WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

«АКАДЕМИЯ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ _ МАРТЫНОВ Аркадий Владленович СТАНОВЛЕНИЕ И РЕГУЛИРОВАНИЕ СТРУКТУРЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ: КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

По данным за 1998 г., ее уровень превышал общепромышленный в цветной металлургии - в 1,95 раза, в газовой промышленности -в 4 раза, в нефтедобыче -в 3 раза, в нефтепереработке -в 2 раза, в угольной -1,8 раза и в черной металлургии -в 1,35 раза.

58 доходов через трансакционные потоки и сопутствующего самому существованию естественной монополии (этот вопрос специально рассмотрен в Приложении 1). Кроме того, несмотря на достаточно высокие доходы, получаемые многими производителями в рассматриваемых отраслях (за исключением электроэнергетики в последний период), значимых позитивных результатов инвестиционной деятельности в них до сих пор не наблюдается. Это связано с недостаточностью самой коммерческой мотивации в производственной реструктуризации и модернизации, прежде всего связанной с преодолением технологического разрыва в ресурсопотреблении относительно мирохозяйственных стандартов, со стороны возникших монополий и олигополий в сырьевой сфере в условиях отсутствия серьезной рыночной конкуренции. Следует акцентировать внимание на том моменте, что специфика российского “внерыночного” монополизма состоит в явно долговременном воздействии на всю структуру национальной экономики. Новые российские олигополии, действующие в основном в рамках рынков, близких к естественной монополии, при объективном разрыве внутренних и мировых цен и сложившихся формальных и неформальных институциональных условиях оказываются заинтересованными в неполном удовлетворении потенциального спроса других производителей и домохозяйств. В результате на соответствующих рынках имеют место долговременные структурные изъяны, значимые в макроэкономическом масштабе. Также позитивное развитие национальной экономики серьезно сдерживает неблагоприятное состояние значительной части ВПК (включая конверсионный сектор). Согласно официальным данным, конверсионная продукция в очень большом числе случаев оказывается неконкурентоспособной даже на внутреннем рынке. Недостаточно высока и степень использования производственного потенциала при выпуске военной продукции, судя хотя бы по сохраняющемуся неприемлемо низкому уровню загрузки мощностей в машиностроительных отраслях. В целом, по оценкам специалистов, в отраслях ВПК удельный вес так называемых резервных мощностей на порядок выше, чем в гражданских машиностроительных отраслях (за исключением электротехнической промышленности, тесно связанной с ВПК). О низкой эффективности свидетельствует и продолжающееся до последнего времени существенное падение фондоотдачи в подотраслях машиностроения, в основной своей части входящих в состав ВПК. По сути дела в настоящий период потенциальное предложение отечественных продуктов высоких и наукоемких технологий отстает от существующего спроса на них на мировом рынке. Однако для преодоления этого дисбаланса очевидно требуется широкомас 59 штабная производственная модернизация, невозможная при отсутствии регулирующего вмешательства (эта проблема рассматривается далее в главе 5). До настоящего момента в рассматриваемом секторе наблюдается и явное несоответствие между потребными капиталовложениями для эффективной реструктуризации и модернизации и размерами их фактического финансирования. В существенной мере это объясняется тем, что действие чисто рыночных регуляторов, объективно складывающихся под влиянием текущих факторов рыночной конъюнктуры, не в состоянии обеспечить приток потребного капитала из “внешних” источников. Хотя состояние производственной активности в большинстве отраслей ВПК в послекризисный период по сравнению с периодом 1990-1998 гг. отличается повышенной динамикой (особенно в отношении объемов НИОКР, технологической продукции для легкой промышленности и перерабатывающих сельскохозяйственных подотраслей), согласно имеющимся данным, существенного роста эффективности использования текущих материальных и инвестиционных ресурсов здесь не наблюдается. Без этого не представляется возможным формирование конкурентоспособного постиндустриального сектора, объединяющего высокотехнологичные и наукоемкие виды производственной деятельности, в соответствии с императивами развития в начале XXI века. Тем самым отсутствие масштабной модернизации в рассматриваемом секторе (группе отраслей) сдерживает формирование слоя конкурентоспособных отечественных производителей в других отраслях реальной сферы. По-прежнему сильное тормозящее влияние, несмотря на произошедшие структурные перемены, на ход экономического развития оказывает и состояние аграрного сектора. Неудовлетворительное обеспечение потребностей населения по приемлемым ценам в продовольственных товарах прямо связано с низким с точки зрения мировых стандартов уровнем эффективности сельскохозяйственного производства. Неконкурентоспособность значительной части аграрных производителей обусловливает высокую вероятность возобновления импортной экспансии продовольственной продукции. Ситуация усугубляется и сохраняющимся явным инвестиционным дефицитом в данном секторе, прежде всего проявляющимся в крайне слабой модернизации его технической базы. Как следствие, деформированной оказывается структура потребления мало- и среднедоходных групп населения и в большинстве регионов воспроизводится унаследованный от внерыночной эпохи социальный разрыв между городом и селом, в свою очередь представляющий собой весомое ограничение национального экономического прогресса.

60 Наряду со сказанным, устойчивому общеэкономическому росту препятствуют очень существенные масштабы депрессивного сектора, включающего в себя целый ряд отраслевых рынков. Все также слишком низкой остается производственная и финансовая эффективность в угольной промышленности (несмотря на рост выпуска в последний период), гражданском судостроении, промышленности средств связи, электронной промышленности и ряде других депрессивных подотраслей. При этом длительное время на этих рынках наблюдался явный инвестиционный “голод”, только в самый последний период (1999-2000 гг.) ситуация изменилась к лучшему вследствие поддержки государства и международных финансовых организаций. Множество примеров свидетельствует о том, что наиболее перспективные производители в депрессивных отраслях нередко оказываются в ситуации производственного коллапса в силу отсутствия стратегических инвесторов и кредиторов, готовых пойти на высоко рискованные капиталовложения. Принципиально важно, что перелив этого избыточного капитала на другие сегменты рынка оказывается невозможен в силу сложившихся рыночных и особенно социальных условий. Приемлемо только постепенное сокращение избыточного предложения относительно внутреннего платежеспособного спроса главным образом со стороны предприятий других отраслей, посредством целенаправленного регулирующего вмешательства, связанного с распродажей и скрапированием оборудования, реализацией программ переквалификации и передислокации трудовых ресурсов. В макромасштабе отсутствие такого рода реструктуризации на депрессивных рыночных сегментах, призванной иметь следствием сокращение здесь значительной части производственных мощностей, компенсируется чисто административным регулированием соответствующих материальных потоков в ущерб интересам производителей в смежных отраслях и, следовательно, связанных с ними тесными контрактными связями производителями из других отраслей. Наконец, весомым ограничением эффективного роста реальной сферы выступает, как следует из рассмотренных структурных тенденций, недостаточное развитие малого 61 бизнеса. Здесь наблюдается очень медленный прогресс28. Согласно официальным данным, за прошедший год (1999 г.) число малых предприятий в промышленности и строительстве практически не увеличилось. И в рассматриваемом секторе наблюдается превышение потенциального спроса над фактическим предложением. Для его кардинального расширения требуется как предпринимательская инициатива, так и совершенствование производственной базы малого бизнеса. В свою очередь последнее остается крайне затруднительным в большинстве случаев в силу неблагоприятных условий, прежде всего большой степени риска (достаточно упомянуть хотя бы “давление” криминалитета) и высоких относительных цен на ресурсы, для необходимых производственных инвестиций. Во многих регионах уровень развития малого предпринимательства продолжает оставаться на «нулевом» цикле, тем самым до сих пор не просматриваются перспективы становления стабильных и относительно самодостаточных локальных товарных рынков, главным образом потребительских товаров и услуг. Как следствие, тормозится распространение видов рыночной деятельности, отличающихся высоким качеством, и не происходит значимого увеличения слоя эффективных собственников, позиции теневого бизнеса остаются ключевыми в рассматриваемом секторе реальной сферы. В макромасштабе это проявляется как очень существенное ограничение на пути к долговременному экономическому подъему. Таким образом, следует констатировать, что в течение всего длительного периода рыночного развития сохраняли свое негативное действие структурные деформации, обусловливаемые функционированием первичных отраслей, аграрного сектора, отчасти ВПК, целого ряда производственных отраслей (подотраслей), находящихся в депрессивном состоянии, и в значительной части сектора малого бизнеса. В связи со сказанным резонно поставить перед собой следующий вопрос в русле рассматриваемой в данной работе проблематики: какие последствия вызывают рассматриваемые структурные деформации в макромасштабе?

Конечно, можно привести массу примеров успешной деятельности в сфере малого бизнеса. Его от дельные направлениям, где используется высокопроизводительное малокапиталоемкое оборудование (минипекарни, мини-заводы по производству пива и колбасных изделий и др.), давно доказали свою инвестиционную привлекательность, прежде всего с точки зрения быстрой окупаемости (не более 1,5-2 лет). Однако эти отдельные успехи не меняют общей картины.

62 Можно однозначно утверждать, что они находят свое проявление в функционировании обособленных рыночных сегментов, то есть относительно автономных от всех остальных, в рамках национальной экономики, длительное время находившейся в условиях автаркии от мирового рынка. Эта обособленность прежде отражается через дисбаланс между реальной потребностью на продукцию (услуги) «автономного» сектора, который может быть назван структурно деформирующим, со стороны других секторов и индивидуальных потребителей при существующих рыночных (ценовых) условиях между ними и фактически реализованным выпуском, складывающимся под дополнительным воздействием рыночных сил со стороны данного сектора. По сути дела речь идет о расхождении между потенциальным спросом при эффективном распределении ресурсов, за рамками данного сектора, и фактически реализованным спросом при сложившемся распределении ресурсов, в том числе и данном секторе. Следовательно, структурные деформации проявляют себя как лимитирующие факторы роста отдельных секторов: совокупный товарный выпуск на этих рынках оказывается существенно ниже своего потенциального уровня при полном использовании ресурсных возможностей. В то же время цены здесь оказываются, как правило, выше тех, при которых достигалось бы наиболее полное удовлетворение эффективного спроса. Как следует из полученных нами результатов экспериментальных расчетов, основанных на данных межотраслевых балансов за 1995 и 1997 гг. (см. Приложение 1), очень существенным лимитирующим фактором развития перерабатывающих промышленных отраслей выступала их зависимость от предложения первичных отраслей и транспорта, где уровни эффективности использования производственных ресурсов оставались неприемлемо низкими. При этом крайне значимыми (по нашим оценкам, на уровне 15-20% от фактических уровней цен) оказались размеры избыточной оплаты в перерабатывающих отраслях первичных ресурсов и услуг транспорта с точки зрения факторной эффективности. Вынужденная оплата потребителями (включая индивидуальных потребителей) в избыточных размерах товаров (услуг), производимых в структурно деформирующем секторе, вызывает неизбежное смещение ценовых пропорций относительно пропорций факторной эффективности. Как следствие, непосредственный эффект структурных деформаций проявляется и через инфляционный процесс, а точнее, структурную инфляцию. В конечном счете, происходит неблагоприятное повышение цен, обусловленное неэффективным распределением ресурсов и расширением зон извлечения экономически незаслуженных доходов.

63 Не менее важно проявление структурных деформаций в динамическом аспекте. Оно состоит прежде всего в недостаточности доходов и накоплений производителей и тем самым низкой кредитоспособности на структурно деформируемых рыночных сегментах. Сами возможности предоставления кредитов, прежде всего инвестиционных, со стороны внешних заемщиков, включая иностранных, оказываются весьма ограниченными. В результате длительное воспроизводство структурных деформаций в рамках товарного рынка отражается через долговременные секторные несоответствия между сбережениями (S) и потребными инвестициями (I) при вполне возможном сохранении общего экономического равновесия в традиционном его понимании: S< I Заметим, что по полученным нами оценкам (см. Приложение 1), в существенной мере такого рода секторный дисбаланс мог бы быть уменьшен в случае нейтрализации факторов, вызывающих избыточную оплату материальных ресурсов и производственных услуг в перерабатывающих отраслях (особенно в машиностроении и в лесной и в целлюлёзно-бумажной промышленности). Непосредственно на макроуровне лимитирующее и дестабилизационное влияние структурных деформаций в первую очередь проявляется на состоянии реальной сферы национальной экономики как совокупности ее отдельных секторов. Недостаток совокупного спроса на товары и услуги и недостаток совокупного спроса на производственные инвестиции - таковы неизбежные сопутствующие факторы структурных деформаций. Согласно результатам проведенных расчетов, представленных в Приложении 1, по перерабатывающим промышленным отраслям доля такого неполного удовлетворения промежуточного спроса относительно его фактического уровня составляет более 10%, а в отношении инвестиционного спроса – порядка 6-7%. Кроме того, как следует из основных характеристик структурных деформаций, избыточная «оплата» производственных факторов в рамках структурно деформированных сегментов рынка вкупе с нерациональным уровнем производственных затрат и недостаточным уровнем инвестиций на связанных с ними других сегментах рынка прямо обусловливают недостаточно привлекательную рентабельность капитала в рамках значительной части реальной сферы. Это в свою очередь через действие механизма открытого финансового рынка сказывается на общем инвестиционном рейтинге национальной экономики и, главное, на уровне процентных ставок за долгосрочный кредит - они оказываются слишком 64 высокими. И в случае открытия каналов для экспорта капитала более выгодными оказываются вложения в зарубежные проекты, особенно по отраслям, подверженых влиянию структурных деформаций. В целом макроэкономическое (макрофинансовое) денежное равновесие, достигаемое в условиях глубоких структурных деформаций, оказывается неэффективным с точки зрения соотношения между потреблением и накоплением, складывающегося под влиянием недостатка накоплений в реальных секторах и, конечно, оттока капитала из страны. В первую очередь это имеет следствие неблагоприятное смещение долгосрочной ставки процента в силу двух главных причин: во-первых, вследствие низкого уровня банковских депозитов и дефицита ресурсов накопления в реальной сфере потребность в долгосрочных кредитах оказывается изначально ограниченным;

во-вторых, совокупные размеры кредитования реальной сферы из внутренних и внешних источников оказывают лимитируемыми недостаточной здесь производственной и инвестиционной активностью. В результате ставка долгосрочного процента в заведомо неполной мере отражает исходное соотношение между совокупными сбережениями и совокупным потреблением. Величина этого показателя, складывающаяся в рамках суженных под влияние структурных деформаций рынков производственных инвестиций, оказывается неизбежно выше долгосрочной, так называемой социальной ставки дисконта, отражающей степень предпочтения текущего потребления будущему. Вполне закономерно, что в течение длительного периода в ходе российской рыночной реформы (в 1995-1997 гг.) реальная ставка процента по долгосрочным ссудам оставалась запредельной, несмотря на высокую норму личных сбережений (превышавшей 20%) и высокую норму капитализации прибыли. Впрочем, данный парадокс объясняется и действием общих дестабилизационных факторов, приводящих к долларизации личных сбережений и их массовому вывозу за рубеж. Наряду со сказанным, макроэкономические последствия структурных деформаций также зримо отражаются через состояние платежного баланса и в целом внешнеэкономического оборота. Бегство капитала и недостаток инвестиций для необходимого самофинансирования реальных секторов национальной экономики однозначно способствуют дефициту платежного баланса. Не менее важно и то, что неконкурентоспособность на уровне отдельных секторов, вызванная структурными деформациями, негативно сказывается на размерах экспорта и, соответственно, экспортно-импортном соотношении на макро уровне. Как 65 следствие, складывающийся при рассматриваемых условиях рыночный обменный курс национальной валюты, соответствующий на практике состоянию равновесия платежного баланса, отражает деформации структуры экспорта и импорта. Процесс воспроизводства структурных деформаций в конечном счете приводит к избыточному росту цен на неконкурентные товары в сравнении с динамикой цен на конкурентные товары в целом в рамках внутреннего рынка. Это реально проявляется в долговременном западении обменного курса рубля и серьезной относительной инфляции доллара. В любом случае рыночный плавающий обменный курс не «расчищает» цены на рынках конкурентных на мировом рынке товаров и неконкурентных товаров относительно друг друга, что считается оптимальным для развивающейся экономики. Нельзя обойти вниманием и значимое макроэкономическое влияние структурных деформаций и на состояние государственных финансов. Уменьшению размеров фискальных доходов очевидно способствуют неполное использование производственного и инвестиционного потенциала и «бегство» национального капитала. В то же время с увеличением государственных расходов объективно сопряжены решения по смягчению экономических и социальных последствий структурных деформаций, особенно в отношении депрессивных отраслей и необходимой защиты отечественных производителей в ряде других отраслей. Избыточная нагрузка на государственный бюджет, возникающая вследствие указанных причин может вызвать известный эффект «вымывания» частного капитала и уменьшение рыночных инвестиций. Следует отметить, что вследствие крайне многообразных и многопластовых условий, определявших ход рыночных реформ в нашей стране, в макромасштабе дестабилизирующее влияние структурных деформаций «накладывалось» на дестабилизирующее воздействие других экономических процессов, прежде всего происходивших в финансовой сфере, а также различных процессов социального и институционального характера (как, например, неоправданно льготная приватизация в сырьевых отраслях). Тем не менее, можно со всей определенностью засвидетельствовать крайне существенную роль структурных изъянов реальной сферы в наступлении финансового кризиса 1998 г. Особенно велико было дестабилизирующее значение фактора высоких сырьевых цен, в которые не вписывались большинство промышленных предприятий. Потребление многими потребителями материальных ресурсов, особенно энергетических, в долг и обусловлено в решающей мере 66 «кризис неплатежей» и беспрецедентный рост долгов. Фактически повышение производственного выпуска на большинстве промышленных предприятий было инициировано ожиданиями получения высоких текущих доходов, столь необходимого для возврата долгов по ранее взятым кредитам, погашения задолженности по заработной плате и др., за счет уменьшения текущих финансовых расходов29. Таким образом, исходя из сказанного, правомерно сделать вывод о воспроизводстве на макроуровне структурных изъянов –структурных ограничений поступательного развития национальной экономики. Почему же механизмы рыночного саморегулирования оказываются не в силах нейтрализовать проявление структурных деформаций? Для ответа на поставленный вопрос рассмотрим, какое влияние на структурные деформации, оказала рыночная либерализация наряду с процессом приватизации. Остановимся, сначала, на основных направлениях внутренней либерализации, касающихся соответственно товарных рынков, финансовых рынков и рынка капитала. Нельзя не констатировать, что переход к рыночным ценам в России привел к исчезновению товарного дефицита, ослаблению государственного патернализма и развитию частного предпринимательства. Однако проведенная ценовая либерализация отнюдь не устранила доминирование монополий или олигополий на многих рынках. Более того, к монополистическим/олигополистическим производителям, представляющим собой бывшие государственные объединения (предприятия), добавились новые монополистические группы в торговой сфере, в частности в лице бывших внешнеторговых объединений. В силу очевидной мотивации данных рыночных агентов к максимизации прибыли происходит уменьшение предложения ресурсов (товаров), на которые ранее предъявлялся повы Нами специально изучались причины роста общепромышленного выпуска в 1997 г., главный вклад в который внесли две отрасли - машиностроение (возрос на 3,5%) и химической и нефтехимической промышленность (возрос на 2%). Данные результаты оказались сопряжены с колоссальными неплатежам, особенно за энергоносители (в машиностроении неплатежи поставщикам составили более 40% от выпуска, в химии и нефтехимии - около 30%). По сути дела повышение потребления в долг в условиях кризиса неплатежей материальных ресурсов, особенно энергетических, инициировало увеличение загрузки мощностей в данных отраслях за счет “восстановления” прежних технологических способов широкомасштабного выпуска продукции.

67 шенный спрос, при одновременном взлете цен на них, ранее централизованных устанавливаемых, посредством автоматической накидки высокой нормы прибыли на затраты30. Как уже отмечалось, в наиболее полной мере тенденции монопольного ценообразования проявили себя в первичных отраслях и в рамках магистральной инфраструктуры. Действующие здесь производители вместе со своими торговыми и прочими партнерами (посредническими организациями) получили возможность извлекать сверхприбыль, фактически выступающей в виде рентных доходов на продукты естественной монополии. В данной связи важно иметь в виду следующий принципиальный момент рыночной трансформации в России. Хотя собственно ведомственная монополия на приоритетное распоряжение и использование определенных ресурсов исчезла с переходом к рынку, прежние отраслевые внерыночные монополии проявляют себя в новом качестве, в основном как совокупность олигополий сугубо отраслевого характера. Фактическим итогом «шоковой» либерализации товарных рынков и проведенной приватизации в производственной сфере стало усиление позиций ведомственной номенклатуры, в том числе на уровне крупных бывших государственных предприятиях, непосредственно связанного с ней торгово-посреднического бизнеса. Опираясь на многие проведенные исследования, можно утверждать, что именно ведомственная бюрократия в большинстве отраслей фактически контролирует акционерный капитал, сформированный в итоге приватизации. Только по отдельным отраслям (как пищевая промышленность) наблюдается значительный прилив капитала извне – как отечественного, так и иностранного. По сути дела на смену ведомственным отраслевым институтам, заинтересованным в отраслевой автаркии, пришли экономические институты, чей общий корпоративный интерес заключается в сохранении максимальной закрытости своих отраслевых рынков относительно конкурентов. В результате господство над многими товарными рынками получили «новые» монополии/олигополии, фактически устанавливающие монопольные цены на сегментах рынка, где не действует механизм конкуренции, приводящий к росту спроса и снижению издержек. Действующие здесь производители и их партнеры посредством искусственного вздувания цен имеют возможность с лихвой компенсировать свои финансовые потери от Надо учитывать крайний разброс в условиях несовершенного рынка рациональных стратегий поведе ния предприятий, в значительном числе случаев отличающихся от максимизации прибыли.

68 снижения объемов выпуска и просто не заинтересованы в дополнительных инвестициях, связанных с реструктуризацией и модернизацией. В наиболее полной мере последствия ведомственного монополизма обнаруживают себя в первичных отраслях. Функционирующие здесь бывшие социалистические предприятия фактически являются монополистами в отношении располагаемых ими невоспроизводимых ресурсов, доставшихся им за бесценок в результате приватизации. Как известно, за достаточно длительный постприватизиционный период существенного притока производственного (не финансового) капитала в первичные отрасли так и не произошло. Так называемый феномен инсайдерского контроля31, когда первоначальные владельцы удерживают под своим контролем почти весь акционерный капитал, очень зримо проявился именно в первичных отраслях. Фактически собственностью, как и в начале приватизационного процесса, распоряжаются представители влиятельной ведомственной бюрократии вкупе с узким слоем их финансовых и других партнеров и региональные администрации (значимое участие в акционерном капитале предприятий рассматриваемых отраслей региональных органов власти наблюдается повсеместно). В связи с этим вполне объяснимой представляется полная неудача проведения открытых инвестиционных конкурсов, в том числе с привлечение иностранных участников, именно в рассматриваемых отраслях. Таким образом, прежние внерыночные институциональные ограничения структурных преобразований, проявлявшие себя в рамках производственных отраслей, трансформируются в ограничения, обусловленные уже функционированием рыночных институтов в рамках соответствующих отраслевых рынков. Впрочем, рассматривая последствия либерализации товарных цен, нельзя игнорировать возможность ее позитивного влияния на структурные изменения в реальной сфере, выражающиеся в «отсекании» неэффективных способов производства, прежде всего технологически устаревших. Однако, как однозначно позволяет судить российский опыт, мгновенная, «шоковая» либерализация приводит не только к падению спроса на ранее навязываемые потребителям товары и услуги, но и к обвальному вымыванию соответствующих товарных рынков и их полному замещению импортными товарами. Сказанное, прежде Этот вопрос специально рассмотрен в работе: В.А. Крюков. Институциональная структура нефтегазо вого сектора: проблемы и направления трансформации. Новосибирск,1998.

69 всего относится к основной части отечественного сельского хозяйства, ряду подотраслей легкой промышленности, угольной промышленности, судостроительной и др. Общеизвестно, что запуск на полную мощность саморегулирующегося рыночного механизма в отраслях, находящихся в депрессивном состоянии, неприемлем. Он приводит к преодолению соответствующих «внешних» ограничений очень высокой ценой, выражающейся в потере производственно-квалификационного потенциала и социальной нестабильности. Как однозначно свидетельствует международный опыт, наименее затратный путь преодоления ограничений структурных сдвигов, обусловленных наличием кризисных отраслей, состоит в постепенном сокращении производственных мощностей и рабочих мест при параллельном формировании конкурентной среды, по крайней мере, относительно других отраслей национальной экономики, и осуществлению социальной поддержки высвобождаемых работников. К сожалению, в первоначальный период радикальной рыночной реформы ценовая либерализация была проведена без учета кризисной ситуации в указанных производственных отраслях. Как следствие, резко усилившаяся социальная напряженность, особенно в отдельных регионах (в частности в угледобывающих), вынудило государство пойти на искусственную поддержку фактически избыточных рабочих мест путем сокращения рабочего дня и проведение других экономически неэффективных мер. Вторым важнейшим направлением радикальной рыночной реформы явилась либерализация отношений в кредитно-денежной сфере, прежде всего в банковском секторе. Ей, как известно, отводилась особая роль в реформировании российской экономики. Предполагалось, что именно новые финансовые институты в лице коммерческих банков станут локомотивами рыночного развития, притом по наиболее приоритетным отраслям промышленности и нематериального производства. Однако в действительности до самого последнего времени, пока не были приняты решения по реструктуризации банковского сектора, развитие последнего не оказывало ощутимого позитивного влияния на состояние реальной сферы. Вместо этого неограниченная либерализация в кредитно-денежной сфере, ранее бывшей объектом полной государственной монополии, однозначно способствовала длительной финансовой дестабилизации. Наряду с известными макроэкономическими и структурными факторами сам по себе такой институциональный фактор, как слабо контролируемый банковский сектор, обусловливал усиление спроса на краткосрочные финансовые активы. Объективно в условиях 70 открытого внутреннего денежного рынка и общеэкономической дестабилизации коммерческий банковский сектор оказался непосредственно ориентированным на повышении стоимости краткосрочного кредита, обслуживающего внешнеэкономический оборот в части экспорта первичных ресурсов и импорта потребительских товаров, и другие каналы «делания горячих денег». По сути дела коммерческие банки в силу своего привилегированного положения, позволявшего им аккумулировать все свободные денежные ресурсы на внутреннем рынке, занимались преимущественно выгодными текущими финансовыми операциями и были незаинтересованными в финансировании даже эффективных по международным стандартам производственных инвестиций. За весь период 1992-1998 гг. доля долгосрочных кредитов в совокупном объеме банковских кредитов не превышала 6%. При этом максимальной величины данный показатель достигал в период 1993-1994 гг., когда, по оценкам экспертов, под видом долгосрочных кредитов банки фактически увеличивали свою собственность в виде личной недвижимости, торговых центров, оптовых баз и других объектов, имеющих высокую рыночную ценность. Только в последнее время сформировался ряд финансово-промышленных групп при лидирующей роли в них крупных коммерческих банков, которые наряду с РАО Газпром участвуют в реализации весомых инвестиционных проектов в производственной сфере. Однако макроэкономический эффект осуществляемого таким путем межотраслевого перелива капитала невелик, притом он существенно снизился после августовского кризиса 1998 г. Тем самым развитие частных финансовых институтов прямо слабо повлияло на трансформационные процессы в реальной сфере, особенно на движение потоков реального капитала. В то же время косвенным образом такого рода влияние обнаруживает себя через смычку интересов банковских групп с интересами монополистов/олигополистов в реальной сфере, прежде всего опять-таки в первичных отраслях. Существует масса свидетельств в пользу того, что консолидация олигархических интересов банковских и промышленных групп в условиях незрелого российского рынка произошла в максимальных масштабах32. Переходя, далее, к рассмотрению влияния либерализации рынка капитала на структурные изменения в реальной сфере, нельзя не принять во внимание следующее важнейшее обстоятельство. Российская ваучерная приватизация в силу своего организационного См., например: Симония Н.А. Россия в современном мире: проблемы и перспективы. Общество и эко номика, N 3-4, 1999.

71 механизма не могла привести к реальной демократизации отношений на рынке капитала и широкому распространению прав собственности на капитал. Став обладателями бывшей государственной собственности за бесценок, новые владельцы оказались заинтересованными в максимальном получении выгод от роста капитализации своих акций, не допуская к ним новых инвесторов. Кроме того, существенной автономизации развития рынка капитала относительно рыночной трансформации реальной сферы способствовал процесс финансовой дестабилизации, особенно касающийся бюджетной сферы.

Как показано в многочисленных исследованиях, условия равновесия на рынке капитала, во всяком случае, в границах фондового рынка, предопределялись конъюнктурой на рынках краткосрочных ценных бумаг, прежде всего ГКО, в свою очередь очевидно зависящей от степени дефицитности государственных финансов. Крайне сильный спекулятивный налет, сопровождавший операции с заведомо высокодоходными, вследствие огромного бюджетного дефицита, государственными ценными бумагами, неизбежно переносился на рынки корпоративных ценных бумаг. Операции с ними носили в основном краткосрочный характер, преследуя цель извлечения максимальной прибыли за счет роста котировок с учетом состояния конъюнктуры двух смежных рынков – государственных ценных бумаг и иностранной валюты (включая фьючерсный рынок). В основной своей массе портфельные инвестиции сопровождали процесс перераспределения существующей собственности в ходе ее ускоренной приватизации. Как показывают результаты приватизации, лишь в небольшом числе случаев среди частных акционеров появляются настоящие стратегические инвесторы, в дальнейшем осуществляющие серьезные производственные капиталовложения. Об этом свидетельствует и значительный отток поpтфельных инвестиций в период последнего мирового финансового кризиса осенью 1997 г. и последующих потрясений на мировом финансовом рынке в 1998 г. В результате значительное увеличение банковских активов и оборота акций ряда приватизированных предприятий, особенно в первичных отраслях, не выразилось в росте капитала в реальном, нефинансовом секторе. Можно заключить, что либерализация отношений на рынке капитала на базе российской модели приватизации значимо не повлияла на сдвиги в структуре производственного капитала. Рассматриваемый трансформационный процесс способствовал замещению производственного капитала финансовым и резкому усилению позиций на рынке капитала групп монополистических производителей. Так называемая «открытость» рынка капитала 72 благоприятствовала усилению внешних, относительно саморегулируемого рыночного механизма, ограничений структурных изменений, связанных с функционированием монополистических/олигополистических корпораций и связанных с ними финансовых групп. Не менее важно и то, что, несмотря либерализацию рынка капитала (в частности фондового рынка), уровень эффективности инвестиций и, соответственно, капиталоотдачи остался явно низким. Как убеждает весь опыт российского перехода к рынку, частные инвесторы выбирают быстроокупаемые проекты, не требующие значительных задельных инвестиций. Тем более в случае открытия каналов для экспорта капитала более выгодными оказываются вложения в зарубежные проекты, причем по тем же отраслям. Следовательно, даже при гипотетически благоприятном развитии процессов полной либерализации внутреннего рынка и приватизации сохраняется объективная причина предпочтения со стороны частного капитала инвестиций в другие направления деятельности по сравнению с инвестициями, направляемыми на преодоление первоначально низкого уровня производственной эффективности. Таким образом, внутренние потенции рынка, формирующегося на основе полной внутренней либерализации постсоциалистической экономики советского типа, явно не позволяют добиться преодоления ранее сложившихся структурных ограничений развития многих секторов реальной сферы. Их воспроизводство оказывается обусловленным действием мощных факторов «внешнего» характера, которое коренится в прошлой внерыночной системе экономических отношений. Но может быть желаемые позитивные структурные изменения могли бы быть достигнуты за счет импортозамещения и притока иностранного капитала в случае полной либерализации внешнеэкономических связей? В концептуальном плане такая позиция, определенно базирующаяся на классической теории сравнительных преимуществ внешней торговли, имеет веские аргументы “за”. Именно посредством замещения неконкурентоспособных товаров и неконкурентоспособных производственных процессов может быть достигнута наибольшая экономизация прямых затрат в процессе преодоления разрыва в производственной эффективности. Следует отметить, что по ряду направлений рыночной деятельности следствием внешнеэкономической экспансии стали существенные структурные сдвиги, которые были недостижимы, как было показано ранее, в рамках безрыночной среды. Прежде всего речь идет об увеличении доли личного потребления товаров и особенно нематериальных услуг в национальном доходе при определенном повышении потребительских стандартов в каче 73 ственном отношении, значительным расширении жилищного строительства, повышении роли ряда инфраструктурных подотраслей (телекоммуникационной связи, банковской и торговой деятельности, страховых услуг и др.). Именно на этих рынках наблюдалась значительная внешнеэкономическая экспансия, отражаемая через и товарные, и капитальные потоки, вследствие возникновения возможностей быстрого достижения благоприятных финансовых результатов. Вместе с тем, круг структурных сдвигов, связанных с внешнеэкономической либерализацией, оказался весьма узок. Они не коснулись структурных трансформационных процессов, предполагающих значительные и долговременные производственные инвестиции. Главная причина заключалась в отсутствии возможностей для осуществления иностранными производителями финансово выгодных инвестиций. В дополнение к этому в ходе российской рыночной реформы в полной мере проявили свое действие негативные макроэкономические факторы, предопределяющие значительные финансовые потери для иностранных инвесторов: неблагоприятная динамика курса национальной валюты, трудности с материально-техническим снабжением, неотработанность законодательных норм. В результате, как и следовало ожидать, внешнеэкономическая либерализация практически не затронула процессы, приводящие к воспроизводству структурных деформаций отечественной экономики. Крайне мизерная доля товарного импорта и иностранных инвестиций опосредствовала технологическую перестройку в первичных отраслях, реструктуризацию конверсионного сектора, сельского хозяйства и депрессивных отраслей, становление малого бизнеса в производственной сфере. Наряду со сказанным, следует учитывать сопряженные негативные издержки, однозначно связанные с проведением полной внешнеэкономической либерализации. Так, прямым следствием незамедлительного замещения отечественных товаров импортными и притока иностранного капитала в принципе является неограниченное падение стоимости ранее используемых производственного капитала и кадрового потенциала. Это может касаться как действительно неэффективных элементов прежнего капитала, так и потенциально-конкурентоспособных производственных технологий и оборудования, квалифицированной рабочей силы. Фактически в заведомо проигрышном положении перед зарубежными конкурентами оказываются даже производители, обладающие эффективными финишными технологиями. У них нет достаточных финансовых ресурсов для существенного изменения производственной программы, организации новых хозяйственных связей и, глав 74 ное, вхождения на зарубежные рынки - то есть того стартового капитала, который должен быть очень значителен для достижения рыночной конкурентоспособности. В любом случае перед отечественными производителями, если они хотят стать полноценными участниками открытого конкурентного рынка, возникает проблема кредитоспособности - в их успехе должны быть уверены банки или другие кредиторы. Как показывает фактическое развитие финансовых рынков в постсоциалистических странах, большинство предприятий с национальным капиталом испытывают затруднения даже в получении кредитов для пополнения оборотных средств для быстрого увеличения экспортных поставок33. В случае полной внешнеэкономической либерализации не является панацеей и создание совместных предприятий с значительным участием иностранного капитала. Несмотря на отсутствие во многих случаях трудностей с начальным капиталом и получением кредитов, и эти предприятия оказываются в очень сложных финансовом положении в период перестройки производственной деятельности на выпуск конкурентоспособной продукции. Кроме того, даже по потенциально-конкурентоспособным видам деятельности участие в совместных предприятиях с значительной долей иностранной собственности отечественного капитала может быть финансово невыгодным вследствие его объективно низкой начальной стоимости на мировом рынке. Также очень значим косвенный эффект внешнеэкономической либерализации в отношении инфляционных процессов. Он главным образом проявляется в быстром, скачкообразном повышении отечественных цен на отдельных сегментах рынка. Рост цен на экспортабельных сегментах внутреннего рынка объективно вызывает повышение издержек на других его сегментах, даже в случае достижения умеренной общей инфляции за счет проведения жесткой кредитно-денежной политики. Раскручивание такого рода процесса структурной инфляции оказывается непреодолимым бременем, как показывает опыт стран СНГ, для многих производственных предприятий независимо от их форм собственности. В их число попадают и потенциально конкурентоспособные предприятия, которым просто не хватает времени для необходимой перестройки производственной программы в период инфляционных потрясений, прежде всего связанных с ростом цен на первичные ресурсы. Следовательно, в чистом виде переход на правила открытой экономики в период рыночной адаптации не приводит к преодолению глубоких структурных деформаций и См. Economic survey of Europe in 1994-1995. New York,1995.

75 неизбежно сопряжен с очень значительными потерями отечественного производственного капитала, сложившегося в условиях автаркии от мирового хозяйства. Итак, можно сформулировать ответ на ранее поставленный вопрос: существующие глубокие структурные деформации и их воспроизводство в рамках рыночной среды до сих пор предопределяются действием внерыночных, “внешних” факторов, которые не в силах нейтрализовать механизмы рыночного саморегулирования. Кардинальные позитивные изменения в ходе структурной трансформации национальной экономики станут возможными в случае регулирующего воздействия на процессы, объективно выходящие за границы саморегулирования рыночной системы на этапе ее становления.

Глава 2. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ СТРАТЕГИИ АКТИВНЫХ СТРУКТУРНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ РЕАЛЬНОЙ СФЕРЫ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ЭКОНОМИКИ 2.1. О состоянии государственной политики в области структурных преобразований.

Как известно, после определенного изменения экономической политики в конце 1992 г. вопросы структурных реформ не обходятся вниманием при принятии государственных решений. Вместе с тем следует констатировать, что до сих пор на правительственном уровне в полной мере не выработан стратегический курс в отношении структурного реформирования отечественной экономики. Такое заключение позволяет сделать ознакомление с официальными программными документами по вопросам структурного реформирования. Определенно критическое отношение вызывает изучение программ структурной перестройки или реструктуризации отдельных отраслей. Большинство из этих программ не подкреплены реальными финансовыми ресурсами и в них не предложено механизма для обеспечения целеориентации самих предприятий, ныне самостоятельных рыночных субъектов на решение задач структурной перестройки. Неясным остается основной момент 76 какие интересы могут мотивировать негосударственные предприятия к проведению структурной модернизации, неизбежно связанной со значительными инвестициями. Эта неясность усугубляется незавершенностью приватизационного процесса, прежде всего в плане формирования состава стратегических инвесторов. Фактически в указанных официальных документах содержится только перечень целей структурной перестройки отдельных отраслей, причем не определены приоритеты решения этих задач относительно друг друга. Такой “отраслевизм” экономической стратегии, как показывает еще опыт командного управления советской экономикой в 1970 годах, явно недостаточен. Современная постиндустриальная рыночная структура не может быть создана по узким отраслевым коридорам. Становление современного рынка капитала станет реальным, судя по всей мирохозяйственной практике, только при условии свободного межотраслевого перелива ресурсов и максимальной диверсификации производственной и финансовой деятельности рыночных субъектов. В целом представляется правомерным оценить как малопродуктивную практику принятия и тем более реализации программ структурной перестройки отдельных отраслей или подотраслей, которые направлены на автономное решение внутриотраслевых задач структурного реформирования в отрыве от состояния других отраслевых рынков и при недостаточном учете общей финансовой и инвестиционной конъюнктуры. Их непосредственная реализация, даже в гипотетическом случае изыскания потребных финансовых ресурсов, сопряжена с сохранением сегментации отраслевых рынков, что неприемлемо затрудняет дальнейшую масштабную модернизацию реальной сферы отечественной экономики. Конечно, нельзя обойти вниманием принятые правительственные решения по совершенствованию регионального экономического регулирования в соответствии с новой концепцией Федерализма. Долгосрочный курс на преодоление диспропорций в уровнях регионального развития, зафиксированный в ряде программ (в частности развития малых городов), следует оценивать как составную часть структурного преобразования отечественной экономики. К сожалению, происходившие процессы внеэкономического характера привели к тому, что регионам стала отводиться слишком большая роль в развитии всей производственной сферы, включая сырьевые отрасли и отрасли бывшего ВПК. В большинстве региональных программ предполагается самостоятельное участие региональных финансовых фондов, пополняемых, как известно, в значительной части из федерального бюджета, в 77 акционерном капитале промышленных предприятий, в том числе в отраслях естественной монополии. Неизбежным следствием такой практики становится нарушение нормального хода формирования конкурентных товарных рынков в масштабах всей страны: в одних регионах с относительно благополучным финансовым положением отдельные предприятия получают дополнительную поддержку, а их конкурентам в финансово неблагополучных регионах никакой поддержки не оказывается. Как следствие, до настоящего времени практическая реализация новой региональной политики не способствует преодолению структурных деформаций и даже, возможно, усугубляет их. На региональный уровень не может быть перенесено решение отраслевых и тем более межотраслевых проблем. Прерогативы региональных органов управления естественным образом ограничиваются рамками региональной экономики, основу которой призвана составлять региональная инфраструктура. В связи со сказанным, явно недостаточным, даже исходя из целей текущей стабилизации, является регулирование занятости исключительно на региональном уровне, как это по существу зафиксировано в Федеральных программах содействия занятости населения на 1996-1997 гг. и на 1998-2000 гг. Применение инструментов содействия занятости в соответствии с интересами отдельных регионов будет приводить к экономически неэффективным решениям, затрудняющим необходимые преобразования экономической структуры. В то же время Федеральная программа по реструктуризации сферы естественной монополии и Федеральная целевая программа реструктуризации и конверсии оборонной промышленности сформированы на основе макроэкономического подхода взамен “отраслевого”. В них намечены пути реструктуризации в целом соответствующих комплексов отраслей. Однако предусмотренные в соответствии с этими программами стратегические решения, прежде всего по финансированию инвестиций, не подкреплены применением конкретных экономических инструментов и слабо согласованы с проектировками в области макроэкономической политики. Также нельзя не отметить, что существенное продвижение в плане интеграции существующих подходов к реализации различных направлений структурного реформирования отечественной экономики достигнуто в правительственной программе “Структурная перестройка и экономический рост на 1997-2000 гг.”. Вместе с тем в ней не было предложено искомой совокупности решений применительно к определенным временным срокам и во взаимосогласовании друг с другом. Это прямо обусловлено, на наш взгляд, недоста 78 точной разработанностью самой проблематики регулирования структурной трансформации отечественной экономики. К сожалению, и разработанная в 1998 году программа Правительства РФ по стабилизации экономики и финансов не содержала в себе серьезных практических мер в области структурного реформирования. Вызванная кризисными потрясениями на финансовом рынке данная программа была направлена в основном на разрешение задач текущей стабилизации: усиления налоговой дисциплины, увеличения налогооблагаемой базы бюджета, сокращения государственных расходов, в том числе субсидий, дотаций и внебюджетных фондов, инвентаризации федеральной собственности и др. Как известно, на практике попытка осуществить упомянутую антикризисную программу пред лицом надвигавшегося финансового кризиса на основе главным образом монетаристских методов окончилась явной неудачей. Попытка разработки с позиции общенациональных интересов долгосрочной стратегии развития российской экономики предпринята в программном документе "Основные направления социально-экономической политики Правительства Российской Федерации на долгосрочную перспективу", подготовленной в текущем, 2000 году. В "Основных направлениях” достаточно подробно обозначены перспективы развития отечественного рынка в условиях ожидаемого устойчивого общеэкономического роста и обстоятельно рассмотрены вопросы промышленной и инвестиционной политик. Вместе с тем, по мнению ряда экспертов, отличавшая прежние правительственные программы недостаточная конкретность в части применения инструментов структурного реформирования в значительной степени относится и к этому программному документу. Кроме того, по нашему представлению, в нем неполно сформулированы сами ключевые концептуальные положения, касающиеся границ, форм и методов регулирующего вмешательства в процесс структурной трансформации реальной сферы. Наряду со сказанным, при рассмотрении в области структурного реформирования нельзя не коснуться решений, главным образом направленных на создание благоприятного общего инвестиционного климата. Вне всякого сомнения, ряд принятых правительством решений, особенно по стимулированию инвестиционной активности, имеет позитивное значение. Речь идет в первую очередь о последовательной политике ЦБ по удешевлению кредита, создании организационных условий для страховании инвестиций и привлечения иностранных инвестиций на принципах раздела продукции, принятых решениях по налоговым льготам в отношении поставок иностранного оборудования, по совершенствованию 79 законодательной базы лизинга оборудования, по созданию гибких паевых инвестиционных фондов, по проведению инвестиционных конкурсов для получения государственной поддержки, предоставлению государственных гарантий под заемные средства инвесторов (до 40 %). Кроме того, существенную роль в ходе структурного реформирования может сыграть практическое осуществление принятых правительственных решений по поддержке угольной промышленной и развития инновационного бизнеса, а также реализация Закона “О финансовой несостоятельности (банкротстве)”. Отдельно в ряду значимых мер государственной политики следует выделить инициированный правительством Федеральный Закон “О финансово-промышленных группах”(ФПГ). В соответствии с указанным Законом рыночным агентам предоставляются самые широкие возможности, принимая во внимание существующее трудное финансовое положение государства, для консолидации капитала в ФПГ. Особенно существенное значение имеют условия участия в ФПГ коммерческих банков, фактически предоставляющие большие возможности, не связанные с дополнительными финансовыми издержками, для получения контроля над акционерным капиталом. Однако по крайней мере три ряда факторов обусловливают относительно ограниченное участие крупных финансовых субъектов в ФПГ и тем более в реальных инвестициях. Во-первых, на сегодняшний день очевидно наличие явно более выгодных каналов использования банковского капитала, нежели помещение его в активы ФПГ. Помимо текущих операций с краткосрочными финансовыми активами, главным образом ценными бумагами, основные активы отечественных коммерческих банков работают на зарубежных финансовых рынках. Во-вторых, большинство коммерческих банков не готовы к разделению своей деятельности на текущие операции и долговременные инвестиционные за рамками финансовой сферы. Мирохозяйственный опыт свидетельствует о целесообразности выделения в составе финансовых институтов инвестиционных банков и инвестиционных фондов, специализирующихся на финансировании и менеджменте именно долгосрочных инвестиций. Такое желаемое изменение структуры финансового капитала не может не занять длительного времени даже при создании благоприятного инвестиционного климата. Как следует из всего предшествующего анализа, только рассмотренных мер, в духе западноевропейского опыта, явно недостаточно для исчерпания глубоких структурных изъянов российской экономики. В рамки традиционной, применительно к практике развитых капиталистических стран, политики рыночного регулирования явно не укладывается решение таких глобальных задач структурных преобразований, как преодоление техноло 80 гического разрыва в процессе использования сырья, эффективной конверсии высокотехнологичных предприятий бывшего ВПК, преобразования крупных сельскохозяйственных предприятий, сокращении до разумного уровня депрессивного сектора и др. Здесь необходимы специфические средства воздействия по различным направлениям структурных преобразований. Безусловно, всяческой поддержки заслуживают высказываемые со стороны представителей правительства намерения активизировать промышленную политику. Долгосрочные позитивные последствия вероятно будут иметь принятие Налогового Кодекса и особенно существенная реструктуризация действующих налогов, предполагающая значимое уменьшение налогов на непосредственных производителей (в частности налог на прибыль понижается до 30%), а также предпринятые меры по снижению цен естественных монополистов. Однако до последнего времени никаких других весомых шагов по стимулированию реструктуризации в реальной сфере пока не было сделано.

2.2. Исходные концептуальные положения стратегии активных структурных преобразований.

В настоящее время все большую общественную поддержку получает точка зрения в пользу структурной трансформации отечественной экономики к экономике, основанной на постиндустриальном рыночном порядке. Основное содержание этого процесса заключается в становлении собственно постиндустриальной рыночной структуры, характеризуемой определяющей ролью высокотехнологичных и наукоемких направлений деятельности в рамках и материального, и нематериального производства, особенно инновационного сектора. На такой основе, как свидетельствует зарубежный опыт, станет возможным и материализация желаемого социального потенциала рыночного развития. Разумеется, концепция перехода к постиндустриальной рыночной структуре не имеет ничего общего с известной экспансионистской концепцией роста производственной сферы, прежде всего инвестиционных отраслей, безотносительно к реальным потребностям общественного производства и императивам социального развития. Будущие желаемые траектории экономического развития должны быть обоснованы исходя из требований экономического равновесия, то есть с точки зрения факторов спроса, в первую очередь в реальной сфере. На устойчивый рост и потребительского, и инвестиционного секторов 81 правомерно рассчитывать главным образом, исходя из ожидаемых уровня и, главное, структуры конечного спроса, которые неизбежно в сильной степени будут складываться под влиянием мирохозяйственной конъюнктуры. Кроме того, учитывая произошедший беспрецедентный производственный спад, нельзя не принимать во внимание существующий неиспользуемый потенциал роста многих рынков, который, как будет показано в дальнейшем, может инициировать при благоприятных прочих условиях соответствующее увеличение спроса. Также следует полностью отмежеваться от распространенных до сих пор ошибочных воззрений на процесс постиндустриальной трансформации как альтернативный повышению личного благосостояния. Такого рода воззрения исходят из крайне упрощенной статической дихотомии между ростом накопления и ростом потребления, реально проявлявшейся на протяжении длительного периода внерыночного развития и особенно в период «перестройки». Современный постиндустриализм не имеет ничего общего с примитивным «производством ради производства», знакомым по социалистической эпохе. Переход к постиндустриальной рыночной структуре следует рассматривать как средство материализации желаемого социального потенциала рыночного развития. По сути дела с позиции долгосрочной перспективы именно критерий благосостояния призван предопределять правомерность экономико-политических решений в ходе постиндустриальной трансформации. Переход к постиндустриальному рынку не может не быть сопряжен с кардинальными структурными изменениями. В ближайшей перспективе достижение устойчивых темпов экономического роста становится возможным в случае позитивных сдвигов в экономической структуре, прежде всего увеличении доли перерабатывающих отраслей в промышленности, кардинальном повышении роли высокотехнологичных отраслей, становлении новых инфраструктурных подотраслей, постепенного снижения доли первичных отраслей и существенном ослаблении зависимости от экспорта первичных ресурсов. При этом преодоление структурных деформаций представляет собой только первый, необходимый этап этого глобального трансформационного процесса. Далее, потребуется формирование собственно постиндустриальной рыночной структуры, характеризуемой доминирующей ролью высокотехнологичного уклада. Именно с неопределенностью в постановке самих целей структурных преобразований в первую очередь, на наш взгляд, связана недостаточная разработанность долгосрочной стратегии экономической политики. Только в случае определения всей совокупности целей структурных преобразований долгосрочная стратегия будущего экономического 82 развития может быть оценена с точки зрения ее соответствия реальности, в том числе с учетом нынешнего состояния отечественного народного хозяйства. По сути дела предполагаемые “будущие” темпы экономического роста должны “выводиться” исходя из объективно принципиально отличающихся друг от друга тенденций изменения отдельных структурных составляющих совокупного рынка. Задаваемые таким образом ориентиры структурных преобразований призваны предопределять основные направления будущего развития отечественного народного хозяйства, материализующиеся в долговременном и устойчивом экономическом росте и повышении благосостояния. Следует подчеркнуть, что постановка во главу угла целей структурных преобразований вполне согласуется с известной позицией в пользу обеспечения пропорциональности реформируемого отечественного рынка34. В нашем понимании проблематика структурных преобразований однозначно включает в себя вопрос о пропорциональности. По сути дела изменение основных макроэкономических пропорций рассматривается как результат многообразных структурных сдвигов, в том числе вызываемых целенаправленной государственной политикой. Тем самым разрешение структурных задач народнохозяйственного развития будет сопряжено с достижением желаемых пропорций между потреблением и накоплением, между стоимостью овеществленного и живого труда и др. В данной связи как явно ошибочным следует полагать суждение о том, что ориентация экономической политики на многообразные структурные цели противоречит принципам рыночной либерализации и приведет к нарушению рыночного равновесия. Как было выяснено ранее, секторные дисбалансы и возникающие на их основе структурные деформации, распространяемые по каналам межотраслевых связей, являются важнейшими факторами, предопределяющими область рыночного равновесия. Тем самым целенаправленное, хотя и постепенное преодоление структурных ограничений экономического и социального развития в соответствии со сформулированными целями позволило бы создать условия для достижения наиболее эффективного равновесного состояния национальной рыночной системы в целом. Вместе с тем, безусловно, было бы неправильным преуменьшать сложность решения задач рыночного развития, тем более в области структурного реформирования, с учетом весомых ограничений экономической стабилизации. Для этого потребуется проведение взвешенной, глубоко обоснованной координации различных См.:

А.Н.Фоломьев.

Орудия труда:

проблема пропорционального воспроизводства.

М.: “Мысль”, 1984;

Экономика: проблема государственного регулирования. М., 1996.

83 направлений государственной политики, возможность достижения которой рассматривается далее. Также нельзя не отметить, что стратегические решения в области структурного реформирования объективно призваны способствовать формированию рациональных территориальных хозяйственных связей в рамках единого общероссийского рынка и социальному прогрессу регионов в соответствии с принципами Федерализма и развития местного самоуправления. Как подсказывает вся новейшая экономическая история, только в русле общенациональной стратегии развития могут быть успешно разрешены как неотложные проблемы кризисных территорий, районов Крайнего Севера и Дальнего Востока других регионов, так и проблемы регионального развития на перспективу (прежде всего сокращения разрыва между регионами по уровню экономического и социального развития, расширения прерогатив местного (муниципального) самоуправления, совершенствования финансовых взаимоотношений между Федеральным центром и регионами, становления зрелой системы налогообложения внутри регионов). Следовательно, “вектор” целей структурных преобразований по сути дела призван стать конкретизацией основных целей экономического развития. Для этого вполне может быть использован общепринятый подход, связанный с заданием самых общих качественных желаемых характеристик макро- и микроструктуры народного хозяйства. Рациональность макроструктуры рыночного хозяйства на постиндустриальной стадии развития определяется, как правило, следующими характеристиками: • преобладающая роль в промышленной структуре высокотехнологичных отраслей (подотраслей), максимально адаптированных к использованию достижений новейшего этапа научно-технической революции;

• вымывание многих традиционных методов производства и целых подотраслей, замена ряда массовых ресурсов новыми искусственными материалами;

• рациональное сочетание крупных, средних и малых промышленных предприятий;

• формирование аграрного сектора, полностью отвечающего современным рыночным стандартам;

• становление технически и технологически преобразованных отраслей сферы услуг на базе реализации новых систем информатизации;

84 • формирование инновационной сферы, служащей генератором авангардных технологий35. Соответственно, будущая микроэкономическая структура призвана способствовать желаемым макроструктурным изменениям в условиях действия полноценных рыночных механизмов. Исходя из этого, к основным чертам рациональной микроструктуры обычно относят следующие: • постоянное повышение производительности за счет оптимального сочетания материало-, энерго- и трудосберегающих технологий;

• создание новых продуктов и усовершенствование ранее выпускаемых исходя из требований максимального разнообразия и повышения качества при параллельном создании новых рабочих мест;

• оптимальное приспособление к изменениям спроса посредством диверсификации производства и выхода на новые рынки;

• постоянный рост объема и одновременно эффективности затрат на НИОКР. Задаваемые таким образом ориентиры структурных преобразований призваны предопределять основные направления будущего развития отечественной экономики. В свою очередь последние должны материализоваться в долговременном и устойчивом экономическом росте. Иными словами, “вектор” целей структурных преобразований по сути дела является конкретизацией основных целей экономического развития в период постиндустриальной рыночной трансформации. Применим ли рассматриваемый подход к определению желаемых ориентиров структурных преобразований к российской экономике при всем ее своеобразии? Попробуем рассмотреть основные контраргументы. Наиболее распространенный из них очевиден - российская экономика отличается доминирующей экспортной направленностью в отношении сырьевых ресурсов. Однако в случае широкомасштабного привлечения отечественных и иностранных инвестиций и, как следствие, полного преодоления технологического разрыва в ресурсопотреблении развитие сырьевых отраслей российской экономики будет главным образом предопределяться потребностями мирового рынка. По всем глобальным прогнозам спрос на большинство первичных ресурсов в течение ближайшего десятилетия существенно уменьшится. Последнее дает основание полагать, что См.: Ю.В.Яковец. К новому облику структуры экономики России. М., 1991.

85 удельный вес в валовом национальном продукте первичных отраслей не должен очень значительно превосходить общемировой уровень. Другой существенный довод против использования общепринятого подхода к постановке целей структурных преобразований также хорошо известен. В значительной мере потенциал военно-промышленного комплекса, доставшегося России в наследство от бывшего СССР, не приспособлен к использованию в рамках современного рынка. Нельзя не признать, что результаты реальной конверсии на рыночных принципах оказались мизерными и за последние годы потенциал бывшего ВПК, особенно его высокотехнологичных отраслей, претерпел очень существенное падение. Вместе с тем, исходя из многообразных фактов, можно констатировать сохранение высоких технологий во многих подотраслях ВПК ( таких, как авиационная, атомная и космическая, микробиологическая промышленность и др.) и достаточного кадрового потенциала для конверсии или существенного перепрофилирования деятельности в соответствии с рыночными требованиями. При этом, судя по многочисленным исследованиям, бывшие оборонные отрасли представляют собой крайне выгодное поле для вложения венчурного капитала в конечном счете с целью создания конкурентоспособных высокотехнологичных предприятий самого разного размера и организационных форм. И, как показывает международный опыт, в случае значительного инвестиционного оживления в данных отраслях кардинальное повышение их доли в промышленном выпуске может произойти в рамках среднесрочной перспективы (56 лет). Вне всякого сомнения, крайне трудным препятствием для трансформации существующей структуры российской экономики к современному высокоиндустриальному типу является и непомерно низкая эффективность аграрного сектора. Однако и это препятствие вполне может быть устранено в случае эффективных новых вложений капитала. Опыт ряда бывших социалистических стран (Венгрии, Чехии) показывает, что в случае необходимой весомой государственной поддержки и обеспечения законодательной базы для развития полноценных рыночных отношений в аграрном секторе технологический разрыв, в сравнении с западными индустриальными странами, здесь вполне может быть ликвидирован. Тогда, соответственно, и на макроуровне постепенно в перспективе удельный вес аграрного сектора будет отвечать мировым стандартам. Разумеется, в условиях российской экономики по-прежнему остается проблема политических и региональных барьеров реформирования аграрных отношений. Тем не менее, есть все основания считать их преодолимыми.

86 Следует выделить также весьма специфическую роль в условиях нашей уникальной по размерам и территориальным различиям страны, которая сохранится за отраслями инфраструктуры, особенно региональной инфраструктуры. И в долгосрочной перспективе их удельный вес в ВНП, по крайней мере относительно индустриальной сферы, вероятно будет выше общемирового уровня. Тем не менее, нет никаких оснований полагать недостаточными возможности для быстрой технологической перестройки инфраструктурных подотраслей и их дальнейшего быстрого роста. Наблюдающийся за последнее время технический прогресс в некоторых из этих подотраслей, в частности средствах телекоммуникационной связи, и их действительный рост даже при происходившем общем производственном спаде вполне подтверждает сказанное. В соответствии с приведенными аргументами представляется правомерным проектирование перспективной модели российской экономики исходя из сформулированных целевых ориентиров ее постиндустриальной трансформации. При этом, конечно, такие проектировки должны быть специфицированы к условиям российской экономики с учетом долгосрочных прогнозов рынков первичных и продовольственных ресурсов, регионального развития и других факторов. Сформулированный вывод, впрочем, нуждается в существенном дополнении. Трансформация российской экономики к современному постиндустриальному типу, как следует из ранее сделанных выводов, обязательно предполагает преодоление сложившихся структурных деформаций, прежде всего в отношении первичных отраслей, ВПК и аграрного сектора. Следовательно, долгосрочные императивы структурных преобразований следует дополнить промежуточными целями на среднесрочную перспективу, прежде всего определяющими направления преодоления структурных деформаций. В этом случае разрабатываемая государственная экономическая политика приобретет “предметный” характер, будучи привязанной к определенным временным срокам. К настоящему моменту среди специалистов сложился определенный консенсус в отношении самих промежуточных целей структурной перестройки на ближайшую перспективу на базе стабилизации основных секторов народного хозяйства - первичного сектора, аграрного сектора, ВПК и др. Один из возможных вариантов, на наш взгляд, набора основных промежуточных целей структурного реформирования выглядит таким образом: • достижение современных стандартов ресурсосбережения в первичных отраслях на принципах комплексного использования сырья в максимальном приближении к его источ 87 никам, в частности за счет широкомасштабного производства оборудования на машиностроительных предприятиях, прежде всего конверсионных;

• завершение конверсии на рыночных принципах в потенциально конкурентоспособном секторе ВПК (в авиационной, космической, химико-технологической, медикобиологической промышленности и др.) и достижения устойчивой конкурентоспособности на ряде внешних рынков высоких технологий;

• сокращение мощностей в депрессивных отраслях и подотраслях (угольной, а также частично судостроительной, металлургии, нефтехимии, текстильной промышленности и др.) и создание конкурентоспособной среды в отношении оставшихся производителей;

• достижение современного уровня развития перерабатывающей сельскохозяйственной промышленности и сельскохозяйственной инфраструктуры, в целом реформирование аграрного сектора на базе современного, отвечающего рыночным принципам законодательства;

• техническое переоснащение в соответствии с современными требованиями подотраслей магистральной инфраструктуры;

• завершение создания необходимой инфраструктуры для эффективного функционирования малого бизнеса;

• формирование остова инновационной сферы, адаптированной к современному рынку. Конечно, в ходе разработки экономической политики на среднесрочную перспективу предполагается координация указанных промежуточных целей с традиционными целями макроэкономической политики - экономической стабилизации и экономического роста. Так, выполнение указанных целей структурного реформирования неразрывно будет взаимосвязано с обеспечением общеэкономической стабилизации. Только при поддержании устойчивой финансовой и ценовой стабильности становится возможным осуществление масштабных преобразований в реальных нефинансовых секторах. Вместе с тем рыночная стабилизация ни в коей мере не совместима с полным подавлением инфляции. Определенная инфляция спроса, как известно, всегда сопровождает масштабную структурную трансформацию. Также следствием осуществления структурных преобразований в соответствии с обозначенными приоритетами станет повышение, хотя и достаточно постепенное, темпов экономического роста. В то же время проведение последовательной политики стимулиро 88 вания экономического роста выступает необходимым условием для успешного выполнения целей собственно структурного реформирования. Нельзя не отметить, что сформулированные структурные доминанты будущего экономического развития призваны быть увязаны с важнейшими социальными, институциональными и политическими характеристиками перспективной модели общественного развития в нашей стране. По сути дела долгосрочную стратегию национального развития призван предопределять вектор основных экономических целей и основных социальных целей (повышения уровня жизни, совершенствования социальных услуг и образования, устойчивого развития и экологической безопасности, равноправного доступа к плодам общественного прогресса) наряду с институциональными целями, прежде всего в отношении обеспечения прав собственности и совершенствования правовой системы, и сугубо политическими целями, в том числе в области внешней безопасности36. Задаваемые таким образом целевые ориентиры призваны предопределять основные направления будущего развития нашей страны, материализующиеся в долговременном и устойчивом экономическом росте и повышении социального благополучия в самом широком его понимании. При этом в реальном временном пространстве призваны быть спроектированы и пути достижения целей социального развития37 (прежде всего обеспечения необходимых стабилизационных уровней потребления в социальной сфере, преодоления кризисных последствий природных процессов, достижения современных экологических стандартов, повышения гарантий предоставления социальных услуг, предполагающего кардинальное сокращение масштабов бедности), институциональных преобразований и реформирования политической системы. Обоснование реально достижимых промежуточных целей в этих областях, взаимоувязанных с соответствующими экономическими целями и автономными долгосрочными прогнозами изменения социально-стратификационной структуры, институциональных и политических процессов, представляет собой сложную, но вполне решаемую задачу. Вне всякого сомнения, очень привлекательной представляется количественная оценка целей структурного рыночного реформирования, прежде всего через абсолютные Этот вопрос, несомненно являющийся предметом междисциплинарных исследований, рассмотрен в одной из работ автора (см.: А.В.Мартынов. Экономическая и социальная политика: проблема согласования. Общество и экономика, 1999, №2).

Эти проблемы достаточно полно рассмотрены в работах К.И. Микульского (См., например: Социаль ная политика России при переходе к рынку. Научные труды ВЭО, т. 2, М- С-П., 1995 г.).

89 или относительные показатели производственного выпуска по отдельным секторам. Однако в условиях рыночной неопределенности вкупе с мало предсказуемым влиянием внеэкономических факторов на хозяйственную практику непосредственное задание целей в таком виде представляется едва ли успешным. Предполагаемая вариация соотношений валовых выпусков и цен очень велика, не говоря уже о вариации прогнозируемых финансовых показателей (доходов, прибыли). Вместе с тем серьезная разработка долгосрочных целевых прогнозов структуры отечественной экономики представляется очень своевременной. Разрабатываемые в настоящее время в ряде научно-исследовательских организаций структурные модели, основанные прежде всего на системе национальных счетов (включающей в себя межотраслевой баланс), в принципе позволяют в первом приближении выявить траектории изменения секторных (отраслевых) выпусков в рамках реальных временных сроков. Таким путем оказывается возможным получить проектировки различных вариантов достижения обозначенных промежуточных целей структурного реформирования. Их сопоставление даст возможность наиболее всесторонне обосновать рекомендации по принятию конкретных решений, прежде всего касающихся государственной поддержки инвестиций. Насколько продолжительны сроки достижения промежуточных целей структурных преобразований рыночной сферы в случае выбора правильной стратегии общественного развития? Как известно из теоретических рекомендаций в области экономической политики, при определении срока достижения данных целей необходимо учитывать действие как чисто производственных факторов, так и самых разных внеэкономических факторов. В условиях российской экономики влияние последних очевидно крайне весомо. Речь идет о по-прежнему очень медленном исполнении решений властных органов, в частности по предоставлению налоговых льгот, о сложном, слишком бюрократизированном механизме экспертизы крупных инвестиционных проектов, о сезонно-климатическом факторе, приводящим к неприемлемому затягиванию строительных работ. В сугубо технологическом отношении сроки реализации подавляющей части проектов в области ресурсосбережения и комплексного использования сырья, создании рыночной инфраструктуры и по нормализации депрессивного сектора занимают не более 1,5 лет. Большей продолжительностью могут отличаться проекты в обрабатывающих отраслях, в основном относящихся к бывшему ВПК и магистральной инфраструктуре, однако и их исполнение до стадии полного использования производственных мощностей не должно 90 превышать 3 года. Тем самым с учетом неизбежного периода “разгона” общей эшелонированности реализации проектов во времени, ограничиваемых 3-х летним периодом38, в целом сроки осуществления инвестиций, направленных на достижение промежуточных целей структурного реформирования, можно ограничить в первом приближении 6-7-летним периодом. В итоге, с учетом предполагаемых позитивных социальных и других внеэкономических перемен, продолжительность инвестиций, потребных для преодоления структурных деформаций, не должна выходить за рамки среднесрочной или близкой к ней перспективы. Разумеется, оценки сроков предстоящих структурных преобразований могут быть обоснованы на принципиально ином уровне в случае разработки конкретных инвестиционных программ по отдельным секторам народного хозяйства и глобальной координации всех инвестиционных проектов в ходе общенационального программирования. Достижение промежуточных целей структурной перестройки в рамках обозначенной перспективы означает, что в дальнейшем возникнут реальные условия для полной трансформации структуры российской экономики в постиндустриальную. В качестве наиболее важного из этих условий следует выделить органическую сопряженность рыночных структур на всех фазах воспроизводственного цикла. Как однозначно показывает зарубежный опыт, рациональные рыночные структуры, отличающие наивысшей эффективностью исходя из требований мирового рынка, призваны охватывать все стадии движения материальных, финансовых и трудовых ресурсов, начиная от инновационной сферы и кончая сферой личного потребления. Применительно к российской экономике это будет означать окончательное исчерпание “затратного” сырьевого фактора, создание новых рынков комплексной переработки сырья и, в конечном счете, новых рынков конкурентоспособной конечной продукции. Только посредством последовательной интеграции процессов добычи первичных ресурсов, их переработки и производства оказывается возможным реализовать очень существенные финансовые и другие преимущества производителей конечной продукции при существующей структуре мировых цен. Ориентируясь на мирохозяйственную практику, также обязательным атрибутом структуры высокоиндустриального типа является эндогенность инновационного фактора, когда реализация большинства научно-технических достижений происходит имманентно в ходе чисто рыночных процессов (государственная поддержка,конечно, не исключается). В практическом плане это будет означать окончательную переориентацию деятельности нау Данная лимитирующая оценка представляется правомерной в случае осуществления сжатого во вре мени упреждающего, антиципационного маневра, рассматриваемого в дальнейшем.

91 коемких отраслей, ранее в основном относившихся к ВПК, на правила игры, диктуемые мировым рынком. Тем самым станет реальным достижение устойчивого и лидирующего положения на мировых рынках высокотехнологичной продукции - как раз тех рынков, где условия ценообразования наиболее выгодны с точки зрения и производителей, и инвесторов. К обязательным императивам долгосрочных структурных преобразований следует отнести и достижение полной по мировым стандартам конкурентоспособности традиционных отраслей, в том числе в сельском хозяйстве. Разумеется, это предполагает нейтрализацию традиционалистcких социальных отношений в аграрном секторе, препятствующих развитию полноценных рыночных механизмов на базе современных законодательных норм. Наряду со сказанным, и в долгосрочной перспективе желаемой тенденцией структурных сдвигов останется повышение удельного веса в валовом национальном продукте современных подотраслей нематериального производства. Становление комплекса высокои среднетехнологичных инфраструктурных отраслей, формирование которых началось в прошедшие годы рыночных реформ, вероятно будет предопределять направление значительной части инвестиций. Обозначенные императивы структурных преобразований в основном должны предопределить конкретные тенденции развития отдельных секторов и отраслей. Главным залогом их быстрого выполнения призвано стать возникновение благоприятной рыночной среды и особенно полноценного рынка капитала. Как показывает весь мирохозяйственный опыт, достижение высокой адаптационной приспособляемости секторов и отраслей народного хозяйства к прогрессивным сдвигам в ресурсной базе и одновременно в структуре конечного спроса возможно в основном на чисто рыночной основе. Становление по направлениям осуществления структурных сдвигов современной системы рыночных, по существу планово-контрактных связей, и действенного конкурентного механизма обусловливает мощную заинтересованность экономических субъектов в постоянном изменении профиля своей деятельности в освоении новых технологий и новых продуктов. Такие структурные сдвиги неразрывно сопряжены с высокоэффективными инвестициями, когда достигается лучший финансовый результат, относительно других альтернатив вложения капитала. Что касается сроков выполнения обозначенных императивов второго этапа структурной трансформации российской экономики к зрелому постиндустриальному типу, то их оптимистичная оценка в рамках менее чем среднесрочного горизонта представляется вполне резонной. Во всяком случае, как показывает международный опыт, конкурентные 92 силы, в частности механизм ценообразования мирового рынка, способны обеспечить в кратчайшие сроки в условиях либерализированных рыночных отношений скорейшее формирование эффективных структур, в том числе в высокотехнологичных отраслях. В то же время, полностью дистанцируясь от изживших себя доктрин «экономического» детерминизма, нельзя не принимать во внимание, что успешное осуществление постиндустриальной трансформации в нашей стране будет напрямую зависеть от сроков разрешения коренных социальных проблем и проведения потребного кардинального реформирования государственных и общественных институтов, в том числе и политических. Как показывают результаты глобальных трансформационных процессов на рубеже нового тысячелетия, доминирование в экономической структуре постиндустриального, конкурентоспособного по мировым меркам, уклада становится достижимым при социальном благополучии большинства граждан страны во всех ее территориальных образованиях, становлении зрелой системы институциональных норм и регламентаций и на этой основе демократизация управления и утверждении политических свобод и прав личности на всем общенациональном пространстве. Каковым же представляется принципиальный экономико-политический подход к разрешению структурных проблем отечественной экономики в рамках длительной перспективы? На наш взгляд, наилучшую отправную базу для обоснования стратегии структурного реформирования, непосредственно направленного на постиндустриальную рыночную трансформацию постсоциалистической российской экономики, представляет собой известная теория экономического развития. Принципиально важно, что структурная рыночная трансформация в соответствии с теорией экономического развития не может происходить автоматически, без “внешнего” вмешательства. Даже в отношении экономической системы, находящейся на начальной стадии развития, принцип постепенности предполагает вмешательство государства для обеспечения с наименьшими издержками перехода к более высокой ступени рыночной эволюции. Для такого перехода требуется прямая государственная поддержка новых рыночных структур, адекватное усиление экономической политики. В еще большей степени императив обязательности активного государственного вмешательства в процесс рыночного развития относится к индустриальной экономике, ранее бывшей командного типа. Для ее рыночной трансформации однозначно требуется активное регулирование структурных процессов. Тем более, сказанное правомерно в отношении экономики с такими структурными изъянами, как российская.

93 В данной связи важно подчеркнуть следующее. Сформулированные положения ни в коей мере не противоречат общепризнанной в мировой науке и практике позиции, в соответствии с которой исходной фазой позитивных структурных сдвигов выступает осуществление научно-технических инноваций. Вместе с тем, не ставя под сомнение критическую роль научно-технического фактора в производственной модернизации, в концептуальном плане не представляется правомерным абсолютизировать значимость политики стимулирования инноваций. Применение рафинированных методов такой политики по образцу западных индустриальных стран, где научно-технический прогресс играет роль имманентного, эндогенного фактора, не может дать желаемого рыночного результата в силу сохранения барьеров “неэффективности” в отношении текущей производственной и инвестиционной деятельности. В ходе предполагаемых масштабных структурных преобразованиях инструменты поддержки инноваций призваны быть органично инкорпорированы в рамки общенациональной экономической политики, в первую очередь в отношении регулирования промышленных рынков. Таким образом, объективной потребностью становится реализация стратегии, заключающейся в активном регулировании процессов структурной трансформации отечественного народного хозяйства. Это становится возможным путем активного и в то же время строго селективного вмешательства в текущий и особенно инвестиционный процессы по отдельным сегментам отечественного рынка, то есть посредством политики структурного регулирования39. Фронтальное по стандартам командной системы наращивание производственных мощностей по всем отраслям, ведущее к падению капиталоотдачи и усилению инфляции, было бы губительным для российской экономики, находящейся только на стадии восстановления своего потенциала. Главной стержневой линией рассматриваемой стратегии призвано стать стимулирование, хотя и избирательное, увеличения инвестиций и товарного предложения со стороны субъектов формирующегося рынка в процессе широкомасштабных структурных перемен. Необходимые практические решения прежде всего связаны с реализацией разнообразных подпрограмм и отдельных проектов в области ресурсосбережения, с созданием необходи По нашему представлению, понятие “структурное регулирование” адекватно содержательному напол нению активной экономической политики, направленной прежде всего на преодоление структурных деформаций, складывающихся на уровне отдельных секторов и отраслей. В то же время структурная политика, целесообразность дальнейших усилий по разработке и осуществлению которой не подлежит сомнению, представляет по своему охвату более широкую область государственного вмешательства, в частности связанную с разрешением внутриотраслевых проблем и проблем стимулирования инноваций по их специфическим направлениям.

94 мых элементов рыночной инфраструктуры в “отстающих” по своей эффективности отраслях (сельском хозяйстве, ряде промышленных подотраслей и др.), с распродажей или реализацией избыточных мощностей в конверсионных подотраслях и депрессивных отраслях. Тем самым результатом государственного вмешательства призвано стать преодоление неблагоприятных условий для текущей экономической деятельности и низких уровней эффективности рыночного инвестирования. Для решения обозначенных задач требуется осуществление специфических политик структурного регулирования по разным нефинансовым рыночным секторам, различающихся с точки зрения близости к либерализированному рыночному порядку. Для преодоления сложившихся во внерыночную эпоху структурных деформаций, еще более усилившихся за последние годы, недостаточно отдельных, хотя и успешных “точечных” инвестиционных всплесков;

по большинству производственных отраслей нельзя обойтись без спрессованного во времени наращивания инвестиционной активности. Только путем прямого участия государства в процессе накопления общественного богатства в качестве и инициатора, и гаранта могут быть переломлены существующие производственная стагнация и низкая, притом малоэффективная инвестиционная активность. В результате будет достигнуто кардинальное смещение общественных предпочтений в пользу необходимости накопления производительного капитала. Иной подход - преобразование структуры народного хозяйства на чисто рыночной основе за счет привлечения частного капитала, объединяющего отечественный и иностранный капиталы, просто невозможен в силу недостаточной рентабельности потребных первоначальных инвестиций. Конечно, нельзя не принимать в расчет, что за прошедший период рыночного реформирования существующий производственный потенциал резко снизился. Произошла безвозвратная потеря эффективных производственных мощностей. Многие неиспользуемые мощности (в частности закупленные «под ключ» цеха с импортным оборудованием) за длительное время их полного простоя оказались непригодными к использованию или полностью морально устарели. Кардинально уменьшился и интеллектуальный потенциал, в том числе в результате его “оттока” за рубеж. В то же время следует иметь в виду, что в настоящий момент существуют возможности для позитивной реструктуризации рынка капитала. Речь идет прежде всего о возможном переливе в результате нормальных рыночных процессов капитала из-за рубежа, а также из банковской и торговой сфер в реальные рыночные сектора. Предполагаемое активное, хотя и структурно-избирательное государственное вмешательство в инвестиционный процесс в полной мере несовместимо с принципами “чистой” рыночной демократии. Но такого рода инвестиционная политика отнюдь не противо 95 речит интересам рыночных инвесторов, как раз наоборот, она направлена на преодоление последствий прежних внерыночных деформаций рынка капитала. И в отношении последующей перспективы должны будут проявиться все преимущества рыночных факторов инвестиционного процесса, главным из которых призвана стать высокая эффективность. Осуществление рассматриваемой стратегии также связано с достижением необходимой стабилизации на товарных рынках, в том числе в рамках отдельных регионов. Решение такого рода стабилизационных задач должно привести к преодолению макроструктурных ограничений экономического роста. С этой целью нельзя обойтись без осуществления специфического структурно-избирательного регулирования разных сегментов совокупного рынка (секторов, отраслей, подотраслей). Безусловно, поддержание устойчивого состояния отдельных составляющих совокупного рынка предполагает достижение экономически безопасных уровней производства и потребления определенных товаров и услуг вне зависимости от форс-мажорных обстоятельств. Именно регуляторам состояния отдельных составляющих совокупного рынка относительно постоянно происходящих структурных перемен в настоящий период принадлежит важнейшая роль в обеспечении общеэкономической стабилизации. Удовлетворительная общеэкономическая стабилизация возможна только при достижении приемлемого равновесия на отдельных сегментах совокупного рынка, где в наибольшей мере находят проявление структурные деформации и где действие чисто либерализационных механизмов оказывается неприемлемым. Следовательно, рассматриваемая стратегия основана на интеграции собственно инструментов структурного реформирования и широкой совокупности стабилизационных инструментов, по сути своей также являющихся структурными регуляторами. Для координации этих регуляторов, крайне разнородных по своему функциональному назначению и адресной направленности, однозначно требуется их последовательная настройка на взаимоувязанную реализацию структурных целевых ориентиров. В дополнении к этому, в соответствии с развиваемым концептуальным подходом, также предполагается сочетание активной немонетаристской макроэкономической политики и одновременно не менее активного регулирующего вмешательства по отдельным структурным составляющим совокупного рынка, прежде всего его реальной сферы. Говоря о собственно макроэкономической политике, призванной соответствовать стратегии активного регулирования народнохозяйственной структуры, правомерно выде 96 лить две ее основные традиционные составляющие - стабилизационную политику и политику стимулирования экономического роста. Бесспорна первоочередность обеспечения устойчивой макроэкономической стабилизации. Только на основе стабильного функционирования нормальных рыночных механизмов во всех сферах экономической жизни станет возможной кардинальное изменение структуры отечественной экономики в ходе ее дальнейшей рыночной трансформации. События экономической жизни в последний период воочию показывают, что проведение стабилизационной политики неприемлемо только на основе макрофинансовых критериев при всей их значимости. Стабилизация финансового рынка и в частности государственных финансов призвана быть дополнена стабилизацией промышленных и других нефинансовых рынков, нормализацией ценового, платежного и внешнеэкономического механизмов и в целом организационно-правовых отношений. Тем самым обязательным критериями общеэкономической стабилизации наряду с безопасным относительным бюджетным дефицитом, приемлемыми уровнями инфляции, обменного курса рубля, основными параметрами кредитно-денежного оборота и в целом конъюнктуры фондового рынка выступают устойчивое состояние большинства промышленных рынков и рынков услуг, нормализация процесса распределения личных доходов и состояния социальной сферы. Вместе с тем, исходя из сформулированных императивов структурных преобразований, текущие, неотложные решения в области стабилизационной политики призваны быть направлены на создание условий рыночного равновесия, в наибольшей мере соответствующих ожидаемому в будущем росту производственного и одновременно инвестиционного спроса. По сути дела речь идет о динамическом равновесии, опосредствующим связь между увеличением инвестиций в настоящий период и ростом производственного спроса в будущем. Альтернативой ранее проводимой дефляционной политике призвана стать стабилизационная политика, предвосхищающая будущий экономический рост в ходе масштабных структурных преобразований. Это означает, что наряду с повышением доходной базы бюджета, минимизацией непроизводительных государственных расходов и прочих мер в области финансовой стабилизации требуется добиться не менее важных перемен в нефинансовой сфере. Должен быть окончательно преодолен “кризис неплатежей” при параллельной нормализации ценового механизма и осуществлен целый ряд других жестких мер (они рассмотрены в 2.3.). Результатом призвано стать улучшение финансовых возможностей для расширения производственной и инвестиционной активности производителей, 97 особенно с точки зрения получения потребных кредитов. Это будет закономерно сопряжено с некоторым избытком финансовых ресурсов, выступающих в роли “ищущих” резервов, и тем самым с определенной инфляцией спроса. Не менее значима для осуществления стратегических целей структурных преобразований реализация известных макроэкономических инструментов стимулирования производственной активности. Уже в настоящий момент они призваны быть целеориентированы на будущие позитивные структурные сдвиги. По сути дела снижение суммарных налогов на доходы непосредственных производителей на базе проводимого реформирования всей налоговой системы и удешевление кредита можно интерпретировать как текущие финансовые издержки, компенсируемые в дальнейшем за счет увеличения конкурентоспособного производственного выпуска. С учетом сказанного, узловую проблему представит согласование стратегии активного регулирования структуры национальной экономики с главными макроэкономическими императивами - общеэкономической стабилизации и экономического роста. Такого рода согласование становится возможным только исходя из общих макроэкономических приоритетов. Соответственно, инструменты активного структурного регулирования в основном призваны координироваться на уровне всей национальной экономики, за рамками отдельных отраслей и регионов. В дальнейшем в работе рассматривается именно макроэкономический аспект структурного регулирования40. Следует подчеркнуть, что активное регулирование структурных процессов для достижения приемлемых макроэкономических целей отвечает именно реалиям настоящего периода перехода к рынку. Успешное становление в требуемые сжатые сроки постиндустриальной структуры отечественной экономики предполагает формирование зрелых саморегулирующихся механизмов в результате действия конкурентных сил в условиях постепенной глобализации мирового хозяйственного порядка. Тогда потребность в активном регулировании трансформационных процессов в реальной сфере отечественной экономики кардинально ослабнет. В наибольшей мере дезактивация стратегии активных структурных преобразований станет возможной при создании реальных предпосылок к полноценному функционированию рынка капитала, не содержащего в себе преференциальных зон инвестирования, мо Сказанное, разумеется, не ставит под сомнение целесообразность исследований вопросов сугубо от раслевого и регионального структурного регулирования. Эта тема выходит за рамки данной работы.

98 нополизируемых отдельными субъектами. Этот рынок, так же как и рынок текущих операций, призваны в основном саморегулироваться под воздействием нормальных, не спекулятивных действий рыночных агентов. По сути дела возникновение самодостаточного механизма согласования текущих и долгосрочных интересов рыночных субъектов станет решающим шагом по пути адаптации отечественной экономики к условиям мирового рынка. На смену политикам активного регулирования отдельных сегментов рынка должна прийти политика регулирования полноценного равновесного рынка как единого целого.

2.3. Основные направления и инструменты структурного регулирования.

Безусловно, стратегия активных структурных преобразований должна быть эшелонирована во времени. По крайней мере, два временных этапа следует выделить в ходе ее реализации - текущий, связанный с окончательным завершением общеэкономической, а не только финансовой стабилизации, и перспективный. В период, завершающий общеэкономическую стабилизацию, необходимо, как следует из ранее сделанного заключения, решение ряда дискретационных задач. Подробно не останавливаясь на этом, сугубо практическом вопросе, тем не менее, представляется правомерным выделить три основных группы неотложных решений, направленных на достижение устойчивой общеэкономической стабилизации, в одинаковой мере касающейся и финансовой, и реальной сфер. Первую из них составляют решения, призванные обеспечить взаимосвязанную макростабилизацию финансовой и реальной сфер. В решающей мере это становится достижимым в случае: прекращения искусственного подавления инфляции, вызываемой объективным действием факторов спроса, в частности спроса на кредитные ресурсы, недопущения значительной монетаризации бюджетного дефицита при поддержании доходности государственных ценных бумаг в приемлемых диапазонах, проведения денежной политики типа “крадущегося приспособления”, когда обменный курс рубля постоянно корректирует 99 ся Центральным Банком в зависимости от изменений внутренних и внешних цен41, осуществления жесткого валютно-финансового регулирования (в частности посредством обязательной продажи значительной части валютной выручки), реорганизации системы финансирования бюджетной сферы, ужесточения бюджетного контроля, нормализации платежных отношений (в том числе путем проведения ЦБ зачета взаимных требований) на базе приемлемо стабильных ценовых пропорций и кардинального улучшения налоговой дисциплины. Необходимым дополнением текущей макростабилизационной политики выступают решение неотложных задач в области структурно-стабилизационного регулирования. В их числе особо выделим следующие:

- нормализация ситуации в электроэнергетике и других отраслях магистральной инфраструктуры, в кратчайшие сроки реализация краткосрочной программы сокращения энергопотребления и других первичных ресурсов, предусматривающие разработку рекомендаций по тиражированию конкретных ресурсосберегающих технологий, льготные кредиты на эти цели и привлечение средств иностранных инвесторов;

- действенный контроль над ценами на первичные ресурсы (в частности связанное с понижением цен на электроэнергию) и их экспортом;

прекращение стимулирования роста портфельных иностранных инвестиций в сырьевую сферу - зону естественной монополии, концентрация усилий на привлечение сюда прямых иностранных инвестиций для реализации под государственной эгидой эффективных проектов;

- заключение многосторонних соглашений (между правительством, хозяйственными ассоциациями отраслей-производителей и отраслей-потребителей, профсоюзами и другими общественными организациями) о диапазонах изменения относительных цен на энергоносители и другие первичные ресурсы по конкретным срокам в рамках ближайшей перспективы, причем эти контрактные цены должны быть непосредственно увязаны с целевыми ориентирами программ сокращения энергопотребления и других первичных ресурсов;

Нельзя не отметить, что в отличие от денежной политики по типу “управление наличностью (“сurrency board”) политика такого рода может быть сопряжена с сохранением бюджетного дефицита в приемлемых границах, не вызывающих разрушительные инфляционные процессы. Именно из такой предпосылки исходит позиция Центрального Банка в отношении политики валютного курса (см.: Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2000 год. Деньги и кредит, 1999, № 12.).

100 - в особых случаях проведение временной ренационализации отдельных, потенциально конкурентоспособных промышленных предприятий, имеющих общенациональное значение (путем выкупа акций по первоначальной цене приобретения с учетом инфляции), реализация специальных инвестиционных программ по этим предприятиям с привлечением стратегических инвесторов;

- обеспечение продовольственной безопасности страны, связанного с необходимым импортом определенных товаров, выполнение краткосрочных программ увеличения занятости в перерабатывающей сельскохозяйственной промышленности, сфере обслуживания и малом предпринимательстве;

- скорейшее преодоление сохраняющихся ведомственных барьеров в деятельности научно-технических или венчурных фирм и предоставление им возможности свободного доступа на существующие рынки инновационной продукции;

- лишение лицензий и замораживание счетов коммерческих банков, нарушающих антимонопольные ограничения и другие правила банковской деятельности, осуществление процедуры ускоренного банкротства заведомо неплатежеспособных коммерческих банков при обеспечении возврата вкладов физическим лицам, практическое осуществление антимонопольных ограничений на деятельность банков, в целях демонополизации обеспечение реального доступа на внутренний финансовый рынок ряду крупных западных банков. Наконец, третья группа решений связана с применением внеэкономических средств, в основном институциональной и социальной направленности. Так, неотложное вмешательство, в том числе в законодательной сфере, требуется для предотвращения целого ряда неблагоприятных внеэкономических процессов. Речь идет прежде всего об усилении борьбы с коррупцией и прочей экономической преступностью, нарушениями законодательства в отношении уплаты налогов и внешнеэкономической деятельности;

принятии законодательных актов, предусматривающих ужесточение наказания за запрещенный вывоз стратегического сырья за рубеж, взяточничестве в крупных размерах, использование служебного положения в корыстных целях и т.д.;

частичном возвращении вкладов физических лиц и отечественных коммерческих структур в иностранных банках;

проведении других решительных операций. Не менее важным является достижение приемлемой стабилизации социальной сферы с точки зрения ее влияния на рыночную жизнь. Это предполагает расширение прямой социальной поддержки малоимущих слоев населения, оказание неотложной помощи объ 101 ектам образования, науки и социально-культурной сферы, имеющим общенациональное значение, ликвидация последствий экологических бедствий. Полноценная общеэкономическая стабилизация, которая в настоящее время в значительной мере достигнута, призвана стать трамплином для устойчивого экономического роста в случае проведения в дальнейшем структурных реформ в соответствии со сформулированными ранее целевыми ориентирами. Тогда указанные спрессованные во времени решения будут играть роль “стартовых” средств для кардинальной структурной трансформации отечественной экономики в рамках дальнейшей длительной перспективы в соответствии с рассмотренными стратегическими императивами. Реализация целей структурных преобразований в рамках перспективного периода предполагает использование широкой совокупности инструментов рыночного регулирования. В их число, как было выяснено ранее, наряду с универсальными средствами макроэкономического воздействия входят инструменты собственно структурного регулирования (см. схему 2.1). Принципиально важен уровень действия инструментов структурного регулирования в рамках рыночной сферы - макроэкономический, отраслевой, региональный. Как вытекает из ранее сделанного заключения, применительно к периоду трансформации отечественной экономики к постиндустриальному рыночному типу большая часть структурных процессов, в том числе происходящих в рамках отдельных отраслей и регионов, имеет значимость в масштабе всей экономики. Эти процессы и призваны являться объектом структурного регулирования на макро уровне. Следует заметить, что инструменты стимулирования благоприятных структурных сдвигов могут различаться по отдельным отраслям и регионам и даже конкретным инвестиционным проектам. Их применение не укладывается в рамки рассматриваемого аспекта структурного регулирования, и выходит за рамки данной работы. Тем не менее, в случае осуществления широкомасштабных структурных преобразований в перспективный период при практическом применении этих инструментов макроэкономические приоритеты должны играть роль важнейших рамочных условий, прежде всего в отношении размеров государственной поддержки и ее ожидаемого экономического эффекта.

102 Схема 2. Стабилизационная политика Политика экономического роста Макростабилизационное регулирование Стабилизационное структурное регулирование Стимулирование общеэкономического роста Структурное реформирование Как было выяснено ранее, обязательное условие практической реализации рассматриваемой экономико-политической стратегии заключается во взаимодействии структурного и макроэкономического регулирования друг с другом, в конечном счете исходя из двух основных направлений экономической политики - стабилизационной и экономического роста. Соответственно, на всех уровнях принятия решений правомерно выделить два основных направления структурного регулирования на макроуровне - стабилизационное и структурное реформирование, как это отражено на приводимой схеме. Первое направление призвано органично дополнять макростабилизационное регулирование применительно к отдельным структурным процессам, а собственно структурное реформирование объективно призвано быть сопряжено с достижением устойчивого экономического роста. По сути дела экономико-политические решения в области содействия экономического роста предполагают использование двух взаимосвязанных наборов инструментов - макроэкономических и структурного реформирования. Безусловно, градация структурных регуляторов на стабилизационные инструменты и инструменты структурного реформирования достаточна условна. Одни и те же инструменты, как, например, ценовые и внешнеэкономические регуляторы, могут использоваться и для решения стабилизационных задач, и задач структурного реформирования. Тем не менее, принимаемые экономико-политические решения вполне правомерно оценивать исходя из результатов в области стабилизации и структурного реформирования. В рамках двух указанных основных направлений структурного регулирования может быть в основном определен состав его инструментов.

103 Поддержание необходимых диапазонов соответствия спроса и предложения в рамках отдельных секторов предполагает применение специфических структурно стабилизационных регуляторов. К ним относятся ценовые, налоговые и внешнеэкономические регуляторы, а также инструменты прямого регулирования производственной активности и занятости. На структурно деформированных сегментах рынка их применение призвано быть направлено на поддержание необходимого уровня предложения, предопределяющего при неизменных макроэкономических условиях величину спроса. Сегодняшнее экономическое положение в России характеризуется, как было выяснено ранее, крайне значимым влиянием факторов, нарушающих условия эффективного рыночного равновесия по отдельным секторам и отраслям. Это прежде всего проявляется в отношении отраслей, близких к естественной монополии и занимающих крайне высокую долю в производственной структуре. Как показывает сама практика последних лет, поспешная рыночная либерализация и приватизация здесь приводят к неприемлемым перекосам ценовых пропорций, колоссальным взаимным неплатежам и общеэкономической дестабилизации. Регулирование цен и других финансовых параметров рыночной деятельности в зоне естественной монополии является важнейшей прерогативой текущей стабилизационной политики. В постсоциалистических странах, где цены на сырьевых рынках и отчасти промышленных рынках были оторваны фактически от цен мирового рынка, значимость такого регулирования крайне важна. Решающее значение имеет контроль над относительными ценами на первичные ресурсы, условием реализуемости которого должно стать и заключение соглашений между их производителями и потребителями. Кроме того, в зоне естественной монополии объективно необходимым остается поддержание определенной пропорции между размерами поставок ресурсов на внутренний рынок и экспорт. Также без применения структурных стабилизационных регуляторов нельзя обойтись и в ряде других нефинансовых секторов отечественного рынка. К ним относятся аграрный сектор, значительная часть ВПК, малого бизнеса и инновационной сферы, а также депрессивный сектор. Здесь требуется активное, хотя и строго избирательное регулирование цен, производственной активности путем размещения государственных контрактов, государственных закупок (в сельском хозяйстве) и отчасти предоставления налоговых льгот (в малом бизнесе), а также внешнеэкономического оборота посредством установления экспортных и импортных квот.

104 Весомым направлением структурно-стабилизационной политики выступает и регулирование занятости с помощью известных инструментов (квотирование рабочих мест, предоставление государственных гарантий при приватизации, реализация программ переквалификации и др.), специфицированных по различным рынкам труда. Эти инструменты призваны максимально дополнять стабилизационные регуляторы производственной активности на отдельных рынках, исходя из целей стабилизации здесь на определенном уровне ресурсного потенциала. Бесспорно, принципам рыночной стабилизации противоречит до сих пор распространенное на практике использование социальных критериев при выборе инструментов регулирования занятости. Главная трудность заключается в достижении необходимого уровня предложения на отдельных рынках с приемлемыми издержками для государства и в целом для становления полноценных рыночных отношений. Было бы опрометчиво игнорировать опасность усиления антирыночных тенденций в результате регулирования производственной активности и тем более цен. Избежать этого можно путем реализации четко регламентированных процедур применения структурных регуляторов, ограниченных во времени в основном периодом широкомасштабных структурных преобразований. По сути дела требуется постоянное отслеживание вероятных последствий частичного или полного прекращения применения структурных стабилизационных регуляторов. Если переход к либерализационным механизмам ценообразования, стимулирования производственной активности и внешнеэкономической деятельности в рамках определенных сегментов совокупного рынка с большой вероятностью повлечет уменьшение финансовых издержек государства и, главное, не приведет к дестабилизации сопряженных сегментов рынка и тем более совокупного рынка, то тогда правомерен выбор такого альтернативного варианта экономикополитических действий. Как следует из ранее сформулированных аргументов, реализация стабилизационных структурных инструментов может быть действенной только при условии их дополнения макростабилизационными, универсальными регуляторами. Принципиальное значение имеет то обстоятельство, что в период широкомасштабных структурных преобразований состав макростабилизационных регуляторов явно не исчерпывается чисто монетаристскими инструментами. По крайней мере, не меньшее значение, как показывает опыт реформирования стран Восточной Европы и бывшего СССР, приобретает увеличение государственных доходов, прежде всего от приватизации бывшей государственной собственности, усиление налоговой дисциплины, особенно во внешне 105 экономическом обороте, и др. Успешное применение всех этих общесистемных регуляторов становится возможным, судя по практическому опыту, в случае апробации адекватной законодательной базы и создания действенных институтов по ее реализации. Сказанное не означает второстепенности традиционных монетаристских регуляторов. Ограничение размеров денежной массы, поддержание приемлемого обменного курса национальной валюты и других задач управления кредитно-денежным оборотом остается важнейшей прерогативой экономической политики. Вместе с тем операции Центрального банка на открытом рынке, прежде всего с государственными облигациями, и другие меры оперативного кредитно-денежного регулирования призваны осуществляться исходя из известных монетарных ориентиров, в конечном счете “выводимых” из приоритетов структурных преобразований. Переходя к рассмотрению второго основного направления структурного регулирования, уместно акцентировать внимание на том, что достижение желаемых структурных сдвигов неприемлемо, за отдельными исключениями, путем прямого государственного вмешательства в процесс материально-вещественных преобразований, что имело место в рамках внерыночной экономики. В рыночных условиях воздействие на изменения в производственной структуре возможно в основном опосредованным образом. Речь идет о регулировании, притом в значительной мере с помощью косвенных инструментов, целого ряда процессов. К ним относятся инвестиционный и инновационный процессы, повышение конкурентоспособности и уменьшение монополизации, динамика занятости и ценностных пропорций, внешнеэкономическая деятельность, приватизация, финансовое урегулирование (связанное с финансовой несостоятельностью), изменение организационных форм деятельности и правовых условий. Регулирование каждого из этих процессов представляет собой отдельное направление структурного реформирования, в рамках которого требуется целенаправленное применение адекватных инструментов. В отличие от стабилизационных инструментов применение инструментов структурного реформирования направлено не на улучшение отдельных рыночных показателей (цен, спроса, предложения и др.), а на достижение именно структурных изменений. Позитивность последних в свою очередь правомерно оценивать исходя из задаваемых целевых ориентиров структурных преобразований. В то же время в принципе в рамках рыночной среды, за исключением депрессивных рынков, применение инструментов структурного реформирования призвано быть и эффективным относительно сопряженных издержек государственной политики (прямой финансовой поддержки, налоговых и кредитных льгот и 106 др.). Это предполагает достижение прироста производственного выпуска и увеличения финансовых результатов непосредственно в итоге структурного реформирования, за счет чего становится возможным расширение налогооблагаемой базы предпринимательских и прочих доходов и, в конечном счете, возмещение финансовых издержек государства. Безусловно, при выборе конкретных инструментов, выступающих регуляторами отдельных процессов структурной трансформации, следует исходить из их кумулятивного, эмерджентного (если воспользоваться терминологией системного анализа) эффекта и связанных с ним совокупных издержек экономической политики. Явно не целесообразен подход к регулированию процессов, каждый из которых является составным звеном широкомасштабной структурной трансформации, исходя из автономных критериев. Таблица 14. Основные направления и инструменты секторного структурного реформирования НАПРАВЛЕНИЯ Повышение эффективности капитала ИНСТРУМЕНТЫ Прямое государственное участие в инвестициях, налоговый инвестиционный кредит, ускоренная амортизация, льготные кредиты, страхование кредитов, долгосрочные государственные контракты Льготные кредиты, налоговый кредит, субсидии (гранты), специальные государственные программы Антимонопольный контроль, демонополизация, ослабление внешнеэкономического регулирования, регулирование технических и других стандартов Государственные гарантии занятости, квотирование рабочих мест и субсидирование их создания, переподготовка незанятого населения. Ценовой контроль, корректировка (индексация) относительных цен, дотации к ценам, финансовые субсидии, налоговый контроль, изменение структуры налогов Тарифы, квоты, субсидирование экспорта, страхование экспорта, добровольные экспортные ограничения. Применение процедур приватизации государственных предприятий и их реприватизации (временной) с целью нахождения стратегических инвесторов, организация холдингов, объединяющих нежизнеспособные предприятия.

Улучшение результативности инноваций Повышение конкурентоспособности Рационализация занятости Рационализация ценностного механизма Содействие экспорту, улучшение структуры внешнеэкономического оборота Приватизация Финансовое урегулирование Применение специальных процедур реструктуризации финансово несостоятельных предприятий. Реализация законодательных актов в области приватизации, демонополизации, налогообложения, финансовой несостоятельности, внешнеэкономической деятельности и др.

Совершенствование организационно-правового механизма В связи со сказанным узловое значение приобретает согласование различных инструментов структурного реформирования друг с другом и, далее, в целом их координация с остальными инструментами экономической политики, прежде всего макроэкономическими регуляторами (эти вопросы рассматриваются в заключительной части работы). В перспективный период, как следует из ранее сформулированных концептуальных положений, центральную роль среди инструментов структурного реформирования призваны играть решения по обеспечению широкомасштабного притока эффективных инвестиций в российскую экономику. Инициируемая инвестиционная активность должна быть направлена на преодоление структурных барьеров на пути эффективной взаимозаменяемости ресурсов, в том числе за счет замещения импортом. Осуществление инвестиционного прорыва, инициирующего переход к постиндустриальной структуре национальной экономики, предполагает как кардинальное расширение инновационной активности, так и, что не менее существенно, повышение их рыночной результативности. В силу последнего наряду с применением универсальных инструментов стимулирования инноваций нельзя обойтись и без использования инструментов их регулирования, специфицированных по отдельным направлениям деятельности. Речь идет о селективной поддержке инноваторов в основном в рамках венчурного бизнеса, в условиях современного рынка, выполняющего роль основного локомотива в ходе внедрений НТП. Главным критерием при выборе структурных инструментов рассматриваемого вида следует полагать достижение необходимого рыночного эффекта инноваций в конечном счете и на стадии их производственного распространения. При выполнении данного требования, как показывает зарубежный опыт, масштабы дополнительного государственного вмешательства в инновационные процессы на отдельных рынках будут очевидно удовлетворять макрофинансовым ограничениям. Прямым дополнением инвестиционных решений, инициирующих позитивные структурные сдвиги, выступают финансовые инструменты стимулирования повышения конкурентоспособности отечественных производителей на отдельных рынках. К ним относятся прежде всего налоговые и кредитные льготы, предоставляемые производителям на 108 период освоения ими конкурентоспособной продукции. Впрочем, применение такого рода инструментов вероятно будет весьма ограничено и по времени, и по масштабам государственной поддержки. Большую значимость для повышения конкурентоспособности отечественных производителей на нефинансовых рынках имеет преодоление факторов монополизации экономической деятельности (помимо первичных отраслей) и связанных с ними факторов, проявляющихся доминировании властных отношений над рыночными процессами. Негативные проявления рыночного монополизма и особенно внерыночного монополизма обусловливают необходимость их нейтрализации с помощью самых разнообразных средств, в том числе чисто административных. Речь идет о совокупности правил (условий), в первую очередь в виде юридических норм, препятствующих монопольной деятельности. Жесткое антимонопольное регулирование призвано максимально учитывать специфику отдельных отраслей, в том числе внутри финансовой сферы. В состав инструментов структурного реформирования входят и специфические регуляторы занятости. Как показывает практический опыт, на отдельных рынках весьма целесообразно стимулирование роста занятости путем осуществления соответствующих программ переквалификации, организации ярмарок вакансий и т.п. очевидным операционным критерием при принятии такого рода решений выступает максимизация соотношения между ожидаемым приростом рыночного спроса и необходимым государственным финансовым участием. Впрочем, размеры последнего в условиях нормализованного рыночного развития заведомо ограничены. Неотъемлемым условием кардинальной структурной трансформации реальной сферы выступает также рационализация ценностных пропорций. Если задачей стабилизационного регулирования является поддержание стабильности цен или других стоимостных параметров, то структурное реформирование объективно предполагает целенаправленную, хотя и постепенную рационализацию ценовых пропорций и пропорций распределения доходов на отдельных нелиберализированных рынках. Наиболее важное значение в ряду такого рода экономико-политических действий имеет постепенное доведение по мере реального прогресса в ресурсосбережении на всех его этапах уровня относительных цен на первичные ресурсы до мировых при параллельном изменении условий налогообложения в зоне естественной монополии (с учетом специфики ее отдельных сегментов) в сторону большей либерализации. Для проведения в жизнь рассматриваемой стратегии необходимо, судя хотя бы по опыту структурной перестройки в так называемых новых индустриальных странах, активное использование и далеко не универсальных регуляторов внешнеэкономического оборо 109 та. Стимулирование внешнеэкономической активности отечественных производителей должно будет осуществляться с большой степенью дифференциации по разным рынкам, что, конечно, не означает уменьшения значимости универсальных средств внешнеэкономического регулирования и общей внешнеэкономической политики. В соответствии с целевыми ориентирами структурных преобразований наиболее предпочтительна внешнеэкономическая экспансия на рынках технически сложной и особенно высокотехнологичной продукции с помощью действующих инструментов (льготных экспортных тарифов или даже экспортных субсидий), дополняемых взвешенными протекционистскими мерами на внутреннем рынке (в виде повышенных импортных тарифов и др.). При этом в условиях сложившейся системы международных экономических отношений навряд ли со стороны государства возможно использование демпинговой стратегии;

в большинстве случаев применение инструментов стимулирования экспорта должно давать быстрый эффект с точки зрения срока окупаемости предоставляемых государственных льгот. В то же время экспорт продукции промежуточной обработки, за отдельными исключениями, не будет сопряжен с дополнительным финансовым стимулированием, тем более сказанное относится к экспорту первичных ресурсов. Очень существенную роль для успеха структурных реформ в реальной сфере будет иметь и приватизационная политика. Она однозначно призвана носить структурноРезультатом структурноизбирательную направленность, имея в виду неизбежность завершения приватизации в первичных отраслях, аграрном секторе и нынешнем ВПК. избирательного вмешательства государства в процесс приватизации призвано стать создание благоприятных условий для деятельности стратегических инвесторов в направлении повышения конкурентоспособности и связанных с этим позитивных изменений в структуре выпуска. Очевидно, что автономное обоснование эффекта влияния мер в области приватизации на ход структурных реформ крайне затруднительно. Ключевое значение здесь приобретает взаимодействие приватизационной и инвестиционной политик. В случае успешного разрешения этой задачи становится возможным выбор наиболее предпочтительного варианта приватизационных решений, обеспечивающих максимальную отдачу вкладываемого капитала исходя из ожидаемых размеров производственного конкурентоспособного выпуска. Также с проектируемыми инвестиционными решениями, как и, впрочем, с приватизационными мерами, призваны быть органично скоординированы инструменты финансового урегулирования. В целом можно утверждать, что степень жесткости финансового урегулирования должна различаться по шести секторам: либерализированному сектору, относительно конкурентоспособному и экспортабельному сектору с участием государства 110 (включающего в первую очередь ряд первичных отраслей), сектору потенциально конкурентоспособных отраслей (в основном ВПК), сектору малого бизнеса, аграрному и депрессивному секторам. Иными словами, рассматриваемые инструменты призваны быть специфицированы применительно к разным секторным политикам структурного регулирования (этот вопрос специально рассматривается в гл. 4). Наконец, на приоритеты структурных преобразований призвана быть сориентирована политика по совершенствованию организационно-правового механизма. И в первую очередь учет структурных факторов должен иметь место в законодательной области. Очень большая работа должна быть проведена для успешной апробации правовых норм деятельности на внутреннем и внешних рынках, в сферах малого бизнеса, естественной монополии и др. В конечном итоге эффект совершенствования организационно-правового механизма проявится в экономическом росте на наиболее предпочтительных нефинансовых рынках исходя из целевых ориентиров постиндустриальной структурной трансформации. В связи со сказанным, имеет смысл подчеркнуть следующий тезис. Применение рассмотренных инструментов структурного реформирования приведет к желаемому результату только при условии их дополнения универсальными инструментами стимулирования экономического роста. Можно считать общепризнанным, что повышение производственной активности в рамках предполагаемого периода экономического оживления будут инициировать макроэкономические решения по ослаблению налогового бремени и удешевлению кредита. Наряду с этим именно максимально возможному высвобождению ресурсов накопления для повышения экономического роста призвано способствовать применение других универсальных инструментов государственной политики (бюджетных, внешнеэкономических и др.). Весомым резервом стимулирования экономического подъема выступает и общесистемное совершенствование законодательного обеспечения прав собственности и самого процесса дальнейшего реформирования организационно-правовых форм предприятий42. В то же время, безусловно, применение инструментов структурного регулирования не должно препятствовать становлению полноценных отношений суверенности потребителей и производителей на базе процесса приватизации и появления новых рыночных субъектов. Успешное развитие либерализированного сектора, где заглавную роль призваны Программа правительства РФ “Структурная перестройка и экономический рост в 1997-2000 г.”. Соб рание законодательства РФ. 1997, № 19, ст. 2230.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.