WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

«АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ МАРТЫНОВ Аркадий Владленович СТАНОВЛЕНИЕ И РЕГУЛИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 3 ] --

111 играть рыночные саморегуляторы, является залогом преодоления структурных деформаций, затрудняющего либерализацию других секторов. Практическое воплощение решений в области структурного регулирования, включающей в себя столь разнородные звенья, сопряжено, конечно, с большими трудностями. Очень велик фактор неопределенности, связанный с реализацией задельных инвестиций с государственным участием и других экономико-политических действий, сами из которых выполняются при определенных условиях, то есть с определенной условной вероятностью. Тем самым применение рассмотренных инструментов регулирования на базе подробного, расписанного по конкретным исполнителям плана представляется малопродуктивным. Более реалистичный подход заключается в постоянном взаимосогласовании основных инструментов структурного регулирования по мере перемен реальной рыночной конъюнктуры по сравнению с первоначальными ожиданиями. С этой целью представляется целесообразной практическая реализация механизма оперативной корректировки основных стоимостных структурных регуляторов (к ним относятся централизованно контролируемые цены, обменный курс рубля, процентные ставки по государственным облигациям, нормы резервов банковских депозитов и др.). Суть этого механизма сводится к гибкому, но постоянно корректируемому регулированию указанных переменных экономической политики исходя из изменений общей рыночной конъюнктуры. Фактически параметры состояния регулируемых сегментов рынка ставятся в постоянную зависимость от изменений состояния его либерализированных сегментов (в первую очередь производственной активности и динамики свободных цен), что в принципе дает возможность постоянно поддерживать гибкое равновесие динамически изменяющегося рынка в процессе активных структурных преобразований и изменений инфляционных ожиданий. Ключевое значение приобретает постоянная корректировка регулируемых цен в зоне естественной монополии в зависимости от общей ценовой конъюнктуры43. В настоящее время механизм гибкого регулирования применяется в электроэнергетике и газовой промышленности, что зафиксировано в решении правительства РФ “О мерах по ограничению роста цен (тарифов) на продукцию (услуги) естественных монополий”. Необходимым остается реализация такого механизма в других областях естественной монополии. Гибкое взаимосогласование основных регулируемых финансовых параметров призвано быть дополнено необходимыми корректировками других инструментов рыночного Автор выступал с предложением перейти к постоянному гибкому регулированию относительных цен в зоне естественной монополии в 1992 г. (См.: Антикризисная политика :структуралистский подход. Экономика и мат. методы, N2, 1992).

112 регулирования. Конечно, такого рода изменения применительно к условиям налогообложения, регулирования экспортно-импортного оборота и др. не могут осуществляться непрерывно. Тем не менее, в случае достижения относительной производственной и финансовой стабилизации и успешного осуществления антиципационного маневра есть все основания считать эти задержки во времени относительно несущественными. В организационном плане, безусловно, взаимосогласованная корректировка финансовых параметров состояния различных рынков возможно только одним субъектом государственного управления. Таковым, учитывая и зарубежный опыт, может стать Центральный Банк. Повышение его роли в регулировании рынка, намного превосходящее рамки традиционного стабилизационного кредитно-денежного регулирования, объективно отвечает императиву активного вмешательства в процесс структурных преобразований российской экономики. Обосновывая целесообразность реализации адекватных инструментов структурного регулирования, в том числе механизма постоянной корректировки ряда ключевых стоимостных параметров (цен в зоне естественной монополии, обменного курса рубля и др.), следует правомерно оценить их временную ограниченность. Сама логика стратегических экономико-политических решений в этом плане достаточна ясна. Кардинальное расширение сферы конкурентоспособного рынка, прежде всего за счет производителей из ВПК, будет знаменовать собой дальнейшее продвижение отечественной экономики по пути вхождения в лоно мирового хозяйства. По мере устранения монополистических барьеров и возникновения мощного потенциала производства конкурентоспособной продукции на “отстающих” сегментах рынка при параллельном увеличении спроса, вызванного общим экономическим ростом, необходимость в применении здесь не универсальных стабилизационных инструментов, прежде всего жестких антимонопольных регуляторов и специфических отраслевых (подотраслевых) внешнеэкономических регуляторов, будет постепенно отпадать. В то же время применительно к российской экономике целесообразность в сохранении специфических инструментов регулирования рыночной деятельности в зоне естественной монополии трудно подвергнуть сомнению. Даже при полном, экономически правомерном достижении эквивалентности цен на отечественные первичные ресурсы с общемировыми ценами необходимость специфического налогового регулирования деятельности в этих отраслях определенно останется. В целом в долгосрочной перспективе, как показывает анализ практики всех ведущих западных стран, значение структурного регулирования как направления государственной политики останется весомым. “Наводящее” индикативное планирование и косвенное экономическое стимулирование инвестиций в так называемых стратегических отрас 113 лях, государственная поддержка в целом инновационной сферы - все это составные части структурного рыночного регулирования, без которого немыслимо успешное движение национальной экономики по пути общественного прогресса.

Глава 3. АНТИЦИПАЦИОННЫЙ МАНЕВР РЕСУРСАМИ НАКОПЛЕНИЯ.

3.1. О сущности антиципации.

Весь мировой опыт свидетельствует о неизбежности долговременных и масштабных вложений средств для осуществления кардинальной модернизации отраслей национальной экономики в соответствии с императивами постиндустриального развития в наступающем столетии. Тем более это заключение правомерно в отношении российской экономики в ее нынешнем состоянии, характеризуемым усугубившимся технологическим отставанием многих рынков реальной сферы от мировых стандартов за период десятилетнего инвестиционного “провала”. Вплоть до настоящего времени в макромасштабе процесс расширения самофинансирования не дополняется притоком “внешних” инвестиций в результате перелива капитала - процесса, объективно имманентного успешно развивающемуся рыночному укладу национальной экономики. Фактически доля внешних источников финансирования инвестиций в основной капитал по промышленности в целом и большинству ее отраслей не превышает 20 % (принимая во внимание, что финансовые ресурсы из таких источников, как “заемные средства других организаций” и “средства высвобождаемых фондов” формируются исключительно в рамках внутриотраслевого оборота). Исключения представляет только наиболее динамично развивающаяся перерабатывающая отрасль - пищевая промышленность, где доля внешних источников финансирования составляла (в 1999 г.) около 40 %. О неприемлемо слабом действии механизма перелива капитала на отечественном рынке также свидетельствует очень низкий уровень долгосрочных кредитов в реальную сферу из негосударственных источников - составляет менее 4% от совокупного объема инвестиций в основной капитал. По-прежнему условия предоставления долгосрочных ин 114 вестиционных кредитов со стороны отечественных коммерческих банков и частных финансовых институтов в большинстве случаев оказываются неприемлемыми для предприятий реальной сферы. Малозначимо влияет на капиталообразование в реальной сфере и деловая активность на отечественном фондовом рынке. Несмотря на восстановление потенциалов рынков корпоративных и государственных ценных бумаг до уровня, близкому к максимальному предкризисному в первом полугодии 1998 г., заметного позитивного влияния на состояние реального инвестиционного сектора это не оказало. По существу значительное увеличение курса акций и, соответственно, совокупных размеров капитальных активов ряда российских компаний не влечет за собой сколь-нибудь существенную активизацию процесса межотраслевого перелива капитала. Главная причина объясняется сохранением доминирующих позиций на фондовом рынке производителей из первичных отраслей, близких к естественным монополиям - прежде всего РАО ЕЭС, “Газпрома”, “Лукойла” и “Сургута”. Практически в полной мере именно за счет повышения котировок акций крупных производителей в первичных отраслях (нефтяной, газовой, цветной металлургии, электроэнергетике) имела место повышательная динамика фондового рынка в целом в первой половине текущего года. В то же время размеры капитализации активов предприятий вне сырьевой и торговой сфер изменились очень незначительно по сравнению с уровнем в кризисный период осени 1998 г. Все они значительно ослабили свои позиции на фондовом рынке. Сказанное касается и наиболее успешных по финансово-экономическим результатам производственной деятельности промышленных предприятий (АО “Газ”, АО “Камаз”). Вполне закономерно поэтому, что в рамках сложившегося иммобильного рынка капитала потенциал расширения производственных инвестиций вследствие роста стоимости корпоративных ценных бумаг оказывается весьма незначительным. Крайне слабым по сравнению с потенциальными возможностями следует считать приток прямых иностранных инвестиций. Уместно отметить, что некоторый прирост прямых иностранных инвестиций в 1999 г. по сравнению с предшествующим годом возник исключительно за счет начавшегося осуществления проекта по разработки нефтегазового месторождения на Сахалинском шельфе (Сахалин-2). И в настоящий момент активность иностранных инвесторов в большинстве отраслей реальной сферы остается совсем малозначимой, за исключением пищевой промышленности и некоторых сырьевых отраслей. Также вплоть до настоящего момента по существу остается нереализованным механизм прямого государственного участия в инвестициях вследствие дефицитности бюджет 115 ных ресурсов. Как известно, проводимые конкурсы инвестиционных проектов под эгидой Министерства экономики была практически “свернуты” именно вследствие невыполнения государством своих обязательств. При этом Федеральные инвестиционные программы за последние годы практически полностью не выполнялись. В сложившихся условиях локального самовоспроизводства капитала вполне закономерным является направление, согласно результатам проведенных обследований44, ограниченных собственных накоплений предприятий главным образом на поддержание действующих мощностей, замену отдельных узлов и видов оборудования. Тем самым есть все основания полагать, что эффективность производственных капиталовложений за последний двухлетний период существенно не повысилась по сравнению с прежним ее уровнем, явно низким по международным рыночным стандартам. Для серьезной же реструктуризации производственной деятельности, дающей кардинальное приращение экономического эффекта, собственных накоплений оказывается явно недостаточно для удовлетворения существующих потребностей в инвестициях (по оценкам, они составляют по крайней мере 600-700 миллиардов долларов в рамках реальной сферы на ближайшее десятилетие). Дальнейший эффективный рост российского рынка становится возможен на основе кардинального обновления производственного выпуска и повышения его конкурентоспособности в решающей мере, исходя из мирохозяйственных критериев. А это в свою очередь предполагает замену существующего огромного объема мощностей, не отвечающих требованиям конкурентоспособности (в среднем, по официальным оценкам, их доля по промышленности превышает 30%) вследствие отсутствия значимого обновления оборудования (достаточно сказать, что в 1999 году в машиностроении доля нового оборудования составила только 2,5%). По большинству отраслей реальной сферы крайне велика потребность в задельных, инициирующих инвестициях, создающих плацдарм для внедрения новых технологий и способов производства и затем их тиражирования в рамках обычного инвестиционного процесса. Сроки окупаемости такого рода инвестиций объективно велики и тем самым относительно невысок их уровень финансовой рентабельности. Сказанное в полной мере относится, как показывает конкретный анализ, к большинству инвестиционных проектов, сопряженных с достаточно серьезными технологическими инновациями, созданием опытных образцов (моделей) и затем их тиражированием. Со См. Инвестиции в России, 2000, № 3, с. 116 гласно результатам конкретных разработок, высокой рентабельностью отличаются только по сути своей завершающие проекты, базирующиеся на вполне отлаженных технологиях и каналах сбыта продукции (услуг). В данной связи резонно сфокусировать внимание на том, что традиционных инноваций, опосредствующих исходную стадию внедрения новых технологий или новых продуктов, явно недостаточно для технологической модернизации отечественной промышленности. Как показывает конкретный анализ, для практического использования спрессованных во времени инноваций после длительного периода их отсутствия45 потребуется значительный дополнительный капитал вследствие необходимости как производственной реструктуризации, так и изменения институциональных условий деятельности многих предприятий (в том числе в отношении прав собственности). Наряду с этим, на наш взгляд, надо принимать в расчет и то обстоятельство, что вследствие длительного периода очень незначительной реализации конверсионных проектов для их успешного осуществления в настоящий период крайне трудно найти соответствующую “нишу” даже на отечественном рынке. Для достижения необходимой конкурентоспособности конверсионной продукции на целом ряде рынков (прежде всего потребительских товаров длительного пользования) требуется осуществление инвестиционных затрат с длительным сроком окупаемости. Также крайне велика потребность в инвестициях с достаточно длительным сроком окупаемости и для осуществления разнообразных проектов инфраструктурного характера. Особенно это связано с необходимостью создания инфраструктуры будущего постиндустриального сектора, которая призвана включать в себя в значительной части конверсионные гражданские производства. Кроме того, по оценкам специалистов, масштабные, далеко не “точечные” капиталовложения задельного характера необходимы для осуществления технологической модернизации в электроэнергетике, нефтепереработке, металлургии, а также сокращения мощностей в депрессивных отраслях (угольной промышленности, гражданском судостроении, ряде подотраслей ВПК, некоторых подотраслей гражданского машиностроения).

Достаточно сказать, что до до 2 полугодия 1999 г. только 10% промышленных предприятий осуществ ляли научно-технические разработки.

117 Таким образом, в настоящий момент очень значительной остается потребность в инициирующих, задельных инвестициях, создающих плацдарм для высокорентабельного вложения производственного капитала. Каким же видится путь разрешения этой неотложной проблемы ? Нельзя не отметить, что вплоть до настоящего времени явно доминирует точка зрения в пользу снижения ставок корпоративных налогов как главного средства стимулирования роста инвестиционного спроса. Действительно, как показал конкретный опыт, применение такого рода неоконсервативной политики (обычно называемой “экономикой предложения”) может дать мощный импульс к долговременному развитию реальной рыночной сферы и эффективному воспроизводству капитала в ее рамках. Однако для этого необходимо выполнение главного условия: создания стабильного “мотивационного” поля для долговременного вложения производственного капитала в реальную сферу. А это условие нельзя считать выполненным в силу целого ряда весомых причин. Во-первых, нельзя не принимать во внимание очень весомые мотивации к расширению непроизводственного потребления после его резкого падения в ходе кризиса 1998 года. Как свидетельствуют фактические данные, рост предпринимательских доходов, используемых на потребительские нужды, и увеличение заработной платы в ряде отраслей вызывает цепную реакцию на других рыночных сегментах. Во-вторых, следует принимать в расчет восстановление рынка высокодоходных финансовых активов. Наряду с государственными ценными бумагами нового выпуска, средний уровень доходности по которым превышает ожидаемую доходность по большинству инвестиционных проектов в реальной сфере, очень значимое влияние на предпринимательское поведение оказывает и расширение операций с сугубо спекулятивными корпоративными ценными бумагами (достаточно проследить перипетии резкого повышения и понижения их котировок за период с декабря прошлого года). В-третьих, что, возможно самое существенное, практически не ослабло значение хорошо известных факторов, препятствующих реализации эффективных крупных инвестиционных проектов. Наряду с недостаточно привлекательной для частного капитала финансовой эффективностью задельных, инициирующих инвестиций, речь идет прежде всего бюрократических препонах на региональном (местном) уровне, неприемлемой длительности процедур утверждения необходимой документации, сохраняющейся неотработанности законодательных норм, особенно в отношении деятельности иностранных инвесторов уча 118 стия региональных органов власти в инвестиционном процессе (стоит только упомянуть вопрос о суверенных гарантиях региональных администраций). Тем самым правомерно предположить, что сокращение ставок корпоративных налогов не вызовет значимого прироста инвестиций в реальной сфере отечественного рынка. Вероятнее всего эффект от снижения налоговых ставок проявится в увеличении непроизводственного потребления, а финансовый же выигрыш производителей от снижения налогов станет компенсацией потерь от ожидаемого в ближайшей перспективе снижения их выпуска. Это, в конечном счете, в случае прогнозируемого серьезного ухудшения ценовой конъюнктуры на мировых сырьевых рынках и уменьшения бюджетных доходов, может инициировать финансовые потрясения. Вторым по степени значимости средством решения проблем производственного накопления, как правило, считается реализация стимулирующих мер, прежде всего в законодательной области, для привлечения прямых иностранных инвестиций. Действительно, по ряду направлений производственной деятельности в случае корректировки результатов приватизации становится достижимым приток нового, в том числе зарубежного капитала, индуцирующего дальнейшие инвестиции из негосударственных источников именно в структурную перестройку реальных секторов. Особенно широкие возможности, по справедливому заключению специалистов, имеются для осуществления проектов в нефтедобывающей отрасли и ряде других сырьевых отраслей на базе соглашений о разделе продукции (СРП). Однако, как показывает сопоставление результатов разработки конкретных инвестиционных проектов по разным отраслям до сих пор крайне весомыми ограничениями привлечения прямых производственных инвестиций остаются низкий уровень эффективности использования материальных ресурсов46, неудовлетворительное состояние производственной инфраструктуры и связанного с этим слишком обременительных транспортно-сбытовых расходов, распространение «теневых» отношений, не устраивающих внешних инвесторов (особенно иностранных), нерегламентированное вмешательство органов административного управления, сохранение консервативных отношений в области трудовых отношений во многих регионах страны (хотя их влияние постепенно ослабевает).

Вследствие этого по многим проектам, по свидетельству их разработчиков, внутренняя норма доход ности снижается сразу на 5-6 пунктов, что оказывается заведомо неприемлемым для внешних инвесторов.

119 Наиболее быстро негативное влияние этих факторов в случае осуществления необходимых организационных и юридических новаций может быть преодолено, принимая во внимание возможности внешних инвесторов (прежде всего в отношении выполнения ресурсосберегающих и инфраструктурных проектов), в сырьевых отраслях. Здесь достижима наивысшая доля прямых внешних инвестиций в совокупном капитале. Так, согласно результатам исследования ведущих отечественных специалистов, выполнение только шести масштабных проектов с привлечением иностранных инвесторов в нефтяной промышленности позволит увеличить бюджетные доходы на 260 млрд. долларов47. В перерабатывающих же производственных отраслях и в отраслях производственных услуг потребность в задельных инвестициях, финансирование которых может осуществляться в основном за счет кредитных ресурсов, будет вероятно оставаться очень высокой. Как показывает весь опыт российской реформы, ориентация исключительно на приток иностранного капитала, принимая во внимание и существующую геополитическую ситуацию, не дает желаемого результата. Наконец, в числе панацей преодоления инвестиционного “голода” нередко называют кардинальное снижение существующих процентных ставок, в первую очередь ставки рефинансирования ЦБ. Однако весь достаточно длительный опыт реформирования российской экономики свидетельствует о неприемлемости искусственного манипулирования макрофинансовыми инструментами. Ставка рефинансирования может понижаться только в случае благоприятных изменений в целом конъюнктуры финансового рынка, отражаемой индексом инфляции, размерами государственного внешнего и внутреннего долга, уровнями доходности государственных и корпоративных ценных бумаг и др. В случае ожидаемых в ближайшей перспективе ослабления промышленного роста и возобновления ощутимой инфляции, во многом инициированного ростом цен на энергоносители, оснований для дальнейшего весомого снижения кредитных ставок не просматривается. Все сказанное позволяет заключить, что в существующих условиях желаемый долговременный рост эффективных инвестиций достижим посредством целенаправленных структурно-избирательных решений в области промышленной политики и собственно инвестиционной политики наряду, конечно, с жесткими решениями в области обеспечения прав инвесторов, в том числе иностранных, и различных государственных институтов.

См.: Инвестиции в России. 1998, № 3, с. 29.

120 Активное государственное вмешательство в процесс формирования рынка капитала обусловлено одной из конституирующих черт постсоциалистического рынка. Она проявляется в нерациональности ожиданий субъектов рынка, особенно в отношении результатов долгосрочного вложения капитала, и, как следствие, заведомо слабой устойчивости ожидаемых показателей состояния товарных рынков и тем более рынка капитала. В рамках рассматриваемого типа рынка ожидаемая его субъектами финансовая конъюнктура может быть “подсказана” в итоге целенаправленного государственного вмешательства. Последнее связано как с прямым участием государства в инвестиционном процессе, так и косвенным регулированием финансовых потоков. Речь идет об осуществлении так называемого антиципационного маневра, когда с помощью инструментов экономического регулирования предвосхищается ориентация рыночных агентов на рост инвестиционного спроса в будущем. На сегодняшний день состояние большинства промышленных подотраслей характеризуется наличием неиспользуемого производительного капитала. По результатам статистических исследований и данным выборочных опросов (проводимых в частности в рамках программы “Российский экономический барометр”), до сих пор уровень загрузки производственных мощностей большей части перерабатывающих промышленных предприятий не превышает 60% уровень. И, как показывают результаты большого числа бизнес-планов и инвестиционных проектов, в случае возникновения благоприятных кредитных и инвестиционных условий возможность резкого расширения предложения со стороны соответствующих рыночных субъектов в реальной сфере вполне реальна. Главное препятствие - ограничения со стороны спроса, выражающиеся прежде всего в низкой платежеспособности потенциальных потребителей на внутреннем рынке. Согласно результатам обследований Центра экономической конъюнктуры, доля неиспользуемых мощностей, которые могли бы быть задействованы в случае роста спроса на выпускаемую продукцию, крайне велика во всех промышленных отраслях48. Но в случае сохранения общепроизводственной стабилизации постепенное преодоление спросовых ограничений станет возможным. При таком благоприятном развитии событий может быть достигнута, в конечном счете, высокая доходность производственных вложений капитала, осуществляемых в расчете на полную или близкую к ней загрузку мощностей по конкурентоспособным, во всяком случае в будущем, видам деятельности.

См.: Инвестиции в России, 2000, №2, с. 36.

121 До сих пор состояние российского рынка характеризуется формальным макроэкономическим балансом инвестиций и сбережений, когда движение значительной части последних происходит вне процесса реального накопления. Назначение антиципационного маневра как раз состоит в преодолении такого “смещенного” равновесия на рынке капитала и целенаправленном кардинальном повышении рациональных ожиданий со стороны рыночных субъектов в отношении эффективности долгосрочных вложений капитала. Это предполагает всемерное стимулирование будущего рыночного спроса и ожиданий роста будущих доходов, учитывая и их инфляционные компоненты. Теоретическое обоснование идеи антиципации хорошо, конечно, известно. Достаточно упомянуть капиталотворческую концепцию, суть которой сводится к целесообразности осуществления реального вложения капитала под будущий рост спроса, для достижения которого имеется производственный потенциал. Тогда ожидаемый доход от вложения капитала будет достаточно высоким, исходя из текущих финансовых условий. В данной связи принципиальное значение имеет следующее положение. Целенаправленная антиципация структурных преобразований в принципе противоречит теории равновесия совершенного, стационарного рынка, основные финансовые параметры которого (прежде всего уровни процентных ставок) отражают нормальный баланс текущих и будущих интересов. Из этой теории однозначно следует, что уровень будущего инвестиционного спроса зависит от ожидаемой нормы процента, в первую очередь складывающейся исходя из текущего уровня процентных ставок. Однако в условиях несовершенного отечественного рынка такая функциональная связь не является закономерной. Здесь возникает возможность предопределения будущих уровней процентных ставок и других финансовых параметров состояния совокупного рынка в результате целенаправленного инвестирования, обусловливающего кардинальное повышение в дальнейшей перспективе доходности капитала. Впрочем, нельзя игнорировать точку зрения ряда специалистов против иниициирования с помощью инструментов экономической политики кардинального расширения масштабов производственных инвестиций в настоящий период49. Главный их аргумент процесс воспроизводства капитала в отечественной экономике характеризуется относительно невысокими размерами выбытия, близкими по уровню к ряду стран - США, ФРГ и др. В силу этого есть основания ратовать за достаточно умеренные темпы производствен См.: Инвестиционная политика России: состояние, зарубежный опыт, перспектива. М.: 1997.

122 ного накопления - такие же, как в упомянутых странах. Соответственно, крупномасштабные капитальные вложения целесообразно ограничивать только так называемыми областями роста, где заведомо достигается высокая эффективность. На наш взгляд, приведенная аргументация не адекватна существующим реалиям. Прежде всего следует отметить, что даже по официальным оценкам относительные размеры выбытия производственного чистого капитала, составившие около 60% на конец 1998 г., существенно превышают норму выбытия производственного чистого капитала в ведущих индустриальных странах - на конец 1993 г. она составила в ФРГ -43 %, в США 44,8%. Если же принимать в расчет реальный моральный износ основного активного оборудования по действующим технологическим линиям, то этот разрыв резко усилится. По имеющимся экспертным оценкам, в целом по РФ с учетом морального фактора степень износа парка существующего производственного оборудования составляла уже в 1995 г. не менее 60 %50. За последний период, характеризуемый сохранением дефицита инвестиционных ресурсов, она еще более увеличилась. Неприемлемо велика во всех промышленных отраслях и доля мощностей, не отвечающих требованиям конкурентоспособности даже на внутреннем рынке51. Кроме того, надо принимать во внимание жестокий “инвестиционный” голод в период беспрецедентного производственного спада, которым была охвачена российская экономика. По расчетам Н.Селиверстовой, основанных на серьезной методической базе, безвозвратное сокращение производственных мощностей за 1991-1995 гг. составило не менее 17%52. Успех предлагаемого антиципационного инвестиционного маневра очевидно напрямую будет зависеть от реализации его основных целевых ориентиров. Последние, как следует из известных теоретических и практических доводов, призваны в максимально возможной степени отражать состояние эффективного равновесия рынка и в частности рынка капитала как одного из его составляющих. Достижение эффективного равновесного состояния совокупного рынка однозначно предполагает преодоление структурных барьеров, прежде всего связанных с ранее рассматриваемым “технологическим” разрывом, на пути движения капитала. Иными словами, См.: В.Федоров, А.Цыгичко, Т.Николаева. Возможности обновления производственного аппарата. ЭкоСм.: Инвестиции в России, 2000, №2, с.38.

номист, N1, 1996 г.

123 все сегменты рынка, за исключением государственной монополии, должны находиться в равном положении относительно вложений капитала. Во всяком случае, с точки зрения инвесторов в долгосрочном плане вложения капитала в любые отрасли негосударственного рынка не могут быть заведомо предпочтительными или не предпочтительными относительно вложений по другим отраслям. В силу сказанного в полном соответствии с современной теорией рынка капитала53, на микроуровне эффективное равновесие рынка капитала будет означать максимальную диверсификацию портфеля активов инвесторов, исчезновение устойчивых разрывов различных секторов в отношении доходности ценных бумаг. Безусловно, применительно к российскому рынку нельзя игнорировать проблему естественной монополии, которая охватывает большую часть отечественной сырьевой сферы. В соответствии с общепризнанными рыночными принципами естественные монополии, а, следовательно, и уровень доходности инвестиций в этой зоне должны регулироваться государством. По сути дела норма доходности частных инвестиций, направляемых наряду с государственными инвестициями в зону естественной монополии, призвана уравниваться с нормой доходности инвестиций по другим секторам с помощью фискальных инструментов. Что касается макроуровня, то здесь в условиях динамичных структурных изменений равенство норм доходности по различным отраслям и даже секторам совокупного рынка, как показывает анализ длительных тенденций развития рынка капитала, является маловероятным. Тем не менее, в качестве долгосрочного целевого условия представляется правомерным принять отсутствие однонаправленных смещений доходности капитала в пользу определенных секторов рынка. Во всяком случае, макроэкономические оценки норм доходности капитала по ранее деформированным секторам (RС1) и ранее рыночно привлекательным секторам (RС2) в рамках долгосрочного периода должны уравняться: RС1 = RС2 (1) В то же время такого рода государственное вмешательство в ход накопления капитала призвано происходить параллельно дальнейшей, хотя и постепенной рыночной либерализации. В связи с этим представляется правомерным выделить три взаимосвязанных ограничения.

52 См.: ЭКО, N 4, 1996, с. 26. См. У.Шарп, Г.Александер, Дж.Бэйли. Инвестиции. М.:Инфра-М., 1997.

124 Первое из этих ограничений заключается в соблюдении макроэкономического финансового равновесия. Государственное участие в структурных преобразованиях не должно приводить к финансовым потерям рыночных субъектов и тем более утрате доверия с их стороны к правам на собственность, принципам рыночного суверенитета. Однозначно неприемлемо долгосрочное бюджетное дефицитное финансирование инвестиций за счет средств налогоплательщиков. Второе ограничение касается необходимости в целом сохранения стимулов к текущей производственной и финансовой активности со стороны рыночных субъектов. Недопустимо сокращение текущего совокупного производственного спроса производителей в большинстве гражданских отраслей, за исключением депрессивных, и в основных конверсионных отраслях ВПК как результата роста государственных доходов. Как опять-таки показывает конкретный опыт проведения российской рыночной реформы: во-первых, дальнейшее утяжеление налогового бремени на производителей влечет за собой падение производственной активности;

во-вторых, преодоление производственного спада и достижение хотя бы минимального роста производства на большинстве отечественных промышленных предприятий возможно как раз в случае ослабления налогового пресса. Наконец, третье ограничение заключается в соблюдении определенного паритета государственных инвестиций и инвестиций частных инвесторов. Очевидно, неприемлемо вымывание частных инвестиций за счет их замещения государственными на любых рыночных сегментах, за исключением полностью монополизированных государством. В условиях сохраняющегося инвестиционного голода необходимо добиться максимального эффекта взаимодополнения между государственными и частными инвестициями.

3.2. Механизм антиципационного маневра.

Сразу поставим перед собой главный вопрос - каким путем может быть преодолено влияние текущего неблагоприятного состояния рынка капитала и других составляющих совокупного рынка на ход дальнейшего экономического развития? Единственный, по нашему убеждению, путь состоит в осуществлении задельных, мало зависящих от текущей конъюнктуры инвестиций за счет государственной поддерж 125 ки54. Эти инвестиции призваны создать плацдарм в дальнейшем для выгодного вложения частного капитала. Иными словами, коренное значение приобретает достижение так называемого эффекта вливания, при котором частные инвесторы получают возможность в дальнейшем реализовать высоко-прибыльные проекты. В соответствии с одним из ранее сформулированных условий антиципации, норма доходности по проектам с государственным участием по структурно деформированным сегментам рынка в рамках обозримого долгосрочного временного горизонта (практически, 15-18 лет) призвана максимально приблизиться к ожидаемой норме доходности по проектам с участием исключительно частных инвесторов. Основной довод в пользу такого допущения достаточно понятен. Потенциальный платежеспособный спрос, ориентированный на относительные немонопольные цены нормального, стабилизированного рынка, в рамках структурно деформированных отраслей в большинстве случаев значительно выше фактического. Объективно существующая возможность значительного расширения спроса по этим сегментам рынка как раз и может быть реализована в итоге осуществления задельных инвестиций. Иными словами, несмотря на значительный объем потребных задельных инвестиций, направляемых на преодоление существующего технологического отставания, создание первоначальной рыночной инфраструктуры и т.д., с течением времени они должны окупиться, а в дальнейшей перспективе и принести высокие чистые доходы. Сказанное в полной мере относится ко многим подотраслям сельского хозяйства и пищевой промышленности и большей части подотраслей машиностроения, нефтехимии, деревообрабатывающей промышленности. Также трудно оспорить возможность достижения кумулятивного эффекта роста частных инвестиций по мере проведения антиципационного маневра. Снятие ограничений роста производственного выпуска по большому числу сегментов рынка, открывает путь для увеличения предложения, а, следовательно, и спроса по другим сегментам. Впоследствии в ходе ожидаемой стадии экономического подъема рост спроса на промежуточную продукты будет оказывать стимулирующее влияние на рост спроса по конечным отраслям по всем цепочкам межотраслевых связей. По существу речь идет о претворении в жизнь Формы такой поддержки могут быть очень различны, так же и доля государственного участия в фи нансировании конкретных инвестиционных проектов задельного характера.

126 хорошо известной модели акселератора в фазе экономического подъема55. Его наступления, видимо, следует ожидать после столь длительных кризисного и депрессивного периодов развития российской экономики, когда произошло выбытие огромного объема производственных мощностей. Принципиально важно, что в случае достижения долговременного экономического подъема ожидаемая в будущем доходность вложенного капитала будет существенно превышать текущий уровень доходности. Тогда в чистом виде будет выполнен и традиционный критерий инвестиционных решений, согласно которому ожидаемая норма доходности инвестиций должна превышать уровень процентов по долгосрочным ссудам. Наряду с прямой государственной поддержкой задельных капиталовложений для создания такой благоприятной инвестиционной среды требуется целенаправленное улучшение самих ожиданий предпринимателей в отношении будущих доходов. Это предполагает проведение взвешенного общестабилизационного регулирования немонетаристской направленности с целью формирования позитивных рыночных ожиданий. Прежде всего речь идет о поддержании обменного курса рубля в зависимости от реального изменения цен, гибком регулировании цен, контролируемых государством, путем их постоянной переиндексации, существенном ослаблении налогового пресса на производителей. В конечном счете вкупе с осуществлением пользующихся государственной поддержкой капиталовложений, вызывающих максимальный индуцированный эффект роста производственной активности, действие этих мер должно привести к формированию позитивных ожиданий уже в настоящий период в отношении выгодного инвестирования в будущем. Применительно к традиционному критерию инвестирования это означает, что вследствие государственного участия норма доходности частных инвестиций (IRRe,p) будет существенно превышать норму доходности инвестиций из остальных источников, включая государственные, и превышать ожидаемую норму рыночного процента (RIe): IRRe,p >> Rie (1) Второй вопрос, который обязательно требует ответа при обосновании механизма антиципационного маневра, также понятен - за счет каких ресурсов может быть осуществлен “первотолчок” в виде масштабных задельных инвестиций?

Крайне сложная проблема адаптации российского рынка к процессу циклического развития, которая станет в будущем актуальной, выходит за рамки данной работы.

127 Как известно, бюджетные источники финансирования инвестиций за счет налогообложения на внутреннем рынке давно исчерпаны (см. таблицу 15). Неотложной потребностью экономического развития остается снижение налогового бремени на отечественный бизнес. Несравненно более предпочтительными для пополнения финансовых ресурсов государства являются налоговые и прочие поступления от внешнеэкономической деятельности. Они могут быть увеличены, как отмечалось ранее, в случае реализации принципиальных решений по восстановлению полного контроля над экспортом первичных ресурсов продуктов естественной монополии и, возможно, пересмотром результатов приватизации в первичных отраслях. Однако расширение доходной базы бюджета за счет этих мер наиболее правомерно было бы использовать для решения задач по достижению устойчивой макростабилизации - уменьшения налогов на товаропроизводителей и увеличения адресной социальной поддержки малоимущих граждан56. Существенным источником увеличения накоплений является постоянная переоценка фондов в максимальном приближении к реальной рыночной стоимости, связанная с пересмотром размеров амортизационных отчислений. Амортизация составляет максимальную долю в источниках финансирования капиталовложений (что отражают данные в таблице 15). Однако к настоящему моменту в условиях умеренной инфляции увеличение производственных инвестиций за счет этого источника также практически исчерпано, учитывая крайне слабое обновление основных фондов в течение последнего десятилетия. Существенным дополнительным источником самофинансирования инвестиций не может стать и ускоренная амортизация активного производственного оборудования. По справедливому заключению экспертов, ее применение правомерно только в отношении нового или недавно введенного активного и морально неизношенного оборудования, объемы которого весьма невелики. В противном случае следует ожидать резкого повышения издержек производства и неприемлемого сокращения налогов, исходя из требования финансовой стабилизации. В настоящий период нет оснований, как уже отмечалось, рассчитывать и на весомое в макромасштабе увеличение инвестиционных ресурсов за счет прибыли хозяйственных субъектов. Этот источник инвестирования может стать значимым только при условии ко В тоже время, сказанное, конечно, не ставит под сомнение целесообразность пополнения Бюджета Раз вития и использования других финансовых инструментов эффективных инвестиций в реальную сферу.

128 ренного улучшения финансового положения большинства предприятий, которого трудно ожидать в ближайшей перспективе. Также, как отмечалось ранее, при сложившихся условиях развития финансового рынка в макроэкономическом масштабе остается незначительными размеры инвестиционного кредитования со стороны отечественных коммерческих банков (оно не отражено в приводимых источниках финансирования капиталовложений). Маловероятно, что доля действительно инвестиционных кредитов в составе совокупных капиталовложений значительно превысит существующий низкий уровень (немногим более 2%). В принципе весомым источником производственных накоплений являются сбережения населения. Однако вследствие крайней имущественной дифференциации и сохранения высокой вероятности финансовых потрясений, а также оторванности от инвестиционного процесса подавляющего большинства банков (включая Сбербанк) свободные денежные накопления среднедоходных групп населения, которые могли бы быть реально вовлечены в прямое финансирование различного рода прибыльных инвестиционных программ, пока невелики. Таблица 15. Структура источников финансирования капиталовложений (в %). 1995 Федеральный бюджет Региональные бюджеты Прочие (льготные государственные кредиты, внебюджетные фонды, иностр. инвестиции и другие источники) Собственные средства 62,8 63,3 61,5 53,6 53,4 11,5 10,3 15,4 1996 9,9 10,2 16,6 1997 9,5 9,7 19,3 1998 6,6 12,6 27,2 1999 6,6 9,8 30, Источник: Россия. Экономическая конъюнктура. М., 1999, вып.1, с. 87;

2000, вып. 1, с. 111.

Достаточно весомый источник финансирования инвестиций, который может быть задействован в настоящий период, состоит и в получении доходов от ликвидации (скрапирования) или распродажи на рынке имущества, прежде всего активного оборудования нежизнеспособных предприятий. При этом, разумеется, обязательным условием является эффективное и юридически правомерное осуществление процедуры банкротств предприятий, предполагающее успешную апробацию принятых законодательных актов и активное государственное антимонопольное регулирование.

129 Не вызывает сомнения, что наименее затратным способом структурных преобразований является именно такого рода “самоконверсия” в промышленных отраслях и сельском хозяйстве. Однако, как хорошо известно, за прошедший период радикальной рыночной реформы возможности выгодной реализации со стороны государства избыточного оборудования, прежде всего в ВПК, в значительной мере утеряны вследствие серьезных просчетов в проведении приватизации. Таким образом, обращаясь к реалиям российского рынка, следует констатировать отсутствие весомых источников накоплений для финансирования широкомасштабных инвестиций с государственным участием, в основном задельного характера. По причине объективной ограниченности рассмотренных выше источников накоплений основным источником финансирования задельных производственных инвестиций могут стать крупные долгосрочные займы. В условиях дефицита финансовых ресурсов на внутреннем рынке, в значительной степени связанном с переливом отечественного финансового капитала за рубеж, основными источниками долгосрочных облигационных займов призваны стать иностранные. Прежде всего к ним относятся активы зарубежных частных финансовых организаций и других предприятий, непосредственно связанных с отечественным бизнесом57. Основными же внутренними кредиторами могут стать коммерческие банки, реально располагающие достаточно значительными свободными ресурсами по крайней мере для частичного финансирования первоначальных, задельных инвестиций в структурную перестройку58. Источником для погашения этих займов являются будущие доходы субъектов рынка, получаемые по мере его роста. Как и в отношении любого глобального проекта, выплата задолженности (как в виде процентов, так и основного долга) по долгосрочным, по сути своей антиципационным займам целесообразно перенести на наиболее благоприятный для заемщика - государства период. При прочих благоприятных условиях (в частности связанных с урегулированием ранее накопленного внешнего долга) он должен совпасть с периодом достижения наивысшего макроэкономического эффекта от роста задельных инвестиций, выражающегося в росте совокупного инвестиционного спроса и, как следствие, достижения высоких темпов производственного роста, прежде всего в либерализированном секторе. Тогда величина нормы доходности на вложенный государством капитал в виде 57 По имеющимся оценкам, они достигали 200-250 триллионов неденоминированных рублей. Востребование дополнительных крупных внешних займов со стороны МВФ, Всемирного Банка и дру гих международных финансовых институтов для кредитования инвестиций в структурную перестройку априори может происходить в весьма ограниченных масштабах вследствие огромного внешнего долга страны.

130 задельных и других инвестиций оказалась бы максимальной с учетом платежей по выплате долга. Впрочем, достаточно очевидно, что этот период не может не быть весьма длительным - по оптимистичным оценкам должен составить более 5 лет. Это обусловливает, конечно, значительную сложность проблемы заключения необходимых кредитных договоров, прежде всего с зарубежными финансовыми организациями, для осуществления долгосрочных антиципационных займов. Основным средством для финансового обеспечения крупномасштабных задельных инвестиций может стать максимально активное использование кредитно-денежных инструментов, не прибегая к бюджетно-дефицитному финансированию. Речь идет о проведении Центральным банком активных операций с ценными бумагами, прежде всего с долгосрочными государственными облигациями, в первом приближении в размерах 25-35% от совокупного объема предполагаемых производственных инвестиций. При прочих благоприятных условиях (в частности стабилизации рынков государственных краткосрочных ценных бумаг) значительное увеличение выпуска долгосрочных государственных облигаций позволит уменьшить реальную, элиминированную от инфляции, величину банковских процентов и тем самым добиться кардинального расширения инвестиционной активности. Активные операции Центрального банка на рынке долгосрочных государственных облигаций призваны в максимальной мере обеспечивать перенос сроков выплаты государственного долга на будущий, более благоприятный период экономического положения страны. В настоящих условиях распространение облигаций долгосрочных займов представляется целесообразным осуществлять непосредственно среди коммерческих банков и, конечно, зарубежных финансовых организаций. В отношении коммерческих банков вероятно целесообразно применять фактически внерыночную процедуру подписки на долгосрочные облигации путем комбинирования весомых льгот и санкций, в частности с учетом опыта кредитно-банковского регулирования в Японии. В дальнейшем по мере улучшения инвестиционной конъюнктуры и достижения общеэкономической стабилизации взамен данной процедуры правомерно осуществление операций с данными облигациями на открытом рынке. Каковы же основные финансовые условия успешного распространения долгосрочных облигационных государственных займов? В условиях стабильного рынка уровень доходности (IRg) инвестиций, финансируемых за счет долгосрочных государственных займов, должен превысить при элиминировании фактора инфляции уровень процентных ставок по ним (RLg). В то же время последние должны быть хотя бы относительно привлекательны и для частных лиц, и для различных субъектов финансового рынка. Это становится реальным в случае превышения текущих 131 процентных ставок по долгосрочным займам над ожидаемыми процентными ставками по долгосрочным депозитам в будущем(RLe). Принципиальное значение имеет то обстоятельство, что само по себе ожидаемое расширение инвестиционного спроса должно приводить к уменьшению ставок процентов по долгосрочным ссудам. Сформулированные финансовые условия могут быть очевидным образом формализованы: IRg > RLg > RLe(1),........,RLe(s) (2) Такой благоприятный результат очевидно достижим только в случае последовательного снижения инфляции, корреспондирующего со снижением общего уровня процентных ставок, во всяком случае, в рамках периода антиципации (s). При этом речь идет об антиципации снижения темпов инфляции за счет объективного роста в настоящий и будущий периоды рыночного предложения и снижения инфляции издержек, прежде всего на товарных рынках, а не за счет сдерживания инфляции различными рестрикционными мерами. Практические рецепты обуздания инфляции издержек достаточно хорошо известны. В их числе особо следует выделить: жесткое регулирование цен в зоне естественной монополии;

кардинальное усиление антимонопольной политики в промышленных отраслях, практическая реализация процесса банкротств дифференцированно по различным сегментам рынка;

улучшение контроля, в том числе со стороны общественных организаций, за сертификацией и качеством продукции в сферах торговли и услуг. В то же время в целом успешное проведение антиципационного маневра невозможно при жестких ограничениях роста кредитного оборота и тем самым рыночного спроса. Умеренная инфляция спроса, как показывает опыт целого ряда зарубежных стран (в частности Тайваня, Сингапура, Турции), является вполне приемлемым явлением, сопровождающим широкомасштабные структурные преобразования. Наряду с этим в ряду стабилизационных мер особое значение для первоначальной аккумуляции финансовых ресурсов для проведения антиципационного маневра приобретает нейтрализация текущего спекулятивного спроса на деньги. Только в случае перекрытия каналов для извлечения сверхдоходов посредством спекулятивных финансовых операций могут быть уменьшены размеры процентных ставок по долгосрочным кредитам коммерческих банков и других финансовых показателей до уровней, означающих перелом тенденции падения реальных инвестиций. В практическом плане весьма неотложным остается принятие жестких шагов по нормализации правил функционирования фондового рынка, в отдельных случаях очень жестком пересмотре результатов приватизации, главным образом 132 в первичных отраслях, и осуществления других мер, в том числе в области политики доходов. Следовательно, еще одним из неотъемлемых условий финансирования задельных инвестиций в ходе антиципационного маневра является формирование ожиданий в отношении постоянного снижения процентных ставок, начиная с начального периода (RIe (1)) в результате проведения немонетаристской антиинфляционной политики, в том числе направленной на максимально возможное снижение спекулятивного спроса на деньги. Формально (используя в качестве обозначения переменную - PI - для отражения воздействия экономической политики) это может зафиксировано:

RIe (t)= (PI(1),, PI(t)) < (3) Основное же финансовое условие выполнения антиципационного маневра по завершении первоначального “стартового” периода (r) заключается в превышении ожидаемой будущей доходности частных инвестиций (IRRe,p), постоянно увеличивающейся под воздействием указанных средств структурного регулирования, над ожидаемой средней доходностью долгосрочных частных инвестиций на зарубежных рынках (IRRe,w) и над ожидаемой рыночной нормой процента по долгосрочным ссудам (RIe) в рамках нормализованного рынка капитала: IRRe,p (t) > IRRe,w(t) IRRe,p (t) > RIe (t) (4) Раздел II. РЕГУЛИРОВАНИЕ СТРУКТУРНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ Глава 4. РЕГУЛИРОВАНИЕ ОСНОВНЫХ РЫНОЧНЫХ СЕКТОРОВ РЕАЛЬНОЙ СФЕРЫ.

4.1. Секторное структурное регулирование: общеметодологический подход.

Вопросы регулирования отдельных сегментов народного хозяйства не могут рассматриваться иначе, как через призму предполагаемых широкомасштабных структурных преобразований. Как следует из всей приводимой в работе аргументации, стимулирование инвестиционной и производственной активности, исходя из ожидаемых возможностей постепенного ослабления спросовых ограничений по различным секторам отечественной экономики выступают главными направлениями структурной политики. Тем самым наибольшую важность в ходе регулирования отдельных сегментов рынка приобретают факторы, обусловливающие специфику рыночного соответствия спроса и предложения во взаимодействии с инвестиционным процессом в ходе антиципируемых структурных сдвигов. Достаточно очевидно, что масштабы государственного участия в инвестиционном процессе и применения связанных с ним инструментов инвестиционной политики существенно различаются в зависимости от степени реальной либерализации того или иного сектора народного хозяйства. То же касается, как вытекает из ранее сказанного, применения инструментов структурного регулирования товарных рынков, различающихся по своему экономическому состоянию на данный момент времени с точки зрения взаимодействия факторов спроса и предложения. В то же время объективная в сложившихся “переходных” условиях многонаправленность секторного регулирования не может служить поводом к размыванию общенацио 134 нальных приоритетов структурных преобразований. В соответствии с обозначенной стратегией регулирования структуры российской экономики, реанимация отраслевых механизмов государственного управления принципиально неприемлема. В настоящих условиях объективно велика опасность размывания макроэкономических приоритетов структурных преобразований, достижение которых возможно только при взаимосогласованном регулировании отраслевых рынков. Последнее предполагает согласование наиболее существенных инструментов структурного регулирования и макроэкономических инструментов. Как показывает опыт, автономное применение в различных сферах национальной экономики специфических регуляторов, прежде всего финансовых и кредитно-денежных, приводит к возникновению новых структурных деформаций и дезактивации важнейших инструментов государственного регулирования, как это воочию наблюдается в отношении налоговых льгот. Следовательно, требуется взаимосогласованное применение структурных регуляторов в рамках широких групп отраслей (сегментов) рынка, в отношении которых возможна макроэкономическая координация. Обоснование целей и средств структурного регулирования в привязке к конкретным временным срокам целесообразно осуществлять именно на уровне крупных секторов групп отраслей (подотраслей) - реальной рыночной сферы, различающихся с точки зрения степени потребного внешнего регулирующего вмешательства в процесс установления равновесия на соответствующих рынках. В соответствии с таким прагматическим подходом помимо либерализированного сектора, где потребность в структурном регулировании является минимальной, правомерно выделить сектора, объединяющие функционально близкие друг к другу виды экономической деятельности: сектор первичных отраслей и магистральной инфраструктуры, аграрный сектор, сектор малого производственного бизнеса;

а также сектор, объединяющий депрессивные промышленные рынки, и потенциально-конкурентоспособный сектор, включающий в себя в основном производителей из ВПК и конверсионные предприятия. Заметим, что предлагаемая секторная градация политики структурного регулирования отнюдь не противоречит выделению специфических сегментов рынка - так называемых стратегических отраслей, которые будут играть решающую роль в будущей постиндустриальной экономике. Решение задач развития отдельных стратегических отраслей очевидно вписывается в рамки политики регулирования ПКС. Нельзя не подчеркнуть следующий момент. Обозначенный подход к градации направлений структурного регулирования принципиально отличается от доминирующей в западной практике подхода. Последний заключается в градации самих объектов индустриальной структурной политики - отраслей (секторов) - в соответствии с тремя основными 135 стратегиями: структурного формирования (или стратегия “передовых рубежей”), структурная адаптация (или стратегия “преследования“), структурная консервация59. Такая градация по целевой направленности предполагаемой секторной (отраслевой) индустриальной политики применима к устоявшейся, в известном смысле стационарной структуре национальной экономики. В условиях нынешней российской экономики любую из многочисленных производственных отраслей, за исключением депрессивных, нельзя однозначно отнести к формируемым, адаптируемым или стагнируемым. Практически все производственные отрасли переживают до сих пор период первоначальной рыночной адаптации, неизбежно связанный с выбытием (в результате банкротства и сходных процессов) отдельных производителей и очень существенными институциональными преобразованиями, прежде всего в отношении структуры собственности. Секторная политика регулирования не может не быть не направлена на преодоление внерыночного монополизма и других изъянов, доставшихся в наследство от внерыночной системы, в то время как такого рода проблемы не актуальны в западных индустриальных странах. В течение ближайшей перспективы государственное вмешательство в отдельные экономические процессы, в том числе в сфере приватизации, на уровне секторов (отраслей) призвано одновременно преследовать цели как их стабилизации, так и структурной трансформации. Тем самым при обосновании секторной политики необходимо учитывать взаимодействие между инструментами стабилизационного регулирования и структурного реформирования. Как отмечалось ранее, приоритеты стабилизации будут оказывать в течение ближайшей перспективы ключевое влияние на экономико-политические решения. После окончательного завершения стабилизационного периода в свою очередь задачи структурного реформирования выступят на первый план. Но при этом и в перспективный период решение задач обеспечения секторной стабилизации, исходя из макроэкономических целей, должно будет происходить параллельно решению задач секторного реформирования. Более того, в аграрном секторе и отчасти в депрессивном секторе задачи их стабилизации будут оставаться приоритетными еще длительное время после завершения общеэкономической стабилизации. Как следует из ранее приведенной аргументации в обоснование состава инструментов структурного регулирования (см. гл. 2), их применение призвано осуществляться по широкому кругу направлений в перспективный период. В то же время выбор специфиче Industrial Policy for Competitiveness and Growth. Lexington, 1983.

136 ских наборов этих инструментов на уровне основных нефинансовых секторов, иными словами секторных политик структурного регулирования, не может не предопределяться сугубо конкретными, привязанными к определенным периодам времени условиями развития тех или иных секторов с учетом предполагаемого действия других инструментов экономической политики и организационно-правового механизма, общего для всех субъектов рыночной деятельности. Тогда процессы секторного регулирования будут представлять собой определенные последовательности экономико-политических действий в конкретных временных рамках. Исходя из сказанного, закономерно возникает проблема инкорпорирования секторных политик в рамки общей политики активного структурного регулирования. На наш взгляд, вполне правомерно применение традиционного подхода для разрешения этой проблемы. Он заключается в непосредственной привязке, как показано на схеме 4.1, целей секторной стабилизации и структурного реформирования к соответствующим целям на макроуровне. По существу специфическое сочетание конкретных инструментов регулирования по каждому из основных реальных рыночных секторов призвано предопределяться, в конечном счете, целями общеэкономической политики. Разумеется, цели на макроуровне не могут быть просто дезагрегированы до уровня отдельных секторов. В соответствии с общепринятой практикой содержательное наполнение задач стабилизационного и структурного секторного регулирования должно происходить в результате многоитеративного процесса, то есть путем движения от макроуровня к секторному, и обратно. Схема 4.1. Цели экономической политики и регулирование основных нефинансовых секторов.

Цели стабилизации Цели структурного реформирования Секторные цели стабилизации Секторные цели структурного реформирования Секторные направления стабилизации Секторные направления структурного реформирования В данной связи представляется правомерным оценить как заведомо весьма ограниченную, в основном локальными и автономными проектами с максимальным государственным участием, область применения известных программно-целевых методов. В условиях рыночных отношений построение многоуровневого “дерева” целей (задач) секторного реформирования не имеет практического смысла. В чистом виде программно-целевые методы несовместимы с объективно очень значительной вариацией ценовых колебаний, изменений других финансовых параметров и самих материально-вещественных пропорций, вызываемой действиями независимых субъектов в несовершенной рыночной среде. Безусловно, реализация развиваемого подхода к осуществлению структурного регулирования основных нефинансовых секторов возможна только на основе тщательно выверенной совокупности критериев принятия решений. При этом в первую очередь последние должны отвечать требованиям адекватности рыночным реалиям и операционности использования. В самой общей форме указанные критерии сводятся к оптимизации соотношения между результатами и затратами. Принципиально важно, что речь идет о рыночных результатах в рамках рассматриваемых нефинансовых секторов, определяемых главным образом исходя из увеличения производительности и повышения конкурентоспособности экономических субъектов. Даже применительно к депрессивному сектору в качестве главного критериального результата выступает сокращение совокупных издержек по необходимой консервации избыточных ресурсов (производственных, финансовых, трудовых) как 138 результата повышения конкурентоспособности производителей в этой части рынка. Тем самым достижение положительной финансовой эффективности, с точки зрения соотношения ожидаемых совокупных доходов и затрат, в итоге применения инструментов структурного регулирования, является обязательным требованием. В этом заключается главное отличие рыночных критериев рассматриваемого рода от критериев принятия решений в области социальной политики, прямо или косвенно связанных с максимизацией функции благосостояния. Нельзя не принимать в расчет объективную дифференциацию критериев принятия решений по разным направлениям использования инструментов структурного регулирования в рамках основных нефинансовых секторов. Они не могут не различаться, по крайней мере, по таким направлениям, как прямое государственное участие в инвестициях (см. гл. 5), предоставление финансовых (налоговых) льгот, льготное кредитование текущей деятельности, содействие обеспечения занятости, регулирование цен, внешнеэкономическое регулирование, приватизация и совершенствование организационно-юридического механизма. Более того, как показывает практический опыт, специфические формы критериальных показателей (в частности в виде производственных функций) требуются для оценки результатов действия предполагаемых структурных регуляторов по некоторым товарным рынкам, характеризуемых особыми условиями развития (связанными с эффектом экономии на масштабах, реализацией новых продуктов и др.). Тем не менее, объективная возможность взаимосогласованного, скоординированного применения рассматриваемых критериев принятия решений, несмотря на их существенную дифференциацию, существует. Сам смысл предлагаемой секторной градации структурного регулирования продиктован необходимостью определения полного макроэкономического эффекта применения определенных инструментов секторного регулирования, учитывающего результаты их действия в отношении состояния как данного сектора, так и других производственных секторов. С этой целью требуется широкое использование: во-первых, существующего аналитического инструментария и в первую очередь межотраслевых балансов (в том числе региональных), уровень статистической достоверности которых должен быть кардинально повышен;

во-вторых, различного рода неформализированных процедур, обычно применяемых в процессе государственного программирования. В конечном счете выбор должен быть сделан в пользу тех инструментов, которые обеспечивают максимальный эффект действия с точки зрения решения всех задач секторного регулирования, объективно взаимосвязанных друг с другом. Так, очевидно предпочтительными решениями по стимулированию занятости следует полагать те, которые кос 139 венно направлены и на повышение уровня конкурентоспособности в данном секторе, повышение эффективности производственного капитала, улучшение ценовых пропорций. В то же время решения, связанные с финансовой поддержкой безработных граждан и не имеющие экономического эффекта, должны осуществляться только в случае отсутствия других альтернатив, как это в настоящее время имеет место в такой депрессивной отрасли, как угольная. Впрочем, следует принимать во внимание, что практическое решение сложных задач по оценке внутрисекторного и межсекторного взаимодействия может быть сопряжено с ошибками. Главный фактор, который будет существенно способствовать уменьшению их неблагоприятных последствий, связан с ожидаемыми однонаправленными тенденциями роста большинства производственных отраслей, за исключением депрессивных. В таких условиях большинство принимаемых решений в области структурного регулирования будет направлено на увеличение финансового рыночного эффекта за счет расширения производственного выпуска. Как следствие, вероятность возникновения финансового ущерба (или отрицательного финансового результата) по причине ошибок при проектировании структурных взаимосвязей резко понижается. Исходя из сказанного, резонно поставить ключевой вопрос, который требует ответа: как с учетом многообразных направлений структурной стабилизации и реформирования и их взаимосвязей друг с другом добиться применения операционных критериев выбора инструментов секторного регулирования? Подход к разрешению сформулированной проблемы в рамках государственного программирования достаточно ясен. Речь идет о программировании решения последовательности взаимосвязанных задач по определенным направлениям секторной стабилизации и реформирования с помощью использования существующих многообразных методов60. Таким путем оказывается возможным с достаточной степенью достоверности количественно оценить ожидаемые результаты и связанные с ними финансовые затраты применения определенных инструментов структурного регулирования. Наряду с этим не меньшую значимость будет иметь обоснование на базе сценарного проектирования основных качественных результатов структурного реформирования, прежде всего в отношении институциональных, непосредственно неквантифицируемых изме Они давно используются в практике государственного программирования за рубежом. (см.: Surveil lance of structural policies. Paris, 1989).

140 нений. В итоге могут быть определены количественные критерии и качественные критериальные условия для принятия решений об использовании определенных инструментов. Наиболее обоснованный выбор инструментов структурного регулирования достижим в ходе разработки и реализации инвестиционных программ с государственным участием по выделенным шести реальным рыночным секторам, которые призваны включать в себя и отраслевые подпрограммы (в частности по стратегическим отраслям). В этом случае, как показано в дальнейшем (в гл. 5), становится возможным с максимальной полнотой информации оценить взаимосвязи между источниками инвестирования, самими инвестициями и ожидаемыми результатами их осуществления, в том числе финансовыми. В результате могут быть определены эффекты применения тех или иных инвестиционных регуляторов по отдельным инвестиционным проектам, подпрограммам и в целом секторным программам. Кроме того, в рамках последних могут быть с максимально возможной степенью достоверности просчитаны эффекты применения тех регуляторов текущей экономической деятельности, которые прямо связаны с осуществлением инвестиционных проектов с государственным участием. Вполне реализуемым представляется и программирование эффектов применения отдельных структурных регуляторов для решения обозначенных задач секторного реформирования в рамках обычных, не инвестиционных программ, в частности региональных программ в области содействия обеспечения занятости. В то же время следует подчеркнуть, что государственное программирование такого рода должно быть направлено на секторное реформирование с позиций общенационального развития, а не отраслевого и тем более регионального. Даже в рамках сугубо подотраслевых проектировок при выборе тех или иных структурных регуляторов требуется применение критериев, единых по сектору, куда входит соответствующий сегмент рынка. Именно этот императив призван служить руководством к действию разработчиков отраслевых программ (подпрограмм). Наибольшую в практическом плане сложность представляет выбор инструментов для решения задач сугубо текущего секторного регулирования вне рамок государственного программ. Проектироваться могут исключительно изолированные решения каждой из этих задач применительно к конкретному, краткосрочному периоду времени. В основном, как показывает опыт, за границами депрессивного сектора наиболее правомерно строго избирательное предоставление финансовых и прочих льгот в отношении отдельных производителей. Тем самым у лиц, принимающих решения в отношении такого рода локальных задач, должна быть уверенность в заведомой финансовой эффективности выбранных инструментов. Практика оказания краткосрочной “помощи” в целом отдельным отраслям (под 141 отраслям), хотя и мотивированная потребностями структурного реформирования, не представляется правомерной прежде всего в силу большой вероятности финансирования неконкурентоспособных производителей. Таким образом, в целом на стадии проектирования с помощью известного инструментария государственного программирования становится возможной координация применения весомых инструментов структурного реформирования в рамках основных нефинансовых рыночных секторов. Эта возможность может быть практически реализована в рамках общенационального среднесрочного индикативного планирования. В пользу этого свидетельствует и международный опыт61. Одним из главных результатов разработки среднесрочного индикативного плана призвана стать именно наилучшая макроэкономическая координация решений задач структурного реформирования, неизбежно крупномасштабных в период спрессованных во времени структурных преобразований. В данной связи резонно поставить и второй вопрос: какой практический смысл имеет индикативное задание целей секторного реформирования? Во-первых, доведение до субъектов государственного управления и частного предпринимательства целевых ориентиров реформирования основных производственных секторов, даже в качественном выражении, даст возможность сориентировать их на макроэкономические приоритеты структурного реформирования основных производственных секторов, да и отдельных входящих в их состав отраслей. Как показывает практика хозяйственной жизни62, для принятия экономическими субъектами долгосрочных решений, особенно инвестиционных, крайне важно располагать правильной информацией о приоритетах государственной политики. В частности, в дальнейшей перспективе особую важность представляет доведение информации до крупных коммерческих банков и финансовопромышленных групп о целевых ориентирах повышения эффективности инвестиций, особенно в рамках потенциально конкурентоспособного сектора. Во-вторых, отслеживание выполнения решений задач секторного реформирования позволяет оценить в целом степень реализации структурных реформ в реальной сфере. Кроме того, сопоставление результатов применения инструментов секторного регулирова Все они в той или иной мере применялись в процессе разработки индикативных планов (K.Prasad. Весьма позитивные результаты в этом отношении принесло индикативное планирование в Японии.

Planning in the modern market: the french case. New Delhi, 1985.).

(См.: В.К.Зайцев. Система национального счетоводства и государственное планирование в Японии. М.: “Наука”, 1984.).

142 ния дает возможность определить узлы рассогласования различных секторных политик относительно друг друга. Существенная дилемма заключается в количественном или качественном задании ”таргетировании” - целевых ориентиров структурной трансформации производственных секторов. Как будет показано в дальнейшем (в гл.6), в случае реализации надлежащего аналитического инструментария становится возможным проектирование секторного выпуска и тем самым секторных пропорций в рамках среднесрочной перспективы. Тем не менее, целесообразность количественного задания всех этих показателей в качестве индикативных ориентиров вызывает сомнения. Слишком значителен в рамках изменяющейся рыночной среды фактор неопределенности, обусловливающий отклонения фактических структурных параметров от их планируемых значений, хотя и в индикативном режиме. Особенно многовариантны последствия тех или иных мер государственного вмешательства, как раз связанных с завершением процесса приватизации, предоставлением налоговых льгот и прямым государственным участием в инвестициях. Итак, можно подытожить. Секторное регулирование может быть вписано в общую систему рыночного регулирования, включая в себя отраслевой и региональный уровни. Это предполагает скоординированное решение с помощью адекватных инструментов экономической политики задач секторного реформирования, однозначно опосредствующих цели структурных преобразований всего национального хозяйства, на базе единых критериев и последовательного применения принципа взаимозаменяемости. Обязательным условием становится осуществление инвестиционных и прочих программ с государственным участием и программирование применения основных структурных инструментов, исходя из макроэкономических приоритетов в рамках общенационального индикативного планирования. Вместе с тем следует акцентировать внимание на том, что структурное реформирование основных производственных секторов на базе предлагаемого интеграционного подхода тем не менее объективно сопряжено с очень существенной спецификой каждого из этих процессов. Так, в частности в секторе первичных отраслей и магистральной инфраструктуры продолжение процесса институциональных преобразований связано, как обосновывается далее с серьезными решениями по корректировке результатов приватизации;

в то же время в малом бизнесе основные задача институциональных преобразований в основном связана с завершением создания общенациональной системы организационных структур по государственной поддержке предприятий этого сектора.

143 Фактически в каждом секторе, как следует из дальнейшего, процессы структурной стабилизации и структурного реформирования имеют свое специфическое содержательное наполнение, которые не могут быть отражены универсальной схемой. В практическом плане различия в направлениях структурного регулирования основных производственных секторов проявляются в дифференциации конкретных задач, которые должны быть решены исходя их фактических - “стартовых” и предполагаемых в дальнейшем условий развития наиболее весомых рыночных процессов. Они очень существенно различаются по всем рассматриваемым далее шести нефинансовым секторам.

4.2. Cекторная специфика структурного регулирования.

4.2.1. Либерализированный сектор. Начнем с полностью либерализированного сектора, не относя к нему сегменты малого производственного бизнеса. По данным выборочных обследований в среднем уровень загрузки производственных мощностей в таких отраслях, как промышленность строительных материалов, химическая промышленность, целлюлозно-бумажная промышленность до сих пор не превышает 50%63. Тем самым потенциал роста либерализированного сектора весьма велик. Для его реализации, по справедливому заключению многих специалистов, недостаточно только улучшения макроэкономической ситуации, связанной с ослаблением спросовых ограничений на внутреннем рынке. Требуется кардинальное повышение конкурентоспособности отечественных товаров и услуг исходя как из критериев внутреннего, так и внешнего рынков. Сложность разрешения проблемы структурной трансформации либерализированного сектора, конечно, связана с невозможностью прямого государственного вмешательства в этот процесс. Долгосрочный рост спроса на товары и услуги, производимые в этом секторе, должен быть достигнут за счет действия рыночных сил, в том числе рыночных саморегуляторов. В отношении производителей в рассматриваемом секторе не должно допускаться никаких дополнительных финансовых рычагов регулирования сверх единых налоговых регуляторов. Более того, в настоящих условиях применительно к либерализированному Промышленность России. 2000, №5, с. 23.

144 сектору правомерно отказаться от практики предоставления временной финансовой помощи по отдельным направлениям деятельности производителей в либерализированном секторе, в частности льготных кредитов на пополнение оборотных средств. Также неправомерно значительное государственное участие в инвестициях в этот сектор. Оно привело бы к дестабилизации столь еще хрупкого рынка капитала и вымыванию частных инвестиций. На этом сегменте рынка в полной мере после урегулирования взаимной задолженности по всему народному хозяйству и скорейшего завершения приватизации остающихся государственных предприятий призваны быть реализованы процедуры Закона о банкротстве, предусматривающие кардинальную реорганизацию финансово несостоятельных производственных звеньев или распределение их имущества между кредиторами. В результате можно было бы ожидать существенного пополнения государственных доходов и доходов кредиторов - коммерческих банков, а тем самым и инвестиционных ресурсов, в том числе привлекаемых через долгосрочные антиципационные займы. Как показывает конкретный анализ, в наибольшей мере потенции экономического роста в производственных либерализированных отраслях (в частности в промышленности строительных материалов (ПСМ) и химической промышленности) и одновременно повышения их конкурентоспособности связаны с уменьшением затрат на энергоресурсы, транспортные и другие производственные услуги. В ближайшей перспективе неблагоприятное положение в отношении потребления первичных ресурсов, на наш взгляд, может быть устранено, но только при условии целенаправленного государственного вмешательства. Не направляя непосредственно инвестиции в либерализированный сектор, государство, может стимулировать путем предоставления финансовых льгот (налогового кредита, уменьшения налога на прибыль, полной или частичной компенсации банковских процентных ставок и др.) инвестиции, связанные с внедрением ресурсосберегающих технологий. При всем многообразии способов такого стимулирования их применение должно удовлетворять двум главным условиям: 1) быть финансово безубыточным с точки зрения жесткого критерия финансовой окупаемости государственных средств;

2) обеспечить необходимый конечный результат в плане повышения эффективности ресурсопотребления. Конечно, для этого наряду с использованием рассмотренных регуляторов требуется поддержание нормальной ценовой динамики на первичные ресурсы. По мнению ряда экспертов, наиболее весомый эффект от использования инструментов стимулирования ресурсосбережения следует ожидать в строительном комплексе. Так, в случае перехода к новым ресурсосберегающим производственным способам долгосрочная 145 позитивная динамика, наблюдающаяся в индивидуальном жилищном строительстве, вполне реально может быть распространена на значительную часть промышленности строительных материалов и строительства гражданских объектов, прежде всего объектов магистральной инфраструктуры (транспорта, коммуникационной сферы) объектов жилищнокоммунального хозяйства. Ожидаемая в случае реализации ресурсосберегающих проектов высокая окупаемость капитала по указанным сегментам рынка станет благоприятным стимулятором для многих стратегических инвесторов, в частности иностранных. В данной связи особое значение приобретает стимулирование строительной фазы инвестиционного процесса. Наиболее кардинальным решением могла бы стать отмена налога на добавленную стоимость в строительстве. В числе первоочередных решений в рамках специфической секторной политики следует выделить и прямое государственное участие в инфраструктурных проектах национального значения и их существенное финансовое стимулирование путем предоставления налоговых каникул или налогового кредита. Эффект от реализации такого рода инфраструктурных проектов должен выразиться в существенном снижении издержек производителей в большинстве сегментов либерализированного сектора. Частным, но очень важным примером такого рода инвестиций являются капиталовложения в модернизацию существующих базовых телефонных сетей. Именно неудовлетворительное состояние последних в большинстве крупных российских городов является главным лимитирующим фактором для распространения самых современных видов телекоммуникаций и соответствующих видов рыночных услуг. Объективно тесно взаимосвязанными с решениями по повышению эффективности инвестиций выступают меры в области содействия инновациям, расширение и улучшение результативности которых даже в данном секторе невозможно только на основе либерализационного механизма. Требуется строго селективная поддержка инноваций посредством применения традиционных финансовых и кредитных инструментов. Впрочем, основное направление государственной поддержки инноваций в данном секторе, так же как и в остальных, призвано быть направлено на стимулирование развития венчурного капитала, в основной своей части относящегося к малому предпринимательству. Также рассматриваемая секторная политика призвана быть направлена на стимулирование роста конкурентоспособного производственного выпуска и решение других задач в области занятости, внешнеэкономической деятельности, совершенствования организационного механизма и правовых регламентаций. В основном это представляется возможным путем максимального использования конкурентных механизмов рыночной саморегуляции, 146 но дополненного действием инструментов регулирования в нелиберализированных секторах. Как известно, наиболее сильнодействующим средством роста предложения рыночных субъектов выступает сокращение ставок налогообложения их корпоративных доходов, что и предусмотрено в принятом Налоговом Кодексе. В случае сохранения благоприятных макрофинансовых условий, прежде всего в отношении состояния государственного бюджета, ожидаемое существенное улучшение налогового климата для предпринимателей может стать мощным стимулом к расширению их эффективной производственной деятельности. Успешный опыт применения такого рода финансовых стимуляторов в духе “экономики предложения” за рубежом доказывает такую возможность. Наряду с этим, большую отдачу могут принести и решения, направленные на стимулирование благоприятных межотраслевых взаимодействий. Путем избирательного применения специфических стимуляторов расширения предложения, в виде налоговых и кредитных льгот, в других нелиберализированных секторах оказывается возможным добиться повышения спроса на продукцию рассматриваемого сектора. Круг этой продукции включает в себя строительные материалы, оргтехнику, химические удобрения, новые виды сельскохозяйственной техники, телекоммуникации наряду с услугами строительных организаций. Важно учитывать и то, что рост предложения в нелиберализированных секторах будет сопряжен с увеличением оплаты труда, а соответственно и увеличением спроса на потребительские товары и услуги в либерализированном секторе. В настоящих условиях складываются возможности для расширения предложения немалого числа потребительских товаров и услуг, производимых в либерализированном секторе (в частности, качественных пищевых продуктов, строительных материалов для непроизводственного строительства, услуг мобильной связи). Ожидаемый в ближайшем будущем рост производственного выпуска в таких отраслях, как химическая промышленность, ПСМ, пищевая промышленность, по всей видимости, будет сопряжен с повышением уровня заработной платы и определенным повышением занятости. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что решение задач структурного реформирования данного сектора в области приватизации, финансового урегулирования и производственного инвестирования в принципе должно повлиять в сторону снижения занятости. Принимаемые решения должны повлечь за собой рационализацию производственных процессов, в частности связанную с внедрением трудосберегающих технологий. Здесь неправомерно применение практики предоставления государственных гарантий занятости 147 при приватизации, санации и банкротстве, квотирование рабочих мест и тем более развертывание общественных работ. В рамках либерализированного сектора не представляется правомерным применение специфических внешнеэкономических инструментов, как в других секторах. Повышение экспортабельности продукции, производимой в данном секторе, однозначно связано с повышением ее конкурентоспособности, причем достигаемой во многом благодаря действию ранее рассмотренных инструментов. Вместе с тем и при проектировании внешнеэкономических приоритетов развития либерализированного сектора принципиальное значение имеет оценка косвенных эффектов действия внешнеэкономических инструментов в других секторах. Так, применение протекционистских мер для защиты отдельных производителей в потенциальноконкурентоспособном секторе (ПКС) призвано способствовать расширению их предложения и, одновременно, увеличению спроса на продукцию либерализированного сектора, главным образом потребительского назначения. Наконец, важный круг задач секторного реформирования связан с совершенствованием организационно-правового механизма, особенно в области отношений собственности. Они, безусловно, должны решаться путем главным образом улучшения общей законодательной базы. Основной результат применения рассмотренных косвенных инструментов структурного реформирования данного сектора должен выразиться в повышении ожидаемой рентабельности новых вложений капитала и расширения выпуска в рассматриваемом секторе. В случае такого позитивного результата вкупе с благоприятным саморазвитием либерализированных рынков возникли бы предпосылки для устойчивого взаимодополняемого роста инвестиций и производственного выпуска в рамках данного сектора. В отношении среднесрочной перспективы вполне реально формирование устойчивой модели роста инвестиций на базе межотраслевых взаимодействий. Так, увеличение инвестиций в гражданское строительство и другие сегменты конечного потребления будет сопряжено с увеличением инвестиционного спроса в промышленности строительных материалов, которое в свою очередь сопряжено с ростом инвестиций по ряду либерализированных отраслей перерабатывающей промышленности (в частности целлюлёзно-бумажной, электротехнической). В качестве основного фактора такой модели в ближайшей перспективе призвана выступать ожидаемая финансовая эффективность капитала, складывающаяся под воздействием рассмотренных структурных регуляторов. Только при условии достижения устой 148 чивого саморазвития либерализированного сектора и одновременно становления здесь полноценного рынка капитала может быть реализован акселерационный эффект увеличения чистых инвестиций, обусловливаемый приростом производственного выпуска64. В дальнейшем, за рамками ближней перспективы, в случае успешной глобальной реструктуризации отечественной экономики, предполагающей кардинальное расширение границ либерализированного сектора, вполне реальным станет мультипликативный эффект влияния расширения инвестиционного спроса на экономический рост. Это предполагает достижение в целом позитивной динамики капиталоотдачи. Вместе с тем, на наш взгляд, масштабы такого мультипликативного эффекта влияния инвестиций на выпуск в либерализированном секторе вероятно будут достаточно ограниченными. Надо принимать во внимание ряд хорошо известных лимитирующих факторов роста спроса в данном секторе: замещение импортом отечественных потребительских товаров, сильную конкуренцию со стороны зарубежных производителей на рынках товаров непотребительского назначения, дальнейшее ухудшение условий добычи первичных ресурсов, возрастание затрат экологического характера. Только на отдельных сегментах рынка возможен ускоренный рост, существенно опережающий рост по другим отраслям производственной сферы. И, видимо, здесь будет правомерно применение известных финансовых инструментов стимулирования производственного предложения, которые бы способствовали бы материализации наиболее эффективной модели формирования капитала. В целом в ходе предполагаемой постиндустриальной трансформации особую важность будет иметь выверенное согласование всего традиционного набора инструментов структурного реформирования рассматриваемого сектора. Более того, эти инструменты призваны быть скоординированы с другими инструментами секторного регулирования (см. таблицу 16) с учетом прогнозируемых межотраслевых взаимодействий. Путь к решению целой совокупности сложных задач по такого рода координации, в соответствии с приведенной ранее аргументацией, заключается в тщательном программировании, с использованием сценарных методов, ожидаемых результатов применения рассмотренных регуляторов в либерализированных сегментах реальной сферы национального рынка.

С.Фишер, Р.Дорнбуш. Макроэкономика. М.: Дело, 1997.

149 4.2.2. Сектор первичных отраслей и магистральной инфраструктуры (СПМИ). Принципиально более жесткая политика регулирования необходима применительно к сектору первичных отраслей и магистральной инфраструктуры (СПМИ). Неотложное государственное вмешательство прежде всего требуется, как было выяснено ранее, для существенной корректировки результатов приватизации в зоне естественной монополии, усиления контроля над внешнеэкономической деятельностью и надлежащего регулирования других экономических процессов. В ближайший период рассматриваемая политика секторного регулирования в первую очередь будет связана с разрешением наиболее актуальных, взаимоувязанных друг с другом проблем динамики цен на первичные ресурсы и ресурсопотребления. В настоящих условиях однозначно неприемлемо воспроизводство в широких масштабах режима “неплатежей”, главным образом обусловленной разрывом межу уровнем сырьевых цен и объективно приемлемыми издержками основной части производителей в несырьевых отраслях. По нашему мнению, выход из положения состоит в реализации помимо мер, направленных на совершенствование платежного механизма, двух принципиальных решений. Во-первых, требуется в кратчайшие сроки осуществить подготовленные проекты по сокращению энергопотребления и других первичных ресурсов, предусматривающие тиражирование конкретных ресурсосберегающих технологий, льготные кредиты на эти цели и привлечение средств иностранных инвесторов. Во-вторых, необходимо добиться приемлемого компромисса между отраслями-производителями, отраслями-потребителями и общественными организациями в отношении изменения относительных (к мировому уровню) цен на энергоносители и другие первичные ресурсы по конкретным срокам в рамках ближайшей перспективы с учетом целевых ориентиров программ сокращения энергопотребления и других первичных ресурсов. В данной связи не вызывает сомнений целесообразность предпринимаемых правительством шагов по усилению регулирования деятельности естественных монополий, прежде всего в области ценообразования. Кардинальное ослабление монопольного ценового диктата со стороны естественных монополий является одним из условий окончательного завершения экономической стабилизации. Существует ли опасность вымывания частного предпринимательства в случае осуществления предполагаемой метаморфозы в секторной политике? Нельзя отрицать того, что жесткие меры по частичной ренационализации собственности в зоне естественной монополии, а также регулированию относительных цен на пер 150 вичные ресурсы и их экспортными потоками могут привести к некоторому оттоку частных инвестиций, особенно со стороны коммерческих банков. Однако маловероятно, что данный процесс примет широкие масштабы, поскольку у инвесторов будет сохранена заинтересованность в получении экспортных доходов в случае гарантий со стороны государства, а в будущем вероятно возникновение благоприятных условий для получения высоких доходов от операций на внутреннем рынке, когда он станет в целом конкурентоспособным. В отношении среднесрочной перспективы последствия глубочайшего общепроизводственного спада, однозначно предопределяют целесообразность поддержания устойчивого состояния большинства первичных отраслей и магистральной инфраструктуры наряду с кардинальным повышением уровня их эффективности в соответствии с желаемыми приоритетами. Среди них все-таки правомерно выделить в качестве центральных объективно взаимосвязанные приоритеты повышения конкурентоспособности и достижения эффективного капиталообразования. Главным средством для этого является максимально возможное повышение капиталоотдачи в этом секторе за счет снижения удельных затрат производственных ресурсов. На наш взгляд, применительно к СПМИ потребность в прямом государственном вмешательстве в инвестиционный процесс останется весьма значительной. Речь идет о дальнейшем внедрении ресурсосберегающих технологий, рационализации инфраструктурного обеспечения в добывающих отраслях и других решений в соответствии с принципами комплексного использования сырья. Широкомасштабное вмешательство государства в указанные направления инвестиционной активности вызвано в первую очередь непривлекательным для частных инвесторов ожидаемым уровнем доходности. В ближайшей перспективе стоимостной эффект от реализации ресурсосберегающих мероприятий и других мер по экономизации затрат будет заведомо ограничен, тем более в случае предполагаемого последовательного регулирования цен во всей зоне естественной монополии и жесткого контроля за экспортом первичных ресурсов. Следует иметь в виду, что в случае осуществления широкомасштабных структурных преобразований государство будет призвано взять на себя основную ответственность за инвестиции задельного характера в рассматриваемом секторе. При этом государство может участвовать в финансировании конкретных проектов на паритетных основах с другими заинтересованными партнерами, прежде всего коммерческими банками, при государственных гарантиях возврата частных инвестиций. Тем не менее, в целом вероятная доля государственного участия может составить не менее 50% от совокупного объема потреб 151 ных задельных инвестиций в секторе. В итоге, возникнет возможность получения значительного финансового выигрыша для частных инвесторов от фактического участия государства в относительно малодоходных, но необходимых для данного сектора инвестиционных проектах по ресурсосбережению, созданию необходимой производственной инфраструктуры и др. Особую область государственного участия, хотя бы судя по международному опыту, представляют проекты по развитию магистральной инфраструктуры. Роль государства представляется очень значимой и на этом сегменте инвестиционной сферы. С одной стороны, оно призвано максимально способствовать вложениям частного капитала, особенно иностранного, в проекты по развитию магистральной инфраструктуры, имея в виду их объективную масштабность и необходимую внедрения самых современных, в значительной части зарубежных технологий (последнее прежде всего касается телекоммуникационной сферы). С другой, государство призвано изыскать финансовые ресурсы, в том числе за счет антиципационных займов, для собственного участия в данных проектах, поскольку большинство объектов магистральной инфраструктуры имеют долгосрочное стратегическое значение. Крайне важное дополнение прямого государственного участия в задельных инвестициях в СПМИ заключается в регулировании иностранных инвестиций. Трудно не согласиться с выводом специалистов65, что меры по реформированию одной только отечественной энергетики требуют огромных инвестиций. Исходя из ситуации на настоящий момент, видимо, правомерно сделать заключение, что полное преодоление технологического разрыва в сырьевой сфере, главным образом на базе отечественных технологий, просто не вписывается в рамки приемлемой перспективы, слишком много времени оказалось упущено. Безальтернативным средством разрешения проблемы эффективности ресурсопотребления является широкомасштабное привлечение иностранного капитала, связанного с внедрением и тиражированием современных, отвечающих мировому уровню технологий, на взаимовыгодных условиях. В свою очередь такой инвестиционный прорыв оказывается возможен при формировании в конце концов механизма организационно-юридических рыночных регламентаций в рассматриваемом секторе. К числу решающих из них относятся юридические акты, регламентирующие распределение доходов между отечественными и зарубежными партнерами и в частности распределения между ними произведенной продукции на основе За Энергетический сектор в среднесрочной программе развития экономики России. М., 1997, с.17.

152 кона о разделе продукции, а также законодательство о собственности на землю (недра) и ее долгосрочной аренде. Более того, с учетом прогнозируемых глобальных мирохозяйственных тенденций, вполне обоснованной представляется постановка вопроса о широкой практике предоставления долгосрочных концессий на разработку месторождений природных ископаемых. Ожидаемые в результате значительные поступления в бюджет могли бы стать одним из главных источников столь необходимого пополнения централизованных инвестиционных фондов. Необходимое звено секторной политики регулирования, дополняющее активное вмешательство в инвестиционный процесс, состоит в стимулировании инновационной деятельности. В рамках среднесрочной перспективы, по заключению специалистов, должен быть решен ряд приоритетных задач в области распространения новых технологий в первичных отраслях и магистральной инфраструктуре, в частности комплексного освоения и глубокой переработки горнорудного и техногенного сырья, производства массовой металлопродукции, организации функционирования высокоскоростного наземного транспорта и др.66 Безусловно, обозначенные решения по стимулированию инвестиционного спроса и инновационной деятельности могут быть проведены в жизнь только в случае надлежащего регулирования текущих экономических процессов, исходя из желаемых структурных приоритетов. Важнейшим приоритетом структурного реформирования именно рассматриваемого сектора, в значительной своей части представляющей зону естественной монополии, остается поддержание желаемой ценовой динамики по крайней мере на протяжении среднесрочной перспективы, что и было зафиксировано в принятой правительственной программе67. Как следует из ранее сделанных выводов, только при условии обеспечения стабильного изменения цен на первичные ресурсы относительно других цен в сторону приближения ценовых пропорций к пропорциям мирового рынка при параллельном кардинальном прогрессе в ресурсосбережении возможно поддержание надежной макростабильности и тем более проведение антиципационного маневра. Это предполагает практическую реали См.: Путь в ХХI век. Стратегические проблемы и перспективы российской экономики. М.: “Экономи“Программа мер по структурной перестройке, приватизации и усилению контроля в сфере естествен ка”, 1999.

ной монополии”. Собрание законодательства РФ, 1997, № 34, ст. 3970.

153 зацию современной системы рентных платежей, отвечающих современным рыночным требованиям и призванных обеспечить равные условия деятельности для объективно разновыгодных производств. Также вследствие неизбежно длительного сохранения разрыва мировых и внутренних цен по многим видам ресурсов остается необходимым регулирование пропорций между их внешним и внутренним потреблением. По причине прекращения практики установления экспортных квот единственно возможный способ действий состоит в регулировании доли поставок продукции естественной монополии на внутренний рынок путем установления соответствующих квот, размещения госзаказов и прочих действий. Конечно, такое государственное вмешательство не должно препятствовать росту экспорта первичных ресурсов сверх нормального спроса отечественных производителей. Явно уменьшению занятости будут способствовать ожидаемые позитивные решения в области приватизации, связанные с корректировкой результатов приватизации или существенным перераспределением собственности многих объектов естественной монополии, и инвестиционной политики, связанные с реализацией капиталовложений на принципах комплексного использования сырья. Результатом этих решений призвана стать рационализация процессов добычи и переработки сырья, что должно привести к значительному сбережению трудовых ресурсов. Однозначно нецелесообразными на рассматриваемом сегменте рынка являются специальные меры по поддержке занятости и предоставления государственных гарантий занятости в ходе приватизации (реприватизации), санации и банкротствах. В то же время в отношении длительной перспективы определенный рост занятости в данном секторе может иметь место. Наибольшую важность в этом плане, видимо, представляет осуществление проектов, с участием иностранных инвесторов, по развитию новых месторождений природных ресурсов на базе принципов комплексного использования сырья, а также ряда проектов по развитию магистральной инфраструктуры. Особенно значительно занятость должна увеличиться за счет ввода в действие объектов инфраструктуры, которые будут обслуживать создаваемые месторождения природных ресурсов, а также в видах деятельности, обеспечивающих экологическую безопасность добычи и переработки природного сырья. Здесь прямая государственная поддержка занятости, главным образом посредством финансовых льгот, представляется вполне правомерной. Существенную проблему представляет реализация правильных внешнеэкономических приоритетов в ходе реструктуризации данного сектора. В долгосрочном плане наиболее приемлемой тенденцией является умеренный рост экспорта первичных ресурсов, не 154 идущий в разрез с трансформацией структуры отечественной промышленности в постиндустриальную. В данной связи наиболее аргументированной представляется позиция тех специалистов, которые выступают против использования финансовых стимуляторов (сниженных экспортных тарифов и др.) для облегчения экспорта первичных ресурсов на конкурентных внешних рынках. Таким образом, в среднесрочной перспективе ключевое значение для успешной структурной трансформации данного сектора приобретает взаимосвязанное решение задач ресурсосбережения и повышения эффективности инвестирования. Оно открывает путь для притока частного капитала из самых разнообразных источников и, соответственно, и постепенного сближения внутренних цен на ресурсы с мировыми. Позитивное развитие этих процессов будет сопряжено и с вероятным возникновением конкурентной среды и постепенной трансформацией естественных монополий в олигополии. В конечном счете эффект действия всех рассмотренных инструментов призван проявиться в повышении капиталоотдачи и улучшении эффективности ресурсопотребления. Именно, исходя из сопоставления конечного в таком смысле эффекта действия этих инструментов и финансовых издержек государства по их применению, правомерно проводить выбор наиболее приемлемого варианта секторного регулирования. При этом наиболее предпочтительна оценка полного макроэкономического, с учетом влияния на другие сектора (отрасли), эффекта применения регуляторов ценообразования и других важнейших экономических процессов в рассматриваемом секторе, что становится возможным путем использования далее рассматриваемой (в гл.6 и приложении 3) многосекторной материально-финансовой модели. В дальнейшем, по завершении ожидаемого инвестиционного прорыва в рассматриваемом секторе и постепенного приближения внутренних цен на первичные ресурсы к мировым и благоприятных макроэкономических условиях вполне реально формирование здесь устойчивой модели капиталообразования. Она представляется очень близкой к традиционной модели акселератора, в которой размеры чистых инвестиций оказываются прямо обусловленными приростом производственного выпуска, включая экспорт. Иными словами, желаемому сценарию структурной трансформации российской экономики отвечает модель, в соответствии с которой предполагаемые в будущем умеренный рост экспорта и внутреннего потребления первичных ресурсов, а также магистральной инфраструктуры будет сопряжен с относительно ограниченным ростом капиталовложений. Вместе с тем возникающие возможности долгосрочных прибыльных проектов на правах получения собственности должны обусловить устойчивую базу для успешного развития процесса капи 155 талообразования, эффективность которого с учетом, конечно, фактора времени, должна будет отвечать самым высоким международным стандартам. Подытоживая сказанное, уместно сделать акцент на том, что осуществление активных структурных преобразований на первоначальном этапе постиндустриальной трансформации однозначно предполагает жесткое и в то же время программируемое регулирование основных процессов, (в том числе внеэкономических), предопределяющих ограниченность рыночной либерализации в данном секторе. По сути дела вектор долгосрочных решений в рамках именно рассматриваемой секторной политики призван быть обоснован именно исходя из стратегических перспектив развития всей отечественной экономики. Невыполнение этого условия будет чревато неудачей в проведении в целом желаемых постиндустриальных преобразований. 4.2.3. Аграрный сектор. Как известно, и в рамках высокоразвитой рыночной экономики проблема государственного регулирования аграрного сектора, объективно не вписывающегося в рамки совершенной индустриальной структуры, остается одной их ключевых. Что касается российской экономики, то здесь правильный выбор инструментов структурного регулирования, прежде всего целеориентированных на стабилизацию аграрного сектора его постепенного выхода на конкурентоспособные позиции, имеет без преувеличения судьбоносное значение. На сегодняшний день решения в области аграрной политики призваны быть сконцентрированы на приоритете достижения устойчивой производственной стабилизации, в то время как ранее определенные приоритеты структурного реформирования данного сектора имеют относительно меньшее значение. В ряду средств, необходимых для обеспечения долговременной стабилизации данного сектора, прежде всего выступают инструменты инвестиционной политики - прямое участие государства в инвестиционных проектах и предоставление существенных финансовых и кредитных льгот частным инвесторам. Кроме того, прямое государственное участие в инвестициях в сельскохозяйственную инфраструктуру и другие сферы аграрного сектора призвано стать решающим условием для дальнейшего успешного осуществления высокоэффективных, прежде всего по финансовым меркам, инвестиций в основном из негосударственных источников. В условиях сохранения неблагоприятного состояния сельского хозяйства, прямо связанного с крупными неудачами в его реформировании, в целом данный сектор остается 156 малопривлекательным для частных инвесторов. Такое положение дел объективно связано с существующими реалиями: низкой платежеспособностью населения в большинстве регионов, фактическим прекращением деятельности многих производителей сельскохозяйственной техники, местническими барьерами и т.д. До настоящего момента подавляющая часть капиталовложений в сельское хозяйство осуществляется и, видимо, будет осуществляться в ближайшем будущем за счет государственных источников (которые в свою очередь могут быть заемными). Фермерские хозяйства, небольшие предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья, сбыту и снабженческие коммерческие фирмы и другие субъекты чисто рыночного уклада в основном не выходят за рамки самофинансирования. Отдельные примеры удачных инвестиционных проектов в аграрном секторе, притом по отдельным регионам, не меняют общей картины. С учетом позиции многих экспертов, в ближайший период основным направлением вложений в рассматриваемый сектор призваны стать объекты инфраструктуры, что может позволить достичь кардинального сокращения издержек сельскохозяйственной продукции до уровня, соответствующего рыночным требованиям. С этой точки зрения наиболее предпочтительными являются инвестиции в создание зернохранилищ, фуражное хозяйство и др. Наряду с этим для достижения долгожданной стабилизации аграрного сектора требуется решение ряда далеко не краткосрочных задач в области текущего регулирования. Необходимо действительное реформирование на последовательных рыночных принципах земельных отношений, прежде всего в плане государственных гарантий сохранения собственности на землю для предпринимателей. Первоочередным результатом земельной реформы, основные направления которой зафиксированы в Федеральной целевой программе “Развитие земельной реформы в РФ на 1999-2002 гг.”68, призвана стать реорганизация на рыночных принципах организационно-правовых форм сельскохозяйственных предприятий, что открывает путь для восстановления их производственного потенциала. Именно, исходя из такого императива, призваны осуществляться решения по завершению первоначальной приватизации в сельском хозяйстве, направленных как на разукрупнение действующих предприятий путем применения Нижегородской или сходной с ней модели, так и формирование эффективных крупных корпоративных предприятий. Особенно велика значимость для обеспечения текущей стабилизации продовольственного рынка создание благоприятных условий для функционирования в рассматриваемом секторе коммерческих Собрание законодательства РФ. 1999, № 27, ст. 3379.

157 агломератов, в качестве важнейших звеньев в которые входят предприятия сельскохозяйственной переработки и торговые предприятия. В данной связи особую важность приобретает выбор адекватных регулирующих процедур в отношении финансово несостоятельных предприятий при условии надлежащей государственной поддержки. Распродажа их собственности, прежде всего земельного фонда, нуждается в строгой регламентации и призвано быть направлено на стимулирование создания новых эффективных предприятий в данном секторе, в том числе индивидуальных фермерских хозяйств. Таким образом, первоочередной ожидаемый результат земельной реформы заключается в реорганизации на рыночных принципах организационно-правовых форм предпринимательства в аграрном секторе, что откроет путь для скорейшего восстановления их производственного потенциала. Также важнейшим приоритетом текущей стабилизационной политики в данном секторе не может не стать приемлемая ценовая стабилизация, однозначно предполагающая преодоление серьезного диспаритета между ценами сельскохозяйственных и промышленных производителей. Однозначно неприемлемо сохранение в дальнейшем колоссальных спекулятивных операций с продовольственными товарами, когда основная часть их межрегионального обмена находится в руках перекупщиков при одновременной убыточности неприемлемо большой части производителей (в 1996 г. более 70% !). Многообразны позитивные решения в этой области. В любом случае они должны иметь следствием восстановление в тех или иных формах полноценной потребительской кооперации в рамках всех регионов страны, что дало бы крайне значимый эффект в плане снижения цен на продукты питания. Императив восстановления производственного потенциала сельского хозяйства диктует необходимость решений в области государственного регулирования аграрного сектора, связанного с расширением размеров субсидий к ценам производителей на депрессивных сегментах аграрного сектора69. Широкое использование механизма субсидий, вполне возможное в итоге финансовой стабилизации, должно обеспечить заинтересованность сельскохозяйственных производителей в кардинальном увеличении товарного выпуска при приемлемых, по современным критериям, затратах. В обозримой перспективе очевидно сохранит свое значение и такой традиционный инструмент регулирования отдельных рынков сельскохозяйственной продукции, как обязательные государственные за См.: Рыночные отношения в аграрном комплексе России. АПК, N 2, 1997.

158 купки. Кроме того, в ближайшей перспективе в данном секторе сохранится необходимость в предоставлении льготных кредитов фермерским хозяйствам на период первоначальной рыночной адаптации, что и было предусмотрено в Федеральной целевой программе стабилизации и развития агропромышленного производства на 1996-2000 гг. Объективным дополнением политики по регулированию цен в аграрном секторе выступают инструменты защиты внутреннего товаропроизводителя, в частности таможенные пошлины на ввоз импортных продуктов питания. Вместе с тем уровень этих пошлин, масштабы повышения которых весьма ограничены, не должен приводить к утрате мотиваций к повышению рыночной эффективности, прежде всего с точки зрения производственных затрат. Производственная рационализация в соответствии с современными стандартами в основных подотраслях сельского хозяйства, связанная со сбережением всех видов ресурсов, не может не сопровождаться сокращением занятости. Искусственное сдерживание этого процесса путем предоставления государственных гарантий занятости работникам финансово несостоятельных предприятий и тем более развертывание общественных работ не будет эффективным, исходя и из критерия социальной стабилизации, принимая во внимание масштабы так называемой “скрытой” безработицы. В связи с этим поддержка рабочих мест в аграрном секторе в период его структурного реформирования должна носить сугубо избирательный характер. В основном они призваны касаться создания экономически эффективных сельскохозяйственных производств, для создания которых требуются значительные первоначальные затраты. Речь идет об ассигнованиях на развитие фермерских хозяйств в благоприятных для этого видах деятельности, о финансовой поддержке создания новых рабочих мест в ходе реализации экономически эффективных, с быстрым сроком окупаемости, инфраструктурных проектов в данном секторе. Говоря о дальнейшем перспективном этапе развития данного сектора, в качестве главного приоритета его структурного реформирования прежде всего следует выделить повышение эффективности капиталообразования. По нашим представлениям, прирост конкурентоспособности и прибыльности сельскохозяйственных производителей, который должен быть достигнут на этапе стабилизации, должен иметь следствием достижение устойчивого роста большинства отраслей аграрного сектора. В этом случае возникнут условия для материализации модели капиталообразования акселерационного типа, в качестве основных факторов наряду с приростом производственного выпуска выступает его финансовая рентабельность.

159 По сути дела процесс капиталообразования в рассматриваемом секторе должен пройти несколько качественных этапов. Сначала, масштабный рост задельных инвестиций призван быть неразрывно сопряжен с повышением эффективности сельскохозяйственного производства и прежде всего повышением его капиталоотдачи. В дальнейшем благоприятные факторы, связанные с повышением рентабельности капитала в аграрном секторе, вероятно будут оказывать существенное стимулирующее влияние на приток частных инвестиций, в том числе из иностранных источников. И, наконец, по завершении структурных преобразований данного сектора станет возможным формирование рациональной модели капиталообразования, динамика которого в решающей мере будет определяться эффектом расширения текущего спроса. Ожидаемое в дальнейшей перспективе сближение рентабельности капитала в аграрном секторе и в большинстве других сегментов отечественного рынка очевидно снимет необходимость существенного вмешательства государства в данном секторе. Дальнейшая реструктуризация сельского хозяйства, целеориентированная на достижение его полной конкурентоспособности по мировым критериям, в основном призвана осуществляться на основе действия либерализационных механизмов. Тем не менее, применение в ходе реструктуризации инструментов регулирования аграрного сектора, традиционных для развитых рыночных экономик и используемых в настоящее время, определенно будет иметь место. Такие инструменты, как дотации к ценам производителей в отдельных подотраслях, гарантированные государственные закупки и др. призваны быть направлены на обеспечение устойчивого предложения и благоприятного паритета цен в аграрном секторе относительно остальных цен. Тем самым одновременно будет воспроизводиться фон для стимулирующего воздействия факторов рыночного спроса на процесс рационализации производства и повышение его конкурентоспособности. Особое значение в случае успешной полномасштабной структурной трансформации сельского хозяйства будет иметь разрешение проблем занятости. Ожидаемое значительное сокращение занятости в основных видах агробизнеса может быть скомпенсировано за счет создания в сельской местности новых рабочих мест в производственных подотраслях малого бизнеса и в сфере услуг, что, видимо, будет сопряжено с применением финансовых льгот для привлечения новых предпринимателей на этих сегментах рынка. Наконец, важнейшим направлением рассматриваемой секторной политики в данном секторе в послестабилизационный период останется совершенствование организационноправового механизма. Последовательное и вместе с тем постепенное приближение, принимая в расчет складывающиеся социальные реалии, действующих правовых норм регулиро 160 вания аграрных отношений к нормам, адекватным современному зрелому рынку - таковым представляется один из главных императивов структурного реформирования отечественного сельского хозяйства. Итак, главная проблема рассматриваемой секторной политики, на наш взгляд, заключается в использовании традиционных в мировой практике инструментов регулирования аграрных рынков в ходе спрессованных во времени структурных преобразований при жестких финансовых ограничениях в отношении размеров государственных субсидий и других видов поддержки отечественных сельскохозяйственных производителей. Тем самым императив максимально эффективного использования рассматриваемых инструментов регулирования выступает на первый план. 4.2.4. Потенциально - конкурентоспособный сектор (ПКС). Стратегия активных структурных преобразований призвана быть реализована в максимальной мере именно в потенциально конкурентоспособном секторе, призванного в будущем в значительной своей части трансформироваться в постиндустриальный сектор. Это напрямую связано с грандиозностью задач становления здесь рынков действительно конкурентоспособной по мировым меркам продукции. Речь идет в первую очередь о формировании производственного потенциала для внедрения новейших высоких технологий главным образом в ходе реструктуризации и конверсией действующих предприятий ВПК, как это и было предусмотрено официальной Правительственной программой70. Именно кардинальное технологическое обновление, имея в виду прежде всего так называемые SIM и SALS технологии, даст возможность добиться столь необходимого многократного (в 1030 раз) повышения производительности и тем самым устойчивой конкурентоспособности на внешних и тем более внутреннем рынках. Сказанное относится к новым рынкам продукции “двойного” и сугубо потребительского назначения (где прежде всего будут применяться будущие информационные, микроэлектронные и биологические технологии), а также некоторым традиционным отраслям ВПК (атомной, космической и ряду других видов деятельности), где технологический уровень продолжал совершенствоваться при сохранении приемлемой динамики производственного выпуска и производственный мощностей. Именно эти сегменты промышленного рынка наиболее успешно способны интегрироваться в мировой рынок высоких, наукоемких технологий (по прогнозам специалистов, до 1/4 всего мирового рынка наиболее важных, так называемых макротехнологий, емкость Собрание законодательства РФ. 1998, № 26, ст. 3081.

161 которого оценивается в 84 млрд. долл. в 2010 г., может быть занято в перспективе отечественными производителями). Постиндустриальная трансформация ПКС невозможна и без фронтального развития рынков инноваций по всем регионам страны, связанного с распространением техноградов и технопарков, инкубаторов венчурного наукоемкого бизнеса и самих венчурных фирм, лизингового бизнеса и патентной деятельности. Изменение структуры расходов в рассматриваемом секторе в пользу затрат на высоко эффективные НИОКР является долгосрочным стратегическим императивом. Соответственно, крайне велики потребности в высокоэффективных инвестициях, в существенной своей части задельных, именно в рассматриваемом секторе. На настоящий момент ограниченность здесь инвестиционных ресурсов главным образом проявляется в незначительности источников самофинансирования на фоне огромной задолженности многих предприятий, в том числе в высокотехнологичных подотраслях и крайне слабом участии внешних инвесторов, прежде всего коммерческих банков. В то же время, согласно результатам многих исследований, в долгосрочном плане потенциал возможного привлечения отечественных и зарубежных инвестиций весьма велик, имея в виду высокий технологический и кадровый потенциал бывшего советского ВПК71. Но для этого должны быть устранены очень серьезные препятствия. Важнейшее из них заключается в явной неприемлемости некоторых результатов приватизации в рамках ВПК. Во многих случаях дорогостоящее оборудование высокотехнологичных предприятий оказалось приватизировано за бесценок. Многие из этих предприятий подверглись неоправданному дроблению, вследствие чего произошла утрата их организационно-технологического единства и, одновременно, существенное удорожание продукции вследствие потери ”экономии на масштабах”. По сути дела сложившийся круг частных (негосударственных) акционеров в рассматриваемом секторе неспособен к проведению его широкомасштабной инвестиционной “накачки” и структурной перестройки, столь жизненно необходимой для российской экономики в целом. С учетом сказанного, секторная политика применительно к ПКС призвана включать в себя прежде всего жесткие дискредитационные решения. Речь идет о существенной корректировке результатов приватизации предприятий, имеющих стратегическое значение.

А.Братухин,А.Куличков, В.Калачанов. Конверсия авиакосмического комплекса России. М., 1995г.;

Зелтынь А.С. Трансформация российской промышленности и направления государственной политики. ЭКО, 1999, № 5.

162 Приватизированная доля собственности должна быть выкуплена назад в собственность государства (видимо, на условиях компенсации первоначальных затрат с учетом официальной инфляции) и, затем, продана через аукцион действительно стратегическим инвесторам, включая транснациональные иностранные компании. В отношении таких предприятий должны быть приняты меры по инвестиционной государственной поддержке эффективных проектов структурной перестройки производства путем предоставления антиципационных кредитов. При этом требуется добиться тщательно обоснованного эшелонирования этих проектов в рамках секторных инвестиционных программ (они подробно рассматриваются в главе 5). В данной связи очень существенное значение приобретает скорейшее осуществление процедуры банкротств финансово-несостоятельных предприятий в рассматриваемом секторе. Они должны быть подвергнуты ускоренной реорганизации, что предполагает распродажу или скрапирование избыточного оборудования под государственным контролем. В отношении финансово несостоятельных предприятий целесообразно применять обычный режим санации, включая ускоренную реорганизацию (до 1 года). Последнее также предполагает широкомасштабное скрапирование и распродажу избыточного оборудования. Более того, во многих случаях вероятно целесообразно принятие решений о закрытии отдельных нерентабельных, заведомо неконкурентоспособных производств. Масштабы их сокращения неизбежно будут весьма значительными: вполне правомерно в программе конверсии и реструктуризации оборонной промышленности предполагалось мощностей в ВПК более чем на 30%. Другим очень весомым препятствием для эффективного с финансовых позиций инвестирования является крайне медленное внедрение и тиражирование ресурсосберегающих технологий и в ПКС, прежде всего в силу отсутствия финансовых источников. За короткие сроки должны быть осуществлены задельные инвестиции для внедрения ресурсосберегающих технологий и других необходимых решений. С учетом сложившегося выбытия мощностей в большинстве отраслей бывшего ВПК, долю государственного участия правомерно прогнозировать на уровне не менее 50%. Именно благодаря задельным инвестициям призваны быть сделаны решающие шаги по реструктуризации ВПК, связанные помимо перестройки организационно-управленческого механизма и с реорганизацией и ликвидацией неэффективных производств, конверсией потенциально-конкурентоспособных видов деятельности и, самое главное, восстановлением научно-технического потенциала предприятий – носителей высоких технологий. сокращение 163 За период 1990-1998 гг. резко упала и инновационная активность в отраслях ВПК. Реализуемые на сегодняшний день государственные программы, конечно, не могут выправить положение. Только в самый последний период (в 1999-2000 гг.) отмечаются определенные позитивные сдвиги в инновационной сфере ВПК, выразившиеся в значительном росте объемов НИОКР. Давно общепризнанно, что в области высоких технологий и смежных с ней сфер нельзя обойтись без финансовой поддержки инновационного процесса. Помимо венчурного бизнеса требуется и прямое финансирование, в основном на безвозмездной основе, разработок и распространения так называемых критических технологий в соответствии с их определенным перечнем в рамках Федеральных научно-технических программ. Переходя к рассмотрению долгосрочных перспектив развития ПКС, хотелось бы подчеркнуть следующий тезис. Главным результатом активной государственной поддержки процесса капиталообразования в данном секторе призвано стать создание плацдарма для эффективного производственного роста. Речь идет о кардинальном повышении возможностей как увеличения производственного выпуска за счет увеличения фондоотдачи, так и выгодного, исходя из финансовых критериев, вложений собственного капитала. При условии кардинального повышения текущего уровня ожидаемой доходности инвестиций откроется шлагбаум для широкомасштабного коммерческого кредитования, особенно из зарубежных финансовых источников (коммерческих банков, инвестиционных фондов). Особенно приоритетным направлением рассматриваемой секторной политики является реализация программ развития стратегических отраслей (таких, как космическая промышленность и фармацевтика), вбирающих в себя конкретные инвестиционные проекты с государственным участием. Здесь при благоприятных макроэкономических условиях и успешной структурной трансформации других, прежде всего смежных, отраслей вполне возможен, по оценкам специалистов, крупномасштабный прорыв на мировой рынок. При этом прогнозируется, что государственная поддержка необходимых инвестиций по этим сегментам рынка окупится по крайней мере в рамках среднесрочной перспективы. На наш взгляд, при разработке такого рода программ особое внимание должно уделяться повышению удельного веса в них продукции двойного и потребительского назначения. Только при условии создания весомого задела для успешной конкуренции на зарубежных рынках высокотехнологичной гражданской продукции, принимая во внимание глобальные долгосрочные прогнозы мирохозяйственного развития, достижима успешная полноценная интеграция отечественной экономики в мирохозяйственную систему.

164 Реализация в перспективе рассматриваемой секторной специфической политики предполагает четкое взаимосогласование решений по государственной поддержке инвестиций с применением инструментов сугубо текущего регулирования. Их выбор предопределяется главным образом императивом расширения выпуска в ПКС при постепенном достижении конкурентоспособности в соответствии с мирохозяйственными критериями. Так, эффективность поддержки ПКС в виде задельных инвестиций с государственным участием и применения других стимуляторов инвестиций и инноваций будет напрямую зависеть от ожидаемого изменения спроса на его продукцию, притом в основном в ближайшей перспективе внутреннего производственного спроса. Позитивные межотраслевые взаимодействия в данном направлении могут быть усилены посредством применения инструментов стимулирования выпуска и других текущих экономических процессов в данном секторе. В числе этих инструментов традиционные финансовые стимуляторы предложения должны применяться крайне избирательно исходя из четко обоснованных критериев72. Сообразуясь с мировым опытом, в случае нормализации государственных финансов и благоприятной мирохозяйственной конъюнктуре правомерно расширение налоговых льгот для стимулирования расширения предложения в новых, в основном высокотехнологичных направлениях деятельности. Таким путем может быть достигнут и значимый косвенный эффект роста спроса на продукцию, производимую в других отраслях ПКС. Менее объемен потенциал расширения спроса на потребительскую продукцию данного сектора. Тем не менее, в перспективе вполне реальным станет появление на рынках бытовой техники новых конкурентоспособных отечественных товаров. Производство этих товаров правомерно стимулировать с помощью налоговых льгот на период их первоначальной рыночной адаптации. Финансовые и другие льготы, непосредственно направленные на стимулирование расширения занятости, видимо, могут быть оказаны тем производителям в ПКС, которые выполняют заказы для общественного сектора экономики (как, например, производители медицинской техники). В то же время более масштабные меры государственной поддержки по содействию занятости в конверсионных подотраслях в ближайшей перспективе представляются едва ли оправданными. Здесь, как ни в каком другом секторе, необходимо скорейшее достижение приемлемой конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей, что предполагает полный отказ от консервации рабочих мест.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.