WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |

«АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ МАРТЫНОВ Аркадий Владленович СТАНОВЛЕНИЕ И РЕГУЛИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

Вопросы их количественной верификации рассмотрены далее, в главе 6.

165 Следует подчеркнуть, что выполнение императива повышения конкурентоспособности станет реальным только в случае формирования жесткой конкурентной среды между производителями, главным образом конверсионными предприятиями. Это означает нецелесообразность в широких масштабах прямого государственного регулирования цен или установления государственных субсидий к ним. В то же время значительную роль в позитивном развитии потенциально конкурентоспособного сектора будет играть размещение государственных контрактов на предприятиях ВПК. Помимо обеспечения потребностей самого государственного сектора оно должно преследовать и цель поддержания приемлемого уровня загрузки производственных мощностей. Конечно, государственные контракты должны размещаться строго на конкурсной основе, как это и предусмотрено правительственными решениями. Повышению конкурентоспособности рассматриваемого сектора призвано способствовать и применение антимонопольных мер, прежде всего на отдельных монопродуктовых рынках. Результатом их действия должна стать нормализация структуры собственности, монополизация которой в руках отдельных субъектов, в том числе коммерческих банков, ведет к длительной стагнации на соответствующих товарных рынках. Впрочем, в основном данная задача должна быть решена в ходе корректировки результатов приватизации. Также может иметь место текущая финансовая поддержка потенциальноконкурентоспособных предприятий ВПК, включая льготные кредиты на пополнение оборотных средств. Размеры этой помощи должны быть ограничены рамками текущих производственных потребностей. Применительно и к рассматриваемому сектору неприемлемо сохранение существующего сугубо отраслевого дотирования, основанного на внерыночном внутриотраслевом перераспределении финансовых ресурсов и носящего дестимулирующий характер. Достаточно ограниченное использование инструментов текущего регулирования в ПКС на внутреннем рынке призвано быть дополнено значительной государственной поддержкой здесь внешнеэкономической деятельности производителей. Весомые протекционистские меры вызваны необходимостью достижения длительной адаптации производителей в отраслях ВПК и жесткой конкурентной борьбой на внешних рынках, ведущихся во многих случаях далеко не по правилам свободного рынка. Вместе с тем применение протекционистских инструментов должно быть строго избирательным в отношении производителей, вероятность успеха которых в достижении высокой по мировым меркам конкурентоспособности не вызывает сомнений, и, главное, строго лимитированной во времени. Неудачный опыт введения высоких таможенных пошлин на ввозимые зарубежные автомо 166 били однозначно показал, что такого рода государственные “благодеяния” приводят к ослаблению конкурентоспособности отечественных производителей. Помимо решения перечисленных задач структурное реформирование ПКС в перспективный период будет сопряжено и с проблемой становления адекватных организационных структур производства. В первую очередь она связана с необходимостью восстановления приемлемого уровня концентрации производства на предприятиях ПКС. Как справедливо отмечается специалистами73, результативность широкомасштабного инвестирования в рассматриваемый сектор будет сильно зависеть от организационнопроизводственных преобразований в ходе дальнейшей адаптации к требованиям мирового рынка. В условиях жесткой конкуренции и резких колебаний рыночной конъюнктуры все более целесообразной становится организационная перестройка деятельности потенциально конкурентоспособных высокотехнологичных предприятий ВПК на принципах максимальной диверсификации производства, предполагающее интеграцию капиталов в рамках крупных концернов. Кроме того, в постоянном совершенствовании нуждаются специальные организационно-юридические процедуры, обеспечивающие рациональное сочетание так называемых казенных предприятий, предприятий с государственной собственностью (научнопроизводственных центров) и акционерных приватизированных предприятий в составе рассматриваемого сектора. В целом, успешное взаимодействие перечисленных инструментов инвестиционного и текущего регулирования призвано привести к формированию рациональной модели капиталообразования в ПКС. В качестве ее основных главных факторов призваны выступать как высокая рентабельность вложений капитала, так и роста производственного выпуска. На первом этапе финансовые факторы вероятнее всего будут играть решающую роль в отношении частных инвестиций. В дальнейшем, в случае достижения весомого роста спроса на продукцию данного сектора, по крайней мере на внутреннем рынке, решающим станет акселерационный эффект роста инвестиций в его традиционном понимании. Таким образом, в целом рассмотренный круг решений по структурному реформированию данного сектора вполне вписывается в известную стратегию достижения “передовых рубежей”, то есть лидерства на рынках новой технологически сложной продукции на базе применения авангардных, по мировым стандартам, технологий.

К.Багриновский, М.Бендиков, Е.Хрусталев. Космическая промышленность: состояние и пути развития.

Экономист, 1997, N 9.

167 По окончании процесса активного структурного реформирования, неразрывно связанного во времени с завершением конверсии оборонной промышленности и превращением рассматриваемого сектора в конкурентноспособный постиндустриальный остов российского рынка, государственная политика очевидно претерпит кардинальные изменения. Можно предположить, судя по зарубежному опыту, что в условиях преобладания частного капитала участие государства в основном будет сводиться к поддержке так называемых стратегических инвестиций, создающих долгосрочный задел для развития будущих высоких технологий, и инновационной деятельности, в решающей мере опять-таки в высокотехнологичных отраслях. Кроме того, по всей вероятности за границами среднесрочной перспективы сохранится потребность в определенном протекционизме отечественных производителей в отдельных новых (новейших) подотраслях, но только в рамках необходимого периода освоения рынка. В целом в долгосрочной перспективе трансформация основной части бывшего советского ВПК призвана завершиться ее “слиянием” с рыночно либерализированном сектором, в основном зависящего от конъюнктуры мирового рынка. Такой позитивный результат будет означать принципиальное изменение экономической роли инвестиций в данный сектор. Оно призвано выразиться в долгосрочном мультипликативном эффекте роста конечного спроса. Как показывает опыт, именно вложения в высокие технологии в долгосрочном плане являются наиболее эффективными и служат главным средством устойчивого, хотя и достаточно умеренного роста современной постиндустриальной экономики. Следовательно, специфика секторной политики в ПКС заключается в спрессованном во времени использовании наиболее весомых инструментов структурного регулирования, обусловливаемого необходимостью скорейших ”догоняющих” постиндустриальных преобразований. Как следствие, узловое значение приобретает координация инструментов секторного регулирования, в принципе достижимая посредством общенационального государственного программирования (см. гл. 6) при использовании методов сценарного проектирования. 4.2.5. Депрессивный сектор. Совершенно особую область структурного регулирования представляет собой депрессивный сектор, включающий себя в частности такие отрасли, как угольная и гражданское судостроение. До самого последнего времени государство фактически не проводило в условиях постоянного бюджетного дефицита серьезной политики в этом направлении. Ме 168 ры государственного вмешательства, как правило, в виде безвозмездных субсидий, носили косметический характер, будучи направленными на поддержание загрузки производственных мощностей и занятости в депрессивных отраслях (подотраслях) на допустимом уровне (достаточно восстановить все перипетии переговоров представителей правительства с общественными организациями угольной промышленности по поводу выплаты заработной платы и финансовой помощи). Как следствие, в депрессивном секторе практически не сформировалось рыночных отношений в инвестиционной сфере: единственным субъектом, влияющим на движение капитала, остается государство. Как и в отношении других секторов, ключевая проблема заключается во взаимосогласовании инвестиционных решений и решений, связанных с регулированием текущих экономических процессов. Специфика данного сектора, впрочем, заключается в неразделенности задач стабилизации и собственно структурного реформирования в рамках достаточно длительной перспективы. Вследствие крайне неблагоприятного положения в рассматриваемом секторе в течение достаточно длительного перспективного периода его рыночной трансформации государство, хотя и с помощью внешних кредитов (прежде всего Всемирного Банка), в основном вынуждено взять на себя так называемые “реабилитационные” затраты, связанные с сокращением мощностей этого сектора74. Наряду с ограниченными по своим размерам централизованными фондами источниками инвестиций такого рода призваны стать финансовые поступления от распродажи или скрапирования избыточного оборудования. В связи с этим крайне целесообразным представляется принятие специального закона о депрессивном секторе, в частности используя опыт такого законотворчества в Японии в 19601970гг.75 В данном законе должны быть юридически зафиксированы специальные процедуры реорганизации предприятий-банкротов, которые очевидно должны отличаться от предусмотренных в Законе о банкротстве. Коренное значение для регулирования капитала депрессивного сектора приобретает и объединение финансово несостоятельных предприятий в специальные компании холдингового типа (независимо от формы собственности). Наряду с поддержанием минимально приемлемой производственной активности на соответствующих рынках деятельность этих Такой подход и зафиксирован в принятом правительством Положении “О государственной финансоСм.: Industrial policy of Japan. Tokyo,1988. Также практическую пользу могло бы принести изучение вой поддержке мероприятий по реструктуризации угольной промышленности”.

опыта регулирования депрессивных сегментов рынка в Канаде (См.:М.Trebilcock. The political economy of economic adjustment: the case of declining industries. Toronto, 1987.) 169 компаний призвана преследовать и цель утилизации / скрапирования оборудования и свертывания неэффективных производственных процессов (в частности, в металлургии) в соответствии с разрабатываемыми специальными программами76. В последних должны быть зафиксированы объемы скрапирования оборудования по конкретным срокам, а также предоставляемые с указанной целью льготные кредиты и предполагаемые государственные контракты. Несомненно, совокупные вложения, направляемые на цели стабилизации состояния рассматриваемого сектора, не будут полностью окупаемыми. Тем не менее, достижение максимального эффекта от этих инвестиций, с учетом сокращения государственных субсидий к ценам и других государственных расходов представляется правомерным. В то же время объектом государственной инвестиционной поддержки призваны обязательно стать и относительно благополучные предприятия в рамках депрессивного сектора. Здесь критерии инвестиционных решений, связанные с предоставлением антиципационных кредитов, совпадают с критериями, применимыми в других секторах и прежде всего в рамках потенциально конкурентоспособного сектора. Иными словами, применяемые налоговые льготы и тем более прямые инвестиции с государственным участием должны возмещаться в течение достаточно быстрого срока, прежде всего рассчитываемого исходя из условий антиципационных займов. Как показывают ряд примеров предприятий в судостроительной, полиграфической и легкой промышленности, уже в настоящее время есть возможности для осуществления эффективных инвестиционных проектов, связанных в основном с выпуском новых видов рентабельной продукции. Так, достаточно велик потенциал расширения спроса на недорогостоящие предметы одежды и обуви, товары повседневного спроса. Также в перспективе вполне могут стать финансово эффективными и отдельные проекты в такой традиционной отрасли, как угольная. Это, впрочем, предполагает завершение первоначального этапа реструктуризации отрасли, связанного с ликвидацией большинства нерентабельных шахт и других объектов. Масштабная инвестиционная поддержка депрессивного сектора должна быть дополнена активным текущим регулированием. Оно призвано быть направлено на постепенное сокращение производственного потенциала на базе известной стратегии структурной консервации.

Весьма плодотворным представляется подход к реструктуризации металлургии в Японии (Cм.:Япония:

смена модели экономического роста М.,1990.).

170 Инструменты текущего регулирования призваны в первую очередь обеспечивать протекцию жизнеспособных предприятий данного сектора от резкого спада и тем более полного “выброса” с рынка. В ряду этих инструментов прежде всего следует выделить субсидирование цен производителей, размещение государственных контрактов на отдельные виды продукции, освобождение от налогов предприятий, подвергаемых санации. Также при осуществлении стратегии реформирования по типу структурной консервации, как известно, нельзя обойтись и без внешнеэкономических протекционистских мер. В первую очередь это касается депрессивных подотраслей отечественной легкой промышленности. Видимо, имея в виду позитивный международный опыт, жизнеспособных производителей на этих сегментах рынка правомерно ограждать путем установления высоких внешнеэкономических тарифов от иностранных конкурентов, но в четко определенных временных рамках периода необходимой структурной консервации. Вне всякого сомнения, решения по сокращению производственных мощностей в данном секторе должны быть дополнены специальными мерами в области регулирования занятости. Среди них ключевое значение имеет реализация программ переквалификации различных категорий работающих, привязанных осуществляться и на Федеральном, и на региональном уровнях. Однозначно следует полагать необходимым межотраслевую координацию этих программ. Явно неприемлема модель переквалификации работающих и создания так называемых непрофильных производств в рамках тех же депрессивных отраслей, как это было предусмотрено в программе “Росугля”77. Вместе с тем применительно к отдельным предприятиям данного сектора нельзя обойтись без таких “защищающих” мер, как квотирование рабочих мест, предоставление государственных гарантий занятости при банкротствах. В первую очередь неизбежно принятие таких решений, хотя и обременительных для государственного бюджета, в депрессивных регионах. Результатом применения перечисленных инструментов призвано стать достижение производственного выпуска в объемах, определяемых реальным платежеспособным спросом потребителей. Конечно, при осуществлении такого рода структурного регулирования неизбежно весомыми будут потери для бюджета. В определенной степени выход из положения состоит в использовании реструктуризационных кредитов и на цели текущей стабилизации. Но это сопряжено с ужесточением гарантий возврата антиципационных займов, прежде всего из иностранных источников.

См.: Реструктуризация угольной промышленности. М.,1996 г.

171 При условии успешного разрешения в целом проблемы перехода к экономическому росту “структурная” дыра в виде депрессивного сектора может быть вполне успешно сведена на нет в течение достаточно быстрого срока (по крайней мере не более 5 лет) в случае привлечения потребных “реабилитационных” инвестиций78 и адекватного применения инструментов текущего регулирования. В дальнейшем рассматриваемый сектор, хотя и в достаточно урезанных границах, вполне успешно может быть трансформирован в привлекательный сектор для частного капитала. Притом такого рода замещение частного капитала относительно государственного может происходить непосредственно через фондовый рынок. В случае повышательной конъюнктуры станет реальным и масштабное участие иностранного капитала в новых инвестиционных проектах. В то же время, принимая во внимание результаты глобальных прогнозов, и в обозримой перспективе следует ожидать неблагоприятной конъюнктурных изменений в отношении отдельных подотраслей металлургии, легкой промышленности, судостроения и др. Поэтому и в будущем нельзя игнорировать целесообразность прямой государственной инвестиционной поддержки по долговременно нестабильным сегментам рынка. Итогом реализации инвестиционных и прочих решений по структурному реформированию депрессивного сектора призвана стать и нормализация в его рамках процесса капиталообразования. Финансовые стимулы высокой рентабельности станут определять поведение частных инвесторов. Это в свою очередь будет означать переход к модели повышения фондоотдачи, неразрывно связанной с мультипликативным эффектом влияния расширения инвестиционного спроса на предпринимательскую активность. Таким образом, применение широкого набора инструментов, в основном в русле известной стратегии структурной консервации (что отражено в таблице 16), требуется для осуществления скорейших желаемых преобразований в данном секторе. При этом специфика российских условий, заключающаяся в необходимости осуществления в ближайшей перспективе структурных реформ в других секторах реальной сферы, диктует целесообразность принятия жестких решений по сокращению избыточных производственных мощностей при выполнении условий социальной стабилизации.

Только инвестиции, обеспечивающие сокращение и консервацию мощностей в угольной промышлен ности, по оценкам специалистов Всемирного банка, могут превысить 1,5 млрд. долларов.

172 4.2.6. Сектор малого бизнеса. До сих пор процесс создания полноценного рыночного сектора малого производственного бизнеса фактически находится на начальной стадии развития, несмотря на постоянное общественное и государственное внимание к этой проблеме в течение продолжительного времени. Определенным шагом в направлении создания предпосылок для масштабного развития рассматриваемого сектора явилось принятие Федеральных программ поддержки малого предпринимательства. Однако предусмотренных в них средств оказалось явно недостаточно для серьезного прогресса в секторе малого производственного бизнеса. Применительно и к рассматриваемому сектору решение задач производственной и финансовой стабилизации, главным образом путем осуществления макроэкономических решений (см. гл.2), остается крайне актуальным. Только в этом случае открывается путь для устойчивого развития сектора малого бизнеса при его параллельной дальнейшей либерализации. К числу необходимых стабилизационных задач относятся завершение приватизации и финансовое урегулирование. Надо иметь в виду, что в секторе малого бизнеса применение традиционной процедуры банкротства, связанного с значительным издержками, не представляется целесообразным. Основной путь приватизации и реорганизации финансово несостоятельных малых предприятий заключается в организации аукционов по их распродаже. Впрочем, потенциальный объем получаемых таким путем инвестиционных ресурсов заведомо явно незначителен. Также обязательным залогом успешного структурного реформирования данного сектора в дальнейшей перспективе выступает формирование самой эффективной организационной структуры государственной поддержки малого бизнеса. С учетом отечественного опыта и опыта ведущих индустриальных стран, организационная структура поддержки малого бизнеса призвана включать в себя по крайней мере три основные составные части: а) общенациональную сеть - национальную ассоциацию - центров (фондов) по поддержке малого бизнеса, центральным звеном которой стал бы действующий Государственный Комитет по поддержке малого бизнеса;

наиболее предпочтительным, имея в виду отечественные региональные реалии, создание в каждой области по два таких центра, занимающихся соответственно городским и сельским предпринимательством;

173 б) распространенную по всем регионам сеть специализированных инвестиционных компаний по поддержке малого бизнеса;

в) широкую сеть небольших (по объему активов) компаний с венчурным капиталом. Основные функции национальной ассоциации фондов (официально они созданы во многих регионах) по поддержке малого бизнеса представляются таковыми: 1) целевое кредитование (эти кредиты неизбежно будут льготными) отдельных малых предприятий, имеющих особую значимость для соответствующих регионов, 2) предоставление гарантий заслуживающим доверия коммерческим банкам, дающим долгосрочные ссуды малым предприятиям, по возврату кредитов (эта финансовая функция, видимо, должна стать наиболее весомой),3) частичное участие в акционерном капитале инвестиционных компаний по поддержке малого бизнеса и лицензирование их деятельности;

4) льготное кредитование компаний с венчурным капиталом и лицензирование их деятельности. В свою очередь в основном деятельность специализированных инвестиционных компаний по поддержке малого бизнеса будет заключаться в участии в акционерном капитале потенциально-эффективных малых предприятий материальной сферы, помощи в первичной эмиссии и дальнейшем распространении их акций на региональном фондовом рынке (включая операции по возможному повышению стоимости акций), Являясь заемщиками государства, данные инвестиционные компании призваны сотрудничать с малыми предприятиями на полностью коммерческой основе. Основные же функции компаний с венчурным капиталом, также функционирующих на коммерческой основе, будут состоять в кредитовании и участии в акционерном капитале небольших венчурных или инновационных фирм, сосредоточенных в частности в рамках региональных учебно-научных центров. В перспективный период реализация стратегии роста малого бизнеса предполагает решение всего набора задач секторного реформирования, ключевое значение среди которых имеет повышение эффективности вложений капитала и, соответственно, расширение его масштабов. Благодаря этому становится возможным добиться кардинального повышения удельного веса малого бизнеса, прежде всего, его материальной сферы, в валовом национальном продукте в соответствии с ранее рассмотренными долгосрочными императивами структурных преобразований. Позитивное разрешение, на наш взгляд, проблемы привлечения инвестиций в малый бизнес и повышения их эффективности в первую очередь связано с успешным формированием региональных экономических отношений. По сути дела требуется завершение 174 создания нормальной инфраструктуры для развития региональных рынков, где малое предпринимательство обыкновенно играет роль ведущего маховика. Как показывает практический опыт, вложения в региональную инфраструктуру связаны с затратами задельного характера по созданию системы юридических служб, системы переквалификации кадров, реформирования самих региональных органов управления и других направлений. Иными словами, требуется значительное безвозмездное финансирование, возможное только с государственным участием. Выход из положения видится в эффективном привлечении заемных финансовых ресурсов со стороны внешних кредиторов, прежде всего международных финансовых организаций (Всемирного Банка и др.) путем размещения специальных региональных займов среди населения. Уже в настоящее время за счет указанного источника вполне реально многократное увеличение объема капиталовложений по сравнению с упомянутой программой. В результате прямое государственное участие в инвестиционном процессе в сфере малого бизнеса будет сконцентрировано на решении одной, но самой важной задачи создания полноценной рыночной инфраструктуры на региональном уровне79. Впрочем, региональным органам государственного управления в рамках адекватных организационных форм вполне правомерно, в частности и исходя из критерия бюджетной окупаемости, инициировать эффективные инвестиционные проекты по малому бизнесу (как, например, создание мини-пекарен, мини-установок по переработке нефти и др.). В дальнейшем они могут быть тиражированы с помощью частных инвесторов. Вложения в региональную инфраструктуру должны вызвать кумулятивный рост спроса на продукцию малого бизнеса по разнообразным его направлениям и параллельно аккумуляцию на началах полной и частичной занятости значительных трудовых ресурсов, в том числе в трудоизбыточных регионах. Тогда могут быть в полной мере реализованы известные преимущества инвестирования в малый бизнес: 1) возможность быстрой перестройки производственного процесса в соответствии с имеющимся спросом путем освоения за короткий срок новых производственных мощностей;

2) вовлечение в производство неиспользуемых на крупных предприятиях мини-технологий переработки сырья, широкое применение вторичных ресурсов;

3) низкий уровень требуемых затрат на оборудование и его обновление.

Здесь может быть широко использован международный опыт тиражирования типовых инвестицион ных проектов в региональную инфраструктуру.

175 Для этого требуется, как уже отмечалось, создание адекватных организационных структур по поддержке малого бизнеса на региональном уровне и прежде всего общенациональной сети специализированных инвестиционных компаний. Деятельность инвестиционных компаний по поддержке малого бизнеса в частности должна быть направлена на повсеместное распространение небольших, максимально мобильных строительных фирм и соответствующих им по размеру предприятий по тиражированию недорогостоящей строительной техники, производству и переработке строительных материалов. Особую область представляет регулирование венчурной сферы малого бизнеса, являющейся во всех высокоиндустриальных странах приоритетным направлением государственной политики. В настоящий момент, характеризуемый сокращением емкости венчурного рынка, крайнюю важность приобретает процесс разукрупнения действующих научнотехнических организаций в небольшие потенциально конкурентоспособные венчурные фирмы. Такого рода реструктуризация, которая займет длительный период времени, однозначно нуждается в государственной поддержке, особенно на первоначальной стадии деятельности венчурных фирм. В соответствии с зарубежной практикой, представляется правомерным предоставление широкого набора финансовых льгот венчурным предприятиям и фондам в первоначальный период их деятельности и в случае выполнения ими государственных инновационных программ. Весьма значимыми с точки зрения потребных масштабов государственного вмешательства представляются и ряд других инструментов структурного реформирования данного сектора. Так, по справедливому заключению специалистов80, в условиях общеэкономической стабилизации целесообразно увеличение налоговых и кредитных льгот для производственных предприятий малого бизнеса для стимулирования расширения предложения и одновременно занятости. Достигаемый в результате эффект роста спроса в секторе малого бизнеса призван с лихвой компенсировать потери государства от этих финансовых льгот. Правомерна и государственная поддержка текущей финансовой деятельности конкурентоспособных производителей. Льготные кредиты на пополнение оборотных средств и налоговые льготы (в частности по налогу на добавленную стоимость) могут предоставляться эффективным по своему потенциалу малым предприятиям за счет региональных фондов. Разумеется, такого рода финансовая помощь должна оказываться только на корот Малый бизнес в России: оценка ситуации. Общество и экономика, № 9-12, 1996.

176 кие сроки и укладываться в рамки бюджетных ограничений соответствующих региональных уровней. В то же время государственное вмешательство в процесс ценообразования в рассматриваемой сфере, характеризуемой наибольшим разнообразием различных видов деятельности, приводит к неоправданному предпочтению некоторых из них и тем самым нарушению действия нормальных конкурентных сил. Малооправданным представляется и применение специальных льготных режимов внешнеэкономического регулирования малых предприятий, имея в виду достаточно скромный потенциал экспорта их продукции на внешние рынки, отличающиеся высокой конкурентоспособностью. Вместе с тем, судя по зарубежному опыту, весомый эффект могло бы дать введение льготных тарифов на импорт высокопроизводительного предпринимательства. Крайне важен в дальнейшей перспективе и выбор адекватных инструментов для решения задач по улучшению организационно-юридического механизма функционирования малого бизнеса. Речь идет в первую очередь о совершенствовании правовой базы малого предпринимательства, особенно на региональном уровне, рационализации административных процедур, главным образом в сторону упрощения и унификации, регулирования деятельности в сфере малого бизнеса, рациональной организации обеспечения региональных программ поддержки малого бизнеса и др. Итогом активного структурного реформирования сферы малого бизнеса, сочетающей привлечение капитала из государственных (хотя и на заемной основе) и частных источников, призвана стать его трансформация в полноценный, конкурентоспособный сектор при одновременном разрешении, по крайней мере частичном, проблемы занятости на региональном уровне. По нашим представлениям, такая метаморфоза может произойти в рамках ближайшей, 2-3-х летней перспективы. Правда, это достижимо при "внешних" благоприятных сопряженных условиях: успешном преодолении инфляции издержек и долговременной нормализации цен на первичные ресурсы, благоприятной динамике цен на землю, жилье и прочие объекты недвижимости, успешном претворении в жизнь новой стратегии регионального Федерализма, обуздании коррупции местной бюрократии и в целом проведении реформ регионального административного управления. Есть все основания предполагать, что в дальнейшем, за рамками среднесрочной перспективы, потребность в активном регулировании движения текущих и капитальных потоков в сфере малого бизнеса в основном отпадет. В целом инструменты регулирования рассматриваемого сектора вероятно не будут существенно отличаться от традиционных, оборудования для разнообразных видов малого 177 применяемых в рамках зрелых национальных рынков, в случае благоприятного изменения “внешних” факторов и прежде всего успешного институционального реформирования на региональном уровне. В то же время очень широкое поле для активного вмешательства со стороны региональных органов управления остается в области регулирования занятости отдельных групп населения как раз в сфере малого бизнеса. Впрочем, это касается прерогатив социальной политики, собственные проблемы которой выходят за рамки данной работы. *** Итак, активная политика структурного регулирования предполагает использование специфических наборов инвестиционных, финансовых и других инструментов в их взаимодействии друг с другом по всем шести рассмотренным нефинансовым секторам. Это зафиксировано в приводимой ниже таблице.

Таблица 16. Секторная специфика инструментов структурного регулирования Либерализированный сектор Сектор первичных отраслей и м/инфрастуктуры + + + + Аграрный сектор Депрессивный сектор Потенциальноконкурентоспособный сектор + + + + + + Сектор малого производственного бизнеса + + + + + Инвестиционные регуляторы Финансово-ценовые регуляторы текущего оборота Внешнеэкономические регуляторы Государственное участие Налоговый кредит Ускоренная амортизация Льготные кредиты Страхование кредитов Долгосрочные государственные контракты Ценовой контроль Индексация цен Дотации к ценам Финансовые субсидии Льготные кредиты Тарифы Квоты Субсидирование экспорта Страхование экспорта Добровольные экспортные ограничения Государственные контракты Программы переквалификации Регулирование технических и других стандартов + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + + Прочие регуляторы текущего оборота + + + + + + + + + + Глава 5. ГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧАСТИЕ В ДОЛГОСРОЧНЫХ ИНВЕСТИЦИЯХ.

5.1. Организационный механизм государственной поддержки инвестиционного процесса.

Представляется правомерным сконцентрировать внимание на следующем принципиально важном моменте. Ранее обозначенные императивы стратегии активных структурных преобразований призваны предопределять основные направления использования инструментов инвестиционной политики. По сути дела в случае осуществления инвестиций, пользующихся государственной поддержкой, ожидается достижение таких уровней капиталоотдачи и рентабельности, при которых при условии успешного проведения иных направлений макроэкономического и структурного регулирования окажется возможным эффективное соответствие инвестиционного спроса и предложения по основным реальным секторам национального рынка. Исходя из предлагаемой стратегии антиципации структурных преобразований, вытекают два основных императива государственной поддержки инвестиций. С одной стороны, государство должно отвечать за достижение наилучших результатов с позиции рыночной эффективности, принимая на себя риск инвестиционных решений;

с другой стороны, государство призвано выступать партнером частных инвесторов, в максимально возможной степени способствуя росту их эффективного производственного капитала. Государство, выступающее инициатором широкомасштабных структурных преобразований, не может не играть весомой роли в задельных инвестициях в ходе предлагаемого антиципационного маневра. Она не может ограничиваться предоставлением государственных гарантий возврата инвестиционных кредитов (что, конечно, не ставит под сомнение целесообразность применения этого инструмента). Доля прямого государственного участия в задельных инвестиционных проектах должна быть достаточно весомой и, как правило, существенно превышать 20 % (такова была квота государственного участия в большинстве инвестиционных проектах по Министерству экономики). В то же время в 180 случае успешного претворения в жизнь активной политики структурного регулирования и стабилизационной политики вполне реальна метаморфоза в поведении и самого частного капитала. Стимул долгосрочного и, в конечном счете, достаточно прибыльного вложения капитала будет обусловливать заинтересованность со стороны частных инвесторов в финансировании инвестиций задельного характера. В практическом плане реализация такого рода “смешанной” модели финансирования означает, что инвестиции, непосредственно связанные со структурной перестройкой, осуществляются на базе долевого участия частного капитала и государства при однозначной координирующей роли последнего. Иными словами, обязательным условием долевого государственного участия в инвестиционных проектах выступает привлечение частных инвестиций, прежде всего в виде собственного капитала. Главные аргументы в пользу сформулированной позиции достаточно очевидны: вопервых, только при реальных вложениях собственного капитала в дальнейшем у частных акционеров наверняка сохранится стимул к дальнейшим инвестициям;

во-вторых, само участие наряду с государством частного капитала в инвестиционных проектах закрепит их рыночный статус, в плане удовлетворения требований именно рыночной эффективности. Конечно, следует принимать в расчет, что в период резкого падения инвестиционной активности прямое государственное финансирование необходимых инвестиций и инноваций в технологическую перестройку представляло, вероятно, единственный выход из положения. Но в условиях нормализации ситуации с источниками финансирования производственных капиталовложений в основные сектора народного хозяйства огосударствление инвестиционного процесса будет противоречить принципам функционирования рынка капитала. При таком развитии событий отдельные производители будут поставлены в привилегированное положение, что не принесет желаемых результатов вследствие отсутствия необходимой ответственности и тем более риска со стороны непосредственных исполнителей инвестиционных проектов. Исключительно государственное финансирование правомерно только в отношении наиболее приоритетных, связанных с реализацией высоких технологий, стратегических инвестиций и особенно инноваций, эффект действия которых выходит за рамки среднесрочной перспективы. Практическая реализация долгосрочных инвестиций на основе долевого участия государства и частных инвесторов предполагает выбор адекватных организационных форм. На наш взгляд, прямое государственное участие в инвестиционном процессе и тем более его координацию наиболее предпочтительно осуществлять через разработку инвестиционных программ по основным производственным секторам российской экономики. В этом 181 случае мог бы быть практически реализован макроэкономический подход к координации различных направлений инвестиционной деятельности. В целом секторные инвестиционные программы призваны представлять собой совокупность подпрограмм межотраслевого, отраслевого и регионального значения, разрабатываемых в привязке к определенным временным срокам. Последние в свою очередь объединяют отдельные инвестиционные проекты (включая проекты по совокупностям однотипных объектов). Заметим, что секторные инвестиционные программы не могут быть сводом разрабатываемых в настоящее время отдельных, фактически автономных отраслевых программ структурной перестройки и тем более программ по отдельным регионам. Однозначно формирование полноценного рынка капитала несовместимо с самофинансированием отдельных отраслей, связанного с использованием, по крайней мере, частичным, инвестиционных ресурсов по внерыночным критериям и сохранением изолированных сегментов движения капитальных потоков. В случае кардинального увеличения инвестиционных ресурсов сохранение автономных механизмов финансирования капиталовложений в отдельных отраслях (в частности в газовой промышленности, металлургии и др.) не представляется правомерным. Вместе с тем в рамки инвестиционных программ на уровне крупных нефинансовых секторов рыночной сферы вполне органично могут быть вписаны специальные программы развития стратегических отраслей (подотраслей). Как в частности показывает опыт реализации крупномасштабного участия государства в развитии телекоммуникационной сферы во Франции в 1970 гг., осуществление такого рода программ также предполагает отказ от внутриотраслевых принципов их формирования и финансирования и, более того, предполагает создание специальных финансовых институтов для привлечения капиталов из других отраслей. Как известно, во многом именно с учетом французского опыта осуществлялось финансирование отраслей отечественной телекоммуникационной сферы. Достигнутое сочетание масштабных централизованных капиталовложений с значительным внешним финансированием, главным образом со стороны иностранных кредиторов, позволило добиться весьма позитивных результатов. При этом привлечение значительной части ресурсов иностранных инвесторов происходит в форме по сути своей антиципационного займа (облигационный займ по специальной программе “Российский народный телефон”). В еще большей степени несовместимо с принципами рыночной эффективности ограничение потоков производственных инвестиций региональными границами. В нынеш 182 них условиях, по нашему убеждению, необходимо отказаться от амбициозных региональных программ структурной перестройки, которые были обусловлены действительности сугубо внеэкономическими факторами. Разумеется, сказанное не подвергает сомнению целесообразность расширения масштабов самофинансирования регионами своей инфраструктуры и малого бизнеса и осуществления соответствующих региональных программ. Какие основные аргументы можно привести в пользу целесообразности составления и реализации секторных инвестиционных программ с государственным участием? Во-первых, как показано в предшествующей главе, именно применительно к крупным нефинансовым секторам, различающимся по условиям взаимодействия спроса и предложения, оказывается возможным обоснованно эшелонировать во времени решение задач структурного регулирования. В числе последних инвестиционные регуляторы играют ключевое значение. Их программирование представляется единственным способом для согласования объективно долговременных решений в области инвестиционной политики во взаимосвязи с решением других задач секторного реформирования. Во-вторых, разработка и реализация секторных инвестиционных программ с государственным участием является необходимым средством и для координации в целом инструментов секторного регулирования. Только путем программирования ожидаемых консолидированных результатов прямого государственного участия в инвестициях в рамках секторных программ может быть достигнуто согласование между регуляторами капитальных и текущих потоков. В случае же изолированной государственной поддержки отдельных инвестиционных проектов и даже отдельных отраслевых программ решение этой задачи, необходимой для целенаправленной антиципации желаемых структурных преобразований. не представляется достижимым. В-третьих, проектирование долгосрочных инвестиционных решений на уровне крупных нефинансовых секторов является необходимой предпосылкой для осуществления общенационального программирования. По сути дела взаимосвязь между, с одной стороны, ожидаемыми размерами секторных выпусков и, соответственно, ожидаемыми макроструктурными пропорциями и, с другой стороны, предполагаемыми результатами государственного участия в долгосрочных инвестициях является ключевой в ходе программирования и практической реализации политики, адекватной стратегии активных структурных преобразований. Несмотря на сказанное, конечно, нельзя не принимать во внимание известный аргумент против целесообразности разработки секторных инвестиционных программ с государственным участием. Речь идет о невозможности в условиях рыночной среды точного 183 проектирования долгосрочных инвестиционных решений, тем более скоординированных на уровне многоотраслевых секторов народного хозяйства. В качестве контраргумента, на наш взгляд, вполне уместно отметить, что такого рода секторные инвестиционные программы принципиально отличаются от прежних программ централизованных капиталовложений по межотраслевым комплексам и тем более по отдельным отраслям. В рыночной среде, за рамками социальной сферы, инвестиционные программы, в том числе и с государственным участием, не могут быть директивными, поскольку в них принимают значительное участие полностью самостоятельные рыночные субъекты. Обязательными для исполнения остаются только решения контролирующих государственных органов в отношении действующего законодательства, соблюдения экологических требований и строительных норм, землепользования и др. По сути своей рассматриваемые программы призваны быть индикативноконтрактными в отношении участвующего в них на строго договорной основе частного капитала. Тем самым государство через своих представителей изначально поставлено перед необходимостью гибкого регулирования процесса производственного капиталообразования на уровне отдельных секторов и отраслей. Процедуры реализации и в частности оперативной корректировки инвестиционных программ с государственным участием могут быть адекватно, как показано в дальнейшем, вписаны в механизм согласования интересов государства и частного бизнеса. Главную роль при формировании секторных программ призваны играть макроэкономические критерии, а не отраслевые и региональные. Как следует из сделанного ранее заключения, в качестве одной из главных задач секторного реформирования выступает повышение эффективности производственного капитала. По существу применение каждого из инструментов структурного реформирования призвано способствовать созданию наилучших условий для максимально эффективного и одновременно максимально прибыльного вложения капитала по соответствующим производственным секторам. Исходя из сказанного, правомерно выделить два основных критерия прямой государственной поддержки инвестиционного процесса: во-первых, достижение максимального кумулятивного эффекта совокупных, частных и с государственным участием, инвестиций в соответствии с желаемыми структурными изменениями;

во-вторых, достижение по возможности максимального эффекта от самих инвестиций, финансируемых государством. Согласование этих в принципе двух конфликтных критериев возможно только при выборе по сути своей компромиссных инвестиционных решений. С одной стороны, неправомерно стремиться исключительно к высокорентабельным вложениям, дающим быстрый 184 финансовый эффект. Необходимо выдерживать пропорции распределения государственной поддержки инвестиций, чтобы добиться эффективного роста совокупных инвестиций и притом в соответствии с желаемыми структурными пропорциями. С другой стороны, как уже отмечалось, при выборе вариантов государственного участия в инвестиционном процессе нельзя ни в коей мере забывать об условии достижения достаточно высокой рентабельности и такого рода вложений. Максимизация кумулятивного эффекта совокупных инвестиций, достигаемая за счет государственных инвестиций, не должна приводить к росту государственного долга, неизбежно сопряженного с крайне нежелательными инфляционными последствиями, нарушениями условий выплаты государственного долга и тем самым утраты доверия к государству как инвестору. Таким образом, достижение эффективного структурного соответствия инвестиционного спроса и предложения предполагает максимизацию эффекта государственного участия в инвестициях в плане роста совокупного эффективного спроса, то есть создания максимально благоприятных факторов для повышения отдачи частного капитала в будущем. В то же время сами инвестиции, главным образом осуществляемые за счет государственных займов в ходе антиципационного маневра, должны быть по возможности максимально выгодными исходя из финансовых критериев. В данной связи целесообразно подчеркнуть следующее положение. Теоретически доказано, что повышение эффективности капитала на микроуровне при прочих благоприятных условиях соответствует рационализации экономической структуры. Тем самым формирование программ на базе жестких критериев рыночной эффективности само по себе будет способствовать решению задач структурного реформирования соответствующих секторов. Так, выполнение эффективных проектов в области ресурсосбережения и совершенствования производственной инфраструктуры однозначно будет сопряжено с повышением конкурентоспособности отечественных производителей, рационализацией ценовых пропорций и занятости, ростом экспорта и улучшением структуры внешнеэкономического оборота. В то же время применение критериев полной и прямой эффективности инвестиций при формировании рассматриваемых программ не должно противоречить ранее сформулированным целям (в 2.1.) трансформации макроструктуры отечественной экономики. Неприемлемо возникновение такой ситуации, когда поддержка со стороны государства определенных эффективных проектов будет приводить как к дефициту необходимых инвестиционных ресурсов в других секторах (отраслях), так и свертыванию проектов с участием сугубо частных инвесторов. Тем самым в ходе осуществления рассматриваемых программ 185 бесспорно должны соблюдаться определенные межотраслевые и межсекторные ограничения в отношении размеров прямого государственного участия в инвестициях. Эта весьма сложная задача может быть решена только в процессе общенационального программирования, притом с использованием методов макроструктурного и макрофинансового моделирования (этот вопрос рассматривается в 6.3.). Уместно отметить, что достижение желаемых структурных пропорций сопряжено с именно максимизацией эффективности используемого производственного капитала, но никак не стоимостного выпуска или других объемных показателей. Проведение активных структурных преобразований в рыночных условиях однозначно несовместимо с практикой искусственного стимулирования производственной активности, противоречащего критериям финансовой эффективности инвестирования. Не менее важно и последовательное выполнение принципа финансирования секторных программ на базе “смешанного” участия. Как показывает многообразный зарубежный опыт, ключевая проблема здесь заключается в разделении ответственности между государством и частными инвесторами. Государство призвано выступать инициатором инвестиций, расчищающим дорогу для становления эффективного рынка капитала в большинстве производственных отраслей. При этом сказанное отнюдь не означает неприемлемости первоначального инициирования конкретных проектов со стороны самих частных инвесторов, особенно в лице существующих финансово-промышленных групп. Но в любом случае государство через своих представителей будет призвано брать на себя основную роль по осуществлению такого рода инвестиций. Само по себе участие государства должно являться для частных инвесторов доказательством надежности соответствующего проекта. Вместе с тем в дополнение к этому для привлечения частных инвесторов могут быть использованы такие сильнодействующие инструменты, как государственные гарантии возврата кредитов и государственное страхование некоммерческих рисков, прежде всего в отношении банковских кредитов. В данной связи следует указать на принципиальное отличие сформулированного подхода от подхода, положенного в основу инвестиционных конкурсов по Министерству экономики81. Последний по существу сводился к финансированию путем предоставления льготных кредитов уже осуществляемых инвестиционных проектов, для полной реализации которых по каким-либо причинам не хватает средств. Безусловно, в условиях инвестиционного голода государственная поддержка по “дотягиванию” отдельных проектов при Собрание законодательства РФ. 1998, № 1, ст. 109.

186 соблюдении условий финансовой окупаемости представлялась единственно возможной мерой. Однако такая практика не выглядит правомерной в условиях нормализации ситуации в инвестиционной сфере и обеспечения благоприятных макроэкономических условий, когда у частных предприятий, эффективно планирующих свои инвестиции, не должно возникать потребности в дополнительной государственной помощи. Также переход к “смешанной” модели финансирования инвестиций в структурную перестройку в принципе несовместим с существующей практикой финансирования так называемых “точечных” инвестиций, направляемых на модернизацию и ввод нового оборудования. Как известно, до настоящего времени основная часть инвестиций такого рода осуществляется за счет государственных источников, которых явно недостаточно. Так, в 1999 г. объем финансирования Федеральной инвестиционной программы оказался в три раза ниже уровня 1998 г. В связи со сказанным, также необходимо подчеркнуть следующий момент. Высказанные предложения отнюдь не противоречат существующей практике финансирования инвестиций за счет Бюджета Развития, представляющего собой часть утверждаемого в законодательном порядке государственного бюджета. Речь идет о переориентации инвестиционных бюджетных ассигнований в рамках Бюджета Развития в основном на безвозмездное финансирование народного хозяйства, прежде всего в рамках депрессивных отраслей, и социальных секторов. При этом и дальнейшем законодательное утверждение такого рода приоритетных бюджетных ассигнований представляется обязательным 82. Исходя из рассмотренных принципов формирования и финансирования секторных инвестиционных программ с государственным участием могут быть сформулированы рекомендации в отношении состава их показателей. По сути дела на базе процедур определения этих критериальных показателей, которые рассматриваются далее, призваны формироваться все важнейшие показатели конкретных инвестиционных проектов и. соответственно, в целом секторных программ. Судя по отечественному и зарубежному опыту секторного (отраслевого) программирования можно утверждать, что в состав этих показателей прежде всего правомерно включать результативные характеристики производственного выпуска, динамики занятости, изменения относительных цен и повышения конкурентоспособности, инновационной деятельности, финансового состояния, ресурсопотребления, внешнеэкономического оборота. Наряду с ними для успешной реализации секторных про В пользу этого свидетельствует и практика бюджетного финансирования инвестиций через Фонд эко номического и социального развития (FDES) во Франции.

187 грамм не меньшее значение имеют показатели текущих затрат, размеров финансирования инвестиций и структура их источников, а также сами сроки реализации конкретных проектов. По сути дела все указанные показатели призваны выступать в роли индикаторов секторных инвестиционных программ на стадиях их разработки и реализации. Качественное проектирование показателей инвестиционных программ с государственным участием, конечно, необходимо и для достоверной оценки прямого и косвенного влияния их предполагаемых результатов на общеэкономическое состояние и отраслевую структуру соответствующих секторов. В соответствии с самой сутью антиципации структурных изменений решение данной задачи является ключевым при выборе альтернативных вариантов секторных политик регулирования и их макроэкономической координации. Также необходимой составной частью политики структурного регулирования в случае реализации секторных инвестиционных программ с государственным участием станет их постоянное отслеживание (мониторинг) на стадии реализации. Такая практика в первую очередь требуется для оперативной корректировки принятых инвестиционных решений и связанного с ними регулирующего вмешательства. Мониторинг рассматриваемых инвестиционных программ прежде всего предполагает контроль за выполнением конкретных проектов с точки зрения первоначально проектируемых эффектов и сроков. Достаточно понятно, что особое значение для успеха предполагаемых широкомасштабных структурных преобразований будет иметь приемлемое выполнение сроков осуществления инвестиционных программ с государственным участием. Крайне важно избежать затягивания отдельных проектов, влекущее за собой прямые финансовые потери для государства как инвестора. Вместе с тем, как показывает и зарубежная практика, отдельные неудачи обычно сопутствуют выполнению большинства секторных (отраслевых) инвестиционных программ. Кроме того, как показывает зарубежный опыт83, мониторинг секторных или отраслевых программ наиболее целесообразно осуществлять исходя из определенных критериальных условий (задаваемых в виде пороговых значений), к которым правомерно относить достижение определенного уровня конкурентоспособности, относительных цен, доли экспорта в выпуске продукции и др. Их оценка в свою очередь возможна только путем постоянного отслеживания ранее указанных основных показателей секторных инвестиционных программ, в том числе сроков реализации конкретных проектов.

Речь идет прежде всего о многолетней практике выполнения секторных программ “структурного уре гулирования” (structural adjustment) под эгидой Всемирного Банка в странах “Третьего мира”.

188 Невыполнение указанных условий будет являться весомым основанием для пересмотра размеров государственной инвестиционной поддержки, в том числе прекращения финансирования отдельных проектов путем продажи доли государственного участия в акционерном капитале или других действий. В данной связи уместно еще раз акцентировать внимание на невозможности директивного установления сроков реализации конкретных проектов с государственным участием и тем более показателей секторных инвестиционных программ, куда они входят. Вследствие участия частных инвесторов в предполагаемых программах и действия многообразных рыночных и внерыночных факторов неопределенности возможна только индикативная, рекомендательная форма проектирования отдельных проектов. В то же время государство в лице своих представителей должно оставить за собой возможность, зафиксированную в правовых документах, оперативной корректировки своего участия в секторных программах исходя из изменяющейся конъюнктуры - как секторной, так и макроэкономической. Безусловно, неправомерно было бы преуменьшать сложности, которые возникнут в случае реализации секторных инвестиционных программ с государственным участием. Главный вопрос очевиден - кто будет отвечать за выполнение этих программ? Участие государства в финансировании (кредитовании) инвестиционных программ, конечно, не может ограничиваться стадией их разработки. Используя зарубежную терминологию, можно утверждать, что прямая поддержка государством долгосрочных инвестиций предполагает его участие в корпоративном управлении на стадии реализации инвестиций. Государство, располагая ограниченными ресурсами финансирования и принимая на себя риск инвестиционных решений, прямо экономически мотивировано в контроле за секторными инвестиционными программами на стадии их реализации. Это становится реально достижимо, если государство будет напрямую участвовать своим капиталом в финансировании инвестиционных проектов через банковскую систему. Речь идет о специализированных инвестиционных банках со значительным участием государства (на уровне не менее 30%)84, где могли бы быть в основном аккумулированы поступления от долгосрочных облигационных займов. Именно эти банки призваны стать глав Идея создания специализированных инвестиционных банков высказывалась еще в работах:

Л.В.Брагинский. Эффективность капиталовложений и банковская деятельность. М.: “Наука”,1981;

Л.П. Евстигнеева, Р.Н. Евстигнеев. Социалистический хозяйственный механизм: закономерности развития. М.: “Наука”, 1981.

189 ными финансовыми центрами осуществления активной инвестиционной политики, располагая возможностями предоставления выгодных инвестиционных кредитов и осуществляя отбор инвестиционных проектов с государственным участием. Фактическое воссоздание в 1999 г. Российского банка развития (РБР) как исключительно инвестиционного банка с максимально возможным государственным участием является очень важным, но только первым шагом в данном направлении. Трудно переоценить ту роль, которые бы могли играть специализированные инвестиционные банки и на предварительной стадии подготовки крупных проектов. В условиях российского рынка особенно важно нахождение заинтересованных инвесторов в рамках финансово-промышленных групп исходя из перспектив развития промышленных и финансового рынков одновременно. Также заглавную роль призваны играть специализированные банки и в решении такой сложной задачи, как координация секторных инвестиционных программ и соответственно, всей совокупности входящих в них инвестиционных проектов, полноправными участниками которых являются и суверенные рыночные субъекты. Особую важность представит реализация правильных подходов со стороны специализированных инвестиционных банков к согласованию инвестиционных программ, пользующихся государственной поддержкой, с чисто коммерческими проектами, осуществляемых частными инвесторами в рамках тех же секторов экономики. Надежное обоснование сопряженности проектов указанных двух принципиально разных типов с точки зрения синхронизации во времени (прежде всего очередности) и финансовых возможностей, даст возможность достигнуть необходимого уровня рентабельности для инвестиций и тем самым создать задел для дальнейшего широкомасштабного инвестирования в промышленность РФ, особенно в ее высокотехнологичные отрасли. Безусловно, для этого требуется тесное сотрудничество различных по своему статусу государственных и коммерческих институтов, занимающихся разработкой инвестиционных проектов. В настоящее время благоприятные возможности в этом направлении складываются на российском рынке. Имеются предпосылки и к созданию информационной и методической базы для глобальной координации инвестиционных проектов. Она могла бы иметь очень важное индикативное, “наводящее” назначение. Первостепенной видится роль специализированных банков в координации инвестиционных проектов и на стадии выполнения секторных программ. Им целесообразно было бы предоставить право полной корректировки инвестиционных программ вплоть до пол 190 ного прекращения государственного участия. Это в свою очередь предполагает регламентацию нарушений условий контрактов со стороны частных инвесторов, невыполнение других обязательств и условий, при которых происходит сокращение или полное прекращение государственного участия в финансировании инвестиций. Впрочем, неблагоприятные решения по тем или иным проектам в основном могут быть сведены к минимуму в случае установления действительно партнерских отношений специализированных инвестиционных банков с частными инвестиционными институтами и коммерческими банками. Нельзя не отметить, что обозначенные основные направления деятельности специализированных банков с государственным участием уже, чем у обычных коммерческих инвестиционных банков. Они не включают в себя работу с частными инвесторами по оптимизации их портфеля ценных бумаг и тем более управления их финансовыми активами. Тем не менее, деятельность рассматриваемых банков, хотя и ограничиваемая рамками так называемого корпоративного финансирования, может быть максимально разнообразной с точки зрения направлений производственного инвестирования. Вне всякого сомнения, с макроэкономической точки зрения успех деятельности инвестиционных банков с государственным участием напрямую будет зависеть от эффективности сотрудничества с частными инвестиционными институтами - инвестиционными фондами, инвестиционными компаниями и, конечно, коммерческими банками. Здесь должен быть воплощен в жизнь в полной мере принцип равного партнерства. Он заключается в том, что частный бизнес в ходе сотрудничества с финансовыми субъектами, представляющими интересы государства, будет реально заинтересован в дальнейших инвестициях и получении устойчиво высокой прибыли. Как показывает международная практика, чрезвычайно важное значение будет иметь гибкое регулирование самой доли государственного участия в инвестиционных проектах ;

в дальнейшем по мере реализации инвестиций, обеспечивающих антиципационный маневр, вполне целесообразным станет продажа доли участия государства в инвестициях либо стратегическим инвесторам, либо непосредственно через фондовый рынок85. В целом в перспективе превалирующей тенденцией вероятно станет постепенное уменьшение доли государственного участия в специализированных инвестиционных банках и других инвестиционных институтах и увеличении доли участия частных инвесторов.

Собственно, возможность такого решения была зафиксирована в положении об инвестиционных кон курсах по Министерству экономики.

191 В отношении самой организационной схемы функционирования инвестиционных банков могут быть приняты разные варианты. При решении этого вопроса, видимо, следует исходить из практического опыта деятельности ранее существовавших специализированных государственных банков по основным сферам народного хозяйства. Также представляется целесообразным учесть и зарубежный опыт. Прежде всего целесообразным представляется использование позитивного опыта прямой государственной поддержки инвестиций во Франции (сначала через единый фонд экономического и социального развития (FDES), а затем (с 1985 г.) также через FDES, используемый в основном для финансирования инвестиций в государственный сектор, и специализированные финансовые организации, берущих на себя часть инвестиционных рисков и получающих от государства бонификацию в виде фактического предоставления займов по сниженной учетной ставке) и Японии (где вся государственная поддержка индустриальной сферы, включая строительство, происходила в основном через банк Министерства промышленности и внешней торговли). В любом случае за одним специализированным инвестиционным банком или его подразделением должна быть четко закреплена задача подготовки, координации и контроля по определенному направлению инвестирования. И, как показывает пример масштабных капиталовложений в сферу телекоммуникаций, деятельность инвестиционного банка с государственным участием может ограничиваться одной отраслью, куда требуется привлечение широкомасштабных капиталовложений. При этом аккумуляция значительной части инвестиционных ресурсов может осуществляться в форме специализированных антиципационных займов, отличающихся особыми условиями размещения и погашения. Состав финансовых субъектов государственной инвестиционной политики, конечно, не исчерпывается специализированными инвестиционными банками. На региональном уровне более чем целесообразно прямое государственное участие в финансировании инвестиционного процесса посредством аккумуляции ресурсов через региональные (муниципальные) займы. Первостепенное значение имеет в этом направлении, как уже отмечалось, создание общенациональной, охватывающей все регионы, сети специализированных инвестиционных компаний по поддержке малого и среднего бизнеса. Главные функции этих компаний заключаются в привлечении инвестиций на создание предприятий малого и среднего бизнеса в рамках региональной инфраструктуры и их эффективное использование в соответствии с рыночными критериями. В дальнейшем одним из основных направлений деятельности этих компаний призвано стать осуществление операций с ценными бумагами малых и средних предприятий на региональных финансовых рынках. И, очевидно, на об 192 щенациональную сеть компаний по малому бизнесу правомерно было бы возложить координацию всех инвестиционных проектов в рамках данного сектора. Также, сообразуясь с общемировым опытом, в обозримой перспективе важными проводниками государственной инвестиционной политики могли бы стать специальные инвестиционные фонды с существенным участием государства (ориентировочно в среднем на уровне 30%), пользующиеся льготами по налогообложению прибыли с целью привлечения акционеров. По существу эти институты должны выполнять функции фондов рискового финансирования, за последнее десятилетие занявших очень весомое место в структуре финансового капитала ведущих западных стран. Главным направлением деятельности такого рода инвестиционных фондов на текущий момент призвана стать реализация конверсионных проектов, которые должны иметь следствием максимальное тиражирование высокотехнологичных, полностью адаптированных к условиям современного рынка производств. В дальнейшем на инвестиционные фонды с государственным участием вероятно наиболее целесообразно возложить основную функцию по координации разнообразных видов инновационной деятельности проектов, прежде всего, конечно, в высокотехнологичных отраслях и в самой сфере НИОКР. Финансовым источником государственного участия в венчурном капитале в настоящее время могут быть федеральные и региональные облигационные займы, а в дальнейшем, в случае благополучного состояния государственных финансов, льготные государственные кредиты и специальные государственные субсидии. В перспективе механизм государственного участия в долгосрочных инвестициях призван гибко трансформироваться в соответствии с изменяющимися условиями развития отечественного рынка. Осуществление широкомасштабных секторных инвестиционных программ с государственным участием благодаря предполагаемой деятельности специализированных инвестиционных банков рассчитано на ближайший перспективный период, в течение которого призвано произойти спрессованное во времени формирование постиндустриальной структуры отечественной экономики. В дальнейшем объективная потребность в прямой государственной поддержке инвестиций вероятно снизится. Это в свою очередь может выразиться в уменьшении антиципационных займов и сужении секторных инвестиционных программ с государственным участием. Последние возможно трансформируются в отдельные отраслевые, а точнее подотраслевые, программы при сохранении строго избирательного государственного участия в особо приоритетных конкретных проектах. Впрочем, такая существенная метаморфоза в механизме государственного участия в инвестициях по всей вероятности произойдет весьма нескоро.

5.2. Селекция инвестиционных проектов с государственным участием.

В соответствии с ранее сделанными выводами, при отборе проектов, использующих значительную долю государственных ресурсов, должны применяться жесткие критерии рыночной эффективности. В условиях сохранения в обозримой перспективе дефицита ресурсов накопления только проекты с высокими критериальными показателями эффективности (внутренняя норма доходности, чистая текущая стоимость и, конечно, коэффициенты возврата долга) имеют право на проведение в жизнь. Вместе с тем, как свидетельствует многообразный практический опыт, решения о государственной поддержке конкретных инвестиционных проектов отнюдь не могут сводиться к применению процедур оценки их прямой и полной рыночной эффективности. Они должны предваряться тщательной экспертизой самого содержательного наполнения проектов с учетом всего многообразия факторов, обусловливающих их ожидаемые результаты. Очевидно, только из качественных, то есть имеющих высокую степень достоверности проектов должны выбираться наиболее предпочтительные исходя из рыночных критериев. Базирующиеся на хорошо известных рекомендациях ЮНИДО и других международных организаций, методы оценки показателей эффективности инвестиций - чистой приведенной стоимости, относительной рентабельности, внутренней нормы доходности и др. - могут быть весьма успешно, как показывает в частности опыт ряда консалтинговых фирм86, адаптированы к отечественной статистике, существующей бухгалтерской отчетности и действующему финансово-налоговому механизму. Тем не менее, при экспертизе инвестиционных проектов возникает ряд трудностей, которые могут быть сопряжены с очень значительными финансовыми потерями. Главные препятствия связаны с достоверной оценкой на перспективу показателей, служащих "входными" параметрами для определения эффективности инвестиций и выбора самой схемы их финансирования, прежде всего в плане состава акционеров и кредиторов и условий их участия, в рамках переходных рыночных процессов. Попробуем обозначить возможные пути преодоления этих препятствий. Наибольшую трудность представляет обоснование на длительную перспективу будущих доходов от реализации конкретных инвестиционных проектов. В данной связи необходимо принимать во внимание ряд обстоятельств.

См.: Идрисов А.В., Картышев А.В., Постников А.П. Стратегическое планирование и оценка эффек тивности инвестиций. М.: “Филин”, 1997.

194 Как показывает и международная практика, в условиях постсоциалистического рынка крайне сложная проблема заключается в позиционировании будущих рынков сбыта. Она еще более усложняется вследствие неясных перспектив развития многих сегментов отечественного рынка. До настоящего времени весьма несовершенно в большинстве случаев осуществляется прогнозирование будущих конкретных товарных рынков, призванное базироваться на обстоятельных маркетинговых исследованиях - первоосновы любого инвестиционного проекта. Слишком долгое время в хозяйственной практике господствовал сугубо нормативный подход к прогнозированию спроса, когда последний определялся исходя из абсолютных, натуральных показателей, в частности нормативов " рационального" потребления. Эти показатели, как показывает опыт проведенных исследований, оказываются оторванными от реальных, весьма сложных тенденций изменения рыночного спроса, обусловленных действием конкурентных сил, в том числе внешнеэкономических, и процессами взаимозаменяемости и взаимодополняемости различных товаров. В настоящий период явно на кардинально более высокий качественный уровень требуется поставить практику прогнозирования будущих товарных рынков, опираясь на всесторонние маркетинговые исследования существующих российских и зарубежных рынков. Подходящий пример на данную тему - проект по созданию нефтехимического комплекса АО "Иртышполимер" в г. Тобольске. Уже на самой заключительной стадии его рассмотрения в Европейском банке реконструкции и развития выяснилось, что, согласно оценкам специалистов-нефтехимиков, на внутреннем рынке один из двух видов предполагаемой продукции - термоэластопласт - в ближайшие годы не будет иметь полной реализации на внутреннем рынке. Фактически речь шла о крахе всей очень долгой работы по проекту. Но все это оказалось недоразумением, стоило только самим инвесторам напрямую обратиться к своим потенциальным потребителям. Было выяснено, что термоэластопласт может в огромных количествах найти применение для покрытия автодорог, притом без удорожания их стоимости (относительно действующей технологии на настоящий момент). Также существенные трудности при разработке технико-экономических обоснований отдельных проектов представляет прогнозирование ценовых параметров будущего спроса. Это напрямую связано с неопределенностью тенденций изменения цен и особенно цен на первичные ресурсы относительно мировых, в свою очередь зависящих от изменений в отраслевой структуре российской экономики и степени ее "открытости" относительно мирового рынка. Тем самым обязательным является принятие в расчет прогнозов цен на отдельных мировых товарных рынках, разрабатываемых наиболее авторитетными специализированными фирмами. Обоснование отклонения внутренних цен от мировых (с учетом 195 внешнеэкономических тарифов, транспортных издержек и других факторов) представляет собой ключевой момент, по мнению многих экспертов, для принятия положительных решений о финансировании (кредитовании) проектов. Основной путь решения задачи прогнозирования цен на внутреннем рынке заключается в проведении многостадийных расчетов, базирующихся на мощных современных программных продуктах, исходя из различных вариантов качественного совершенствования производимых товаров и соотношений внутренних и мировых цен на первичные ресурсы относительно друг друга. Трудноразрешимой остается и задача перспективного прогнозирования макрофинансовых показателей - общего темпа инфляции, обменного курса рубля и, в итоге, самой нормы дисконта. В решающей мере такого рода макрофинансовые проектировки призваны исходить из предполагаемых результатов экономического развития страны, зафиксированных в правительственных документах. В случае претворения в жизнь стратегии антиципации структурных преобразований темпы инфляции будут соответствовать уровню, характерному для экономик в состоянии устойчивого финансового равновесия. В отношении же ближайшей перспективы прогнозирование показателей инфляции, обменного курса рубля и других макрофинансовых показателей должны очевидно выводиться исходя из принятых ориентиров структурных преобразований. Узловое значение здесь приобретает достоверность оценок результативности стабилизационных мер, в том числе по нейтрализации спекулятивного финансового оборота, и политики регулирования обменного курса рубля (см. гл. 2). Впрочем, даже при самых благоприятных макроэкономических тенденциях ожидаемая вариация (дисперсия) показателей инфляции будет весьма велика. Однозначно целесообразен учет многовариантности инфляционного процесса в условиях очень значительной неопределенности макроэкономической перспективы с помощью традиционных вероятностных методов. Практически это может быть реализовано путем оценки темпов инфляции, изменения обменного курса рубля и других макрофинансовых показателей по трем вариантам с вероятностями, соответствующим их обычному (нормальному) распределению: • максимальному, означающему наиболее высокую скорость инфляции и обесценения рубля;

• ожидаемому, означающему предполагаемые темпы инфляции и обесценения рубля;

196 • минимальному, означающему минимальные темпы инфляции и обесценения рубля. В данной связи следует однозначно квалифицировать как неправомерную практику оценки стоимостных показателей долгосрочных инвестиционных проектов в так называемых "постоянных" долларах, которая нашла отражение даже в первом варианте (1995 г.) методических указаний по составлению бизнес - планов для представления на конкурс в Министерство экономики. Ясно, что в таком случае не принимается в расчет относительное обесценение доллара (то есть отношение номинального изменения валютного курса к изменению цен на внутреннем рынке), составившего в 1995 г. менее 60%(!), да и в 1999 г. около 90%. Как следствие, показатели будущих доходов, рассчитываемые на базе "постоянных" долларов, по тем или иным инвестиционным проектам не включают инфляционной компоненты и тем самым показатели эффективности оказываются существенно искаженными (как показывают несложные алгебраические выкладки в сторону уменьшения). Только по окончательному завершению периода стабилизации финансовой и производственной сфер, связанной с относительным постоянством динамики валютного курса относительно изменения товарных цен, станет возможной оценка инвестиционных проектов в "постоянных" долларах или постоянных внутренних ценах. Наряду со сказанным, крайне значимым фактором, влияющим на перспективный уровень инвестиционных затрат, оказывается так называемая структурная инфляция. Практически при экспертизе каждого серьезного проекта возникает проблема оценки соотношения динамики цен на потребительские товары, цен на топливно-энергетические ресурсы и цен на строительные материалы и строительно-монтажные работы. Именно от пропорций этих цен в решающей мере зависит соотношение между затратами и предполагаемыми будущими доходами. Особенно важное значение для многих проектов имеет обоснование соотношения динамики (как правило, опережающей) цен на строительные материалы и строительно-монтажные работы относительно изменения цен на будущую профилирующую продукцию. От этого непосредственно зависит срок строительства объекта и в целом срок окупаемости по инвестиционному проекту. Ожидаемые показатели структурной инфляции должны выводиться из проектировок развития сектора первичных отраслей и других секторов, в частности либерализированного (куда относится сфера строительства), а также макроэкономических проектировок. Именно в итоге этих разработок должны быть определены динамика соотношения цен на первичные ресурсы к их мировым ценам, к ценам на строительные работы и к ценам на конечную продукцию и другие показатели, от которых зависит структурная инфляция.

197 Вместе с тем по отдельным проектам вполне правомерно применение упрощенного метода оценки структурной инфляции, не связанного с результатами макрокроэкономических и секторных прогнозов. В частности может быть рекомендована следующая двухэтапная процедура: первый этап - экстраполяция на перспективу сложившегося в среднем за достаточно длительный период времени (полугодовой)87 соотношения цен по соответствующим товарным группа;

второй этап - корректировка результатов экстраполяции с учетом прогнозов макрофинансовых показателей. При условии удовлетворительного решения задачи оценки структурной инфляции перспективное прогнозирование текущих материальных затрат различного вида на базе существующих мощных программных продуктов не вызывает особых проблем. Определенное затруднение, правда, заключается в корректировке первоначально прогнозируемой, исходя из отчетных данных, структурных материальных затрат в зависимости от прогнозных проектировок будущих доходов (товарооборота) и макрофинансовых показателей. Здесь наиболее целесообразно неформальное сочетание применения хорошо отработанных статистических методов и методов сугубо экспертного оценивания. Иное дело - прогнозирование материальных оборотных средств. В методиках ЮНИДО и других авторитетных организаций рекомендуется прогнозировать материальные оборотные средства фактически исходя из рациональных уровней их оборачиваемости в днях в привязке к показателям будущей валовой выручки (товарооборота) и затрат или их отдельным элементам. Однако реальные условия деятельности российских предпринимателей пока далеки от рациональных. Это проявляется, во-первых, в негарантированности и неритмичности снабжения топливно-энергетическими ресурсами, несовершенстве складских систем по сравнению с современными стандартами, неудовлетворительного качества систем реализации продукции и др., во-вторых, крайне отрицательном влиянии фактора неплатежеспособности поставщиков и потребителей на режим использования материальных запасов в условиях сохраняющегося колоссального объема взаимных неплатежей. С учетом сказанного, наиболее предпочтительным представляется при прогнозировании материальных оборотных средств предусматривать максимально плавный переход на режим рационального использования. Разумеется, конкретные сроки такого рода рационализации, особенно в отношении товаропроводящей сети, не могут не различаться в региональном разрезе. Что касается прогнозирования сугубо финансовых оборотных средств в настоящих условиях, то оно, безусловно, крайне проблематично. Это особенно относится к таким су Это обусловлено необходимостью исключить "случайные" месячные колебания.

198 щественным элементам активов и пассивов, как дебиторская и кредиторская задолженности. Как и в отношении показателей материальных оборотных средств, представляется правомерным предусматривать очень плавный переход режима использования нематериальных активов и пассивов к рациональным стандартам в основном в рамках среднесрочной перспективы (4-5 лет). Как показывает изучение практически всех крупных инвестиционных проектов, для достижения их нормальной рыночной эффективности чрезвычайно важно добиваться рационализации затрат на строительно-монтажные работы. В настоящих условиях наиболее весомый путь сокращения затрат на строительство и монтаж оборудования заключается в предпочтении вариантов реконструкции и модернизации существующих производственных комплексов взамен вариантов нового строительства, связанного с длительным освоением мощностей. Не секрет, что даже проекты, связанные с реконструкцией и модернизацией действующего производства, нередко на порядок отличаются по уровню затрат от аналогичных по своим характеристикам проектов, связанных с новым строительством. Это обусловлено наличием широких возможностей у строительных фирм в случае создания новых предприятий для максимизации сметы своих затрат и особенно превышения первоначальной сметы. Они достаточно хорошо известны: закупка дорогостоящих строительных материалов, искусственное удорожание стоимости строительных работ, особенно на "нулевом" цикле, и сопряженные с этим дополнительные расходы на оплату труда, выбор наиболее дорогостоящих вариантов комплектации оборудования и др. Из сказанного следует однозначная рекомендация - при государственной экспертизе инвестиционных проектов необходимо оценивать все альтернативные возможности строительных решений, в том числе и связанные с кардинальными изменением основных параметров проектов. Одним из главных императивов все-таки должна стать минимизация строительно-монтажных работ в соответствии со сложившимися международными стандартами. Вместе с тем крайне важное требование, которому должны отвечать проекты с государственным участием, заключается в достоверности и полноте учета затрат, особенно капитальных затрат. В ходе селекции инвестиционных проектов оценка совокупных затрат должна проводиться в соответствии с международными стандартами проектного финансирования. В частности должны обязательно учитываться такие весомые компоненты затрат, как плата за лицензии, оплата комиссионных услуг коммерческих банков и затраты на страхование: последние, как известно, составляют 5-8% от стоимости проектов. Неприемлемы рецидивы практики “выведения” благоприятных финансовых результатов за счет 199 заведомого занижения затрат, в частности посредством применения не отвечающих рыночным реалиям нормативов расценок на строительно-монтажные работы. Также очень ответственный этап экспертизы проектов с государственным участием заключается в обосновании самих их источников финансирования. По существу речь идет о наилучшем выборе схем финансирования проектов из возможных альтернатив. Исходя из отечественного опыта, следует выделить следующие основные варианты финансирования: 1) участие государства в акционерном капитале или предоставление государственных льготных кредитов наряду с использованием кредитов коммерческих банков;

2) привлечение иностранных инвесторов в качестве акционеров, связанного, как правило, с поставками импортного оборудования;

3) привлечение в качестве кредиторов зарубежных финансовых организаций на обычных условиях их участия в инвестиционных проектах. С одной стороны, повышение доли акционерного капитала в финансировании проектов влечет за собой увеличение их надежности с точки зрения намечаемых инвестиционных результатов, в том числе по срокам выполнения. Кроме этого необходимо принимать в расчет, что участие государства через инвестиционные банки в акционерном капитале существенно повышает привлекательность проектов для частных инвесторов и в целом котировочную стоимость акционерного капитала в период реализации проектов. С другой стороны, в случае государственного участия путем льготного кредитования доходность проекта будет определенно выше в силу действия фактора дисконтирования;

однозначно уменьшится и величина финансового риска, поскольку в случае неудачного осуществления проектов возмещение государственных кредитов будет происходить за счет акционерного капитала. В целом способ финансирования (акционерный капитал, кредиты) государством инвестиционных проектов зависит от сочетания двух основных взаимосвязанных факторов рискованности и прибыльности. В отношении высоко прибыльных и относительно рискованных проектов однозначна целесообразна кредитная форма государственной поддержки. В отношении умеренно прибыльных и мало рискованных проектов может быть правомерно государственное финансирование через участие в акционерном капитале. Оно позволяет получить государству дополнительную прибыль путем реализации возросшей стоимости акций (расчеты по именно такому варианту государственного участия на примере конкретного проекта приведены в Приложении 2). Большие коллизии вызывает и принятие решений в отношении целесообразности привлечения иностранных инвестиций к участию в акционерном капитале, обычно связанного с обязательствами по поставкам иностранного оборудования и других ресурсов.

200 Как показывает практический опыт, выбор альтернативы между привлечением иностранных и отечественных инвесторов вполне правомерно осуществлять путем сопоставления традиционного показателя - чистой приведенной стоимости. В ходе такого сопоставления принципиальное практическое значение приобретает, с одной стороны, достоверность оценки взаимозависимости между качеством и стоимостью поставляемого оборудования и качеством и ценой будущих продуктов, с другой, сопряженность использования более дорогостоящего западного оборудования в большинстве случаев с выпуском продукции, удовлетворяющей международным рыночным стандартам, и тем самым с гарантией (при прочих благоприятных условиях) реализации продукции по мировым ценам. В пользу выбора варианта с участием отечественных инвесторов при поставках менее дорогого отечественного оборудования может свидетельствовать более высокая прибыльность проекта. При этом относительно низкая первоначальная стоимость проекта может быть связана с возможным дальнейшим ростом котировочной стоимости акций, выпускаемых в будущем в случае успешной реализации соответствующих инвестиций. Впрочем, в настоящих условиях вследствие непомерного удорожания энергетических и прочих материальных ресурсов варианты с использованием иностранного оборудования нередко просто не удовлетворяют минимальным требованиям рентабельности инвестиций. Еще более важно в методическом отношении правомерно сопоставить альтернативы самих сроков выполнения проектов во времени, в том числе в плане синхронизации отечественных и иностранных инвестиций. В основном на практике выбор приходится осуществлять между двумя вариантами: скорейшей реализацией проекта или переносом периода выполнения проекта на более поздний срок. С одной стороны, первый вариант дает чисто финансовый эффект с позиции фактора времени (отражаемой ростом нормы дисконта по закону геометрической прогрессии). С другой стороны, альтернативный вариант может быть связан с более благоприятной конъюнктурой спроса и динамики цен в будущем на проектируемую продукцию, а также более благоприятной динамикой макроэкономических показателей. Последние факторы могут перевесить, о чем свидетельствуют конкретные примеры, выигрыш от более высокой производительности и качества иностранного оборудования. Также одним из ключевых моментов при обосновании эффективности производственных инвестиций выступает расчет потребности в заемных средствах, прежде всего кредитах со стороны коммерческих банков, и размеров необходимых платежей для возврата долга. Принципиальное значение имеет правильное, выгодное для заемщика определение календаря поступлений кредитных ресурсов с учетом существующего порядка начисления 201 процентов по коммерческим кредитам банка. Для этого необходимо обеспечивать максимальную синхронизацию во времени календаря поступлений кредитных ресурсов и календаря осуществления основных инвестиций, как правило, в большинстве случаев связанных со строительством. Решение задачи экономизации размеров платежей для возврата долга базируется на хорошо известном методе построения балансов потоков денежной наличности ("cashflow"). Применительно к российским условиям эта задача должна решаться исходя из двух обстоятельств: во-первых, сначала возвращается долг по накопленным процентам за кредит, затем возвращается долг по самому кредиту с учетом вновь начисленных процентов;

во-вторых, основная часть платежей по возврату долга относится на затраты88. По сути дела календарь платежей по погашению долга целесообразно построить таким образом, чтобы валовая прибыль по инвестиционному проекту оставалась минимальной в течение как можно более длительного периода времени. Кроме того, отдельную и очень значимую задачу представляет достоверная оценка налоговых выплат и других бюджетных показателей, связанных с реализацией конкретных проектов89. Следует отметить, что задельные инвестиции с государственным участием однозначно неправомерно целеориентировать на максимизацию бюджетной эффективности. Тем не менее, показатели бюджетных доходов и расходов (в их числе субвенции, налоговые льготы, государственные гарантии инвестиционных рисков) должны учитываться неукоснительно и в полном объеме в ходе селекции инвестиционных проектов для их государственной поддержки. На заключительном этапе разработки инвестиционных проектов с государственным участием правомерно осуществлять и оценку различных факторов риска. Существующая методология их учета уже вполне успешно применяется в настоящее время на российском рынке90. Наиболее важный практический вопрос в ходе указанного этапа разработки проектов связан с определением диапазона изменения цен на сырье и другие компоненты затрат, а также цен на реализуемую продукцию, при котором сохраняется приемлемая прибыль Исключение представляют платежи по процентам за кредит в части превышения процентной ставки по А.Цвиркун, А.Карибский, Ю.Шишорин. Адекватный анализ эффективности инвестиционных проекПроблемы применения современных методов оценки факторов риска обстоятельно рассмотены в рабо нему ставки рефинансирования Центрального Банка на так называемый размер маржи.

тов. Инвестиции в России, N 7-8, 1996.

те Г.Б. Клейнера, В.Л. Тамбовцева и Р.М. Качалова (Предприятие в неустойчивой экономической среде. М.: Экономика, 1997).

202 ность. Как показывает международная практика, необходимо обеспечить, в том числе путем заключения соответствующих контрактов, при достаточно широких возможных диапазонах изменения этих цен так называемую "протекцию прибыли", то есть гарантированный уровень доходов (порядка 80-90 % от проектного). До сегодняшнего дня, когда непредсказуемые инфляционные изменения продолжают иметь место, риск в отношении неблагоприятных ценовых изменений неизбежно будет очень значим. Тем не менее, уже в ближайшем будущем, в случае устойчивой финансовой стабилизации, достижение приемлемой протекции доходов в отношении ценовых изменений станет вполне реальным. При условии успешного решения рассмотренных задач по обоснованию факторов, значимо влияющих на результаты рассматриваемых проектов, становится правомерным перейти к собственно их селекции исходя из критериев эффективности. Это предполагает осуществление расчетов финансовых результатов и итоговых показателей эффективности: рентабельности капитала и совокупных активов, периода окупаемости проекта, чистой приведенной стоимости, внутренней нормы доходности, абсолютной и относительной, с учетом нормы дисконта, рентабельности инвестиций. Методы расчета финансовых результатов - плана прибыли и убытков, а также плана-баланса чистого потока наличности достаточно хорошо разработаны и отражены в официальном документе91. Главным фактором на этом этапе экспертизы инвестиционного проекта выступает требование обеспечения относительной безубыточности в течение большинства периодов реализации проекта, означающего неотрицательность показателя чистого потока наличности. Для реализации указанного требования требуется, как показывает опыт, проведение корректировочных расчетов, в частности дебиторской и кредиторской задолженности. Впрочем, в чисто методическом плане эта процедура не вызывает принципиальных трудностей. В данной связи крайне важен следующий момент при определении финансовых результатов. При существующем порядке отнесения части платежей по обслуживанию долга на затраты, вынужденно обусловленного инфляционными факторами, показатель чистой прибыли не может использоваться для оценки эффективности рыночных инвестиций, финансируемых за счет заемных средств. По сути дела при расчете финансовых результатов, прежде всего показателей чистого потока наличности, все платежи по обслуживанию долга следует рассматривать как капиталовложения, причем в точном соответствии с разрабо Методические рекомендации по оценке эффективности инвестиционных проектов. М.: Экономика, 2000.

203 танным календарным планом. В итоге, по достаточно хорошо разработанным алгоритмам могут быть оценены критериальные показатели эффективности. С учетом длительного практического опыта можно утверждать, что главное требование на заключительной стадии разработки инвестиционных проектов заключается в реалистичности выбора основного критерия для оценки прямой финансовой эффективности инвестиций с государственным участием. Должны быть учтены все сколько-нибудь значимые финансовые потоки, в значительной степени зависящие от предполагаемых кредитных условий реализации того или иного проекта во взаимоувязке с условиями использования собственного капитала. При всем многообразии возможных критериальных показателей, с наибольшей полнотой влияние условий финансирования проекта на его эффективность отражает традиционный показатель внутренней нормы доходности на собственный капитал - IRRg. Он рассчитывается путем оценки в качестве инвестиционных затрат источников финансирования собственного капитала;

кредитные же вложения выступают в качестве внешних, не влияющих на финансовые результаты факторов, но платежи по обслуживанию долга учитываются в составе текущих затрат. Именно превышение внутренней нормы доходности (IRRg) фактических ставок процента по обычным долгосрочным кредитам коммерческих банков (RLcb) позволяет полагать приемлемым уровень рентабельности проекта с государственным участием. Иными словами, должно выполняться следующее критериальное условие: IRRg > RLcb (У.1) Необходимо отметить, что при оценке указанного критериального условия (У.1) принципиальное значение имеет выбор формы финансовой государственной поддержки конкретного инвестиционного проекта - льготное кредитование или участие в акционерном капитале. В последнем случае показатель внутренней нормы доходности будет выше, как, впрочем, и величина финансового риска (подробные расчеты автора критериальных показателей эффективности различных вариантов государственного участия в инвестициях на примере проекта создания нефтехимического комплекса АО “Иртышполимер” приведены в Приложении 2). Помимо расчетов внутренней нормы доходности, конечно, в ходе селекции инвестиционных проектов требуется учитывать показатели чистой текущей стоимости и относительной рентабельности, коэффициенты возврата долга, а также сам срок окупаемости вложенных средств (определяемый временным моментом, когда показатель накопленной чистой текущей стоимости примет положительное значение). Впрочем, при сравнении аль 204 тернативных вариантов задельных инвестиционных проектов, в большинстве случаев предполагающих обычную схему финансирования, относительно показателя внутренней нормы доходности на собственный капитал динамика всех указанных критериальных показателей оказывается, как правило, однонаправленной. Поэтому последние правомерно учитывать именно в качестве дополнительных критериев в ходе селекции инвестиционных проектов с государственным участием. Кроме того, в качестве особого критериального условия может выступать прибыльность государственного акционерного капитала на фондовом рынке. Как известно, в очень существенной мере от выбранной схемы финансирования проекта зависит уровень будущих котировок акций создаваемых предприятий. При прочих равных условиях от степени рациональности привлечения кредитных ресурсов напрямую зависит уровень возможной прибыли от реализации доли участия государства в акционерном капитале по завершении периода “освоения” соответствующих рынков продуктов или услуг, создаваемых в итоге определенного проекта. В то же время нельзя не принимать в расчет то обстоятельство, что задельные инвестиционные проекты целеориентированы на достижение долгосрочной эффективности и в принципе не рассчитаны на активные операции с портфельными инвестициями. Это предполагает выполнение по крайней мере двух ограничительных условий. Во-первых, динамика курсовой стоимости акций по предполагаемым проектам с государственным участием должна быть стабильной, то есть не быть подверженной неожиданным конъюнктурным колебаниям. Во-вторых, устанавливаемые дивиденды по акциям не должны ни в коей мере препятствовать в дальнейшем эффективному производственному реинвестированию капитала после реализации проектов с государственным участием. Далее, самостоятельную и наиболее важную проблему представляет оценка косвенного эффекта инвестиционных проектов с государственным участием - так называемого эффекта "вливания". Два принципиально разных вида косвенных эффектов инвестиций, осуществляемых с помощью государственной поддержки, следует выделить: во-первых, снижение затрат на единицу выпуска продукции у производителей, потребляющих будущую продукцию;

вовторых, тиражирование со стороны частных предпринимателей для повышения своей конкурентоспособности эффективных способов производства и других экономических новаций, возникающих благодаря осуществлению задельных инвестиций с государственным участием, в рамках тех же сегментов рынка. Подходы к измерению эффекта первого рода достаточно хорошо известны, главным образом в связи с внедрением ресурсосберегающих технологий. Наиболее распространен 205 ный из этих подходов заключается в прямой оценке уменьшения удельных (на единицу продукции) производственных затрат различного вида вследствие определенных нововведений. В итоге может быть определен суммарный эффект снижения совокупных удельных затрат на единицу продукции у вероятных потребителей продукции (сk ), являющихся результатом определенного (k) инвестиционного проекта с использованием государственного капитала (KGk). Это может быть формализовано очевидным образом:

ck = f1 (KGk ) (5.1) Далее, процедура оценки косвенного эффекта задельных инвестиций, целеориентированных на ресурсосбережение, сводится к решению двух последовательно связанных задач. Первая из них заключается в определении вероятных темпов прироста предложения на соответствующих товарных рынках (xs), при прочих равных условиях оно будет пропорционально ожидаемому сокращению совокупных удельных затрат (ck):

xsk = a * сk (5.2) Следующая задача - оценка самой величины изменения спроса (X), для чего требуется учесть изменение относительных рыночных цен (p) как реакции на возможное расширение спроса и лимитирующие факторы увеличения доходов вероятных потребителей. Последние в свою очередь зависят от макроэкономических условий, отражаемых уровнем долгосрочной ставки процента (RL). Тем самым может быть определен потенциал прироста спроса (ХС) на существующих товарных рынках, происходящий в конечном счете вследствие осуществления инвестиций с государственным участием:

ХСk = f2 ( xsk, p, RL) (5.3) Вместе с тем надо учитывать, что далеко не любое увеличение спроса на отдельных сегментах рынка достаточно для принятия решений о частных инвестициях. Необходимо достижение приемлемого уровня их прибыльности - по сути дела порога рентабельности, традиционно измеряемого через показатель внутренней нормы доходности (IRR). Для этого, исходя из предполагаемого роста спроса (XС) требуется осуществление процедуры оценки косвенного финансового эффекта в виде дополнительной прибыли (PR) и сопряженных частных инвестиций (IPG) с учетом факторов риска (r3,r4), зависящих от продолжительности ожидаемого осуществления (tk) конкретного проекта с государственным участием. Она может быть формализована в частности таким образом:

PRk = f3(XСk) + r3(tk) (5.4) IPGk = f4(XСk) +r4 (tk) IRRk= f4 (PR(0),........... PR(n), RL(0),...., RL(n)) - IPGk IRRk IRRo Kk =Xk/KGk (5.6) (5.7) (5.8) (5.5) Первый шаг предлагаемой процедуры, как это зафиксировано в (5.4), заключается в определении величины прироста ожидаемого прироста прибыли (PR) исходя из размеров реализованного спроса (X). Затем в соответствии с (5.5), с учетом изменения макроэкономических условий на перспективу в виде нормы дисконта (RL(0),..., RL(k)), оценивается ожидаемая внутренняя норма доходности (IRR). Только в случае ее превышения приемлемого уровня (IRR0), в свою очередь определяемого исходя из данных опросов о существующих уровнях доходности частных инвестиционных проектов, полагается достижимым косвенный эффект от государственной поддержки сопряженных инвестиций. Он проявляется в притоке частных инвестиций (IP) и расширении реализованного спроса - X - относительно размеров задельных инвестиций по соответствующему проекту (KGk). Максимальное значение этого показателя (5.8) и будет соответствовать наиболее предпочтительному варианту государственного участия в инвестициях, направленных на рационализацию потребления материальных ресурсов и снижение других направлений затрат, при достижении приемлемого прямого эффекта соответствующего проекта и тем самым достаточно высокой рентабельности в соответствии с (У.1). В дополнение к расчету указанного кумулятивного эффекта может быть определен сам эффект “вливания” инвестиций с государственным участием. Он отражается соотношением (µ) между ожидаемым приращением капиталоотдачи (XIG/KIG) относительно ранее сложившегося уровня (XI0/KI0) в случае притока дополнительных частных инвестиций и проектируемой капиталоотдачей (ug) по соответствующему проекту с государственным участием:

µk = upk /ugk где: upk = XСk/KCGk- XCk0/KCk0, ugk = XGk/KGk, XC k = XC k0 +XC k0, KCGk =KCk0 +IPGk (5.9) Аналогичная процедура может быть использована и для расчета эффектов применения косвенных инвестиционных рычагов - налоговых льгот, налогового кредита, государственного страхования коммерческого кредита и др. в отношении стимулирования ресурсосбережения, проявляющегося в приросте показателя реализованного спроса (XF):

207 KF = XF/ fnc (5.10) Впрочем, основная трудность состоит в согласовании этих регуляторов с прямым государственным участием в инвестициях. В любом случае применение обоих видов инвестиционных регуляторов не должно приводить к перекрыванию эффектов их действия относительно друг друга. Более затруднена оценка эффекта распространения эффективных нововведений под воздействием конкурентных сил. В настоящих условиях проектирование такого рода косвенных эффектов инвестиций, пользующихся государственной поддержкой (KG’k), может осуществляться только по отдельным подотраслям. Главным образом это возможно путем экспертного определения92 ожидаемых инвестиционных решений со стороны существующих производителей исходя из финансового состояния, степени монопольного диктата на рынке и других факторов. Результатом таких прогнозных разработок также должны стать оценки ожидаемого роста спроса (XР) по соответствующим подотраслям, а тем самым и искомых эффектов. Это зафиксировано в приводимых формулах (5.11) и (5.12): P = XР/ KG’k PF = XР/ fnc (5.11) (5.12) Итак, можно подытожить: необходимым условием прямого государственного участия в конкретных инвестиционных проектах, за исключением депрессивного сектора, является достижение приемлемого уровня эффективности, достаточного для своевременного погашения обязательств, прежде всего по долгосрочным займам, и бюджетом. Выбор же наиболее предпочтительного варианта среди возможных альтернатив правомерно делать, исходя из ожидаемого косвенного эффекта тех или иных инвестиционных проектов с государственным участием. Он отражается через увеличение текущего будущего спроса как на данном товарном рынке, где предполагается реализация инвестиций, так и на смежных рынках, где ожидается снижение производственных затрат и распространение эффективных нововведений под воздействием конкурентных сил в результате осуществления инвестиционных проектов с государственным участием. В конечном счете, селекция возможных вариантов государственного участия в инвестициях осуществляется с целью максимизации, точнее векторной оптимизации (по вектору временных значений), спроса на товарных рынках в соответствии с сформулированными ранее принципами.

На базе существующих экономико-математических моделей, как показывает опыт конкретных разра боток, очень затруднительно получить надежные статистические оценки.

5.3. Оценка эффективности и макроэкономическая координация секторных инвестиционных программ.

Как следует из ранее сделанных выводов (в гл. 2), окончательные решения в области инвестиционной политики должны приниматься на макроуровне в итоге координации секторных инвестиционных программ с государственным участием. Принципиально важно, что такого рода проектировки не связаны с экстраполяцией ранее сложившихся макроэкономических тенденций в инвестиционной сфере, отражающих постоянное падение капиталоотдачи. Как показывает длительный опыт народнохозяйственного прогнозирования, экстраполяционные прогнозы, базирующиеся на крайне неблагоприятной тенденции низкой производственной эффективности капиталовложений, не могут служить основой для принятия решений в области перспективного развития рынка капитала. Функционирование современного рынка капитала однозначно предполагает переход к кардинально более высокому уровню капиталоемкости по сравнению с текущим уровнем. В то же время эконометрический анализ фактической инвестиционной активности по отраслям и секторам народного хозяйства, исполняя роль обоснования низших границ эффективности производственного накопления, крайне важен для его прогнозных оценок в ходе разработки долгосрочной экономической стратегии. В соответствии со стратегией активных структурных преобразований наиболее плодотворным представляется применение последовательного глобального подхода к оценке эффективности инвестиционных программ с государственным участием, на основе которой и должна осуществляться их координация. По сути дела речь идет об оценке результатов, прямых и косвенных, государственного участия в инвестициях при ожидаемых источниках финансирования как бы в рамках одного глобального проекта, представляющего из себя совокупность секторных инвестиционных программ. При этом в ходе отработки сценария осуществления секторных инвестиционных программ как одного глобального инвестиционного проекта требуется учесть различные предполагаемые специфические политики секторного регулирования (см. гл. 4). От состава специфических финансовых и других регуляторов зависит величина ожидаемой доходности (чистой прибыли), возникающей в результате вложения капитала - и частного, и государственного. При таком подходе обоснованное принятие долгосрочных решений по прямой государственной поддержке инвестиций возможно только на компромиссной основе. С одной стороны, в результате такой поддержки желательно достижение максимально возможного подъема в производственной сфере. С другой стороны, необходимо обеспечить наи 209 более надежный способ финансирования инвестиций с государственным участием и регулирования возникающего в связи с этим государственного долга. Критическое значение здесь приобретает достижение оптимальных временных промежутков между периодом широкомасштабного инвестирования и периодом (периодами) возврата долгов по антиципационным займам. Именно, исходя из допущения наиболее благоприятной возможности возврата долга в период достижения наивысших темпов экономического роста и,соответственно, финансовой базы государства представляется правомерным рассчитывать сценарии реализации антиципационного маневра в виде глобального инвестиционного проекта с государственным участием, включающего в себя все секторные программы. Безусловно, для определения полного эффекта секторных инвестиционных программ недостаточно простого суммирования ожидаемых эффектов реализации отдельных проектов. Требуется оценка наиболее значимых внутрисекторных, межсекторных и макроэкономических (макрофинансовых) взаимодействий, которые объективно будут сопутствовать реализации широкомасштабных инвестиций с государственным участием. В любом случае в ходе координации секторных инвестиционных программ необходимо взаимосогласование их отраслевых (подотраслевых) результатов, а также последних с макроэкономическими (макрофинансовыми) проектировками. Так, ожидаемое увеличение выпуска продукции промежуточного назначения по отдельным подотраслям должно быть увязано с проектировками динамики спроса по смежным подотраслям, в том числе входящим в состав других секторов. А проектируемое по отдельным подотраслям расширение спроса на товары или услуги потребительского назначения должно быть увязано с макроэкономическими проектировками динамики доходов населения и, в частности, трудовых доходов. Следовательно, рассматриваемый подход к определению эффекта секторных программ с народнохозяйственных позиций заключается в обобщении оценок кумулятивных эффектов отдельных подпрограмм и проектов (см. 5.2.), притом отбираемых с учетом необходимости соблюдения межсекторных (межотраслевых) и макроэкономических ограничений. Иначе говоря, эффективность инвестиционных программ должна определяться, исходя из оценок их предполагаемых результатов на трех уровнях: секторном (отраслевом), межсекторном и макроэкономическом. Такого рода проектирование предполагает по крайней мере три этапа координации инвестиционных программ с государственным участием в ходе их разработки. На первом этапе рассматриваемого процесса координации главная задача состоит в достоверной оценке по секторам кумулятивного эффекта "вливания" совокупных инвестиций, осуществляемых с государственной поддержкой в рамках секторных программ, отно 210 сительно расширения спроса и сопряженного с ним роста частных инвестиций. Этот инвестиционный эффект традиционно принято оценивать, исходя из требований статистической достоверности через показатель капиталоотдачи. Разумеется, указанный показатель призван отражать влияние инвестиционных решений на конечную реализацию спроса, а тем самым и на рост производительности, и на повышение конкурентоспособности. Кроме того, исходя из приведенной ранее аргументации, на секторном уровне должны быть оценены полные, кумулятивные эффекты влияния инвестиций с государственным участием на ресурсопотребление и повышение конкурентоспособности. Указанные кумулятивные эффекты действия инвестиций с государственным участием (IDGj) в целом по отдельным секторам могут быть оценены традиционным, принятым в отечественной практике способом посредством нахождения показателей абсолютных эффектов. С этой целью правомерно использование следующей достаточно очевидной формальной процедуры расчетов: KGj = IDGkj (5.13) (5.14) (5.15) (5.16) (5.17) (5.18) (5.19) (5.20) (5.21) (5.22) (5.23) (5.24) (5.25) CEj = s1 (c1j *X1j,..., cnj *Xnj ) XPj = s2 (XP1j,..., XPnj ) XCj = s3 (CEj,pj, RL ) CPj = s4 (XCj, pj, RL ) Xj =XCj + Cj =CEj+CPj kj =Xj /KGj l j =Cj /KGj µ j = up j /ug IPj = IPGkj (REj) = (up j) fj = (IPj)/((REj) - (RL)) где:

upk = XСkj/KCGkj - XCkj0/KCkj0, ugk = XGkj/KGkj, XC kj = XC kj0 +XC kj0, KCGk j =KCkj0 +IPGkj Предлагаемая процедура сводится по существу к обобщению ранее полученных результатов оценки полных эффектов отдельных инвестиционных проектов с государствен 211 ным участием. Фактически в соответствии с (5.13) каждая из секторных программ (j) рассматривается как один инвестиционный проект, стимулирующий эффект влияния которого на приток инвестиций без государственного участия (IPj) зафиксирован в (5.23). Эффекты изменения ресурсоемкости (сkj) и увеличения производственного выпуска вследствие повышения конкурентоспособности (Хkj) под влиянием инвестиций с государственным участием и действия других инструментов стимулирования инвестиций рассчитываются исходя из (5.14) -(5.15) по всем проектам, включаемым в секторные программы. При этом показатели абсолютных эффектов (СE, XP) в принципе не сводятся к простой арифметической сумме эффектов отдельных проектов. Они должны отражать и действие дополнительного “системного” эффекта, возникающего вследствие экономии затрат или повышения производительности по сопряженным технологическим переделам и видам деятельности в рамках единого цикла производства и реализации продуктов. Наряду с указанными эффектами могут быть рассчитаны, согласно (5.16) и (5.17), и производные косвенные эффекты реализации инвестиционных программ, проявляющиеся соответственно в приросте спроса в результате ресурсосбережения (ХС) и изменения затрат (в абсолютном выражении) вследствие роста конкурентоспособного выпуска (СР). Далее, в ходе рассматриваемой процедуры рассчитываются в (5.20) и (5.21) искомые кумулятивные эффекты инвестиций с государственным участием на прирост реализованного спроса (Xj) и уменьшение затрат относительно фиксированного выпуска (Сj). Это предполагает оценку, согласно (5.18) и (5.19), показателей суммарных кумулятивных эффектов ресурсосбережения и повышения конкурентоспособности в целом по секторам исходя из результатов конкретных проектов и сопряженных эффектов их относительно друга. Также ключевое значение имеет оценка критериального коэффициента “вливания” µ, присутствующего в (5.22) и отражающего позитивное влияние государственного участия на рынке капитала на рост частных инвестиций. Для этого представляется достаточным обычным способом оценить показатели капиталоотдачи, как в (5.9) (см. 5.2.). Исходя из оценок ожидаемого прироста капиталоотдачи в соответствии с (25) может быть определен финансовый эффект воздействия ожидаемого прироста прибыльности относительно макроэкономических условий, отражаемых уровнем ставки процента по долгосрочному кредиту (RL), на динамику частных инвестиций. Последние в свою очередь определяются путем обобщения конкретных проектов в соответствии с (5.23). Заметим, что при определении указанного финансового эффекта используется очевидное допущение о 212 равенстве темпов прироста рентабельности и капиталоотдачи (5.24), которое может быть скорректировано с учетом дополнительных проектировок об изменении цен на производимую продукцию, на потребляемые сырье и материалы, ставок заработной платы и т.д. Как показано в дальнейшем (см. 6.3.), определенные таким образом эффекты призваны играть роль важнейших “входных” параметров в ходе программирования на макро уровне соответствующих инвестиционных показателей по основным производственным секторам. Аналогичным, зафиксированным в (5.14)-(5.17), способом могут быть спроектированы кумулятивные эффекты воздействия других инвестиционных регуляторов (fnc) на процессы ресурсосбережения и повышения конкурентоспособности. Тем самым в соответствии с (5.26) - (5.27) становится возможным оценить конечный результат действия обоих указанных процессов, отражаемый критериальными показателями расширения спроса ( XFj) и изменения, при фиксированном выпуске, совокупных затрат (CFj ): KFj = XFj /fnсj LFj = CFj /fnсj (5.26) (5.27) В дополнение к традиционному подходу к измерению эффективности инвестиционных программ может быть предложен также хорошо известный эконометрический подход, заключающийся в определении предельных эффектов влияния инвестиций с государственным участием на показатели секторного оборота в целом. Они могут быть найдены исходя из эконометрических зависимостей количественных результатов отдельных проектов с государственным участием (ранее зафиксированных в (5.1)-(5.12)) от соответствующих размеров государственной инвестиционной поддержки в виде прямого финансирования или предоставления финансовых льгот. Это отражено в следующих формальных выражениях:

CEkj = g1 (KGkj, fnсj) XPkj = g2 (KGkj, fnсj) XCkj = g3 (KGkj, fnсj) XCkj = g4 (KGkj, fnсj) Xkj =XCkj +XPkj Ckj =CEkj+CPkj Xkj = kj‘* KGkj (5.32) (5.28) (5.29) (5.30) (5.31) (5.33) (5.34) Ckj = lj‘* KGkj upkj = µ *ug kj (REkj) = (upkj) (IPkj) = ((REkj )- (RL)) где: upkj = XСkj/KCGkj - XCkj0/KCkj0, ugkj = XGkj/KGkj, (5.38) (5.35) (5.36) (5.37) В соответствии с обозначенным подходом исходя из эконометрических зависимостей (5.28) -(5.31) могут быть определены относительные (предельные) эффекты влияния инструментов государственной инвестиционной поддержки на динамику ресурсопотребления (CE) и повышение конкурентоспособности по отдельным проектам (XP), а также “производные” эффекты влияния на показатели соответственно прироста спроса в результате ресурсосбережения (ХС) и изменения затрат (в абсолютном выражении) вследствие роста конкурентоспособного выпуска (СР). На основе (5.34), (5.35) затем могут быть оценены кумулятивные эффекты влияния реализации инвестиций с государственным участием на результирующие изменения спроса (X) и затрат (C), происходящих в результате и ресурсосбережения, и повышения конкурентоспособности. Для этого требуется оценить в соответствии с (5.32) и (5.33) предполагаемые прирост совокупного спроса и изменение совокупных затрат, вызываемые реализацией определенного проекта с государственным участием. Исходя из предполагаемых результатов инвестиционных проектов с государственным участием, в соответствии с эконометрическими зависимостями (5.36), (5.38) могут быть оценены коэффициент “вливания” -µ, отражающий эффект повышения капиталоотдачи вследствие реализации задельных инвестиций, и коэффициент f, отражающий эффект роста прибыльности на динамику инвестиций без государственного участия. Здесь также, как и при процедуре расчетов ((5.13) - (5.25)) абсолютных эффектов действия секторных инвестиционных программ, используется предположение (5.37) о равенстве темпов прироста рентабельности и капиталоотдачи в случае отсутствия дополнительной информации об изменении ценовых и финансовых условий, определяющих стоимостную воспроизводственную структуру. Определенные указанным способом показатели эффективности инвестиций с государственным участием также могут быть использованы в процессе общенационального программирования (см. 6.2.).

214 В случае получения обоснованных оценок результативности инвестиционных программ на секторном уровне правомерно перейти к следующему этапу процесса их координации. Его результатом должно стать “отсекание” вариантов государственного участия в инвестициях, приводящего к недонакоплению капитала в отдельных отраслях и тем самым к межотраслевым и межсекторным диспропорциям. Наиболее вероятным последствием такой ситуации являются как стагнация на многих потенциально-конкурентоспособных рынках, так и усиление инфляции издержек. Для достоверного выявления эффекта секторного (отраслевого) недонакопления необходимо сопоставление текущего спроса (Хm), цен (Pm) и затрат (Сm) по секторам, ожидаемых в случае выполнения предполагаемых инвестиционных программ. Решение указанной задачи означает оценку на перспективу показателей внутреннего спроса (XI) и экспорта (XE) с учетом динамики цен в сопоставлении с мировыми ценами (P/e*Pw) и c основными компонентами затрат (Cn - совокупные затраты, Wn- зарплата, *Pn -расходы на ресурсы, *Km- расходы на воспроизводство капитала), как это зафиксировано в (5.22) и (5.23): Xm = XIm(Y, Pm) + XN(P/e*Pw) Cm = f(Im)= Wm + *Pn +*Km (5.39) (5.40) Вероятным следствием инвестиционного дефицита является сохранение технологического разрыва в ресурсопотреблении относительно уровня мирового рынка. Необходимый для нормального функционирования соответствующего подотраслевого рынка уровень цен (Pm), рассчитанный исходя из предполагаемого уровня затрат и минимально требуемого уровня продуктовой рентабельности (Rm), может превысить уровень цен на продукцию зарубежных конкурентов (Pw,m), определенный с учетом обычных таможенных пошлин, транспортных расходов и т.д. Тем самым требуется сопоставление указанных показателей: Pm = Rm*Cm Pw,m (У.2.) Ситуация явной неконкурентоспособности или близкая к ней неприемлема и означает необходимость пересмотра планов государственной инвестиционной поддержки в направлении ее усиления по соответствующим видам деятельности (подотраслям).

215 Также в ходе данного этапа координации секторных инвестиционных программ на стадии их разработки возникает необходимость оценки косвенного влияния роста, прежде всего в плане внешней экспансии, отдельных сегментов рынка, отличающихся повышенной инвестиционной привлекательностью. Принципиальное значение имеет оценка превышения ожидаемого уровня экспортных доходов (XEp) над их первоначальным прогнозами (XЕp’), полученными в ходе макроструктурных проектировок и в частности по многосекторной материально - финансовой модели. В случае значительного расхождения весьма вероятным становится в свою очередь превышение проектируемых, исходя из секторных инвестиционных программ, производственных издержек (Ck) над их первоначальными прогнозами(Ck’). Как показывает и международный, и отечественный опыт, в экспортабельных отраслях (подотраслях), несмотря на государственное регулирование с помощью тарифов и квот соотношения "экспорт/внутреннее потребление", размеры заработной платы, издержек обращения и других компонентов затрат имеют явную тенденцию к росту до уровня на мировом рынке. В случае обнаружения существенного дополнительного, сверх первоначальных прогнозов, прироста затрат на "привлекательных" рынках, вызываемых экспортной экспансией, однозначно возникает необходимость в оценке вероятных последствий изменения уровня издержек в других отраслях. По сути дела, требуется проведение 3-х этапных перспективных расчетов: 1) дополнительного повышения цен на внутреннем рынке (PIk) на экспортабельную продукцию как результата увеличения затрат на них (CIk )и повышения цен на мировом рынке (PIkw );

2) влияния дополнительного повышения указанных цен (PIk) на увеличение издержек в "непривлекательных" отраслях (Cm)*);

3) вынужденного дополнительного прироста цен (Pm) в рамках последних: PIk = (CIk, PIkw) Cm =f( PIk) Pm =Rm*Cm (5.41) (5.42) (5.43) В конечном счете, должно быть проверено условие (У.2.). Возникновение ситуации полной неконкурентоспособности однозначно предполагает серьезное перераспределение размеров государственной поддержки инвестиций между секторами народного хозяйства, то есть пересмотра самих секторных инвестиционных программ.

216 Далее в процессе координации секторных инвестиционных программ с государственным участием требуется их взаимосогласование с проектированием экономикополитических решений на народнохозяйственном уровне. С этой целью может быть использован известный подход. Он сводится к тому, что показатели объемов и кумулятивных эффектов инвестиций с государственным участием, находимые в итоге разработки соответствующих секторных программ, выступают в качестве исходных факторов в ходе сводного народнохозяйственного программирования. В свою очередь одним из результатов последнего призвано стать проектирование лимитирующих показателей (IG’) суммарного объема инвестиций с государственным участием (IGK) по основным производственным секторам (j). Тем самым должно выполняться условие:

IGKj IGj’ (У.3.) Впрочем, при применении моделей экономической политики, когда в качестве экзогенных переменных задаются желаемые структурные пропорции и другие характеристики структурных преобразований, возможная область решений, как показывается в последующем (в гл. 6), по регулированию инвестиций по основным секторам производственной сферы и тем более отдельных сегментов последних очень широка. В процессе национального (государственного) программирования реально нахождение только приближенных оценок инвестиций с государственным участием по основным производственным секторам. Они призваны определять лимитирующие диапазоны межсекторных пропорций с точки зрения государственного участия в инвестициях. Во всяком случае, путем разработки макроэкономических и межотраслевых моделей, за отдельными исключениями, не представляется возможным принятие решений, затрагивающих совокупности подотраслевых инвестиционных проектов и тем более отдельные из них. Это предполагает взаимосогласование, притом полностью неформализуемое, критериев для принятия решений по конкретным проектам с критериями экономико-политических решений в области структурного регулирования и макроэкономической политики. Также предполагаемые размеры инвестиционного спроса должны быть согласованы с источниками финансирования: собственными накоплениями, заемными средствами из частных источников, заемными и бюджетными средствами из государственных источников.

217 Бесспорно, обоснование на перспективу секторных финансовых потоков сопряжено с очень большим фактором неопределенности, касающегося условий развития финансового рынка и в частности взаимодействия его основных субъектов - государственных финансовых институтов, Центрального банка, коммерческих банков и др. Для полновесной оценки последствий инвестиционных решений в перспективе нельзя обойтись без прогнозирования всей взаимосвязанной совокупности денежных потоков между основными субъектами финансовой и кредитно-денежной систем: госбюджетом, внебюджетными фондами, коммерческими банками, населения, зарубежными финансовыми организациями и др. В дополнение к этому необходимым звеном расчетов является и прогнозирование размеров товарных выпусков и цен по основным секторам с учетом потоков экспорта и импорта на базе межотраслевых моделей. Решение указанных задач возможно, конечно, только на серьезной методической базе. Разработка масштабных программ с государственным участием правомерна в рамках общенационального программирования, призванного координировать все значимые направления экономической и социальной политики. В практическом плане решение такой задачи становится возможным путем использования макроэкономических и межотраслевых моделей и в частности многосекторной материально-финансовой модели, одна из возможных версий которой представлена в последующей главе. Результатом такого макрофинансового согласования секторных программ с государственным участием в первую очередь призвано стать отсекание решений, приводящих к эффекту вымывания частного капитала вследствие возможной экспансии государственного участия в инвестиционном процессе. В наиболее зримой форме эффект вымывания частных инвестиций проявляется через макрофинансовое соотношение между размерами денежных займов и их источниками. В рамках краткосрочной перспективы размеры внутренней задолженности государства (GLNg) и частных инвесторов (GLNp) в решающей мере определяются размерами свободных денежных ресурсов нефинансовых субъектов (GQL)- предприятий (в том числе некоммерческих) и населения(домашних хозяйств) - наряду с размерами иностранного кредитования (FQL) и чистых активов коммерческих банков и других финансовых субъектов (NWF). Суммарная величина остальных показателей (RFC), присутствующих в рассматриваемом макрофинансовом соотношении (У.4.), в основном определяется соотношениями между денежными потоками внутри финансовой и кредитно-банковской систем:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.