WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИСТЕТ на правах рукописи ЛЮБУШКИНА ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА ОБЩЕСТВЕННЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ И КУБАНСКОЙ ...»

-- [ Страница 4 ] --

организации для учеников научных прогулок и вообще привлечение различных способов для преуспевания заведения по учебно-воспитательной части677. Общество состояло и действительных, почетных и пожизненных членов. Причем действительные вносили в кассу общества не менее 300 руб. ежегодно. (§ 4), почетные сделавшие в пользу общества значительные пожертвования и оказавшие особые услуги (§ 5), пожизненные – внесшие в кассу общества единовременно не менее 50 руб. (§ 6). Управление делами общества возлагалось на общее собрание его членов и исполнительный орган – комитет678. Отметим низкую материальную сторону общества, которое для пополнения своих средств устраивало вечера, спектакли, концерты. Так например, 29 мая 1914 г. был дан благотворительный спектакль в летнем театре М.С. Пахалова, который принес прибыли 924 руб. 68 коп.679 Вследствие недостаточности средств общества пособия не выдавались, а ссуды выплачивались лишь заимообразно под стипендии очень нуждающимся воспитанникам. Для этого была назначена комиссия, которую возглавляли Г. Дир, С.А. Колосова и А.М. Хавнсу680. В протоколах заседаний общества зафиксированы случаи выдачи ссуд из средств общества в счет летних стипендий наиболее нуждающимся воспитанникам института681. Собственно говоря, по имеющимся данным об обществе, в этом и заключалась основная работа его членов. В помещении института проводились бесплатные лекции для членов общества соревнователей Ставро польского учительского института. За неимением средств своей библиотеки общество не имело. В 1905-1907 гг. наблюдалось активное учительское движение в стране. Бесправие, тяжелое материальное положение, политика самодержавия в области народного просвещения, деятельность политических партий объективно способствовали вовлечению многих учителей в общественное движение. В условиях революции их уже не удовлетворяла работа в легальных обществах взаимопомощи. Выдвижение профессиональных, а затем экономических требований, создание нелегальных союзов и активное участие в политической борьбе – такова эволюция взглядов демократической части учителей России. Однако, значительное большинство педагогов на Кубани и Ставрополье не имели революционных взглядов и убеждений, не стремились к революционному переустройству общества в целом и школы, в частности. Это объясняется тем, что специфика профессиональной деятельности учителей, была направлена на созидание, формирование знаний, воспитание молодежи – будущего страны. Во-вторых, для интеллигенции в целом, где учительство было неотъемлемой частью, была характерна приверженность к эволюционным формам и методам реформирования общества. Среди медицинских работников создавались свои общества взаимопомощи. Одним из направлений в работе медицинских обществ взаимопомощи было оказание различной помощи врачам, фармацевтам, фельдшерам. Первая их организация – Общество Самопомощь возникла в Одессе в 1882 г. В 1890 г. образовалось Московское общество фельдшеров, фельдшериц и акушерок682. В 1905 г. таких обществ насчитывалось 17 по стране683. Неспособность и нежелание государства, местных властей решать проблемы здравоохранения, бесправие большинства медицинских работников, тяжелое материальное положение фармацевтов и фельдшеров, пример коллег в столицах – все это влияло на умы и настроения медиков. По аналогии с общероссийскими обществами было создано и в Ставропольской губернии свое общество фельдшеров. После медико-санитарной реформы 1897 г. Ставропольская губерния стала быстро покрываться сетью фельдшерских волостных пунктов, и к 1900 г. в сель ских обществах состояло на службе 49 волостных фельдшеров, а заработная плата их составляла от 120 до 360 руб. в год684. Учитывая расходы, с которыми сталкивались фельдшера в своей работе, такая заработная плата была очень низкой. Вследствие этого, группой фельдшеров и фельдшериц, проживающих в г. Ставрополе в ноябре 1915 г. был выработан устав Ставропольского общества взаимопомощи помощников врачей. Общество преследовало цель: организоваться фельдшерскому персоналу Ставропольской губернии в одну «корпоративную семью» для завоевания себе лучших условий труда, жизни и деятельности. По мнению учредителей, образование губернского общества взаимопомощи, дало бы возможность улучшению служебного и материального положения фельдшерского персонала и внесло в его духовную жизнь столь необходимые для каждого человека идеи «общественности». С этой целью члены общества провели свой съезд в июле 1916 г.685, на котором ими были обсуждены ряд насущных проблем, касающихся непосредственно улучшений условий их труда. Однако главное достижение представителей этого общества заключалось в том, что они смогли раскрыть свои нужды и изложить их требования перед местными властями. Общества взаимопомощи создавались и среди врачей. В 90-е годы XIX в. все более актуальным являлись организации взаимного страхования членов общества на случай смерти. Необходимость эта была обусловлена крайней необеспеченностью большинства врачей, что неоднократно подтверждалось фактами в общей и медицинской прессе. Врачи, проработав много лет в земстве или занимающиеся частной практикой оставляли свои семьи без всяких средств к существованию, так что хоронить их приходилось за счет земства, города или товарищей. Даже сравнительно обеспеченных при жизни врачей часто хоронили на товарищеский счет вследствие отсутствия в момент смерти каких-либо наличных средств. В Петербурге в 1890 г. образовалось Санкт-Петербургское врачебное общество взаимной помощи, которое располагало сетью местных филиалов. В начале 1896 г. среди некоторых врачей, членов Кубанского медицинского общества возникла мысль об открытии в г. Екатеринодаре филиального отделения Санкт-Петербургского врачебного общества взаимной помощи. По их предложе нию вопрос этот впервые был внесен на обсуждение Медицинского общества и на заседании 20 марта 1896 г. почти единогласно было высказано мнение о необходимости учреждения в г. Екатеринодаре такого общества686. Учредителями общества являлись 26 врачей: И.В. Автандилов, П.А. Агапов, С.Г. Атлас, В.С. Грицай, И.Г. Залесский, С.Н. Калиновский, Д.А. Колпаченко, В.И. Колесников, П.А.Красников, М.г. Крацбаршт, М.И. Мирович, Ф.А. Мигдалло, А.Ф. Миловидов, Г.К. Михайлопуло, С.Г. Михалев, Н.Я. Михельс, Н.В. Николаев, В.М. Платонов, Г.А. Робинсон, А.Г. Розмаинский, А.Я. Рохлин, А.А. Соколов, Н.А. Сырмакешев, Н.Х. Франгопуло, И.Б. Шварц, П.Л. Эйнис. Председателем был избран известный врач А.Я. Рохлин687. К 1898 г. в обществе насчитывалось 31 чел., в том числе проживающих в г. Екатеринодаре - 22 чел. и 9 чел. из станиц и городов Кубанской области688. В 1898 г. Правления Санкт-Петербургского Врачебного общества взаимной помощи обратилось с призывом к членам Екатеринодарского отделения, принять денежное участие в издании «Вестника» общества. Члены общества активно откликнулись на это предложение, постановив ежегодно высылать по 15 руб. на это издание Санкт-Петербургскому правлению Врачебного общества взаимной помощи689. Деятельность Екатеринодарского отделения Санкт-Петербургского врачебного общества взаимной помощи было направлено в основном на организацию взаимного страхования членов общества на случай смерти. Члены общества обращались к существующим кассам и обществам взаимного страхования на случай смерти с просьбой прислать свои уставы. После их анализа на заседании 12 ноября 1899 г. председатель А.Я. Рохлин ознакомил собрание с основными пунктами проекта устава похоронной кассы при Санкт-Петербургском обществе взаимной помощи, и отметил, что «одной из самых существенных задач нашего общества взаимной помощи должна быть организация взаимного страхования членов общества на случай смерти»690 поэтому, члены отделения должны присоединиться к организуемой в г. Екатеринодаре местной кассе взаимного страхования жизни691. Другим направлением деятельности общества была работа профессиональ ного характера, заключающаяся в эффективной и своевременной помощи населению в медицинской помощи. В этой связи на заседании общества в 1900 г. обсуждался вопрос об организации в г. Екатеринодаре ночных дежурств врачей, что было одобрено Санкт-Петербургским правлением врачебного общества взаимной помощи. Остановились на аптеке г. Шик как наиболее удобной, расположенной в центре г. Екатеринодара. На разосланных всем врачам приглашениях принять участие в дежурствах изъявили согласие врачи: С.Д. Орлов, М.А. Хацкелевич, А.С. Кольф, А.Г. Тер-Оганьянц, И.М. Ингал, И.Б. Шварц, Л.А. Красников, М.Н. Верховский. 20 апреля состоялось заседание дежурных врачей и председателем правления Екатеринодарского отделения Санкт-Петербургского врачебного общества взаимной помощи были выработаны правила, по которым должны были работать дежурные врачи. Предполагалось установить ежедневное ночное дежурство по одному врачу. На этих началах ночные дежурства начали функционировать с 1 мая 1900 г. Членам общества выдавались краткосрочные ссуды - 30 руб. на год. Однако публика редко обращалась в дежурство за помощью врачей. По предложению Е.Н. Суриной дежурства были устроены не в аптеке, а на дому у каждого врача. При этом во все аптеки были разосланы списки с расшифровкой в какой день, кто из врачей дежурит и с указанием домашних адресов докторов692. Этот способ оказался наиболее продуктивным и оправдал ожидаемые результаты. В условиях наступления реакции в 1906-1907 гг. общественная активность медиков в обществах взаимопомощи шла на спад, и их деятельность ограничивалась сугубо профессиональными проблемами. К началу века распространилась социально-правовая помощь, так называемые «суды чести». Они были организованы с целью «рассмотрения взаимных недоразумений и разбора обвинений со стороны»693, в частности в екатеринодарском отделении врачей, в обществе учителей. В обязанности «судов» входило «давать нравственную оценку», практическая же сторона была намного результативной.

Взаимопомощь и страхование оставались основными методами помощи врачам, учителям, приказчикам. Кратковременные субсидии, скидки, страхование (пенсионные, похоронные кассы) – подобные методы практиковались профессиональными благотворительными организациями. В обществах екатеринодарских приказчиков скидки составляли 5-25 % от стоимости товара и распространялись среди 20 торговых фирм города694. Члены Екатеринодарского отделения СанктПетербургского врачебного общества получали 5 % скидку в торговле Риккера в Петербурге и магазине хирургических инструментов в Москве695. Среди представителей духовенства также открывались общества взаимопомощи. 3 февраля 1912 г. было открыто Общество взаимного вспомоществования в церковных школах Ставропольской епархии. Духовенство епархии поддерживало деятельность этого общества696. Состав общества был элитарным. Так, почетными членами являлись: архиепископ Ставропольский и Екатеринодарский Агафодор, который состоял и покровителем общества, архиепископ Херсонский и Одесский Назарий, епископ Ейский, 1-й викарий ставропольской епархии Иоанн, епископ Александровский, 2-й викарий ставропольской епархии Михаил, ставропольский губернатор Б.М. Янушевич, ставропольский вице-губернатор Д.Г. Шервашидзе, ставропольский губернский предводитель дворянства В.С. Бурсак, председатель уездных земских управ строитель и попечитель ставропольской Троицкой церковно-приходской школы Н.С. Лабанов, жена его Е.А. Лабанова, ставропольский купец Т.Ф. Демин и жена его - попечительница ставропольской Евдокиевской школы А.И. Демина697. На общем собрании общества 30 августа 1914 г. был избран состав правления. Председателем стал учитель Образцовой школы при Ставропольской Духовной семинарии Г.М. Корешков, кандидатами к членам Правления учительница Ф.Р. Беликова и Л.Р. Кистер698. Деятельность общества выражалась в выдаче ссуд. В кассе общества к 1 января 1913 г. значилось наличными – 1513 руб.699 В этот год Общество выдало ссуду девяти учительницам – К.З. Капраловой (55 руб.), М.А. Губных (50 руб.), Л.В. Минасовой (10 руб.);

учителям – П.В. Евглевским (30 руб.), А.Е. Ершовым (30 руб.), А.И. Кривопустом (30 руб.), Г.А. Акуловым (10 руб.), Н.И. Лавровым ( руб.), С.А. Бондаренко (5 руб.). Всего на сумму – 225 руб.700 В начале 1914 г. общество имело наличными уже 3522 руб., соответственно увеличились и выдача пособий и ссуд. В десятые годы XX в. среди профессиональных благотворительных организаций получило распространение устройство санаториев. Они были созданы на Черноморском побережье (Анапа, Бета, Геленджик, пос. Широкий) и в Теберде701. Общество взаимного вспомоществования в церковных школах Ставропольской епархии не было исключением и занималось улучшением условий отдыха своих членов. Так, с первых же дней работы общества, на его заседаниях рассматривался вопрос о принадлежащем Епархиальному Училищному Совету санатории в Теберде близ озера Кара-Кель для учащих в церковно-приходских школах епархии, и о его нуждах. По этой проблеме выступали с докладами председатель правления общества И.П. Зилитинкевич и член-казначей В.А. Баженов. Член общества, ставропольский уездный наблюдатель священник Тихон Фоменко также выступил с сообщением «О Тебердинском курорте и о желательности расширения и улучшения учительского санатория». Вследствие заинтересованности многих лиц в этом вопросе, правление постановило возможным пребывание на Теберде большему числу учащих и для этого решило «устроить новое здание санатория, или, если позволят средства - два небольших здания для помещения отдельно учителей-учительниц и семейных учащих». Члены правления выступили с ходатайством перед Епархиальным Училищным Советом о разрешении произвести на принадлежащем Совету Тебердинском дачном участке постройку одного или 2-х зданий учительских санаториев для членов общества и оказать денежное пособие на эту постройку702. Правление общества обратилось к духовенству епархии с просьбой о пожертвованиях на это мероприятие. Была организована лотерея для сбора средств на эту постройку и на оснащение санатория. Член общества священник Тихон Фоменко, проживши летом некоторое время на Теберде, и близко ознакомившись с условиями жизни на этом курорте, с находящимся здесь церковно-учительским санаторием доставил правлению общества сведения о тебердинском курорте703. Он указал на значи тельное увеличение количества приезжих сюда с каждым годом, число которых в 1913 г. доходило до 600 чел. Оплата за проживание на квартирах была высокой 20-30 руб. за комнату в месяц. Дороговизна квартир была обусловлена высоким обложением дачных поместий, где каждый дачевладелец уплачивал от 100 до 350 руб. в год в аренду. При открытии обществом санатория, проживающие здесь отдыхающие находились в лучших условиях. При отличном помещении, прислуге, бесплатном пользовании хлебом, чаем и сахаром, - содержание каждого в санатории обходилось около 10 руб. в месяц. Обществом решались вопросы продовольственного снабжения отдыхающих. Ввиду того, что здесь было трудно достать что-либо из продуктов питания, - то обед состоял в основном из двух блюд и стоил 50-60 коп. Овощи и фрукты привозились за 100 верст из Баталпашинска. Местная рыба – форель имелась в малом количестве и также стоила дорого - 25 коп. за фунт и дороже. Товары продавались на 30-50% дороже по сравнению с другими местами. Поэтому членами Общества было организовано хорошее питание отдыхающих. Обед и ужин, состоящие из 2-3-х блюд в санатории обходились в день всего около 30-35 коп. на чел.704 Причем посетителям подавалась баранина, говядина. В отчете указывалось, что отдыхающие здесь учителя и учительницы были более чем довольны условиями своей жизни, что многие «значительно прибавили в весе, чувствуют себя великолепно и бесконечно благодарны строителям санатория, давшим им такую возможность с такою пользой провести лето». Кроме того, общество организовало для отдыхающих в санатории собственную купальню. Обществом решался вопрос об автомобильном транспорте между Невинкой и Тебердой. С весны 1914 г. этот вопрос был решен. Здесь же функционировали почтовое отделение, постоянный, командированный областным начальством врач, открыта аптека, амбулаторная больница. После приезда летом 1914 г. члена государственного совета Ермолова, по его совету здесь организовалось Общество благоустройства Теберды705. Таким образом, деятельность общества в основном выражалась в заботе об организации правильного отдыха лиц преподавательского состава.

На принципах взаимопомощи решалась проблема дешевого и бесплатного проживания. Оплата за квартиру в Ставрополе была довольно высокой - от 2000 до 2500 руб. в год. Единственным обществом, пытавшимся разрешить проблему проживания в г. Ставрополе было Общество взаимопомощи квартиронанимателей, учрежденное 27 июля 1909 г. (с 21 января 1912 г. по измененному уставу Общество борьбы с жилищной нуждой)706. Председателем общества был отставной есаул В.А. Зубов. В общество входили М.К. Брызгалов, К.И. Кампус, И.М. Сергеев и др.707 В цели общества входило урегулирование отношений между квартиронанимателями и владельцами квартир, улучшение условий найма и пользования квартирами. Кроме того, общество добивалось оздоровления и улучшения санитарно-гигиенического состояния жилья, осуществляло найм квартир на артельных началах, выступало посредником при найме прислуги, покупке дров и т.д. при найме квартир общество взаимопомощи защищало права своего члена-нанимателя, не допускало неправомерного завышения квартирной платы или ее повышения в дальнейшем, пресекало выселение, следило за выполнением владельцем условий договора. Общество имело собственный строительный фонд, но он был настолько мал, что не позволял ему строить жилье. По возможности оно оплачивало проживание неимущих, но это было крайне редко. Деятельность общества включала также посредничество при найме жилья, торговых, складских помещений, предоставляя сведения о состоянии рынка недвижимости. Сведения предоставлялись всем желающим за определенную плату, тем самым увеличивая доходы общества. Для увеличения средств, члены общества организовывали вечера, гулянья, проводили лекции и т.п. Кроме того, широко в стране были распространены общества взаимопомощи художественной интеллигенции, литераторам и ученым708. Немного организаций было среди ремесленников, к которым примыкали кассы и общества типографов, печатников709. Однако на Кубани и Ставрополье подобных обществ не выявлено. Организации фабрично-заводских рабочих, в которые входили слесари, электрики, токари, кузнецы, столяры, работники железнодорожных мастерских также имели место в России. Однако на Ставрополье и Кубани лицами этих профессий организовывались в основном потребительские общества. Организации взаимопомощи, возникшие на рубеже XIX – XX вв. на Ставрополье и Кубани, несомненно, несли в себе элементы профсоюзных организаций. Главной целью организаций была, прежде всего, социальная защита определенной профессиональной группы. На первый план в их деятельности выступали различные формы материальных пособий, пенсионное обеспечение и др. Не случайно подобная форма организаций наблюдалась у многих профессиональных групп: учителей, врачей, ремесленников, служащих, рабочих. Непременным условием была недостаточная обеспеченность. Среди высокооплачиваемых профессий таких организаций не возникало. По сведениям автора в Ставропольской губернии действовало около обществ взаимопомощи, а в Кубанской области 3. Главным видом деятельности организаций региона стала выдача безвозвратных пособий. Обычно их предоставляли по болезни, на похороны, обучение детей. Некоторые объединения оказывали бесплатную медицинскую помощь. Некоторые организации уделяли большое внимание образованию своих членов и их детей. У отдельных объединений были свои библиотеки. Практически все общества взаимопомощи занимались трудоустройством безработных. Наряду с универсальными организациями (оказывающими разные виды помощи), существовали специализированные общества. Среди профессиональных благотворительных организаций, наиболее заинтересованных в оказании помощи получения начального образования следует выделить общества приказчиков. По мере развития профессиональных союзов, форм страхования отпала необходимость в подобных методах работы со стороны обществ взаимопомощи. Методы социальной помощи стали осуществлять профессиональные организации. Высокую компетентность ряда организаций региона подтверждало участие в съездах и совещаниях российского масштаба по проблемам взаимопомощи.

Возникнув как организация социальной защиты, общества взаимопомощи тем не менее имели широкий диапазон как декларируемых задач, так и деятельности непосредственно: от чисто материальной помощи (чаще это наблюдалось у обществ взаимопомощи лиц неинтеллигентных профессий) через отстаивание своих профессиональных интересов (общества взаимопомощи врачей, фельдшеров) – к попыткам влиять на положение дел в стране в целом (общества взаимопомощи учителей). В целом рассматриваемые общества как и благотворительные организации, выполняли важную функцию социальной защиты населения, смягчая тем самым напряженную обстановку в Ставропольской губернии и Кубанской области. Другое дело, что активные действия некоторых объединений по отстаиванию прав своих членов вызывали неудовольствие властей и приводили к обратному результату. Бурный рост сети благотворительных, национальных обществ и обществ взаимопомощи в России рубежа XIX – XX вв., продиктованный вступлением страны на капиталистический путь, - когда высшей государственной ценностью декларируется развитие свободной личности, не стал исключением и для Ставрополья и Кубани. Общественные организации из числа данных категорий играли в этих регионах ключевую роль в системе социального обеспечения, обслуживая интересы групп населения, обделенных заботой и вниманием административных и самоуправленческих структур. Основным мотивом возникновения таких обществ было нелегкое положение бравшихся под защиту людей (среди привилегированных слоев подобных учреждений не встречалось), что лишний раз доказывает обусловленность складывания организаций жизненным спросом, жгучей необходимостью, отсутствие в них атрибутов пустой «декоративности» и формализма. Главная особенность обществ сферы взаимопомощи – образование по профессиональному принципу;

в своем роде они представляли собой аналог сослов ных органов, но только на новом качественном уровне и буржуазного типа, являясь более открытыми, независимыми, добровольными, а значит, и крепче сплоченными: «цеховая» солидарность позволяла решать, наряду с бытовыми нуждами, серьезные проблемы в отношениях с хозяевами предприятий, выражать коллективное мнение на предмет событий и процессов в масштабах Империи, а наличие во вспомогательных учреждениях «демократического элемента» (учителя, врачи, пролетариат), бесспорно, влияло на радикализм и резкость оценок и требований, временами острую оппозиционность политическому режиму. Последний фактор порой оплачивался довольно дорого – вплоть до упразднения обществ властями и арестов активных членов. Напротив, рассуждения о неугодности, политизированности благотворительных организаций абсолютно беспочвенны, что легко объяснимо: филантропические общества, хотя и имели идейным оплотом интеллигенцию, характеризовались социальной разрозненностью контингента, часто создавались и, соответственно, контролировались близкими к властям и богатыми людьми (это тоже понятно – заниматься благотворительностью безденежный человек или люмпен просто не могут). Впрочем, в подчеркнутом обстоятельстве усматривается очень позитивный момент – обычно реноме возглавлявших организаций губернаторских жен либо сановных персон привлекало массу сил (в первую очередь отметим купечество), не вызывало у меценатов опасения за нецелевое использование жертвовавшихся средств, и в итоге дело помощи обездоленным лишь выигрывало. С учетом затрагивания начинаниями и проектами обществ всех категорий населения региона, в плане и сотрудничества, и покровительства, благотворительные организации, несомненно, следует признать местными центрами филантропии. В общественной жизни обоих регионов не менее продуктивной была деятельность национальных общественных организаций. Особенность этих обществ заключалась в том, что в отличие от повсеместного жесткого контроля царской власти над этими организациями, национальные общества продолжали откры ваться, добиваясь реализации своих прав через благотворительные и просветительские общества. Помимо описанных различий, общества обеих сфер обладали и совершенно идентичными чертами – параллели между ними хорошо иллюстрируются на примере схожих видов работы и призрения подопечных, как в материальном, так и в «духовном» аспектах – от пособий деньгами и одеждой, медицинского и юридического страхования до оборудования квартир, столовых, больниц, библиотек, школ, инициирования зрелищных мероприятий, заполнения досуга. И, строго говоря, по сути благотворительные и общества взаимопомощи выдвигали и добивались реализации единой цели – утверждения человека в обществе, воспитания высоконравственных, с верной жизненной ориентацией граждан, нужных государству. В этом смысле учреждения векового прошлого – неплохая модель, конструктивная парадигма социальной поддержки, терпимости им альтруизма (не хватающих стране сегодня) для России в начале XXI века.

ГЛАВА III РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ОБЩЕСТВЕННЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ СТАВРОПОЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ И КУБАНСКОЙ ОБЛАСТИ § 1. Сельскохозяйственные и ветеринарные общественные организации в развитии и улучшении хозяйственной жизни Ставрополья и Кубани Первые сельскохозяйственные общества появились в России еще в XVIII в. (первое из них - Вольное экономическое общество, созданное в 1765 г.), но широкое распространение они получают в XIX в. Значительный рост сети сельскохозяйственных обществ был связан с созданием в 1837 г. Министерства государственных имуществ, на которое была возложена функция покровительства помещичьим организациям. Благодаря этому, в 50-е годы XIX в. возникло около 20 новых обществ. Министерство использовало сельскохозяйственные общества для усиления контактов с помещиками и выяснения их пожеланий710. К 1900 г. таких обществ насчитывалось в Российской империи 375, и распространены они были почти во всех губерниях и областях страны711. Согласно § 1 «Нормального устава сельскохозяйственных обществ», утвержденного Министерством земледелия и государственных имуществ в 1898 г., целью обществ являлось «содействие соединенными силами своих членов, в районе их действия, развитию и усовершенствованию сельского хозяйства и сельской промышленности вообще или отдельным ее отраслям»712. Подчинялись сельскохозяйственные организации непосредственно Министерству Земледелия и Государственных имуществ. Нормальный устав сельскохозяйственных обществ официально давал возможность этой группе обществ делать представления, прошения в министерство «о нуждах сельского хозяйства в области своих действий»713. Основной задачей сельскохозяйственных обществ было решение проблемы выхода из кризиса крепостнического хозяйства. Эти общества могли заниматься изучением условий экономического развития сельского хозяйства, пропагандировать пе редовые методы ведения хозяйства, распространять сельскохозяйственные знания и технические улучшения. Рассмотрим, в каких условиях проходило образование сельскохозяйственных обществ в Ставропольской губернии и Кубанской области, какие социальные слои являлись «двигателями» этих обществ, какова была их деятельность и роль в хозяйственной жизни регионов? Географическое положение Ставрополья и Кубани определило эти регионы как преимущественно сельскохозяйственные. Крестьянскому населению принадлежало до 87 % земли. Главным источником экономического благосостояния населения являлось земледелие. Из второстепенных отраслей хозяйства выделялись скотоводство и овцеводство, а также виноградарство и виноделие. Полевое хозяйство велось по трехпольной системе. Культурных, интенсивных хозяйств, с применением наилучших способов обработки и удобрения земли, насчитывалось еще немного. Несмотря на благоприятные климатические и природные условия Ставропольской губернии и Кубанской области для успешного ведения сельского хозяйства, наблюдалась нехватка агрономического персонала, которого насчитывалось 57 чел. и 51 чел. соответственно. Учитывая, что из 35 губерний России, Кубанская область занимала 4-е место по количеству посевных площадей (3600743 дес.), а Ставропольская губерния 11 место (2498417 дес.), по количеству агрономов эти регионы стояли в числе последних (32 место и 30 место соответственно)714. Дефицит подготовленных кадров являлся серьезным препятствием для внедрения новых способов ведения хозяйства. До 1900 г. на землях г. Ставрополя площадью с 17000 дес., арендуемых мещанами-земледельцами, существовала скотоводческо-экстенсивная система. С 1900 г. Ставропольское городское общественное управление ввело агрономическую организацию с целью реформировать свое земельное хозяйство, заменивши «скотоводческо-экстенсивную» систему хозяйства на «полеводственную»715.

В Ставропольской губернии скотоводство и овцеводство были распространены преимущественно на территории «инородческого» населения (Большедербетовский улус, Туркменское и Ачикулакское приставства). Виноградарство и виноделие преимущественно развивались в Прасковейском уезде, где под виноградарство было отведено до 3000 дес. земли, и отчасти в Александровском и Благодаринском уездах716. Первая попытка создания сельскохозяйственного общества в Ставрополе была предпринята в 1860 г., когда в Департамент земледелия пришел запрос на утверждение устава Ставрополь-Кавказского общества сельского хозяйства717. Однако общество не развернуло широкой деятельности. Земледельческое население еще не было подготовлено к восприятию полезных советов общества. Лишь 21 октября 1909 г. было учреждено Ставрополь-Кавказское сельскохозяйственное общество. На момент открытия в его рядах насчитывалось 70 чел., а через год эта цифра увеличилась почти вдвое - 114 чел.718 Отметим, что состав общества постоянно пополнялся: к 1912 г. зарегистрировано 135 чел., в 1913 г. – 176 чел. Это говорит о популярности общества и о его значимости в городе. Первоначально общество называлось Ставропольским городским сельскохозяйственным, поскольку, по уставу, территориальные рамки действия ограничивались г. Ставрополем, а в мае 1911 г., с разрешения Главного управления Департамента земледелия и землеустройства, диапазон деятельности распространился на всю Ставропольскую губернию, что позволило обществу сменить наименование в 1912 г. на Ставрополь-Кавказское общество сельского хозяйства. Общество было организовано силами агрономического персонала. Среди них: Н.К. Походня, М.В. Бржезицкий, А.Ф. Хандурин, Б.С. Эммануэль, И.Ф. Масликов, П.В. Мохрин, М.А. Брызгалов, К.Д. Артемьев, Н.И. Третьяков, П.И. Колбасенко, М.И. Фламан и др. Председателем Совета и общества был М.М. Тимонин, тов. пред. - Х.И. Клейн, казначеем – Н.Н. Жданов, секретарем – Б.Г. Меркулов719. Важным делом общества стала организация сельскохозяйственных курсов с 22 ноября по 15 декабря 1912 г. Курсы открылись с целью «привлечь в число слушателей земледельцев-арендаторов городских земель»720. Проводились курсы в помещении Учительской семинарии ежедневно с 18.00 до 21.00 часов. Для открытия курсов Общество получило пособие от Департамента Земледелия - 500 руб. и от городского музея им. Г.К. Праве – 200 руб.721 Специальной лекционной комиссией, созданной из членов общества, была разработана программа, в которую включались 15 дисциплин. Список лекторов состоял из 8 человек: специалист по прикладной ботанике при Ставропольской губернской сельскохозяйственной станции М.В. Бржезицкий (ботаника, болезни растений, сорная растительность);

старший специалист по сельскохозяйственной части при Департаменте земледелия Х.И. Клейн (физиология растений, охрана и привлечение птиц, виноградарство);

межевой инженер И.А. Ковалевский (засуха и меры предупреждения, геодезия);

химик при Ставропольской городской опытной сельскохозяйственной станции Д.П. Крафт и преподавательница Ольгинской женской гимназии А.П. Максименко (химия);

ст. специалист Департамента Земледелия по животноводству Ставропольской губернии Л.Н. Мардовин (животноводство);

ученый агроном при Ставропольской городской опытной сельскохозяйственной станции А.Ф. Хандурин (частное земледелие);

ученый агроном при Ставропольской городской опытной сельскохозяйственной станции Б.С. Эммануэль (почвоведение, общее земледелие, учение об удобрении)722. Программа курсов состояла из 66 лекционных часов с оплатой за час по 5 руб. Всего было затрачено на это мероприятие 5300 руб. Из-за отсутствия литературы по частному земледелию применительно к местным условиям, П. Костылевым было разработано специальное руководство «Общественное руководство к земледелию», а заведующим Ставропольским опытным полем А.Ф. Хандуриным был напечатан курс лекций по «Возделыванию главнейших сельскохозяйственных растений», разработанный на основе собственного опыта по частному земледелию723. Устроенные обществом сельскохозяйственные курсы давали представление об основах сельского хозяйства и значительному количеству будущих учителей народных школ. Необходимо отметить, что ежегодное устройство сельскохозяйственных курсов в помещении учительской семинарии в г. Ставрополе приносило серьезную пользу местному сельскому хозяйству тем, что каждый выпуск учителей для народных школ вместе с тем был и выпуском будущих работников на «ниве народной», осмысленно относящихся к различным вопросам сельскохозяйственной жизни населения724. С осени 1911 г. началась деятельность прокатной станции и зерноочистительного пункта. Общество обратилось в Департамент земледелия и в разные фирмы с просьбой о выдаче необходимых сельскохозяйственных принадлежностей для открытия станции и пункта. В 1911 г. на средства Департамента земледелия (1380 руб.), старшим специалистом Н.В. Петровым были присланы обществу один куколеот борник сортировки Гейда № 2, один опрыскиватель «Помона», один аппарат Гербера для определения жира. Фирмой «Мельгозе» были подарены обществу - 11-ти рядная сеялка с двойным набором сошников, фирмой «Эльворти» – 11-ти рядная «универсальная» сеялка собственного завода и фирмой «Шмидт» – один двухлемешный плуг725. В результате, общество располагало следующими сельскохозяйственными орудиями: 6 плугов, 3 сеялки 11-ти рядных, 3 сеялки 7-ми рядных заводов «Эльворти» и «Россия», один набор сошников к сеялке, 3 бороны, 1 пропошник, 2 жатки;

зерноочистительными машинами: 1 веялка сортировки «Идеал» № 5 завода Гольмана, 1 куколеот борник сортировки завода Гейда 5-го класса № 20, 1 куколеот борник сортировки завода Гейда 5-го класса № 3, запасной цилиндр, опрыскиватели;

молочно хозяйственными машинами: сепаратор «Домо» на 3 ведра, одна маслобойка. Таким образом, всего за несколько месяцев общество приобрело значительное количество усовершенствованных и необходимых сельскохозяйственных орудий и машин. Принимались меры по улучшению местного молочного скота. Деятельность в этой сфере была вызвана проблемой наблюдавшейся в скотоводческом хозяйстве. В начале XX в. местное городское население перешло от скотоводческого хозяйства к полеводству с распашкой целинных сенокосов и сокращением площади выгона. Это, в свою очередь, неблагоприятно отразилось на составе местных стад, понизив их в качественном и количественном отношениях, причем, разведение скота сократилось настолько, что увеличение его в хозяйствах большей частью достигалось путем покупки коров вне пределов г. Ставрополя. За 1905-1910 гг. количество рогатого скота в г. Ставрополе сократилось на 30% за счет молодняка, содержание которого при наличных торговых условиях (летний выпас на плохих выгонах) и ухудшении вообще породы являлось по-существу убыточным. Поэтому общество стремилось способствовать «выращиванию молодняка, улучшению местной породы путем метизации ее с лучшими представителями молочных пород (ангельны), повышению продуктивности молочного скота путем более рационального кормления и ухода». Было выделено для этого городской управой на Грушевке в 18 верстах от Ставрополя в 1910 г. - 239 дес. земли, а в связи с большой потребностью в этом населения через год расширили площадь до 316 дес. 585 кв. сот. Плата с головы летом составляла 3 руб. Таким образом, деятельность общества развивалась в трех направлениях: устройство ежегодных сельскохозяйственных курсов;

открытие прокатной станции и зерноочистительного пункта;

организация показательного пункта по производству молочного скота с прокатной станцией. 10 февраля 1908 г. начало свою деятельность Ставропольское общество пчеловодства и садоводства726. Устав общества был утвержден 24 декабря 1907 г. Общество состояло из пожизненных, действительных членов и членовсоревнователей. На момент открытия общества в его составе числилось 71 чел. Заведывание делами общества принадлежало правлению727. Председателем правления был В.А. Баженов, тов. председателя - М.И. Савенков, казначеем - К.Х. Зарифьянц. Членами состояли также В.П. Плескачевский, М.И. Фламан, А.А. Калантар, С.М. Седько, А.Ф. Хандурин Я.И. Тадеосьянц и др.728 Почетными членами общества были утверждены: член-учредитель и председатель общества В.А. Баженов, член основатель К.Х. Зарифьянц – казначей, инструктор Ставропольской городской землеустроительной комиссии, положивший прочное основание садоводству общества – садовод-инструктор С.М. Седько, статский советник С.А. Мелик-Саркисов, который своими советами и личным участием в делах общества способствовал расширению его деятельности729. Деятельность общества была направлена к достижению главной цели, намеченной в уставе: «распространение среди населения Ставропольской губернии правильных сведений по пчеловодству и садоводству, а равно содействие по сбыту продуктов пчеловодства и садоводства»730. Для предварительной проработки некоторых вопросов избиралась специальная комиссия: фенологическая – для фенологических наблюдателей над растениями, полезными для пчеловодства и садоводства;

комиссия по вопросу об учреждении в г. Ставрополе курсов пчеловодства и садоводства. Первым мероприятием общества стал сбор статистических сведений о состоянии пчеловодства в Ставропольской губернии. Общество рассылало по губернии опросные листы (анкеты), разработанные специальной комиссией, в числе которых были А.А. Калантар, К.Х. Зарифьянц, И.И. Залитинкевич, А.А. Позняков, Г.А. Соболев731. Специалисты по садоводству и агрономии при разъездах по губернии, знакомясь на местах с положением пчеловодства, плодоводства, виноградарства, делились своими наблюдениями на заседаниях общества, что заставило прийти к следующим выводам. Климатические и посевные условия в большей части губернии вполне благоприятны для развития как садоводства, так и пчеловодства. Эти отрасли хозяйства могут служить крупным материальным подспорьем для населения. В губернии имеется значительное количество лиц, занимающихся садоводством, виноградарством, пчеловодством. Однако постановка этих отраслей хозяйства оставляет желать лучшего, главным образом, в виду отсутствия у населения надлежащих знаний за недостатком специалистов – руководителей по садоводству, появившихся в губернии только в последние годы и за полным отсутствием таковых по пчеловодству732. Об активности общества свидетельствуют частые созывы заседаний правления, особенно в осенние месяцы, когда они устраивались практически еженедельно по вторникам. Все собрания общества проходили в помещении Андреевско-Владимирского братства. На общих собраниях обсуждались вопросы о результатах медосбора у разных лиц, о составлении семей пчел, о вредителях садов, делались различные научные сообщения, читались лекции, велись беседы по предметам пчеловодства и садоводства733. Так, председателем В.А. Баженовым были сделаны сообщения по пчеловодству - «По вопросу о зимовке пчел на от крытом воздухе», «О возбуждении энергии пчел посредством встряхивания», «О разных системах ульев», «По содержанию статьи священника Н. Руднева Пустые соты - богатство пчеловода»734. Член общества Г.М. Кленов делал сообщения «О ведении им в 1903 г. в г. Ставрополь пчеловодного хозяйства с пятью семьями, от которых удалось получить по 3,5 п. меда с улья и 6 роев», «О смене маток и разных систематических ульев». По проблемам садоводства член общества агроном К.А. Запасник 8 марта на общем собрании прочитал лекцию на тему: «Основания рационального плодоводства как промышленной отрасли сельского хозяйства». Член правления губернский инспектор садоводства А.А. Калантар на собраниях общества сделал ряд сообщений: «О средствах борьбы с вредными насекомыми в осеннее время», «О впечатлениях, вынесенных им из поездок по Ставропольской губернии для обозрения садов, где владельцам давал ценные советы». М.И. Бутовт-Андржейкович сделал сообщение «О вредителях комнатных растений и о средствах борьбы с ними». Кроме того, на собраниях членами общества проводились опыты, демонстрировались, составленные собственноручно коллекции по пчеловодству и садоводству. Так, на общем собрании 29 ноября 1909 г. было произведено сравнительное испытание с выкачкой меда 2-х медогонок – нового типа (вертикальной) и старого. На собрании 13 декабря 1909 г. демонстрировался полученный из мастерской Андронова улей Дадана-Блатта, такие ульи и другие пчеловодные принадлежности было решено выписывать из мастерской Андронова, на что обществом было выделено 150 руб.735 Член общества Г.И. Бондаренко демонстрировал до 15 сортов яблок из своего сада, причем наглядно показал некоторые виды болезней яблок, доклад М.И. Савенкова «О вредителе роз» также сопровождался демонстрацией снимков и зарисовок. Священник о. К. Надеждин заинтересовал членов общества сообщением об изобретенном ловчем кольце из цемента. Следует отметить, что особое внимание уделялось проблемам пчеловодства, сбыту продукции. Так, членами общества была налажена продажа меда с представителем медовой торговли Лангенфельдом в г. Риге. Но особенно важным делом нужно признать состоявшееся в 1909 г. по ходатайству общества «Обяза тельное постановление Ставропольского городского самоуправления относительно продажи меда в закрытых посудах, натуральным и без всяких примесей»736. Кроме того, общество ходатайствовало перед Департаментом земледелия через городское самоуправление об учреждении на казенные средства должности специалиста помолога, что было удовлетворено. Обществу, согласно уставу, разрешалось устраивать опытные станции, образцовые пасеки, сады и питомники плодовых деревьев, курсы, школы, публичные чтения, лекции по пчеловодству и садоводству, библиотеки, музеи, лаборатории для исследований предметов и продуктов пчеловодства и садоводства737. Так, постановлением общего собрания 25 января 1909 г. было решено открыть учебнопоказательную пасеку. К весне 1909 г. ее создали из 6 пожертвованных ульев с 9 семьями. 25 марта 1910 г. пасека была торжественно открыта. Располагалась она в городе на участке Андреевско-Владимирского братства за Ясеновским бассейном. Ведомая членами общества В.П. Плескачевским и Г.М. Кленовым, К.Х. Зарифьянц, А.Ф. Хандуриным, М.И. Фламан пасека быстро разрасталась и совершенствовалась. Так, уже к концу 1910 г. на ней насчитывалось 22 семьи пчел, причем она постоянно пополнялась ульями лучших систем и необходимыми принадлежностями. Здесь же производилось лечение подкуриванием парами формалина, делалась подкормка ульев и составлялись семьи на зимовку. В целях просветительных, для развития правильного пчеловодства и садоводства при обществе была организована библиотека, ежегодно пополняемая новыми изданиями и журналами. Она находилась в бесплатной читальне Андреевско-Владимирского Братства. В библиотеку-читальню выписывались различные журналы: «Журнал Казанского общества пчеловодства», «Пчеловодческая жизнь», «Пчеловодство», «Плодоводство» и «Прогрессивное садоводство и огородничество»738. При обществе с 1911 г. устраивались общедоступные бесплатные курсы по пчеловодству, садоводству, виноградарству и огородничеству. Эти курсы, сопровождающиеся практическими работами, привлекали большое число слушателей, чем активизировали интерес населения к рациональному пчеловодству и садовод ству. В 1911 г. для организации курсов Департаментом земледелия было выделено 300 руб., в 1912 г. – 600 руб. В летнее время беседы и чтения сопровождались практическими работами по пчеловодству и садоводству на пасеке общества. Итак, первые шаги общества на ниве пчеловодства и садоводства привели к желаемым результатам. За свои заслуги и полезную деятельность на 1-й Ставрополь-Кавказской сельскохозяйственной выставке в 1911 г. Общество было удостоено малой серебряной медали от Департамента земледелия739. Другим видом деятельности общества было устройство сада. На пасеке было посажено свыше 300 плодовых и других деревьев, кустарников и медоносных растений, пожертвованных самоуправлением: К.Х. Зарифьянцем, С.М. Седько, И.В. Ермаковым. С 1913 г. общество арендовало на продолжительный срок загородный участок земли в 6 дес., устроило изгородь, насадило сад карликовых и полукарликовых плодовых деревьев в количестве 600 шт. лучших по местным условиям сортов, а 3 десятины сдало Ставропольской губернской землеустроительной комиссии под устройство временного питомника.740 Здесь же ежегодно производились насаждения отборных подвоев: яблок, груш, слив, алычи, айвы, парадизки, дусана, абрикоса, антипки и др. - для учебных целей во время курсов по окулировке. В 1914 г. число членов увеличилось до 108. Объединив постепенно в своем составе специалистов по садоводству, практиков-владельцев наиболее крупных пасек и садов, любителей пчеловодства и садоводства и вообще интересующихся этими отраслями хозяйства, общество к 1914 г. вышло на высокий уровень по результатам своей деятельности. Если в 1911 г. для организации курсов общество обращалось за субсидией в Департамент земледелия, то в 1914 г. практические курсы по окулировке и летнему уходу за плодовым садом были организованы исключительно на средства общества. Для оснащения пасеки, общество выписывало от различных фирм ульи лучших систем высокого качества, искусственную вощину, разные принадлежности пчеловодства и садоводства. В показательном саду общества имелись отборные плодовые и другие деревья и кустарники лучших по местным условиям сортов, которыми снабжались все желающие заняться садо водством жители губернии. Работы по посадке выписанных деревьев, по распланировке новых садов и т.п. в большинстве случаев производились под руководством специалистов – членов общества. В мае 1914 г. губернская землеустроительная комиссия, признавая важность существования постоянного питомника и, затрудняясь вести дело самостоятельно, признало целесообразным передать все свои насаждения Ставропольскому обществу пчеловодства и садоводства, с обязательством продолжить развитие питомника для удовлетворения населения посадочным материалом741. Получив, таким образом, в свое распоряжение около 30000 подвоев плодовых деревьев, столько же саженцев разных лесных пород, до 20000 виноградных саженцев общество дальше продолжило свою деятельность с более глубоким усердием. Причем окулировка плодовых деревьев в количестве до 12000 штук производилась бесплатно специалистами губернской землеустроительной комиссии742. Общий надзор и руководство работами по садоводству принадлежало члену правления общества, садоводу–инструктору губернской Землеустроительной комиссии – С.М. Седько, с оплатой - 400 руб. в год. Всего на нужды садоводства в 1914 г. обществом было затрачено 2000 руб. В отчете общества за 1914 г. отмечалось: «Особое значение в смысле практических результатов своей деятельности общество придает организованной им учебно-показательной пасеке, с плодовым при ней показательным садом и питомником»743. К 1914 г. учебно-показательная пасека была оборудована ульями лучших систем (главным образом Дадана-Блатта) и всеми необходимыми принадлежностями. В целях учебно-показательных, для сравнения и опытов, а также для снабжения местных пчеловодов, на пасеке имелись разные породы пчел – кавказская, итальянская, золотистая, американская, краинская, кипрская, абхазская и северянка. На пасеке в 1913 г. было выстроено специальное здание для нужд пчеловодства с отделениями: для зимовки пчел, для хранения пчеловодных принадлежностей и библиотеки общества для коллекций и для пчеловодства. Общественным пчеловодом на пасеке состоял специалист-пчеловод - С. Тферских (имеющий многолетнюю практику и получивший специальное образование в Вознесенской куб.

обл.), в обязанности которого входило посещение пасек членов общества и проведение консультаций с начинающими пчеловодами с различными указаниями. На годовое содержание пчеловодства общество получало от Департамента земледелия 400 руб. Учебно-показательная общественная пасека, к 1914 г. разрослась настолько, что имеющееся у общества место для нее стало недостаточным. С другой стороны в условиях городской жизни наблюдался недостаток пчел, поэтому многие вывозили пасеки за город. Вообще среди пчеловодов в Ставропольской губернии и Кубанской области кочевое пчеловодство - весьма распространенное явление. Во второй половине мая 1914 г. большая часть общественной пасеки (60 сажен) была вывезена на заарендованный обществом у города участок в 6 верстах от Ставрополя. Путем сравнения пасек, члены общества пришли к выводу, что кочевая пасека оказалась более прибыльной, с ее ульев было получено меда на 300 руб., в то время как городская оказалась бездоходной. В конце 1914 г. при обществе был учрежден склад для продажи принадлежностей рационального пчеловодства.744 Благодаря поддержке правительственного агронома в 1914 г. в распоряжение общества было предоставлено несколько усовершенствованных машин от Департамента земледелия, три опрыскивателя - «Помона», «Вермореля», «Автомакс» и распылитель «Вулкан», которые демонстрировались членами общества на собраниях, на курсах, а также отпускались для пользования садовладельцам. На пасеке постоянно устраивались экскурсии для учащихся местных учебных заведений. В 1915 г. Общество исходатайствовало у Ставропольского земского собрания ссуду в количестве 1000 руб. в качестве оборотного капитала на приобретение принадлежностей рационального пчеловодства для распространения среди населения, послало заказы по фирмам и, к 1916 г., имело уже полный запас принадлежностей. К 1915 г. в питомнике общества насчитывалось 12000 окулировок-плодовых деревьев, до 20000 саженцев винограда, до 30000 подвоев, плодовый сад, вино градник745. Длина участка занимала пол версты (240 саж.) На содержание опытного заведующего- инструктора всеми насаждениями назначили 600 руб. в год с квартирой и 10 % от продажи продуктов садоводства. На 1915 г. расходы по садоводству составили уже 3450 руб., а по пчеловодству – 2060 руб. Отметим, что администрация и самоуправление материально поддерживали общество, что способствовало эффективной работе членов общества. Так, пособия обществу поступали от Департамента земледелия – от 300 до 500 руб., на содержание учебно-показательной пасеки – 500 руб.;

от ставропольского городского самоуправления – 200 руб. Кроме того, доходы обществу приносила продажа с имеющихся заведений: продажа огурцов и томатов, продажа роз, насаждений, ульев, искусственной ващины, меда с общественной пасеки. Выручали общество денежные пожертвования, которые, например, в 1913 г. составили 190 руб. Таким образом, следует отметить высокую активность членов общества по намеченной им цели. Деятельность общества выражалась в проведении мероприятий по улучшению пчеловодства и садоводства, в организации сельскохозяйственных курсов в г. Ставрополе, в устройстве учебно-показательной и кочевой пасек, в открытии сада и питомника. Все это способствовало просвещению населения в сфере данных областей сельского хозяйства, как в теоретическом, так и в практическом отношении. Открытие сельскохозяйственных обществ в губернском центре повлекло за собой учреждение подобных обществ и в уездах. Большое значение имело Соединенное общество сельского хозяйства и сельской промышленности Александровского уезда Ставропольской губернии учрежденное 25 февраля 1904 г.746 Поддержка начинаниям общества со стороны Ставропольского губернатора Б.М. Янушевича, представителей Департамента земледелия и др. правительственных организаций обеспечило благоприятную жизнедеятельность общества. Деятельность общества была многогранна. С 1909 г. общество устраивало теоретические курсы по сельскому хозяйству. Каждый год весной и осенью проводились практические занятия по земледелию, травосеянию, садоводству, виноградарству, огородничеству и ветеринарии. 12 декабря 1909 г. было возбуждено перед председателем Департаментом земледелия ходатайство об отпуске средств на практические занятия по земледелию, садоводству, огородничеству, виноградарству и ветеринарии, проводимые весной и осенью747. 11 марта 1910 г. была разработана программа занятий, в составлении которой приняли участие - агроном Ф.И. Воробьев, инструктор А.А. Калантар, ветеринар Д.Д. Сапунов и 20 марта она была представлена губернатору на утверждение. На расходы по ведению сельскохозяйственных курсов было выдано 150 руб. Лекторами выступали: агрономы В.Г. Златин, Ф.И. Воробьев по земледелию и травосеянию;

инструктор по садоводству А.А. Калантар (садоводство, плодоводство, птицеводство, пчеловодство);

инструктор по виноградарству С.М. Седенко (виноградарство, виноделие, огородничество);

инструктор по молочному хозяйству на Северном Кавказе (маслоделие и сыроварение), ветеринар И.В. Павловский (скотоводство, коневодство), ветеринар Д.Д. Сапунов (свиноводство, овцеводство, козоводство), уездный врач Гольдштейн (шпака домашняя, школьная, общественная). Занятия проходили с 16.00 до 21.00 с 5-10 минутными перерывами через час. На курсах собралось до 100 человек в возрасте от 15 до 60 лет. Более всего было от 30 до 40 лет. По роду занятий наблюдались занимающиеся сельским хозяйством и отраслями 90% человек, торговлей – 4% чел., учительством – 3 % чел., духовного звания – 2% чел. По образовательному цензу: грамотных – 77%, неграмотных – 23%, из грамотных с высшим образованием – 70,5%, средним – 4,7%. Причем люди приходили из близ лежащих селений: из с. Тамузловского на расстоянии 45 верст, с. Новоселицкого (12 верст), с. Китаевского (5 верст), с. Журавского748. Курс читался 91 день, т.е. 74 часовых лекции749. В утренние часы ежедневно совершались экскурсии по крестьянским хозяйствам с. Журавского. Опыт работы курсов дал положительный результат и в отчетах было отмечено, что «крестьянство наше осознало важность и необходимость сельскохозяйственного образования» и «население уже совершенно сознательно относится к делу»750. Практическими занятиями по виноградарству, садоводству, огородничеству руководил А.А. Калантар с председателем общества Сапуновым.

Ими постоянно проводились экскурсии по садам и огородам сел – Журавского, Новоселицкого, Падинского, Чернолесского751. Деятельность членов общества не ограничивалась Ставропольем. Они активно принимали участие в проводившихся выставках как на Северном Кавказе, так и империи. Например, 8 августа 1910 г. председатель общества Сапунов и член совета Т.П. Горяйнов были командированы на сельскохозяйственную выставку в Ростов н/Дону752. В 1910 г. общество с разрешения Главного управления государственного коннозаводства открыло в с. Журавском постоянный случной пункт, в пос. Росляковском временный пункт 753. В этом же году при случном пункте в с. Журавском открылась лаборатория искусственного оплодотворения. Члены общества стремились к тому, чтобы в отдаленных селениях были организованы постоянные пункты из сверхкомплектных жеребцов государственного коннозаводства754. Члены общества занимались организацией досуга населения. Ими устраивались спектакли, чтения, проводились новогодние елки для учащихся. Так, например, 6 ноября 1910 г. для учащихся всех школ с. Журавского была устроена елка для 200 учеников. 26 декабря, 2 января в церковно-приходской школе под руководством отца дьякона Гр. Варашкевича в с. Новоселицком в церковноприходской школе при церкви Михаила-архангела. Детям раздавались сласти, книги, подарки755. Обществом была организована и оборудована метеорологическая станция и сельскохозяйственные наблюдательные пункты, на что Департамент земледелия выделил 500 руб. Члены общества занимались исследованием почвы и подпочвы Ставропольской губернии вообще и районов с. Журавского, Новоселицкого, Китаевского, Падинского, Чернолесского, Тамузловке с площадью земель до 100000 каз. дес.756 Инструкторами при обществе проводилась регистрация виноградников. Так, с 10 ноября по 22 декабря 1912 г. инструктор В.П. Шиленко собрал данные о насаждении под виноградники в 21 селе. С 1 февраля по 19 февраля 1913 г. осматривал виноградники 1-й и 2-й немецких колоний757. Старшим специалистом при Став ропольском губернском комитете виноградарства и виноделия с 1 ноября 1912 г. по 1 марта 1913 г. Х. Клейном производилась регистрация виноградников пяти сел: Московское, Пелагиада, Татарское, Надежда, Михайловское. Инструктор при комитете А.И. Денисов в августе-сентябре организовал показательное виноделие в с. Прасковея, принимал участие в работах Прасковейского сельского хозяйства, где на заседаниях делались устные и письменные доклады, участвовал на курсах Святокрестовского сельскохозяйственного общества, где прочитал 12 лекций по виноградарству и 7 по виноделию. В январе читал лекции на сельскохозяйственных курсах в с. Прасковее, принимал активное участие в сообщении об организации при Прасковее сельскохозяйственного училища показательного виноградника в долине р. Кумы. В феврале он был командирован Департаментом земледелия на курсы по фитопатологии в Петербург758. Особо важным делом общества было обследование губернии в филоксерном отношении (в г. Ставрополе филлоксера обнаружена в 1885 г. и 1895 г.), для чего было направлено 3 расследователя с 6 рабочими. Под виноградниками в Ставропольской губернии находилось 6500 десятин земли, на что необходимо было 8684 руб. Однако, Департамент земледелия ассигновал всего 2200 руб. поэтому удалось обследовать всего часть общей площади виноградников (от 1500 до 1600 десятин). Комиссия командировала инструктора и в Кубанскую область для ознакомления с филлоксерой, снарядив лабораторными приборами, опрыскивателями, купоросами - всего на 1000 руб. Велась работа по устройству показательных садов в с. Московском и хут. Михайловском Нижнелесском. Просветительная функция была связана и с организацией выездных лекций. Так, Х. Клейном были прочитаны 92 лекции и беседы: в Ставрополе – 5 по физиологии растений, 7 лекций по виноградарству;

с. Татарское – 4 лекции по физиологии растений, 4 по виноградарству;

с.Петровское – 5 по физиологии растений, 2 по охране и привлечению птиц;

г. Св. креста – 4 по физиологии растений, 4 по плодоводству, 2 по огородничеству, 3 по охране и привлечению птиц, 2 на армянском языке по виноградарству;

с. Прасковея – 3 по физиологии растений, 5 по огородничеству, 7 по плодоводству, 4 по охране и привлечению птиц. Для детей проводились чтения «о жизни и значении растений» в 8 школах с. Петровского, в том числе 1 прогимназии;

в с. Прасковее в 11 школах, в Св. Креста в 10 школах. Членами общества составлялись коллекции о болезнях и повреждениях плодовых растений, которые демонстрировались во время лекций759. Обществом был оборудован и введен в действие в 1910 г. зерноочистительный пункт в с. Журавском760. Следует отметить гражданскую инициативу частных лиц и общественных организаций, содействовавших обществу. Так, А.Ф. Дандудин представил в общество образцово поставную пасеку и необходимые предметы. Ставропольское общество ветеринарных врачей с 1911 г. отпускало препараты и муляжи из анатомического музея. К губернатору 29 августа 1913 г. было направлено прошение об утверждении устава Сельскохозяйственного общества с. Орловского Святокрестовского уезда. Учредителями общества были крестьяне, возбудившие ходатайство С.И. Шевченко, И.И. Бабченко, М.М. Бабенко, Г.С. Белобров, Е.С. Шиянов, И.К. Вороновский, И.А. Бабенко, З.И. Бабченко, С.В. Моргунов. В обществе насчитывалось 81 чел.761 Деятельность общества распространялось на с. Орловское и с. Архангельское. Целью общества было: «содействовать в районе своих действий, соединенными силами своих членов развитию и усовершенствованию сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности»762. Члены общества разделялись на действительных, почетных, сотрудников и корреспондентов. Взнос для действительных составлял при вступлении 1 руб. и далее 3 рубля ежегодно763. Число членов было неограниченным, но, при условии, что членами могли быть только состоящие в русском подданстве764. Жители этого села занимались исключительно хлебопашеством и садоводством, для чего каждый год приобретали значительное количество купороса, земледельческих орудий, машин на местном рынке при значительно повышенной цене, тогда как при открытии сельскохозяйственного общества все это приобреталось по сниженным ценам.

Появление общества привело к улучшению местной породы скота. Ежегодно виноградный оборот у жителей с. Орловского давал до 38000 ведер, ежегодный хлебный оборот - до 300000 пудов, скота около 35000 голов 765. В отчетах общества указывалось на первоначальное недоверие местных жителей к такой организации, однако, постепенно члены общества своей деятельностью смогли заинтересовать крестьян до того, что они, несмотря на столь тяжкое для страны время вступали в члены. Деятельность общества касалась всех отраслей сельского хозяйства: полеводства, скотоводства, виноградарства, плодоводства, птицеводства. Для ознакомления местного населения с новейшими приемами обработки почв правильной культурой зерновых хлебов, севооборотом и культурой кормовых растений было организовано показательное поле, занимавшее 3 казен. дес. 800 кв. саж.766 Для ознакомления населения с обработкой улучшенных сельскохозяйственных машин и орудий был открыт при обществе прокатный пункт, для которого приобретены одиннадцать рядовых сошниковых сеялок, одна рядовая дисковая сеялка, а также плуги, бороны, скоропашка «Латышева», культиваторы, опрыскиватели и т.д. Для распространения улучшенных сельскохозяйственных машин и орудий среди населения было постановлено начать комиссионную продажу земледельческих машин и орудий. О спросе говорит тот факт, что за 24 дня крестьянами были разобраны одиннадцать рядовых сошниковых сеялок на 32 руб. и засеяно около 160 десятин земли. Для ознакомления с культурою кормовых растений общество приобрело для льготной продажи своим членам: 5 пудов люцерны, 20 ф. клевера. Для улучшения птицеводства общество исходатайствовано 3 гнезда породистых кур. Для улучшения борьбы против насекомых-вредителей было приобретено для продажи своим членам 20 ф. парижской зелени и медный купорос у Прасковейского общества сельского хозяйства, проводились опыты с опрыскивателями виноградников.

Обществом были предприняты меры по правильному приему переработки молока, что демонстрировалось на организованном показательном пункте по пе реработке молока. Более того, в просветительных целях обществом были организованы сельскохозяйственные курсы, на которые из Департамента земледелия ежегодно высылалось 400 руб. При обществе была открыта библиотека с 27 книгами, сельскохозяйственные журналы. Таким образом, открытие общества дало возможность путем изучения различных отраслей сельского хозяйства распространять теоретические и практические сведения среди крестьян по сельскому хозяйству, а также направило крестьян на выработку наиболее правильных способов ведения хозяйства. В селе Надежда Ставропольского уезда 7 мая 1911 г. открылось Надеждинское общество сельского хозяйства. Об открытии общества перед Департаментом земледелия ст. инструктор по полеводству И. Марков767. Учредителями общества являлись старший инструктор по сельскохозяйственной части при Департаменте Земледелия Христофор Иванович Клейн (г. Ставрополь), старший инструктор департамента земледелия по полеводству Илья Ростиславович Марков (г. Ставрополь), и четырнадцать крестьян с. Надежда768. Общество также способствовало «содействию в районе своих действий, соединенными силами своих членов, развитию и усовершенствованию сельского хозяйства и сельскохозяйственной промышленности»769. В общество входили почетные, действительные (при вступлении 25 коп., затем ежегодно 1 руб.), сотрудники (корреспонденты).770 Причем, члены, внесшие 20 руб. освобождались от ежегодных взносов и получали наименование пожизненных действительных. Заведовал делами общества Совет771. Среди сельскохозяйственных обществ были также распространены и централизованные общественные организации. К таковым относилось, например, учрежденное в 1903 г. в с. Воронцово-Александровском местное отделение - Прикумский отдел комитета виноградарства и виноделия при Императорском Московском обществе сельского хозяйства772. В цели общества входила «защита интересов отечественного виноградарства и виноделия и вообще содействие развитию и усовершенствованию этих отраслей хозяйства в Ставропольской губернии, распространение сортов винограда»773. Учредителями общества были 15 человек, среди которых – земский начальник Прасковейского уезда М. Поярков, заведующий Воронцово-Александровским 2-х классным училищем Г. Коновалов, волостной старшина Яков Лимарев, Андрей Иванович Рыков, Абрам Шмидт, ник. Шмидт и др. Общество развернуло широкую деятельность по улучшению виноградарства в селе, заботясь о правильном ведении виноградарства, применяя различные способы обработки виноградников, добиваясь качественного производства вина и т.д. Местные органы власти благосклонно относились к деятельности сельскохозяйственных обществ. Более того, на рассмотрение обществ направлялись многие проекты. Для улучшения развития всех отраслей сельскохозяйственной промышленности в 1910 г. были назначены Департаментом Земледелия для Ставропольской губернии 6 инструкторов: 3 по животноводству, 1 по пчеловодству при Ставропольском обществе пчеловодства и садоводства, 1 по маслоделию и сыроварению и 1 по шелководству для Прикумского района. Одного инструктора по животноводству прикомандировали к Ставропольскому городскому обществу сельского хозяйства, другого к Соединенному обществу сельского хозяйства и сельской промышленности Александровского уезда с местом жительства в с. Журавском, а на третьего возложили общее руководство мероприятиями по улучшению животноводства в губернии с местом жительства в г. Ставрополе774. Большое значение в экономическом развитии региона имело совещание, проходившее в г. Ставрополе с 16 по 21 марта 1910 г., созванное по распоряжению ставропольского губернатора. На совещании присутствовало 23 человека, из которых были представитель Ставропольского городского общества животноводства В.А. Соколов, два представителя Ставропольского сельскохозяйственного общества Н.Д. Савотеев, П.И. Колбасенко, председатель Соединенных обществ сельскохозяйственной и сельской промышленности Александровского уезда Д.Д. Сапунов, председатель от Ставропольского общества ветеринарных врачей В.В. Филиппович, председатель Ставропольского отдела Российского общества покровительства животным С.К. Кухтин. Собравшимися рассматривался широкий спектр вопросов. Одно из ведущих мест принадлежало устройству и ро ли выставок в губернии. Совещание признало поощрительное значение выставок для экспонентов производителей и образовательное для широкого круга посетителей. Нужно заметить, что устройство выставок применялось повсеместно в земских губерниях, побуждая интерес местного населения к экспонатам выставки, позволяя познакомиться с достижениями в деле улучшения животноводства и с техническими нововведениями в различных отраслях сельскохозяйственной промышленности. В 1911 г. Ставропольской губернии проходили местные кратковременные выставки в следующих пунктах: г. Ставрополе, селениях: Новоселицком, Петровском, Белоглинском, Прасковейском, Воронцово-Александровском, на ставках: Летней Туркменской и Ачикулакской и в ауле Башанта, приурочивая выставки ко времени ярмарок775. На каждую такую выставку было выделено по 500 руб. С докладом об устройстве в 1911 г. передвижных выставок по птицеводству и маслоделию выступал председатель Ставропольского городского сельскохозяйственного общества Н.Д. Савотеев, подчеркивая, что эти выставки пробудят интерес местного населения к еще мало развитой в губернии отрасли сельского хозяйства как птицеводство и к создании совершенно новой отрасли этого хозяйства каким явилось бы маслоделие. Рассмотрев и обсудив все способы распространения сельскохозяйственных знаний среди различных слоев населения Ставропольской губернии – мещан, крестьян и инородцев совещание признало необходимым: устройство в г. Ставрополе при городском обществе сельского хозяйства систематических курсов в течение зимнего периода по примеру бывших в 1910 г., продолжение курсов при соединенном обществе сельского хозяйства и сельской промышленности в с. Журавском, начало которым положено в ноябре 1909 г., устройство передвижных выставок по тем отраслям сельской промышленности, где первенствующее значение имеет демонстрация приборов, моделей, аппаратов и проч., например, по пчеловодству и шелководству776. В результате, обсудив наиболее целесообразные пути к улучшению животноводства на устройство 9 выставок по 500 руб. всего – 4500 руб., на организацию постоянных ежегодных сельскохозяйственных курсов в с. Журавском и в г. Ставрополе – 1000 руб., единовременное пособие на приобрете ние препаратов по животноводству и сельскому хозяйству в распоряжение Ставропольского ветеринарного общества, имеющему свой ценный патологоанатомический музей, коллекцию паразитов, свойственных животным и людям и другие научные пособия, необходимые при ведении курсов, и Ставропольского городского сельскохозяйственного общества 1000 руб., на организацию 2-х передвижных выставок по маслоделию с сыроварением и птицеводству 2000 руб., а также на изготовление обоими обществами каждым в пределах своей специальности, коллекций, муляжей, моделей, рисунков и при условии бесплатного предоставления таковых на время устраиваемых курсов в г. Ставрополе. Старший инструктор по садоводству, член правления Ставропольского общества пчеловодства и садоводства Арсений Айрапетович Калантар в докладе о пчеловодстве в Ставропольской губернии, отметил, что с целью разумного пчеловождения, Ставропольское общество пчеловодства и садоводства в 1909 г. устроило общественную научно-показательную пасеку, на которой представлены главные системы рамочных ульев для наглядного обучения пчеловодов с приемами ведения рационального пчеловождения в этих ульях. На этой пасеке имелось 30 ульев и систем, главным образом Додона Блата, а затем Левицкого, Рута и новейшей системы Ханда. Таким образом, имелся материал для наглядного ознакомления с этими породами и представлялась возможность установить сравнительные наблюдения над трудоспособностью этих пород пчел. Пчеловодам в настоящее время необходимо разрешить ряд существенных вопросов: о лечении болезней о наиболее подходящей к местным условиям системы улья, о зимовке пчел, о посеве медоносных трав и т.п. разрешение этих вопросов требует строгого научного обоснования на основании опытов и наблюдений – работа. Которую может выполнить специалист777. Ставропольским обществом сельского хозяйства 1 сентября 1904 г. в с. Прасковея было открыто отделение губернского склада земледельческих орудий. Согласно переписи населения на Кубани проживало 65606 чел. Земледелием занимались 13501 чел. Развитие товарно-капиталистического производства вызвало к жизни появление кооперации. В определенной степени это было связано и с необходимостью быть более независимыми от представителей торгово-ростовщического капитала. Первые кооперативы появились в г. Екатеринодаре И Ейске еше на рубеже 60х и 70-х гг. XIX в. Но до революции 1905-1907 гг. кооперация развивалась медленно. После революции их число быстро возрастало. К 1912 г. на Кубани было уже 90 потребительских обществ779. Они закупали и продавали товары через свои лавки, заводили свои собственные предприятия, чаще всего пекарни. Не меньше к этому времени было и сельскохозяйственных товариществ, осуществлявших широкие хозяйственные функции, в том числе по совместной переработке и сбыту продукции. Но наиболее быстро в начале XX в. Развивалась кредитная кооперация. Если в 1906 г. в Кубанской области было 36 кредитных и судо-сберегательных товариществ с общим числом членов около 16 тыс. чел., то к 1914 г. их уже было 249 с числом членов около 200 тыс. чел. Кредитные кооперативы играли все возрастающую роль в активизации экономической жизни Кубани. Они выдавали ссуды, выполняли посреднические операции при сбыте готовой продукции, покупке для своих членов сельскохозяйственных машин и т.п. однако их услугами пользовались в первую очередь среднезажиточные свои населения. На заседании Екатеринодарской городской думы 30 ноября 1902 г. гласный Владимир Васильевич Скидан в своем докладе так охарактеризовал сельское хозяйство Екатеринодара: «Наш город может быть назван крупным землевладельцем Кубанской области, причем из всего числа земли, находящейся в его владении (11487 десятин 74 саженей), почти половина (4225 десятин) состоит под распашкой и сенокошением, почти четвертая часть (2583 дес.) под выгоном и пастбищами, 1254 десятины 2045 саженей под фруктовыми садами и виноградниками, 214 дес. 2216 саженей под огородами, около 100 дес. под лесом и кустарником и др.»780 большая часть жителей города – почти все мещане – занимаются сельским хозяйством: полеводством, садоводством, огородничеством и т.п. – не только в Екатеринодаре, но и в окрестных поселениях, на наемных и крупных земельных участках. Другая значительная часть жителей занимается торговлей хлебом и дру гими сельскими продуктами или промыслами, тесно связанными с сельским хозяйством. На Кубани наиболее ярким сельскохозяйственным обществом было Кубанское экономическое общество. 24 декабря 1875 г. наместником кавказским был утвержден устав этого общества, которое он принял под свое Августейшее покровительство781. Общество открылось с целью: «содействовать развитию различных отраслей сельского хозяйства и промышленности в Кубанской области.» (§ 1. Устава). Согласно уставу общество должно было заботиться об устройстве опытного хутора в одном из центральных и более населенных пунктов области и о снабжении его всеми принадлежностями хозяйства;

об устройстве земледельческоремесленной школы с комплектом на первое время в 30 человек учащихся, преимущественно из казачьего сословия;

о заведении специальной библиотеки и музея местных естественных произведений и образцов промышленных и ремесленных производств;

о заведении складов усовершенствованных земледельческих орудий и машин. О приобретении и распространении между хозяевами Кубанской области лучшего качества семян культурных растений улучшенных пород домашних животных;

о постепенном устройстве в разных местах области сельскохозяйственных станций;

об учреждении выставок сельскохозяйственных и промышленных произведений области. В почетные члены избирались лица, по предложению совета и с утверждения общего собрания, лица, известные особыми трудами по сельскому хозяйству или промышленности, равно оказавшие обществу важные услуги (§ 10). В действительные члены поступали по собственным заявлениям все лица, сочувствующие членам общества и не лишенные по суду доброго имени. (§ 11). В члены-сотрудники и корреспонденты принимались Советом лица, изъявившие готовность исполнять поручения общества и доставлять ему нужные по их специальностям сведения. (§ 12). Действительные члены вносят в кассу общества ежегодно не менее 3 руб. ежегодный взнос может быть по желанию лица, вступающего в члены заменен единовременным во 100 руб. (§ 16).

Первоначально оно объединяло 46 действительных членов, делавших ежемесячный взнос в размере 12 рублей. Обществом руководил Совет во главе с президентом П.Д. Бабычем. В него вошли также вице-президент П.П. Бурсак, казначей И.С. Нардега, К.Н. Черный, И. Серафимович. К апрелю общество насчитывало в своих рядах 66 человек. членами общества являлись: учитель Мариинского училища, коллежский советник С.И. Калайтан, учитель Мариинского училища Ф.С. Полторацкий, областной агроном и смотритель войсковых лесов, титулярный советник И.Г. Семенцов, секретарь совета, титулярный советник Кирилл Евстафьевич Волошин, секретарь фермы М.О. Поночевный и секретарь бюро, титулярный советник К.Т. Живило. Открывшись 25 января 1876 г., первоначально свою деятельность общество посвятило исследованию разных отраслей сельского хозяйства и промышленности в Кубанской области, а также развитию и усовершенствованию этих отраслей согласно современным требованиям. вело переписку по обмену опытом с аналогичными организациями. Все желающие могли через экономическое общество приобрести необходимые им семена, а также племенной скот. Вообще Кубанское экономическое общество принимало всевозможные рациональные, целесообразные меры, содействующие развитию и усовершенствованию сельского хозяйства или промышленности в названной области. Располагая средствами в 1245 руб., членами общества 8 ноября 1880 г. была открыта земледельческо-ремесленная школа на хуторе Пришиб и библиотека782. Хутор, основанный в 1878 г. на правом берегу Кубани, в пяти верстах от Екатеринодара имел 157 десятин земли, специально отведенной городом этому обществу для устройства образцового хозяйства. Здесь располагались метеорологическая станция, мастерские, кузница, скотный двор, фруктовый сад, виноградник, пчельник, а также поля, пашни, лесонасаждения, сенокосы и выгон783. Кубанское экономическое общество имело свою ферму, на которой разводило виноградарство, подсолнухи, просо, овес. В отчетах общества отмечались хорошие урожаи. Также общество имело свой сад с плодовыми деревьями: яблони, груши, персики. Виноградники давали по 150 пудов винограда.

В марте 1893 г. Кубанское экономическое общество открыло рекомендательно-справочное бюро, в задачи которого входила выдача справок и рекомендаций по всем отраслям сельского хозяйства: по лесоводству, садоводству, виноградарству, шелководству, табаководству, хлебопашеству, по пчеловодству, скотоводству, рыболовству, техническому земледелию, даже по консервированию овощей и фруктов, а также выписка и продажа семян и т.п.784 Секретарем бюро являлся К.Т. Живило. Бюро располагалось сначала в здании Кубанского областного статистического комитета на ул. Борзиковской, в доме Хомякова (ныне Коммунаров)785, а с лета 1896 г. в собственном здании общества, выстроенном во дворе войскового штаба по ул. Бурсаковской (Красноармейская)786. Осенью 1896 г. общество открыло также собственную лавку, в которой вело бакалейную и мясную торговлю, причем, как отмечала местная газета Кубанские областные ведомости, «продукты отличались хорошим качеством, а цены были ниже, чем в других лавках или на базаре»787. Другим направлением деятельности было устройство выставок по различным отраслям хозяйства. Так, например, 29 мая 1893 г. на собрании общества в помещении Войскового собрания была создана комиссия для разработки правил и программы предполагаемой выставки виноградарства, виноделия, садоводства и пчеловодства788. 12 сентября – 3 октября 1893 г. Кубанским экономическим обществом была устроена выставка садоводства, плодоводства, виноградарства и виноделия. На ней были представлены дары кубанской земли: арбузы весом в полтора пуда, тыквы в два пуда, свекла более 4 фунтов экземпляр. «Кубанские плоды замечательно крупные!» - отмечалось в Кубанских областных ведомостях789. Однако не только садоводство, но и животноводство было излюбленной темой выставок. Так, 5-23 мая 1895 г. Кубанское экономическое общество устроило в Екатеринодаре выставку домашних животных. На ней были представлены лучшие по области породы лошадей, крупного рогатого скота, овец, свиней, домашней птицы, организован отдел собаководства790. В 1900 г. общество состояло из 18 почетных, 11 пожизненных и 263 действительных членов и 2 членов-сотрудников.

В числе почетных членов, принимающих участие в текущей деятельности экономического общества состояли: министр земледелия А.С. Ермолов, начальник Кубанской области и наказной атаман Кубанского казачьего войска Я.Д. Малама, епископ Ставропольский и Екатеринодарский Агафодор и 1-й президент общества генерал-лейтенант В.А. Яцкевич. Членами сотрудниками состояли свободный художник Косолап и Сташевский791. Число членов общества постоянно увеличивалось, так, например, за один только 1900 г. в общество вступило 78 человек. В 1900 г. почетным президентом общества, согласно устава, состоял начальник Кубанской области и наказной атаман Кубанского казачьего войска генерал-лейтенант Я.Д. Малама. Совет общества возглавляли председатель президент генерал-майор М.П. Бабыч, вице президент Я.А. Мордмиллович, члены И.Г. Семенцов, Н.Н. Кулешов, К.Е. Волошин, казначей А.С. Приходько, секретарь коллежский советник М.О. Поночевный. Для заведования бюро общества и торговлей агента общества купца Позднякова – К.Г. Живило. Членами также состояли: А.Д. Бигдай, Л.М. Мельников и И.П. Сильчев, Коньков, Птушенко. Деятельность общества продолжала развиваться в дальнейшем развитии и поддержании виноградников, питомника, плодового сада и показательных полей с травосостоянием при ферме общества, в производстве вин из урожая отчетного года, в возбуждении и доведении до желаемого результата вопроса об организации железнодорожного вывоза плодов и овощей из Кубанской области и г. Екатеринодара, в отношениях с Министерством Земледелия по вопросу снабжения общества посадочным виноградным материалом промышленных иностранных и русских сортов, в собрании обширного материала по садоводству и виноградарству области и подготовке специальной брошюры по этой отрасли, каковая и предназначается к представлению на выставку в будущем августе в г. Тифлисе. Издательская деятельность общества заключалась в выпуске рубрик о пчеловодстве, «бжильництве», «про городыну», про вредных насекомых, о борьбе с вредителями садов, о болезнях винограда.

К 1900 г. ферма общества занимала 20 десятин земли, из которых 10 десятин заняты питомником, плодовым садом и виноградником, другие 10 – акациевой рощей и под травосеяние. Наблюдение результатов плодоводства в области, опрос многих любителей садоводства, доклады членов общества, опыт многих из них как в Екатеринодаре, так и в области, предоставили достаточный материал для определения тех сортов и видов плодовых деревьев, которые могут быть особенно пригодны в Кубанской области с ее климатом, при ее почвенных условиях. Не разводя массы любительских сортов, питомник общества имел значительными партиями лучшие хозяйственно-промышленные сорта. Так например, девять сортов груши (Любимая Клаппа, бера Диля, бера Лигеля, бера Клержо, Наполеона масляная, кюре пастырская, Жифара, доюрая Луиза и Авранша, древоцветная Идаго), девять сортов яблони, два сорта сливы, два сорта вишни, два сорта черешни, два сорта абрикос. Причем постоянно закупались и прививались дички для подвоев груши и яблони от 2000 до 4,5 тыс. В течение весны и осени 1900 г. питомник общества отпустил бесплатно станичным училищам, аулам и разным войсковым учреждениям: фельдшерской школе, войсковой мастерской, войсковому приюту, войсковому собору до 5000 корней деревьев792. Кроме плодовых деревьев, питомник поддерживал запас декоративных парниковых деревьев и кустарников, а также ягодные кусты. В имеющемся винограднике числилось до 9 тысяч насаждений. Из сортов винограда имелись пино-фран, мозака, лафита-каберне, шасла-доре, голландский, каберне, пино-гри. Большим успехом пользовался голландский виноград, с продажи которого в 1900 г. было получено 166 руб. наличными с одной тысячи кустов. Вино делали с пино-франа (26 ведер) с каберне (97 ведер), с музаки (27 ведер). Вообще со всех сортов было получено 150 ведер вина. Кроме того, на приготовление вина «Петиот» употреблялись выжимки, которого было получено 50 ведер. Всего вина 225 ведер. Вино было отправлено в г. Екатеринодар в погреб Полторацкого.

Обществу были присланы лозы из Крыма (Александрийский мускат), Тифлиса (сорт горули, тавриз, зеленый кишмиш, агагермаз, кечт-амджага, кызылузюм), Ташкента (6 сортов – буаки, хусайне, черный кишмишь, шакарангур, челяки, ката-курган), Астрахани. Всего от Министерства Земледелия получено до 4 тыс. лоз. Совет общества обратился в министерство Земледелия, Финансов и Путей сообщения с ходатайством об организации вывоза плодов и овощей из Кубанской области особыми поездами, в приспособленных вагонах. Местная железная дорога организовала два скорых товаро-пассажирских поезда, специально грузящих продукты садоводства, легко и удобно направлявшиеся на рынки внутренней России. Совет общества выступил с прошением в Управление Владикавказской жел. дороги открыть при екатеринодарском вокзале для приема грузов с плодами и овощами особую грузовую контору, так как отсутствие ее подвергало эти грузы порче, загрязнению, давке и промедлению при приеме. С разрешения управляющего железной дорогой Иноземцева отдельная грузовая контора дл плодов и овощей в июне была выстроена за одну неделю, оборудована и получила свой отдельный штат служащих. Отчетные ведомости свидетельствуют о количестве вывезенных продуктов (фруктов и овощей). В 1899 г. было вывезено 97208 п. 11 ф., в 1900 г. 175077 пуд. 14 ф.793 Таким образом, вывоз достиг почти 200 тыс. пудов. Это лучшее доказательство значения организованного вывоза. Кроме того, из г. Екатеринодара в 1900 г. вывезено 2464 пуд. 27 ф. цветов, виноградной лозы и древесных саженцев. Сверх того, в сотни населенных пунктов вывозились плоды и овощи. На более крупные рынки направлялся сбыт екатеринодарских продуктов в Ростов, Новочеркасск, Новороссийск, в Москву, Владикавказ, Харьков, Воронеж, Пятигорск, Армавир, Тулу, Санкт-Петербург, Царицын, Ставрополь и т.д. Виноград отправлялся в 123 пункта794. Количество предъявлявшегося груза, будучи всегда значительно, иногда доходило до солидной цифры. Так, например, 12 августа 1900 г. для погрузки всего предъявленного было отправлено единовременно 25 вагонов.

9 марта 1905 г. кубанское экономическое общество было реорганизовано в Кубанское общество сельского хозяйства и продолжило его деятельность. Новый устав был принят на основе «Нормального устава местных сельскохозяйственных обществ»795. В Екатеринодаре был открыт Кубанский отдел Императорского российского общества сельскохозяйственного птицеводства. Общество ежегодно устраивало выставки. К примеру, 20-23 октября 1916 г. состоялась выставка птицеводства. Лучше других был представлен отдел птиц, главным образом кур, в довольно многочисленном количестве имелись кролики. В местной газете «Кубанские ведомости» сообщалось, что «переживаемый экономический кризис вызвал к выставке повышенный интерес публики, которой на выставке было очень много796. Видную роль в этой сфере сыграло Общество ветеринарных врачей Кубанской области. Областной ветеринарный врач кубанской области Тамочский 19 февраля 1899 г. писал начальнику Кубанской области и наказному атаману Кубанской области: «наилучшим средством для объединения деятельности участковых ветеринарных врачей в области без сомнения может служить учреждение Общества ветеринарных врачей, предметом занятий которого служило бы обсуждение вопроса тесно связанного с интересами местного скотоводства»797. Устав общества был утвержден 1 сентября 1899 г. заместителем военного министра, начальником главного штаба, генерал-лейтенантом Сахаровым798. Общество образовала группа ветеринарных врачей во главе с областным ветеринаром. Среди них: П.К. Попов (ветеринар первого екатеринодарского полка Кубанского казачьего войска), Татарский (областной ветеринар кубанской области),Ф.Ф. Агалов, (ст. Армавирская), А.К. Бесядовский (ст. Кавнох), П.А. Дахно и др. Всего 24 чел.799 Общество подчинялось Военному министерству. Годовые отчеты представляло главному военному медицинскому управлению. Основная задача членов общества заключалась в обсуждении и разработке научных и практических вопросов по ветеринарии вообще и по зоотехнии в особенности. В деятельности общества можно выделить несколько направлений: 1) научное – чтения докладов среди членов общества, устройство собеседований и демонстраций на заседаниях общества, обсуждение вопросов, касающихся улучшения пород домашних животных, рационального содержания их и наиболее выгодных методов обработки животных продуктов, обсуждение вопросов, касающихся мясоведения, наблюдение и производство опытов по различным отраслям ветеринарии;

2) исследовательское – изучение животноводства Кубанской области, исследование причин болезней домашних животных и проведении мер к их прекращению, изучение местной флоры, изучение метеорологических и др. условий связанных с вопросами ветеринарии, изучение условий торговли скотом и животными продуктами, сношение с ветеринарными врачами, ветеринарными обществами и ветеринарными институтами по научным вопросам, 3) издательское – издание трудов в виде отдельных брошюр и сборников;

4) практическое – устройство лечебниц для домашних животных и образцовых курников, обсуждение вопросов, касающихся быта ветеринарных врачей, доставление возможности членам общества следить за развитием ветеринарных наук посредством выписки русских и иностранных журналов, книг, газет. При обществе ветеринарных врачей (как и при всех общественных организациях) имелась своя библиотека для чтения. Аналогичной была деятельность Общества ветеринарных врачей г. Ставрополя. Среди централизованных общественных организаций следует отметить Ставропольский отдел Российского общества покровительства животным (РОПЖ) и Екатеринодарский отдел РОПЖ, состоящие под августейшим покровительством императрицы Марии Федоровны. В Ставрополе инициатором создания отделения этого общества выступал И.А. Качинский, который смог привлечь значительную часть ставропольских общественных деятелей к учреждению данного объединения. Он же был избран и вице-председателем этого общества, в должности которого находился в течение 10 лет. В общество входило около 127 человек, среди них В.И. Де-Фриу, И.М. Ковалевский, Н.Г. Колесников, Н.К. Белоконь, А.Н. Введенский, Д.Ф. Галани, В.Н.

Ключарев, И.К. Попов, С.П. Шульц, К.А. Росляков, Г.Н. Прозрителев и многие другие. Отдел начал свою деятельность с 29 ноября. Члены общества с первых дней занялись разработкой правил «О мерах безопасности против домашних животных» (от бешенства собак), которые получили законную силу 17 мая 1909 г.800 Городская управа ассигновала средства на постройку специальной камеры для уничтожения бродячих собак при помощи отравления окисью углерода. 20 сентября 1898 г. была открыта лечебница и образцовая кузница по Николаевскому проспекту в доме Воскресенской, где работало безвозмездно 5 ветеринарных врачей, в числе которых был И.А. Качинский801. Лечебница была открыта с целью оказания помощи беднейшему населению города в деле сохранения здоровья и работоспособности принадлежащих ему животных, открытие кузницы – практическое указание рациональной ковки лошадей. Здесь занимались тщательным изучением анатомии копыт и механизма их функций, поскольку ошибки в этом деле приводили к снижению работоспособности скота, что наносило существенный экономический ущерб хозяйству. Под руководством И.Д. Качинского, заведующего лечебницей и образцовой кузницей впоследствии выработался значительный контингент опытных специалистов, которые открыли затем несколько самостоятельных образцовых кузниц в г. Ставрополе. С 1902 г. отдел расширил свою деятельность и организовал впервые при лечебнице-образцовой кузнице периодические и шестимесячные курсы практической и теоретической ковки лошадей. В 1909 г. были выпущены «прекрасно обученные кузнецы-инородцы для Туркменского населения Ставропольской губернии». В 1906 г. с разрешения городской управой обществу было передано для кузницы и лечебницы здание на ул. Александровской № 21, где и протекала деятельность общества. Во дворе отдел РОПЖ выстроил необходимые постройки под манеж, кузницу и стационарное отделение для крупных и мелких животных, на что было за трачено 2000 руб. Кроме того, лечебница и образцовая кузница были оборудованы необходимыми хирургическими инструментами, приборами, медикаментами и научными пособиями. Начавши с приема 369 больных животных в 1898 г. в лечебнице в 1910 г. было вылечено 1243. Всего за 13 лет функционирования лечебницы вылечено было 12778 животных. Значение лечебницы было столь высоко, что услугами лечебницы пользовались и приезжие в город на базары крестьяне из разных мест. Причем половина пользовались бесплатной ветеринарно-врачебною помощью и медикаментами. Общество в целях выяснения степени распространения туберкулеза среди местного молочного скота производило осмотр коров у всех лиц занимающихся молочным промыслом в городе. Обществом разработан был проект устройства образцовых кузниц в наиболее крупных селах губернии, но не осуществился из-за недостатка средств В отчетах общества о лечебнице Ставропольского отдела РОПЖ указывалось, что она «служит для города своего рода фильтром, в котором постоянно задерживаются и уничтожаются носители болезней, свойственных человеку и животным, сибирской язвы, бешенства и сапа»802. Кроме того, в целях нравственного воспитания и гуманного отношения к животным общество занималось и пропагандой идей покровительства животным, распространением брошюр, листков и т.д. По его инициативе ветеринарным врачом Н.Г. Поповым был составлен критический разбор популярных брошюр для народа, затрагивающих идеи покровительства животным, ветеринарным врачом И.М. Ковалевским читались лекции «О здоровом и Больном мясе» и, «Трихины и способы заражения ими», а ветеринарным врачом де-Фриу – лекция «О молочной корове», ветеринарным врачом Н.Г. Колесниковым составлена популярная брошюра «О необходимости правильной ковки в сельском быту». Изданная Ставропольским обществом сельского хозяйства.

Члены общества участвовали во всех собраниях и совещаниях города по вопросам сельского хозяйства и животноводства, стремясь всеми силами и возможными средства повлиять на улучшения экономики в губернии. Для того, чтобы общество было качественно в своей работе в его составе должны быть учено-практические сельские хозяева и др. просвещенные деятели на поприще сельского хозяйства в губернии, которые и проявили бы инициативу и желание посвятить себя экономическим пользам края и населения. Обычно, таких людей много бывает там, где сельское хозяйство достигло уже известного развития, где оно возведено на степень искусства имеющего своих поборников, мыслителей, двигателей. Потребность в сельскохозяйственных обществах ощущается в тех странах, где в классе населения преобладает избыток труда и капиталов над естественными дарами природы, где земледелец, истощив все усилия на обработку земли не получает достаточного вознаграждения за свой труд. В таких случаях сельские хозяева лично заинтересованные предметом соединяются вместе с одной общей целью для обдумывания и изыскания доходов их земледелия;

соединяют свои капиталы и затрачивают их на приобретение удобных орудий, производительность и различных опытов и исследований и наконец, на распространение полезных сведений и улучшенных приемов между земледельцами. В этом смысле общество сельского хозяйства есть действительно проводник блага для населения;

земледельцы с полным вниманием и верою следят за его благотворными действиями и спешат пользоваться его советам, видя в них единственный исход своего трудного положения. Общество составляет одно целое с земледельческим населением (поддерживают и взаимно пополняют др. др.). Исследовав деятельность обществ на Ставрополье и Кубани, можно отметить, что они были наиболее выгодны властям, которые помогали сельскохозяйственным обществам, оказывая денежную помощь, выдавая пособия на выставки, ассигнуя им на жалованье агрономам, инструкторам и др., выделяли земли для устройства случных пунктов, показательных пасек, полей и пр.

Благосклонно относился к сельскохозяйственным обществам и Департамент земледелия, снабжая их быками на пункты, семенами улучшенных или новых растений, денежными пособиями, медалями на устройство сельскохозяйственных выставок, на организацию опытных полей, плодовых питомников, высылкой зерноочистительных машин на пункты, инструментов (пульверизаторов) и т.д. Организационные основы сельскохозяйственных обществ не выходили за рамки всеобщей регламентации. Источниками средств обществ являлись: членские взносы, пожертвования, субсидии и ссуды администрации, департамента земледелия и других учреждений, займы у частных лиц и торговых фирм, прибыли от разных предприятий общества (складов, различных пунктов и т.д.) Членский взнос устанавливался членами-учредителями одинаковый для всех действительных членов общества и мог быть разной величины в различных обществах. Обыкновенно, в мелких крестьянских сельскохозяйственных обществах он определялся в размере от 50 коп. до 1 руб. ежегодного взноса. Для более крупных обществ членский взнос был равен 3-5 руб. Местные власти, как правило, оказывали этим обществам большую поддержку практически во всех мероприятиях. Делами общества, его средствами, мероприятиями ведало общее собрание. Исполнительным органом был совет, в задачи которого входили все организаторские дела. Многосторонняя деятельность сельскохозяйственных обществ способствовала лучшему использованию для нужд крестьянских хозяйств селекции, ветеринарии, сельскохозяйственной техники, наук о растениях, животных т.д. благодаря этому улучшались семена, породы скота, осваивались новые технические культуры, быстрее и шире внедрялось садоводство, огородничество, виноградарство, пчеловодство, улучшались способы обработки земли. Все это оказывало большое влияние на развитие производительных сил в сельском хозяйстве Ставрополья и Кубани. Деятельность обществ не могла коренным образом изменить ситуации в сельском хозяйстве. Для крестьян, организовавших сельскохозяйственное общество – это являлось наиболее значимой формой организации в том смысле, что здесь они были все одинаковы, все имели право голоса, все члены являлись равноправными и самостоятельными хозяевами и работали сообща для своей собственной выгоды. Заслуга сельскохозяйственных общественных организаций рассматриваемого периода в том, что благодаря деятельности этих обществ Ставропольская губерния и Кубанская область уже в первые десятилетия XX в. являлись ведущими регионами на Северном Кавказе по выработке сельскохозяйственной продукции. Именно ими были заложены основы селекции и приспособления к местным условиям наилучших сортов сельхоз продуктов. Именно благодаря большой активности деятелей этих обществ, опыт которых был использован преемниками, сегодня Ставропольский край и Краснодарский России в области сельского хозяйства. являются ведущими регионами § 2. Функции православных религиозных общественных организаций Ставрополья и Кубани в социокультурной сфере Религиозную деятельность на Кавказе правительство считало особенно важной для упрочения своих позиций на окраинах России. После окончания Кавказской войны внутриполитическая обстановка в регионе все еще оставалась напряженной. Учитывая многоконфессиональность Кавказского округа, имперская власть испытывала потребность в усилении идеологии местного населения в духе православной церкви, особенно для ослабления роли мусульманства. Кроме того, Кавказ издавна привлекал не только православных христиан, но и многих противников официальной церкви. Среди первопоселенцев на территории Ставрополья и Кубани были распространены секты адвентистов, жидовствующих, баптистов, молокан, хлыстов, духоборцев, белоризцев, скопцов. Кроме сектантов в епархии были раскольники (поповцы и беспоповцы), а также язычники. В 1860 г. к Ставропольской губернии были присоединены калмыки Большедербетовского улуса, исповедующие буддийскую религию. Положение еще больше осложнялось тем, что старообрядцы не пытались распространять христианство среди мусульман и язычников, а преподносили ее населению со своих отступнических позиций. На Кубани военные власти особенно опасались фанатически настроенных элементов сектантства и старообрядчества среди жителей новых казачьих станиц, поскольку во многих станицах отсутствовали православные священники и не было церквей. Одним из важнейших направлений правительственной политики в Кавказском округе явилось возобновление православного миссионерства для того, чтобы создать здесь массовую опору имперской власти в среде населения. Эта задача возлагалась на церковь. Вследствие этого сюда направлялось духовенство наиболее образованное, просвещенное, талантливое. 1 января 1843 г. была учреждена Кавказская епархия с центром в г. Ставрополе. После образования Кубанской области в 1860 г. выходит указ от 14 сентября 1867 г. о подчинении духовенства Кавказского линейного казачьего войска Кавказской епархии803. Перед Кавказской епархией были поставлены задачи по миссионерству, усилению подготовки кадров образованного духовенства для вновь учреждаемых приходов и по церковному строительству в ряде новых селений и станиц. Между тем, епархиальная власть не имела достаточных сил для борьбы с противниками христианской идеологии. Тяжелые материальные условия, малочисленность церковных приходов Ставрополья и Кубани неблагоприятным образом отражались на деятельности епархиальных учреждений, на состоянии духовного образования и миссионерской работы. В такой обстановке на Ставрополье и Кубани возникают религиозные общественные организации, роль которых нельзя недооценивать при изучении истории указанных регионов. К этому времени на территории России уже существовали религиозные общественные организации различных типов: Православные миссионерские общества, Религиозные братства, Сестричества, Церковно- приходские попечительства, Религиозные кружки и т.д. Однако, наиболее широкое распространение они получают после издания в 1864 г. положения «О правилах для учреждения православных церковных братств» (8 мая 1864 г.) и «Положения о приходских попечи тельствах при православных церквах» (2 августа 1864 г.)804. К началу ХХ в. в России насчитывалось не менее 20000 подобных объединений805. Первой религиозной общественной организацией в Кавказском регионе стало Общество восстановления христианства на Кавказе, учрежденное 9 июня 1860 г. по представлению Наместника Кавказа кн. А.Н. Барятинского806. Деятельность общества была направлена на возобновление и поддержание древних христианских храмов и монастырей, строительство новых, снабжение их иконами и богослужебными книгами, улучшение материального и нравственного быта духовенства, устройство церковных школ, распространение в народе книг Св. Писания и различной литературы религиозно-нравственного содержания. Кроме того, общество обязывалось вести активную школьно-организаторскую работу. Именно по примеру этого общества позднее стали открываться религиозные братства и миссионерские общества на Ставрополье и Кубани. Одной из самых типичных и мощных православных религиозных общественных организаций в епархии было Андреевско-Владимирское братство. Андреевско-Владимирское братство появилось как результат слияния двух, образовавшихся в разное время, обществ: Братства св. апостола Андрея Первозванного (1873 г.) и Братства св. равноапостольного кн. Владимира (1888 г.). Ставропольское Братство св. Андрея Первозванного было учреждено при преосвященном епископе Германе Осецком, управлявшем в то время Кавказской епархией. Он же являлся почетным председателем этого общества. Братство просуществовало почти 20 лет. Оно возникло с целью «содействовать успехам христианства в Кавказской епархии, доставлять обитающим в ее пределах иноверцам средства к познанию православной христианской веры и принятию ее, предохранять православных лиц от совращения в секты, противодействуя их распространению, оказывать пособие религиозно-нравственному просвещению православного населения Северного Кавказа»807. До открытия Братсва его члены насчитывали 155 братчиков – действительных (с учредителями) членов и 23 члена-соревнователя и жертвователей. К концу 1874 г. братство состояло из 347 действительных членов с почетными и учредителями и 552 членами-соревнователями и жертвователями808. Братство привлекло к себе лиц духовного звания Кавказской епархии (из 347 действительных членов – 152 чел. духовного звания, почти исключительно священники) и 22 монашествующих, всего 174. около 170 священников кавказской епархии соединились в братский союз для общей религиознопросветительской деятельности809. С первых шагов своей деятельности это общество помогало духовенству в миссионерской и просветительской работе. Миссионерская и просветительская деятельность братства направлялась: к ослаблению раскола и к просвещению христианством иноверцев Кавказской епархии (татар и калмыков). Основной акцент в миссионерской и просветительской работе членов общества делался на школу, поскольку школа, по их мнению, являлась первой помощницей церкви в проведении в народную жизнь высших христианских начал. Целью школ было «выпускать питомцев сознательно верующих». Прежде всего, деятельность братства была направлена на просвещение калмыков Большедербетовского улуса, где Андреевским братством были открыты в 1873 г. школы в с. Дербетовке и в с. Большая Джалга, а для обучения калмыков были установлены стипендии810. Кроме того, благодаря ходатайству братства перед св. Синодом, была открыта в 1874 г. при духовной семинарии кафедра калмыцкого языка для подготовки миссионеров811. В миссионерском деле среди калмыков вначале было много промахов и недочетов. Их старался исправить своим личным участием владыка Герман. Преосвященного Германа волновало правильное устройство православной миссии среди калмыков. Он распорядился, чтобы священники приходов, близких к калмыцким кочевьям, брали к себе на воспитание калмыцких мальчиков, и сам, за свой счет, содержал одного калмыка в духовном училище. Герман первым из кавказских епископов посетил в 1874 г. калмыцкие стойбища, беседовал с владельцем Больше-Дербетовского улуса нойоном д. Гахаевым, с главным бакшей ставропольских калмыков Иваловым. Он хлопотал об отведении крещеным калмыкам отдельных земель для приучения их к оседлой жизни. Но случаи крещения калмыков еще были единичны. Братством предпринимались попытки к воздействию и на магометан. Так, при Ачикулакском приставстве была устроена при содействии Братства на средства инородцев походная церковь812. В воздействии на иноверческое и сектантское население в деле народного просвещения оно ограничивалось распространением книг и брошюр религиозно-нравственного содержания. Конечно, в миссионерском деле вначале было много трудностей. Организация православной миссии требовала правильной постановки дела, хорошо обученных проповедников, чего на тот момент, к сожалению, не хватало. Кроме того, отчеты свидетельствуют о том, что за первое десятилетие своей деятельности братство оказывало материальную и нравственную поддержку лицам, обращающимся за помощью. Братство подготавливало их в изучении православной веры и устраняло «разные случайные препятствия к обращению их в православие»813. Более того, члены Братства подыскивали подходящую работу для нового члена церкви, давали приют, одежду, обувь и т.п. В воздействии же на иноверческое и сектантское население в деле народного просвещения оно ограничивалось распространением книг и брошюр религиозно-нравственного содержания814. Самым крупным делом Братства стало учреждение единоверческих приходов, материальная и нравственная поддержка возникшему в епархии единоверию и единоверческим священникам. Однако во второй половине своего существования братство отошло от своих целей и задач, так как со стороны духовенства на него было возложено много посторонних обязанностей. Так, к Братству был присоединен Училищный совет по церковно-приходским школам;

оно определяло компетенцию лиц, ищущих псаломщичьи должности, сана диакона;

оно распоряжалось кассами, учрежденными для вспомоществования бедным псаломщикам и семинаристам;

оно рассматривало собеседования внебогослужебные и проповеди церковные;

оно вносило в свой отчет действия миссии для язычников, раскольников и сектантов, организованные епархиальным начальством и пр.815 Иначе говоря, это общество все более превращалось в церковную структуру. Поэтому, во второй половине своего существования Андреевское братство практически не занималось религиозно-нравственным просвещением, а стало исполнителем административных функций и ввиду этого обстоятельства не заботилось о расширении своей целеустановленной сферы деятельности. В «Ставропольских епархиальных ведомостях» 14 января 1893 г. была опубликована статья священника Дмитрия Успенского, в которой автор призывал «освободить Андреевское братство от излишнего дела, чтобы оно могло быть деятельным и действительным помощником епархиальному начальству в борьбе с разрастающимся злом (язычниками, сектантами)»816. Дальнейшая деятельность Андреевского братства не отличалась особой активностью вплоть до начала 1882 г., когда оно основало в Прасковейском уезде Мамай-Маждарский Воскресенский монастырь на том месте, где временно пребывало тело кн. Михаила Ярославича Тверского, убитого в орде татарами в 1319 г. Братство, создавав обитель, имело в виду ее миссионерские задачи и просветительную деятельность среди калмыков. Это был первый на Северном Кавказе по времени храм в честь Воскресения Христова817. В 1885 г. в жизни Кавказской епархии произошла важная перемена: состоялось полное разделение ее на три епархии — Ставропольскую, Владикавказскую и Сухумскую. Первым епископом Ставропольским и Екатеринодарским стал преосвященный Владимир (Петров) (1886-1889 гг.). При нем было учреждено и широко развернуло свою деятельность Братство св. Равноапостольного кн. Владимира, возникшее вначале для благотворительной помощи нуждающемуся населению г. Ставрополя. Нужно отметить, что Братство не сразу приняло такое наименование. Первоначально, в 1885 г., в г. Ставрополе образовался кружок из нескольких лиц, предпринявших устройство бесплатной столовой для нищих. Кружок учредителей бесплатной столовой действовал без определенного устава, не имел соответствующей назначению организации. С появлением устава кружок постепенно стал разрастаться в общество и принял уже наименование Братства св. кн. Владимира, действуя по уставу818.

Осенью 1887 г. в Ставрополе распространяется весть о появлении сыпного тифа. Вскоре появляется необходимость в особой больнице, собственно для тифозных, т.к. по мнению врачей к весне назревала опасность в увеличении числа таковых. Болезнь распространялась преимущественно между бедными, особенно между обитателями частных ночлежных домов — грязных и тесных. Нашлись бедняки, обитавшие ночью на улицах, в садах, под мостами, на кладбище. 10 марта 1888 г. в ставропольской газете «Северный Кавказ» появляется открытое письмо Г.Н. Прозрителева к дамам г. Ставрополя, призывающее их обратить внимание на несчастных бедняков и оказать им возможную помощь и тем предупредить опасность. По мнению автора, прежде всего надо было «учредить бесплатную столовую для голодающих»819. Горячее, убедительное слово Г.Н. Прозрителева произвело сильное впечатление на общественность. Преосвященный Владимир прислал в редакцию «Северного Кавказа» письмо, в котором провозгласил «благословение Божие на благую мысль об открытии дешевой или бесплатной столовой» и призывал всех добрых людей принять в этом участие»820. В тот же день купец Федор Степанович Варламов прислал в редакцию 25 руб. и мировой судья Иван Андреевич Маижос-Белый изъявил желание быть членом нарождающегося общества с ежемесячным взносом по 5 руб. Заявили желание быть членами несколько дам. По инициативе Алексея Ивановича Ермолова в воскресенье 20 марта 1888 г. в городском театре, предоставленном Александром Тимофеевичем Ивановым бесплатно, был дан концерт с литературным отделением на устройство столовой. Пожертвования с концертом, данным любителями, дали 711 руб. 97 коп.821 Таким образом, вопрос о создании общества вообще стал интересовать многих. Об этом можно судить еще и по тому, что уже через месяц после публикации статьи Г.Н. Прозрителева «пожелавших быть членами возникающего общества насчитывалось 100 человек»822. 15 апреля 1888 г. в архиерейском доме собрались самые знатные люди г. Ставрополя: епископ Ставропольский и Екатеринодарский Владимир, ставропольский губернатор Н.Е. Никифораки, начальник местного жандармского управления А.А. Перрен, жена действительного статского советника О.Н. Высоцкая, жена управляющего акцизными сборами П.К. Жданова, А.И. Можарова, О.Г. Орлова, председатель ставропольского окружного суда П.Я. Бусло, член суда А.М. Павлов, мировой судья И.А. Манжос-Белый, доктор медицины П.С. Лабенский, бывший директор городского банка Д.С. Извощиков, член приказа общественного призрения В.М. Каптерман, а также А.К. Сергеев, Г.К. Праве, присяжный поверенный Д.И. Евсеев и Г.Н. Прозрителев. Председательствовал на собрании преосвященный Владимир. В результате было решено: 1) в связи с наступлением Пасхи устроить столовую для нуждающихся на всю неделю Пасхи на 100 человек ежедневно, отпустить денег 100 руб.;

2) заняться разработкой проекта устава. Ответственными за устройство обедов назначались Д.С. Извощиков, П.С. Лабенский и Г.Н. Прозрителев. Обеды предполагалось устраивать в колокольне Кафедрального собора с предназначением тем, кто по старости, болезни и другим причинам не мог прокормиться823. 24 апреля 1888 г. долгожданная столовая для бедных была открыта. Назначение столовой — давать пропитание нищим, бедным и всем вообще по старости, болезни и по стечению обстоятельств неблагоприятных оказавшимся без куска хлеба. Сообразно такому назначению в столовой ежедневно давались обеды для нуждающихся. В тот же день в столовой обедало 90 человек. Для наблюдения за правильной организацией этого учреждения столовую периодически посещали преосвященный Владимир и губернатор Н.Е. Никифораки. В «Обозрении деятельности Ставропольского св. в. кн. Владимира» описано посещение 29 апреля 1888 г. столовой губернатором, который вместе с обедающими похристосовался, а затем «из чашки одного из обедающих отведал борща, причем обедающие бедняки благодарили за хорошую, вкусную пищу»824. Об успешной работе столовой свидетельствует тот факт, что за один только месяц с 24 апреля по 24 мая в ней обедало 2958 человек. Во время обеда нередко образованные дамы по собственной инициативе являлись в столовую и сами принимали участие в угощении бедняков. В большинстве случаев обеды были бесплатные, а иногда отпускались за 5 коп., вносимых от жертвователей или от самих получающих обед. Право на получение бесплатных обедов предоставлялось Советом Братства тем лицам, которые являлись в столовую или с удостоверением местной полиции о своей бедности и беспомощности, или с разрешением председателя братства. Но чаще всего это право устанавливалось личной проверкой положения бедняка членами Совета и некоторыми членами братства. Впоследствии, постановлением общего собрания членов Братства с 24 апреля 1891 г. для посетителей столовой устанавливались билеты: белые - для бесплатных обедов, синие - для платных. Билеты приобретались у заведующей убежищем825. Постоянными посетителями столовой были местные, по большей части неспособные к труду бедняки, бездомные престарелые ночлежники. 26 мая состоялось второе собрание членов-учредителей, на котором было принято решение об обязательном учреждении общества. В комиссию для составления устава проекта были избраны: председателем - преосвященный Владимир, членами Г.Н. Прозрителев, И.В. Бентковский, В.М. Каптерман, П.С. Лабенский и Д.И. Евсеев. Имея в виду, что в распоряжении общества уже имелось 739 руб. 78 коп., Г.Н. Прозрителев на этом же собрании предложил в качестве опыта открыть «приют для бездомных детей, бродящих по улицам и просящих милостыню», а для бедняков - «устроить дневное пристанище, где они могли бы во время безработицы и, особенно, в ненастную погоду укрыться в помещении»826. Тут же была организована подписка для пополнения средств, давшая 37 руб. прибыли. Торжественное празднование 15 июля 1891 г. 900-летия крещения Руси, соединенное в Ставрополе с освящением храма в честь св. Владимира, повлекло за собой наименование братства Владимирским. Устав общества был утвержден преосвященным Владимиром 19 июля 1888 г.827 Отметим, что первоначально устав был составлен учредителями бесплатной столовой, которые были проникнуты глубоким и искренним стремлением помогать всем бедным разными способами и желали искоренить окончательно нищенство в г. Ставрополе. Поэтому они ставили перед собой слишком широкие задачи. Предполагалось дать неимущим бесплатную столовую, ночлег, «денное убежище», снабжать их одеждою, приискивать для них работу, содействовать сбыту изделий бедных тружеников, заботиться о призрении сирот и детей бедных родите лей, организовывать бесплатную медицинскую помощь, открывать всякого рода благотворительные учреждения. Сверх того, Братство предполагало взять на себя обязанность создавать разные школы, устраивать для народа чтения, как духовные, так и светские, последние - для распространения полезных сведений по разным отраслям знания и т.п. (§ 3). К тому же, членские взносы были определены достаточно высокими цифрами. Так, например, для действительных пожизненных членов взнос определялся не менее 700 руб. единовременно, для действительных 12 руб. ежегодно, для почетных пожизненных членов взнос составлял не менее 100 руб. единовременно, а для почетных - не менее 500 руб. ежегодно (§ 6 и 8). Однако, в кассе, поступившей в ведение Братства в 1888 г., имелось в наличии всего 776 руб. 41 коп., что было недостаточно для осуществления намеченных целей. Поэтому было решено пересмотреть устав Братства828. Измененный устав был утвержден 11 мая 1890 г. епархиальным архиереем. По новому уставу Братство должно было «заботиться о тех, кто по разным неблагоприятным обстоятельствам затрудняются в дневном пропитании и приюте — для этого учреждает дневную, иногда бесплатную столовую, пока в ней будет ощущаться потребность, для старых и слабых обоего пола не имеющих обеспечения, не способных добывать себе содержание собственными силами — дом для беспомощных с квартирою, пищею, одеждою и медицинской помощью. Для детей бедных, многосемейных людей и сирот, преимущественно вынужденных пропитываться уличным нищенством — убежище учебно-воспитательное»829. Членский взнос для действительных членов определялся в 6 руб. ежегодно, для почетных он был фиксированным. Членами-сотрудниками могли быть лица всех сословий обоего пола, вносящие в кассу Братства менее членского взноса в 6 руб. и принимающие лично и безвозмездно постоянное участие в деле Братства. Заведование распределялось между общим собранием членов, Советом братства и исполнительным комитетом. Совет состоял из председателя, 10 членов, секретаря и казначея и должен был рассматривать все дела, требующие обсуждения и постановления, все меры, ведущие к расширению, улучшению учреждений Братства во всех отношениях.

В обществе к маю 1890 г. насчитывалось 74 члена. Люди разных сословий стремились стать членами общества. Так, например, в марте 1889 г. Совет Братства выдал крестьянину с. Новоегорлыкского Г.З. Петрову диплом на звание пожизненного, почетного члена, пожертвовавшего 5000 руб. в пользу Братства. Купцы братья М.И. и П.И. Меснянкины пожертвовали единовременно 500 руб., щедрый жертвователь-благотворитель Ф. М. Салмин830 внес 150 руб., чтобы быть пожизненным членом общества. Насущной проблемой Братства, особенно в первые годы деятельности, являлась постоянная забота об увеличении средств к существованию. Все средства Братства по уставу разделялись на общие и специальные. Общие складывались из единовременных и ежегодных членских взносов, из пожертвований делаемых разными лицами, из процентов на капитал, из сумм города, из сбора кружками. Специальные - из пожертвований с определенным назначением на столовую, на беспомощных, на убежище. Общие предназначались для употребления по мере надобности на все учреждения, специальные по назначению831. Не имея определенных источников доходов, братство испытывало затруднения в средствах и, когда в июле 1889 г. в его состав вошел институт приходских старост, братство 13 июля 1889 г. признало полезным раздать приходским старостам кружки для сбора, с которыми они обходили бы свои околотки хотя бы раз в месяц. К началу 1891 г. всех старост было 35. Кружечные сборы, безусловно, пополняли капитал общества, но все же этого было недостаточно. Зная о том, что в городской Думе имеется капитал в 10000 руб., специально завещанный купцом Н.П. Зиминым на пособие бедным, члены общества обратились в Думу с прошением от 21 декабря 1888 г. передать капитал в кассу братства. На это дума ответила, что ею 20 января 1889 г. было определено: отпускать в распоряжение Братства из процентов с капитала Зимина по 200 руб. ежегодно, 100 руб. - перед праздником рождества Христова и 100 руб. - перед Пасхою. Повторное прошение о передаче всех процентов с капитала Зимина в распоряжение Братства было подано 9 апреля 1890 г. и вновь последовал отказ Думы, т.к. по замыслу сумма всегда должна быть в распоряжении думы. С открытием дома для беспомощных Братст во признало возможным ходатайствовать перед Думою 14 февраля 1890 г. о постоянном отпуске на каждого призреваемого в доме для беспомощных по 4 руб. в месяц. Однако, дума постановила 9 марта 1890 г. ходатайство об ассигновании 4 руб. в месяц на каждого призреваемого отклонить, а выдавать в пособие Братству ежегодно по 300 руб.832 Не находя особой материальной поддержки от местной власти, члены Братства решили прибегнуть к помощи общественности. 2 июня 1888 г. был дан в пользу Братства концерт, доставивший 84 руб., 20 ноября 1888 г. в театре был дан концерт с прибылью 187 руб. 80 коп., 15 января 1889 г. в с. Петровском О.Г. Орловой устроен литературный вечер с выручкой 55 руб. 84 коп. 26 марта 1889 г. в зале общественного Ставропольского собрания был устроен духовный концерт, давший 344 руб. 20 коп., 23 апреля 1889 г. в помещении Ставропольской городской управы было проведено религиозно-нравственное чтение, с кружечным сбором в 23 руб. 8 коп., от спектакля в с. Благодарном 16 июля 1889 г. было получено 10 руб. С разрешения Городской Управы 3 июня 1890 г., благодаря стараниям гжи Ждановой и доктора П.С. Лабенского, было устроено в городском саду гулянье с лотереею, давшей 1441 руб. 35 коп.833 Кроме того, поступали пожертвования и от частных лиц. Покровитель Братства, почетный пожизненный член преосвященный Владимир в 1888 - 1890 гг. пожертвовал на нужды общества деньгами 1293 руб. 95 коп. Многое сделал для братства губернатор, помогая как собственными ежегодными пожертвованиями по 25 руб. в год, так и благодаря его распоряжению об отчислении из канцелярии губернатора 29 декабря 1888 г. — 89 руб. 85 коп., а из Приказа Общественного Призрения 21 декабря 1890 г. - 225 руб. Упоминавшийся ранее крестьянин Г.З. Петров присылал ежегодно по 50 руб. Значительную помощь одеждой оказывали Епархиальное женское и духовное мужское училища. Благодаря пожертвованиям и сборам с различных мероприятий Братство смогло устроить 9 мая 1890 г. столовую с кухней в подвальном помещении Убежища. Заведовала столовой госпожа Янченко. Среднее число обедающих было от 40 до 70. Поминальные обеды Братством устраивались бесплатно, в основном, из средств от жертвователей. С 24 апреля 1888 г. по 1 января 1890 г. пожертвования на поминальные обеды составляли 649 руб.834 На заседании Совета 12 января 1890 г. Н.И. Алафузовым было предложено проверять положение обедающих в столовой и выдавать билеты истинно нуждающимся. 17 июля 1888 г. состоялось торжественное освещение Убежища для бесприютных детей и «денного убежища» для бездомных. Что касается последнего, то в первые дни своего существования Братство предполагало устроить дневное и ночное Убежище для бедняков, не имеющих местопребывания. Сначала позволено было обедавшим в бесплатной столовой проводить остаток дня. Устроены были нары и некоторое время здесь был притон для разного рода бездомных. Но с открытием Убежища для детей это оказалось невозможным, т.к. находящиеся при доме лавки стали использоваться под склад свечей. Практика обнаружила непригодность подобного рода учреждений и оно было закрыто. Однако, предпринятая попытка создания для приюта бедных свидетельствует о чрезвычайной широте благотворительных устремлений Братства. Убежище поместили в бывшем доме Павлова, принадлежащем Благотворительному обществу св. Александры, а с 1888 г. состоявшем в собственности Братства. Заведование убежищем вменялось в обязанность А.Г. Янченко, по ее собственной инициативе, причем, без вознаграждения. Только 24 ноября 1888 г. Совет Братства постановил «заведующей Убежищем и столовой А.Г. Янченко, назначить жалование по 20 руб. в месяц с 1 октября 1888 г.»835. Она ведала как хозяйством, так и учебно-воспитательною частью. Закон божий читал протодиакон Розанов. Вначале было принято 10 детей, но уже к октябрю их было 27 человек. Заметим, что первоначально приют для детей отличался скромностью. Для Убежища было выделено всего две комнаты на первом этаже и в конце левого флигеля комната со входом с улицы. В городскую больницу детей не принимали. Ответственность за здоровье детей была возложена на доктора П. Лабенского, который посещал приют 2 раза в день836. В марте 1889 г. Братством был нанят весь верхний этаж. Теперь отдельно располагалась учебная комната, а спальня девочек была обращена в больницу.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.