498. средств научной рациональности для создания современной научной картины мира, исходя из постмодернистских концепций современности и методологического плюрализма. 3. Гносеологическая функция научной картины мира, состоящая в предоставлении человеку и обществу научного знания об устройстве мира от понятийного до образного и абстрактного. 4. Информационно-интегративная функция научной картины мира, которая определяется как накопление, сохранение и соединение знаний о мире и человеке в прошлом и настоящем на основе научной рациональности и культурной целостности эпохи. 5. Мировоззренческая функция научной картины мира – функция основания жизнедеятельности человека как элемента современного общества, поскольку позволяет тем или иным образом решать проблему человеческого существования и прежде всего, соотношения цели и смысла жизни. Р. Декарт в «Правилах для руководства ума» высказал следующее суждение, которое требует интерпретации, но которое можно привести полностью: «Если все знания в целом являются не чем иным, как человеческой мудростью, остающейся всегда одинаковой, как бы ни были разнообразны те предметы, к которым она применяется, и если это разнообразие имеет для нее не более значения, нежели для солнца разнообразие освещаемых им тел, то не нужно полагать человеческому уму какие бы то ни было границы»1. Интерпретация данного суждения состоит в необходимости смещении акцента на выявление основания и этого высказывания Р. Декарта, и человеческой мудрости, и безграничных способностей ума. Основанием этим, как уже неоднократно подчеркивалось, является актуально значимый характер устройства мира для организации в этом мире жизни и деятельности человека. Далее рассмотрим вспомогательные культурообразующие функции научной картины мира.

Декарт Р. Правила для руководства ума // Антология мировой философии. – М., 1970. – С. 272. 6. Сенсологическая, когда картина мира человека связана с процессом первичной базовой деятельности по производству и воспроизводству жизни, она является предпосылкой для первичной рефлексивной деятельности в процессе создания целостных образов мира, основанных на научном типе рациональности. 7. Мифотворческая функция научной картины мира. Первые картины мира, возникающие из отношения знания к реальности, стремились заменить собой мифологию, задавая тем самым свой способ видения универсума. При этом понятию «миф» придается оттенок нереальности и специфичной особенностью формирования картин мира в культуре. Однако в своем более традиционном значении миф – это история или система верований, в которой воплощены определенные фундаментальные принципы, направляющие деятельность человека. Мифологии разных культур выполняли четыре функции. Они помогали людям доступным для них образом воспринимать и объяснять окружающий мир. Они указывали жизненный путь, по которому предстояло пройти людям, последовательно преодолевая его стадии. Они устанавливали некие социальные роли, способствующие организации правильных отношений между людьми и продуктивному разделению труда. Благодаря мифам люди ощущали себя включенными в огромное и непостижимое чудо Космоса. Эти четыре функции показывают, что современная научная картина мира формировалась и формируются отчасти мифотворчеством1. Современные ученые редко осознают, что, объясняя окружающий мир, они тем самым тоже осуществляют мифотворческую функцию. Древние, например, верили, что молнии посылает Зевс или Тор, мечущие с неба на землю огненные копья. Современные же люди верят, что молния – это электрический разряд в атмосфере, происходящий вследствие разности потенциалов в грозовых облаках. Последнее утверждение пришло на смену первому благодаря своей безапелляционной точности и удобному научному объяснению. Обе эти См.: Криппнер С. Холистическая парадигма // Журнал «Урания». – 1992. – № 1. – С. 36-37. концепции, как и много других аналогичных, можно рассматривать как мифологические по своей природе. Современный подход к знанию, выражающийся в строгом применении научных методов, относится ко всем предшествующим ему подходам как к суевериям. Однако каждую из этих эпистемологий можно считать мифологической по своей сути, поскольку каждая утверждает и ищет свою абсолютную истину, что в чем-то очень сходно с поисками Святого Грааля или Золотого Руна, истины, которую можно завоевать в ходе героического путешествия, наперекор изменчивому потоку жизненного опыта, за которым скрыта универсальная сущность. Современная наука, особенно естественнонаучного направления, справилась по крайней мере с одной мифологической потребностью: она дала объяснение наблюдаемым явлениям. Кроме того, во многом благодаря ей ушли в прошлое древние и средневековые верования и обряды, которые причиняли страдания и отдельным людям и обществу в целом. Молодых людей больше не приносят в жертву для того, чтобы после затмения появилось солнце, исключительной редкостью стало сжигание жен вместе с умершими мужьями во время погребальных церемоний. Все реже случаи, когда жестокая кастовая система или узаконенное рабство препятствую проявлению таланта1. Современная наука так и не создала новых ритуалов, отмечающих важные жизненные вехи;

она не предложила способов удовлетворения людской потребности в доверительном общении друг с другом и в осмысленной работе;

не утолила стремление людей к духовному совершенству через единение с чемто гораздо более значительным, чем они сами. Следовательно, современную научную картину мира в культуре современного общества можно рассматривать как несовершенную мифологию, чья внушительная способность объяснять вещи и явления проявляется в разрушении старых мифологических конструкций и в создании новых, которые заменили бы прежние.

См.: Криппнер С. Холистическая парадигма // Журнал «Урания». – 1992. – № 1. – С. 38-39. 8. Витальная функция научной картины мира заключается в установке принципа представлений о мире как упорядоченной целостности. 9. Социализирующая функция научной картины мира состоит в способности научной картины мира оказывать влияние на процесс развития человека в структуре социума, в наличии таких механизмов, которые позволяют приобщить, или даже замкнуть человека границами отдельной культуры или нации. Эта проблема приобрела научную и практическую остроту тогда, когда в последние десятилетия стали активно разрабатываться проблемы межкультурного диалога и шире – межкультурной коммуникации. Причем наличие существенных различий в образах мира поставило ряд практических проблем, например, в организации переговорного процесса. Незнание этих особенностей является одной из причин срывов переговорного процесса, либо неоправдавшиеся ожидания от него. По этим же причинам нередко терпит неудачу посредническая деятельность. Этот аспект особенно важен, если обратить внимание на то, что на место посреднической и миротворческой деятельности в последние годы все чаще приходят силовые приемы. Посредники, относящиеся обычно к другой культуре, не могут воспринять систему ценностей конфликтующих сторон, подходят к разрешению проблем в рамках собственной картины мира. И если участники конфликта не воспринимают предложения, разработанные в системе мировосприятия посредников, а не самих участников противоборства, то это вызывает раздражение посредников и стимулирует тенденцию к силовому варианту урегулирования проблем1. Научная картина мира имеет исторически, культурно и социально обусловленный характер, ее творцом является человек в широком смысле слова как социальный субъект, мир воспринимается им из определенной точки (научной, исторической, культурной, пространственной). Научная картина мира вытесняет все другие (религиозно-мифологические, художественные, национально-культурные и др.) и становиться основой философской картины мира, пракСм.: Авксентьев В.А. Роль национально-культурной картины мира в мировоззрении современного человека // Лингводидактические и семантические проблемы изучения национально-культурной ценностной картины мира. – Ставрополь, 2002. – С. 3-5. тически сливаясь с ней. Однако этого не происходит сегодня, более того, к концу XX века место и роль научной картины мира в мировоззрении человека даже снизилось, а многие элементы картины мира, которую обычно принято считать научной, более отвечают, как говорилось выше, признакам мифологии, чем науки. Несмотря на широкое использование научных достижений во внешнем по отношении к человеку мире, мировоззрение современного человека причудливо сочетает не только научные, псевдонаучные и паранаучные компоненты, но и откровенно антинаучные и направленные против науки как общественного института. Анализ причин этого требует отдельного исследования, отметим только, что картины миры, не укладывающиеся в рамки научной, играют огромную роль в мировоззрении современного человека. Следовательно, социализирующая функция научной картины мира сегодня существенно повысила свою роль в менталитете современного человека, а также проявляется в целостном видении и восприятии мира, сформировавшееся в определенной этнической культуре и отражающее этнокультурный опыт данной социальной общности. Научная картина мира должна разделяться в той или иной степени большей частью этнической группы и выполнять интегрирующую для этой группы функцию. Вследствие того, что современные этнические группы очень неоднородны в социальном плане, эта функция может сочетать в себе весьма противоречивые черты1. В реальном мировоззрении человеком окружающего мира элементы социализирующей функции научной картины мира разбросаны и они не представляют устойчивой системы. Роль этих элементов и их интегрированность в некую целостность неодинакова в структуре индивидуального и общественного сознания на различных этапах жизнедеятельности народа и зависит от ряда факторов. Роль социализирующей функции научной картины мира в социокультурном аспекте существенно повышается в условиях кризисного развития этносов, когда утрачиваются устойчивые этнокультурные ориентиры, обеспечивавшие См.: Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997. – С. 256-286. воспроизводство этнической жизни в течение многих поколений. Кризис социальной идентичности стал одним из важнейших признаков развития человечества на рубеже тысячелетий. Возникли проблемы поиска ориентиров дальнейшей человеческой истории, экологический и другие кризисы, порожденные самой историей и угрожающие дальнейшему физическому существованию человечества, интенсивно вторгающиеся в нашу жизнь инструменты глобализации человеческого бытия и локальные формы культуры. Эти и многие другие проблемы не имеют сегодня общепризнанного и принятого и понятого большинством людей планеты решения. В такой ситуации обращение людей к научной картине мира, дающей определенность, целостность и историческую устойчивость, обеспечивающей восприятие себя как части большого целого, великой культуры, является закономерной реакцией на вызовы современности. Практически весь мир оказался вовлеченным в этническое возрождение, ставшее одной из важнейших сущностных черт истории конца XX начала XXI веков. Национальное мировосприятие современного человека не только не отошло на задний план в культурном поле современности, но, наоборот, стало одним из краеугольных камней гуманитарной картины мира и картины человека1. 10. Коммуникативная функция естественного языка, в структуре которого отражается научная картина мира, позволяет последней выполнять герменевтическую функцию, которая проявляется в наличии в научной картине мира такого содержания, которое способствует не только коммуникации, но взаимопониманию между людьми, – это то, что Э. Гуссерль называл нетематическим фоном, или вторым горизонтом сознания. К примеру, когнитивная антропология исследует не сами по себе элементы культуры, а именно систему их организации. В связи с этим было установлено, что каждый народ обладает специфическим способом восприятия, мышления, поведения, эмоциональной реакции. Механизм этого заключается в том, что сигналы внешнего мира группируются определенным способом на основе См.: Авксентьев В.А. Роль национально-культурной картины мира в мировоззрении современного человека // Лингводидактические и семантические проблемы изучения национально-культурной ценностной картины мира. – Ставрополь, 2002. – С. 5-7. культурно обусловленных признаков-сигнификаторов – или «когнитивных категорий». При этом такие категории не являются имманентно присущими человеческому мышлению, но воспринимаются в процессе культурации, особенно усвоения языка. В связи с этим когнитивная антропология нацелена по преимуществу на изучение процедуры придания смысла – прежде всего осмысления связей между элементами собственной культуры и организации жизни на основе этого понимания. В любом случае приоритетное внимание уделяется герменевтическим и языковым структурам1. Это можно резюмировать следующим образом:

- языки воплощают совокупность речевых моделей, складывающуюся из установленных способов выражения мысли и опыта;

- лингвистическая система в известной мере определяет связанную с ней понятийную систему;

- основа лингвистической системы в значительной степени предопределяет связанное с ней мировоззрение;

- восприятие фактов и сущности Вселенной – производное от языка, на котором о них сообщается и о них говорят. В целом, способ, которым мы представляем реальность для себя и других, работает в одном направлении, отталкивается от другого, и обычно искривляет мысль неподдающимся контролю со стороны человека образом. Отсюда следуют два взаимосвязанных важных вывода: с одной стороны, язык определяет нашу концепцию действительности в гораздо большей степени, чем мы предполагаем, исходя из обычного опыта – с другой, каждый язык создает свою собственную, иначе структурированную действительность. Продолжая эту традицию, отечественный мыслитель, Г. Гачев, выдвигает концепцию космо-психо-логоса. Подразумевалось, что у каждого народа, культурной целостности, есть свой особый строй мышления, предопределяющий картину мира, сообразуясь с которой «развивается история, и ведет себя человек, и слагает мысли в ряд, который для него доказателен, а для другого народа См.: Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997. – С. 88-91. – нет»1. Исследовать это явление Г. Гачев намеревался на основе более объективной базы, нежели «импрессионалистическое описание». Такой базой может стать, в частности, тип языка. Не случайно в своем исследовании автор «Национального космо-психо-логоса» ориентируется на лингвистические структуры. Нужно обратить внимание, что громоздкий термин «космо-психо-логос» призван отразить авторское понимание того очевидного для Г. Гачева факта, что культура сочетает три взаимосвязанные структуры: природное окружение, перцепторную специфику и особенности герменевтической деятельности. При этом ни одну из них нельзя рассматривать вне культурной целостности. Поэтому и язык должен анализироваться в системе национального бытия и научной картине мира эпохи. 11. Прогностическая, а точнее, проспективная функция непосредственно вытекает из способности научной картины мира, во-первых, к предсказанию, то есть построению однозначной схемы будущего общества, во-вторых, к проспекции, предугадыванию будущего посредством построения вероятностных моделей будущего общества. Термин prospective, от лат. prospectivus, имеет лексическое значение прилагательного «открывающий вид», «смотрящий вперед», и позволяет отойти от процесса дедуцирования будущего, расставляя акцент на множественное число будущего, то есть на будущности. 12. Прогностическая и герменевтическая функции научной картины мира непосредственно связаны с функцией объяснения, проявляющейся в установлении связей и отношений, господствующих в данной системе представлений о мире и человека в культуре современного общества. 13. Объективная реальность, в которой человек сумел на основе актуально функционирующей значимости выделить закономерности становления и развития этой реальности, а затем использовать эти законы в процессе практики, не может не иметь статуса аксиологически нагруженной реальности. Научная картина мира, таким образом, представляет собой неотрефлексированую, но обяза Гачев Г.Д. Национальные образы мира. Космо-психо-логос. – М., 1995. – С. 23. тельно актуально функционирующую систему ценностей, тем самым, выполняя аксиологическую культурообразующую функцию. Конкретный в этом смысле подход был предложен в середине ХХ века Р. Редфилдом – родоначальником исследований собственно картины мира. Р. Редфилд проводит четкое разграничение между понятиями «этос», «способ мышления», «характер», с одной стороны – и понятием «картина мира», с другой. Первое, с его точки зрения, касается прежде всего взгляда на культуру со стороны внешнего наблюдателя;

второе описывает взгляд члена культуры на внешний мир. Ценностный подход как раз эксплицирует научную картину мира на неком универсальном языке современной культуры, в то время как она требует метода вживания, эмпатии. Так, если носитель данной культуры смотрит на мир с позиции систем родства, исследователь должен сделать эту точку центральной в своей реконструкции1. Метод исследования, озвученный Р. Редфилдом, не устраняет двусмысленность вокруг разработки концепции научной картины мира в культуре современного общества. Дело в том, что требование эмпатии, сопереживания как основы сложной исторической реконструкции в изучении чужих культур выдвигалось еще В. Дильтеем2. А то, как эти миры переосмыслены у А. Шюца, почти совпадает с понятием картины мира Р. Редфидла в том, что отрицается существование единой общенациональной научной картины мира. В одной культуре, настаивает Р. Редфилд, можно обнаружить несколько культурных традиций: в частности, культурную традицию «школ и храмов» (как называет ее Р. Редфилд – большая традиция) и традицию деревенской общины (по авторскому определению – малая традиция). Соответственно и научная картина мира различных сообществ в лоне одной культуры различна3. Практически то же самое можно найти у А. Шюца. Последний рассматривает структуру духовной жизни культуры как совокупность «конечных областей значения»;

конечных в том смысле, что они замкнуты и переход из одной об1 См.: Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997. – C. 77-83. См.: Дильтей В. Сущность философии. – М., 2001. -159 с. 3 См.: Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997. – C. 86-87. ласти в другую невозможен без смыслового скачка. Такими областями значения являются наука, религия, игра, в том числе – повседневность. Каждой области значения соответствует свой «когнитивный стиль» – то есть, по сути, своя естественная установка относительно способа познания окружающего мира. Так, в повседневности когнитивный стиль зависит от специфики трудовой деятельности, связанным с ней восприятием времени, определенной формы социальности и т.д.1 Можно возразить, что Р. Редфилд как раз исключал из концепции научной картины мира способ мышления. Однако сам же Р. Редфилд с неудовольствием замечает, что на практике исследователи изучают своего рода этнографические абстракции: космологические, онтологические, эсхатологические системы – то есть, уже нечто ставшее. Следовательно, даже грамотно эксплицированная научная картина мира (реконструированная по всем правилам «вживания») упускает из рассмотрения момент становления. А ведь становление научной картины мира как раз связано с ценностными и когнитивными аспектами в культуре современного общества. Это видно по определению, данному уже в 1970-е годы К. Гирцем, где научная картина мира представляет собой присущую носителю данной культуры «картину того, как существуют вещи… его концепцию природы, себя и общества»2. Очевидно, что концепция «природы, себя и общества» предполагает, прежде всего, понятийное содержание – информацию о познании людьми окружающего мира. Вероятно, это и послужило одной из причин возникновения нового подхода в объяснении сути любой картины мира, например, когнитивную антропологию. 14. Психолого-когнитивная функция научной картины мира. Мысль о взаимосвязи научной картины мира с познавательными процессами появилась достаточно давно. Еще в 30-х годах ХХ столетия ряд западных ученых провел серию полевых экспериментов с тем, чтобы уточнить, насколько обширной является 1 См.: Шюц А. Структура повседневного мышления // Социс. – 1988. – № 2. – С. 129-137. Цит. по: Лурье С.В. Историческая этнология. – М., 1997. – С. 88. культурная детерминация научной картины мира в области человеческой перцепции. К середине 1980-х годов уже был накоплен обширный практический и методологический материал, позволяющий существенно дополнить и детализировать концепцию научной картины мира. Таковы, в частности, исследования С. Смирнова и В. Петухова. В работе «Миры образов и образ мира» С. Смирнов различает ядерные и поверхностные структуры научной картины мира1. Эту мысль развивает В. Петухов, отмечая, что поверхностные структуры научной картины мира могут оформляться не только чувственно, но и рационально. Ядерные структуры научной картины мира – это собственно представление мира и человека в нем, тогда как в поверхностные структуры уже включены эти знания2. При этом различие структур научной картины мира не тождественно различию более и менее глубинных уровней познания. Ядерные структуры по их функции можно определить как фундаментальные опоры существования человека в качестве сознательного существа, отражающие его действительные связи с миром и не зависящие от рефлексии по их поводу. Структуры же поверхностные связаны с познанием мира как специальной целью, с построением того или иного представления о нем. И в любом случае научная картина мира отражает тот культурный фон, в рамках которого разворачивается вся психическая деятельность человека3. Следовательно, несмотря на то, что Р. Редфилд проводит четкое различение между понятиями «картина мира» и «способ мышления», в среде исследователей весьма популярна идея анализа культурно детерминированных аспектов познавательных процедур, которые, несомненно, входят в научную картину мира. Действительно, если научная картина мира есть определенное систематизированное видение мира, то она должна включать и способ этого видения.

См.: Смирнов С.Д. Миры образов и образ мира // Вестник МГУ. – 1981. – Серия 14. – № 2. – С. 15-29. 2 См.: Петухов В.В. Образ мира и психология изучения мышления // Вестник МГУ. – 1984. – Серия 14. – № 4. – С. 14-15. 3 Там же. – С. 17-20. Или, как отмечал Л. Витгенштейн, испытавший влияние О. Шпенглера, «семейное сходство» между феноменами, в том числе познавательными, одной и той же культуры, ее математикой, архитектурой, религией, политическими организациями и т.п.1 К вопросу о стиле мышления той или иной культурной эпохи обращались под разными углами зрения, начиная от античности (учение об эйдосах Платона) и кончая многочисленными современными исследованиями культурного априоризма (В.С. Швырев2). Поэтому мы обратимся к тем авторам, которые связывали свои размышления о научной картине мира непосредственно с культурой. Э. Гуссерль отмечает в «Кризисе европейского человечества»: «Эта природа (природа Древней Греции) – не природа в естественнонаучном смысле, а то, что считали природой древние греки… окружающий мир греков – это не объективный мир в нашем смысле, но их картина мира»3. Э. Гуссерль также определяет причину «кризиса европейского человечества» как прежде всего классическое мышление, характерными особенностями которого являются дуализм и редукционизм, проявившиеся в отрыве духа от природы. В целом, то, что человек осознает, определяется во многом тем, как он осознает. Это последнее Э. Гуссерль выводил из понятия жизненного мира или картины жизни, который у него имеет культурно-исторический характер и создает ценностную основу всех идеальных образований и теоретических конструкций – научную картину мира или научную установку (по Э. Гуссерлю). Согласно этой традиции феноменология в целом понимает жизненный мир как горизонт, в котором даны и конституируются другие миры – совокупность априорных структур, предопределяющих образцы любого опыта, архетипы пространственности и временности, присущие любой культуре.

1 См.: Ивин А.А. Введение в философию истории. – М., 1997. – С. 89-93. См.: Швырев В.С. О деятельностном подходе к истолкованию «феномена человека» (попытка современной оценки) // Вопросы философии. – 2001. – № 2. – С. 107-116. 3 Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Гуссерль Э. Философия как строгая наука. – Новочеркасск, 1994. – С. 78. М. Хайдеггер формулирует свою интерпретацию стиля мышления в сходной манере. Генезис научной картины мира немецкий философ относит к Новому времени, связывая ее с возникновением науки как части культуры, ибо только научная картина мира дает возможность постигнуть мир как образ, как некоторую систему. Научная картина мира поэтому напрямую связана с классическим стилем мышления культурной целостности эпохи, который у М. Хайдеггера сводится к пренебрежению ценностями и ценностными аспектами человеческого бытия и познания. Однако и М. Хайдеггер не отказывает предшествующим эпохам в своем способе понимания сущего: у греков, в частности, он обнаруживает иной, в сравнении с новоевропейской культурой, способ видения процессов, происходящих в природе – не в последнюю очередь обусловленный иным способом вопрошания1. Научная картина мира у М. Вебера была исследована многочисленными «вебероведами», такими как М. Ризебродт и В. Шлюхтер. Главное, что отличает веберовскую научную картину мира, с их точки зрения – это определенное отношение к миру, которое выражено в культуре общества и ею же задается. Следовательно, мир в такой картине берется как космос естественных и смысловых связей и постигается сквозь призму сверхиндивидуальных смыслов. Такие смыслы не являются ценностно-нейтральными, напротив – они подразумевают определенную оценку, что, в свою очередь, задает человеку определенный способ действия. В целом, М. Вебер выделяет три самых общих типа, три способа отношения к миру, заключающих в себе определенную установку, определяющую вектор социального действия людей: конфуцианскодаосский, индо-буддийский, иудео-христианский. Первый способ конкретизируется как приспособление к миру, второй – как бегство от мира, третий – как овладение миром. При этом изначальное мироотношение обусловливает и соответствующий тип рациональности, задающей общее направление и темп последующей рационализации – как в пределах научной картины мира, так и в См.: Хайдеггер М. Время и бытие. Время картины мира. – М., 1993. – С. 41-62. нем самом. Таким образом, у Вебера научная картина мира в культуре современного общества оказывается единством когнитивного и нормативнооценочного аспектов1. Современный дискурс (Я. Ребане, А. А. Ивин и др.2) также демонстрирует значительное внимание, которое уделяется психолого-когнитивной функции научной картины мира. Примечательно, что подавляющее большинство исследователей когнитивной функции возводят ее к неосознаваемым структурам научной картины мира в культуре. Однако наступает момент, когда эти структуры могут стать предметом рефлексии;

эта возможность однозначно связана с изменением социокультурной практики. Если меняется последняя – меняется еще пока не радикальным образом, но поступательно, не переходя качественных границ своей определенности – то меняется и стиль мышления и сама научная картина мира. Если и здесь происходят определенные перемены, тогда мы вправе говорить о своего рода эволюции научной картины мира в культуре современного общества. 15. Нормативная функция научной картины мира в культуре современного общества, которая до-рефлексивно задает образец нравственного поведения (по И. Канту – категорический императив). 16. Непосредственно с аксиологической, психолого-когнитивной и нормативной функциями связана прагматическая функция, которая позволяет научной картине мира как определенным образом организованной системе представлений и закономерностях мира и человека в нем решать некоторые проблемы, возникающие в различных ситуациях современной социокультурной реальности. 17. Трансформационная функция научной картины мира. Проблему изменений научных картин мира в культуре очень хорошо исследовала С.В. Лурье, котоСм.: Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность. – М., 1991. – С. 216-239. См.: Ребане Я. Социальная детерминация познания: Комплексная проблема исследования // Общественные науки. – 1980. – № 4. – С. 102-115;

Ивин А.А. Введение в философию истории. – М., 1997. – С. 89-93. 2 рая обращает внимание на два факта: во-первых, реконструкция научной картины мира любой культуры обнаруживает значительные противоречия реальности, натяжки, которые не осознавались до экспликации – и далеко не всегда могут быть списаны на примитивный уровень развития культуры. Во-вторых, хотя внутренняя логика научной картины мира может восприниматься членами общества как нормативная, на деле она оказывается такой лишь отчасти: в один и тот же период различные группы внутри культуры могут иметь разные картины мира. Как полагает С.В. Лурье, научная картина мира состоит из множества структурообразующих моментов, которые можно разделить на две крупные группы. Эти группы по своему содержанию соотносятся как способ действия и цель действия. И в этом определении, возможно, заключается понимание отличия научной картины мира и научного мировоззрения, поскольку последнее подразумевает не только ориентацию на то или иное действие, но и менее связанные с практическими, адаптивными задачами, элементы, являясь поэтому более широким понятием в культуре современного общества. Нужно заметить, что первые структурные единицы научной картины мира – неосознаваемы, внелогичны, не содержат представлений о направленности действия и его морально-нравственной оценке, не обнаруживают себя непосредственно. Единственная функция, которую выполняют эти структуры – формирование представления о наиболее удобном способе действия в определенном случае. Вторые – ценностные доминанты, нормы, которые могут осознаваться и быть результатом свободного выбора человека;

на уровне культуры современного общества эти структуры научной картины мира создают идеальный план. С точки зрения С.В. Лурье, в деятельностном отношении ценностные ориентации определяют направленность действия. Первую структурообразующую группу С.В. Лурье определяет как константы и культурные универсалии научной картины мира. И это определение должно указывать на чрезвычайно устойчивый характер ее существования. Это так именно потому, что константы вступают в зону сознания не как правило, общее для множества самых различных случаев, а как представление о наиболее удобном способе действия. А вот формы, в которых проявляется такое представление, то есть конкретные ценностные ориентации, могут быть достаточно многолики. Поэтому в случае контакта с другими картинами мира, либо в случае очевидного внутреннего противоречия констант и культурных универсалий научной картины мира, либо в сходных ситуациях под угрозу ставятся не сами эти константы, а формы их выражения. Иначе говоря, в процессе изменений научной картины мира ее константы просто «меняют одежду», а многообразие форм их проявления обеспечивает им максимальную неуязвимость1. Этим и объясняется наличие противоречий в той или иной научной картине мира: искажения появляются в ходе выстраивания новых научных картин мира на основе старого каркаса. Однако, безусловно, могут иметь место и более радикальные процессы, в случае, например, разрушения и исчезновения культуры. Подчеркнем, что речь идет именно об исчезновении культуры, когда и научная картина мира прекращает существование. Напротив, смена научной картины мира подразумевает иные процессы: появление новых констант, вытеснение прежних на периферию научной картины мира, либо модификацию поверхностных структур последней. Смена научной картины мира в культуре современного общества предполагает определенную преемственность, где некогда актуальные установки продолжают существовать в неявном виде – и могут быть реализованы в определенных ситуациях2. Следовательно, научная картина мира выполняет еще две существенные культурообразующие функции научной картины мира. 18. Во-первых, она отражает действительные связи человека с миром, которые объективно выражаются в общественной практике. В связи с этим, научная картина мира выполняет ориентировочную функцию, являясь фундаментальной опорой человеческого существования.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.