WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
-- [ Страница 1 ] --

Министерство образования и наук

и Российской Федерации Российская академия государственной службы при Президенте РФ Северо-Кавказская академия государственной службы

На правах рукописи

Мамаев Рустам

Борисович Конституционно-правовой статус Кабардино-Балкарской Республики как субъекта Российской Федерации (федеральные стандарты и республиканское регулирование).

Специальность 12.00.02 – «Конституционное право;

муниципальное право» Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук Научный руководитель – доктор юридических наук профессор Ж.И. Овсепян Ростов-на-Дону - 2004 2 ОГЛАВЛЕНИЕ Введение…………………………………………………..……………………………..…..3 Глава I. Становление и развитие национальной государственности Кабардино-Балкарской Республики………………………………………………...…....17 1.1. 1.2. Конституционное развитие Кабардино- Балкарской Республики в советский Конституционное развитие Кабардино- Балкарской период. Этнические и территориальные проблемы развития…………………...……..17 Республики в постсоциалистический период……………………………….…………...30 Глава 2. Конституционные основы организации государственной власти в Кабардино-Балкарской Республике………………………………………………….....45 2.1. Государственно-правовые признаки Кабардино- Балкарской Республики как субъекта Российской Федерации……………..……………….…..……45 2.2. Проблемы эффективности организации законодательной власти в Кабардино- Балкарской Республики …...………………………………………………65 2.3. Президент и Правительство Кабардино-Балкарской Республики в системе исполнительной власти Кабардино- Балкарской Республики и Российской Федерации….………………………………………………...81 2.4. Становление судебной системы Кабардино- Балкарской Республики …………...92 Глава 3. Конституционные основы взаимоотношений КабардиноБалкарской Республики с Российской Федерацией и другими субъектами Российской Федерации………………………………………………………..….….…..111 3.1. Предметы ведения и полномочия Кабардино- Балкарской Республики как субъекта Российской Федерации. Практика взаимоотношений с РФ по поводу разграничения предметов ведения и полномочий…………….….....…111 3.2. Гарантии конституционного статуса Кабардино- Балкарской Республики как субъекта Российской Федерации. Формы участия в реализации функций федеральной государственной власти…...…133 3.3. Конституционная ответственность Кабардино- Балкарской Республики как субъекта РФ………………………………………………………….....141 3.4. Конституционно-правовые основы взаимоотношений КБР с субъектами Российской Федерации в Южном федеральном округе………..…..…….156 Заключение…………………………………………………………………………….….166 Библиографический список использованной литературы………………………….…. Введение. Актуальность темы. Одним из наиболее сложных вопросов, с которым столкнулось государственное строительство в России постсоциалистического периода, оказалось формирование федеративных отношений. Процесс становления этих отношений является очень сложным и не завершен до сих пор. Среди наиболее актуальных проблем федерализма, волнующих в настоящее время правоведов и политиков, особое место занимают вопросы конституционного статуса субъектов РФ, оптимизации территориальной организации власти и укрепления ее вертикали при сохранении оптимальных пределов децентрализации. В частности, если предшествующее историческое развитие заложило прочный фундамент Кабардино-Балкарской государственности, то кризис, а затем и распад СССР, последующие трудные процессы собственной трансформации и государственно-политической реконструкции в России вновь поставили КабардиноБалкарию перед необходимостью фундаментального выбора и явного выражения своей политической воли. Это в полной мере воплотилось в содержании общественно-политических процессов в Кабардино-Балкарии. В предшествующем десятилетии на повестку дня встали вопросы, касающиеся основ национального существования народов – суверенитет или автономия, федерализм или сепаратизм, целостность или распад республики. По сути дела шел поиск политических форм реализации национальных интересов. Правовой статус субъектов РФ складывался в разные временные периоды и под влиянием разных политических тенденций. Отсюда известная противоречивость норм, определяющих правовой статус РФ и ее субъектов, незавершенность процессов создания реального федерализма, что в полной мере относится и к статусу КабардиноБалкарии, а также к характеристике ее взаимоотношений с Федерацией и другими субъектами РФ. С принятием Конституции РФ 12 декабря 1993г. коренным образом были пересмотрены подходы к построению формы государственного устройства. Новая Конституция РФ закрепила равноправие всех субъектов Федерации, более четко разграничила полномочия между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. В последние годы был принят целый ряд важнейших федеральных конституционных законов и федеральных законов, устанавливающих и регламентирующих правовой статус субъектов РФ: «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ» от 24.06.99г.1 (данный федеральный закон утратил силу с 08.07.03г.),2 «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» от 06.10.99г. (с изменениями и дополнениями от 29.07.00г., 07.05.02г., 24.07.02г., 11.12.02г., 04.07.03г.)3, федеральные конституционные законы «О порядке принятия в РФ и образовании в ее составе новых субъектов» от 17.12.01г. и «О судебной системе РФ» от 31.12.96г. (с изменениями и дополнениями от 15.12.01г., 04.07.03г.)4 и т.д. Принятие данных законов, совершенствующих федеративные отношения и укрепляющих вертикаль власти, можно отнести к категории важнейших событий последних лет, предопределяющих потребность в формально-юридическом, функциональном и других анализах, осуществляемого ими конституционно-правового регулирования. Высокие темпы, большие масштабы и радикализм законотворчества в субъектах РФ в прошедшем десятилетии поставили весьма остро проблему большого количества законодательных актов субъектов РФ несоответствия федеральным нормативным правовым актам. В решении этой проблемы проделана огромная работа. Так, в 2000-2001гг. был выявлен 621 нормативно-правовой акт субъектов РФ в Южном федеральном округе, нарушающий единое правовое пространство России. Подавляющее большинство из них уже приведено в соответствие с федеральным законодательством. Судя по заявлениям полномочного представителя Президента РФ в ЮФО наиболее оперативно и качественно данная работа проведена в КабардиноБалкарии.5 Однако, несмотря на это и в настоящее время остается ряд республиканских федеральному нормативных актов, Так, противоречащих например, Конституции Закона РФ КБР и «О законодательству. принятие безопасности» от 29.11.02г. №84-РЗ выходит за пределы полномочий органов государственной власти КБР, предоставленных им Конституцией РФ.

Собрание законодательства РФ. 1999г. №26. Ст. 3176. Российская газета. 08.07.03г. №131 3 Собрание законодательства РФ. 1999г. №42. Ст. 5005;

2000г. №31 Ст. 3205;

2002г. №19 Ст.1792;

2002г. №30. Ст. 3024;

2002г. №50 Ст. 4930;

2003г. №27 (ч.2) Ст. 2709 4 Собрание законодательства РФ. 1997г. №1 Ст.1;

2001г. №51 Ст. 4825;

2003г. №27 Ст. 2698 5 Казанцев В.Г. Новая вертикаль власти как условие дальнейшего общественного развития. // Вертикаль власти: проблемы укрепления российской государственности в современных условиях. Ростов-на-Дону. СКАГС. 2001г.

Одной из самых затяжных и острых проблем в выстраивании вертикали власти является проблема разграничения полномочий между федеральным центром и регионами. Причем, если, процессу приведения регионального законодательства в соответствие с федеральным практически уделяется большое внимание, то актуальным и явно обойденным вниманием является вопрос о приведении федеральных законов в соответствие с Конституцией РФ, особенно в той части, где они вторгаются в компетенцию субъектов РФ. Между тем от решения обеих проблем во многом зависит формирование правового федерализма в России. Эти обстоятельства также обуславливают актуальность диссертационной темы. Актуализирует выбранную диссертантом тему также принятие в 2002-2003г. ряда федеральных законов, внесших существенные изменения в организацию выборов, модель парламентаризма в субъектах РФ, а также реформирующих систему местного самоуправления. В связи с тем, что федеральный закон от 24.07.02г. «О внесении изменений и дополнений в федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ», требует, чтобы избирательному округу, не менее 50 процентов депутатов изменения были внесены в законодательного органа власти субъекта РФ должно избираться по единому соответствующие законодательство о выборах КБР и 7 декабря 2003г. впервые в истории республики выборы в Парламент КБР проводились по «партийным спискам». В результате половина Парламента республики Формирование в структуре сформирована по партийному принципу. КБР фракций повлекло за собой Парламента необходимость принятия нового Регламента Парламента КБР, в корне меняющего порядок его работы. Также особую актуальность приобретает тема диссертационного исследования в связи с изменениями в законодательстве о местном самоуправлении. Федеральный закон от 06.10.03г. №131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» в ст. 85 обязал субъекты РФ принять в ближайшее время большой блок нормативных актов, касающихся реформы местного самоуправления. Таким образом, со вступлением в силу указанного федерального закона, не только резко увеличится количество муниципальных образований в КБР, усилится роль республиканского нормотворчества в регулировании местного самоуправления, но и изменится модель взаимоотношений между органами государственной власти КБР и органами местного самоуправления в КБР. Важным элементом, характеризующим актуальность данной работы и одним из предметов диссертационного исследования являются вопросы о конституционной ответственности КБР как субъекта РФ и конституционной ответственности органов и должностных лиц публичной власти в КБР. Данная проблема в настоящее время недостаточно разработана как на уровне федерального конституционного регулирования, так и в текущем законотворчестве. В немалой степени причиной тому является незавершенность теоретической разработки в российской юридической науке вопросов конституционной ответственности как нового вида юридической ответственности. Наконец, актуальность избранной диссертантом темы объясняется и тем, что большие изменения произошли и в правовой системе Кабардино-Балкарии – принятие Конституции КБР 1997г. и внесение в нее Конституционным собранием КБР поправок от 19.07.02г и 02.07.03г.;

Закона КБР «О правовых актах в КБР» от 03.08.02г.,;

законов «О Конституционном Собрании КБР», «О Правительстве КБР», «О Конституционном Суде КБР», «О статусе столицы КБР», «О местном самоуправлении в КБР», «Об Избирательной комиссии КБР» и т.д. Все эти и другие события в общественно-политической жизни республики, которые в настоящее время представляются недостаточно изученными в юридической науке и побудили к написанию данной диссертационной работы. Цели и задачи исследования. Основными целями исследования являются: конкретизация применительно к КБР общих теоретико-методологических подходов к анализу национальной федеративной политике РФ;

исследование проблем оптимизации разграничения полномочий и предметов ведения РФ и субъектов РФ (в конкретном его варианте - взаимоотношений РФ с КБР);

конструирование авторской модели механизма установления собственной сферы ведения и полномочий КБР как республики в составе РФ;

сравнительный анализ установленных Федерацией минимальных стандартов организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ с конституционноправовым регулированием в КБР;

анализ общих с иными республиками РФ и специфических для КБР признаков конституционно-правового статуса республики как субъекта Российской Федерации.

Для достижения этих целей в работе поставлены следующие задачи:

- исследовать становление и развитие национальной государственности Кабардино-Балкарской Республики, начиная с момента ее создания и до наших дней: проанализировать этапы государственного строительства республики в контексте развития конституционного и конституционно-правового законодательства России начала, середины, конца XX столетия, начала XXI века;

проанализировать межэтнические и территориальные проблемы развития государственности КБР;

- исследовать вопросы конституционных основ организации государственной власти в КБР, а именно государственно – правовые признаки КБР как субъекта РФ, форму правления и форму государственного устройства республики, особенности организации законодательной, исполнительной и судебной властей республики, а также их взаимоотношения с федеральными органами государственной власти;

- обобщить наработанный теоретический и практический опыт построения федеративных отношений в тесной увязке с особенностями жизнедеятельности, ментальности народов республики, условий и особенности развития КБР;

- осуществить сравнительный анализ установленных Федерацией минимальных нормативов организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ с конституционно-правовым регулированием в КБР;

- провести анализ конституционных основ взаимоотношений КБР с Российской Федерацией и ее субъектами. Состояние научной разработанности. Тема диссертационного исследования носит комплексный характер, который предполагает необходимость обращения разделам юриспруденции и ряда других наук: философии права, теории и истории государства и права, политологии, социологии и т.д. Исходя из этого, как источниковедческую основу диссертационного исследования составила специальная юридическая литература, так и труды в области других наук. В процессе решения проблем диссертационного исследования были изучены разнообразные источники: работы отечественных ученых, архивные материалы, нормативные правовые акты, материалы научных конференций, журнальные статьи. Проблемам федерализма и статуса субъектов Федерации посвящены работы таких известных отечественных специалистов, как: Р.Г. Абдулатипова, Авакьяна, А.Н. Аринина, С.Н. Бабурина, И.Н. Барцица, Л.Ф. Болтенковой, С.А. Н.В.

Варламовой, Р.М. Дзидзоева, Н.М. Добрынина, Д.Л. Златопольского, В.В. Иванова, В.Г. Игнатова, И.П. Ильинского, В.Т. Кабышева, Л.М. Карапетяна, А.В. Киселевой, К.Д. Коркмасовой, А.Е. Козлова, А.Н. Кокотова, В.А. Кряжкова, О.Е. Кутафина, А.Н. Лебедева, И.Д. Левина, А.И. Лепешкина, А.А. Ливерецкого, В.Н. Лысенко, Н.А. Михалевой, Ж.И. Овсепян, В.Г. Пахомова, Ю.М. Прусакова, В.В. Пустогарова, В.А. Ржевского, М.С. Саликова, В.И. Синюкова, И.А. Умновой, А.М. Цалиева, Т.Я. Хабриевой, В.Е. Чиркина, Д.Ю. Шапсугова, Л.А. Шестакова Следует отметить также защищенный в этот же период целый ряд кандидатских диссертаций, посвященных общей характеристике статусов конкретных субъектов РФ либо отдельным аспектам их статусов: Х.А., Аджиева, Д.Б. Агафонкина, Р.А. Клычева, П.Я. Нечепуренко, И.В. Николаева, У.Ш. Шахманаева, М.М. Яковлева и др. В 1998-2003гг. защищен ряд диссертаций, посвященных общим проблемам российского федерализма и статусам отдельных категорий субъектов – областей, сложноустроенных субъектов РФ, национально-территориальных субъектов, либо законодательному регулированию на уровне субъектов РФ, либо судам субъектов РФ: А.Н. Аринина, А.З. Богатырева, О.Н. Громовой, В.О. Двадненко, Дегтева Г.В., Н.М. Добрынина, С.М. Ермакова, Р.В. Знаменщикова, В.В. Иванова, О.О. Маленко, А.И. Матвиенко, Нарутто С.В., Ю.П. Рыбакина, В.И. Савина, А.В. Саленко, М.О. Становой, И.А. Стародубцевой, А.А. Устинова, А.Н. Черткова и т.д. Проблемы разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами исследуются в работах известных ученых юристов и политологов – Р.Г. Абдулатипова, С.А. Авакьяна, М.В. Баглая, Л.Ф. Болтенковой, Р.М. Дзидзоева, И.В. Дудко, Л.М. Карапетяна, М.А. Краснова, А.Н. Лебедева, И.В. Левакина, Н.А. Михалевой, Ж.И. Овсепян, Э.В. Тадевосяна, А.А. Тайбакова, И.А. Умновой, А.М. Цалиева, С.М. Шахрая, Б.С. Эбзеева. В ходе написания диссертации были изучены также работы исследователей Кабардино-Балкарии по данной теме. Это научные труды М.К. Ажаховой, А.З. Бецукова, А.С. Геляхова, М.Р. Дышековой, З.К. Каширокова, Ю.М. Кетова, З.Х. Мисрокова, Л.А. Тхабисимовой, А.В. Хамукова, А.К. Шогенова, а также ученых – историков, политологов и социологов О.Л. Айшаев, М.Т. Ансокова, Х.М. Бербекова, А.Х. Борова, Т.К. Галачиева, М.И. Геттуева, В.Д. Дзидзоева, Х.М. Думанова, В.Х. Кажарова, В.Ж. Кудаева, Т.А. Машукова, Х.Х. Сабанчиева, Х.Ф. Тазиева, Ж.А. Хаджиева, Х.И. Хутуева, О.Л. Шогенцуковой, С.Э. Эбзеевой.

Большое значение в диссертационном исследовании придается вопросу о конституционной ответственности субъектов РФ и их должностных лиц. Изучению вопросов конституционной ответственности посвящены работы С.А. Авакьяна, К.С. Бельского, И.Н. Барциц, В.А. Виноградова, И.В. Гончарова, А.А. Иванова, Т.Д. Зражевской, М.Н. Карасева, Н.М. Колосовой, А.А. Кондрашова, Ж.И. Овсепян, В.А. Сивицкого, Д.Т. Шон, И.А. Умновой. Однако, проведенные в литературе научные исследования статусов категорий субъектов РФ и тем более – конкретных субъектов РФ – не исчерпывают актуальность проблем, поставленных в настоящем диссертационном исследовании. Анализ научных работ, литературы показывает, что вопросы статуса республики в составе Российской Федерации вызывают много споров ученых и специалистов. В научной литературе недостаточно проанализированы и изучены вопросы конституционноправового статуса республик в составе РФ, и в частности, Кабардино-Балкарии с учетом многочисленных изменений, произошедших в законодательстве РФ, а также общественно-политической жизни страны в последние годы. Объектом исследования данной работы является один из наиболее актуальных и дискуссионных институтов его современного российского федерализма конституционно - правовой статус субъекта Российской Федерации (на материалах Кабардино-Балкарии) в соотносимости со статусом федерации в контексте процессов формирования нового федерализма в России, максимальной реализации конституционной (Конституция РФ 1993г.) концепции нового федерализма. Предметом исследования является законодательство РФ и КБР о статусе субъекта РФ, истории и предыстории развития государственности КБР, современная государственно-правовая практика развития Кабардино-Балкарии в составе РФ, проблемы реформы федеративного устройства России, материалы практической реализации в КБР новейшего федерального законодательства о порядке формирования и новых формах организации публичной власти в субъектах РФ. Методология исследования. Характер задач, поставленных в диссертационном исследовании, определил необходимость комплексного использования научных методов исследования. Для раскрытия конституционно-правового статуса республики в составе Российской Федерации применялись общенаучные методы познания: формально-юридический, системный, сравнительно-правовой, исторический методы. В определенном объеме в работе использовался ряд специальных методов:

функциональный, статистический. Конкретно-социологический и др. Эмпирической базой диссертационного исследования стали нормативные правовые акты федерального и регионального уровня, начиная с 1917г. и до настоящего времени. Хронологические рамки исследования охватывают период с 1917г. до настоящего времени. Теоретическое и практическое значение диссертационного исследования заключается в том, что изложенный в ней целостный (комплексный) анализ конституционно-правового статуса республики в составе РФ на примере КабардиноБалкарии может способствовать дальнейшей теоретической разработке таких актуальных проблем конституционного развития субъектов РФ как гарантии конституционного статуса и конституционная ответственность субъектов РФ;

развитие федеральной конституционной концепции разграничения ведения и полномочий;

предметов позволит усовершенствовать механизм разграничения предметов ведения и полномочий между РФ и ее субъектами и, в частности, при установлении предметов ведения субъектов Федерации;

конституционно-правовые основы взаимоотношений субъектов РФ «по –горизонтали». Практическая реализация ряда положений настоящей диссертации позволит внести изменения в организацию системы органов государственной власти Кабардино-Балкарии, в том числе усовершенствование механизма взаимоотношений между исполнительной и законодательной властями и т.д. Некоторые положения данной работы могут быть иметь практическое применение при работе Правительства КБР, Аппарата Президента КБР по усовершенствованию двусторонних отношений с иными субъектами РФ, в том числе в рамках институтов Южного федерального округа. Значимость работы определяется также возможностями ее использования в качестве спецкурса, учебного пособия по конституционному праву РФ и субъектов РФ, региональному праву. Апробация работы проведена на научных конференциях и симпозиумах в Москве (декабрь 2002г., апрель 2003г., декабрь 2003г.), Ростове-на-Дону (октябрь 2001г.), Екатеренбурге (март 2003г.), Новосибирске (апрель 1999г., апрель 2000г.), Нальчике (апрель 2000г., ноябрь 2001г.), при обсуждений проблемных лекций в учебном процессе. По теме диссертационного исследования опубликовано двенадцать работ, в том числе в общероссийских научных изданиях – «Государство и право» (2003г. №4), «Журнал российского права» (2002г. №2), «Гражданин и право» (2002г.

№10/11, 2003г. №3), «Политика и право» (2002г. №9, 2003г. №3, 2003г. №8), в «Северо-Кавказском юридическом вестнике» (2003г., №1), альманахе социальнополитических и правовых исследований Кабардино-Балкарского научного центра Российской Академии наук и т.д. Некоторые положения диссертационного исследования, касающиеся анализа соотношения норм федерального и республиканского законодательства и выявленных при этом несоответствий, были использованы при проведении правовых экспертиз нормативных актов КБР Управлением Министерства юстиции РФ по КБР, Управлением МНС России по КБР, Прокуратурой КБР, Парламентом КБР, органами местного самоуправления республики. Научная новизна диссертационного исследования состоит, прежде всего, в самом подходе к исследованию поставленной проблемы как сложной и многоплановой, что находит свое выражение в основных положениях и выводах, разработанных автором и выносимых им на защиту. В диссертации предпринята попытка подойти к рассмотрению вопросов конституционно-правового статуса республики в составе РФ на основе обобщения теоретического наследия выдающихся западных и отечественных ученых, большого комплекса сравнительно-правового материала, дать им современную оценку, попытаться проследить эволюцию становления государственности КБР как субъекта РФ. Диссертационное сочинение представляет собой первое комплексное монографическое исследование современных актуальных проблем государственно-правового строительства в Кабардино-Балкарии с учетом обобщения и анализа новейшего законодательства и практики его применения. Диссертация характеризуется как новизной поставленных задач, выдвижения и обоснования основных положений, так и тем, что сформулированные в нем выводы и предложения имеют концептуальную, научнотеоретическую и практическую значимость для совершенствования конституционноправового статуса КБР как субъекта Российской Федерации и укрепления федеративных отношений на современном этапе. Диссертантом предпринят анализ исторических процессов становления и конституционного развития государственности в КБР на основе предложенной им периодизации развития государственно-правового статуса КБР, что позволило сделать выводы о сложном, противоречивом, но последовательном процессе укрепления государственности КБР как субъекта РСФСР, а в последующем – субъекта Российской Федерации. Предлагаемый в диссертации подход позволил автору дать юридические (государственно-правовые) характеристики КБАССР, а в последующем - КБР в их развитии, показать историческую преемственность процессов формирования современного правового статуса республики. Важным элементом, характеризующим научную новизну диссертационного исследования, составляет то, что автор анализирует изменения, федерального и регионального законодательства 2002-2003гг., направленные на усиление партийного характера выборов на уровне субъектов РФ, обеспечиваемое федеральным законодательством, что предполагает новую модель парламентаризма в республике;

резкое увеличение числа муниципальных образований, в следствие чего меняется и модель разграничения полномочий между органами государственной власти КБР и органами местного самоуправления. Большое внимание в работе уделено исследованию государственно-правовых вопросов конституционной ответственности органов государственной власти республики как субъекта РФ в современный период и разработке путей ее совершенствования. Обеспечение конституционной законности и ответственности в деятельности органов государственной власти субъектов РФ должно стать одним из основных направлений в государственном строительстве. Новыми являются и данные в работе предложения о целесообразности внесения соответствующих поправок, как в федеральное, так и региональное законодательство. В работе даются авторские оценки институтов государственности КБР, ее территориального верховенства при соблюдении принципа суверенитета РФ, высшей юридической силы Конституции КБР как субъекта Российской Федерации, выявляются иные государственно-правовые признаки, определяются основные пути совершенствования конституционно-правового статуса КБР и федеративных отношений в России в целом. Структура диссертации включает введение, три главы, состоящие из 10 параграфов, заключение и список использованной литературы. Во введении обосновывается актуальность рассматриваемой темы, состояние научной разработанности проблемы, определяются предмет, цели и задачи исследования, излагаются его теоретические и методологические основы, показана научная новизна и практическая значимость диссертационной работы. Первая глава – «Становление и развитие национальной государственности Кабардино-Балкарской Республики» состоит из двух параграфов.

Первый параграф – «Конституционное развитие КБР в советский период.

Этнические и территориальные проблемы становления» - посвящен становлению Кабардино-Балкарии. Диссертант предпринимает попытку провести периодизацию истории становления государственности два республики. Основанием во-первых, динамика для такой периодизации является критерия: способов территориального самоопределения Кабардино-Балкарии (административно территориальные формы, автономизация через создание автономной области, автономной республики РСФСР, самоопределение посредством создания республики (государства) в составе РФ), а, во- вторых, изменения конституционно-правовых основ обеспечения ее государственности (Конституции СССР, РСФСР, РФ, самой Кабардино-БалкарииКонституции КБАССР 1937г., 1944г., 1957г., 1978г., Конституция КБР 1997г.). Во втором параграфе – «Конституционное развитие КБР в постсоциалистический период»- анализируется период 90-х годов 20 века – период бурных преобразований в общественно-политической государственном жизни республики: развал принятие советской Декларации системы о суверенитете КБССР, органов государственной власти и создание институтов Президента КБР, двухпалатного Парламента республики, Конституционного суда КБР, подписание Договора с Российской Федерацией о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти КБР, принятие новой Конституции КБР в 1997г., внесение в нее существенных поправок в 2001, 2003гг. В этой главе специальное внимание уделено этническим и территориальным проблемам развития государственности КБР. Вторая глава – «Конституционные основы организации государственной власти в КБР» включает в себя четыре параграфа. В этой главе анализируются государственноправовые признаки КБР как субъекта РФ;

проблемы эффективности организация законодательной и исполнительной ветвей власти в республике;

их взаимоотношения между собой и с территориальными органами федеральных органов исполнительной власти;

становление судебной власти в КБР (Конституционного Суда КБР и института мировых судей). Первый параграф - «Государственно-правовые признаки КБР как субъекта РФ»посвящен основным государственно –правовым признакам КБР как субъекта РФ, вместе с тем имеющей свои специфические особенности. Поскольку Кабардино Балкария – один из субъектов РФ, соответственно в ее развитии можно выделить многие признаки, черты, общие для всех или многих субъектов РФ. Вместе с тем в эволюционных процессах, происходящих в республике, имеется специфика, особенности, обусловленные своеобразием ее истории, национального состава населения, традициями и обычаями коренных этносов, сложностью политических процессов, происходящих в Северо-Кавказском регионе, которые обуславливают своеобразие путей решения общих и локальных проблем. Второй параграф – «Проблемы эффективности организации законодательной власти в КБР» посвящен исследованию статуса законодательного органа республики. Научная концепция и разработанные на ее основе рекомендации позволят совершенствовать систему этих органов, повышать эффективность их работы. В работе большое внимание уделяется вопросу о том, какой должна быть структура Парламента КБР: однопалатный или двухпалатный орган? Конституция КБР 1997г. в редакции, действовавшей до 02.07.03г., устанавливала двухпалатный законодательный орган. В соответствии с поправками к Конституции республики от 02.07.03г. Парламент КБР реформируется в однопалатный орган с численностью в 110 депутатов, при том что профессионально будут работать только 22 депутата. Автор считает оптимальным вариантом преобразование Парламента республики в однопалатный орган с численностью в 55 депутатов (по 5 депутатов от каждой административно-территориальной единицы республики) и при этом все депутаты должны работать на постоянной основе. Вместе с тем, преобразовывая Парламент в однопалатный орган, необходимо обеспечить и определенные элементы его федерализации. Имеется в виду сохранение Комитета по межнациональным вопросам, который был в структуре прежнего Парламента. Данный Комитет состоит из 15 человек (5- кабардинцев, 5-балкарцев, 5русских) и призван защищать этнические интересы народов республики. Третий параграф – «Президент и Правительство КБР в системе исполнительной власти КБР и РФ» посвящен организации исполнительной власти в республике, его особенностям;

анализируется правовой статус Президента и Правительства КБР, их взаимоотношения с федеральными органами исполнительной власти, в том числе с территориальными органами федеральных органов исполнительной власти в КБР. В данном разделе диссертант анализирует положения Конституции КБР и республиканских законов, касающиеся правового статуса Президента и Правительства КБР с точки зрения их соответствия нормам федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ»;

при этом выявляется ряд противоречий, требующих своего устранения. Четвертый параграф – «Становление судебной системы КБР»- посвящен становлению и правовому статусу судов республики – Конституционного суда КБР и мировых судей. Автор обосновывает актуальность и необходимость наличия конституционных судов в субъектах РФ. Функционирование конституционных (уставных) судов субъектов РФ весьма актуально с позиции интересов и Федерации в целом, и в то же время это соответствует интересам субъектов РФ. С позиции «федерального интереса» функционирование конституционных (уставных) судов субъектов России актуально, поскольку, во-первых, с их созданием Федерация отождествляет достижение такой глобальной цели, как формирование в России «правового федерализма».6 Третья глава – «Конституционные основы взаимоотношений КБР с РФ и другими субъектами РФ» состоит из четырех параграфов. Первый параграф называется «Предметы ведения и полномочия КБР как субъекта РФ. Особенности взаимоотношений КБР с РФ по поводу определения предметов ведения и полномочий». Здесь автор проводит анализ соотношения предметов ведения и полномочий РФ, предметов совместного ведения и предметов ведения КБР. В результате сравнительного анализа Конституции РФ, федерального законодательства и законодательства КБР, диссертантом обнаружен целый ряд нарушений в республиканском регулировании законодательства о разграничении государственной власти по вертикали. Особое место в работе уделяется остаточной компетенции субъектов РФ, выступающей одновременно и как исключительная компетенция. При определении остаточной компетенции наряду с общей, федеральной конституционно-правовой схемой важную роль играет и Конституция КБР, в статье 69 которой установлены предметы ее ведения.

Ж.И. Овсепян. Становление конституционных и уставных судов в субъектах РФ (1990-2000гг.). М., 2001г.

Второй параграф называется «Гарантии конституционного статуса КБР как субъекта РФ. Формы участия в реализации функций федеральной государственной власти». Здесь диссертант выделяет два способа защиты субъектом РФ своих прав: Во-первых, внесудебная защита, которая реализуется посредством апелляции к Президенту РФ как гаранту Конституции России: с обращением об использовании согласительных процедур для разрешения разногласий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъекта РФ (ч.1 ст. 85 Конституции РФ);

во-вторых, выделяется такой способ, как судебная защита, которая реализуется посредством обращения в Конституционный суд РФ с соответствующими запросами. Третий параграф называется «Конституционно - правовая ответственность КБР как субъекта РФ» и посвящен конституционно-правовой ответственности органов государственной власти республики исследуются теоретические аспекты и ее должностных лиц. конституционной В диссертации круг ответственности, субъектов, объекты и основания конституционной ответственности должностных лиц и органов государственной власти уровня субъектов РФ. Ответственность субъекта Федерации за нарушение федеральной Конституции и федерального законодательства можно определить как последствия нарушения федеральной дисциплины. Это ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти. Естественно, что в случае систематического и грубого нарушения органами государственной власти и управления республики требований Конституции РФ и федерального законодательства в отношении их должны быть применены соответствующие меры ответственности. Четвертый параграф называется «Конституционно-правовые основы взаимоотношений КБР с субъектами РФ в Южном федеральном округе». Анализируя, практику заключения двусторонних договоров между субъектами РФ, автор указывает, что по состоянию на 01.04.04г. Кабардино-Балкария заключили двусторонние договора и соглашения с 15 субъектами РФ. Значение данных договоров очень велико для республики как с социально-экономической, так и с общественно-политической точки зрения. В заключении подводятся итоги исследования, обобщаются сделанные выводы и внесенные предложения.

Глава I. Становление и развитие национальной государственности КабардиноБалкарской Республики. 1.1. Конституционное развитие КБР в советский период. Этнические и территориальные проблемы развития. На разных этапах исторического развития отношения между двумя титульными народами Кабардино-Балкарской Республики складывались по разному: независимые друг от друга в правовом отношении Кабарда и Балкария (до 1921г.), Кабарда и Балкария как субъекты Горской АССР (1921-1922гг), единая КабардиноБалкарская автономная область (1922-1937гг.), а затем и Кабардино-Балкарская АССР (1937-1944гг.), полная ликвидация государственности балкарцев и преобразование КБАССР в Кабардинскую АССР (1944-1957гг.), вновь создание единой КабардиноБалкарской АССР (1957-1991гг.), резкое осложнение межнациональных отношений и, как результат, неудавшаяся попытка создания Республики Балкария и Кабардинской Республики как отдельных субъектов Российской Федерации (1991-1992гг.), преобразование КБССР в Кабардино-Балкарскую Республику. Первым этапом конституционно-правового развития государственности кабардинского и балкарского народов в исследуемый период является вхождение в состав Терской советской Республики, куда до 1921г. Кабарда и Балкария входили как самостоятельные субъекты. Терская республика была провозглашена II съездом народов Терека 17.03.18 г. в Пятигорске. Съездом была принята Конституция Терской республики, определившая государственное устройство республики, структуру ее органов, отношения республики с Россией и т. д. Терская Советская республика в конституционном порядке признавалась «нераздельной составной частью Российской Федерации». Подчеркивание этого факта в Конституции имело тогда особое значение, так как многочисленные контрреволюционные «правительства», то и дело, возникавшие в ходе гражданской войны на Северном Кавказе, не раз объявляли о «полном отделении» Терской области и всего Северного Кавказа от Советской России.7 Выделение Терской области в особую республику в составе Российской Федерации не было оформлено каким-либо общероссийским законодательным актом.

Эбзеева С.Э.. Становление советской национальной государственности народов Северного Кавкаа». М., 1976г. С. 45.

В этом тогда и не было особой необходимости. Главное состояло не в формально-юридической стороне дела, а в фактическом положении, в практическом сплочении трудящихся различных наций России для борьбы с контрреволюцией и интервенцией. Кстати, так же были провозглашены в качестве составных частей России Украинская Советская республика (декабрь 1917 г.) и Туркестанская Советская республика (1918 г.). Аналогично решался вопрос и при провозглашении других советских республик на Северном Кавказе. Конституция Терской республики говорит в пользу определения статуса Терской Совет республики в рамках РФ как автономии, причем довольно широкой. Согласно ее Конституции имела право устанавливать косвенные налоги, вступать в договорные отношения с соседними государственными образованиями. Широта автономии Терской Советской республики объяснялась условиями ее возникновения и существования. Республика была окружена врагами, поэтому многие вопросы первостепенной важности должны были в силу необходимости решаться ею на собственный страх и риск. По своему государственному устройству Терская Советская республика была определена Конституцией как «союз народов и племен, политическое участие которых в управлении областью выражается в пропорциональном представительстве в составе единого объединенного органа областной власти». Это конституционное определение с достаточной четкостью отражало структуру делегатского состава II съезда народов Терека по национальностям, поскольку делегаты посылались на съезд не только от Советов рабочих, крестьянских, казачьих депутатов, но и по признаку национальной принадлежности - от ингушей, осетин, кабардинцев, балкарцев, чеченцев, кумыков, казаков. Съездом был сформирован Терский Народный Совет высший орган государственной власти в период между съездами. Для непосредственного управления делами республики Народный Совет избирал Совет Народных Комиссаров, который руководствовался «в своей деятельности директивами и указаниями, преподанными Терским Народным Советом». В период между сессиями Народного Совета контроль за деятельностью СНК республики осуществлял постоянно действующий Президиум Народного Совета. Еще одна черта в структуре органов Терской республики должна быть отмечена как характерная. В составе ее правительства в связи с многонациональностью населения республики и наличием острых национальных проблем был учрежден по примеру РСФСР Нарком по делам национальностей. Терская Советская республика строилась как унитарное многонациональное государство с автономией всех ее внутригосударственных административнотерриториальных подразделений - национальных округов и казачьих отделов. Государственно-правовая природа национальных округов, существовавших в разное время на Тереке, неоднократно обсуждались в специальной литературе. Например, Х.М. Бербеков пишет, что «Кабардинский и Балкарский национальные округа как административные единицы являлись началом строительства национальной государственности Кабарды и Балкарии, которая получила дальнейшее развитие в форме автономии Кабардино-Балкарии».8 Ю.И. Кониев, хотя и выражает свое несогласие с приведенными высказываниями, тем не менее, по существу, и сам встает на ту же позицию. «Вне всякого сомнения – пишет он, ссылаясь при этом в подтверждение своей мысли на ленинскую идею о возможности создания автономных национальных округов даже с 50-тысячным населением, округа тоже являлись формой национальной государственности». И далее: «Осетинский, Балкарский, Карачаевский и другие округа не были обычными административными единицами. Организованные в результате волеизъявления соответствующих народностей, они строились по национально-территориальному признаку, решали национальные проблемы. Руководили ими в основном представители местных национальностей, и по компетенции эти округа не уступали появившимся значительно позднее национальным округам Севера».9 Различие между двумя приведенными точками зрения заключается в том, что Х.М. Бербеков и некоторые другие исследователи считают исходным пунктом становления национальной государственности горских народов Северного Кавказа само создание национальных округов независимо от их пребывания в составе Терской советской республики или Горской АССР, в то время как Ю.И. Кониев настаивает на безусловной обязательности учета этого последнего обстоятельства. «Ошибочность этой точки зрения, - пишет Ю.И. Кониев,- заключается в игнорировании Терской и Горской республик как этапов национально-государственного строительства в Ингушетии, Чечне, Балкарии и Карачае. Не национальные округа сами по себе и не Бербеков Х.М.. К вопросу об образовании национальной государственности Кабардино-Балкарии. Нальчик, 1961г. С.13. 9 Кониев Ю.И.. Национально-государственное строительство на Тереке. Орджоникидзе. 1969г. С. 46.

автономные области, образованные в 1921-1924гг., а Терская республика, возникшая в феврале 1918г., явилась началом строительства национальной государственности народов Терека. Становление государственности горских народностей началось с момента создания Терской автономной республики и получило дальнейшее развитие в Горской АССР».10 И та, и другая позиции исходят из положения, представляющегося совершенно правильным: национальные округа в рамках Терской Советской республики и Горской АССР являлись формой национальной государственности. В то же время автор считает обоснованной замечание Ю.И. Кониева по поводу высказываний Х.М. Бербекова, рассматривающего как форму национальной государственности только отдельную административно-обособленную национально-автономную единицу. Исторически сложилось так, что округа в Терской республике строились по национальному признаку. Ну а если бы этого не было, если бы входившие в состав республики кабардинский, балкарский, осетинский и другие народы не имели своих отдельных округов? Была бы Терская республика выражением их национальной государственности? Думаем, что была бы. Кабардинский и балкарский народы в течение последних 80 лет имеют свою национальную государственность в рамках совместной республики, Дагестан-это национальная государственность всех и каждой из многочисленных народностей этой республики. Следовательно, национальные округа – будь то в рамках Терской республики или Терской области 1920г. представляли собой автономные внутригосударственные единицы, одну из форм национальной государственности. Вопрос об образовании особой автономной республики горских народов Терека в официальном порядке был поставлен в начале февраля 1919г. на съезде вооруженных горцев в селении Базоркино. Горская АССР с самого начала мыслилась как Советская государственная единица, способная в большей степени, нежели ее предшественницаТерская Советская республика, отвечать интересам местного горского населения. Временная оккупация Деникиным Северного Кавказа не позволила сразу же осуществить эту идею, но она вновь стала объектом внимания партийных и советских органов после восстановления советской власти. 20 января 1921г. ВЦИК РСФСР издал декрет «Об образовании Горской Автономной Советской Социалистической республики». В декрете было указано, что Кониев Ю.И.. Национально-государственное строительство на Тереке. Орджоникидзе. 1969г. С. Горская АССР образуется как часть РСФСР и включает в свой состав территорию, занимаемую чеченцами, осетинами, ингушами, кабардинцами, балкарцами, карачаевцами и чересполосно проживающим русским населением. По внутренней государственно-правовой структуре Горская АССР представляла собой унитарное государственное образование. И в этом смысле она была преемницей Терской республики. В административно-территориальном отношении Горская АССР делилась на округа (национально-горские и один казачий) и имела в своем составе две самостоятельные административные единицы – города Владикавказ и Грозный. Каждый округ посылал в высший орган государственной власти республики – на республиканский Съезд Советов не равное число представителей, а пропорциональное численности населения. Структура органов государственной власти ГАССР полностью соответствовала общепринятой в РСФСР, а также в других автономных республиках России: Съезд советов республики, ЦИК и избираемый им Президиум ЦИК, Совнарком;

на местахместные советы различных ступеней (окружные, городские, сельские и т.д.). Высший орган государственной власти Горской республики –Горский съезд советов- созывался один раз в год для решения наиболее важных общественнополитических, хозяйственных и иных вопросов. В рамках компетенции, предоставленной ГАССР общероссийским законодательством, полномочия Съезда были практически неограниченными. Он мог принять к своему производству любые вопросы, кроме тех, которые Конституция РСФСР относила к исключительной компетенции органов государственной власти Российской Федерации. Вся связь государственных органов ГАССР с органами государственной власти и управления Российской Федерации осуществлялись только через ЦИК. Он рассматривал жалобы отдельных наркоматов на неудовлетворительные или не соответствующие общероссийскому (федеральному) законодательству постановления СНК. Решения ЦИК по каждому такому обжалования были одинаково обязательны как для соответствующего наркомата, так и для всего Совнаркома. Период вхождения Кабарды и Балкарии в состав Горской Республики можно отнести ко второму этапу развития государственности народов республики. В научной литературе дискутируется вопрос о том, не было ли учреждение Горской АССР в тех границах, в которых она была провозглашена на II Съезде народов Терека и окончательно оформлена на учредительном съезде Горской республики, ошибочным решением. Основанием для такой постановки вопроса служит главным образом то обстоятельство, что Кабардинский окружной комитет партии и окружной исполком всего лишь через месяц после Учредительного Съезда ГАССР возбудили вопрос о выделении Кабарды из Горской АССР и этот вопрос вскоре был положительно решен. Так, по мнению О.И. Чистякова «образование Кабардинской автономной области (КАО) было исправлением ошибки, допущенной при создании Горской республики Наркомнацем, не изучившим как следует обстановку в Кабарде».11 Правда Чистяков О.И. прямо не ставит под сомнение идею образования Горской АССР. Ошибочным он считает лишь включение в ее состав Кабарды. Данная позиция, по мнению автора, недостаточно обоснованна. Так, в своей книге «Становление советской национальной государственности народов Северного Кавказа» Эбзеева С.Э. пишет: «Не вызывает сомнения, что в условиях острейшей нехватки национальных партийных кадров государственность горских народов Северного Кавказа могла поначалу возникнуть только на многонациональной основе».12 Создание советской автономии горских народов сразу же на национальной основе было невозможно. Должен был произойти известный подготовительный период, в течение которого можно было бы развернуть работу по воспитанию национальных кадров, втянуть граждан всех национальностей в активную политическую жизнь. И в то же время необходимо было образовать на Северном Кавказе автономию горских народов. Выход был найден, и причем, по мнению автора, единственно правильный: провозглашение многонациональной Горской АССР, которая удовлетворила стремление горских народов к национальному самоуправлению. Однако уже 21 мая 1921г. был поднят вопрос о выделении Кабарды из ГАССР на объединенном заседании Кабардинского окружного исполкома и парткома. Для обсуждения вопроса об автономии Кабарды во ВЦИК РСФСР 8 августа 1921г.в Москву выехала делегация Кабарды, которую принял М.И. Калинин. А уже 1 сентября 1921г. ВЦИК РСФСР принял постановление «Об образовании Кабардинской автономной области». Это постановление в законодательной форме закрепило суверенную 11 волю Кабардинского народа к обретению национальной Чистяков О.И.. Становление Российской Федерации (1917-1922). М., 1966г. С. 199. Эбзеева С.Э. Становление советской национальной государственности народов Северного Кавказа. М., 1976г. С. государственности. Таким образом, Кабарда пробыла в составе Горской республики всего четыре месяца. С выходом из ГАССР Кабарды неизбежно такой вопрос возник и перед Балкарией. Балкарский народ испокон веков проживал бок о бок проживал с кабардинским народом, имея с ним тесные экономические и культурные связи, которые облегчались и стимулировались исторически сложившейся общностью быта. Выход Кабарды из Горской республики значительно затруднил эти связи. То, что раньше можно было решать в рамках ГАССР, теперь требовало использования более сложных механизмов. Решение всех этих проблем было найдено в объединении Кабарды и Балкарии. Декретом ВЦИК РСФСР от 16 января 1922г. из Горской АССР была выведена Балкария, которая вместе с Кабардой составила объединенную Кабардино-Балкарскую Расформирование автономную Горской область. Это и стало третьим важного этапом этапа конституционно-правового развития Кабардино-Балкарии. АССР означало завершение национально-государственного строительства на Северном Кавказе – была создана система национальных автономий. Народы Северного Кавказа, в том числе кабардинский и балкарский, вступили в новый этап своего конституционно-правового развития, характеризуемый дальнейшим укреплением прямых связей с общероссийским (федеральным) центром. Следующим важным этапом в развитии федеративного устройства России на территории Северного Кавказа стало создание на базе Северо - Кавказского региона новой крупной административно-территориальной единицы РСФСР – Юго-Восточной области (впоследствии преобразованной в Северо-Кавказский край), вобравшей в себя и все расположенные в ее границах автономии. Впервые возник феномен субъекта федерации, входящей в федерацию не непосредственно, а через административнотерриториальную единицу государства. Создание Юго-Восточной области РСФСР было экспериментальным шагом федеральной власти. Эксперимент проводился в связи с тем, что на XII съезде Компартии России было принято решение о реформе административно-территориального устройства РСФСР, которое в виде опыта должно было быть проведено «вначале в двух областях – промышленной и сельскохозяйственной. В соответствии с этим в ноябре 1923г. была создана Уральская область, а в феврале 1924г. на Северном Кавказе – Юго – Восточная область». 26 января 1925г. был принят Декрет ВЦИК РСФСР «О введении в действие Положения о Северо-Кавказском крае». В результате осуществленных в СевероКавказском регионе РФ преобразований впервые были созданы прецеденты, когда автономии (Кабардино-Балкария и др.) стали одновременно признаваться субъектами не только федеративной организации России, но и субъектами ее административнотерриториального устройства. В практике Северо-Кавказского региона была впервые сконструирована и прошла определенную «обкатку» оптимальная модель взаимоотношений государственных органов автономной области с органами власти области (края), в состав которой вошли эти автономии;

а также принципы и механизмы взаимоотношений таких автономий с Российской Федерацией – они были зафиксированы в вышеназванном Декрете ВЦИК «О введении в действие положения о СевероКавказском крае» от 26.01.25г. Коренные изменения в конституционно-правовом статусе Кабардино-Балкарии произошли с принятием 5 декабря 1936г. Конституции СССР, где было зафиксировано, в частности, образование в составе РСФСР новой автономной республики – КабардиноБалкарской АССР. На тот момент сложились все необходимые объективные условия, которые сделали возможным преобразование КБАО в автономную республику. 24 июня 1937г. в г. Нальчике чрезвычайный X областной съезд советов единогласно принял Конституцию КБАССР- первую Конституцию в истории Кабардино-Балкарии. Так, начался четвертый этап конституционно-правового развития республики. Переход от автономной области к автономно республики для Кабардино-Балкарии, как и для других национальных областей, означал переход к более высокой форме национальной государственности – от административно-политической к государственнополитической. Это был акт огромной политической и социально-экономической важности. Став государством, Кабардино-Балкария получила свои высшие органы государственной власти: Верховный Совет и его Президиум, Совет Министров, а также министерства, иные центральные органы государственной власти и свой Верховный суд. Правовое положение КБАССР в составе РСФСР с 1936г. определяется ее Конституцией. Она построена в соответствии с Конституцией РСФСР и в то же время Овсепян Ж.И. Основные этапы становления федерализма и территориального размежевания в России на Северном Кавказе». \\ Конституции, уставы и договоры субъектов РФ на Северном Кавказе. Ростов-н\Д. 1998г..

имеет некоторую специфику, отражающую национальные исторические, хозяйственные и другие особенности края. Например, в Конституции РСФСР (ст.2) записано, что Советы депутатов трудящихся РСФСР, составляющие политическую основу республики, выросли и окрепли в результате свержения власти помещиков н капиталистов и завоевания диктатуры пролетариата. В Конституции КБАССР, как и других национальных автономных республик, это положение изложено несколько иначе. Здесь (ст. 2) указывается, что Советы депутатов трудящихся республики выросли и окрепли в результате «освобождения кабардинского и балкарского народов от национального гнета царизма и русской империалистической буржуазии и разгрома националистической контрреволюции». КБАССР по Конституции 1937г. имеет свою территорию, которая не может быть изменена без ее согласия, имеет государственный герб, государственный флаг, столицу и свое гражданство, причем гражданин КБАССР является одновременно гражданином РСФСР и СССР. В целях обслуживания трудящихся Кабардино-Балкарской АССР на их родном языке делопроизводство в КБАССР ведется в сельских районах и поселках с большинством кабардинского населения на кабардинском языке, с большинством балкарского населения - на балкарском языке, в сельских районах и поселках с большинством русского населения - на русском языке, а в центральных республиканских учреждениях - на кабардинском, балкарском н русском языках.. Как сказано в Конституции КБАССР (ст. 18), ведению республики в лице высших органов и органов управления подлежат: принятие Конституции республики, внесение ее на утверждение Верховного Совета РСФСР и контроль за ее соблюдением;

установление районного деления республики, границ районов, городов и внесение на утверждение Верховного Совета РСФСР, законодательство КБАССР, охрана государственного порядка и прав граждан;

утверждение народохозяйственного плана КБАССР;

утверждение бюджета республики и отчета о его исполнении;

установление в соответствии с законодательством СССР и РСФСР государственных и местных налогов, сборов и неналоговых доходов;

руководство осуществлением бюджетов районов, городов и сельских Советов, руководство страховыми сберегательным делом и другие вопросы. Было расширено и представительство автономной республики в высшем органе государственной власти страны - в Верховном Совете СССР – с 5 депутатов, как это было по Конституции 1924г., до 11 по Конституции 1936г., независимо от численности населения автономной республики.

Значительно была расширена компетенция КБАССР в области административнотерриториального устройства. Она получила право окончательно решать вопросы образования, упразднения, передачи в другой район сельсоветов, дачных поселков, расширения черты поселков и тех городов, генеральные планы которых подлежат утверждению Совета Министров РСФСР, создания поселков, их упразднения, передачи из одного района в другой. Неотъемлемой частью истории России XX века является депортация отдельных народов с мест традиционного проживания в восточные районы страны. В числе депортированных народов оказались и балкарцы. Особенностью депортации народов Северного Кавказа и одновременно ее правовым последствием является ликвидация их государственно-автономных образований. В правовой науке эти события оценены как «сужение сферы действия принципа федерализма на территории Северо-Кавказского региона России».14 Чтобы придать произволу вид законности, через месяц, 8 апреля 1944г., издается Указ Президиума Верховного Совета СССР о ликвидации государственности балкарского народа. Указ полностью противоречил существовавшим законам, являлся дискриминационным актом. Народ был выслан, а Указ появился задним числом, после фактически свершившегося события. Более того, в соответствии с Конституцией СССР Указы Президиума ВС СССР вступали в силу после того, как они утверждались сессией Верховного Совета, а это произошло лишь в июне 1946г. Указ Президиума ВС СССР от 8 апреля 1944г. узаконил ликвидацию автономии балкарского народа и разделение его этнической территории. В нарушение статьи 16 Конституции РСФСР и ст. 14 Конституции КБАССР Эльбрус и Приэльбрусье отходили к Грузии, а остальная территория передавалась в пользование Кабардинской АССР. Это стало началом пятого этапа государственного развития республики. Хотя факт ликвидации государственности одной из титульных наций республики смело можно назвать шагом назад, а не вперед. 15 апреля 1944г. состоялось заседание бюро Кабардинского обкома ВКП (б), на котором обсуждался вопрос об изменении административного районирования КАССР. Бюро ВКП (б) постановило в связи с переселением балкарского населения в другие районы СССР ликвидировать Черекский и Хуламо-Безенгиевский районы (районы, в которых проживали балкарцы - Р.М.) как самостоятельные административные единицы Кабардинской АССР. Другие балкарские населенные пункты были включены в различные районы КАССР.15 В Указе Президиума Кондратьев Ю.А. Историко-правовые аспекты проблемы территориальной реабилитации репрессированных народов.// Материалы научно-практической конференции. Нальчик, 2002г.С. 48. 15 Протокол №241 заседания бюро Кабобкома ВКП (б).// ЦГА КБР. Ф. 574. Оп. 1. Д. 12. Л. 104- ВС СССР от 8.04.44г. не определялся срок пребывания балкарского народа в ссылке. В ноябре 1948г. был издан Указ Президиума ВС СССР о том, что балкарцы и другие репрессированные народы высланы навечно, без права возврата на этническую родину. Этим же Указом ужесточялся режим спецпоселения, предусматривающий за самовольный выезд из мест поселения 20 лет каторжных работ. Однако после смерти И.В.Сталина в стране началось изменение общественнополитической ситуации и уже 13 марта 1956г. постановлением правительства ССС впервые разрешило некоторым спецпоселенцам вернуться в родные края. В апреле 1956г. появился Указ Президиума ВС СССР о снятии ограничений по спецпоселению с балкарцев и членов их семей. Но право на возвращению на Родину этот Указ не давал. А 24 ноября 1956г. ЦК КПСС принял постановление «О восстановлении национальной автономии калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов». Решение ЦК КПСС приняло конституционную форму в соответствующих постановлениях и указах Верховных советов СССР и КАССР. Были разработаны предложения по приему и устройству репатриируемого балкарского народа. Возвращение предполагалось провести в 1957-1958гг. в организованном порядке, чтобы не создавать затруднений с размещением и трудоустройством. 9 января 1957г. Президиум Верховного Совета СССР издал Указ «О преобразовании Кабардинской АССР в Кабардино-Балкарскую АССР». 11 февраля 1957г. Указ был одобрен ВС СССР и вступил в законную силу. С этого момента началось плановое возвращение балкарцев на родину. Вместе с тем, после возвращения балкарского населения на свою историческую родину и восстановления их государственности не было восстановлено административно-территориальное деление Кабардино-Балкарии. В результате этого во всех административных районах, за исключением Советского, балкарцы оказались в меньшинстве. Этот и целый ряд других факторов привели к тому, что за истекшие с момента возвращения балкарцев более четырех десятков лет нфраструктура балкарских сел развивалось очень слабо и отставала от инфраструктуры других населенных пунктов республики. Кроме того, в результате депортации балкарцы потеряли почти треть своей численности, в связи с чем на долгие годы было нарушено нормальное воспроизводство этноса. Следующим (пятым) этапом конституционно-правового развития КабардиноБалкарии стало принятие новой Конституции КБАССР, необходимость в принятии которой возникла после принятия новых Конституций СССР и РСФСР.

26 мая 1978г. в г. Нальчике состоялась внеочередная восьмая сессия Верховного совета КБАССР девятого созыва. Сессия обсудила доклад Председателя Конституционной комиссии Т.К. Мальбахова «О проекте Конституции (Основного закона) КБ АССР и итогах ее всенародного обсуждения». Депутаты высшего органа государственной власти республики единогласно одобрили проект Конституции КБАССР. Отмечалось, что проект в полной мере соответствует Конституции СССР и Конституции РСФСР, отражает особенности Кабардино-Балкарии.16 Статья 1 новой Конституции устанавливала, что КБАССР – есть социалистическое общенародное государство, выражающее волю и интересы рабочих, крестьян и интеллигенции, трудящихся республики всех национальностей. Конституция СССР 1977г. впервые в истории советского конституционного законодательства посвятила правовому положению советских автономий специальную главу (глава 10 – «Автономная Советская Социалистическая Республика». В соответствии со статьей 82 Основного закона СССР и статьей 78 Конституции РСФСР, Конституция КБАССР в статье 64 закрепила, что КБАССР есть советское социалистическое государство, находящееся в составе РСФСР. Вне пределов ведения прав Союза ССР (ст. 73 Конституции СССР) и РСФСР (ст. 72 Конституции РСФСР) Кабардино-Балкария могла самостоятельно решать вопросы, относящиеся к ее ведению. Это означало, что Кабардино-Балкария, как и все другие автономные республики, сохраняет свою независимость в осуществлении государственной власти во всех вопросах хозяйственной, общественной, политической и культурной жизни, за исключением тех, которые относятся к ведению Союза ССР и РСФСР. Новая союзная Конституция и Конституция РСФСР повысили значение и роль автономной республики. В частности, Кабардино-Балкарская АССР получила право участвовать в решении вопросов, отнесенных к ведению РСФСР и СССР, через высшие органы государственной власти и управления соответственно РСФСР и СССР. Кабардино-Балкарская АССР обеспечивает комплексное экономическое и социальное развитие на своей территории, способствует осуществлению на этой территории полномочий Союза ССР и РСФСР, проводит в жизнь решения высших органов государственной власти СССР и РСФСР. Кабардино-Балкария имела статус автономной республикой в составе РФ, но как и каждая республика она имела свои национальные особенности. Особенности республики в широком смысле этого слова – понятие довольно многогранное;

оно включает, в частности, своеобразие национального состава Ансоков М.Т. Конституция развитого социализма. Нальчик, 1981г.С. населения (это предполагает особые государственные формы разрешения национального вопроса в данной республике), местные природно-географические условия (они в немалой степени влияют на хозяйственно-организационную деятельность), уровень духовно-культурного развития и т.д. Вот почему регулирование многих общественных отношений, даже в условиях советского социалистического государства, административно-командной системы, оставалось в ведении республик. В данном случае предполагаются как учет местных условий, так и разумная мера собственного усмотрения республик в выборе средств и методов решения таких вопросов. Конституция каждой республики и представляет собой тот политико-правовой документ, который содержит принципиальные установки на сей счет. В пределах своей компетенции автономная республика обладает правом издания законов в соответствии с законами СССР и РСФСР. Кабардино-Балкарская АССР как государство в составе РСФСР имела также свое гражданство;

каждый ее гражданин является гражданином РСФСР и СССР. Конституция СССР, РСФСР и КБАССР устанавливают основные принципы взаимоотношений между КБАССР и Российской Федерацией. Это, во-первых, выражается в том, что Конституция СССР устанавливает общие правовые основы автономных республик, систему их высших органов государственной власти в лице Верховного Совета АССР и его Президиума, а Конституции РСФСР и КБАССР уточняют, детализируют эту систему. Во-вторых, Российская Федерация определяет порядок организации и деятельности органов государственной власти и управления Кабардино-Балкарии. В – третьих, Конституция РСФСР определяет основы полномочий высших органов власти и управления автономных республик, а Конституция КБАССР далее детализирует эти полномочия, устанавливает круг вопросов, определяющих содержание полномочий автономной республики. В – четвертых, КБАССР не обладает суверенной государственной властью. Это значит, что она не имеет права вступать в международные отношения;

ее власть не обладает верховенством, ибо ограничена союзной республикой;

не располагает правом принимать в гражданство республики;

не имеет своих государственных символов. Демократизация общественно-политической жизни и гласность в годы перестройки со всей остротой обнажили десятилетиями копившиеся проблемы в экономической, социальной, политической и духовной сферах, а также в области межнациональных отношений как в республике, так и в стране в целом. Начался качественно новый этап роста национального самосознания и становления государственности Кабардино-Балкарии.

1.2. Конституционное развитие КБР в постсоциалистический период. Вторая исключением половина и для 80-х гг., характеризовавшаяся Балкарский мощным народ подъемом о национального самосознания практически у всех народов СССР, не была Кабардино-Балкарии. заговорил депортационном периоде своей истории, о проблемах, связанных с последствиями насильственного выселения, стал ставить вопросы реабилитации и беспокоиться о различных сторонах своего дальнейшего развития. Рост национального самосознания заметно активизировался и у части кабардинского народа, о чем свидетельствует выдвижение на первый план национальных интересов. Мощный подъем национального самосознания синхронно у двух народов, кабардинцев и балкарцев, при негибкости обеих сторон вызывал чувства беспокойства и неудовлетворенности у каждой из национальностей, что сказывалось на ухудшении климата межнациональных отношений республике. В 1991г. произошло важное событие, положившее начало новому (восьмому) этапу конституционно-правового развития Кабардино-Балкарии. Принятие Декларации о государственном КБССР 30 января 1991г. без преувеличения можно считать началом новейшей истории республики. Предшествовавшие данному важнейшему государственно-правовому акту процессы, а также последующий этап развития республики представляют большой научно-практический интерес. 19 ноября 1990г. Верховный Совет КБАССР принял проект Декларации о государственном суверенитете КБССР и создал рабочую комиссию по подготовке проекта Декларации. За два месяца работы комиссии в адрес Президиума ВС КБАССР поступило довольно большое количество и документов, и предложений. Первый вопрос, который возник во время обсуждения, был такого порядка: «Есть ли надобность вообще принимать эту Декларацию? И вообще зачем сейчас нам обсуждать вопросы государственного суверенитета нашей республики, и так живем, и не плохо живем, и лучше, наверное нам, заниматься вопросами экономическими, социальными, чем переводить время на обсуждение общеполитических документов».17 Подавляющее большинство депутатов сошлось во мнении, что принимать Декларацию надо обязательно. Обосновывалось это тем, что эта Декларация, возникла по объективной причине, и суть ее сводится к тому, что на тот момент, в процессе демократизации всей общественной жизни страны, развития Стенографический отчет заседания третей сессии ВС КБССР 29 января- 1 февраля 1991г. Нальчик. 1991г.

межнациональных отношений, статус автономной республики уже стал выступать своеобразным тормозом экономического, социального и особенно национальнокультурного развития этих национальных государственных образований. Все прошедшие этапы национальной государственности, которые были закреплены в соответствующих Конституциях, изжили себя и потребовался новый уровень конституционного статуса республик. Кроме того, в тот период активно шла работа по подготовке Союзного и Федеративного договоров. Если бы республика приняла участие в работе по подготовке и подписании этих договоров в том статусе, в котором она находилась (автономная ССР), то она не могла бы подписывать Союзный договор. За нее это сделала бы Россия. Руководство и общественность республики были настроены на то, что Кабардино-Балкария должна принять непосредственное участие в разработке и подписании Союзного и Федеративного договоров. Руководствуясь вышеизложенными причинами ВС КБАССР решил принять Декларацию о государственном суверенитете. Несмотря на интенсивность развития этнополитических процессов и конституционно-правовых реформ на фоне разваливающегося Союза ССР, главным оставался вопрос о самоопределении. Возникнув первоначально как моральнополитическое требование, право на самоопределение получило впоследствии законодательное закрепление в виде Декларации о государственном суверенитете КБССР. Анализ положений Декларации позволяет сделать вывод о том, что она стала результатом и воплощением противоречивых этнополитических процессов и конституционно-правовых реформ периода 1985-1991 годов. Декларация о государственном суверенитете КБССР определила статус республики как суверенного государства, равноправного субъекта нового Союзного и Федеративного Договора.18 В преамбуле Декларации отмечалось, что Верховный Совет КБАССР «объявляет отказ от статуса автономной республики и провозглашает государственный суверенитет Кабардино-Балкарской ССР как верховенство, самостоятельность, полноту и неделимость власти республики».19 В соответствии с Декларацией, Кабардино-Балкарская ССР объявлялась суверенным государством, которое развивалось «на основе осуществления кабардинской и балкарской нациями своего неотъемлемого права на самоопределение как равноправных субъектов республики». При этом устанавливалось, что граждане Кабардино-Балкарская правда. 5 февраля 1991г.

республики всех национальностей составляют народ Кабардино-Балкарии» – носитель суверенитета и единственный источник государственной власти. О сложной этнополитической ситуации в республике свидетельствовало то положение в Декларации, которое гласило, что «кабардинский и балкарский народы как суверенные субъекты, образующие единую республику, обладают неотъемлемым правом на самоопределение, вплоть до выхода из республики и образования самостоятельной государственности». Таким образом, разные положения Декларации противоречили друг другу. Указанное право нации на самоопределение вплоть до выхода из республики противоречило положению Декларации, согласно которой государственный суверенитет республики рассматривался как «верховенство… и неделимость республики». Наиболее простое объяснения этим противоречиям можно искать в том, что для переходных периодов в жизни государств всегда свойственна политизация всех сфер общественной жизни, и в таких условиях верховенство политики над правом неизбежно.20 Кабардино-Балкарская ССР добровольно, на основе Союзного и Федеративного договоров являлась на тот период, согласно Декларации, составной частью СССР и РСФСР со статусом субъекта СССР и РФ. При этом оговаривалось, что республика сохраняет «за собой неоспоримое право на самостоятельный выбор своего национально-государственного устройства и самоопределения, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства».21 Декларация о государственном суверенитете КБССР в разделе Х “Внешнеполитические отношения” объявила Кабардино-Балкарию субъектом право международного права. В данном качестве республика оставляло за собой осуществлять непосредственные сношения с другими государствами, заключать с ними договоры, принимать участие в деятельности международных организаций, обеспечивая защиту интересов народа республики в политической, экономической, экологической, научной, культурной и спортивной сферах, кроме вопросов добровольно делегированных СССР и РСФСР. Кроме того, Декларация устанавливала, что граждане Кабардино-Балкарской ССР не могут использоваться для подавления межнациональных, межрегиональных конфликтов. Данное положение вступает в противоречие с предыдущим абзацем 19 Кабардино-Балкарская правда. 1991г. 5 февраля. Козлихин И.Ю. Право и политика. СПб., 1996г. С. 78. 21 Декларация о государственном суверенитете КБССР. // Кабардино-Балкарская правда. 5 февраля 1992г.

данного раздела, в котором говорится, что вопросы внешней безопасности делегируются положения. Все названные, а также другие положения Декларации должны были стать основой для разработки новой Конституции Кабардино-Балкарской ССР и совершенствованию республиканского законодательства. Значительное влияние на развитие государственности Кабардино-Балкарии оказало принятие акты 26 апреля 1991г. Закона и РСФСР «О реабилитации необходимость репрессированных народов». Статья 1 Закона признала незаконными и преступными репрессивные против этих народов закрепляла «реабилитировать все репрессированные народы РСФСР».22 Реабилитация народов, подвергшихся репрессиям, согласно статье 3 Закона означала «признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения». При этом оговаривалось, что в процессе реабилитации не должны ущемляться права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на территориях репрессированных народов. Данный закон ставил целью территориальную, политическую, социальную и культурную реабилитацию репрессированных народов. Территориальная реабилитация предусматривала «осуществление на основе их волеизъявления правовых и организационных мероприятий по восстановлению национальнотерриториальных границ, существовавших до антиконституционного изменения». Допускалось в необходимых случаях устанавливать переходный период. Отсутствие механизмов реализации положений статей Закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», отсутствие правовой базы для сохранения баланса интересов всех народов не могли способствовать стабилизации этнополитической ситуации в республике. Осенью 1991г. в республике было принято важное решение, связанное с учреждением поста Президента КБССР. 27 августа 1991г. состоялась сессия КБССР, Верховным Советом республики Союзу ССР. Непонятно, каким образом депутаты ВС КБССР собирались контролировать исполнение данного ВС которая поручила соответствующим комиссиям «подготовить Ведомости Съезда народных депутатов и ВС РСФСР. 1991г. №19. Ст. 572.

законодательные акты, предусматривающие учреждение поста Президента КБССР, и представить их на рассмотрение очередной сессии Верховного Совета КабардиноБалкарской ССР». 25-27 сентября 1991г. на V сессии Верховного Совета были приняты постановление «Об учреждении поста Президента КБССР» Закон «Об изменениях и дополнениях Конституции КБССР в связи с учреждением поста Президента КБССР» и Закон «О выборах Президента КБССР». Выборы были назначены на 24 ноября 1991г.23 Однако процесс учреждения института президентской власти и первые выборы Президента КБССР оказались связаны с дальнейшим обострением политических противоречий, поставившим республику на грань необратимого этнополитического раскола. 17 ноября 1991г. состоялся 2 этап I съезда балкарского народа, который принял два принципиально важных документа. В Декларации Съезд провозгласил «Республику Балкария и национальный суверенитет балкарского народа как самостоятельность власти народа во всех вопросах, затрагивающих его жизненные интересы и их историческую судьбу», и зафиксировал, что «Республика Балкария является одним из субъектов, образующих РСФСР».24 Отдельным постановлением съезд образовал Национальный Совет балкарского народа (НСБН) в составе 41 человека под председательством Б.К. Чабдарова, как «высший орган власти балкарского народа в период между его съездами» и наделил его рядом властных полномочий: принимать акты и необходимые меры, обеспечивающие национальный суверенитет балкарского народа;

от имени балкарского народа осуществлять взаимодействие с органами власти и управления;

назначать своих представителей в населенных пунктах Балкарии для взаимодействия с местными органами власти, а в случае необходимости - провести выборы Парламента Республики Балкария. Кроме этого, в связи с провозглашением Республики Балкария съезд постановил считать невозможным проведение выборов Президента КБССР на территории населенных пунктов Балкарии.25 Съезд балкарского народа принял Обращение к Верховному Совету КБССР. Суть этого обращения сводилась к тому, чтобы ВС КБССР с пониманием отнесся к акту провозглашения суверенной Балкарии и поддержал это решение. Чрезвычайная 23 Кабардино-Балкарская правда. 1991г. 1 октября. Кабардино-Балкарская правда. 1991г. 26 ноября. 25 А.Х. Боров, Х.М. Думанов, В.Х. Кажаров. Указ. соч. С.139.

сессия Верховного Совета 19 ноября, оценив ситуацию, приняла решение о переносе выборов Президента республики на 22 декабря 1991г. Рассмотрев обращение съезда балкарского народа, сессия приняла соответствующее постановление, содержащее два принципиальных положения: «1. Поддержать решение I Съезда балкарского народа о провозглашении Республики Балкария в составе РСФСР и национального суверенитета балкарского народа. Оказать содействие в реализации данного решения. 2. До законодательного закрепления образования Республики Балкария на всей территории КБССР продолжают действовать Конституция КБССР и законно избранные органы государственной власти и управления».26 Только 26 декабря 1991г., после того как НСБН своим постановлением от 21 декабря 1991г. назначил проведение референдума балкарского народа, Президиум ВС КБССР принял два постановления, признавшие неконституционными те пункты постановления Съезда балкарского народа об образовании НСБН, которые наделяли его властными полномочиями, и противоречащим Конституции КБССР постановления НСБН от 21.12.91г. о назначении референдума. Тем не менее, под руководством НСБН и образованной им Центральной комиссии референдума балкарского народа местными Советами народных депутатов 25 населенных пунктов (т.е. в большинстве балкарских населенных пунктов) были приняты решения о проведении референдума и проведены соответствующие мероприятия. Результаты референдума показали, что подавляющая часть балкарского народа на тот момент поддерживала решение о провозглашении Республики Балкария. В референдуме приняло участие 84,9% от общего числа внесенных в списки 45 219 граждан. На вопрос: «Поддерживаете ли Вы провозглашение национального суверенитета балкарского народа и Республики Балкария как субъекта, образующего РСФСР?», 94,8% ответили «да».27 Решение съезда балкарского народа о провозглашении Республики Балкария в составе РСФСР полностью соответствовало действовавшему на тот момент законодательству. Так, в абз.3 главы 1 Декларации о государственном суверенитете КБССР было установлено, что кабардинский и балкарский народы как суверенные субъекты, образующие единую республику, обладают неотъемлемым правом на самоопределение, вплоть до выхода из республики и образования самостоятельной государственности. Таким образом, действия лидеров балкарского национального Стенографический отчет чрезвычайной сессии ВС КБССР 19 ноября 1991г.

движения по образованию Республики Балкария не только пользовались поддержкой балкарского народа, но и основывались на действующем законодательстве. Однако это не помешало провести 22 декабря 1991г. выборы Президента КБССР. В результате голосования, набрав 88,8 % голосов, первым Президентом Кабардино-Балкарии был избран Коков В.М. Подчеркнем, что Коков В.М. был избран Президентом именно единой КБССР, а не, скажем, Кабардинской Республики, никем на момент выборов не провозглашенной, хотя бы в декларативной форме. Вместе с тем президентские по выборы отношению не могли именно предотвратить к ее провозглашение, а первые политические шаги избранного Президента были связаны с необходимостью определиться кабардинскому национальному движению. С одной стороны, вступая в должность 9 января 1992г. Президент согласно присяге взял на себя обязанность «укреплять и защищать суверенитет Кабардино-Балкарской Республики и ее целостность», а в своем выступлении перед Верховным Советом подчеркнул, что в Кабардино-Балкарии нет высшей ценности, чем единство, для достижения которого он будет применять «всю силу президентской власти».

С другой – казалось очевидным, что открывающийся 10 января съезд кабардинского народа, несмотря на то, что его состав формировался при активном участии властных структур на местах, примет решения так или иначе симметричные решениям съезда балкарского народа 17 ноября 1991г. Так оно и произошло. Прежде всего съезд принял решение: «Восстановить суверенную Кабардинскую Республику в пределах исторической территории кабардинского народа». Отдельным пунктом в решении съезда предусматривалось территориальные и другие вопросы восстановления Кабардинской Республики «решать на основе переговоров с заинтересованными сторонами».29 В целом, таким образом, задачи суверенизации и Кабарды, и Балкарии связывались воедино и переводились в плоскость взаимоотношений кабардинского и балкарского народа между собой. Уже это обстоятельство превращало официальную властную систему из стороны этнополитического размежевания в посредника и арбитра, обеспечивающего порядок и законные рамки политического процесса. Распад СССР, отказ от партийно-государственной системы поставили на повестку дня вопрос о пересмотре положений Конституции КБССР. Так, Верховный Этнополитическая ситуация в Кабардино-Балкарии. Т.1 С. 101-102. Боров А.Х., Думанов Х.М., Кажаров В.Х.. Указ. соч. С. 77. 29 Кабардино-Балкарская правда. 14 января 1992г.

Совет республики принял Закон КБССР от 10 марта 1992г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) Кабардино-Балкарской Республики».30 Согласно ст.1 Закона из наименования исключались слова «Советская Социалистическая Республика» и в качестве официального наименования государства в Конституции, других нормативно-правовых актах закреплялось «КабардиноБалкарская Республика» (КБР). Статья 64 Конституции КБР закрепила конституционно-правовой статус республики как суверенного государства, входящего в состав Российской Федерации на основе федеративного договора. Согласно статье 70 Конституции КБР законы КБР обладали «верховенством на всей ее территории по всем вопросам, за исключением тех, которые отнесены к ведению РФ на основе федеративного договора». 13 марта 1992г. Кабардино-Балкарская Республика, как и другие субъекты РФ, парафировала предложенный проект Федеративного договора. Компромиссный характер Договора оставлял решение многих вопросов на будущее, так как стороны не пошли дальше общих, весьма абстрактных положений, не достигая согласия, а просто уходя от спорных проблем. Целями подписания Договора, согласно преамбуле являлись: достижение и укрепление межнационального согласия;

реализация приоритета прав и свобод человека и гражданина, право на самоопределение;

стремление к качественному обновлению федеративных отношений на основе добровольного распределения полномочий и эффективного их осуществления. Одним из существенных недостатков текстового содержания Федеративного договора является то, что субъекты Федерации определяются тремя различными наименованиями, что не дает однозначного определения конституционно-правовому статусу субъекта: в тексте названия Федеративного договора республика определяется как «суверенная республика»;

в ч.1 ст.3 к наименованию «республика» добавляется в скобках государство;

а по всему тексту Договора употребляется наименование «республика». Отсутствие в Договоре положения, которое закрепляло бы равнозначность всех трех определений статуса республики отражало, с одной стороны, гибкость и способствовало политическому компромиссу, с другой, такое разночтение в важнейшем государственно-правовом документе было недопустимо. Рассматривая подписание Федеративного договора в контексте этнополитической ситуации, можно констатировать, что помимо позитивной роли в деле сохранения Кабардино-Балкарская правда. 17 марта 1992г.

государственно-территориальной целостности РФ, Договор должен был оказать стабилизирующее влияние на этнополитическую ситуацию внутри республики, так как не предусматривал в качестве самостоятельных субъектов провозглашенные народными съездами республики Кабарды и Балкарии.31 Политические значительную события сентября-октября 1993г. в Москве привнесли во взаимоотношения законодательной и напряженность исполнительной власти в республике. Верховный Совет КБР Постановлением от 24 сентября 1993 г. осудил Указ Президента РФ от 21 сентября 1993 г. «О поэтапной конституционной реформе в РФ» как противоречащий Конституции РФ и выступил за одновременные досрочные выборы и Президента и народных депутатов РФ. Позиция же Президента КБР заключалась в том, чтобы принять конституционную реформу как свершившийся факт и осуществить в республике мероприятия по подготовке к выборам и референдуму по конституции РФ. При этом и Президент, и Верховный Совет исходили из недопустимости переноса конфликтных форм политического противостояния на общественно-политическую жизнь Кабардино-Балкарии. Однако именно в этом направлении подталкивали ситуацию отдельные действия Президента РФ – насильственные меры по разгону Верховного Совета РФ. Его обращение 6 октября к Верховному Совету КБР с предложением отменить свое постановление от 24 сентября 1993г., и, наконец, Указ «О реформе представительных органов власти и органов местного самоуправления в РФ» от 9 октября 1993 г. №1617, в котором фактически предлагался самороспуск Советов всех уровней и дальнейшая их замена органами представительной власти, работающими на постоянной основе.32 Пункт 6 указа гласил: «рекомендовать органам государственной власти республики в составе РФ решать вопросы реформы государственных органов и органов местного самоуправления в республике с учетом положений настоящего Указа.33 Однако Верховный Совет КБР подавляющим большинством голосов отверг предложение о самороспуске и принял предложение об образовании рабочей группы по подготовке проекта закона о парламенте КБР и закона о выборах депутатов Парламента КБР, а также закрепил в своем постановлении положение о том, что в случае, если указанные проекты не будут приняты Верховным Советом КБР, полномочия по их утверждению делегируются Президенту КБР. Было решено назначить досрочные Кашироков.З.К. Кабардино-Балкарская Республика: от Декларации о государственном суверенитете до Конституции. \\ Альманах «Республика». Нальчик. 2000г. С. 257. 32 Российская газета. №190. 12 октября 1993г.

выборы депутатов в Парламент КБР одновременно с выборами в Федеральной Собрание РФ, которое должны были состояться 12 декабря 1993 г. 25 октября 1993 г. депутаты ВС КБР дружно проголосовали за передачу полномочий по указанным законопроектом Президенту КБР. На этом была поставлена последняя точка в деятельности Верховного Совета республики. Это был тот самый самороспуск высшей законодательной власти КБР, которого добивалась исполнительная власть. День 25 октября 1993 г. стал поворотным для Кабардино-Балкарии. Именно в этот день был сделан шаг по устранению с политической арены органов советской власти республики. Незадолго до этого Нальчикским городским Советом народных депутатов было принято решение о самороспуске, которое, судя по принятому им обращению, должно было явиться сигналом для других городских и районных Советов. В последующие одну-две недели, прошедшие после ВС КБР, все городские и районные Советы народных депутатов были распущены. Президент же своим Указом от 27 октября 1993 г. ввел в действие Положение «О Парламенте КБР» и Положение «О выборах депутатов Парламента КБР» и назначил выборы в Парламент на 12 декабря 1993 г. Демонтаж институтов советской политической системы в Кабардино-Балкарии завершился. Это стало шестого этапа в развитии государственности республики 12 декабря 1993г. в результате всенародного голосования была принята Конституция РФ, которая провозгласила продолжение государственного строительства на основе принципов федерализма. Конституция РФ закрепила конституционно - договорной характер российского федерализма, в основе которого лежит разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов федерации, осуществляемые Конституцией, Федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий (ч.3 ст.11 Конституции РФ). В ст.8 Федеративного договора «О разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти суверенных республик в составе РФ» говорится, что республики могут регулировать отношения по разграничению полномочий как по федеративному договору, так и в соответствии с Конституцией РФ. А в ч.3 ст.11 Конституции РФ началом Лучин В. О. «Указное» право. М., 1996 г.

отмечается, что разграничение предметов ведения и полномочий между РФ и субъектом РФ помимо Конституции РФ и Федеративного договора, может осуществляться и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий. Эти положения позволяют в более гибкой форме, учитывая специфику каждого субъекта в отдельности, реализовать принципы федерализма. Во исполнение указанного конституционного положения 1 июля 1994г. Кабардино-Балкария одной из первых в России подписала Договор «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти КБР».34 В Договоре Кабардино-Балкарская Республика выступает как государство (ст.1). Государственную власть в республике осуществляют образуемые ею органы государственной власти, которые устанавливаются республикой самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленных федеральными законами. Отношения между Республикой и РФ, согласно ст.2 Договора, определяются «на основе Конституции РФ, Конституции КБР, Федеративного договора, федеральных законов и принимаемых в соответствии с ними законами и иными нормативными правовыми актами РФ и КБР, настоящим Договором и соглашениями о разграничении и взаимном делегировании полномочий между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти КБР». По предметам совместного ведения РФ и КБР, - гласит ст.5 Договора, федеральные органы власти принимают федеральные законы, определяющие общие основы, в соответствии с которыми органы государственной власти КБР осуществляют собственное правовое регулирование в пределах своей компетенции, включая принятие законов и иных нормативно-правовых актов, либо государственные органы сторон заключают дополнительные соглашения. Статья 6 Договора, определяя предметы ведения РФ, полностью повторяет ст. 71 Конституции РФ. Согласно ст.8 Договора органам государственной власти РФ, равно как и органам государственной власти КБР, запрещено принимать нормативно-правовые акты по вопросам, не относящимся к их ведению, но предоставляется право опротестовывать законы РФ и КБР, если они нарушают данный Договор в части Кабардино-Балкарская правда. 1994г. 5 июля.

разделения полномочий и предметов ведения. Возникающие между сторонами споры и разногласия разрешаются по согласованию, либо в порядке, установленном Конституцией РФ и Федеративным договором. Договор конкретизировал специфику Кабардино-Балкарии как субъекта Российской Федерации, что не могло быть отражено ни в Конституции РФ, ни в Федеративном договоре. Подобные договоры установили третий уровень федеративных отношений: Федеративный договор 1992г., Конституция РФ 1993г. и двусторонние договоры о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов РФ. Отношение к такой форме федерализации в юридической науке неоднозначно: часть правоведов полагают, что подписанные договоры делают значительный шаг в сторону конфедерализации, исходя в ряде случаев из типично международноправовых принципов регулирования отношений;

другая часть исходит из того, что важнейшей задачей в реформировании Российской Федерации является налаживание системы сдержек и противовесов между центром и регионами и, что такая работа может проводиться только в процессе взаимодействия регионов и центра, на основе взаимовыгодного, гармоничного, а значит, не вполне единообразного распределения предметов ведения и полномочий. По мнению автора, признание постановлением Конституционного Суда РФ от 7.06.00г. №10-П неконституционными положений о суверенитете республик влечет за собой и вывод о неконституционности положений о договорном характере статуса республик как субъектов Российской Федерации. Одним из важнейших этапов (восьмым по счету) конституционно-правового развития Кабардино-Балкарии, его апогеем, стало принятие новой Конституции республики. Она была принята Парламентом КБР 1 сентября 1997 г. Конституция КБР 1997 г. стала нормативноправовой формой завершенной институционализации современной государственности республики. Это выражено в единстве трех основных аспектов Конституции: вопервых, она является актом правового закрепления демократии в КабардиноБалкарии;

во-вторых, она выступает как правовое оформление государственности ее народов;

в-третьих, она фиксирует статус республики как государства в составе РФ. Принципы демократии не только продекларированы как основа конституционного строя, но и выступают сквозным организующим началом всех сфер конституционного регулирования. В статье 2 Конституции закреплено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина – обязанность государства. При этом права и свободы являются непосредственно действующими. Они определяют смысл и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (ст. 20).35 Конституция должна была дать решение ряда специфических для Кабардино-Балкарии проблем институционализации демократии. Они связаны, прежде всего, с весьма сложной национальной и социальной структурой общества, с его культурой неоднородностью, линий, с наличием породить этноконфенсиональных разграничительных способных разобщенность гражданского сообщества. В этих условиях особенно важно было исключить какие-либо этнократические тенденции в вопросах формирования системы властных органов и осуществления властных полномочий. Эта задача решена в тексте Конституции достаточно полным образом. Ограничимся указанием только на два основополагающих момента. Во-первых, права и свободы человека и гражданина являются по конституции приоритетными, а равенство прав и свобод граждан независимо от их национальности незыблемым. Во-вторых, согласно ч. 1 статьи 4 Конституции КБР носителем суверенитета и единственным источником власти в Кабардино-Балкарии является весь ее многонациональный народ, а не какие-либо отдельные национальные группы. Понятие «коренные народы» отсутствует в тексте конституции как политико-правовая категория. Другие специфические черты демократического регулирования, устанавливаемого Конституцией КБР 1997 г., связаны с тем, что в ее основе лежит уважение к истории, традициям, культуре, языку и национальному достоинству народов Кабардино-Балкарии. Оно зафиксировано как в форме конституционных прав граждан, так и в форме конституционных обязанностей государства. Первенство по своей основополагающей значимости здесь имеет статья 76, которая не только устанавливает, что государственными языками КБР являются кабардинской, балкарский и русский, но также закрепляет, что республика обеспечивает равные права государственных языков на сохранение использования, развитие и совершенствование и что языки других народов, компактно проживающих на территории КБР, имеют право на сохранение и развитие, пользуются поддержкой Конституция КБР 1997г. (в ред. 02.07.03г.). Нальчик. 2003г.

государства. Еще две группы вопросов очень важны. Во-первых, Конституция фиксирует государственную поддержку традиционных для народов республики религиозных конфессий и движений (ст. 32), гарантирует поддержку развития национальной культуры (ст. 47) и одновременно устанавливает, что распространение информации, несовместимой с морально-нравственными и национальными традициями и устоями народов КБР преследуется по закону. Во-вторых, вопросы репатриации на историческую родину этнических адыгов и балкарцев, их принятие и обустройство впервые отнесены Конституцией к предметам ведения КБР (ст.70). В целом, демократическое содержание Конституции лежит в основе ее характеристики как правового оформления национальной государственности народов республики.36 Несмотря на все достоинства Конституции КБР 1997г. она закрепляла много положений, идущих в разрез с Конституцией РФ и федеральным законодательством. В первую очередь это касалось положения о суверенном характере республики. Принятие республиканских нормативно-правовых актов, противоречащих федеральной Конституции, во многом опиралось на то, что в республиканских конституциях провозглашался их государственный суверенитет. И это как бы «не замечали» в федеральном центре, опасаясь трогать эту проблему. Все понимали: не может быть суверенных республик внутри федеративного государства, это противоречит самим принципам федерализма, но молчали. Но рано или поздно эта проблема должна была о себе напомнить.37 7 июня 2000г. Конституционный суд РФ в своем постановлении указал, что республики как субъекты РФ не вправе наделять себя свойствами суверенного государства, и не только полным суверенитетом, но и ограниченным. В Кабардино-Балкарии началась активная работа по приведению республиканского законодательства в соответствие с федеральным и подготовка к внесению поправок в Конституцию республики. В соответствии со статьей 138 Конституции КБР право внесения изменений и дополнений в главы I, II, X Конституции принадлежит Конституционному Собранию, состоящему из депутатов Госдумы и членов Совета Федерации РФ от КБР, депутатов Парламента КБР и депутатов органов местного самоуправления всех уровней КБР. В целях внесения поправок в главы I и II Конституции КБР 19.07.01г. было созвано Конституционное Собрание КБР, которое и внесло соответствующие изменения в текст Конституции Коков В. М. Судьба Республики – моя судьба. Нальчик, 1997 г. С. 37.

КБР. А 28.07.01г. был принят Закон КБР №74-РЗ «О внесении поправок в Конституцию КБР», которое внесло изменения и дополнения в главы III-IX Конституции.38 В результате этих поправок Конституция КБР была практически полностью приведена в соответствие с федеральной Конституцией. Из текста Конституции было исключено положение о суверенном характере КабардиноБалкарии. Теперь КБР признается государством в составе России. А 11 июня 2003г. Парламент КБР принимает Закон №61-РЗ «О поправках к Конституции КБР». Данный закон был подписан Президентом республики 2 июля 2003г. В соответствии с поправками к Конституции КБР Парламент республики преобразовывается из двухпалатного в однопалатный орган с численностью в 110 депутатов. А за год до этого, в апреле 2002г. Парламент КБР Парламент КБР высказался за денонсацию Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти КБР от 1 июля 1994г. как несоответствующего положениям Конституции РФ и федеральному законодательству. 8 августа 2002г. был подписан Договор между РФ и КБР «О прекращении действия Договора о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти КБР». Таким образом, Конституция КБР 1997 г. (в редакции 2003г.) завершила процесс конституционной реформы в республике и в нормативно-правовой форме зафиксировала общие результаты системной политической трансформации советской политической автономии в демократическое правовое государство в составе РФ. Можно констатировать, что развитие государственности республики проходило неравномерно и сложно: самостоятельные Кабарда и Балкария в составе сначала Терской Советской Республики, а затем Горской АССР;

КБАО, сначала входящая напрямую в составе РСФСР, затем через Северо-Кавказский край;

КБАССР в составе РСФСР;

ликвидация государственности балкарского народа и преобразование КБАССР в КАССР;

реабилитация балкарцев и преобразование КАССР в КБАССР, и наконец, Кабардино-Балкарская Республика в составе РФ. При этом статус республики на каждом этапе определялся по разному: от автономной республики до суверенного государства в составе РФ (по крайней мере, так определяла себя Кабардино-Балкария), а затем к государству в составе РФ.

Баглай М.В. О правовом статусе республик в Российской Федерации. М., 2000г.

Глава 2. Конституционные основы организации государственной власти в Кабардино-Балкарской Республике 2.1. Государственно-правовые признаки Кабардино-Балкарской Республики как субъекта Российской Федерации. Одной из наиболее актуальных проблем, волнующих в настоящее время конституционного статуса субъектов правоведов и политиков, являются вопросы укрепления вертикали государственной власти.

Российской Федерации, оптимизации территориальной организации власти и Прежде чем приступить к анализу государственно-правовых признаков Кабардино-Балкарии как субъекта РФ следует разграничить и определиться с различиями между понятиями «государство» и «государственность». Государство, как форма организации политической власти составляет ядро государственности, оказывает непосредственное воздействие на ее развитие, выступает своего рода инициатором и организатором различного рода общественно-политических, от социально-экономических и иных реформ. Государственность, в отличие государства, это- во-первых, комплексное понятие, отражающее качественное состояние государственно-организованного общества на тот или иной вычлененный момент;

во-вторых, государственность обладает национально-духовной природой, национально-культурной ориентированностью, так как она отражает накопленные данным народом (народами) духовные и иные социальные ценности;

в-третьих, это явление конкретно-историческое, так как характеризует состояние общества на определенном этапе его развития, в рамках конкретной исторической обстановки. 39 Классическая форма федерации предусматривает обязательное наличие субъектов, ее образующих. Практика государственного строительства в СССР свидетельствует о возможности функционирования юридически неоформленной «бессубъектной» формы федерации. Так, Кабардино-Балкария (так же как и Дагестан, Карачаево-Черкессия) обладает (и должна обладать) определенными признаками федерализации. В начале 90-х годов 20 века некоторыми общественно-политическими деятелями КБР даже высказывалась мысль, что республика является федерацией, но 38 Кабардино-Балкарская правда. 4 июля 2001г. Морозова Л.А. Национальные аспекты развития Российской государственности // Государство и право. 1995г. №12. С. 11.

без юридического оформления субъектов ее образующих как национальногосударственных образований. Эта проблема активно обсуждалась в 1990-1991гг. при подготовке Декларации о государственном суверенитете КБССР. Среди множества проектов Декларации следует отметить проекты, предложенные Президиумом Верховного Совета КБАССР, национальными движениями «Адыгэ Хасэ» и «Тере». В предложенных ВС КБАССР и Правлением «Тере» проектах предусматривалась возможность проявления суверенитета Кабарды и Балкарии как союза двух государств на основе федеративного договора, либо образование самостоятельной государственности при выходе из республики, что естественно, приведет и к образованию обособленных органов государственной власти и управления этих республик. Третий вариант был предложенный Советом «Адыгэ Хасэ», являлся более предпочтительным для республики: Кабардино-Балкария- суверенное государство, созданное народом КБР на основе осуществления им своего неотъемлемого права на самоопределение, то есть единая, а не федеративная республика. Противники федерации ссылались на то обстоятельство, что это повлечет за собой расчленение единой территории, национальное размежевание, нарушение исторически сложившегося территориального расселения, связей кабардинцев и балкарцев. Автор считает, что унитарное государственное устройство КБР должно быть сохранено, однако, определенные признаки федерализации должны присутствовать (федерализация языка, институтов Президента, Комитета по межнациональным вопросам и т.д.). В юридической науке выделяется несколько взглядов (позиций) на природу федеративного государства. Выделим и проанализируем некоторые из них. Ряд зарубежных исследователей (Борель, Люфер) объясняют особенности федеративных отношений через концепцию «участия», когда в основу сущности природы федеративного государства положена идея государственного суверенитета центральной власти и право территорий участвовать в осуществлении государственной власти на основе согласованной воли народа государства. Согласно данной концепции, существенным признаком федеративного государства является участие территорий в образовании национальной воли, но единственно суверенной остается лишь центральная власть. «Так как суверенным государством является федеративное государство, то частные государства, из которых оно состоит, не Парламента, Правительства: в частности, наличие должности вице-президента, наличие в структуре Парламента КБР государства в юридическом смысле слова. Называют ли их кантонами, штатами или провинциями, они не представляют верховного характера, который требуется правом для государства».40 Эту концепцию поддерживают и некоторые отечественные исследователи. Например, власть Г. Королева-Конопляная суверенна, «поскольку указывает образуется на на то, что общегосударственная основе консенсусного решения местных и центральных властей. Она имеет двойной источник: волю всего населения федеративного государства и волю отдельных политических образований, соединенных в общий союз волей народа, взятого в своем разъединении на самостоятельные политические единицы».41 Недостатком данной теории представляется ее ограниченность, выражающаяся в том. Что объектом ее анализа оказывается лишь одна существенная сторона-согласование воли для централизации власти. Более обоснованной с теоретической точки зрения выглядит другая теория, объясняющая природу федеративного государства как систему организации в обществе государственной власти, самоуправляемой на основе договора (Даниил Елазар, Винсент Остром). По мнению авторов данной концепции договор (соглашение) рассматривается не как форма, а как содержание федеративных отношений, основа которых – согласие сторон и самоуправление. Любая федерация по своей сути- самоуправляемое договорное государство, в котором разделение и осуществление государственной власти на всех уровнях должно основываться на достижении договоренности и самоуправления. Если власть делится между центром и составными частями сверху, без согласия составных частей федерации либо согласования с ними, то в этом случае, какие бы ни были права у территорий, государство не может быть признано по своей природе федеративным (выделено автором -Р.М.). И наоборот, если власть разделена на основе согласия сторон, но ни центр, ни составные части не обладают полнотой власти для осуществления своих функций, не имеют возможности самодостаточно самоуправляться, то в этом случае с той или иной степенью определенности можно сказать, что федерализм подменяется унитаризмом либо конфедеративным устройством.42 Исходя из видов правовых актов, учреждающих федерацию, выделяют два ее типа: конституционную и конституционно-договорную. Как известно, Россию 40 Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000г. С.16. Королева-Конопляная Г. В поисках средства соединения разделенного// Федерализм. 1996г. №3. С. 114. 42 Умнова И.А. Указ. соч. С. 18-19.

считают договорной (а точнее, конституционно-договорной) федерацией те политики и ученые, которые считают Федеративный договор как ее первичный учредительный акт (Болтенкова Л.Ф., Крылов Б.С., Кряжков В.А., Михалева Н.А., Умнова И.А.).43 Кроме того, они ссылаются на практику заключения договоров о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов Российской Федерации. Другая позиция заключается в том, что договорной процесс опосредует и создание, и функционирование федеративного государства. Однако Основным законом федеративного государства становится его конституция (Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М.).44 Иначе говоря, договор образует основу создания федерации, а Конституция – основу организации и функционирования уже созданного федеративного государства. Поэтому Российская Федерация является не договорной, а конституционной федерацией. Автор считает, что наиболее правильным для организации федеративного государства является сочетание договора и конституции при учреждении федерации. Ведь договор заключается именно для того, чтобы его положения органично вошли затем в основной закон государства. После его подписания следует принятие Конституции, в которую инкорпорируются частично или полностью нормы договора и в дальнейшем подлежат изменению в порядке, предусмотренном для внесения поправок в Конституцию. Современное российское законодательство не дает конкретное определение субъекта РФ и его конституционно-правового статуса. Тем не менее формулировку данных понятий можно вывести из смысла конституционных норм. «Субъектом РФ является политико-территориальное конституционно унитарное государственное федерацией образование, правами по входящее в состав единого федеративного государства- Российской Федерации- и обладающее гарантированными осуществлению государственной власти на соответствующей территории». Правовое положение субъекта РФ в теории конституционного права в настоящее время определяется различными терминами: статус, правовой статус, конституционный Ильинский И.П., Крылов Б.С., Михалева Н.А. Новое федеративное устройство России // Государство и право. 1992г. №11.;

Михалева Н.А. Конституционные реформы в российских республиках // Конституции республик в составе РФ. М., 1995г. Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М., 2000г.;

Кряжков В.А. Конституционное право субъектов РФ. М., 2002г.;

Болтенкова Л.Ф. Российская Федерация и статус ее субъектов. М., 1995г. 44 Карапетян Л.М.. Российская Федерация и ее субъекты: проблемы укрепления государственности. // Государство и право. 2001г. №7. С. 91.;

Эбзеев Б.С., Карапетян Л.М. Российский федерализм: равноправие и ассиметрия конституционного статуса субъектов // Государство и право. 1995г. №3.

статус, конституционно-правовой статус. В связи с этим возникает вопрос: есть ли разница между этими терминами и какой из них наиболее предпочтителен в рамках конституционного права? Лебедев А.Н. считает, что термины «статус» и «правовое положение» являются не только синонимами, но и имеют одинаковое смысловое значение, обозначая место, положение, состояние, а не конкретное правоотношение45 Некоторые же авторы, наоборот, разделяют данные категории. Например, А.Г. Братко, определяет правовое положение организаций, понимая под ними коллективные субъекты права как сумму общего и конкретного правового статуса. Общий статус, по мнению Братко, - это нормы объективного права, а конкретный статус, например народа, «связан со вступлением народа в конкретные правоотношения…».46 Представляется, что употребление термина «правовое положение субъекта РФ» для определения какихлибо конкретных правомочий, т.е. в узком смысле (например, правовой статус субъекта РФ в сфере регулирования системы государственной власти). «Статус» – наиболее распространенное в юридической науке общеправовое понятие. Однако статус нередко исследуется в рамках специфики отдельных правовых институтов. Понятие «статус» используется и в законодательстве, причем в ряде случаев правовые акты включают в свой текст соответствующие определения. Например, в федеральном законе от 27.05.98г. «О статусе военнослужащих» определяется статус военнослужащего. Конституция РФ в статье 66 использует применительно к субъектам РФ термин «статус», правда, не раскрывая его содержание. А ст. 137 Конституции РФ употребляется термин «конституционно-правовой статус». Конституционный статус субъекта Российской Федерации как научная категория – это совокупность установленных нормами Конституции РФ и конституций (уставов) субъектов РФ прав, гарантий их реализации, обязанностей, ответственность субъекта РФ. Большинство отечественных ученых-государствоведов обозначают вопросы правового регулирования статуса субъекта Федерации в качестве предмета отрасли конституционного права. В данном случае термин «конституционно-правовой статус субъекта РФ» используется в широком смысле, т.е. для обозначения его правового положения, урегулированного нормами конституционного права, источниками которого является широкий круг нормативно-правовых актов.

Лебедев А.Н. Указ. соч. С. 26.

Таким образом, можно дать определение конституционно-правового статуса субъекта РФ, под которым понимаются урегулированные конституционным основы его правового положения, РФ и ее субъектов, законодательством включающее в себя принципы конституционно-правового статуса, основные признаки государственности, права, обязанности и ответственность субъектов РФ. Практическое решение некоторых проблем Российской Федерации усматривается в реформах Президента РФ В.В. Путина. Речь идет об образовании федеральных округов, изменении порядка формирования Совета Федерации, создании Госсовета, обеспечении соответствия конституций, уставов и законов субъектов Федерации Конституции РФ и федеральным законам и т.д. Кабардино-Балкарская Республика – один из субъектов Российской Федерации. Соответственно в ее развитии можно выделить многие признаки, черты, общие для всех или многих субъектов Российской Федерации. Вместе с тем в эволюционных процессах, происходящих в республике, можно выделить и специфику, особенности, обусловленные своеобразием национального состава населения, политических процессов, происходящих в республике, путей решения общих и локальных проблем. Одним из элементов конституционно-правового статуса республики в составе РФ, продолжительное время (до середины 2000г.) являвшегося предметом особой дискуссии, Федерации является вопрос о суверенитете республики. Как указывается в как демократического федеративного правового государства, постановлении Конституционного Суда РФ от 07.06.2000г.: «Суверенитет Российской распространяющийся на всю ее территорию, закреплен Конституцией РФ в качестве одной из основ конституционного строя. Носителем суверенитета и единственным источником власти в России, согласно Конституции РФ, является ее многонациональный народ».47 По смыслу Конституции РФ республики как субъекты РФ не вправе сами наделять себя свойствами суверенного государства, - и не только полным суверенитетом, но и ограниченным. Конституция РФ, характеризуя республики как субъекты РФ, исходит из принципа равноправия всех субъектов РФ, в том числе в их Общая теория права и государства. Учебник/ Под ред. В.В. Лазарева. М., 1994г. С. 153. Постановление Конституционного Суда РФ от 7.06.00г. «О проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» // Вестник Конституционного суда РФ 2000г. №5.

взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Признание же за республиками суверенитета, при том, что все другие субъекты РФ им не обладают, нарушило бы конституционное равноправие субъектов РФ, сделало бы невозможным его осуществление в принципе, поскольку субъект РФ не обладающий суверенитетом, по своему статусу не может быть равноправным с суверенным государством. Важно подчеркнуть, что использование в Конституции РФ понятия «республика (государство)» не может рассматриваться как признание государственного суверенитета этих субъектов. Оно лишь отражает определенные особенности их конституционно-правового статуса, связанные с факторами исторического и национального характера.48 Как отмечалось выше, среди аргументов в пользу признания суверенности республик нередко можно слышать ссылки на Федеративный договор (1992г.), в котором, хотя и не содержалось положений, прямо закрепляющих суверенитет республик, однако о них говорилось как о суверенных. Но ведь из преамбулы, ст.3 (ч.3) и п.1 раздела 2 «Заключительные и переходные положения» Конституции РФ следует, что положения Федеративного договора, предусматривавшие и позволявшие обосновывать ограничения суверенитета РФ, ее конституционно-правового статуса и полномочий, не могут действовать и не подлежат применению как противоречащие Конституции РФ. Признание неконституционными положений о суверенитете республик влечет за собой и вывод о неконституционности положений о договорном характере статуса республик как субъектов в составе Российской Федерации. Вместе с тем, автор категорически не согласен с предложением некоторых ученых и политических деятелей России, предлагающих реформу администртивнотерриториального устройства Российской Федерации путем ликвидации национальногосударственных образований (республик) и создания административнотерриториальных единиц, т.е., так называемая, «губернизация» России. Причем, если раньше это были предложения некоторых одиозных политиков, то теперь данный вопрос обсуждается на самом высоком уровне. Так, в ноябре 2002г. в Государственной Думе Федерального Собрания РФ состоялись парламентские слушания на тему: «Проблемы законодательного обеспечения административнотерриториального устройства РФ», где обсуждалось будущее государственное устройство РФ и разговоры велись вокруг готовой и требующей своей реализации модели Российского государства, предполагающей деление не на федеративные по природе государственноподобные образования, а на административнотерриториальные единицы.49 В проекте рекомендаций парламентских слушаний субъекты РФ прямо названы административно-территориальными единицами. Иными словами, Россия заведомо рассматривается как унитарное государство. На слушаниях предлагалось создать 10-15 новых административно-территориальных единиц, предлагалось перенять американскую модель, где территории компактного проживания национальностей имеют статус административных районов. То есть, было предложено превратить республики в резервации. Анализ заявлений и выступлений, сделанных на слушаниях, показал, что вопросы укрупнения регионов и губернизации рассматривались организаторами и большинством участников как фактически решенные, обсуждались лишь ее варианты. В соответствии со статьей 66 Конституции РФ основные положения, касающиеся статуса, т.е. правового положения субъекта Российской Федерации, определяются Конституцией РФ. Наряду с этим все субъекты Федерации обладают элементами учредительной власти. Это означает, что каждый субъект Федерации вправе решать вопросы своей внутренней организации и с этой целью принимать нормативные акты, регламентирующие его статус. Так, статус Кабардино-Балкарии определяется не только Конституцией РФ, но и конституцией самой республики. В силу Конституции РФ (ст.5 п.2) республика является государством, а ее статус определяется Конституцией РФ и Конституцией республики (п.1 ст.66). Этот статус выражает черты республики как государства и как субъекта Федерации. В качестве государства республика обладает прежде всего элементами учредительной власти, поскольку она самостоятельно принимает свою конституцию, в которой решаются вопросы ее внутренней организации. Акт принятия конституции является окончательным и не подлежит утверждению со стороны федеральных органов. В настоящее время продолжается процесс обновления республиканских Конституций и приведения их в соответствие с Конституцией РФ и федеральным законодательством. Так, в Кабардино-Балкарии 19 июля 2001г. состоялось заседание конституционного собрания республики, которое внесло изменения в главы 1 и 2 Конституции республики, а Парламент КБР Законом от 28.07.01г. №74-РЗ «О Баглай М.В.. О правовом статусе республик в составе Российской Федерации. \\Материалы международной научно-практической конференции. М. 2001г. С.22. 49 Информационно-аналитический бюллетень Государственной думы РФ. 2002г. №9.

поправках к Конституции КБР» внес изменения и дополнения в главы 3-8 Основного закона Кабардино-Балкарии. В соответствии с Конституцией РФ Кабардино-Балкария как субъект Федерации имеет следующие признаки своего государственно-правового статуса: состоит (находится) в качестве субъекта РФ и признает свою правосубъектность;

имеет установленное Конституцией РФ официальное название;

имеет нормативную правовую систему, включающую основной закон (конституцию), законы, иные нормативные правовые акты;

обладает государственной властью и осуществлять ее соответствующими органами государственной власти;

имеет территорию;

имеет представительство в Совете Федерации Федерального Собрания Российской Федерации;

имеет предметы ведения, по которым самостоятельно осуществлять правовое регулирование. имеет столицу, государственный гимн, герб, флаг. Рассмотрим подробнее данные полномочия. 1. Кабардино-Балкария правообязана в качестве субъекта РФ находиться в составе Российской Федерации (ч.1 ст.5, ч.1 ст. 65) и признавать свою правосубъектность. В соответствии с ч.1 ст.5 Конституции РФ Россия состоит из республик краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов – равноправных субъектов РФ. Количественный состав и исчерпывающий перечень субъектов РФ и их официальных наименований установлен в Конституции РФ. В Конституции все субъекты Российской Федерации перечислены не случайно. Включение названия каждого субъекта Федерации в эту статью служит цели закрепления субъектов в составе Российской Федерации и является правовым основанием для использования его государственными органами конституционных прав, таких, например, как право законодательной инициативы, право на вхождение в Совет Федерации двух представителей и т.д. 2. Кабардино-Балкария правомочна иметь установленное Конституцией РФ официальное наименование. Официальное наименование республики – Кабардино Балкарская Республика. В соответствии с ч.2 ст.1 Конституции КБР наименования «Кабардино-Балкарская Республика» и «Кабардино-Балкария» равнозначны. Здесь следует отметить, что в Конституции РФ (ст. 65) указано лишь одно из наименований республики- Кабардино-Балкарская Республика. Это представляется не совсем верным: если субъект РФ вправе самостоятельно устанавливать свое официальное наименование, а Кабардино-Балкария установила два равнозначных наименования и оба включила в текст Конституции республики, то в соответствии со ст. 137 Конституции РФ следует включить в ст. 65 Конституции РФ и второе наименование республики - Кабардино-Балкария. Официальное название субъекта РФ является юридическим титулом, устанавливающим, что: политико-территориальное образование в составе РФ, имеющее название, указанное в Конституции РФ, является субъектом России и имеет соответствующие права и обязанности;

официальное наименование не является указанием на особую организационно-правововую форму конкретного субъекта. Несмотря на шесть разновидностей названий, все субъекты РФ равноправны и имеют одинаковую, единую организационно-правовую форму – «субъект Российской федерации»;

название субъекта РФ является его правом и обязанностью, поэтому установленное в конституции РФ название должно полностью соответствовать названию, установленному субъектом в своем основном законе. Иначе говоря, официальное название субъекта РФ должно быть включено в основной закон субъекта РФ в редакции ч.1 ст. 65 Конституции РФ.50 3. Кабардино-Балкария имеет нормативно-правовую систему, включающую Конституцию, законы и иные нормативные правовые акты. Действующая Конституция республики была принята 1 сентября 1997г. Парламентом КБР. В июле 2001г. в Конституцию республики были внесены изменения и дополнения, в целях приведения ее в соответствие с федеральной Конституцией. В соответствии со ст. 16 Конституции КБР Конституция Кабардино-Балкарской Республики имеет прямое действие и обладает верховенством на ее территории по вопросам, которые отнесены к ведению Кабардино-Балкарской Республики Лебедев А.Н. Статус субъекта РФ. М., 1999г. С. Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и иными договорами о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Кабардино-Балкарской Республики. Основной закон республики устанавливает, что законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации действуют на территории КабардиноБалкарской Республики непосредственно и обязательны для исполнения. По предметам совместного ведения Российской Федерации и КабардиноБалкарской Республики Кабардино-Балкарская Республика в соответствии с федеральными законами принимает законы и иные нормативные правовые акты. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом Кабардино-Балкарской Республики, изданным по предметам ведения Кабардино-Балкарской Республики, действует нормативный правовой акт КабардиноБалкарской Республики. Отдельные авторы называют совокупность нормативных правовых актов, принимаемых субъектом РФ, правовой системой субъекта РФ, вероятно для того, чтобы подчеркнуть системность, взаимозависимость указанных документов. По нашему мнению, использование понятия «правовая система» не совсем удачно, поскольку в теории права она обычно применяется для характеристики более общего правового явления, включающего в себя не только совокупность нормативных правовых актов, но и юридическую практику, а также правовую идеологию.51 4. Кабардино-Балкарская республика обладает всей полнотой государственной власти и осуществлять ее соответствующими органами государственной власти. Одной из основных характеристик конституционного статуса субъекта РФ является ее право обладать всей полнотой государственной власти и осуществлять государственную власть (ст. 73 Конституции РФ). Государственная власть Кабардино-Балкарской Республики распространяется на всю ее территорию.

Защита государственности КБР является важнейшей функцией государства. Система органов государственной власти – необходимый атрибут любого государственного образования. Преобразование российской государственности, реализация конституционных основ федерализма предполагают двуединый процесс: с Алексеев С.С. Теория права. М., 1994г. С.99.

одной стороны, сохранение единства и территориальной целостности Российского государства, обеспечение интересов РФ в целом;

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.